авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Г. В. ШВЕКОВ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ в ПРАВЕ МОСКВА «ВЫСШАЯ ШКОЛА» 1983 ББК67.99(2) 11134 Рекомендовано к изданию ...»

-- [ Страница 5 ] --

Естественно, что это находит свое отражение и в правовой области: при налнчии раэных укладов в экоцомике им соответствуют и раэные формы нравового регулирования. В одном и том же государстве, при налнчии одного господствующего класса, все же невозможно отношения племен­ ного, первобытнообщиииого строя регулировать нормами, приспособлен­ нъхми к регулированию буржуазных отношений, и, наоборот, невозможно деятельность капиталистической фирмы или государственио-капиталисти­ ческого предприятия регулировать нормами архаичного обычного права.

Поэтому даже если считать, что в том или ином отдельно взятом государст­ ве Африки имеется единая система "национального" права, то в этой систе­ ме имеются определенные "слои", структурные части, регулирующие только отношения, свойственные тому или иному укладу.

Имецно_ зцесь заключена главная причина того, что право развиваю­ щихся стран отличается дробностью, "мозаичностью", пестротой, а порой и запутанностью своих источников. · · Во-вторых, важное значение в правовой жизни африканских стран по-прежнему играет обычай. Причина этого- сохранение отсталых социалъ­ но-экономических отношений. Даже в странах социалистической ориента­ ции связь права с такими социальнымн регуляторами, как мораль, рели­ гия, обычай, настолько тесна, что без учета этого фактора многие харак­ те~ные особениости развития этих стран в полной мере объяснить нель­ зя 95. ''Тайна устойчивости традиционных институтов, -пишут Р.А.Улья­ новский и В.И.Павлов, - кроется не столько в прочности субъективных представлений и "подходов", и даже не в бесспорно важной роли массовой социальной психологии, сколько в том, что эти институты продолжают выполнять ряд важных социальных функций, поскольку новый функцио­ · нальный механизм еiце не сложился или еЩе не приобрел достаточного авто ритета.".296 · · · Так или иначе, но законодательство большинства африканских стран рассматривает обычаи в качестве важного источника права. Так, Консти­ туция Ганы (1969 г.) устанавливает, что "обычное право обозначает нормы, которые по обычаю· применяются в отдельных общинах Ганы" 297. Кон­ ституция Ботсваны предусматривает: "Национальное собрание не может приступить к рассмотрению какого-либо законопроекта... который... в слу­ чае его принятия может... затрагивать африканское обычное право или определение или запись африканского обычного права... если законопроект не рассмотрен Палатой вождей после внесения его в Национальное соб­ рание"298.

В Конституции Сомали также устанавливалось, что "во всех делах, гражданских и уголовных, в которых стороны - сомалийцы, суд должен...

руководствоваться обычным правом Сомали (включая обычное право, ос­ нованное на исламском праве) постольку, nоскольку его nрименекие не противоречит nравосудию, справедливости и совести или не является несовместимым с nисаным правом, действующим в Сомали. Обычное nра­ во применяется в делах о браке, опеке детей, гражданских д~лах" 299.

Сохранение традиционных институтов в качестве источников nрава nредусматривает законодательство Замбии, Танзании, Судана, Нигерии, Народной Республики Конго, Кении и целого ряда друrих африканских стран.

Нормы обычного права учитываются в законодательной деятельности африканских стран.. Иногда оии включаются в новые "смешанные" законо­ дательные акты, т. е. состояшие из новых законодательных норм и интег­ рированных обычно-правовых. В качестве примера можно сослаться на закон о браке И разводе, припятый в Гвинее в 1962 г., который сиитезиро­ вал применение принципов современного законодательства наряДу с обыч­ но-правовыми. При этом указывалось на необходимость "учитывать афри­ канские условия и нужды". Закон допускал при определенных условиях брак мужчины с двумя женами. Впоследствии, однако, многоженство было запрещено законом 5 февраля 1968 г.

Говоря о значении обычного права в жизни африканских стран, нель­ зя забывать и того, что значительная часть африканского населения негра­ мотна, а разъяснение новых законов требует развитого административ­ ного аппарата, тогда как нормы обычного права общеизвестны.

Конечно, роль обычного права в разных государствах Африки раз­ лична, как и неодинакова политика правительств в отношении традицион­ ных институтов. В Танзании, например, в сохранении обычно-правовых норм видят путь к построению новых коммунистических отношений на традиционной основе. В ряде друrих африканских стран предпринимаются попытки создать свое "национальное" право на основе возрождения сред­.невековых норм шариата. Задача эта, однако, вряд ли выполнима: нельзя строить будущее на основе старых, архаичных норм. Как правильно отме­ чает один из советских исследователей: "Обычное право в общем и целом не несет в себе собственных потенций прогрессивного развития" 300. Ско­ рее, наоборот, оно тормозит и сковывает это развитие. И хотя в таких от­ раслях права, как брачно-семейное, право наследования, дарения, завеща­ ния, право землепользования, и некоторых других сферах действия обыч­ ного права продолжает оставаться весьма широкой, однако несомненно, что по мере развития африканских народов она постепенно будет сужаться.

Кроме того, обычному праву своИствен крайний плюраЛизм: не толь­ ко каждое племя и этническая группа имеют свои обычаи, но при значи­ тельной разобщенности населения в африканских странах и каждая деревня. Сейчас западные и африканские юристы начинают усиленно изу­ чать обычно-правовые системы развивающихся стран,·· проводятся работы по интеграции, унификации и кодификации норм обычного права, созда­ ются сборники судебных решений судов обычного права, однако эта работа находится пока еще в самом начале.

В-третьих, во всех развивающихся странах в той или иной мере исполь­ зуется старое колониальное прав.о. Законодательство ряда африканских стран прямо или косвенно подтверждает сохранение колониального права.

Так, Конституция Ганы среди источников права называет "законодатель­ ные акты, действовавшие непосредственно перед введением в действие Конституции" 301. В Приказе о независимости Замбии 1964 г. говорится:

"Действующие законы независимо от отмены существующих приказов, а также независимо от образования Республики Замбии продолжают оста­ ваться в силе после введения в действие настоящего Приказа, так, как бы они бьmи изданы в порядке применении настоящего Приказа". Прави­ rсльство Сьерра-Леоне также установило, что применяются "общее право, ноктрины справедтmости и статуты общего применения, действующие Англии на 1 января 1880 г."ЗО2.

В африканских странах капиталистической ориентации происходит и другое явление: применяется не только бывшее колониальное право, но и действующее право бывшей метрополии, т. е. не только прежнее rrpaвo, но и современная судебная практика бывшей метрополии, все новеллы в праве бывшей метрополии автоматически переносятся в дейст­ uующее право нового независимого государства и т. д.

Таким образом, право бывшей метрополии продолжает составлять один из важных источников права развивающихся стран. Вызывается )ТО прежде всего потребностями экономического развития стран Африки, которые местное обычное право ни в коей мере удовлетворить не может.

Регулирование сложных форм собственности в условиях своеобразного переплетения подвиЖных общественно-экономических укладов требует применения сложной и развитой системы права, которая в форме права метрополии существует еще со времени колониального прошлого, хотя и отягощена во многом его пережитками. Именно в этом состоит основная причина, вызывающая необходимость применения старого колониального права в развивающихся странах Африки, т. е. щ~еемственности этого права.

Вместе с тем, как отмечают исследователи, положение различных от­ раслей колониального права в отношении преемственности неодинаково:

оно "оказалось непригодным для организации и деятельности публичной власти, т. е. неприемлемым как конституционное право, и стало применять­ ся главным образом к сфере регулирования современных отношений собственности, действуя в большей степени как гражданское и торговое право и в меньшей степени как уголовное в противоположность тради­ ционным формам собственности, которые регулируются местными систе­ мами обычного права" 303.

Позтому наиболее интенсивное самостоятельное и оригинальное пра­ вотворчество развивающихся стран наблюдается в организации государст­ венной власти, в кqнституционном и административном праве.

Несколько более разнообразно положение в области уголовного права.

В одних африканских странах сохраняется старое законодательство, в других оно перерабатывается и применяется в иреобразованном виде. "Не­ редко имеет место сознательное и г~боко продуманное заимствование одних положений и отказ от других" 04. В ряде стран (Алжир, Гвинея, Сенегал) идет интенсивное правотворчество в данной области. В то же вре­ мя в странах с преобладанием мусульманской религии предпринимаются попытки поЛIJостью аннулировать прежнее современное западное уголов­ ное право и заменить его возрожденным шариатом как в области мате­ риального праhа, так и в области процесса.

Вообще надо сказать, что вопрос о путях создания национального права развивающихся стран является предметом острой идеологической борьбы. Империалисты хотя и ушли формально из своих прежних коло­ ний, од;

нако делают все возможное, чтобы сохранить там свое влияние, в том числе и 1J правовой области, отчетливо сознавая 1 что пекоторая пра­ вовая общность в, известной мере облегчит им борьбу за источинки сырья и рынки сбыта. На службу этому поставлена и бУJжуазная правовая наука.

Сейчас буржуазные ученые активно занимаются изучением права развиваю­ щихся стран. Причем если раньше в буржуазной науке господствовали открыто неоколониалистские концеiЩЮf, проповедовавшие "континуи­ тет" (правовую непрерывность) и необходимость использования схем и разработанных моделей западного права ( так называемая "вестерни­ эация") при создании права африканских стран, то ныне буржуазные· идеологи прибегают к более тонким концепциям аккулыурации, адап-.

тации, инновации и симбиоза, модернизации. Последняя из этих концепций кратко сводится к тому, что во всех областях жизни в Африке в техни­ ке, науке, промышленности и т. д. происходит обновление, модерНиза­ ция. Модернизация затрагивает и духовную область, всю культуру. Естест­ венно, что происходит она и в области права. Этого, конечно, отрицать нельзя. "Концепция модернизации в какой-то мере отражает реально проис­ ходящие процессы" 305. Однако она скрывает классовую суmность проис­ ходящих процессов, смазывает глубинные основы правовой жизни афри­ канских стран, обращая внимание лишь на· внешнюю сторону событий и явлений. И цель концеiЩЮf модернизации, равно как и ей подобных, одна навязать развивающимся странам ту или иную модель западиого права.

Вместе с тем в развивающихся странах все отчетливее проявляется тенденция, связанная с желанием освободиться от правовой зависимости, создать свое новое, национальное право. Дело это, однако, весьма сложное и трудное~ решить его сразу нельзя. Как уже отмечалось, до тех пор пока в этих странах суmествуют капиталистические отношения, будет сохра­ няться и капиталистическое, буржуазное право. Вряд ли целесообразно в этих условиях изобретать новое капиталистическое право, если уже суmествует и применяется старое. Преемственность права в данной области не может быть отвергнута волевым решенцем, она является объективной закономерностью. Именно этим объяснЯется, что в этой области, как от­ мечают исследоват.ели, 1n1бо сохраняются старые закоНIII права бывших метрополий, либо создаются новые законы ·(например, в Нигерии), ec1n то они "составлены по образцу соответствуюJ.IЩХ статутов метрополии (конечн.о, С учетом МеСТНЫХ особенностей) " 3 Об, Т. е. на6J_ПОдаетс~ ЯВ·.

ная преемственность.

Только по мере уничтожения капиталистических отношений в разви­ вающихся странах появится возможность освободиться от колониального права. Речь в данном случае идет в первую очередь о странах сQЦИаЛисти­ ческой ориентации, которые наиболее заинтересованы в быстром решении этой задачи. Кроме того, в. этих странах происходит быстрое развитие социалистического сектора. И здесь несомненную помоЩь могло бы ока­ зать заимствование опыта правового строительства в социалистических странах, поскольку для регу1n1рования отношений социалистического сектора вепригодно ни местное обычное право, ин колониальное право Но кроме указанных социально-экономических предпосылок преемст­ венности колониального права суmествуют и чисто юридические предпо сылки и закономерности, в том числе и такие, как юрiЩИЧеская техника.

Например, даже новое законодательство в африканских странах nубли­ куется на иностранных языках. В Даrомее и в Габоне на французском, в Нигерии и Гане - на английском, в Марокко - на французском и испан­ ско'М, в Камеруне - на английском и французском. Только в Ливии и Сомали законы nубликуются на национальных языках, в Алжире - на арабском и француэском"ЗО И дело эдесь не только в · том, что на национальных языках еще не раз­ работана юрiЩИЧеская терминология, хотя этот фактор нельзя сбрасывать со счетов, но и в том, что во многих из этих стран имеется множество пле­ мен, говорящих на разных языках, а общим языком является язык быв­, шей метрополии.

Кроме того, хотя в африканских странах имеются кадры собственных юристов, но где и какое юридическое образование они получили? : Напри­ мер, на юридическом · факультете алжирского университете занятия ве­ дутся по французским программам, по французским учебникам, фран­ цуэскm.:рi профессорами. Тем более, африканский юноша учится ecJDI в университете метрополии, вся его подготовка, все его юридическое мышление основьшается на категориях, понятиях французского, английс­ кого и другого права метрополии. Поэтому даже тогда, когда эти юристы впоследствии прнннмают участие в разработке нового законодательства, они неизбежно в той ИJDI иной мере испытывают влИяние иностранного права.

В настоящее время в африканских странах производятся усилия · по инкорпорации и кодификации законодательства. Но большинство, напри­ мер, новых уголовных кодексов издано в бывiiiИХ французских колониях, в то время как в бьшiiiИХ английских колониях применяется некодифи­ цированиое общее право. Причины этого ясцы: воспитанные на француз­ ском праве юристы прнвыКШI к кодифицированному законодательству, что чуждо для ангJDIЙского юридического мьшmення.

Таким образом, на примере развнвающихся стран Африки, недавно освободивiiiИХся от колониальной зависимости, чрезвычайно ярко видно значение проблемы преемственности в праве и правильного ее решения.

Г л а в а III. СОЗдАНИЕ И КОДИФИКАЦИЯ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСfИЧЕСКОГО ПРАВА И ВОПРОСЫ ПРЕЕМСfВЕННОСfИ § 1. СОЗДАНИЕ ОСНОВ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА И ВОПРОСЫ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ Советское право исторически первый в мире опыт создания 1. социалистического права, права нового, высшего типа, в корне отJDIЧНо­ го от всех ранее существовавших правовых систем. Оно возникло в резуль­ тате победЬI Великой Октябрьской социалистической революции.

Придя к власти, пролетармат нашей страны не мог использовать в своих интересах и целях старое_ буржуазно-помещичье право, приспособленное к условиям угнетения и эксплуатации трудящихся масс, а должен бьm создать свое право, свою законность, свой правовой порядок. Историчес­ кая неизбежность слома старого и создания нового права в ходе социаль­ ной революции бьmа обоснована еще основоположниками научного ком­ мунизма.'К.Маркс, выступая перед судом присяжных в Кельне, в частности, заявил, что нельзя сделать старые законы основой нового обществен­ "...

ного развития, точно так же, как и эти старые законы не могли создать старых общественных отношений.

Из этих старых отношений они возникли, вместе с ними они должны и пqгибнуть"30 8".

В.И. Ленин также укаЗывал на историческую необходимость создания в ходе социалистической революции права нового типа революционного права. Он писал, что диктатура революционного народа "... сама чинит суд и расправу, применяет власть, творит новое революционное право" 309.

С первых же дней своего существования советское право выражало волю рабочего класса и руководJIМЬIХ им трудящихся масс, являлось яажным средством осуществления политики Коммунистической партии и Советского государства, борьбы с эксплуататорскими классами и мощ­.

ным рычагом строительства социализма. Но советское право не могло быть создано сразу. Этот процесс занял определенное время. На первых порах никто в стране не представлял, каким конкретно должно быть социалистическое право, как конкретно должны регулироваться те или иные общественные отношения. В.И.Ле­ нин указывал: "Мы должны были сплошь и рядом идти ощупью... Мы брались за дело, за которое никто в мире в такой широте еще не брал­ ся"ЗlО Сложность. решения этqй заДа~~ обусловливалась и тем, что в данный период не бьmи еще разра,ботаны теоретические основы советского права.

При изучении законатворчества того времени можно заметить две ярко выраЖенные противоположные тенденции: "левую" и "правую".

"Правую" тенденцию представляли, как правило, юристь1 старой школы, принявшие революцию и Советскую власть, но старавшиеся втиснуть их в рамки привычной им "законности", т. е. законности буржуазной 311.

В.И.Ленин считал это социальным уродством, идеологией мещанства 312.

Представляя проекты новых законов, эти юристы обычно старались использовать старое русское законодательство или законодательство за­ рубежньiХ капИталистических сТран.

Особенно ярыми сторонниками этой точки зрения были представи­ тели мелкобуржуазньiХ партий, и прежде всего левьiХ эсеров. Именно с ними большевикам пришлось вести ожесточенную борьбу по вопросу о путях создания советского социалистического права:

Будучи с декабря 1917 по март 1918 г. в составе правительства, боль­ шинство левых эсеров использовало предоставленную им власть для борь­ бы с мероприятиями Советского социалистического государства. Распо­ лагая аппаратом Наркомюста, они делали все возможное, чтобы повер­ нуть _ линию правового строительства в нашей стране в сторону буржуазно­ демократических реформ на основе реставрации судебных уставов цариз­ ма313. Е;

тественно, что эти попытки левьiХ эсеров были разоблачены и v~.:нrxa не }[Мели. Довольно образную характеристику существа левоэсе· рощ·({оЙ делтельности в области права дал в свое время П.И.Стучка: "Ста 'Jаконов "сожжены". И напрасно из уцелевших на этом пожарише 11• 11шжженны:х листочков некоторые из наших революционеров стали кроить "Унuжение русской революции" вместо того, чтобы творить действитель· 11111101вые революционные законы" 3 14.

Другую тенденцию представляли не только "левые" коммунисты,' 111ар х.исты, но также некоторые последовательные большевики, исходив· ншс l'tз положения о том, что социалистическое право должно·быть в корне IIJЮНtJюположно буржуазному не только по своей классовой сущности соцержан.ию, но и по форме. Наиболее крайние представители "левой" 11 нде нции были вообще против всякого права, считая достаточным для JIOII! CI!Jия всех вопросов "революционное прав осознание".

Уже позднее П.И.Стучка вспоминал : "У нас было общепринято право ра ссматривать как контрреволюционный, в лучшем случае антиреволюци· шшы ;

й эле~ент, как бы силу инерции, задерживавшую всякую револю· 1\ИIО ",3 а част}{ости, многие юристы считали ненужным установление четких с остаtвов nреступлений и строго определенных наказаний. Д.И.Курский rщсалr в 1918 г.: "Уложение (имеетсяввидуУложениеонаказаниях 1885 г.­ /~ Ш.), зapaliee, по-аптекарски, скрупулезно отмеряло доЗы возмездия за ИЛ1И иные деяния... Между тем революционная совесть и революционное t·c нрав(JсознаJiие, которыми прежде всего должны руководствоваться в своих решениях местные суды, подсказывали и могли подсказать един· ственшый вывод: суд свободен в выборе наказаний в зависимости от об· стоятrельств дела... " 3 Аналогичные мнения высказывались и н:есколько позднее. Так, на съезще работников юстиции г. Петрограда и Петроградекой губернии, сос· тоявiШемся декабря г., один из основных докладчиков прямо 27-29 утверждал, что в социалистическом государстве "не может и не должно быть · утоловного кодекса, ибо если бы таковой бьm, пропетарекое право мноr·ое бы потеряло". А в учебнике утоловного права, изданном в г.

МосiсовсюiМ университетом, говорилось, что в Уголовном кодексе РСФСР г. "была использована структура, позаимствованная из буржуазных коде;

ксов, при которых каждая статья особенной части УК предусматривает как())й-либо отдельfiЬrй вид преступления, устанавливая за него определен­ ную меру и степень репрессии" 3 1 7. Определенность наказания за опреде· ленmые преступления здесь рассматривались как заимствование из бур· жуаз1ных законодательств и как пережиток, от которого нужно· поскорее избаJвитьсл: "И нельзя не ставить вопрос, нужно ли нам сохранять теперь тот · тип кодекса-прейскуранта, который мы заимствовали от буржуазии в 19~2 г." IПережипсом буржуазного права считалось и авторское право, как соб­ ствеrнность авторов на духовные произведения. П. И.Стучка в г. оце· ниваm авторское право как один из сам~,Iх характерных институтов бур· жуазш~го права3 19. По его мнению, "решительную борьб~ против этого прав1а как привилегни объявляет пролетарская революция" 3 0.

Авторское право после Октябрьской революции было отменено, за· тем рядом декретов постепетю восстановилось li в 20-е годы восстанов­ лено полностью. П.И.Стучка считал это устуnкой нэпу, вроде допущения частной торговли: "Но оказалось, что и в области литературного труда в · интересах пробуждаю~ейся ИНJЩИаТИВ_ы пршuлось перейти к новой экономической политике" 21.

. Как видно, даже таким большевикам-ленинцам, каким был П.И.Стуч­ ка, не всегда бьmо ясно, что именно в праве является буржуазным, а что социалистическим, что является пережитком, а ЧТ() - современной необхо­ димостью.

Не надо забывать и то, что многие искренно С'lитали возможным пере­ ход к коммунизму чуть ли не завтра, создавали коммуны и в городе, и в деревне, отменяли плату за коммунальные ycJiyrи, за проезд на всех видах транспорта и т. д. Но это бьmн ошибки ос()бого рода, ошибки иск­ ренней веры и революционного энтузиазма.

Можно было бы сейчас и не вспоминать об эц~х. ошибочных взглядах, но дело заключается в том,что в настоящее время: они все более подни­ маются на щит буржуазными и антикоммунистическими идеологами. Ис­ пользуя, в частности, лживый тезис "об отрицаюш марксизмом всякого права", буржуазные идеологии вновь и вновь пьrтаются "доказать", что нигилизм по отношеншо к праву якобы типичен д:ЛЯ: коммунистов, и если в социалистических странах предпринимаются меры по дальнейшему совер­ шенствованшо законодательства, укреплению пр~овых основ государст­ венной и общественной жизни, то это будто бы mnnнee "свидетельство" того, что коммунисты "отступают от чис:rого марl'Ссизма". Так, американ­ ский политолог А.Мейер, характеризуя "правовую доктрину советских коммунистов", пишет: "Их теория основывалась· на предпосьmке о том, что правовые системы существуют только там, где все еще царят эксплуа­ тация, господство одного класса над другим и прочие формы неравнопра­ вия, присущие классовому обществу. Но теперь со:ьетский режим пожелал провозгласить себя справедливым обществом, обществом без эксплуа­ тации и классовой борьбы;

однако его правителu убедились, что право необходимо и в условиях такого общественного строя" 3 2 1.

Нет особой нужды доказывать явную абсурдность и несостоятельность такого рода утверждений. Они основаны на явном искажении марксист­ еко-ленинской правовоji теории и практики323. В этой связи нельзя не вспомнить слова К.Маркса, сказанные в адрес тех буржуазных "ученых", которым чуждо стремление к истине. К.Маркс писал: "... человека, стремя­ щегося приспоеобить науку к такой точке зреmtя, которая почерпнута не из самой науки... а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуждыми науке, внешними для нее интересами, - такого человека я назы­ ваю "низки.М" 324. Создание советского права вовсе не являлось тактичес­ кой мерой, принятой вопреки теоретическим взгJШдам классиков ма~к­ сизма-ленинизма, как это пытается изобразить A.Meiiep и ему подобные 3 5.

Вопрос о необходимости права как регулятора общественных отно­ Шений при социализме бьm поставлен основоположниками научного ком­ мунизма задолго до победы социалистической революции. В.И.Ленин, в частности, начал заниматься этими вопросами примерно за два десяти­ летия до Октябрьской революции. В дооктябрьскuй период он критико 111\JJ буржуазное законодатt.льство, разоблачая ero фальшь и лицемерие, об 1111Ж8Л классовые корни эксплуататорскоrо права. Это оказывало бол-.шое 1111Ияние на формирование правосознания трудящихся.

Критикуя старое право, В.ИЛенин утверждал в своих работах lt:еоб онимость новоrо, социалистическоrо права. Так, основную часть lt:anи· им Проекта проrраммы партин занимает перечень политических, 111110rO 11 социальных преобразований, осуществление которых предполаrае-.. ко 1' нное изменение всеrо буржуазно-помещичьеrо механизма правовоrо рt·•·улирования3 26. В работе "Государство и ревоmоция", написаl{ной, lii K известно, в авrусте- сентябре 1917 r., В.ИЛенин разносторонне обос­ IЮIIЫВЗЛ роль права и правовоrо реrулирования в социалистическо!\{ об· щс.ютве, указав, в частности, на возможности, связанньrе с действием пра 1111 как нормативной системы. Право необходимо, писал, он, ибо, не "...

· усопизм, 1111 адая в нельзя думать, что, сверrнув капитализм, mодн сразу 1111учаются работать на общество без всяких норм права, да и экономичес­ kИХ предпосьmок такой перемены отмена капитализма не дает сразу•·321.

Право в социалистическом обществе призвано прежде всеrо ВЫС'fУпать ''11 качо:стве реrулятора (определителя) распределения продуктов и распре· 1 'сленИ11 труда между членами общества"пк. Уровень развития прО1Jзво 1\ИТель11ЬIХ сил при социализме еще не дает возможности удовлеТВ()рить нее потребности rраждан, и поэтому социалистическое rосударство ВЬtнуж· дсно 3аниматься распределением продуктов, вьщавая вознаrр~ение tаждому члену общества пропорционально затрачеmюму им труду, за вы­ •tстом общественных расходов (средства, ассиrнуемые на социальное обес­ нечени~. образование, содержание rосударственноrо аппарата, оборону страны).

В социалистическом праве опосредствуется принцип распредеJ:tения по труду, который находит свое выражение в законодательстве о заработ­ ной плате, об отпусках, rосударственньrх пенсиях и т. д.

Другим фактором, обусловливающим r правовое реrулирование эко­ номических отношений при социализме, является сознание mодей, KO'topoe несет ва себе следы "родимьrх пятен капитализма".

Таким образом, реrулируя процесс распределения продуктов 1:руда, социалистическое право призвано вместе с тем реrулировать и pacrtpeдe· ление самоrо труда, устанавливая в своих нормах ero обязатель~tость, продоJIЖИтельностъ и реrламентируя дисциплину труда. "Не УрУдяЩийся, да не ест!" - провозrлашала первая Советская Конституция - Конститу­ ция РСФСР в. создании которой активное участие принимал в.иле­ 1918 r., нmr.

Регулируя сам труд и распределение продуктов труда, СОЦИ3J:tисти­ ческое право выступает как важный фактор, обеспечивающий соmtалис­ тическую систему хозяйства, соци~истическую собственность на Оtудия и средства производства. В.ИЛенин писал, что крупное производстnо не может правильно фуmщионировать, "... если нет единства воли, связt,1 ваю­ щеrо всю наличность трудящихся в один ~зrственный орrан, работаю­ щий с правильиостью часовоrо механизма"·. · Именно право внос~tт это единс1ВО воли в хозяйственную жизнь, устанавливая плановые з:Щания, определяя права и обязанности субъектов хозяйствования и труже~tиков предприятий и организаций, распространяя передовой опыт в общеобяза­ тельном порядке во всем хозяйстве.

Развивая мысль К.Маркса о неравенстве всякого права, В.И.Ленин npiOIIeл к выводу, что "в первой фазе коммунистического общества (ко­ торую обычно зовут социализмом) "буржуазное право" отменяется н е вполне, а лишь отчасти, ЛЮIIЬ в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношеншо к средствам производства" 330.

Эти слова В.И.Ленина не следует понимать так, что после победы социа­ листической революции в нашем обществе сохраняет силу буржуазное право. Речь в данном случае идет ЛЮIIЬ "об узких горизонтах буржуазного права", о некоторых его следах в новом праве, которое не может немед­ ленно освободиться от элементов и традиций прошлого. Не случайно В.И.Ленин, говоря о "буржуазном праве" в период социализма, взял эти слова в кавычки, подчеркивая тем самым сугубую условность такого наименования.

Но помимо экономических причин существование права при социализ­ ме вызывается и причинами политическими. Оно необходимо победив­ шему пропетарнату как средство утверждения собственной власти, как орудие подавления отчаянного сопротивления свергнутых эксплуататорс­ ких классов, которые после победы социалистической революции в тече­ ние определенного периода обладают еще значительной силой. Важное значение в связи с этим имеет и необходимость укрепленш социалисти­ ческого государства в условиях классовой борьбы на международной арене. Нельзя сбрасывать со счетов и такие причины, как отсутствие у не­ которой части населения высокой сознательности, что порождает совер­ шение антиобщественных поступков.

Таким образом, социальная ценность и назначение права при социа­ лизме весьма многообразны. Право оказывает и воспитательное влияние на массы, оно является и большой моральной ценностью, и важной частью духовной культуры общества. Но все эти и другие достоинства проявляют­ ся прежде всего в процессе осуществления правом его главной социальной роли регулятора общественных отн;

шений, призванного обеспечить вы­ полнение не только классовых и других, связанных с ними, задач, но и общих дел, вытекающих из природы самого общества.

Уже в первые недели и месяцы Советской власти наметилось два 2.

пути в области создания и развития советского права. Один из них - зто норматворческая деятельность Советского государства, которая на первых порах облекалась в самые разнообразные формы. Нормы права находили свое выражение в первых декретах Советской власти, как общих, так и специальных, относящихся к организации и деятельности советского суда, в обращениях. В.И.Ленина к населению, в постановлениях, инструкциях, циркулярах Наркомюста и других органов власти и управления"З 31. И, несмотря на то, что на первых порах эти нормы создавались без определен­ ного плана и системы, в них в конечном счете нашли отражение все основ­ ные принципы советского права как права нового, высшего типа: подлин­ ный демократизм, социалистический гуманизм, пропетарекий интерна­ ционализм и др. В своей совокупности эти ноrз'ы послужили надежной основой для создания кодексов советского права 3 2.

Второй nуть это революционное правотворчество народных.масс, нашедшее свое выражение, с одной стороны, в nрактической деятельности 11ременных судов, созданных революционными массами еще до издания центральной властью декретов о росnуске старого буржуазного судебного 111111арата, а с другой - в разработке и издании местными Советами раз­ ничного рода nравил, инструкций, наказов, nоложений, которыми должны fiыли руководство.J аться в своей деятельности как суды, так и другие местные органы. Эти документы местного nравотворчества являлись t·воеобразными "кодексами", в которых находили свое выражение многие важные воnросы советского nрава. В настоящее время не может не вызы­ llать восхюцение та зрелость и глубина, тот сравнительно высокий уровень решения чисто nрофессиональных воnросов, которые мы находим в этих ;

юкументах. В связи с этим нельзя не всnомнить слова В.ИЛенина о том, ум десятков миллионов творцов создает нечто неизмеримо более •rro "...

высокое, чем самое великое и гениальное nредвидение" 333. Можно без преувеличения сказать, что именно революционное nравотворчество народ­ ных масс nозволило в nервые дни и месяцы Советской власти решить многие важные nрактические вопросы государственно-nравового и социа­ пистического строительства в нашей стране.

Процесс свободного nравотворчества революционных масс, разумеет­ ся, не был стихийным, а развивалея на основе революционного nравосоз­ нания и общих декретов Советской власти, являвшихся, по выражению В.И.Ленина, формой проnаганды социализма 334.

По мере того как получала свое развитие норматворческая деятель­ rюсть Советского государства, естественно, сужалась сфера революцион­ ного nравотворчества масс. Однако было бы неnравильно nредставлить дело так, что это были два совершенно независимых друг от друга и ни­ чем между собой не. связанных nроцесса и что nервый механически вытес­ нял второй. Речь идет об органически связанных между собой явлениях.

Причем революционное nравотворчество масс находило свое естественное выражение в законодательной деятельности Советского государства. Дек­ реты отражали революционное правосознание пролетариата и направляли его развитие. Так.оба упомянутых пути в конечном счете слились в один:

создание новых и совершенствование действующих правовых норм прев­ ратилось постепенно в функцию исключительно государственных органов, как того требуют интересы соблюдения единого для всей страны режима социцлистической законности.

Чрезвычайньrй Всероссийский съезд Советов, nодводя итоги перво­ VI го года революционного правотворчества и вместе с тем отмечая рамки того nериода, в течение которого Советская власть создала фундамент нового законодательства, в. своем решении записал: "За год революцион­ ной борьбы рабочий класс России выработал основы законов Российской Социалистической Федеративной Республики, точное соблюдение которых необходимо для дальнейшего развития и укрепления власти рабочих и крестьян в России". Съезд призвал всех граждан ресnублики, все органы и всех должностных лиц к строжайшему соблюдению законов РСФСР, изданных и издаваемых центральной властью nостановлений, nоложений и расnоряжений (СУ РСФСР, 1918, N° 90).

Всей правотворческой деятельностью мощщого Советского государ­ ства непосредственно руководили Центральный Комитет партии, В.И.Ле­ ннн. Не найдется, пожалуй, ни одного сколько-нибудь важного декрета первых лет Советской власти, который бы не готовился при самом актив­ ном участии Владимира Ильича. Многие из пfавовых актов тех лет были написаны или отредактированы им лично 3 5 • Н.К.Крупская в письме В.Г.Сорин}' от 20 июня 1930 г. писала по поводу биографии В.И. Ленина:

"Нельзя сказать: Ленин "принимал участие" в издании декретов. ДекретЬI в то время все !JРИНИМались под руководством Ленина, это были решаю­ щие декреты"336.

Один из видных деятелей советской юстJЩИИ тех лет А.Г.Го~барг также писал, что "на всем советском законодательстве с конца 1917 г.

по начало 1922 г. имеется не только подпись"В.И.Ленина, "но и отпечаток всей его гениальнейшей личности" 3 3 7.

При анализе правовых норм, рассеянных в многочисленных декретах и иных нормативных актах первых лет Советской власти, можно с точки зрения внутритиповой преемственности различать два вида законодатель­ ных положений. Первые это те, которые легли в основу советского социалистического права, выражают его внутреннюю сушность, характер и принципы. Именно поэтому они сохраняют свое значение до наших дней, находясь на вооружении Советского государства уже более шести десяти­ летий.

Другая группа норм отражает ту конкретную историческую обстанов­ ку, в условиях которой они создавались. В них нашла выражение именно данная ситу;

~.ция, сроки сушествования которой и определили "срок жиз­ ни" этих норм. Законы, объявляющие террор активным врагам социа­ листической революции, регулирующие борьбу с мешочничеством, сабо­ тажем старого чиновничества, регламентирующие отдельные стороны политики "военного коммунизма" и т. п., характеризуют советское право ero в строго определенные исторические периоды сушествования, но от­ нюдь не принципы правовой политики Советского государства в целом.

Издание второй группы норм следует рассматривать как;

временную и вы­ нужденную меру, и все же она была абсолюmо неизбежной и необходи­ мой, поскольку эти нормы выступали в качестве - мощного· средства разру­ шения старого строя, закрепления завоеваний социалистической револю­ ции, способствовали зарождению новых отношенИй и их развитию, орга­ низовывали массы на решение стоящих перед Советским государством задач по переустройству общества на социалистических началах.

В рассматриваемый период советское право в своей основе не было кодифицированным. Причин этому было несколько. Во-первых, любая кодификация требует определенной стабильности общественных отно­ шений, а в первые месяцы и даже годы Советской власти, когда происхо­ дила решительная ломка и перестройка всех сторон общественной жизни, о такой стабильности не могло быть и речи. Во-вторых, обстановка ожес­ точенной классовой борьбы, которая существовала в стране с первых дней Октября, мало способствовала проведению работ по кодификации, а на­ чавшаяся вскоре гражданская война и иностраннаЯ военная интервенция вообще затруднили решение этой задачи. В-третьих, аппарат Советского • осуцарства только создавался и не имел опыта в области кодификации.

Отсутствовали также кадры советских ученых-юристов, способные провес· •и эту работу на надлежащем уровне. Последнее усугублялось еще и тем, ••ro почти вся теоретическая разработка вопросов права находилась тогда 11 руках буржуазной профессуры, а привлечь представителей этой профес· rу ры к разработке кодексов было нельзя, ибо даже те из них, кто стремил­ оr честно служить Советской власти, не могли преодолеть влияние бур· жуазной идеологии. В-четвертых, для создания кодексов не бьmо необхо· нимого иравового материала, который мог бы послужить основой для их разработки. Советское законодательство находилось в стадии становления и не достигло еще такого развития, чтобы можно бьmо приступить к его широкой кодификации. Недостаточен был и практический опыт наших с удебных органов, чтобы положить его в основу создания новых советских к одексов.

Тем не менее подготовку кодифицированного законодательства В.ИЛе· н ии считал одной из важнейших задач Советского государства, которую оно должно осуществить при первой возможности. апреля 1918 г. В.И.Ле­ нин обраJился в Наркомюст со специальной запиской, в которой просил •mенов Коллегии НКЮ посетить его для беседы о том, "... 1) чт6 именно сделано для издания Собрания Узаконепий и Распо­ ряжений, 2) - для кодификации...'' На следующий день (16 апреля 1918 г.) в газете "Известия ВЦИК" была опубликована статья наркома юстиции П.И.Стучки "Революционнь1е з адачи Комиссариата юстиции", в которой он особо указывал на необхо­ димость разработки кодексов советских законов. Определяя пути решения этой задачи, П.И.Стучка писал, что понятие кодификации советского права "может иметь смысл тольке как создание кодексов коммунистического строя или по крайней мере переходиого момента... В старом своде... мы в буквальном смысле камня на камне оставлять не можем. В этом строи­ тельсrве, напротив, мы намерены использовать, насколько возможно, тот правотворческий матерная, который нам ежедневно дает новый суд и вся текущая жизнь. Задача наших теоретиков, занимающихся этим строи­ тельством, нелегка, ибо их работа не имеет прецедентов и готовых образ· цов и, вдобавок, происходит в отсталых условиях российской действитель· ности"3 39.

3. Исключительно важное теоретическое и практическое значение в первый период после победы Октябрьской революции имел вопрос об источниках советского права. Этот вопрос встал непосредственно после победы Октябрьской революции.

Какого-либо законодательного акта, специально регулирующего эту проблему, издано не бьmо.

В течение первого года Советской власти допускалась возможность в определенной степени руководствоваться старыми законами, хотя рамки этого использования были существенно ограничены и с течением времени все более и более сужались.

Первое официальное указание по поводу возможности использования старого законодательства дал декрет о суде, припятый ноября N° 1 г., который nодчеркнул, что руководствоваться законами свергнутых правительств можно, но ЛIШIЬ в том случае, когда они не nротиворечат революционной совести и революционному правосознанию (СУ РСФСР, ст. 50). Припятый в мае г. декрет N° 2 о суде, по существу, 1917, N° 4, не внес никаких nринципиальных изменений в формулу, которую на этот счет дал декрет о суде (СУ РСФСР, На тех же nозициях N° 1 1918, N° 26).

стояли и местные суды, которые доnускали весьма ограниченное nриме­ нение старых законов. Характерны в этом отношении некоторые из ин­ струкций, наказов, положений, разрабатывавшихся в этот период на мес­ тах. Так, в nоложении о временных революционных судах Новгородской губернии, утвержденном ноября г., есть § 18, в котором говорит­ 30 ся: "Признанного виновным суд приговаривает к наказанию, не ограничи­ вая себя какими-либо существовавшими законоположениями, в качестве же необязательного для себя руководства су~ может пользоваться Уло­ жением о наказаниях и Уголовным Уложением" 40.

В некоторых документах вопрос о необходимости отмены дореволю­ ционных законов был поставлен в еще более оnределенной форме. Так, в наказе Изюмекого уездного съезда мировых судей участковым мировым судам (20 декабря 1917 г.), в частности, записано:

"1) В основу своего судейского изъявления nолагать волю револю­ ционного народа.

Все nравовые нормы, противоречащие революционной народной 2) воле, не nринимать во внимание, как ненужный балласт в свободном твор­ честве судейской совести, и руководствоваться единственно голосом этой nоследней...'' Декрет о суде N° 3, принятый июля г. (СУ РСФСР, 4 1918 1918, N° 52), умалчивал об отношении к старым законам. Только в Положении о народ­ ном суде РСФСР от ноября г. в nримечании к ст. прямо было 30 1918 записано: "Ссылки в nриговорах и решениях на законы свергнутых nра­ вительств восnрещаются" (СУ РСФСР, Этой датой можно 1918, N° 85).

оnределить конец nериода открытого использования старого законодатель­ ства. Однако старое законодательство иногда исnользовалось nри создании новых нормативных актов.

В чем же причины этого? На наш взгляд, их было несколько. Первая это неполнота и фрагментарность нового законодательства, совершенно неизбежные в· nервые годы Советской власти. Невозможно было за столь короткий nериод создать с_истему норм советского законодательства, кото­ рая схватывала бы своим регулированием все стороны общественной жизн~ 42. Отсутствие ответов на некоторые вопросы nравовой жизни заставляло отдельных работников государственно.го апnарата nри подго­ товке nроектов новых законов исnользовать старое законодательство.

Целый ряд nримеров nодобного рода nриводит Т.Е.Новицкая, занимав­ шалея воnросами становления советского nрава. Она, в частности, пишет:

"Не раз бывало, что при разработке новых актов наркоматы nросто "nе­ релицовывали" старые. Особенно этим грешил НКЮ, когда во главе er~ стояли левые эсеры... Многие наркоматы, не вдаваясь в суть nроблемы, копировали под новыми заголовками старые положения"З 4 З В ря.де случаев, когда СНК РСФСР исnользовал старые нормы, имевшие 111 оростепенньiЙ характер, ссьmка на них никак не оговаривалась. Напри­ м р, декрете СНК "О нормах оплаты учительского труда" новые ставки u шащаты вводились "согласно установленному законом октября г.

·pC'IIIЮ местностей" Такого рода практика наблюдалась и в деятельности наркоматов.

Наркомздрав в ноябре г. разработал и представил на заключение 1 1, н llаркомюст проект циркулярного распоряжения о классификации телес­ IШХ повреждений. НаркомiQСт отверг этот проект и предложил его пере­ JНfiотать в основном иэ-за ссылок на Уголовное Уложение г. и дру 1 иu старые законы. Вторая редакция, где ссылки были убраны, была одоб­ JIСIШ, хотя изменений по существу в циркуляре не было ~.

Вторая причина, создающая возможность для использования старых i!Конов, это несовершенство и крайне общий характер многих декре 1011 первых лет Советской власти. В значительной своей части они несли 1ш столько технико-юридическую, сколько агитационно-пропагандистскую н:н ·рузку. На первых этапах революции это было вполне закономерное 1t1111ение, поскольку декреты служили тогда не только формой выражения •юнитики Коммунистической партии и Советского государства, но и важ­ ••ым средством мобилизации широких масс трудящихся на решение задач t. оциалистического строительства.

Отмечая несовершенство первых декретов Советской власти, В.И.Ле­ шш указывал: "Пусть с точки зрения буржуазного общества эти законы ' lрадают формальными недочетами, но ведь власть в руках Советов, кото­ рые могут внести необходимые коррективы" 346. Словом, вера в ревоЛю­ •tионные творческие возможности народных масс, в способность местных 'оветов и других государственных органов придать в ходе своей право­ нрименительной деятельности конкретность и определенность законопо­ ножениям,намеченным в общих,основных чертах, широкое и всестороннее изучение нормотворческой практики мест такова была в тот период основная линия законодателя в области правотворчества. Иного пути соз 1\ЗНИЯ советского права не было 347 • В.И.Ленин подчеркивал: "... издавая ·шконы, идущие навстречу чаяниям и надеждам широких народных масс, новая власть ставит вехи по пути развития новых форм жизни. Советы на местах, сообразно условиям места и времени, могут видоизменять, расширять и дополнять те основные.положения, которые создаются пра­ вительством. Живое творчество масс вот основной Фактор новой общест­ венности... Социализм не создается по указам сверху"3.

Следует также иметь в виду, что в первые месяцы после революции состав Советов бьm неоднороден: наряду с большевиками, туда входили и представители мелкобуржуазных партий, которые, как уже указывалось, тяготели к старому законодательству. Неоднороден был и состав народ­ ных судов: некоторые из них возглавлялись представителями старой мировой юстиции, над которыми также довлела догма старого права.

Так или иначе, но в течение определенного времени после прихода пролетариата к власти старые законы оставались в известной мере не ос­ новным, а вспомогательным источником права для государственных и су­ дебных органов.

Е.Н.Новицкая сделала попытку проанализировать в общем плане характер старых правовых актов которые сохранили свое действие после Октября. Она пршuла к выводу, что условно их можно разделить на две rруппы. К первой группе относятся те акты, которые заменить советскими декретами не представлялось возможным, а простая отмена их была невоз­ можна в силу их важности (Закон о страховании рабочих от несчастных случаев, Устав о промьшmенном труде и т. д.). Вторую группу составля­ ли акты вспомогательного характера, а также нормы, не имевшие ярко выраженной классовой направленности. Время действия этих норм не бы­ ло определено. Они действовали до тех пор, пока не заменялись совет­ скими правовыми актами 34 4. Уже в первые месяцы Советской власти делаются попытки теорети­ ческого обоснования возможности использования отдельных старых норм при разработке нового права. Так, П.И.Стучка в ряде своих работ, опуб­ ликованных в г., считая в принципе недопустимым применение совет­ ским судов старых уголовных законов, вместе с тем полагал, чт_о в пере­ ходное время возможно применение тех старых гражданских законов, ко­ ··торые "отчасти еще соответствуют настоящим взаимоотношениям людей".

По его мнению, основным критерием, мерилом, на основании кото­ рого можно судить, "насколько каждый данный старый закон... должен считаться отмененным или измененным", является революционное право­ сознание. Кроме того, при решении этого вопроса следует руководство­ ваться классовым взглядом на право, решительно отвергая нормы, закреп­ лявшие политику старого строя 3 50.

"В каждом томе свода законов, писал П.И.Стучка, - · мы находим правила двоякого рода: правила, определяющие техническую сторону данной отрасли, а рядом правила, определяющие самую суть, самое направ­ ление деятельности. Особенно ярко это видно в томах свода, которые занимаются чисто техническими вопросами, юiк, например, почта и теле­ rраф, пути сообщения и т. д. Никакой закон не изменит предельной быстро­ ты движения поездов и т. д. Но рядом помещены статьи, определяющие железнодорожную политику того или иного строя, который необходимо изменить немедленно же, тогда как просто техническое руководство ос­ тане·тся почти без изменения и только упростится или же сократится, осво­ бождаясь от лишнего балласта бюрократической эпохи. То же самое мы можем сказать по поводу суда. Законы о составе суда и томы так называе­ мо·го материального права, которые применяет суд, беспощадНо сожжень1, но технИческие nроизводственные правила (и буржуазный юрист их назы-· вает законами судопроизводства) в общих чертах могут оставаться в силе, потеряв прежнюю свою безусловную обязательность" 351.

На наш взгляд, мысль о том, что в той или иной отрасли права, наря­ ду с основными, имеются технические нормы, которым законодатель при­ дал силу закона, является в определенной мере обоснованной, однако в принципе такое деление следует признать весьма условным, поскольку rраницы между ними зачастую весьма подвижны. Кроме того, вряд ли можно отнести к числу технических норм законы о судопроизводстве.


Но для нас важно то, что П.И.Стучка уже в первый год существования Советской власти поставил принципиальный вопрос о возможности исполь­ зования отдельных старых норм при создании нового права.

В нашей историко-правовой литературе, когда речь заходит о преем­ 1нснности в советском праве, обычно под этим понимается лишь исполь­ ' юнание отдельных норм и законов старого, дореволюционного законо 1\1Н'tmьства352. Такое понимание преемственности, юl. наш взгляд, являет­ Ift крайне узким, поскольку оно не учитывает, что советское право форми­ ровалось не в вакууме, не в отрыве от достижений общечеловеческой нрававой культуры в целом, а, напротив, явилось наиболее полным и пос­ llсдовательным выражением этих достижений. И этим оно опять-таки шJJичалось от буржуазного права, которое охотно воспринимает не только нрогрессивное, но многое и реакционное.

Для понимание вопросов советского иравового строительства важное шачение имеют ленинские указания о путях возникновения социалисти­ ••сской культуры, частью которой является и советское право. В.И.Ленин указывал, что социалистическая культура, развивавшаяся на базе принци­ ннальна новых общественных отношений, качествеиным образом отли­ 'lается от буржуазной и противостоит ей. Но в то же время пролетарск'ая культура не является "выскочившей неизвестно откуда", а складывается на основе развития "... JI}'Ч!.ЦИХ образцов, традиций, результатов с у щ е­ с т в у ю щ е й культуры.....З53.

В.И.Ленин иронизировал над "абстрактнейшим стремлением к ново­ му, котщюе должно быть так ново, чтобы ни одного грана старины в нем не было';

з 54. Вместе с тем он указывал, что усвоение лучшего в культур­ ном наеледин должно быть не пассивным, а активно творческим, осущест­ вляемым с позиций марксизма, · ибо только миросозерцание марк­ "...

сизма является правильным выражением интересов, точки зрения и куль­ Iуры революционного пролетариата" 355. "Без ясного понимания того, писал В.И.Ленин,- что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетар­ - без такого понимания нам этой задачи не разрешить...

скую культуру Пролетарская культура должна явиться закономерным развитием тех запа­ сов знания, которые человечество выработало под гнетом каiшталисти ческого общества, помещичьего общества, чиновничьего общества" 3 5 6.

в работе "Детская болезнь "левизны" в коммунизме" в:и.ленин учил, что не следует пренебрегать старыми формамИ после Победы ревоriю-· ции, если они могут быть nерсработаны и Приспособлены для развития нового содержания, ДЛЯ · упроченИя диктатурь1 пролетариата. · Критикуя левых доктринеров, отрицавших такую возможность, он писал: "У нас есть теперь, с точки зрения развития международного коммунизма, такое прочиое, такое сильное, такое могучее содержание работы (за Советскую власть, за диктатуру пролетариата), что оно может и должно проявить себя в лю­ бой форме, и новой и старой, может и должно переродить, победить, под­ чинить себе все формы, не только новые, но и старые, не для того, чтобы со старым помириться, а для того, чтобы уметь все и всяческие, новые и старые формы сделать орудием полной и окончательной, решительной и бесповоротной победы коммунизма" 35 7, Эти ленинские указания в полной мере относятся и к советскому пра­ ву, как и к любой другой социалистической системе права. И.СабQ (ВИР) пишет, что опыт истории показывает, что "рабочий класс... может исполь зовать старые формы права, старые законы и законоположения для выпол­ нения функций диктатуры пролетариата;

таким образом, неизбежная особенность социалистической революции закmочается не в том, чтобы сразу ИЛJI за ко~откое время объявить недействительными все старые пра· вовые нормы" 58. Конечно, то, · что воспринимается социалистическим правом, ие остается неизменным, не просто им "оприходывается", а под­ вергается критической переработке в новом правовам контексте, способ· ствующей дальнейшему обогащенюо и развитюо заимствованных элемен­ тов. "Многовековые идеалы человека о свободе, социальном равенстве, мире, которые иногда получали частичное формальное выражение в экс­ плуататорских правовых системах (главным образом в буржуазном пра­ ве), становятся действительными гарантированными ценностями в социа­ листической правовой системе"359. Именно эта группа правовых норм послужила наиболее значительной частью правового наследия в советском правс, сосrавляя один из его наиболее устойчивых и стабильных элементов.

Другая rpynпa норм, которая также служила объектом преемственности в советском праве, это нормы, которые в силу своего общего, абстракт­ ного характера (например, общие предписания о договоре купли-продажи или общие предписания о передаче права собственности и т. д.) могли быть использованы для регулирования новых по содержанто общественных отношений. Третья группа норм это нормы, носящие временный харак­ тер, поскольку их действие было связано с обстоятельствами, не имею· щими принципиального значения для развития советского права (напри· мер, нормы, регулирующие старые социально-экономические структуры, вызванные пробелами в советском законодательстве и т. д.),.а поэтому с исчезновением этих обстоятельств они отменялись или Заменялись новы­ ми нормами.

Важное значение в процессе преемственности имели и вопросы законо· дательной техники. Советское право восприняло многие достижения право· вой техники прошлого. Прежде· всего ·это касаiюсь юридической термино­ логии. "Причем одни термины в советском праве... сохранили свое значение · (казус, акцепт, арбитр, презумiЩИя), в содержание других вкладывается.

иной смысл (алименты, реабилитация).. збо.

Но nреемственность в советском праве отдельных норм и элементов прошлого отнюдь не означала изменение его социалистической природы.

Это тем более важно подчеркнуть, что в последнее время в буржуазной науке все более широкое распространение получает концепция "о преем­ ственности двух Россий", согласно которой советское право является не чем JIНЬIM, как простым сколком дореволюционного законодательства.

На такой позиции стоит, в частности, голландский юрист Фельдбруrге, утверждавший, что преемственность между "старым русским и советским правом является более очевидной, чем это обычно допускается" 361. В ка­ честве примера Фельдбруrrе ссылается на понятие нины, принятое в совет­ ском праве, и расценивает его как весьма сходное с тем, которое содер­ жалось в наиболее крупных дореволюционных кодификациях, таких, как Соборное Уложение 1649 г., Воинский устав 1716 г., уголовные кодек­ сы и 1903 rr. Однако вся "аргументация" голландского 1832, 1845, юриста не выходит за рамки простого текстологИческого сравнения сход· НЫХ ПО Названию ПОНЯТИЙ И терМЮIОВ, СВЯЗанНЫХ С ВЮIОЙ (умысел, НеОСТО· рожность, предвидение и т. д.), без учета того, что эти понятия в советском nраве имеют nрЮiципиально иную nрироду и назначение, Юiое социально­ nолитическое содержание. "В отличие от формального понятия вины, су­ ществовавшего в уголовном законодательстве царской РоссЮI, пишет П.И. Гришаев,- в советском nраве nодчеркивается, что ВЮiа есть не nросто nсихологическое, а социально-nолитическое понятие. Этим оnределяется nрЮiципиально отличное по своему внутреннему содержанию понятие умысла и неосторожности в советском праве по сравнению с nонятием умысла и неосторожности в дореволюционном уголовном nраве!' 362.

На позиции отрицания социалистической природы советского nрава стоит и американский профессор Гарольд Берман, утверждавший, что в советском nраве имеются важные элементы, которые, по его мнению, "являются русскими, и чем более они "социализируются", тем боЛее ка­ жутся русскими" 363. ЭJО утверждение потребовалось Берману для того, чтобы "доказать" наличие nреемственной · связи между nравом царской России и nравом Советского СоюЗа. Подобно Фельдбругге и другим идео­ логам имnериалистической буржуазии, Берман в своих построениях оnери­ рует таким же легковесным доказательствам~ как наличие сходства в тер­ МЮiах, nрипятых в советском nраве и дореволюционном русском nраве.

Цель этих измышлений очевидна. Она состоит, во-первых, в том, чтобы nоnытаться любыми средствами nринизить историческое значение Октябрь­ ской социалистической революции и созданного в ходе ее нового, социа­ листического nрава, и, во-вторых, в том, чтобы nри помощи такого рода рассуждений внушить читателю мысль о необходимости слепого nрекло­ нения перед буржуазным nравом 5..Своеобразно складывалось правовое регулирование в области граж­ данского права. Многие деятели юстиции рассматривали гражданское пра­ во как право буржуазное по своей сущности, "которое можно отменить, но нельзя заменить новым, социалистическим гражданским правом" 365.

НаШ съезде деятелей советской юстиции в июне 1920 г. в докладе о nроек­ те Гражданского кодекса А.Г.Гойхбарг говорил об "уничтожен~Щ договор­ ного n~ава" и о том, что нужен кодекс социального, а не гражданского nрава3 6. ' Выдвиг.ались концепции и несколько Юiого рода. Так, согласно одной из них, которую отстаивал B.H.ffipeтep, гражданское nраво вообще лишено какого бы то ни бьmо классового содержания, у него нет своей собствен­ ной "внутренней социальной установки", и, "nредставляя собой "безликий Юiструментарий~', оно сnособно с одЮiаковым успехом обслуживать nот­ ребности разЛичных социальных эnох" 367. Из этого следовало, что немо­ жет быть речи о nротивоnоставленЮI советского гражданского nрава бур­ жуазному, ибо не существует ни буржуазных, ни социалистических, а имеют'ся лишь некие абстрактные гражданеко-nравовые нормы, безраз­ лично относящиеся к тем реальным отношениям, с которыми они имеют дело. Нетрудно видеть, что nодобные nостроения полностью противоречи­ ли не только марксистско-ленЮiскому учению о классово-волевой сущ­ ности всякого nрава, но и многочисленным конкретным фактам, неnос­ редственно связанным с содержанием советского гражданского законо дательства первых лет Советской власти, которое, с одной сто.,оны, бьmо направлено на всемерное развитие социалистического сектора в народном хозяйстве, а с друrой допускало частнособственнические отношения, ус­ танавливая для них строгие рамки при обеспечении широких возможнос­ тей государственного вмешательства в эти отношения.


Важнейшими актами в области гражданского права были декреты о национализации, посредством которых была создана государственная социалистич~ская собственность.

На местах часто путали капиталистическую собственность с собствен­ ностью кооперативов, национализировали эту собственность, секвестрова­ ли368 и т. д. Этому должен бьm положИть конец декрет "О потребитель­ ских кооперативных организациях" от 10 апреля 1918 г. (СУ РСФСР, 1918, N° 32, ст. 418). Впоследствии кооперативы постепенно были взяты под контроль государственных хозяйственных органов.

Общей тенденцией первого периода было стремление не только ликви­ дировать частную собственность вообще, но и ликвидировать товарные отношения, как якобы несвойственные социализму. Если одним из яр­ ких примеров стремления ликвидировать частную собственность бьm де­ крет "Об отмене наследования" от 27 апреля 1918 г. (СУ РСФСР, 1918, ст. 456), который, правда, сохранял наследование на имущество N° 34, стоимостью менее 10 тыс. руб., а также декрет "Q дарениях" от 7 мая 1918 г. (СУ РСФСР, 1918, N° 43, ст. 526), то стремление ликвидировать товарные отношения проявлялось во многих сферах. К этому относится отмена платы за коммунальные услуги и проезд на транспорте, натураль­ ная оплата труда рабочих и служащих (наравне с денежной оплатой), монополия на многочисленные виды деятельности (включая монополию на объявления), ограничения сфер применения гражданских договоров.

В связи с монополией государственной торговли хлебом и друrими про­ дуктами бьmи ограничены сделки по купле-продаже этих товаров.

В металлургической промышленности все ~аказы концентрировались в одном органе, в существовавшей еще до революции государственно­ монщюлистической организации под названием "Росмеко", который пос­ ле революции находился в подчинении ВСНХ. Этот орган рапределял зака­ зы и готовую продукцию, выдавал наряды на металл по IUiaнy ВСНХ. Рас­ четы производились по утвержденным ''Росмеко" ценам без участия денег только бухгалтерскими записями со счета на счет в Народном банке в соот­ ветствии с постановлением ВСНХ "О порядке в·едения расчетов между национализированными предприятиями и советскими учреждениями" от августа 1918 г. (СУ РСФСР, 1918,N° 63, ст. 691).

В текстильной промышленности еще с 1917 г. бьта запрещена продажа 1918 r.

тканей частным лицам непосредственно с фабрик, а в правительство решило приобрести весь, находящейся в пределах РСФСР, зашrс тканей и всю будущую выработку. По декрету от 23 июля 1918 г. "О монополии на ткани" (СУ РСФСР, 1918, N° 54, с. 599) всю продукцию фабрики должны бьiли сдавать бездоговорно на склады "Центротекстиля", а тот - перечис­ лять их стоимость на счета предприятий. Некоторое время еще сохраня· лись договоры на продажу тканей частным лицам, но с ликвидацией част­ ной торговли осенью 1918 г. исчезли и эти договоры.

Особенно отчетливо эти тенденции наШJПI свое отражение в период 1 раж]l;

анской войны, когда стала проводиться политика "военного ком­ мунизма". Хозрасчет в это времЯ почти полностью отсутствовал, все произ- · I11Щство, снабжение и распределение осуществлялись централизованно в ад· министративнам порядке (главкизм). Руководство отраслями промыш­ ш·1шости осуществляли главные управления ВСНХ (главки). Главкизм IIIIJIНOcтью исключал хозяйственную самостоятельность предприятий.

Вредприятия работали по централизованным заданиям, распределение нродующи осуществлялось по безвалютным нарядам. Предnриятия ос 1\обождались от всех долгов и недоимок, а также от налогов и иных обло­ жений. Деньги за вьщанные товары только начислялись на счет предприя 1"" и списывались в бюджет. "Такой метод финансирования приводил 1" колебаниям и обесцениванию рубля, а также к разрыву между доходами нредприятия и ero расходами" 36 9.

Важнейшее значение в истории страны имел декрет о продразверстке щ января (СУ РСФСР, 1919, N° 1, ст. 10). Этим декретом центра 11 1919 r.

низованнорпределялась сумма излишков сельскохозяйственных продуктов, надлежащих изъятию у крестьян. Эта сумма распределялась ("разверты­ налась") по местам, по деревням, а в каждой деревне распределялась но классовому принципу. Отчуждение производилось по твердым ценам, а при отказе от добровольной выдачи - в принудятельном порядке без­ nозмездно. Полученные продукты распределялись в нормИJ.~Ованном ("пай­ ки") порядке среди городского населения, тоже по классовому принципу.

В начале г. продуктовые пайки по карточкам начинают выдавать­ ся бесплатно. Отменяется плата за жилье, за коммунальные услуги, услу­ ги почты и связи, транспорта.

Первый советский Устав железных дорог 1920 r. (СУ РСФСР 1920, ст. 362) устанавливал, что перевозка пассажиров, багажа и груз.ов N° 77, составляет обязанность каждой открытой для общего пользования желез­ ной дороги, причем перевозка производится бесплатно. Но при утрате или повреждении грузов дорога не возмещала владельцам их стоимости.

Снабжение населения бьmо 8Озложено на потребительскую коопера­ цию. По декрету "О потребительских коммунах" (СУ РСФСР, 1919, N° 17, ст. все население в обязательном порядке включалось в состав потре­ 191) бительских кооперативных организаций. Центральный союз потребитель­ ских коммун (Центрсоюз) подчинялея Народюму Комиссариату продо­ вольсmия (Наркомnрод). Финансирование кооперации также осущесmля­ лось в бюджетно-сметном порядке.

Радикальные изменения происходили в трудовом праве. Но первые законодательные акты исходили из того, что значительная часть рабочих и служащих еще работала на мелких, средних и даже круnных предnрия­ тиях частных собственников. Из этого исходят декреты о рабочем контро­ ле (СУ РСФСР, 1917, N° 3, ст. 35), о социальном страховании (СУ РСФСР, N° 1918, N° 13, ст. 188), положение о коллективных договорах (СУ РСФСР, 1918, N° 48, ст. 568) и др. Последнее, в частности, говорит о торговых и промышленных союзах и обществах. Первые законодательные акты о труде еще говорят о "найме" работников, "о работодателях" и т. д.

Первым советским декретом о труде бы:I декрет "О восьмичасовом рабочем дlte" от 29 октября 1917 г. (СУ РСФСР, 1917, N° 1, ст. 10). Этим декретом был установлен самый короткий в то время в мире рабочий день. В ра.бочее время включалось "и время, употребляемое на чистку машин и Ita приведение в порядок рабочего пом€щения". В особо вред­ НЬIХ производствах и для таких же работ устанаJ3ЛIЦ3ался сокращенньiй рабочий' день. Обязательный обеденньiй перерыв не позднее 6 часов после начала работы должен был быть не менее часа. fабота в ночное время женщинам и подросткам З!Шрещалась. Сверхурочи~Iе работы строго огра­ ничивались.

Постановлением СНК от 14 июня 1918 г. "Об оtпусках" бьmи введены, также впеJвые в мире, оплачиваемые ежегодные отпуска продолжитель­ ностью две недели для всех рабочих и служащих, nроработавших "в пред­ приятии, УЧреждении или у частного лица не менее 6 месяцев б~~ереры ва... " (СУ ftCФCP, ст.

1918, N° 43, 527). -· Констцтуция РСФСР 1918 г. установила, что труд является обязан­ ностью вс~х граждан по принцилу "не трудящийся, да не ест". Однако условия тех лет не давали возможности провозгласJIТЬ и осуществить право на труд. В связи с безработицей была учреждена биржа труда и упразднены всякие час111опредnринимательские посреднические конторы.

Было издано много декретов о различных ви,r~ах социального страхо­ вания.

В кощ~е 1918 г. была осуществлена первая ксдификация социалисти­ ческого Т[lудового права, принят Кодекс законов о труде (СУ РСФСР, 1918, N° 87-88, с. 188). Огромное значение этого кодекса заключалось в том, что он обобщал и объединял законодательньrй опыт Советской влас­ ти в области трудового права. В КЗоТ провозглашалась всеобщая обязан­ ность трудИться, но также и "право на применекие 'iРУда по своей специаль­ ности и за вознаграждение". Конечно, эта норм~ носила программный характер, l:ак как не существовало еще материальных гарантий ее осущест­ вления.

Одним из важнейших институтов трудового права этого периода была трудовая повинность. Институт этот, особенно J3 период гражданской войны и РазрухИ', использовался очень широко. формы трудовой повин­ ности былч различными: существовали отраслевые натуральные повиннос­ ти (дровяная, гужевая, повинность по заготовке, погрузке и выгрузке топлива), трудовые мобилизации специалистов 10рного дела, медико­ санитарной сnужбы, милитаризация предприятий и учреждений, т. е. прирав­ нение рабочих и служащих предприятий и учреждеtiИЙ к военнослужащим с подчинением военной ди·сциплине и т. д.

Особым образом трудовая повинность распространялась на нетрудо­ вые элем~нты, которым выдавались трудовые J(Нижки и требовалась обязательно ежемесячная проверка записанных туn~ выполненных в поряд­ ке трудовой повинности работ.

Трудоrюе право менялось качественным образом. Приведем в качест­ ве пример~ принципы социального страхования. В nарекой России социаль­ ное страхование практически отсутствовало. ПенсJШ рабочим назначались только пр~ инвалидности в случае трудового увеч.ья, а семьям рабочих только в случае гибели рабочего от несчастного случая на производст­ ве370. Однако закон о страховании рабочих от 23 июня 1912 г. распростра­ нялся только на рабочих крупных предприятий, что составляло не более одной шестой части всего числа рабочих. Дело страхования бьmо возложено на страховые товаршцества, состоящие только из предпринимателей. Экс­ пертиза утраты трудоспособности производилась единоЛИЧitо врачами, состоящими на службе у этих страховых товаршцеств. Максимум пенсии при полной утрате трудоспособности составлял две трети заработной платы, которая была ншценской сама по себе. Но при частичной утрате трудоспо­ собности уплачивалась только соответствующая доля. Рабочий, потерпев­ ший увечье, илн семья погибшего рабоЧего не могли обратиться в суд раньше, чем их заявление предварительно не будет рассмотрено страховым обществом. Только в случае спора, несогласня с решением страхового общества, рабочий (илн семья погибшего рабочего) мог обратиться в суд, но только по месту правления страхового общества,. которое могло быть в сотнях верст от места жительства рабочего-инвалида.

Около пяти шестых рабочих и служащих, занятых на мелких промыш­ ленных предприятиях, у отдельных частных лиц могли в случае увечья при исполнении трудовых обязанностей предъявить иск о возмещении ущерба в общегражданском порядке, доказывая лнчную вину предприни­ мателя. Лозтому в то время считалось, что при социальном страховании рабочих "застрахованными в существе fела являются вовсе не интересы рабочих, а интересы предпринимателей" 3 1.

Поэтому уже в ленинском проекте Программы РСДРП, а затем в самой Программе РСДРП выдвигалось требование государственного социального страхования рабочих за счет предпринимателей не только на случай утраты трудоспособности по увечью, но и по старости. Это требование Программы было сразу же осуществлено в первых декретах Советской власти о со­ циальном страховании. Конечно, учитывая разруху и голод, обесценение денег, практическое осуществление новой системы государственного социального страхования было весьма ограниченным, и тем не менее основ­ нь.Iе принципы современной системы ?оциального страхования были зало.

жены уже в то время.

В то же время закладывались и принципы нового отношения к труду и новой социалистической дисциплины труда.

Рабочие и служащие проявляли подлинный трудовой героизм, несмот­ ря на крайне тяжелые условия существования и работы. В этот период зародились и социалистическое соревнование, коммунистические суббот­ ники и воскресники, бесплатная сверхурочная работа для нужд фронта и тыла, создавались ударные бригады и группы. Во многих своих работах того времени В.ИЛенин подчеркивал огромное значение коммунистичес­ кого отношения к труду и коммунистических субботников.

Надо при этом подчеркнуть, что, несмотря на необыкновенно тяжелые условия, которые переживала страна, новое социалистическое трудовое право Советской России было более передовым, чем право развитых капи­ талистических стран. Поэтому оно привлекало огромное внимание во всем мире и служило трудящимся других стран маяком в их борьбе за социаль­ ное освобождение.

Качественно новым было также зе.л.ельное право, основы которого бы1ПI заложены Декретом о земле. Этим декретом бы1ПI полностью упразд­ нены все виды капиталистического и феодального земледелия (nомещичье­ го, монастырского, церковного, удельноrо, казенного и т. д.). Устанав1DI­ валось единственное nраво государсmеliНой социалистической собсmен­ ности на землю. Отсюда вытекал nрИНЦRп неотчуЖдаемости зем1DI и лик­ видации любых договорных отношений no nоводу зeМJDI. Право расnоря­ жения землей имело только государство, которое преДоставляло землю в nользование государсmенным и общесmенным организациям и отдель­ ным гражданам.

В собственность государсmа также nереходили недра и все их богат­ ства, леса и воды, имеющие общегосударс'tВенное значение.

Государсmенная собственность на земЛю создала материальные усло­ вия для nоследующего обобщесmлеiПUt сельского хозяйсmа, а также для развития nромышленности и строительсша социализма в деревне и в городе.

Решительно было nерестроено и семейное право. Советское семейное nраво nровозгласило и укреnило соверщенно новые nринциnы, которые не были в то время известны ни в одной самой nередовой каnиталистичес­ кой стране. Прежде всего это, конечно, nолное равноправие мужчин и женщин во всех семейных отношениях. Отец и мать имели равные nрава по отношению к детям, рожденным в браке и внебрачным, "незаконным" детям. Было установлено право судебного установления отцовства по иску матери, оnекуна или самого ребенка по достижении им соответсmующего возраста.

Было отменено юридическое значение церковного брака, юридическая сила признавалась только за браком, зарегистрированным в органах записи актов гражданского состояния.

Была установлена свобода развода. Хотя nравославная церковь до­ nускала развод, практически его осуществление для nростых людей бьmо невозможно.

Развод стал возможным не только обоюдному желанию суnругов, no но и nри одностороннем заявлении о вежелании продолжать брачные отно шения.

Новое законодательство полностью разрушило старое семейное право, которое во многом сохраняло переЖИ11(1f феодальных отношений. Надо при этом напомнить, Что даже во Франции, где, как мы знаем, буржуазная революция nроисходила наиболее решительно, феодальные nережитки в области семейных отношений не бы1ПI Искоренены. Женщина находилась в nодчиненном, неравноnравнам nоложенми. Она nрактически находилась nод оnекой мужа. Муж во многих случаях мог потребовать и осуществить развод, для женщины же это бьmо nраl(тически невозможно. Такое же nоложение было в Англии, в Германии и в других странах.

Духовенство Росени еще долго Оl(азывало соnротивление новому законодательсmу. В частности, духовные консистории, nереименованные в еnархиальные советы, nродолжали рассматривать бракоразводные дела.

Только в 1920 г. это бьmо nолностью nрекращено.

Кодекс законов РСФСР об актах гражданского состояния, брачном, мойном и опекунском праве быЛ ~ообще первым советским кодексом.

ном кодексе бьmо сказано: "~~овные и религиозные браки, заклю 1 llllьte до 20 декабря 1917 г. с соблюдением условий и формы, предусмот­ рснllых ст. ст. 3, 5, 12, 20, 31 или 90 прежде действовавшнх законов граж· IIIIIICKИX (прежний Свод законов, т. Х, ч. 1, изд. 1914 г.), имеют силу заре· 111r ··рированных браков".

По этому поводу в монографии "История Советского государства 11 нрава" гов·орится: "Может показаться странным, что такой революцион­ ныИ по своему содержанию законодательный акт пролетарекой власти, как,J~t крет о гражданском браке, доп.f:скал известную легалнзацюо норм Сво 1\•1 'JакоJюв Российской империи" 3 2.

В данном случае как раз ни о какой "легализации норм Свода законов Российской империи" нет речи, и авторы смешивают различные вещи.

1\ак мы уже отмечали, во многих случаях законодательство прежних фор· маций воспринимается в новых формациях. Государство санкционирует IIJJИ молчаливо доnускает, легализует применение норм, созданных при нругом строе. Если бы указанные статьи действительно были легализованы, •ro означало бы, что ими надо руководствоваться при заключении брака.

Здесь же признаются только ранее заключенные браки! Иначе говоря, t ели люди когда-то до революции заключили брак по существовавшим 1оrда законам, то теперь этот брак признается. Если бы дело обстояло иначе, то следовало бы признать незаконными все браки, заключенные 110 революции и потребовать их перезаключения по новым законам. Та­ ким образом, признаются не законы, а браки, заключенные во время 1\СЙствия старых законов в соответствии с теми законами.

Совершенно по-щ.ому обстояло дело в ряде восточных окраин России.

IIJapиaт и адаты, суды казиев и биев действовали там еще очень долго.

Так, в Азербайджане судебные споры, связанные с неуплатой кальtма за невесту, с требованиями о возвращении калыма и т. д., окончательно бы­ ни запрещены лишь в г. В Туркестане, например, официально доnус· калось применение норм шариата народными судами! Правда, по указа­ нию Наркомюста Туркенетанекой АССР, народный суд должен бьm толко­ вать нормы шариата в соответствии с пролетарским социалистическим правосознанием, но осуществить такое указание на практике было, конеч­ но, чрезвычайно трудно. Наркомюсту Туркестана в результате приходилось отменять решения народных судов, которые, например, выносили решения о взыскании штрафа с супруга, не желавшего продолжать совместную жизнь, и т. д. 373. Борьба с шариатом и адатами и другими пережитками родового строя на первом этапе не велась nутем административного эапре· щения и карательных мер. Эти меры начали применяться значительно позднее. Вначале же велась только пропаганда, воспитание и просвещение.

Определенные особенности имел процесс создания нового, советского уголовного права. Как и все остальные отрасли права, советское уголовное право развивалось на социалистической основе. Задачи его определялись прежде всего обстановкой ожесточенной классовой борьбы, которая су­ ществовала в стране. Свергнутые эКСimУататорские классы отнюдь не при· мирились с потерей своего экономического и политического господства, а поэтому делали все возможное, чтобы реставрировать в нашей стране старые порядки. "Переход от капитализма к коммунизму,- писал В.И.Ле­ НШI, - есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуа­ таторов неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда прев­ ращается в попытки реставрации. И после первого серьезного поражения, свергнутые эксплуататоры, которые не ожидали своего свержения, не ве­ рили в него, не допускали мысли о нем, с удесятеренной энергией, с бе­ шеной страстью, с ненавистью, воз~осшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого '"рая".... " 74 Это сопротивление свергнутых эк­ сплуататорских классов выступало главным образом в форме контррево­ люционных престуrтений.

Серьезный вред революционному порядку наносили в этот период проявления мелкобуржуазной анархичности со стороны отдельных отста­ лых элементов из средЬI трудящихся, занимавшихся хищениями, спеку­ ляцией, совершавших преступления против личности и т. д. Этому способ­ ствовала экономическая разруха, а также влияние на нестойкие, малосоз­ нательные слои трудящнхся разного рода контрреволюционеров.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.