авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |

«Российский государственный торгово-экономический университет ФГОУ ВПО Омский институт (филиал) Омское региональное отделение Русского географического общества ...»

-- [ Страница 26 ] --

Ада мович, 2001), считается, что возбудитель туляремии может сохраняться в организме по левки водяной в скрытой хронической форме. Приверженцы второй точки зрения ставят под сомнение значение водяной полевки как "главного носителя возбудителя туляремии" и приводят ряд материалов, подтверждающих свою правоту. Видимо, дело не только в видовой принадлежности млекопитающего, но и в условиях среды, при которых вид ста новится эпидемически значимым. Например, постройка Волгоградской ГЭС привела к из менению экологии поймы Волги, ликвидации условий существования для водяной полевки и к резкому снижению ее численности, местами вплоть до полного исчезновения, однако существовавший в тех местах туляремийный очаг остался. Отсутствие зависимости суще ствования туляремийных очагов от уровня численности водяной полевки наблюдается и в Омской области (Равдоникас и др., 1965).

Из всех природноочаговых инфекций в Западной Сибири омская геморрагическая лихорадка (ОГЛ) имеет самую короткую историю. Заболевания ОГЛ людей начались с 1943 г., вирус ОГЛ впервые изолирован от больных людей и клещей-переносчиков в г. Природные очаги этой инфекции приурочены к лесостепной зоне Курганской, Тюмен ской, Омской и Новосибирской областей;

они занимают озерно-болотные стации на водо разделах. Зараженность вирусом ОГЛ водяных полевок выявлена во второй половине прошлого века (Дубов, 1961;

Харитонова, Хаджиева, 1966). Эпизоотическая ситуация в природных очагах ОГЛ нестабильна, периоды активной циркуляции возбудителя череду ются с периодами покоя;

ведущая роль в поддержании очага инфекции принадлежит во дяной полевке - бессимптомному хроническому носителю (Адамович, 2001). Заражен ность вирусом ОГЛ установлена у 11 видов мелких млекопитающих и 5 видов птиц, одна ко острые эпизоотии в популяциях аборигенных видов животных не регистрировались из за их взаимной приспособленности (толерантности) между долго существующими совме стно макро- и микроорганизмами. Одной из форм нарушения подобного равновесия явля ется введение в биоценоз новых видов хозяев возбудителя. Когда в водоемы Западной Сибири интродуцировали ондатру, здесь стали возникать эпизоотии, приводившие к гибе ли всей партии выпущенных особей: вирус ОГЛ от ондатры был впервые выделен в г. (Гагарина и др., 1958). Будучи новым элементом местной фауны, ондатра оказалась вы соко восприимчивой к вирусу, с которым она эволюционно не сталкивалась. Заболевания людей регистрировались, в основном, среди охотников, занимавшихся промыслом ондат ры и водяной полевки, и членов их семей, участвовавших в снятии шкурок. Все жители Западной Сибири, переболевшие ОГЛ, имели контакт с заселенными ондатрой водоема ми, больными или павшими особями этого вида (Федорова и др., 1964, 1966).

Водяной полевке отводится большая роль в природной очаговости листериоза. Лис терий выделяли из особей этого вида в средней полосе Европейской части бывшего СССР, Южном Зауралье, в лесотундре Средней Сибири. Чувствительность и восприимчивость ви да к листериозу изучена недостаточно. Листерии долго сохраняются во внешней среде при широком диапазоне температуры и влажности. Инфекции свойственны разнообразные пути передачи, в том числе клещами;

эпизоотии обостряются в ранневесенний период и осенью (Пантелеев, Вершинский, 1969).

Рис. 28.26. Основные биотические отношения полевки водяной с другими позвоночными жи вотными: конкурентные за пищу – с мелкими мышевидными грызунами (7);

ондатрой (14);

бобром речным (15);

жертвы к хищникам – к беркуту (1);

норке американской (2);

неясытям серой и длиннохвостой (3);

выдре речной (4);

орлану-белохвосту (5);

филину обыкновенному (6);

вороне серой (8);

щуке обыкновенной (9);

колонку (10);

лисице обыкновенной (11);

подорли ку большому (12);

собаке енотовидной (13);

росомахе (16);

колонку (17);

кунице лесной (18);

медведю бурому (19);

волку (20);

рыси обыкновенной (21), (рис. Б.Ю. Кассала).

Полевка водяная является носителем эризипелоида, что установлено для очагов Северо-Западной части России, Западной Сибири, Азербайджана и Казахстана. По мнению Т.Н. Дунаевой и ее сотрудников (1953), водяная полевка в отдельных очагах играет роль основного носителя эризипелотриксов Erysipelotrix rhusiopathiae var. suis и E.r. var.

murisepticum. Болезнь у полевок водяных обычно протекает в форме бессимптомного носи тельства. Во время скрытого бациллоносительства и при остром течении болезни полевки распространяют инфекцию, выделяя эризипелотриксов с мочой. Число зараженных особей в популяциях составляет в среднем около 3%, а при неблагоприятных условиях - 10-30% (Дунаева и др., 1953). В природных очагах лептоспироза водяная полевка - дополнительный резервуар инфекции (Ананьин, 1971;

Карасева, 1971), будучи мало восприимчива к этому заболеванию;

в ее популяциях лептоспироз серологически обнаруживается у 5-10% особей (Валова, Мефодьев, 1972;

Воронин и др., 1971). В лесостепных районах Западной Сибири у водяной полевки выявлена зараженность пастереллезом, сальмонеллезом, Ку риккетсиозом, токсоплазмозом (Сюзюмова, 1960;

Федорова, 1968;

Краснова, Щепотьев, 1967). В редких случаях она может вовлекаться в эпизоотии чумы (Ралль, 1960) и клещево го энцефалита (Корш и др., 1970).

Водяная полевка относится к числу массовых пушных зверей. Добыча шкурок водяной полевки, как и других весенних видов пушно-мехового сырья (в основном шкурки мелких грызунов), – это характерное явление ХХ в. Охота на водяную полевку, как на вредного грызуна, разрешалась в течение года.

Длина шкурки водяной полевки 16 см, ширина – 8 см. Длину шкурки измеряют от междуглазья (при отсутствии головы - от края шеи) до основания хвоста;

ширину – посере дине их длины. Длина пуха 7 мм, ости – 12 мм. Пух нежный, темно-свинцового цвета, бле стящий, с коричневато-буроватыми концами;

ость темно-коричневая. Черево буровато палевое. Кожевая ткань тонкая. Толщина мездры колеблется от 0,08 до 0,12 мм (рис. 28.27).

Рис. 28.27. Оправленная шкурка полевки водяной (А), из (Герасимов, 1990);

топо графия ее шкурки по толщине мездры (Б), из (Кузнецов, 1952).

Б.

А.

Шкурки водяной полевки снимаются пластом путем продольного разреза ровно посередине черева и поперечными разрезами от середины груди и основания хвоста по внутренней стороне конечностей с сохранением всей площади шкурки, очищаются от сухожилий, прирезей мяса, обезжириваются, с удаленными сухожилиями и коготка ми, расправляются в виде пластин без складок на кожевой ткани, консервируются пре сно-сухим или кислотно-солевым способом (ГОСТ 2005-75). От шкурок пасюка шкурки водяной полевки отличаются почти не выступающими из волосяного покрова ушами, густым и нежным пухом, тонкой кожевой тканью;

от ондатры – круглым (в сечении) хво стом, меньшими размерами и более тонкой и непрочной кожевой тканью. Этап линьки особи определяет качество ее шкурки. Поскольку отличия расцветки волосяного по крова не влияют на товарную ценность шкурок водяной полевки, они на кряжи не под разделяются. На сезонные сорта шкурки также не подразделяются, так как добыча ее происходит круглогодично. Особенности линьки сказываются на качестве волосяного покрова полевки водяной (рис. 22.28). В зависимости от наличия пороков волосяного покрова и кожевой ткани шкурки подразделяют на нормальные или дефектные I, II групп (рис. 28.28, табл. 28.3).

I.

II. III.

Рис. 28.28. Ход линьки водяной полевки: I - полувзрослых особей, покинутых самкой (subad1);

II полувзрослых (предвзрослых) особей (subad2);

III - сезонной линьки взрослых особей (ad), из (Мак симов, 1959). Рисунок линьки на мездре: А1-А2 – различные варианты стадии боковых пятен;

Б1-Б3 – различные варианты стадии белой спинки;

В1-В3 – различные варианты стадии свет лых пятен на спинке;

Г1-Г2 – различные варианты стадии темной спинки;

Д1-Д2 – различные варианты стадии двух пятен на спинке.

Табл. 28.3. Оценка качества шкурок водяной полевки по отношению к стоимости нормальных шкурок, %, по данным (ГОСТ 2005–75) Дефектные Качество Нормальные I группа II группа Оценка, в %% 100 90 Шкурки с пороками, превышающими нормы, установленные для дефектных шкурок II группы, а также перезрелые, горелые, поврежденные молью и кожеедом, шкурки кислотно-солевого консервирования с осклизлой кожевой тканью, относят к не сортовым и оценивают не выше 25 % от стоимости нормальных шкурок. К возможным дефектам шкурок относят такие пороки, как разрывы, дыры, плешины, признаки линьки (вытертые места, неровный редкий волос), сквозняк (обнажение волосяных луковиц), неправильную первичную обработку и отсутствие частей шкурки (табл. 28.4).

На шкурке водяной полевки допускаются естественные жировые подушки в об ласти огузка. Шкурки, имеющие продольный разрыв до 10% от общей длины, дыры, вы тертые места, выхваты общей площадью не более 1% от общей площади, отсутствие головной части до ушей, относят к нормальным шкуркам. В дефектных шкурках I группы допускается не более одного порока I группы дефектов. В шкурках, относимых ко II груп пе дефектов, допускается не более одного порока II группы и одного порока I группы де фектов, или четыре порока I группы. Шкурки площадью менее 50 см2 относят к дефект ным шкуркам II группы. Шкурки поставляют партиями (количество шкурок, сдаваемых одновременно и оформленных одним документом о качестве), но при приемке органо лептически оценивают каждую шкурку. Их упаковывают в пачки по 50 шт. попарно воло сяным покровом друг к другу и перевязывают шпагатом крестообразно (ГОСТ 12266–89).

Табл. 28.4. Группы дефектности шкурок водяной полевки, по данным (ГОСТ 2005–75) Группа дефектности Пороки шкурки I (малый дефект) II (большой дефект) Разрывы продольные, % к длине более 10 до 25 вкл. более 25 до 50 вкл.

Разрывы поперечные, % к длине до 10 вкл. более 10 до 25 вкл.

Дыры, выхваты, % к площади более 1 до 2 вкл. более 2 до 10 вкл.

Признаки линьки, % к площади более 1 до 3 вкл. более 3 до 10 вкл.

Сквозняк, % к площади – по всей площади Плешины, % к площади до 2 вкл. более 2 до 4 вкл.

снятые трубкой или чулком, не- комовые или с глу достаточная обезжиренность, бокими складками, Неправильная первичная обра ботка косой разрыв с отклонением до 2 плохая обезжирен см от линии разреза по череву ность Отсутствие частей головы – Добычу полевки водяной, когда вид значился под номенклатурой «водяная кры са», в СССР вели с 1924 г., и в отдельные годы заготавливали около 20 млн. шкурок (Машкин, 2007). Для этого использовали различные ловушки, иногда весьма прими тивные (рис. 28.29, 28.30).

Б.

А.

Рис. 28.29. Установка морды (вентеря) для ловли водяной полевки: А - у подводного выхода ее но ры (вид спереди);

Б - в крутом берегу, из (Герасимов, 1990): а- подземная нора;

b – коренной берег;

с – вода;

d – донный грунт.

А. Б. В.

Рис. 28.30. Типы ящичных живоловушек на водя ную полевку: с опадными дверками (А);

с задвиж ной дверкой (Б);

с падающим двойным коробом (В);

с падающим коробом и утяжелением плашкой (Г), из (Герасимов, 1990).

Г.

В январе 1938 г. Омской приемо-сортировочной базой Союззаготпушнины Мехпрому было отгружено 103000 шкурок водяной полевки по 0,33 руб./шт. В апреле 1938 г. Голышма новским заготпунктом было заготовлено по Голышмановскому району Омской области шкурок по 0,50 руб./шт., по Аромашевскому району – 631 шт. по 0,47 руб. (ГАОО, ф.437, оп.9, д.535). План контрактации весенне-летних видов пушнины на сезон 1939 г. по Омской облас ти включал заготовку шкурок водяной полевки (3200882 шт. на 1088300 руб.). В Тарском окру ге было рекомендовано заготовить 156500 шкурок, в Тобольском округе – 450000 шт., в Остя ко-Вогульском округе – 2071882 шт., в Ямало-Ненецком округе – 120000 шт. в среднем по це не 0,34 руб./шт. На первый квартал 1940 г. планировалось заготовить по области 300000 шку рок на сумму 105000 руб. по средней цене 0,35 руб./шт. (ГАОО, ф.437, оп.9, д.649).

Табл. 28.5. Заготовка шкурок полевки водяной в Омской области в 1950-1961 гг.

Кол-во заготовленных шкурок Среднегодовая плотность Районы* заготовок на 10 км Всего за период В среднем за год Азовский –** – – Большереченский 82331 6860,9 15, Большеуковский 429938 3582,8 3, Горьковский 582 48,5 4, Знаменский 244288 20357,3 55, Исилькульский 491 40,9 0, Калачинский 1407 117,3 0, Колосовский 68039 5670,0 11, Кормиловский 2141 178,4 0, Крутинский 164342 13695 23, Любинский 8890 740,8 2, Марьяновский 123 10, 2 0, Москаленский 60 5,0 0, Муромцевский 100304 8358,7 12, Называевский 169750 14145,8 24, Нижнеомский 347 28,9 0, Нововаршавский 21100 1758,3 0, Одесский 7*** 0,6 0, Оконешниковский 287 23,9 0, Омский 15980 1331,7 3, Павлоградский 24 2 0, Полтавский 129 10,8 0, Русско-Полянский 69*** 5,7 0, Саргатский 160847 13403,9 35, Седельниковский 5293 441, 1 0, Таврический 1057 88, 1 0, Тарский 117015 9751,3 6, Тевризский 258210 21517,5 21, Тюкалинский 289387 24115,6 38, Усть-Ишимский 209401 17450, 1 22, Черлакский 10066 838,8 2, Щербакульский 16*** 1,3 0, Омская область 2443049 203587,4 14, * Приведены современные названия районов в границах на 2008 г.

При анализе заготовок с 1935 г. учитывалось то, что в разные периоды Молотовский и Иртышский районы входили в состав современных Нововаршавского и Черлакского района. Дробышевский район входил в состав Русско-Полянского и Нововаршавского районов. Дзержинский – в состав Большере ченского района. Кагановичевский район в состав Омского и Марьяновского. Ульяновский в состав Омского, Ольгинский в состав Москаленского. Солдатский район входил в состав Тюкалинского, а Васисский район входил в состав современного Тарского района;

** прочерк отсутствие заготовок;

*** - заготовки только одного года.

В 1937-1939 гг. в современных границах Омской области было заготовлено 102,8-112,7 тыс. шкурок полевок водяных. Затем количество заготовленных шкурок снизилось и достигло своего минимума в 1945-1946 гг., когда было добыто 4,1 и 3, тыс. водяных полевок, соответственно. С конца 1940-х гг. на территории Омской об ласти, судя по материалам заготовок, для вида были характерны колоссальные подъ емы численности: в 1948, 1949 гг. показатели заготовок достигли 209,6-232,0 тыс. шку рок, а в 1950 г. в области наблюдался многолетний максимум численности водяной полевки и было заготовлено 659,3 тыс. шкурок. 1950-е гг. были годами максимального обилия водяной полевки в области, но и в этот период наблюдались депрессии чис ленности вида: в 1955 г. было заготовлено всего 15,1 тыс. шкурок. Последующие мас совые размножения полевки водяной были зафиксированы в 1958-1959 гг., когда было заготовлено 364,1 и 368,5 тыс. шкурок, соответственно (Сидоров и др., 2001). Начиная с 1962-1963 гг., в ряде административных районов области, где водяная полевка оби тала, заготовки ее шкурок по неясной сейчас причине прекратились или резко снизи лись. Это явление было характерно для Большеуковского, Колосовского, Любинского, Нижнеомского, Оконешниковского, Омского, Усть-Ишимского районов. В 1962-1965 гг. в области было добыто 17,4-23,5 тыс. водяных полевок (табл. 28.5).

Рис. 28.31. Количество шкурок водяной полевки, добытых на территории Омской области в 1950 1961 гг., среднемноголетние данные заготовок:

1 – отсутствие заготовок;

2 - очень низкая плот ность (менее 1 экз./10 км2);

3 – низкая плотность (1-10 экз./10 км2);

4 – средняя плотность (11- экз./10 км2);

5 - высокая плотность (21-30 экз./ км2);

6 – очень высокая плотность (более экз./10 км2).

Рис. 28.32. Добыча водяной полевки на территории Ом ской области в 1949-2006 гг.

Последний, зафиксированный материалами заготовок, всплеск численности во дяной полевки был отмечен в 1965 г. и обеспечил 62,0 тыс. шкурок: максимальная чис ленность заготовок была зафиксирована в Тевризском (24,0 тыс.), Крутинском (17,7 тыс.) и Тюкалинском (10,6 тыс.) районах. Шкурки полевки водяной, добытые в разных районах страны, поступали на фабрику «Белка» в г. Киров, окрашивались в черный цвет под «крота», и из них шились относительно недорогие изделия. Использовались ее шкурки главным образом для пошива дамских манто и жакетов, детских пальто. В 1969 г. шкурки полевки водяной в Омской области не заготавливались, а в 1970 г. было сдано всего шкурок в Тевризском, Саргатском и Одесском районах;

в Одесском районе полевка во дяная в 1935-1976 гг. заготавливался только дважды и, вероятнее всего, это были слу чаи завоза пушнины охотниками из северных районов (рис. 28.31, 28.32).

Рис. 28.33. Среднемноголет ние показатели отлова по левки водяной в различных природно - климатических зонах Омской области в 1972-2005 гг.

Рис. 28.34. Взведение пружины у однопру жинного капкана № (А) и его насторожка (Б), из (Герасимов, 1990).

Б.

А.

Заготовки шкурок водяной полевки в Западной Сибири были колоссальны: в период массового размножения полевки водяной в конце 1950-х - начале 1960-х гг., начальник Ба рабинской экспедиции по борьбе с «водяной крысой» С.С. Фолитарек добился через Мин сельхоз РСФСР увеличения плана заготовок ее шкурок в Новосибирской области с 1 млн.

до 3 млн. штук в год, при этом план был перевыполнен (Пантелеев, 2001). Последние отно сительно высокие показатели заготовки шкурок водяной полевки в Омской области были зарегистрированы в 1972-1973 гг., когда было заготовлено 18,6 и 14,6 тыс. шкурок, соответ ственно. В 1975 г. было заготовлено всего 2 шкурки в Усть-Ишимском районе, и до 1991 г.

шкурки водяной полевки в заготовительные организации Омской области не поступали.

Возможно, это обстоятельство было связано с беспрецедентно низкой закупочной ценой на ее шкурки: в соответствии с Прейскурантом закупочных цен на пушно-меховое сырье, вве денным в действие с 1 августа 1977 г. в соответствии с ГОСТ 2005-75, стоимость нормаль ной шкурки «крысы водяной» составляла 31 коп., шкурки с дефектом 1 группы стоили коп, с дефектом 2 группы – 16 коп. Шкурки с пороками, превышающими нормы, установлен ные для дефектных шкурок 2 группы, а также шкурки прелые, горелые, молееденные, по врежденные кожеедами и шкурки кислотно-солевого консервирования с осклизлой кожевой тканью оплачивались не выше 25% стоимости нормальных шкурок (Прейскурант, 1977), и за такую шкурку платили не больше 7-8 копеек. Этот экономический фактор явился причиной прекращения добычи, несмотря на наблюдающиеся время от времени подъемы численно сти полевки водяной в лесостепных, подтаежных и таежных районах Омской области. В 1991 г., в связи с изменением форм собственности и массовым обнищанием населения, в заготовительные организации Омской области в последний раз была сдана 161 шкурка во дяной полевки, после чего заготовки ее шкурок прекратились. В 1935-1975 гг. в Омской об ласти официально всего было добыто более 3,6 млн. шкурок водяной полевки.

Учеты численности водяной полевки в Омской области проводились зоологами об ластного центра санэпидадзора в 1972-2005 г. (рис. 28.33). В 1972-1974 гг. от тайги до лесо степи было выполнено 14 учетов численности методом капкано/суток. Капканы №0, № (рис. 28.34) выставлялись на тропках и кормовых столиках полевок по озерам, старицам, берегам рек, лугам и сенокосам. Средний показатель численности водяной полевки при ис пользовании этого метода учета в 1972-1974 гг. составил 19,3 особей на 100 капкано/суток.

В 1975-2005 гг. от таежной до степной зон Омской области было проведено учетов водяной полевки методом давилко/линий. Давилки «Герро» выставлялись в ли нию через 5 метров у уреза воды по берегам озер, стариц, канав, а также на лугах, се нокосах, пахоте и в лесных биотопах. Средний показатель численности водяной по левки по всей Омской области за 1975-2005 гг. составил 1,9 особей на 100 давил ко/суток. Этот показатель на порядок ниже учетной оценки, выполненной с использо ванием метода капкано/суток. Этот методический прием позволил выявить среднюю многолетнюю численность водяной полевки в типичных биотопах ее обитания в разных ландшафтных зонах и подзонах Омской области. В последней четверти ХХ и в начале ХХI вв. средняя численность водяной полевки в южной тайге составляла 2,3 (от 0,1 до 9,8) особей на 100 давилко/суток, в осиново-березовых лесах 2,6 (от 0,1 до 11,6), в се верной и центральной лесостепи 1,9 (от 0,1 до 10,7), в южной лесостепи 0,6 (от 0,1 до 1,6), а в степи 0,4 (от 0,1 до 0,9) особей на 100 давилко/суток.

Добыча водяной полевки производилась до того, как широкое распространение в Сибири получила ондатра. В 1980-х гг. пушнина водяной полевки, как и других мел ких грызунов, потеряла свое значение в качестве объекта пушного промысла. Однако существенно возросла ее роль, как вредителя сельского хозяйства, против которого разрабатываются специальные меры защиты.

Водяная полевка, как ни один другой вид, привлекал и по сей день привлекает вни мание благодаря своим негативным, с точки зрения человека, качествам. На протяжении своего обширного ареала полевка водяная играет существенную роль в сельскохозяйст венной деятельности человека и в здравоохранении. Это один из немногих видов диких млекопитающих, по борьбе с которым принимались Правительственные решения Совета министров РСФСР (Пантелеев, 2001). С другой стороны, вид интересен ученым благодаря ряду особенностей, одним из которых является изменение образа жизни в течение года от околоводного летом до подземнороющего зимой, что побудило основателя систематики Карла Линнея к описанию двух видов: Arvicola terrestris и Arvicola amphibius. Водяная полев ка играет существенную роль в качестве естественного пищевого объекта для плотоядных млекопитающих и птиц, а в годы высокой численности ее с полным основанием следует от носить к числу основных ценозообразователей бореального пояса Земли (Терновский и др., 2001). Для водяной полевки характерны колоссальные колебания численности, названые С.С. Четвериковым (1905) «волнами жизни». Неэффективность существующих мер борьбы с водяной полевкой оставляют человека беспомощным перед ее нашествиями (Сидоров и др., 2001). Литература по изучению биологии водяной полевки и методам ее истребления насчитывает более 2 тыс. библиографических названий: два библиографических указателя русскоязычных источников (Максимов, Фолитарек, 1959;

Пантелеев и др., 1971) включали 1230 названий, а иностранная библиография до 1973 г. состояла из 530 названий (Airoldi, Meylan, 1974). Благодаря вниманию со стороны зоологов, этот вид является модельным для разработки многих теоретических вопросов в области териологии. Тысячекратные колеба ния численности этого вида - предмет изучения и разработки общей теории динамики попу ляций. Водяная полевка стала объектом не менее пяти докторских и более тридцати канди датских диссертаций. В зарубежной Европе этому виду посвящено три монографии, в Рос сии опубликовано семь (Пантелеев, 2001).

29. Заяц беляк – Lepus timidus Linnaeus, 1758.

Рис. 29.1. Внеш ний вид беляка в зимнем (А) и летнем (Б) мехе (рис. А.А. Ива новского и Л.Т.

Кузнецова).

А. Б.

Отряд Зайцеобразные – Lagomorpha Brand, 1855.

Семейство Зайцевые – Leproidae Fischer, 1817.

Род зайцы – Lepus Linnaeus, Род включает в себя 10–12 видов;

на территории Российской Федерации обитает вида (Павлинов и др., 2002). Сам вид беляк существует в виде ряда подвидов, вопрос о количестве которых до конца не ясен. И.Я. Павлинов и др. (2003) считают, что, возможно, L. americanus Erxleben – беляк американский из Северной Америки, также относится к данному виду. А.М. Колосов и др. (1979) выделяют в данном виде в пределах бывшего СССР более 8 подвидов: L. t. timidus;

L. t.sibiricorum Johanas;

L. t. lugubris Kastsch;

L. t. be gitschevi Koljuschev;

L. t. tschurtschorum Nordg;

L. t. kolymensis Ogn.;

L. t. gichiganus All.;

L. t.

mordeni Goodwin и др. В.И.Машкин (2007) в пределах России выделяет 9 подвидов. И.П.

Лаптев (1958) на территории таежной зоны Западной Сибири выделяет 3 подвида беляка:

L. t. timidus;

L. t.sibiricorum (Johanas, 1923) и L. t. begitschevi (Koljuschev, 1936). Ряд иссле дователей, в частности, Б.С. Виноградов и И.М. Громов (1952), не признают за самостоя тельный подвид описанного в 1900 г. Н.Ф. Кащенко на данной территории беляка траурно го – L. t. lugubris. На территории Омской области обитает сибирский подвид беляка L.t.sibiricorum с диплоидным числом хромосом 48 (Соколов, 1979).

Длина тела беляка 45 – 68 см. Тело стройное, несколько сжатое с боков (рис.

29.1). Масса тела колеблется в пределах 2,5 – 5,5 кг. В тундрах Сибири обитает наи более крупная раса беляка с длинной тела до 68 см и массой 5,5 кг. В европейской части России, в тайге и лесостепных зонах Западной Сибири и Казахстана распро странены сравнительно крупные зайцы: длина тела 50-60 см, масса 3-4 кг. В тайге Яку тии, Дальнего Востока, в Забайкалье распространены очень мелкие зайцы, масса ко торых 2,5-3 кг (Машкин, 2007).

Рис. 29.2. Шкурка беляка непрочна и легко Рис. 29.3. Убегающий от преследователя рвется, оставаясь в зубах преследователя, беляк способен, не поворачивая головы, что позволяет зайцу спастись (рис. А.А. Ива- смотреть как перед собой, так и назад новского). (фрагмент рис. А.Н. Комарова).

Кожа беляка относительно тонкая и непрочная (рис. 29.2). Потовых желез в ко же туловища нет, они имеются на подошвах лап, особенно между пальцами. Верхняя губа раздвоена. Уши относительно короткие, длиной 12–14 см;

пригнутые вперёд, они лишь достают до кончика носа, или слегка выходят за него, у основания образуют трубку. Расположение глаз обеспечивает почти круговой обзор (рис. 29.3). Конечности пятипалые, но первые пальцы сильно укорочены. Задние лапы значительно длиннее передних (по скелету на 25–30%), поэтому бегают беляки длинными прыжками, при которых задние ноги выносятся вперёд дальше, чем передние. Это отражается на ха рактере следов. Лишь при медленных передвижениях (на кормёжке) лапы беляка пере мещаются в обычной последовательности. Лапы сравнительно широкие, ступни длин ные, покрыты густой щёткой волос. Когти хорошо развиты, но сравнительно слабо изо гнуты. Пальцы отделены друг от друга глубокими промежутками, могут широко рас ставляться. Длина следа заячьей лапы 12–17, ширина 7–12 см. Это обеспечивает бе ляку хорошую опору на снегу (рис. 29.4, 29.5). Нагрузка массы тела на площадь лап беляка всего 9–12 г/см2. Сосков 3 – 5 пар. Кончики ушных раковин и летом и зимой угольно-чёрные. Меховой покров высокий, пушистый, волосы мягкие. Линька происхо дит дважды в год: весной и осенью. Её сроки зависят от климатических факторов, воз раста, пола и упитанности животных. По времени сроки линьки растянуты до 75– дней, к зиме мех становится более густым и длинным. Особенно удлиняются волосы на нижней стороне тела. Подошвы лап покрыты густой щёткой волос, подушечки паль цев никогда не бывают голыми. Это связано с тем, что при суточном отдыхе беляка именно нижняя поверхность тела соприкасается со снегом или промёрзшей землёй.

Зимой волосы, покрывающие подошвы лап и края ноздрей, заметно отрастают (Фор мозов, 1946, 1989;

Соколов, 1989;

Павлинов и др., 2002;

Динец, Ротшильд, 1996).

Рис. 29.4 (вверху). Во время прыжков беляк далеко вперед закидывает задние ноги так, что их следы оказываются впереди отпечатков передних ног (рис. Б. Лошак).

Рис. 29.5 (слева). Отпечаток правой задней лапы крупно го беляка при прыжках по плотному снегу (пальцы сжа ты) и по рыхлому – глубокому (пальцы широко раздвину ты), что увеличивает площадь опоры почти вдвое и по зволяет легко передвигаться даже по рыхлому снегу (рис. А.Н. Формозова).

Летняя окраска меха на спине рыжевато-серая, серая или аспидно-серая, иногда с тёмно-бурой струйчатостью. Окрас головы такой же, как на спине, или несколько ярче.

Передняя часть морды и щёки светло-коричневые. Это обусловлено тем, что вершина остевых волос (до трети длины волоса) имеют светлый жёлто-бурый цвет, а сам волос заканчивается потемнением. Основание этих волос также тёмное на протяжении 6 – мм своей длины. Верхнечелюстная, челюстная и теменная части головы темно коричневые. Длина ости в среднем составляет 16 мм. Цвет волос по краям рта светлый, переходящий к периферии в светло-жёлтый. Длина остевых волос на этом участке в среднем составляет 3 – 4 мм. Носовая часть светло-жёлтая (Слудский, Страутман, 1980). Уши тёмно-бурые с белой полосой по наружному краю и чёрной вершиной. Вокруг глаз узкое кольцо беловатого или бледно-серого цвета. Губы, подбородок и верхняя часть горла имеют белый или серовато-белый цвет. Затылок и верхняя сторона шеи ох ристо-рыжие или серовато-бурые. Брюхо и внутренняя сторона ног белые. Лапы светло серые с рыжеватым или охристым оттенком. Хвост белый или иногда слегка затемнён сверху примесью буроватых волос. Общая форма хвоста не клиновидная, как у других видов зайцев, а круглая. Верхняя поверхность хвоста без тёмного или чёрного пятна на верхней стороне (Сабанеев, 1992 а, б, в;

Колосов, 1979;

Соколов и др., 1994).

Зимний мех беляка имеет белый окрас, за исключением чёрных кончиков ушей.

Наибольшая длина волос на брюхе, наименьшая – на голове и конечностях. Направ ляющие, остевые и пуховые волосы зимнего меха длиннее, чем летние. Например, зимние направляющие на огузке имеют среднюю длину 43,5 мм, а летние только 34, мм;

остевые 39,6 и 27,1, а пуховые – 25,1 и 16,2 мм, соответственно (Формозов, 1946, 1989;

Динец, Ротшильд, 1996).

Беляк линяет два раза в год. Линька начинается с задних лап и крупа, затем линя ют передние лапы и бока. Дольше всего летний мех держится на спине и около глаз. Вес ной смена шерсти происходит в обратной последовательности (Колосов и др., 1979). Как правило, весенняя линька на территории Омской обл. начинается во второй половине марта и заканчивается в конце мая. В северных районах Омской области беляк линяет на две недели позже, по сравнению с особями из южных районов. Начало осенней линьки совпадает с первыми сентябрьскими заморозками. Начало и окончание весенней и осен ней линьки имеют сдвиги, как по срокам, так и по продолжительности: в 1998 г., который характеризовался затяжной зимой (на две недели дольше среднемноголетней), первые начавшие линьку беляки в лесостепной зоне появились в последних числах марта – нача ле апреля. Продолжительность как весенней, так и осенней линьки по времени в пределах Омской области растянута на 75 – 80 дней (Березин, 2004, 2007).

Естественный ареал беляка очень широк. Он занимает тундровые и лесные облас ти Северной Европы, изолированный участок ареала есть даже в Швейцарских Альпах. В европейской части России ареал на юге идёт до Саратова, Тамбова и Оренбурга. На се вер ареал продвигается вплоть до побережья Северного Ледовитого океана, на восток граница проходит через всю Сибирь и северный Казахстан до Тихого океана. Повсемест но встречается на Камчатке, же по побережью Охотского моря и на Сахалине. В Сибири беляк обычен по всей тундре, тайге и местами в лесостепи. Ареал заходит в восточные районы Казахстана, в Северную Монголию, Северо-Восточный Китай, на остров Хоккайдо, на север Северной Америки, доходя в районе Гудзонова залива до 50 с. ш. Далее идя на восток ареал беляка, проходит узкой полосой по южному и западному побережью Грен ландии. На Кавказе беляка нет. Близкий вид населяет сходные ландшафты Северной Америки (Бобринский и др., 1965;

Флинт и др., 1970;

Зыков, 1972;

Кривошеев, 1976;

Коло сов и др., 1979;

Равкин, Лукьянова, 1976;

Конева, 1983;

Соколов, 1989;

Громов, Ербаева, 1995;

Равкин и др., 1996;

Машкин, 2007). Ареал обитания беляка в Западной Сибири включает Урало-Обскую часть равнины: Обь–Иртышскую и южную часть Обь–Енисейского междуречья, с покрытой лесом площадью около 370 тыс. км2 (Атлас СССР, 1984).

В большей части своего ареала беляк – типично лесное животное. Лишь на территории тундры и местами по южной части ареала он обитает в безлесных про странствах, выбирая здесь заросли кустарников или изрезанные берега рек и озёр, ка менистые возвышенности. Вместе с тем, этот вид избегает сплошных массивов леса.

Местообитанием беляку служат леса различных типов, густое мелколесье, вырубки, гари с упавшими стволами деревьев, высокотравье и т. п. Особенно привлекательны ми для него являются обширные участки хвойного леса с большой плотностью древес ного яруса, вследствие чего почти лишённые лиственного подлеска и травянистого по крова. Но, с другой стороны, чисто лиственные насаждения в лесной зоне заселены беляком редко. Исключением здесь является лесостепная зона Сибири, где беляк в большом количестве живёт в берёзовых колках. На открытых пространствах беляк встречается очень редко. В его местообитаниях должны быть водоёмы, т.к. далеко от воды он не селится. Наиболее распространённый тип его биотопов – березняк костян никовый, березняк ивовый, березняк злаковый, березняк осоковый, поймы, ракитники на пониженных участках, тростниковые болота, кукурузные поля (Иванов, Приклонский, 1968;

Клебанова и др., 1971;

Колосов и др., 1979;

Абрамов, 2001).

Плотность популяции беляка в Западной Сибири увеличивается по мере про движения с севера на юг (рис. 29.6). В лесной и лесостепной зонах беляк хорошо при живается на окультуренных территориях в непосредственной близости от человече ского жилья (Лаптев, 1958;

Млекопитающие …, 2003).

Рис. 29.6. Распространение беляка - Lepus timidus на За падно-Сибирской равнине, по (Флинт и др., 1967), с допол нениями: 1 – отсутствие зве ря;

2 - территория распро странения, в т.ч. 3 – терри тория с наибольшей плотно стью распространения.

В начале ХХ в. беляк был обычен по всему (бывшему) Тарскому округу, но наи более плотно заселял лесостепную часть округа, где в отдельных районах обитало до 40 особей на 1000 га (Шухов, 1928). Высокая численность беляка в бывшем Тарском ок руге отмечена в 1908, 1909, 1912, 1916, 1926 и 1927 гг. Осенью 1921 г. охотники на ле вом берегу р.Иртыша около с. Чернореченского видели скопление беляков, пытавшихся переплыть реку, хотя по ней шла шуга (Ушаков, 1935);

осенью 1933 г. также отмечалась кочёвка беляков в направлении к р.Иртыш. Наибольшие заготовки шкурок беляка сдела ны в 1954 г. (28 тыс. штук) и в 1993 г. (32 тыс. штук). В середине – конце ХХ в. вид на этой территории переживал депрессию численности (Гептнер и др.,1967;

Кассал, 2005-а, 2005-б). К началу ХХI в., в результате прекращения тотальных химических обработок сельскохозяйственных угодий, беляк начал восстанавливать численность на большей части территории Западной Сибири. При этом многолетняя динамика численности для беляка носила отчетливо циклический характер (с периодом максимумов каждые 7- лет). Приводимые разными авторами данные о плотности населения беляка отражают не только добросовестность районных охотоведов и правильность проведения зимних маршрутных учетов их сотрудниками, но и закономерности в распределении вида по территории Омской области в различные временные периоды. Очевидно, что в период 1994-2000 гг. (Сидоров и др., 2001) наибольшая плотность размещения беляка имела место в центральной подзоне лесостепной зоны, а в 1998-2003 гг. (Березин, 2007) она наблюдалась в южной подзоне лесостепной зоны (рис. 29.7, 29.8).

Рис. 29.7. Среднемноголетняя численность беляка по дан ным зимних маршрутных учетов на территории от дельных административных районов Омской области в 1994-2008 гг.

На большей части своего ареала беляк ведет оседлый образ жизни. Его пере мещения ограничиваются сменой угодий. В тундре наблюдаются регулярные сезонные кочёвки, известные для Большеземельской тундры и полуострова Таймыр (Колосов и др., 1979;

Соколов, 1989).

Беляк встречается во всех 32 районах Омской области. Он населяет разнообраз ные ландшафты, но повсеместно в той или иной степени связан с древесно - кустарнико вой растительностью, которая служит важным кормовым объектом, а также маскирует жи вотное, особенно в период размножения. В Омской области беляк встречается повсеме стно, но неравномерно. Распространение и численность этого вида зависит от характера ландшафта, прежде всего – от степени выраженности древесно-кустарниковой рас тительности. Меньше всего беляка на юге области в степных и южных лесостепных ланд шафтах, где на долю лесов приходится около 5% (Млекопитающие, 2003).

По материалам ЗМУ 2004-2007 гг., в лесных угодьях средняя для Омской облас ти плотность популяции беляка колеблется в пределах 3,1-3,5 особей/10 км2. На забо лоченных участках этот показатель составлял 0,6-2,6 особи/10 км2, а в открытых поле вых и степных стациях 0,7-1,0 особи/10 км2 (рис. 29.9, 29.10).

А. Б. В.

Рис. 29.8. Распределение беляка - Lepus timidus на территории Омской области в 1994- гг. (А), по данным (Сидоров и др., 2001), с исправлениям;

в 1998-2003 гг. (Б), по данным (Бере зин, 2007), с исправлениями;

в 2000-2008 гг. (В), по данным (Сидоров, 2007, устное сообщение):

1 – отсутствие зверя;

2 – очень низкая плотность населения (менее 0,1 экз./10 км2);

3 – низ кая плотность населения (0,1-1,0 экз./10 км2);

4 - средняя плотность населения (1,1-5,0 экз./ км2);

5 – высокая плотность населения (5,1-10,0 экз./10 км2);

6 – очень высокая плотность на селения (более 10,1 экз./10 км2).

Рис. 29.9. Изменение численно сти беляка по данным зимних маршрутных учетов на терри тории Омской области в 1994 2008 гг.

Рис. 29.10. Средняя плотность по пуляции беляка в различных при родно- ландшафтных комплексах на территории Омской области в 1994-2008 гг., среднемноголетние данные.

Анализ распределения беляка по биотопам Омской области показал следую щее. В лесной зоне и подзоне смешанных лесов он отдаёт предпочтение полю. В зоне лиственных лесов этот вид предпочитает лес, на втором месте по обилию его числен ности - болото. В северной лесостепи беляк предпочитает болото, затем лес и поле. В центральной лесостепи он распределён равномерно в лесу и болоте. В южной лесо степи этот вид предпочитает лес. В полях лесостепной зоны этот вид встречается в минимальном количестве. В степной зоне беляк отдаёт абсолютное предпочтение ле су, реже встречается в поле, на болотах его практически нет. По всем природным зо нам Омской области плотность беляка максимальна в лесу, в два раза его меньше на болотах, и минимальное количество особей этого вида живёт в поле (Березин, 2004).

Размеры индивидуальных участков беляков колеблются в зависимости от места обитания, времени года и плотности популяции на занимаемой территории. По свиде тельству Э.В. Ивантера (1969), в условиях Карелии размер индивидуального участка беляка колеблется в пределах 2-8 га, а за ночь беляк передвигается на 480 - 2400 м. В Омской области средняя площадь индивидуального участка беляка составляет 5,2 га.

В местах с оптимальным кормовым режимом и с высокой плотностью беляка площадь участка уменьшается до 3 га, а там, где плотность беляка низкая, размер участка мо жет увеличиваться до 40 га (Березин, 2007).

Рис. 29.11. Снежная нора, устраиваемая беляком в зимнее время в условиях Сред него Прииртышья (рис. Б.Ю. Кассала).

Постоянных убежищ беляк, как правило, не устраивает, он довольствуется ес тественными укромными местами (рис. 29.11). Зимой довольно часто может устраивать снежные норы, если местность открытая. Такая нора, описанная И.П. Лаптевым (1958) имела в длину 1,2 м, высоту хода 22 см и ширину 25–27 см, конец её имел расширение и располагался от поверхности снега в 30 см. В лесостепных районах Новосибирской об ласти такие снежные норы, сооружённые беляком, обычное явление. При опасности бе ляк может внезапно выскочить из норы, пробив ее потолок (Лаптев, 1958;

Соколов, 1989).

Рис. 29.12. В февральских-мартовских сумерках беляки собираются на ограниченном про странстве и устраивают турнирные игры (рис. А.А. Ивановского).

Беляк ведет одиночный образ жизни;

некоторое скопление особей возникает ино гда в брачное время (рис. 29.12). Передвигается беляк обычно медленно, короткими прыжками, но умеет быстро бегать, отталкиваясь задними ногами. Быстрота бега – несо мненное приспособление к защите от хищников, т.к. добывание зайцеобразными пищи не требует быстрых перемещений (Соколов, 1989). Поскольку обычно беляк обитает на не большой территории и проходит за сутки менее 2,5 км, то к середине зимы в месте своего обитания набивает целую сеть торных троп (Громов, Ербаева, 1995) (рис. 29.13).

Рис. 29.13. Места постоянного обитания беляков пересекаются их тропами в разных на правлениях (рис. Л.Т. Кузнецова).

Половой зрелости беляк достигает в возрасте 7-10 мес. Гон у беляка начинает ся с середины февраля – начала марта и сопровождается драками самцов. Дерущиеся самцы встают на задние лапы и боксируют передними. Зайцы на опушках и на поля нах вытаптывают большие площади. В это время они теряют осторожность и почти не прячутся от людей. Одну самку зачастую кроют подряд несколько самцов. В период гона беляк бегает в светлое время утром и вечером. Звуковая сигнализация развита слабо. Самцы во время гона издают довольно сильные звуки – короткие кудахтающие трели. Во время гона следы беляков часто располагаются группами, а отдельные осо би начинают волочить ноги, оставляя на весеннем снегу так называемую поволоку длинные черты;

некоторые охотники считают поволоку верным признаком начавше гося у беляка гона (Формозов 1952;

Колосов и др., 1979;

Динец, Ротшильд, 1996).

Поскольку в Омской области весна в северные и южные районы приходит не одновременно, это влияет на сроки начала гона у беляка (рис. 29.14). Самки готовы к размножению с середины февраля – начала марта. Половая активность самок начина ет затухать в июле и полностью прекращается в августе, в северных районах области половая активность прекращается в последней декаде июля. Первый гон у беляка на чинается с середины февраля и продолжается до конца первой декады марта. Второй гон начинается сразу же после первого окота, со второй декады апреля до конца пер вой декады мая. Третий гон начинается со второй половины июля. К моменту начала гона моча у беляка становится оранжево-красной, с резким запахом. Период размно жения у беляка в условиях Омской области продолжается 5,5 – 6 месяцев (Березин, 2004). В первом окоте участвуют почти все перезимовавшие самки - 83-100%, во вто ром - 100% самок, в третьем - около 40% (Машкин, 2007).

Рис. 29.14. Репродукционный календарь беляка в Омской области, среднемно голетние данные начала ХХI в., рис.

Б.Ю. Кассала по данным (Слудский и др., 1980;

Березин, 2004;

Машкин, 2007).

Временная шкала показана с декадны ми интервалами.

Беременность у беляка длится 49–51 день. Самки обычно рождают молодняк на поверхности земли, в кустах, среди валежника (Колосов и др., 1979). По свидетельству А.А.Слудского и др. (1980), в Северном Казахстане и в Омской области потенциальная плодовитость у самок беляка в первом помете составляла 5,5 (от 3 до 10) зайчат, во втором 6,5 (4-10), в третьем 3,5 (3-4). В среднем на 100 самок в год рождалось 1300 1500 зайчат. Эмбрионы резорбировались в первом и во втором пометах у 6% самок (Слудский и др., 1980). В начале XXI в. зафиксированы размеры выводка у беляка в Омской области в июне 6,00±0,21 зайчат на одну самку в одном приплоде. По количе ству эмбрионов в матке у беляка доминировали самки с 4–6 эмбрионами. Встречались самки беляка с количеством эмбрионов от 1 до 10 (Березин, 2004).

Зайчата рождаются зрячими, с густым мехом, и первое время сидят в траве непод вижно, чтобы не оставлять следов, а мать приходит по ночам кормить их один – два раза.

При этом она кормит не только своих зайчат, но и чужих. Весной, чтобы защититься от хо лода, зайчата забираются в кучи навоза или в стога сена. Уже через 8–10 дней зайчата на чинают есть траву, но молоком питаются до 20–30 дней (Колосов и др., 1979;

Динец, Рот шильд, 1996). Новорождённые зайчата беляка, обитающего на территории Омской области, при рождении весят 135±0,54 г За первые 25 дней их жизни прирост массы в среднем со ставляет 430±0,73 г В конце июля вес зайчат первого помёта достигает 2,31±0,07 кг. Самки из второго помёта в октябре в среднем весят 2,84 ± 0,06 кг, самцы 2,79±0,05 кг. Прирост массы тела у зайчат третьего помёта в период с августа по сентябрь в среднем составляет 1,11±0,44 кг, в следующем месяце – 1,49±0,65 кг. Такой интенсивный, по сравнению с двумя первыми помётами, рост объясняется лучшей кормовой базой в начальный период жизни (Березин, 2004). На территории Омской области молодняк третьего помёта становится по ловозрелым к апрелю – маю следующего года (Березин, 2004).

Естественная смертность беляков высока, в течение года погибает 60-70% по пуляции. Темп прироста популяции беляков определяется в основном выживанием молодняка в первые месяцы жизни. В противоположность показателям интенсивности размножения, которые у беляка довольно постоянны, смертность зайчат колеблется от 35 до 75% и даже до 90%. Продолжительность жизни у беляков в природных условиях составляет 8–9 лет. Наиболее плодовитыми беляки бывают в возрасте 2-7 лет (Иван тер, 1969;

Дунаева, 1979;

Машкин, 2007).

Б.

А.

В.

Рис. 29.15. В местах постоянного зимнего кормления беляков снег бывает испещрен их сле дами (А);

вследствие многолетнего обгрызания ветвей и коры молодые березки могут поги бать (Б);

для зимней подкормки беляков валят деревья и устраивают солонцы из старых пней (В), (рис.Л.Т.Кузнецова и Я.С. Русанова).

Корма беляка разнообразны, но почти исключительно растительные. В этой связи кишечный тракт длинный, с хорошо развитой слепой кишкой, выполняющей роль бродильного чана. Характерно, что, кроме обычного, жёсткого кала, у них в слепой кишке образуется особый мягкий кал, богатый содержанием витамина В;

этот кал бе ляки поедают, и он подвергается вторичному перевариванию (явление ложной жвач ки). Запасов корма беляк не делает. Питание беляка во многом зависит от времени го да. Летом в его рационе преобладают бобовые, злаки, листья кустарников. Места лет них жировок – просеки и поляны, окраины болот и опушки, покосы. Для кормёжки беля ки часто выходят на открытые пространства – поля и луга, но лёжку всегда устраивают под защитой деревьев и кустов. Зимой беляки переходят на питание ветками. В сме шанных лесах они отдают предпочтение иве, берёзе, рябине, а в хвойных лесах – ли ственнице и ели. Зимой беляки протаптывают сеть троп с мест жировки (кормёжки) к своим лёжкам. Они в большом количестве обгрызают кору деревьев, нередко полно стью окольцовывая ствол и тем самым обрекая растение на гибель (Динец, Рот шильд, 1996;

Павлинов, 1999) (рис. 29.15, 29.16).

Рис. 29.16. В отличие от состоящего из травянистых остатков летнего поме та беляка (А) его зимний помет (Б) со стоит из древесно-кустарниковых ос татков коры, луба, мелких веточек (рис.

Б.

А. А.Н. Формозова).

Изучение особенностей питания беляка в Омской области свидетельствует о том, что в октябре беляк в значительной степени переходит на веточный корм, хотя ещё до 20% в рационе продолжают занимать травянистые корма. Это преимущественно озимые культу ры (рис. 29.17). В осенне-зимне-весенний период предпочтение беляками древесных кор мов зависит от места обитания. В осиново-берёзовых лесах это ветки берёзы (56,4%) и осины (25,2%), на заболоченных участках ива (до 13,4%). В пойменных местах на первом месте среди кормов находится ива (до 72,8%), затем осина (до 12,4%) и берёза (до 9%). В летний период, несмотря на обилие травянистых кормов, зайцы-беляки поедают до 30% молодых побегов древесной и кустарниковой растительности (Березин, 2004).

Беляк активен в течение всего года. Лучше всего у него развит слух,, зрение и обоняние развиты слабо. Он ведёт сумеречный образ жизни, наиболее активен в ве черние и утренние часы, ночью его активность прекращается. Живёт беляк пооди ночке, только самки некоторое время держатся с выводком. Временное скопление бе ляков наблюдается во время гона или переселений, однако эти скопления быстро рас падаются. Беляк выходит на кормёжку в сумерках, во время захода солнца. При беспо койстве людьми беляки становятся более скрытными. Летом, когда много комаров, зайцы кормятся днём, зайчата в возрасте до 1 месяца кормятся ночью. В длительную непогоду беляк на жировку не выходит, оставаясь на лёжках. На лёжке беляк находит ся в настороженной позе, готовый к прыжку. Зайцы-беляки в зарослях и к месту жиров ки набивают тропы 15–20 см глубиной, которые хорошо видны в траве и ракитнике.

В связи с тем, что потовые железы у беляка расположены между пальцами и следы даже на сухой земле очень сильно пахнут, перед уходом на лёжку он обычно путает свой наслед. Такой заячий след сложно распутать и лисе, и собакам, и человеку. Но специализи рованные охотничьи собаки легко опознают обонянием следы беляков даже через 8–9 ча сов. Поднятый с лёжки, беляк также сильно путает следы, сделав большой круг, ложится недалеко от начала хода. Запутывая следы, беляк делает «вздвойки» («сдвойки» или даже «стройки»), - т.е. возвращается несколько раз туда-сюда на след. Еще он делает так назы ваемые «сметки» или «скидки» - длинные прыжки в сторону от траектории своего движения.

Всё это затрудняет тропление беляка. При троплении у беляка в течение дня регистрирует ся несколько мест жировки, чаще всего расположенные в лесу (рис. 29.18) Рис. 29.17. Растения, преимущественно поедаемые зайцем-беляком в Среднем Прииртышье:


1 – осина, тополь дрожащий;

2 – береза бородавчатая;

3 – одуванчик лекарственный;

4 - кле вер белый;

5 – полынь горькая;

6 – хвощ полевой;

7 – пшеница;

8 – рожь;

9 – мятлик луговой;

10 – сурепка;

11 – осот желтый;

12 – осот полевой;

13 – пырей ползучий;

14 – вика мохнатая;

15 – горошек мышиный, рис. Б.Ю. Кассала по данным (Динец, Ротшильд, 1996;

Павлинов, 1999;

Березин, 2004), с дополнениями.

Б. В.

А.

Рис. 29.18. Следы беляка по снегу на коротких прыжках (А), длинных прыжках (Б), при выпол нении петли (В), (рис. Г. Кляевского и В. Устинова).

А. Б.

Г.

В.

Рис. 29.19. Поведение зайцев при различ ных методах проведения сельскохозяй ственных работ, из (Мануш, 1990): А - в замкнутом круге при обработке угодий;

Б – при поступательном «челночном» ме тоде кошения;

В – при кошении расши ряющимся прокосом;

Г – при кошении сельскохозяйственных культур «в раз гон»;

Д – при наличии защитно-кормового Д. ремиза в центре поля.

Осенью в период листопада или капели беляк ложится на открытых местах в тра ве. В бесснежные осени побелевшие зайцы хорошо заметны, лежат очень «крепко», и к ним можно подойти на 2-5 м (Иванов, Приклонский, 1968;

Соколов, Кузнецов, 1978;

Ага фонов, 1982;

Корытин, Соломин, 1983, 1988;

Байдерин, 1988;

Соколов, 1989;

Смирин, Смирин, 1991 Курченко, 1996, Березин, 2003 а, б, в, д, ж;

Березин, 2007;

Машкин, 2007).

В Омской области для популяции беляка характерны циклические подъёмы и спа ды численности. Об этом свидетельствуют данные заготовок шкурок беляка за 1949- гг. и материалы зимних маршрутных учётов 1994 – 2007 гг. Показатели заготовок шкурок в период 1970-х – 1980-х гг. искажены оседанием пушнины на руках у населения, но тен денции увеличения численности животного на основании этих материалов все же выяв ляются. Литературные материалы свидетельствуют о том, что продолжительность попу ляционного цикла беляка (от одного пика численности до другого) в центральных облас тях Европейской части СССР составляла 5-7 лет, а в Якутии и в Западной Сибири - до 8 12 лет (Дунаева, 1979). Амплитуда колебаний численности беляка изменяется в 4-6 кратных пределах в таежной части европейского севера и в 3-4 раза в лесостепной зоне Европы. В лесостепной полосе Западной Сибири численность беляка меняется с кратно стью 2-65 раз. В Якутии численность беляка изменяется в 200-300 раз, а в отдельных рай онах – в 800-2500 раз (Дунаева, 1979;

Машкин, 2007). Для Западной Сибири такие гро мадные колебания численности беляка на протяжении XVII - ХХ вв. не известны.

Высокая численность беляков в бывшем Тарском округе отмечалась в 1908, 1909, 1912, 1916, 1926 и 1927. В сезоне 1926-1927 гг. произошло настоящее нашествие беляков, потравивших большие площади порослей берёзы и осины (Шухов, 1928).

Причины изменений численности беляка в пределах Западной Сибири слабо изучены. В бассейне р.Демьянки отмечались частые случаи гибели беляков в сырые годы, предположительно от внутренних паразитов (Барабаш–Никифоров, 1937). На численность беляка оказывает влияние высота весеннего паводка, поскольку значи тельная часть беляков обитает в поймах рек и неизбежно погибает во время разлива (Дунин–Горкович, 1896, Денисов, 1928). Большую роль в сокращении численности бе ляка имеют эпизоотии туляремии и Омской геморрагической лихорадки, а также оби лие клещей в его стациях. Значительное влияние на численность беляка оказывала сельскохозяйственная деятельность человека (рис. 29.19, 29.20).

Б.

А.

Рис. 29.20. Схема начала уборочных работ, из (Мануш, 1990): А - неправильный способ, отре зающий пути бегства зайцев в лесопосадки;

Б - правильный способ, оставляющий откры тыми пути бегства в лесопосадки.

Выявленные нами показатели изменения численности беляка свидетельствуют о том, что за последние 58 лет на территории Омской области зарегистрировано максимальных подъемов численности беляка - в 1953, 1955, 1962, 1965, 1968, 1970, 1978, 1982, 1985, 1988, 1992, 1995, 2001, 2006 гг. (рис.), в среднем - через 4,1 год. Мак симальные заготовки шкурок наблюдались в 1953 г. - 29,1 тыс. и в 1992 г - 32,1 тыс.

штук. Расчеты свидетельствуют о подъеме численности животного в эти периоды до 73-80 тысяч особей (Сидоров и др., 2001). Меньше всего шкурок беляка было офици ально заготовлено в 1976, 1977 гг. - 250-270 экз., - эти показатели свидетельствуют об оседании в тот период не менее 95% шкурок беляка на руках у населения. На резкий спад численности беляка в период 1995-1997 гг. повлияла вспышка бабезиоза, пере носчиком которого являются иксодовые клещи. На ослабленных и очень ослабленных беляках в то время отмечалось до 300 клещей на каждом (Березин, 2004).

Рис. 29.21. Застигнутый врас плох на открытом простран стве, беляк становится легкой жертвой беркута (рис. А.Н. Ко марова).

Показатели послепромысловых зимних маршрутных учетов в Омской области сви детельствуют о том, что за 14 лет, в период 1994-2007 гг., абсолютная численность живот ного менялась от 62,5 тыс. (1995 г. ) до 20,5 тыс.(2005 г). Трехкратный размах колебаний численности животного не является катастрофическим и свидетельствует об устойчивом состоянии популяции беляка в Омской области. Такое устойчивое пространственно временное состояние популяций, вероятнее всего, объясняется тем, что на территории Ом ской области существует несколько разделенных групп районов с повышенной численно стью этого животного (рис.). Максимальная плотность популяции беляка регистрируется в подзонах центральной и северной лесостепей левобережья Иртыша (Крутинский, Тюкалин ский, Саргатский и Большереченский районы). Здесь относительная численность беляка составляет 2,6-3,1 особей/10 км2. Вторым по размеру участком высокой численности беляка является территория хвойных и смешанных лесов подзоны южной тайги Усть-Ишимского района (2,9 особей/10 км2). Третьим для Омской области резерватом высокой численности беляка служат осиново-березовые леса Седельниковского района (2,9 особей/10 км2). И очень много беляка в подзонах центральной и южной лесостепей Исилькульского района (2,6-3,4 особей/10 км2). В период 2004-2007 гг. в отдельных лесных и заболоченных угодьях этих резерватов повышенной численности беляка плотность популяции животного доходи ла до 11-17 особей на 10 км2. Необходимо, однако, иметь в виду то, что показатели плотно сти популяции беляка, оцененные в Омской области как повышенные, в сравнении с други ми районами России, по сути таковыми не являются: в центральных районах европейской части РФ плотность населения беляка в лесопокрытой площади составляет: средняя - 20- особей/10 км2, высокая - 50-100 особей/10 км2 и максимальная - 300 особей/10 км2. По дан ным ГНУ ВНИИОЗ, в 2004 г. средняя плотность беляка по регионам Северного федераль ного округа варьировала в пределах 2,3-20,9 особей/10 км2 лесных угодий;

в Центральном 1,4-22,7 особей/10 км2;

Приволжском 1,7-20,7 особей/10 км2;

Уральском 3,3-19,2 особей/ км2;

Сибирском 2,3-15,8 особей/10 км2;

Дальневосточном - 2,12-19,9 особей/10 км2. Эта плотность укладывается в параметры относительных оценок численности - «низкая», «ниже средней», «средняя» (Нормирование…, 2008). Соотношение полов у беляка Омской облас ти близко 1:1, но в годы с высокой численностью самцов незначительно больше - 1,14:1,00, а в годы с низкой численностью их несколько меньше, чем самок - 1,00:1,10 (Березин, 2004).

Рис. 29.22. Основные биотические отношения бурундука азиатского с другими позвоночными животными: конкурентные за пищу – с зайцем-русаком (2);

сурком степным (3);

сусликами боль шим и краснощеким (4);

мелкими мышевидными грызунами (7);

хомяком обыкновенным (13);

жертвы к хищникам – к беркуту (1);

филину обыкновенному (2);

вороне серой (8);

лисице обыкно венной (9);

колонку (10);

корсаку (11);

собаке-парии (12);

росомахе (14);

соболю (15);

колонку (16);

кунице лесной (17);

медведю бурому (18);

волку (19);

рыси обыкновенной (20), (рис. Б.Ю. Кассала).

Между беляком и русаком возможна межвидовая гибридизация с появлением тума ков, составляя в 1960-е гг. до 30% и более в доле добытых беляков (Груздев, 1969). В усло виях Омской области такие гибридные животные встречаются во всех степных и южных ле состепных районах области, на территории, где ареалы беляка и русака перекрываются.

Беляк является типично травоядным видом. Поедая пищу растительного проис хождения, он выполняет в биоценозах роль консумента первого порядка. Серьезных пищевых конкурентов у беляка нет. Основными врагами беляка являются рысь, волк, лисица, енотовидная собака, филин, беркут (рис. 29.21). Но гибель беляка от хищников в большинстве районов не столь велика, как это иногда принято думать (Колосов и др., 1979). Решающим фактором колебаний численности беляка на большей части ареала являются болезни («мор»), усугубляемые деятельностью хищников. В таежных зонах Европейской части России гибель от болезней составляет 40-47% смертельных случа ев, а в лесостепной зоне - 26%. В южных частях ареала существенно возрастает роль хищников и погодных факторов. В лесостепи Сибири в отдельные годы после «мора»

беляки почти полностью исчезали в некоторых районах. Следовательно, механизм ко лебаний численности беляка обусловлен не меняющейся интенсивностью размноже ния, а периодически меняющимися размерами их гибели (Нормирование…2008).

Природа эпизоотий среди беляков разнообразна и не вполне точно установлена.

Иногда зайцы гибнут от гельминтозов, вызываемых легочными нематодами рода Pro tostrongylus, кишечными нематодами из рода Trichostrongulus, Nematodirus, личиночными стадиями цестод (Cysticercus pisiformis, Multiceps seralis), трематодами (Fasciola hepatica, Dicrocoelum lanceatum) и некоторыми другими (Колосов и др., 1979). Из эктопаразитов Н.Г.


Олсуфьев (1947) находил на беляках Чановского района Новосибирской области клеща Dermacentor pictus;

в Омской и Томской областях - клеща Ixodes persulcatus (Лаптев, 1958).

В южной лесостепи Западной Сибири индекс обилия иксодовых клещей Dermacentor pictus и Ixodes persulcatus составлял 52 при максимуме 83 клеща на одной особи (Дядечко, Мете лица, 1970). Беляк поражается туляремией, пастереллёзом, сальмонеллезом и псевдоту беркулёзом, известны пандемии этих заболеваний. Очень часто беляк поражается кокци диозом. (Колосов и др., 1979). Чаще всего при снятии шкурки или разделки тушки человек может заразится особо опасной инфекционной болезнью - туляремией.

Как отмечал ещё И.П. Лаптев (1958), роль беляка в биоценозах Западной Сибири, учитывая его широкое распространение и довольно высокую численность, значительна.

Этот вид играет определённую роль в питании куницы и соболя, рыси, лисицы и волка (рис.

29.22). Зимними тропами беляка пользуются многие млекопитающие, что облегчает им пе редвижение в поисках пищи. Являясь хозяевами многих наружных паразитов, беляки могут быть переносчиками болезней домашних животных и человека (Соколов, 1989), например, лептоспироза и туляремии и, поскольку зайцы тяготеют к садам, огородам, посевам на по лях, риск заболевания людей остаётся высоким. В Омской области из 35 случаев заболева ния людей туляремией в 1997–2003 гг. девять (26%) приходилось на заражение от беляков (Березин, 2004). На территории Омской области у беляка нет пищевых конкурентов. Учиты вая характер питания беляка веточным кормом и размеры обитаемой территории, этот вид не составляет другим фитофагам ни трофической, ни топической конкуренции. Однако в зимний период беляк может составлять трофическую конкуренцию серой куропатке, по скольку он также объедает ветки и почки кустарников (Лаптев, 1958).

Беляк является ценным промысловым животным, он добывается ради мяса и шкур ки. Издревле беляк добывался петлями, тенетами и тропниками (рис. 29.23). Среди бара бинских татар был широко распространен лов зайца с использованием ловчих ям, которые вырывали осенью в земле рядом с заячьими тропами или стогами сена. Чтобы укрепить стенки ямы, их чаще всего плотно обкладывали деревянными кольями. Часто ямы вырыва ли в сугробах снега в конце зимы, в этом случае внутри ямы поджигали солому, чтобы стен ки подтаяли, а затем замерзли;

иногда стенки таких ям укрепляли кольями. Сверху ямы на крывались тонкими ветками, на которые укладывалась приманка - солома, тальник, осино вые сучья. Зимой за сутки в яму попадалось 5-7 зайцев. Из глубоких ям зайцев доставали при помощи деревянных шестов, к концам которых были прикреплены петли (Мягков, 2008).

Наряду с ямами, для добычи зайца барабинцы использовали тропники, один из которых со хранился в Омском государственном историко-краеведческом музее (ОГИКМ, кол. 1451).

Тропник состоит из двух палок и сети из кендырных (свитых из конопли) ниток. Палки изго товлены из прутьев, по форме одинаковые, длинные, в сечении круглые, с равномерным диаметром по всей длине. Один конец каждой палки обрезан округло, другой - заострен и вытянут. На расстоянии 15 см от острия и 7 см от закругленного конца на каждой палке вы резаны кольцевые выемки. За эти выемки палки связаны друг с другом кендырными верев ками. К верхней веревке узелками привязана прямоугольная сеть с крупными ячейками. Че рез крайние ячеи боковых сторон сети продернуты более тонкие кендырные веревки. Длина палок 120, диаметр 2, максимальная ширина сети внизу 92, минимальная ширина сети вверху 85, высота 96 см, размер ячеи 8 х 8 см (Народы Южной Сибири..., 1990: 146). О спо собе применения тропника известно следующее: "Ловушка расставляется следующим об разом: колья заостренными концами втыкаются глубоко в снег слегка в наклонном положе нии, причем верхние концы ближе друг к другу, чем нижние. Получается сетка с углублени ем. Когда заяц попадает в сетку, верхние концы под тяжестью соединяются, углубление сетки увеличивается, и заяц запутывается" (Народы Южной Сибири..., 1990: 146). В ряде мест зайца специально загоняли в тропник с собаками, в ряде - нет (Мягков, 2008). Меньшее распространение среди барабинских татар имела установка на заячьих тропах петель из тонкой проволоки. Петли проверялись охотниками один раз в день ежедневно. Обычно охотник устанавливал 10-15 петель на зайца, добывая одного зайца в день. Установка на зайцев капканов носила эпизодический характер (Мягков, 2008).

А. Б.

В. Г.

Рис. 29.23. Ловушки на беляка: А - простая петля;

Б – петля-очеп;

В - тенета высотой 1,2 1,5 м;

Г – тропник (рис. Г. Кляевского, В. Устинова, В.Г. Пасичника).

Шкурки беляка относят к VI группе (ослабленной) носкости (прочности). Заячья пушнина привлекает потребителей густотой, мягкостью и высотой волосяного покрова, но малой ценностью из-за своей непрочности. Износостойкость заячьего меха составляет 5%. Примерными сроками носки заячьих мехов является 1 сезон - 4 месяца. Беляк явля ется объектом меховой промышленности, которая перерабатывает шкурки, окрашивая их и подстригая (Справочник, 1974;

Шепелев, Печенежская, 2004). Средний размер шкурок меховых полуфабрикатов беляка, выпускаемых сырейно-красильным производством предприятий меховой и овчинно-шубной промышленности, равен 10,0 дм2. Теплозащит ные свойства связаны со средней толщиной меха беляка 16,2 мм (http:// www.sibpush.ru).

Шкурки беляка снимают трубкой с разрезом по огузку, с сохранением меха головы и лап до скакательного сустава и хвоста, очищают от грязи и прирезей жира, хрящей из ушей, костей из лап и правят кожевой тканью наружу на правилках установленной формы (рис. 29.24). Длина шкурки беляка должна превышать ее ширину в средней части пример но в 5 раз. Шкурки консервируют пресно-сухим способом. На невыделанные шкурки зайца беляка распространяется ГОСТ 11028–75.

В зависимости от качества волосяного покрова шкурки делят на три сорта: I-й – полноволосые, с рослым белым волосяным покровом, густым пухом, или с незначи тельным количеством редко разбросанных темных остевых волос;

мездра тонкая, чис тая;

II-й – менее полноволосые, с легкой бусой остью на хребте и боках;

мездра слегка утолщена;

III-й – полуволосые, с бусой остью на хребте и боках;

мездра утолщенная.

Согласно стандарту шкурки зимней добычи принимают I сортом, поздневесенней – II сортом, осенней – III сортом. Шкурки ранневесенней добычи с начинающим редеть во лосяным покровом принимают как шкурки среднего дефекта от I сорта. Приемке за прещены шкурки весенние, летние, раннеосенние.

А. В.

Б.

Рис. 29.24. Обработка заячьих шкурок: А – съемка;

Б - правилки для сушки;

В - оправленная шкурка беляка (рис. Г. Кляевского и Б. Лошак).

Пороки на шкурках беляка: дыры, разрывы, недостача частей шкурки, загрязнен ность и окровавленность мездры, комовая сушка;

закусы, коросты и болячки на коже;

про стрелы, кровоподтеки на мездре на местах прострелов и зажима ловушки, петлины (по тертость волосяного покрова на месте охвата проволочной петлей);

плесневелость мезд ры, прелость, молеедность и др. В зависимости от наличия пороков, шкурки подразделяют на нормальные и дефектные I, II группы. Шкурки зайца-беляка, имеющие разрывы общей длиной до 5 см включительно, дыры, вытертый волос, запекшуюся кровь на волосе и ко жевой ткани общей площадью до 3 см2 включительно, относят к нормальным шкуркам. На дефектных шкурках I группы допускается не более одного порока данной группы, на шку рах II группы – не более одного порока этой группы или два порока I группы дефектности.

Общая площадь дыр, вытертости волоса, плешин, запекшейся крови и общая длина раз рывов определяются как совокупность фактически поврежденных мест по каждому пороку в отдельности. Нестандартные шкурки зайца-беляка (с пороками, превышающими нормы, установленные для дефектных шкурок II группы, прелые, горелые, поврежденные молью) оценивают не выше 25% от стоимости нормальных шкурок I сорта. Скидка от оценки по качеству производится за неправильную первичную обработку (комовая сушка) – 10 %;

за нестандартное консервирование (непросушенные, мороженные) – 10 %. Весенние и позд невесенние шкурки с большими черными пятнами на кожевой ткани или со сплошной чер ной кожевой тканью, раннеосенние с низким волосяным покровом, со светло-синим пухом по хребту и бокам и низкой темно-бурой или серой остью, летние с грубым волосяным по кровом, почти без пуха и шкурки детенышей с пухлявым волосяным покровом переработ ке в меховой промышленности не подлежат. Шкурки нанизывают на шпагат через глазные отверстия и связывают в бунт по 10 шт. (ГОСТ 12266–89). При подборе на экспорт шкурки беляка подразделяют на четыре кряжа: уральский, северный, центральный, сибирский.

Табл. 29.1. Ассортимент и стоимость продаваемых на тобольском рынке пушных товаров, по данным (ЦГАДА, ф. СП, кн. 44, 348, 433, 533, 1078) 1639/1640 1655/1656 1661/1662 1668/1669 1686/1687 1694/ Товар гг. гг. гг. гг. гг. гг.

шт. руб. шт. руб. шт. руб. шт. руб. шт. руб. шт. руб.

Заячины 2014 67, Заячьи шубы 6 21,2 20 Заячьи кафтаны 1 4, Заячьи одеяла 1 2, Итого 2022 104 20 % 4,6 4, Табл. 29.2. Количество и стоимость привозной пушнины на тобольском рынке, по данным (ЦГАДА, ф. СП, кн. 44, 348, 433, 533, 892, 1078, 1368) Пушнина (источник посту- 1639/1640 г.1655/1656 г.* 1661/1662 г. 1686/1687 г. 1696/1697 г.

пления) шт. руб. шт. руб. шт. руб. шт. руб. шт. руб.

Пелымская – – – – – – – – – – Березовская – – – – – – – – – – Сургутская – – – – 1 шуба 1,5 – – – – Обдорская и мангазейская – – – – – – – – – – Кетская и нарымская – – – – – – – – – – Красноярская – – – – – – – – – – Заенисейская** – – – – – – – – – – Вся сибирская и – – 6850 – – башкирская пушнина * - В Тобольск не было ввоза: в 1639/1640 г. пелымской, сургутской, обдорской и мангазей ской, кетской и нарымской, красноярской и заенисейской пушнины;

в 1668/1669 г. – пелым ской, в 1655/56 г. – обдорской, мангазейской и красноярской пушнины.

** - Ленская, алазейская, индигирская, колымская, даурская и прибайкальская пушнина Табл. 29.3. Количественное соотношение пушнины на тобольском рынке, по данным (ЦГАДА, ф. СП, кн. 44, 348, 433, 533, 892, 1078, 1368) Беляк (мест- Итого (все зве- Беляк (вся пуш- Итого (все зве Пушнина ный) ри) нина) ри) шт. 9957 1639/ % 100 гг.

место 12 шт. 36269 1655/ % 100 гг.

место 13 шт. 2022 45135 8864 1661/ % 4,6 100 11,4 гг.

место 3 13 2 шт. 24328 1668/ % 100 гг.

место 7 шт. 20 45152 1686/ % 0,04 100 гг.

место 10 12 шт. 4 30343 1694/ % 0,01 100 гг.

место 13 14 шт. 7290 1703 г. нет данных нет данных % 22,6 место 3 О вывозе шкурок беляка из Сибири в Китай говорится ещё в «Описании Сиби ри», составленном в 1572 г, что указывает на его большое значение в экономике насе ления того времени (Лаптев, 1958). Заячьи меха появляются на Тобольском рынке только с 1661/1662 г. (Вилков, 1967). В ассортименте пушных товаров присутствовали «заячины» (заячьи шкурки), а также заячьи шубы, кафтаны и одеяла (табл. 29.1). В 1661/1662 г. появившиеся в продаже заячьи товары очень быстро реализовывались:

2014 шкурок по 0,03 руб., 6 шуб по 3,5 руб., 1 кафтан по 4,2 руб., 1 одеяло по 2,4 руб.

Выставленные в последующие годы заячьи шубы (1686/1687 г. – 20, 1694/1695 г. – шубы) остались не проданы (ЦГАДА, ф. СП, кн. 44, 348, 433, 533, 1078). На Тобольском рынке во второй половине XVII в. заячьи шкурки в привозной пушнине по не установ ленной причине присутствовали только в 1661/62 гг. (6850 шт., из них 1 шуба по 1, руб.) (табл. 29.2). Во все остальные годы заячьи шкурки сюда не ввозились (ЦГАДА, ф.

СП, кн. 44, 348, 433, 533, 892, 1078, 1368). Максимальное количество местной заячьей пушнины отмечено в первый год ее появления – 1661/1662 г. (2022 шт.) (табл. 29.3).

Затем она появляется через четверть века с тенденцией сокращения: 1686/ г. – 20 шт., 1694/1695 г. – 4 шт. Не фигурировавшие ранее на Тобольском рынке, заячьи меха сразу занимают III место (4,6%) по численности. Впоследствии они сдвигаются все ниже: в 1686/1687 г. на X (0,04%), а затем в 1694/1695 г. на XIII место (0,01%). В отноше нии всей, местной и привозной, заячьей пушнины наблюдается следующая тенденция:

они или выставлялись в меньшем количестве (например, 8864 вместо 8872 шкурок в 1661/1662 г), или снималась с торгов (например, в 1686/1687, 1694/1695 гг.) за отсутст вием спроса. В числе всей пушнины заячьи товары заняли сразу II место. На их долю приходилось 11,4% всех пушных шкурок. Примерно через 40 лет шкурки беляка вновь появились на рынке, но уже в большем количестве (7290 шт.), заняв III место (22,6%) среди всей пушнины (ЦГАДА, ф. СП, кн. 44, 348, 433, 533, 892, 1078, 1368). Качествен ный состав тобольского пушного рынка в 1661/1662–1703 гг. существенно ухудшился, так как главенствующие места стали принадлежать, вместо соболя и бобра, лисице, горностаю, белке и беляку, что сказалось и на доходах пушного рынка (таб. 29.4).

Табл. 29.4. Стоимостное соотношение пушнины на тобольском рынке, по данным (ЦГАДА, ф. СП, кн. 44, 433, 533, 892) Пушнина Беляк Итого руб. 1639/1640 гг. % место руб.

1655/1656 гг. Нет данных % место руб. 264 1661/1662 гг. % 2,4 место 6 руб. 1668/1669 гг. % место руб. 1686/1687 гг. % место руб. 1694/1695 гг. % место руб. 109 1703 г. % 3,8 место 4 Удельный вес заячьей пушнины за указанный период возрос в 1,6 раз: с 2,4 до 3,8%.

В натуральном выражении произошло сокращение в 2,4 раза: с 262 руб. до 109 руб. Цены за 40 лет упали в 2 раза: с 0,029 до 0,015 руб. за одну шкурку. В XIX в. цены на шкурки беля ка в Тобольской губернии выросли примерно в 13 раз, по сравнению с 1703 г. (табл. 29.5).

Табл. 29.5. Цены за шкурки беляка в Тобольской губернии в 1830–1836 гг., руб., по данным (ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 1113, ч. 1, лл.6–18, 25–29 об., 42–46;

ч. 2, лл.36–41) Округ Цена Местная Ирбитская Средняя 1830-1833 г.* 0, Утвержденная на 1833-1836 гг.** 0, Тобольский Низкая цена 1833-1836 гг.*** 0, Высокая цена 1833-1836 гг.*** 0, Утвержденная на следующее трехлетие средняя*** 0,20Ѕ 0, Средняя 1830-1833 г.* 0, Утвержденная на 1833-1836 гг.** 0, Тюменский Низкая цена 1833-1836 гг.*** 0, Высокая цена 1833-1836 гг.*** 0, Утвержденная на следующее трехлетие средняя*** 0,23 0, Средняя 1830-1833 г.* не назначалась Утвержденная на 1833-1836 гг.** 0, Тарский Низкая цена 1833-1836 гг.*** 0, Высокая цена 1833-1836 гг.*** 0, Утвержденная на следующее трехлетие средняя*** 0,14 0, Средняя 1830-1833 г.* 0, Утвержденная на 1833-1836 гг.** 0, Туринский Низкая цена 1833-1836 гг.*** Высокая цена 1833-1836 гг.*** Утвержденная на следующее трехлетие средняя*** * - Данные Ведомости для утверждения в Совете Главного Управления Западной Сибири цен на звериные шкурки на трехлетие с 1833 по 1836 год по Тобольской губернии.

** - Данные Табеля утвержденных единых цен на 1833–1836 годы по округам.

*** - Данные Табеля по Тобольской губернии от инородцев в подати и пошлине за 1833– годы по ценам, утвержденным Советом Тобольского Общего Губернского Управления.

В 1830–1833 гг. местная цена на шкурку беляка была 0,18 (Тобольский округ) – 0,20 руб. (Тюменский, Туринский). В Тарском округе цены не назначались. На следую щее трехлетие планировались или те же цены (Тобольский, Тюменский округи), или чуть ниже (Туринский). В 1833–1836 гг. низкие и высокие цены существенно отличались друг от друга: в Тобольском округе на 36%, в Тюменском на 23%, в Тарском на 13%, в Турин ском на 5%. Наиболее высокие цены были характерны для Тюменского округа (0,20–0, руб.). На следующее трехлетие (1836–1838 гг.) планировались цены, средние от суще ствовавших низких и высоких цен 1833–1836 гг. На Ирбитской ярмарке все шкурки беля ка оценивались по 0,20 руб. (ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 1113, ч. 1, 2). В лучший год в Турин ском округе добывалось 4000 беляков (ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 967, лл.1 6–151).В Томской губернии в 1830–1833 гг. цены на шкурки беляка находились в пределах 0,13 (Нарым ский округ) – 0,23 руб. (Томский, Канский, Колывановский округи) (табл. 29.6).

Табл. 29.6. Данные Табеля о средних ценах, существующих в Томской губернии на звериные шкурки недорогой и дорогой рухляди и Ведомости для утверждения в Совете Главного управ ления Западной Сибири цен на звериные шкурки на трехлетие с 1833 по 1836 годы в Томской губернии, руб., по данным (ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 1113, ч. 1, лл.19–24, 36–41, ч. 2, лл.30–35 об.) Средняя цена за шкурку беляка Округ Местная в местная в Утвержденная на 1830–1833 гг. 1833–1836 гг. 1836-1869 гг.

Томский 0,23 0,27 0, Каинский 0,23 0,20 0, Кузнецкий 0,13 0,15 0, Бийский 0,19 0,12 0, Нарымский 0,13 0,10 нет данных Колывановский 0,23 0,12 0, В 1833–1836 гг. разброс цен увеличился: от 0,10 (Нарымский округ) до 0,27 руб.

(Томский округ). Таким образом, высокие цены в Томском округе выросли на 15%, а низкие в Нарымском округе упали на 23% (ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 1113, ч. 1, 2).

В начале ХХ в. заготовки шкурок беляка продолжались. Лучшими сортами шку рок беляка считались камышловский, ирбитский, шадринский, курганский;

средними:

енисейский, тобольский, иркутский, ленский;

худшими: якутский (мельче енисейского).

«Бусый (волосовый) принимался два за один, чалый – шесть за одного, кровяные уце нивались на 15%» (Стандартизация…, 1925). На внутреннем рынке цены на шкурки беляка сильно варьировали. Если в 1922 г. в Тарском округе закупочная цена была 2,00 руб., то в ноябре 1923 г. – уже 0,6 руб., а в декабре 1923 г. – 0,08 руб. (ГАОО, ф.

27, оп. 1, д. 274, л.7;

д.623, лл. 103, 111). В 1924/1925 г. было добыто 4962 беляка, в 1925/1926 г. 44423 беляка уже по цене 3,06 руб. (Ушаков, 1925, 1926). Средняя себе стоимость единицы заячьей пушнины была различна в отдельных заготорганизациях.

В 1923/1924 г. Госторг заготовил 754 шкурки по 0,08 руб./шт., Сибторг – 87 шт. по 0, руб./шт., Госсельсклад – 235 шт. по 0,14 руб./шт., ЦАТС – 4508 шт. по 0,03 руб./шт. Ом союз заготовкой заячьей пушнины не занимался (ГАОО, ф. 27, оп. 1, д. 624, лл. 95, 96).

В Томском округе в 1923/1924, 1924/1925 гг. заготовок шкурок беляка не было. В 1925/1926 г. было заготовлено 95304 шкурок. В это время существовали ограничения в охоте на беляка: в 1923–1925 гг. охота на него была ограничена до 1 ноября (Охотпро мысел и охота…, 1927). Только в Чулымском охотничье-промысловом хозяйстве Том ского округа в 1929–1931 гг. ежегодно добывалось 17000 беляков (Жаров, 1931). Шкур ки беляка использовали для изготовления головных уборов, шуб, воротников, в каче стве утепляющего материала в верхней одежде. Из пуха изготавливали колпаки для шляп (Шепелев, Печенежская, 2004). На зимних пушных аукционах в Лондоне в 1925/1926 г. лучший спрос был на сырые шкурки беляка, которые шли по 1,46 руб. По ловина шкурок III сорта уходила партиями (Зимние пушные аукционы, 1926). В это время дешевые сорта мехов скупались с целью имитации под более дорогие, следова тельно, и более ценные на рынке. На пушных аукционах в Лондоне в 1926 г. шкурки беляка продавались по сильно сниженным ценам в результате наличия значительных партий наличного товара. Высшая цена на томский товар назначалась в 0,8 руб. Одна ко продажи по этим ценам не было. В то время выделанная шкурка беляка продава лась: I сорт – 2,00 руб., II сорт – 1,50 руб., III сорт – 1,00 руб. При слабом спросе поку патели интересовались дешевым товаром III сорта (Осенняя пушная торговля, 1926).



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.