авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |

«Российский государственный торгово-экономический университет ФГОУ ВПО Омский институт (филиал) Омское региональное отделение Русского географического общества ...»

-- [ Страница 27 ] --

На Лейпцигской международной ярмарке в сентябре 1927 г. было продано 100% вы ставленных товаров (200 тыс.шт.) (СССР и Лейпцигский аукцион, 1928). В 1938– гг. на внутреннем рынке планировались цены от 1,15 до 2,20 руб. за шкурку беляка, реально можно было выручить 0,73–0,77 руб.

В конце 1960-х гг. в Омской области заготавливалось: в 1967 г. 8190 шкурок беляков в среднем по 0,30 руб., в 1968 г. – 12071 по 0,33 руб., в 1969 г. – 6265 шт. по 0,4 руб. (ГАОО, ф. 431, оп. 1, д.493, лл.48, 55;

д.649, лл. 181, 225, 297) В 1970-х гг. шкурки беляков закупа лись по цене от 0,66 руб. в 1971 г. до 0,92 руб. в 1978 г. (ГАОО, ф. 431, оп. 1, д.85, лл. 6-7;

д.116, л.78;

д. 135, л.4;

д.227, св.21, лл. 19,20,21;

д.185, св.17, лл. 111-112, 115;

д.223, св.21, лл. 60-61, 63) Согласно прейскуранта № 70-51 от 1977 г., закупочная цена устанавливалась на шкурки русака в 1,20 руб., шкурки беляка – 1,00 руб., то есть в 2,7 раза выше реальных цен (Прейскурант № 70-51, 1977). В 1980-х гг. реальные закупочные цены отличались от прейскурантных почти в 1,5 раза. Например, в 1985 г. по прейскуранту цена на шкурки беля ка и русака устанавливалась 4,00 руб. На деле 972 шкурки беляка закупили в среднем по 2,87 руб., шкурки русака – 15 шт. по 2,5 руб./шт. (ГАОО, ф. 431, оп. 1, д.372, св.30, л.5;

д.398а, св.31, л.49;

д. 423, св.33, л.4;

д.455, св.34, л. 1). За вторую половину XX в. наиболь шие заготовки шкурок беляка отмечались в 1953 г., когда было заготовлено 29079 шкурок, и в 1993 г. – 32069 шкурок (Сидоров и др., 2001). В течение 1949-2008 гг. объём заготовки шкурок беляка колебался в пределах 254 - 32069 шкурок/год (рис. 29.25, 29.26). По данным Омского областного общества охотников и рыболовов, приемочные цены на шкурки беляка составляли в 1990-е гг. 2,00 руб., в 1999/2000 г. – 10,00 руб./шт. (Гончарова, 2002). В 2007 г.

цены на эту пушнину не устанавливались. В Международных пушных аукционах в Санкт Петербурге в XXI в. заячья пушнина представлена не была (http: // www.sojuzpushnina.ru).

Рис. 29.25. Добыча беляка - Lepus timidus на территории Омской области в 1994-2007 гг.: – отсутствие добычи;

2 – очень низкая плот ность (менее 0,30 экз./10 км2);

3 – низкая плот ность (0,31-1,00 экз./10 км2);

4 - средняя плот ность(1,01-1,50 экз./10 км2);

5 – высокая плот ность (1,51-2,00 экз./10 км2);

6 – очень высокая плотность (более 2,01 экз./10 км2).

Рис. 29.26. Добыча беляка на территории Омской области в 1949-2007 гг.

Современная добыча беляка обычно ведётся путём отстрела (рис. 29.27), но в основном доминирует способ отлова петлёй, и лишь незначительная часть добывает ся при помощи борзых собак. Минимальная норма добычи беляка в Омской области составляет 30% от его осенней численности, максимальная – 50% от этого показателя.

Согласно рекомендациям ГНУ ВНИИОЗ, необходимо не допускать ни чрезмерной до бычи, ни перенасыщенности беляком охотничьих угодий: 1) в годы с минимальной чис ленностью следует запрещать на 1-3 года или сокращать до минимума охоту, чтобы имеющееся поголовье имело возможность быстрее восстанавливать свою числен ность;

2) в период, близкий к пику численности, во время пика и начавшегося падения численности следует всемерно усиливать добычу беляка. Усиленная добыча ослабля ет возможность возникновения и течения эпизоотий благодаря «очищению угодий» от заразного начала и освобождает популяцию от наименее осторожных и нежизнеспо собных особей (Нормирование …2008).

Рис. 29.27. Тропление беляка в процессе ружейной охоты в настоящее время является основным способом его добы чи (рис. Г. Кляевского).

В 2003 г. в России было учтено 5,34 млн. беляков, из них в Омской области 21, тыс. (Состояние ресурсов, 2004) – 0,4% от общероссийской численности этого вида.

Экологическая ёмкость биотопов Омской области в отношении беляка составляет око ло 80 тыс. особей. Состояние численности беляка в Омской области устойчиво (Сидо ров и др., 2001;

Березин, 2004). К началу XXI в., в связи с падением реальной стоимо сти рубля, цена 1 шкурки составляла около 10,00 рублей (Гончарова, Сидоров, 2007-д).

30. Заяц-русак – Lepus europaeus Pallas, 1778.

Рис. 30.1. Внешний вид русака в лет нем (А) и в зимнем (Б) мехе (рис. В. Ми хейссон и В. Устинова).

А Б.

Отряд Зайцеобразные – Lagomorpha Brand, 1855.

Семейство Зайцевые – Leproidae Fischer, 1817.

Род Зайцы – Lepus Linnaeus, Род включает в себя 10–12 видов;

на территории Российской Федерации обита ет 4 вида (Павлинов и др., 2002). Сам вид Lepus europaeus Pallas, 1778 существует в составе 7 подвидов (Колосов и др., 1979). По мнению В.И.Машкина (2007), на террито рии России обитает 5 подвидов.

Русак в большинстве районов своего распространения несколько крупнее беля ка (рис. 30.1). Длина тела русака 55 – 70 см, масса 3,5 – 7 кг. Наиболее крупная раса населяет Башкирию, восточные районы Татарии, Кировскую и Волгоградскую области, где масса русака достигает 7 кг. На зиму его шкурка белеет почти вся. Относительно мелкие русаки с массой 4 - 4,5 кг встречаются на Кавказе и в степях Нижнего Повол жья;

к зиме они практически не белеют (Машкин, 2007).

В.

Б.

Рис. 30.2. Отпечатки лап русака на медленном ходу (слева) и на быстром (А), отдельный отпечаток правой передней лапы на влажном снегу (Б);

отпечатки когтей на песчаной дороге летом (В), (рис. Г. Кляевского и А.Н.

Формозова).

А.

Длина ушной раковины в среднем составляет 10–12 см. Ухо загнуто вперёд и далеко заходит за кончик носа. Хвост у русака более длинный, по сравнению с беля ком, имеет клиновидную форму, белый снизу, с чёрной полосой на верхней стороне.

Лапы русака значительно короче, чем у беляка. Средняя длина ступни русака варьиру ет в пределах 12,5–17 см. Весовая нагрузка всех лап на 1 см2 опорной поверхности со ставляет 16–18 г, что значительно больше, чем у беляка, кисть и ступня корче, состав ляющие их кости толще (рис. 30.2);

кожная перепонка между пальцами развита слабее;

волосы, покрывающие ступни, снизу короче. Признаком русака является расположение следов задних ног по диагонали. Все эти признаки связаны с тем, что русак - житель открытых мест. Летом у взрослых русаков голова светло-серая или светло-бурая с примесью тёмных и рыжих волос, щёки серые, подбородок белый. Уши с чёрной кай мой, по переднему краю покрыты белыми волосами, цвет ушей тёмно-серый или бу рый с чёрной вершиной. Низ шеи, грудь, лопатки, передние и задние ноги, пах светло рыже-бурого цвета. Холка, спина, крестец и бёдра светлого или тёмно-серого цвета, с примесью бурых или светло-рыже-бурых волос. Лапы светло-серые, с бурыми пятнами между фалангами. Брюхо светло-серое или белое. Зимой встречаются и светлые и светло-серые особи. Бёдра, бока и холка светло-серые или белые, но на спине, в от личие от беляка, имеется тёмно-бурое пятно. У молодняка волосы волнистые, у взрос лых прямые. Голова светлая, от основания ушей тянется бурая полоса. Уши молодых тёмно- или светло-бурые (Покровский, 1953;

Юргенсон, 1968;

Кузнецов, 1975;

Банни ков, 1984;

Кудрявцев, 1985;

Соколов, 1989;

Федотовских, 1994;

Павлинов и др., 2002).

Русак, акклиматизированный в Сибири, имеет очень сильное осветление меха зимой. Только на хребте у него сохраняется небольшой овальной формы участок каш танового цвета. Мех русаков из сибирской части ареала гуще на 38–40% и длиннее на 10%, чем из европейской, волосы мехового покрова несколько тоньше, в результате чего мех нежнее и пышнее (Колосов и др., 1979).

Рис. 30.3. Весенняя линька взрослых русаков: 1 - февраль;

2,3,4 – март;

5,6 – апрель;

7,8 – май;

9,10 – июнь;

11 – июль;

12 – август (рис. В.В. Груздева).

Шёрстный покров русака состоит из направляющих, остевых и пуховых волос.

Густота шёрстного покрова у русака в условиях Омской области различна. Самый гус той шёрстный покров на брюхе: 29750±0,79 /см2 волос всех типов, а самый редкий - на боку 15090±2,46 /1 см2. В целом же густота волосяного покрова русака распределяет ся следующим образом;

на брюхе на 1 см2 находится 425±1, 25 направляющих волос;

1350±1,60 остевых волос и 28180±3,60 пуховых волос. На боку соответственно:

390±1,26;

17130±2,60 и 13950±1,90, на спине 516±1,12;

1355±1,65 и 15100±2,42 на правляющих, остевых и пуховых волос на 1 см2, соответственно (Березин, 2004, 2007).

Линяет русак два раза в год: весной и осенью. Сроки линьки зависят от климатических факторов, возраста, пола и упитанности животных (рис. 30.3). Весенняя линька на тер ритории Омской области может начаться во второй половине марта и закончиться в конце мая и даже позже: в 1998 г. А.В. Березиным на территории Одесского, Русско Полянского и Таврического районов Омской области в период с 27 мая по 10 июня бы ли добыты русаки (n = 7) с остатками зимней шерсти. Начало осенней линьки русака на территории Омской области совпадает с первыми сентябрьскими заморозками (Бере зин, 2004). Вибриссы на морде хорошо развиты (рис. 30.4).

Рис. 30.4. Вибриссы на морде русака значительно расширяют площадь осязания. Пунктиром очерчена зона осязания (рис. А.А.

Ивановского).

Русак - изначально степное животное, распространившееся в степных областях Европы, Передней и Малой Азии и Северной Африки. Ископаемые остатки этого вида встречаются в четвертичных отложениях и свидетельствуют о его расселении на север и на восток (Соколов, 1989). Современный ареал вида включает в себя лесостепную и степную зону, юг лесной зоны Европы, Западной Сибири, Северного Казахстана, Ма лой Азии. Животное акклиматизировано на юге Сибири и Дальнего Востока. Северная граница ареала в пределах России проходит по г. Шенкурску и г. Котласу. Ареал на территории России искусственно расширялся путём акклиматизации в Сибири и вос точнее (Колосов и др., 1979;

Павлинов и др., 2002). Кроме того, русак акклиматизиро ван в Северной Америке на территории США и Канады, а также в Австралии и Новой Зеландии (Колосов и др., 1979;

Соколов, 1989).

Рис. 30.5. Русак легко приспособился к обита нию в аграрных ландшафтах и легко преодоле вает даже огородные изгороди (рис. А.А. Ива новского и Л.Т. Кузнецова).

Русак способен к самостоятельному расселению при соответствующей глубине снежного покрова (Шашков, 1972). С начала ХХ в. происходит быстрое продвижение русака на восток, прослеженное С.С. Фолитареком (1940) и А.А. Слудским (1953).

Можно предполагать, что скачкообразное расселение русаков на восток было связано с интенсивным освоением в конце XIX в. целинных земель. По данным Я.Я. Полферо ва (1896), в Кустанайском и Тургайском уездах в 1889 г. резко (в 10 и более раз) воз росла площадь земель, засеянных яровой пшеницей, овсом и просом. Мозаика бурья нистых залежей, полей, выбитых пастбищ и дорог, создавшая комплекс необходимых условий для размножения, зимовки и сезонных передвижений русака, повысила для него степень благоприятствования среды (Груздев, 1974) (рис. 30.5). Но до 1920-х гг.

русак еще не занял эти территории, так как после ряда многоснежных зим в период 1890-1920 гг. («Атлас максимальных снегозапасов», 1946) его численность была низ кой. Б.А. Кузнецов (1948) провел границу ареала русака по линии: оз. Селеты — Кара ганда — Карсакпай — Кзыл-Орда — северный чинок Усть-Урта. Заметно возросла чис ленность русака лишь в 1930-е гг., когда преобладали малоснежные зимы. В.А. Фадеев (1966) годом наибольшей численности русаков в Казахстане называет 1934;

об этих годах А.А. Слудский (1953) пишет, что зимы тогда были очень малоснежными и это благоприятствовало расселению русака в то время, когда весной не было бурного тая ния снегов, а летом обычно была засуха. Таким образом, за первые три десятилетия XX в. в своем естественном расселении русак далеко продвинулся к востоку, а за по следующий примерно такой же период он распространился очень незначительно. Рас селяясь на восток, русак попадал в области с коротким безморозным периодом, что резко уменьшало возможности его воспроизводства. В Западной Сибири влияние этого фактора усиливалось равнинностью местности, и лишь достаточно интенсивное ос воение территории человеком под посевы создавало предпосылки для ее заселения русаком, при условии полного запрещения охоты. Эти возможности утрачивались по мере углубления в Барабинскую озерно-болотистую лесостепь (Груздев, 1974).

Рис. 30.6. Распространение русака - Lepus europaeus на Западно-Сибирской равнине: — предполагаемая граница ареала в начале XX в.;

2 — граница ареала по С.С. Фоли тареку (1940);

3 — граница ареала по А.А. Слудскому (1953);

4 – граница ареала, проведенная по пределам ад министративных районов в 1956—1960 гг.;

5 — граница области постоянного обита ния по В.В. Груздеву (1974);

6 – отсутствие вида;

7 – терри тория распространения, по (Флинт и др., 1967), в т.ч. 8 – территория с наибольшей плотностью распростране ния;

9 – наличие вида в ре зультате интродукции;

10 – направление естественного расселения.

На юго-западной окраине таёжной зоны Западной Сибири русак появился после 1900 г., а к 1920-1930 гг. он распространился в Омской области почти до г. Омска, а позд нее освоил лесостепные и степные угодья, главным образом в бассейне р.Оми (рис. 30.6).

В 1934 г. русак встречался даже под г.Тарой (Огнев, 1940;

Фолитарек, 1940). С 1936 г. ру сака отлавливали в Башкирии и Татарии и выпускали в угодья Новосибирской, Кемеров ской, Иркутской, Читинской областей, Хабаровского, Алтайского, Красноярского и Примор ского краев. Всего было расселено 1076 русаков (Машкин, 2007). Возможно, русаки прони кали на территорию Омской области и раньше, но не попадали в руки охотников. Юго восточнее г. Омска, в Нововаршавском районе у р.Иртыш, русак, вероятно, единичными особями появился в 1938-1940 гг. Около 1949 г. русак появился в Черлакском, а в 1950 г. в Шербакульском и Таврическом районах. По сведениям заготовителей, русак в неболь шом количестве в начале 1950-х гг. добывался на юге области, в 1952 и 1953 гг. по 1-2 ру сака (на 10 беляков) добывали в Черлакском и Русско-Полянском районах Омской облас ти (Лаптев, 1958). Граница ареала русака на 1956-1960 гг. была проведена В.В.Груздевым (1974) по пределам тех административных районов, где шкурки русака тот период попали в статистику пушных заготовок. По-видимому, эта линия очерчивает область постоянного обитания русака, которая большей частью далеко не достигала границы ареала, в 1936 г.

очерченного С.С. Фолитареком (1940), а также границы ареала, указываемой для конца 1940-х гг. А.А. Слудским (1953). Но можно констатировать, что за период 1936-1966 гг. в этой части ареала русак не расселялся ни к северу, ни к югу, а продвижение его на восток было очень небольшим (рис. 30.7, 30.8).

Рис. 30.7. Распространение русака - Lepus eu ropaeus на территории Омской и юго-западной части Новосибирской областей: 1 — граница ареала, по (Лаптев, 1958);

2 - граница зоны по стоянного обитания в 1966/1967 г.., по (Груздев, 1974), в т.ч. 2 – сплошного;

3 - спорадического;

- места нахождения в зоне спорадического оби тания;

5 — места единичных встреч;

6 - грани ца территории, где пашня занимает 40% и бо лее от всей площади.

Рис. 30.8. Средняя плотность популяции ру сака в различных природно-ландшафтных комплексах на территории Омской области в 1994-2008 гг., среднемноголетние данные.

По Омской области русаки в пушных заготовках за 1956-1960 гг. не упоминаются, но в области они были;

усилиями Омского областного общества охотников в Омской об ласти было выпущено 113 особей тремя партиями: в 1953 г. в Саргатском и Горьковском районах было выпущено 50 русаков из Новосибирской области;

в Кормиловском районе – 23 русака из Оренбургской области;

в 1960 г. был произведен повторный выпуск в Корми ловском районе 40 русаков из Оренбургской области (Сидоров и др., 2001). С момента выпуска охота на русаков была запрещена, поэтому их шкурки не могли поступать в заго товки, и узнать о расселении русаков путем анализа заготовок за эти годы невозможно.

Распространение русака на восточной границе его ареала изучалось В.В. Груз девым (1974) при полевых обследованиях в 1966 г. а также путем рассылки анкет в правления обществ охотников и в заготовительные конторы райпотребсоюзов некото рых районов Омской, Новосибирской и Павлодарской областей. Всего удалось полу чить 36 письменных и несколько устных сообщений о русаках, что позволило обрисо вать довольно полную картину распространения вида в этой части ареала в 1960-х гг.

Было установлено, что зона постоянного обитания на побережье р.Иртыша занимала целиком Полтавский, Шербакульский, Таврический, Павлоградский и Русско Полянский, а на правобережье — Черлакский районы, где русаки преобладали над бе ляками. В эту же зону входили Нововаршавский и Исилькульский (юг) районы, где ру саков было меньше, чем беляков. Север Исилькульского, юг Одесского и Марьянов ский районы входили в зону относительно постоянного, но спорадического обитания русаков;

из Одесского района сообщали, что русаки встречались лишь в одной мест ности в конце 1940-х гг. На восточном берегу р.Иртыш вдоль р.Омь была расположена полоса спорадического обитания русака, занимающая юг Омского района, Кормилов ский, Калачинский и Оконешниковский районы Омской, юг Татарского района Новоси бирской (вид регистрируется с 1960 г.) и Железинский район Павлодарской областей (вид регистрируется с 1964 г.). Местность, расчлененная р.Омью и ее притоками, дос таточно освоенная земледелием и покрытая сетью дорог, оказалась пригодной для ру сака, но он здесь, несмотря на запрет охоты, очень малочислен (рис. 30.9, 30.10).

Рис. 30.9. Среднемного летняя численность бе ляка по данным зимних маршрутных учетов на территории отдельных административных рай онов Омской области в 1994-2008 гг.

В.В.Груздев (1974) делает заключение о том, что в названные районы Омской области русак вселился естественным путем с запада, тогда как их выпуски в 1953 и 1960 гг. не оказали существенного влияния на его расселение;

пределы описанной тер ритории со спорадическим, но постоянным обитанием, являются границей ареала этого вида. За ее пределами также происходили встречи с русаками (18 единичных встреч в Называевском, Любинском, Саргатском, Горьковском и Большереченском районах Ом ской и в сопредельных районах Новосибирской областей), но они были расценены, как случайные забеги. При этом от верховьев Тобола до района г.Омска русаки, расселяясь, к 1970 г. продвинулись более чем на 900 км, но они далеко не доходят до г.Тары: по ан кетным данным, в Тарском, Муромцевском, Тюкалинском и Крутинском районах Омской области и в сопредельных с ними районах Новосибирской области русака нет.

Расселение русака дальше на восток в конце ХХ в. происходило еще медлен нее, чем это наблюдалось в 1936-1966 гг. (Груздев, 1974). К настоящему времени наи более качественными для русака стали угодья Таврического района, где с 1994 г. про изошло резкое увеличение его численности. Таким образом, наибольшая плотность размещения русака в 1967 г. (Груздев, 1974) на территории Омской области была в ее юго-западной части в южной подзоне лесостепной зоны и в степной зоне;

в период 1994-2000 гг. (Сидоров и др., 2001) наблюдалось расширение ареала русака на севе ро-восток, в центральную и северную подзоны лесостепной зоны, с увеличением коли чества и плотности населения в юго-западной части территории;

в 1998-2003 гг. (Бере зин, 2007) наблюдалось разрежение плотности населения на всем участке ареала, с наиболее сильным - в восточной части территориии области, а в 2000-2007 гг. про изошло увеличение численности и плотности населения русака в степных и южных ле состепных районах Омской области и было отмечено его распространение на север в зону центральной лесостепи (рис.1). При этом общее количество русака на территории Омской области в 1995-1996 гг. составляло 5500-6000 особей;

а к 2000 г. его популя ция численностью 2500-3000 особей занимала около 2700 тыс. га в ее южной части (Сидоров и др., 2001), и к 2007 г. существенно не изменилась.

Сформировавшееся мнение о том, что «…акклиматизация русака не позволит решить задачи по восстановлению обилия зайцев и общей интенсификации охотничье го хозяйства лесостепной зоны Западной Сибири» (Груздев, 1974: 129), вопреки мне нию С.С. Фолитарека и А.Ф. Потапкиной (1969), нами разделяется, и заселение руса ками тех участков сибирской лесостепи и степи, куда их еще не выпускали, имеет мало перспектив, поэтому осуществлять ввоз русаков на эти территории нецелесобразно.

Высокая плотность населения русака в период с 1994 по 2007 гг. отмечалась в Одесском, Полтавском, Таврическом и Нововаршавском районах Омской области. Здесь она составила 1,1-1,8 особей/10 км2. Много русака в Павлоградском, Русско-Полянском и Щербакульском районах - 0,81-0,9 особей/10 км2. Средняя плотность населения русака на левобережье Иртыша фиксируется в южных лесостепных биотопах Исилькульского, Мос каленского, Марьяновского и Омского районов до р. Камышловки - 0,1–0,7 особей/10 км2.

Севернее Камышловского лога в этих районах русак редок - до 0,1 особей/10 км2. На пра вобережье Иртыша средняя численность русака характерна для Черлакского и юго восточной степной части Оконешниковского районов - 0,3 особи/10 км2. В южной лесосте пи Оконешниковского района и до р.Омь в Омском, Кормиловском и Калачинском районах русака мало - до 0,1 особей/10 км2. Средняя многолетняя плотность населения русака, по данным послепромысловых ЗМУ в период с 1994 по 2007 гг., на территории Омской об ласти составила 3190 особей на площади обитания около 61 тыс. км2;

средняя многолет няя плотность популяции русака составила 0,52 особи/10 км2.

Относительная численность русака в Омской области в настоящее время очень невы сока (рис. 30.11). Наиболее высокие плотности популяции русака в России зафиксированы в степях Предкавказья и Ростовской области - в среднем 20-25 (до 60) особей/10 км2 (Нормиро вание…, 2008). В Омской области в 2004-2007 гг. максимальная относительная численность русака зарегистрирована в степных и полевых угодьях Одесского района - 1,8-3,1 особи/ км2. Соотношение полов в популяции русака, обитающего на территории Омской области, от весны до осени близко 1:1. В зимний период становится меньше самцов, соотношение полов в популяции сдвигается в отношении 1:1,5 в пользу самок (Березин, 2004).

Численность русаков меняется по годам в меньших пределах, чем беляков;

в ча стности, русак редко поражается легочными нематодами и печёночными трематодами;

есть свидетельства того, что засухи уменьшают плодовитость русака (Колосов и др., 1979). Многочисленными исследователями установлено то, что численность русаков меняется в зависимости от циклов солнечной активности и подвержена периодическим колебаниям, спадам и подъёмам с 11-летней амплитудой, характерной для этого цикла.

В разные сезоны численность русака также различна: в весенне-летний период она воз растает за счет репродукции вида (Наумов, 1963;

Дорман, Мирошниченко, 1968;

Коры тин, 1972;

Максимов, 1980;

1984;

Максимов, Ердаков, 1985;

Шилов, 1998;

Elton, 1924;

Nicholson, Baily, 1935;

Chitty, Phipps, 1966). В Омской области на резкий спад численно сти русака в 1996–1997 гг. повлияла вспышка бабезиоза (Березин, 2004).

А. Б.

В. Г.

Рис. 30.9. Распределение русака - Lepus europaeus на территории Омской области в 1967 г.

(А) по данным (Груздев, 1974): 1 – отсутствие вида;

2 – постоянное спорадическое обита ние;

3 – постоянное сплошное обитание;

4 – единичные встречи;

в 1994-2000 гг. (Б), по дан ным (Сидоров и др., 2001), с исправлениям;

в 1998-2003 гг. (В), по данным (Березин, 2007), с исправлениями, в 2000-2007 гг. (Г), по данным (Сидоров, 2007, не опубликовано): 1 – отсут ствие зверя;

2 – очень низкая плотность населения (менее 0,1 экз./10 км2);

3 – низкая плот ность населения (0,1-1,0 экз./10 км2);

4 - средняяя плотность населения (1,1-5,0 экз./10 км2);

– направления расселения.

Русак обитает преимущественно на открытых пространствах. Он селится в целин ных степях, среди хлебных полей, в луговых частях пойм, в зарослях кустарниках. В се верных частях своего ареала русак держится по полям, опушкам лесов и иногда по гарям.

В глубь хвойных лесов он заходит редко. Однако в лиственных лесах - в осинниках и в дубняках европейской части России русаки бывают обычны, хотя держатся они главным образом по окраинам леса, рядом с широкими просеками и дорогами. Болот русак избега ет (Колосов и др., 1979). Русак в целом осёдлое животное, упорно держащееся опреде лённых местностей, но в степи, во время многоснежных зим с сильными буранами, на блюдаются их массовые перекочевки в поисках богатых кормом мест (Соколов, 1989).

Рис. 30.11. Изменение численно сти русака по данным зимних послепромысловых маршрут ных учетов на территории Ом ской области в 1994-2008 гг.

По материалам опросов охоткорреспондентов, в степи Русско-Полянского и Оконешниковского районов Омской области русак многочисленен: охотники за день визуально замечают до 5-6 особей. В начале XXI в., по свидетельству охоткорреспон дентов, в Русско-Полянском и Нововаршавском районах на одного визуально зафикси рованного беляка приходится 6-10 русаков. Вместе с беляками русаки прячутся под комбайнами, концентрируются в летних загонах для скота и на территории кладбищ.

Русаков в этих угодьях в 6-10 раз больше, чем беляков. В южной лесостепи Черлакско го района русаков тоже больше, чем беляков. Русак здесь тяготеет к открытым ланд шафтам, а беляк - к березовым колкам. В угодья южной половины Омского района ру сак обычно мигрирует с запада, через р. Иртыш из Таврического района. В южной ле состепи Оконешниковского района численность русака несколько увеличивается в на правлении с севера на юг. Здесь в единичном количестве встречаются гибриды этих двух видов - тумаки. В Омском, Кормиловском и Калачинском районах русак встреча ется только по югу этих районов, до р. Омь. Через эту реку в северном направлении он переходит очень редко, о чем свидетельствуют случаи единичной добычи охоткоррес пондентами тумаков по правобережью р. Оми - в подзоне центральной лесостепи. На левобережье р. Иртыш русак повсеместно встречается южнее Камышловского лога.

Севернее р. Камышловки (в центральную лесостепь) он заходит редко. Среди место обитаний русака на первом месте в Омской области стоит поле, здесь отмечается его максимальная численность;

за ним следуют лес и болото (Березин, 2004).

На территории Омской области, по материалам ЗМУ 2004-2007 гг., в районах обитания русака средняя плотность в открытых ландшафтах целинных степей и полей составляла 0, 27-0,33 особей /10 км2. На облесенных участках этот показатель коле бался в пределах 0,05-0,09, а на заболоченных территориях 0,03-0,08 особей /10 км2.

Русак ведет оседлый образ жизни, отдельные его особи упорно держатся опре деленных индивидуальных участков площадью 30-320 га, в пределах которых и пере мещаются. Зимой в кормных местах ими натаптывают тропы. Участки самцов больше, чем участки самок. В многоснежные зимы и при образовании на полях наста, закры вающего кормовую растительность, русак часто скапливается около жилищ человека, где находит остатки огородных растений и сено, а также обгладывает кору с садовых деревьев. Очень благоприятны для русака искусственные полезащитные насаждения (Колосов, и др. 1979;

Машкин, 2007). Чаще всего русак устраивает лёжки в бороздах зяби, жнивье, куртине высокой травы, при возможности - под кустом или поваленным деревом (рис. 30.12, 30.13). Иногда русак обкусывает мешающие ему устроиться на день ветки или травинки. Зимой он может устроить снежную нору, особенно при силь ных буранах. Нередко русака, закопавшегося в снег, полностью заносит снегом. Вре менами русак выскакивает из-под свежевыпавшего снега буквально у самых ног, где ничто не выдаёт его присутствия (Соколов, 1989). Свои лёжки русаки готовят очень тщательно. Выкопав лунку 35 – 50 см длиной и 15 – 20 см шириной, он не трогают рас тущую по краям траву, а сам лежится головой к ветру. При высоком снежном покрове в сочетании с сильными ветрами и морозами русаки могут копать норы в снегу глубиной до 1,5 – 2 м, с шириной входного отверстия 15 – 30 см. В большие снегопады и силь ные морозы русаки могут лежать в этих снежных норах по 2 – 3 дня, не выходя на по верхность (Груздев, 1974;

Слудский, Страутман, 1980).

А.

В.

Рис. 30.12. Расположение лёжек русака в не большом понижении среди песчаных бугров (А): 1 – куст ракитника;

2 – куст шелюги;

3 – свежевырытая (летняя) лежка;

4 - старая, размытая (весенняя) лежка;

5 и 6 - верхняя и нижняя границы склона понижения;

покину тая зимняя лежка русака под телефонным столбом (Б);

путь отхода русака с логова Б. (В), (рис. В.В. Груздева и А.Н. Формозова).

Рис. 30.13. Зимнее логово русака в наносе снега (А), лет нее – под кустом (Б, В): профиль (вверху каждой схемы) и план (рис. В.В. Груздева и А.Н. Формозова).

Половой зрелости русак достигает к следующей весне после рождения, а иногда и в год своего рождения. В период гона обычно живущие по-одиночке русаки сбиваются в пары или небольшие группы, в которых по численности больше самцов. Один из них занимает доминирующее положение, бегают взапуски, с азартом перескакивают друг через друга, подпрыгивают на задних лапах и «боксируют» воздух лапами, а самка на блюдает это со стороны. Изредка между ними вспыхивают конфликты за доминирова ние в группе, заканчивающиеся серьёзными драками (Павлинов, 1999). Самку могут по крывать несколько самцов, но от «не понравившегося» ей она убегает (Машкин, 2007).

Основным внешним признаком начала гона является изменение цвета мочи, ко торая из жёлто-коричневой становится синей и имеет резкий своеобразный запах. В за висимости от погодных условий и географической широты, начало гона может сдвигать ся на 10 – 12 дней раньше или позже этого срока. Репродуктивный период продолжается 6,5–7 месяцев (Березин, 2004). В европейской части России первый помет русаков на блюдается в конце апреля-начале мая, второй - в конце июня - начале июля (рис. 30.14).

Продолжительность беременности у русака несколько короче, чем у беляка - 45– дней. Самки рожают молодняк на поверхности земли. В весеннем помете среднее число зайчат в выводке равно 3, в летнем - 5 (Колосов и др., 1979;

Павлинов, 1999).

Как отмечал В. В. Груздев (1970), в условиях Западной Сибири самки русака не дают более 1 помёта в год при средней его величине до 6 зайчат. По данным А.В. Бере зина (2004) русак на территории степных и южных лесостепных районов Омской области даёт, в зависимости от погодных условий и кормовой базы, два – три помёта за сезон, но, по нашему мнению, три помета в условиях Западной Сибири даже в благоприятных условиях – это мало реально, и если и происходит, то в виде единичных случаев.

Установлено, что засухи уменьшают плодовитость вследствие неполноценного питания, т.к. сухие травы бедны витаминами (Колосов и др., 1979). Зависимость плодо витости от оговоренных условий иллюстрирует следующая закономерность: в годы, не благоприятные для русака (1997;

1999 и 2001 гг.), у его самок снижалась воспроизводи тельная способность, и на одну самку при первой в году котности в среднем приходи лось 5,25±0,15 эмбрионов. В благоприятные же годы (1996;

1998 и 2000 гг.), воспроизво дительная способность увеличивалась и составляла до 6,5±9,10 эмбрионов на самку.

Массового окота у русака не наблюдается вследствие того, что самки приходят в охоту не одновременно. Зайчат первого помёта можно встретить с конца марта по май, в зави симости от начала прихода весны (Березин, 2004). При этом у русаков в Северном Ка захстане и в Омской области наблюдается резорбция эмбрионов, чаще всего в феврале (в среднем 15%), в марте (8%), в апреле (до 5%). В летний период резорбция увеличи вается (в среднем до 9,5%), в результате чего при второй котности количество зайчат на одну самку уменьшается до 3,5 (Слудский и др., 1980;

Березин, 2007).

Рис. 30.14. Репродукционный кален дарь русака в Омской области, сред немноголетние данные начала ХХI в., рис. Б.Ю. Кассала по данным (Слудский и др., 1980;

Березин, 2004;

Машкин, 2007). Временная шкала показана с де кадными интервалами.

Для родов самка русака подыскивает укромное место: в кустах, под поваленным деревом, но ямку она здесь не роет, а выстилает гнездо сухой травой (Березин, 2007), в котором зайчата сидят всем выводком. Сюда же мать приходит их кормить (наблю дения в Саратовской и Омской области, n = 11).

Зайчата рождаются зрячими, покрытые мягкой курчавой шерстью. Первые не сколько дней своей жизни они лежат все вместе на одном пятачке под кустами. Это приспособление к тому, чтобы не оставлять пахучих следов. Затем выводок разбреда ется, и зайчата залегают на расстоянии 30 – 50 м друг от друга. Самка кормит детёны шей раз в 3 – 4 дня. Молоко русака имеет высокую жирность. Первые две недели сам ка сама находит зайчат. Затем зайчата начинают бродить по окрестностям в поисках самки;

самка русака кормит не только своих, но и чужих зайчат (Павлинов, 1999).

Рис. 30.15. Однодневный зайчонок русака, из (Колосов и др., 1979).

Зайчата у русака в Омской области при рождении весят в пределах 110 – 160 г (рис. 30.15). Через 10 – 15 дней их вес увеличивается до 320 – 430 г, в это же время они начинают есть траву. Вес молодых самцов в возрасте 40 – 50 дней составляет в среднем 1,56 ± 0,09, а самок 1,43 ± 0,06 кг. С мая по июнь прирост массы тела зайчат в среднем составляет 470 ± 2, 11 г., а с июня по июль 750 ± 2,79 г. Зайчата первого помёта к октябрю имели массу тела: самцы 4, 1 ± 0, 13;

самки 3,9 ± 0, 19 кг;

зайчата второго помёта - 3, 1 ± 0, 18 и 3, 2 ± 0,07 кг, соответственно (Березин, 2004). В северном Казахстане и в Оренбург ской области к ноябрю на 1 взрослого приходится 2,8 молодых, т.е. с момента рождения смертность среди молодых составляет 40-45%. (Груздев, 1974). Размножаться русаки обычно начинают со второго года жизни, но в южных частях своего ареала - иногда и в лето своего рождения. Потенциальная продолжительность жизни у русака составляет 10 12 лет, однако в природных условиях она значительно меньше (Колосов и др., 1979).

В процессе расселения русака на север, северо-восток и восток в местах оби тания беляка сформировалась зона гибридизации его с беляком. В районах совмест ного обитания зайцы беляк и русак являются потенциальными конкурентами. Однако по биологии размножения беляк весьма сходен с русаком, в результате чего в районах совместного обитания этих видов периодически происходит их спонтанная гибридиза ция;

гибридных потомков называют тумаками. В условиях разрежения плотности насе ления одного вида и увеличения плотности населения другого вида возникает диспро порция в половом составе обоих видов, что облегчает межвидовые половые контакты.

Рис. 30.16. Внешние отличительные признаки тумака (Lepus europaeus Х Lepus timidus) I-III поколений от русака - Lepus europaeus и беляка - Lepus timidus (рис. Б.Ю. Кассала).

Как экспериментально доказал Н.Д. Григорьев (1956), тумаки рождаются как в ре зультате покрытия самок беляка самцом русака, так и при покрытии самок русака самцом беляка, однако пренатальная смертность потомства оказывается высокой (хотя предвари тельная проверка производителей на качество потомства не проводилась, и латентные инфекции не исключались). Этим же исследователем доказана возможность получения потомства от самок беляка при спаривании их с самцами тумака, с высоким качеством по томства. Однако пониженная жизнеспособность тумаков, при их способности размножать ся, отмечается и другими исследователями (Шевченко, 1976). Следовательно, при встре че в природе разнополых особей разных видов в состоянии половой охоты вполне веро ятно их спаривание, с возможностью дальнейшего размножения получаемого потомства в природе при наличии благоприятных условий выживания (Груздев, 1974). Поэтому тума ков неоднократно находили в природе, о чем имеются сообщения и в охотничьей, и в спе циальной зоологической литературе (Middendorf, 1851;

Лепориды.., 1863;

Ублюдки…, 1870;

Гримм, 1872;

Сабанеев, 1992;

Григорьев, 1956;

Gray, 1972;

Gelder, 1977;

Соколов, 1979;

Терновский, Терновская, 1994;

Суворов, 2003).

Б.

А.

Г.

В.

Рис. 30.17. Внешние отличия в деталях строения головы (А), подошвы лап (Б), хвостов (В), поста новке конечностей при беге (Г) русака - Lepus europaeus (слева), беляка - Lepus timidus (справа) и их гибрида – тумака (Lepus europaeus Х Lepus timidus) I поколения (в центре) (рис. Б.Ю. Кассала).

Внешне тумак первого поколения похож на русака, и даже следы тумака на снегу по форме напоминают след русака. Внешние отличия тумака от русака проявляются в виде более длинной внешней ушной раковины, а также более мелкими размерами, вследствие чего размер его следа мельче, чем у русака (рис. 30.16, 30.17). Но передвигается тумак бы стрее русака (Гуреев, 1964, Груздев, 1974). Н.П.Ермолов (1885) отмечает, что у гибридов «…окраска волос приближается к белячьей, к зиме тумаки выцветают почти в чисто белый цвет, уши по вырезке у них русачьи, но короче, ноги с пазанками – тоже русачьи. …Матерый тумак бежит, как обыкновенный русак, но отличается замечательной увертливостью, отчего борзые собаки ловят его с большим трудом». Во втором и последующих поколениях, в за висимости от видовой принадлежности родительской пары, тумаки «…выцветают пятнами, а какой породы самец, той и свойств имеют более» (Чернов, 1832);

«…тумаки имели боль шое сходство с беляком, … но хребет у них «бусый» (Григорьев, 1956), - внешне это беляки с коричневатым пухом. По своему общему внешнему виду тумаки, полученные в Казанском зоопарке, больше походили на беляков, это сходство было особенно заметно к зиме, когда они почти целиком побелели, и лишь на спине сохранялся расплывчатый по бокам «ре мень», слегка рыжеватого цвета;

у одного из тумаков цвет радужины глаз был, как у русака, а у другого - как у беляка (Григорьев, 1956);

«…это были крупные зайцы с белыми боками, сероватой спиной и слегка желтоватыми от колен передними лапками. На боках и внутри тушки, особенно на почках, много жира, в то время как у местного зайца-беляка жир вообще отсутствует» (Груздев, 1981);

«…крупный заяц, весь белый, желтоватая окраска ног отсут ствует, хотя на спине кое-где встречается сероватая шерсть, и жирность тушки такая же, как у русака» (Кузнецов, Кузнецов, 1974);

«…встречаются белые зайцы с черным верхом хво ста, толстой русачьей мездрой, с коричневатым, как у русаков, пухом, темными и рыжими волосами в шерсти или серыми ушами и лбом. У помесных зайцев чаще всего явно доми нируют признаки беляков, и в заготовки они идут под этим наименованием» (Груздев, 1981).

Рис. 30.18. Схема гибридизации зайцев беляка - Lepus timidus, русака - Lepus europaeus и их межвидового гибрида – тумака (Lepus europaeus Х Lepus timidus): * - по данным ( Григорьев, 1956);

** - по данным (Шевченко, 1976);

*** - собственные данные;

1 – беляк, самец;

2 - тумак, самец;

3 – русак, самец;

4 – беляк, самка;

5 – тумак, самка;

6 – русак, самка;

7 – скрещивание;

8 – результаты скрещивания (рис. Б.Ю. Кассала).

При рассмотрении различных схем гибридизации зайцев беляка, русака и их межвидового гибрида – тумака, необходимо отметить следующее (рис. 30.18). При скрещивании исходных видов между собой (самец беляк, самка русак;

самец русак, самка беляк) тумаки первого поколения по большинству наследуемых промежуточных признаков внешнего вида приближаются к русаку, являясь русакоподобными. Тумаки обладают пониженной, по сравнению с исходными видами, жизнеспособностью, по скольку для всех межвидовых гибридов характерна расшатанная наследственность, определяющая биохимические нарушения в обмене веществ, что приводит к снижению жизнеспособности гибридов (Шварц, 1959). Во II и последующих поколениях в резуль тате участия в размножении тумаков и исходных видов происходит либо расщепление возникших у тумаков промежуточных признаков с полным или неполным возвратом к исходным видам (при скрещивании тумаков между собой), либо поглощение путем на копления и усиления (при скрещивании тумаков с беляком – обелячивание;

с русаком орусачивание). В условиях, когда на территории совместного обитания видов количе ство беляков на порядок выше, чем русаков, наиболее распространенной схемой гиб ридизации с участием тумаков во II и последующих поколениях оказывается поглоти тельное скрещивание тумаков с беляками и все более сильное обелячивание гибрид ного потомства в ряду последующих поколений (Кассал, 2007).

По морфологическим и физиологическим показателям тумаки отличаются как от беляка, так и от русака, что определяет особенности их экологии, основной из которых яв ляется их способность легко передвигаться в условиях глубокоснежья, подобно беляку;

русак этими качествами не обладает. Отчасти этому способствуют меньшие, чем у русака, размеры и масса тела тумака, а также постановка тазовых конечностей при беге на одной линии, что увеличивает маневренность тумака в случае его преследования хищником.

Беляк отличается от русака положением продольной бороздки на резцах (Павлинов, 1999), но у тумака этот признак имеет промежуточный характер. Внешние отличительные признаки тумака I-II поколений, несмотря на их значительную вариативность, позволяют достаточно надежно дифференцировать межвидового гибрида от обеих родительских форм, но только с учетом комплексности имеющихся признаков (Кассал, 2007).

При формировании популяций русака после его естественного и искусственного расселения в Сибири, произошла его широкая гибридизация с местным зайцем-беляком с образованием тумаков различных поколений. Массовое появление тумаков в Сибири объясняется тем, что сибирский заяц-беляк - не чисто лесной зверь, он обитает в лесо степи, и даже степи, в берёзовых колках и ленточных борах, поэтому возможности для контакта с русаком у него исключительные. Охотники часто отмечали случаи, когда с од ного места лежки выскакивали беляк и русак;

весной же встречали вместе гоняющихся беляков и русаков (Груздев, 1969). Очевидно, что даже единичные русаки-мигранты, скрещиваясь с местными беляками, дают необычное потомство, которое вызывает недо умение у местных охотников: «…охотники в Сибири, не зная слова «тумак», окрестили его «гибридом», «смесью», «серебристым», «чалым» (Груздев, 1974: 129). Б.Копылов (1927, цит.по: Груздев, 1974) сообщал о добыче в Омском округе в декабре 1927 г. совершенно серой зайчихи, у которой при вскрытии оказалось три почти доношенных детеныша.

В.Б.Ушаков (1935) также сообщал о том, что в Тарском округе в декабре 1927 г. был добыт заяц нетипичной окраски, темно-пепельного и серо-бурого окраса, причем светло-бурые вершины волос придавали шкурке серебристый оттенок, а также с некоторыми морфоло гическими особенностями: нетипичной формой ушей, длиной хвоста, несколько превосхо дящей нормальную, несколько тонковатыми для беляка передними ногами. Кроме того, В.Б.Ушаков (1935) отмечал, что в Тарском округе среди шкурок беляков «…изредка попа даются какие-то особенные. Имея полное зимнее опушение с толстым густым огузком, они сохраняли по спине серый окрас волоса, отчасти напоминающий летний окрас, но с менее красноватым оттенком. Мездра у таких экземпляров, кроме несколько большей плотности, ничем не отличалась от мездры выходного зимнего зайца. Охотники переселенцы из западных местностей уверяют, что это русаки»;

для автора это было со мнительно, а проф.С.И.Огнев, которому на экспертизу были посланы шкурки, дал заклю чение, что они принадлежат обыкновенному беляку, запоздавшему с линькой.

По времени появление тумаков совпадает с периодом интенсивного расселения русака на восток и северо-восток и его вселения на территорию Омской области. В 1960-1970-х гг. В.Груздев (1974) получил 26 анкетных сообщений из Омской области, в 16 из них говорится о наличии тумаков, которых чаще наблюдали в зоне постоянного обитания русака, в зоне же случайных заходов русака они, как правило, были редки.

Сходная информация поступала и из других районов Западной и Средней Сибири;

в частности, тумак иногда отмечался в охотничьих угодьях соседней Новосибирской об ласти (Кузнецов, Кузнецов, 1974). Из 81 сообщения о наличии русаков, полученных в 1966-1967 гг. с территории Новосибирской, Кемеровской и Павлодарской областей, Алтайского и Красноярского краёв, в 43 содержится упоминание о наличии тумаков;

имеется информация об обнаружении «…16 тумаков (3,3%) среди 478 русаков, добы тых в Сибири для научных целей» (Груздев, 1974: 129);

малое количество тумаков от мечалось в Барабинской лесостепи, где были выпущены русаки - из собранных сооб щений в двух говорится о гибридных зайцах, которые держались на чистых безлесных местах. В связи с этим, закономерным является предположение о том, что межвидовая гибридизация зайцев происходит преимущественно в те периоды, когда численность популяции беляка снижается, а численность популяции русака увеличивается. При этом биологически менее консервативные самцы (в сравнении с самками, привязан ными к потомству) русака при улучшении экологических условий обитания (среднего довое уменьшение высоты снежного покрова) дальше проникают на новые для вида территории, где не находят пары своего вида и, будучи более крупными и физически сильными, в брачных играх получают преимущество в привлечении самок беляка пе ред самцами этого вида, в результате чего формируются смешанные межвидовые па ры и появляется гибридное потомство;

расселение самцов русака, не привязанных к выводковым участкам в зоне оптимума своего вида, в зону совместного обитания про исходит и вследствие роста численности популяции и увеличения плотности населе ния этого вида (Кассал, 2007) (рис. 30.19).

При ухудшении экологических условий обитания для зайцев (среднегодовое увеличение высоты снежного покрова) происходит смещение численностей и плотно сти населения беляка на более благоприятствующие территории, с одновременным перераспределением внутри популяции этого вида: более консервативные самки бе ляка остаются в местах своего постоянного обитания даже при сильном ухудшении экологических условий, тогда как самцы могут отселяться в направлении зоны эколо гического оптимума вида на освобождающиеся вследствие разрежения популяции территории;

присутствие самок беляка без половых партнеров своего вида и присутст вие самцов русака без половых партнеров своего вида создает возможности межвидо вой гибридизации с рождением тумаков (Кассал, 2007).

Рис. 30.19. Схема изменения территориальных отношений популяций беляка - Lepus timidus и русака - Lepus europaeus с возможностью появления межвидовых гибридов – тумаков (Lepus timidus Х Lepus europaeus) вследствие противофазного изменения численности и плотности населения видов (рис. Б.Ю. Кассала):

А – равновесное состояние популяций;

Б – состояние при увеличении численности русака и уменьшения численности беляка;

В – состояние при увеличении численности беляка и уменьшении численности русака;

1,2 – зоны экологического оптимума беляка и русака;

3,4 – зоны экологического медиума беляка и русака;

5,6 – зоны экологического пессимума беляка и русака;

7,8 – зоны пониженной и повышенной межвидовой гибридизации беляка и русака.

На территории Омской области ареалы обитания беляка и русака совпадают на территории от 35000 до 65000 км2, что обусловливает их межвидовые контакты и фор мирует зону гибридизации (рис. 30.20).

При анализе имеющихся материалов выявляются определённые закономерности распределения гибридных зайцев в популяциях русака. В наиболее многочисленных по пуляциях русаков - Бийской и Минусинской - мало тумаков в ядрах популяции, где зая чье население состоит почти исключительно из русаков, но много тумаков на перифе рии. В средней по численности Черепановской популяции русаков тумаки почти повсе местно многочисленны, за исключением Ордынского и Тальменского районов, где руса ков мало. В малочисленных Ребрихинской, Болотниковской, Колыванской и Каннской русачьих популяциях обилием тумаков отличаются небольшие по площади территори альные центры этих популяций, где русаки живут постоянно. В первой это будет Ребри хинский район Алтайского края, во второй - Болотнинский район Новосибирской облас ти, в третьей - окрестности с. Колывань Новосибирской области, в четвёртой - Каннский и Большемуртинский районы Красноярского края. А на других частях территории, где зайцев-русаков очень мало, тумаки редки или отсутствуют: “…на участках пересеченной местности, где быстро образуются ядра популяции русаков, этого (поглотительного скрещивания с беляком, - авт.) не происходит, и возникает самостоятельная популяция этого вида” (Груздев, 1981). В Омской области ядро популяции русака сформировалось на территории юго-западных лесостепных районов (Полтавского, Исилькульского, Мос каленского, Щербакульского, общая площадь 10318,0 км2), где в конце ХХ – начале XXI вв. сохранилось развитое земледелие и наиболее подходящие для этого вида ланд шафты с соответствующими экологическими условиями, удовлетворяющими оптимуму вида. К ним прилегают территории районов, на которых гибридизация русака с беляком происходит наиболее часто (Таврический, северная часть Павлоградского, Азовский, Одесский, общая площадь 6721,5 км2);

в южных степных левобережных районах (Рус ско-Полянский и Нововаршавский, общая площадь 5538,8 км2) и правобережных степ ных и лесостепных прииртышских районах (Черлакский и южные части Омского, Корми ловского и Калачинского, общая площадь 6119,8 км2) гибридизация зайцев происходит, но, вследствие малочисленности в них русака, преимущественно по схеме поглотитель ного скрещивания с беляком. Наибольшие возможности появления тумаков приходились на середину 1990-х гг., когда из-за уменьшения высоты снежного покрова происходило увеличение численности популяции русака с одновременным перераспределением чис ленности популяции беляка: при общей занимаемой русаком площади 54100 км2 (100%) площадь постоянного сплошного обитания вида составляла 13600 км2 (25%), а зона наиболее частой гибридизации с беляком - 30000 км2 (55%).


Рис. 30.20. Участки наиболее частых встреч тумаков (Lepus europaeus Х Lepus timidus) на территории Омской области в 1998-2008 гг., среднемноголетние данные анкетирования (слева): 1 – отсутствие;

2 – очень низкая плот ность (0,0001-0,0002 экз./10 км2);

3 – низкая плотность (0,001 экз./10 км2);

4 – средняя плот ность (0,002 экз./10 км2);

5 – высокая плотность (0,007 экз./10 км2);

соотношение площадей, за нимаемых русаком в Омской области в середине 1990-х гг. (вверху): А – постоянного сплошного обитания (13600 км2);

Б - общая максимальная (54100 км2);

В - зоны наиболее частой гибриди зации с беляком - Lepus timidus (30000 км2) (рис.

Б.Ю. Кассала).

В европейской части России первый помет русаков наблюдается в конце апреля начале мая, второй - в конце июня - начале июля. Продолжительность беременности у русака 45–48 дней. В весеннем помете среднее число зайчат в выводке равно 3, в летнем - 5 (Колосов и др., 1979;

Павлинов, 1999). Как отмечал В. В. Груздев (1970) в условиях За падной Сибири самки русака не дают более 1 помёта в год при средней его величине до зайчат. По данным А.В. Березина (2004) русак на территории южных степных районов Омской области даёт, в зависимости от погодных условий и кормовой базы, два – три по мёта за сезон, но, по нашему мнению, три помета в условиях Западной Сибири даже в благоприятных условиях – это мало реально и имеет характер единичных случаев. Уста новлено, что засухи уменьшают плодовитость вследствие неполноценного питания, т.к.

сухие травы бедны витаминами (Колосов и др., 1979). Зависимость плодовитости от абио тичесмких условий иллюстрирует следующая закономерность: в годы, неблагоприятные для русака (1997;

1999 и 2001 гг.), у его самок снижалась воспроизводительная способ ность, и на одну самку в среднем приходилось 5,25±0,15 эмбрионов. В благоприятные же годы (1996;

1998 и 2000 гг.), воспроизводительная способность увеличивалась и состав ляла до 6,5±9,10 эмбрионов на самку. Массового окота у русака не наблюдается вследст вие того, что самки приходят в охоту не одновременно. Зайчат первого помёта можно встретить с конца марта по май, в зависимости от начала прихода весны (Березин, 2004).

У русаков в Северном Казахстане и в Омской области наблюдается резорбция эмбрио нов, чаще всего в феврале (в среднем 15%), в марте (8%), в апреле (до 5%). В летний пе риод резорбция увеличивается (в среднем до 9,5%), в результате чего количество зайчат на одну самку уменьшается до 3,5 (Слудский и др., 1980;

Березин, 2007).

Первый гон у беляка начинается с середины февраля и продолжается до конца первой декады марта. Второй гон начинается сразу же после первого окота, со второй декады апреля до конца первой декады мая. Третий гон начинается со второй полови ны июля. Период размножения у беляка в условиях Омской области продолжается 5,5 6 месяцев (Березин, 2004). В первом гоне участвуют почти все перезимовавшие самки - 83-100%, во втором - 100% самок, в третьем - около 40% (Машкин, 2007). Беремен ность у беляка длится 49–51 день (Колосов и др., 1979). По свидетельству А.А. Слуд ского и др. (1980), в Северном Казахстане и в Омской области потенциальная плодо витость самок беляка в первом помете составляла 5,5 (от 3 до 10) зайчат, во втором 6,5 (4-10), в третьем 3,5 (3-4). В среднем на 100 самок в год рождается 1300-1500 зай чат. Эмбрионы резорбировались в первом и во втором пометах у 6% самок (Слудский и др., 1980). В начале 2000-х гг. размеры выводка у беляка в Омской области в июне составляли 6,00±0,21 зайчат на одну самку в одном приплоде. По количеству эмбрио нов в матке у беляка доминировали самки с 4–6 эмбрионами;

встречались самки беля ка с количеством эмбрионов от 1 до 10 (Березин, 2004).

Рис. 30.21. Календарь возможных половых контактов русака и беляка и рождения гибридного по томства (тумаков) I поколения в Омской области, среднемноголетние данные начала ХХI в., рис.

Б.Ю. Кассала по данным (Слудский и др., 1980;

Березин, 2004;

Машкин, 2007). Временная шкала по казана с декадными интервалами;

вертикальными линиями выделены периоды возможной межви довой гибридизации.

Из-за того, что репродукционные календари русака и беляка совпадают лишь в малой степени (рис. 30.21), возможности получения межвидового гибридного потомст ва оказываются ограничены. С середины первой декады апреля у русака начинается I гон, но в это время у беляка I гон уже заканчивается, и длительность их совпадения совсем невелика – около 5 дней (табл. 30.1). В это время самки и самцы беляка и ру сака могут составлять смешанные пары, в которых самка беляка покрывается самцом русака, или самка русака покрывается самцом беляка. Доля таких гибридных пар со ставляет не более, чем 2,1% от максимально возможного количества всех пар зайцев обоих видов, включая моновидовые (табл. 30.2). Гибридное потомство от этих межви довых пар рождается в конце последней декады апреля и имеет достаточно хорошие шансы для выживания, поскольку погодно-климатические условия к этому времени стабилизируются, а количество охотящихся на зайцев хищников, еще не выведших по томство, относительно невелико (Кассал, 2007).

Табл. 30.1. Оценка возможностей участия русака и беляка в межвидовой гибридизации на тер ритории Омской области, среднемноголетние данные начала ХХI в., аналитическая модель Вре- Самок, воз- Самцов, воз мя Всего можных уча- можных уча Особей обоих Всего са гиб- Сро- самцов, стниц межви- стников меж полов, %% мок, %% ки, Период риди довых пар, видовых пар, %% дней за- особей особей ции* р** б** р б р б р б р б 5- I гон 5 12,5 20,0 6,25 10,0 6,25 10,0 188 1500 188 марта 10- 5 12,5 16,6 6,25 8,3 6,25 8,3 188 1245 188 апреля II 15 ап гон 25 реля – 31,3*** 41,7**** 0 41,7 31,3 0 0 6255 939 10 мая III 15- 15 75,0 100,0 37,5 50,0 37,5 50,0 1125 7500 1125 гон июля Прим.: * - по репродуктивному календарю беляка;

** р – русаков, б – беляков;

*** - только сам цов;

**** - только самок.

Табл. 30.2. Оценка возможностей гибридизации русака и беляка на территории Омской об ласти, среднемноголетние данные начала ХХI в., аналитическая модель Количество в зоне Доля гибридных пар от Время Возможных Плотность общего гибридизации бе- максимально возможного гибриди- гибридных населения беляков ляков и русаков, количества пар всего, и русаков, экз./км зации* пар всего особей %% I гон 376 2, 376 2, II гон 1,2 939 5, III гон 2250 12, * - по репродуктивному календарю беляка.

Табл. 30.3. Оценка результатов гибридизации русака и беляка на территории Омской об ласти, среднемноголетние данные начала ХХI в., аналитическая модель Количество зайчат в Доля гибридных Количество гиб зоне гибридизации зайчат (тумаков) Время Возможных ридных зайчат обоих видов всего (бе- от максимально гибриди- гибридных (тумаков) при ляков, русаков, тума- возможного количе зации* пар всего размере выводка ков) при размере вы- ства зайчат всего, 4 (2-6), особей водка 4 (2-6), особей %% I гон 376 1504 (752-2256) 72000 (36000-108000) 2, 376 1504 (752-2256) 2, II гон 72000 (36000-108000) 939 3756 (1878-5634) 5, 3600 (1800 III гон 900** 28800 (14400-43200)** 12, 5400)** 10364 (5182 Всего 172800 (86400-259200) 6, 15546) * - по репродуктивному календарю беляка;

** - с учетом 40%-ной готовности самок к раз множению.

К середине апреля у русака заканчивается I гон, и в это время у беляка начина ется II гон;

длительность их совпадения также невелика – около 5 дней. В это время самки и самцы беляка и русака могут составлять смешанные пары, доля которых также составляет не более, чем 2,1% от максимально возможного количества всех пар зайцев обоих видов, включая моновидовые. Гибридное потомство от этих межвидовых пар ро ждается в начале июня и имеет наибольшие шансы для выживания, поскольку погодно климатические условия к этому времени становятся оптимальными. С завершением I гона у самок русака самцы русака остаются сексуально активными, и могут конкуриро вать за самок беляка, у которых II гон продолжается до начала второй декады мая. При этом на одного самца русака в этот период приходится до 7 самок беляка;

будучи круп нее и физически сильнее, самцы русака оттесняют от них самцов беляка, формируя смешанные межвидовые пары, доля которых может составлять до 5,2% от максимально возможного количества всех пар зайцев обоих видов, включая моновидовые. Гибридное потомство от этих межвидовых пар рождается в течение июня до начала июля и также имеет наибольшие шансы для выживания, поскольку погодно-климатические условия в это время наиболее оптимальны, хотя количество охотящихся на зайцев хищников, уже выведших потомство, становится относительно велико (Кассал, 2007).

Со второй декады и до конца июля у русака происходит III гон, и в это время, с середины и до конца июля у беляка также происходит III гон. В это время самки и сам цы беляка и русака могут составлять смешанные пары, в которых самка беляка покры вается самцом русака, или самка русака покрывается самцом беляка. Доля таких гиб ридных пар теоретически составляет не более, чем 12,5% от максимально возможного количества всех пар зайцев обоих видов, включая моновидовые, но на практике этот показатель значительно ниже, на уровне единичных пар, поскольку лишь часть особей популяции участвует в процессе III гона со стороны обоих видов, и уровень резорбции эмбрионов превышает обычный для межвидовых пар уровень, что обусловлено ухуд шением погодно-климатических условий. Гибридное потомство от этих одиночных межвидовых пар рождается в середине - конце сентября и имеет незначительные шан сы для выживания, поскольку погодно-климатические условия к этому времени суще ственно ухудшаются, а с наступлением осенних похолоданий смертность молодняка увеличивается, а количество охотящихся на зайцев хищников, взрослых особей и уча щегося самостоятельности молодняка, наибольшее за весь годовой цикл.


Суммарная доля гибридных зайчат (тумаков) от максимально возможного коли чества зайчат всего за весь период размножения составляет не более 6% (табл. 30.3);

при том, что межвидовые гибриды выживают хуже, чем особи исходных видов, доля тумаков, ежегодно пополняющих популяции русаков и беляков в зоне их совместного обитания, уменьшается еще более, стремясь к нулю (Кассал, 2007).

С середины ХХ в. происходит одновременное естественное расширение ареала русака на восток - северо-восток Западной Сибири и длительная депрессия численности беляка с разрежением плотности его населения. На территории Омской области ареалы обитания беляка и русака совпадают на площади 35000-65000 км2, что обусловливает их межвидовые контакты и формирует зону гибридизации площадью до 30000 км2 (Кассал, 2007). Закономерным является предположение о том, что беляк может оказывать сдержи вающее влияние на распространение русака в восточном – северо-восточном направле ниях, но это влияние малозначительно. Поэтому беляк остаётся массовым объектом про мысла в регионе, при том, что очертания границ его ареала сохраняются в рамках, опре делённых ещё в середине ХХ в. (Флинт и др., 1967;

Гептнер и др.,1967). Ареал русака проникает в глубь ареала беляка по типичным для него угодьям. Обширная зона совмест ного обитания беляка и русака сформировалась в середине – конце ХХ в., но влияние межвидовой гибридизации на дальнейшее распространение русака, которая относится к постоянным явлениям (Груздев, 1974), остается изученной не в полной мере. Можно предположить, что межвидовая гибридизация с появлением тумаков влияет на воспроиз водительные способности популяций беляка и русака в районах их совместного обитания в условиях Западной Сибири на территориях налегания их ареалов. Однако в условиях степной и южной лесостепной зоны Среднего Прииртышья явление межвидовой гибриди зации русака и беляка не может быть массовым явлением (Кассал, 2007).

Рис. 30.22. Растения, преимущественно поедаемые зайцем-русаком в Среднем Прииртышье: 1 – хвощ полевой;

2 – полынь горькая;

3 - клевер белый;

4 – одуванчик лекарственный;

5 – береза боро давчатая;

6 – осина, тополь дрожащий;

7 - горошек мышиный;

8 – вика мохнатая;

9 - пырей ползу чий;

10 - осот полевой;

11 - осот желтый;

12 – сурепка;

13 – мятлик луговой;

14 – рожь;

15 – пше ница, рис. Б.Ю. Кассала по данным (Попов, 1960;

Березин, 2004;

Машкин, 2007), с дополнениями.

Всего зарегистрировано 147 видов растений, поедаемых русаком (рис. 30.22 – 30.24). Из них излюбленными являются: клевер, костер, мятлик, одуванчик,, полыни, осо ты, хвощ, вика, сурепка, птичья гречиха, рожь;

из древесно-кустарниковых - берёза, осина, ива, с которых они объедают кору, побеги и почки. Весной русаки испытывают наиболь шую потребность в зелёных кормах. Травы естественных пастбищ содержат 3,8% протеи на и 7,1% клетчатки, а ветки осины - 3,0 и 22,3%, соответственно. У трав выше коэффици ент перевариваемости – 72,6 и 54,5, у веточного корма всего 34,5 и 38,5% (Попов, 1960).

Зимой корм состоит из сухих травянистых растений и их семян, коры лиственных древьев и озими культурных злаков. На озимых полях при толщине снега 10-15 см русаки роют лунки или траншеи длиной до 20 м, откапывая зеленые побеги (Машкин, 2007). Русаки, живущие на территории Омской области, питаются в весенне-летний период исключи тельно травой. В осенне-зимний период, до выпадения снега или в оттепели, русак пита ется травами, особенно злаками, у которых съедает все наземные части. В гололёд, а также при глубоком снеге, они поедают лишь те части травы, которые возвышаются над снегом. В это же время русаки переходят на питание корой и ветками (Березин, 2004).

Уходя с кормёжки на лёжку, он часто выходит на дороги, путает следы, делает вздвойки и сметки (Соколов, 1989). Это очень быстрое и подвижное животное, он развивает скорость до 50-70 км/час, бегая быстрее беляка. Поднятый с лёжки на от крытом месте, русак трехметровыми прыжками бежит к ближайшему перелеску по та ким местам, где его труднее заметить;

сделав круг, возвращается на старое место. Ле том этот круг более длинный, чем зимой по рыхлому снегу (Наумов, 1963;

Громов, Ер баева, 1995;

Динец, Ротшильд, 1996) (рис. 30.25, 30.26).

А. Б.

В. Г.

Д. Е. Ж.

Рис. 30.23. Биотехнические устройства для подкормки зайцев: А –навес с сеном;

Б –стожок под крышей;

В – подрубленная осина;

Г – веточные веники на вешале;

Д – кормушка с сеном;

Е – сно пики на колу;

Ж - солонец (солонка) из старого пня (рис.Я.С. Русанова, Г. Кляевского и В. Устнова).

А. Б. В. Г. Д.

Рис. 30.24. При зимнем кормлении (А) русак объедает не только травянистые растения, напри мер, качим (Б), но, в основном, побеги и кору с деревьев – вяза (В), осины (Г), дубов (Д), (рис. Б. Ло шак, В.В. Груздева).

В течение суток русак кормится дважды. Ночью он питается интенсивнее, а днём объедает растительность вокруг лёжек. Но в период гона ведущего в основном сумеречный и ночной образ жизни русака можно встретить в течение всего светового дня. После гона русак обычно выходит на жировку в 17 – 18 часов. Летом, из-за жары, он выходит после часов и заканчивает пастись в 6 – 7 часов утра. Осенью, во время неустойчивой погоды, су точная активность русака меняется, но основные периоды его деятельности остаются преж ними. В ясную погоду русаки выходят пастись в 18 – 19 часов, в дождь - на 1-2 часа позже.

Зимой они начинают жировку в 17 – 18 часов, а заканчивают, особенно в сильные морозы, в 8 – 10 часов. На кормёжке они очень осторожны, часто поднимаются на задние лапы и ос матриваются, насторожив уши и сложив лапки на груди (Фадеев, 1966а;

Панов, 1975;

Соко лов, Кузнецов, 1978;

Плоский, 1987;

Березин 2003а;

2003б;

2003в). Местами русак наносит вред огородам и садам, а также лесопосадкам (Млекопитающие…, 2003). Роль русака в биоценозах - это роль типично травоядного вида – консумента первого порядка.

А.

В.

Рис. 30.25. Схематический план пути руса ка на лежку, один вариант (А): 1 – петля;

2,3 – сдвойки, 4 – лежка;

второй вариант (Б), под номерами - сметки и петли;

тре тий вариант (В): 1 – сдвойка, 2 – сметка, – петля, 4 – лежка (рис. Г. Кляевского и В.

Б. Устинова).

Русаки чаще, чем беляки, погибают от неблагоприятных условий погоды. Осо бенно губительны для русака весенние заморозки со снегопадами, которым предшест вовала длительная оттепель. В таких условиях размножение начинается раньше обыч ного, и первый помёт часто погибает. На юге ареала много русаков погибает от бескор мицы и врагов в многоснежные вьюжные зимы. В пойменных районах большой урон на носят половодья (Колосов и др., 1979). При скашивании трав гибнет до 25 особей/ га, что в 10 раз превышает добычу их охотниками. Распыление ядохимикатов в процессе химических обработок посевов оставляет за собой «мёртвую зону»;

бесхозяйственность в использовании минеральных удобрений, разбросанных кучами по полям, приводит к отравлению русаков, которые лижут их вместо съедобной соли и гибнут от отравления (Терновский, 1970;

Соломонов, 1990). Браконьерская охота из-под фар автомобилей но чью, когда за выезд отстреливается 3–5 русаков, нередко приводит к уничтожению по следних, оставшихся на участке после воздействия других факторов (Пантюх, 1983).

А.

В.

Б.

Рис. 30.26. Перемещение русака по пересеченной местности: А – типы наследов (1 – ходо вой, 2 – жировой, 3 – гонный);

Б - вздвойка и сметка русака, повернувшего вбок от первона чального хода;

В - путь на лежку (1 – двойка;

2 – скидка;

3 – тройка;

4 – лежка), (рис. Г. Кляев ского и В. Устинова, Я.С. Русанова).

Русак поражается власоглавами – Trichocephalus и цистицерками собачьего цепня – Cysticercus pisiformis. Поражение этими паразитами у русаков происходит гораздо чаще, чем беляков;

величина выводков, которая весьма сильно сказывается на численности по пуляции русака, также зависит от степени поражения родительских особей гельминтами.

Установлены случаи заболевания русака туляремией, пастереллезом, листериозом, псевдотуберкулёзом и бруцеллёзом. Русак болеет цистицеркозом и трихостронгилёзом, которые носят у взрослых животных хронический характер, а молодняк от них быстро гиб нет. Русаки часто болеют кокцидиозом, у этого вида зарегистрированы трихоцефалёз, протостронгилёз, фасциолёз, бабезиоз (Мантейфель, 1935, 1947;

Равдоникас, 1958;

Мак симов, 1960;

Ремнецова, Левит, 1960;

Кирьянов, 1966;

Корш и др., 1970;

Айкимбаев и др., 1971;

Байтанаев, 1973;

Морозов, 1975;

Кучерук, 1979;

Дунаева, 1979;

Колосов и др., 1979).

В природных условиях русаки заражаются туляремией через кровососущих членистоногих – иксодовых клещей и комаров. В зимнее время заражение осуществляется алиментар ным путем – при кормежке у стогов, во время эпизоотии среди мелких грызунов (Дунаева, 1979). Русак играет определённую роль в распространении и поддержании природных очагов туляремии, омской гемморрагической лихорадки и клещевого энцефалита.

На численность русака оказывают влияние многие виды. Непосредственными вра гами русака, охотящимися на него на территории Западной Сибири, являются рысь, волк, лисица, корсак, росомаха, соболь, куница, горностай, медведь (Жарков и др., 1932;

Нови ков, 1956;

Слудский, 1962;

1970;

Строганов, 1962;

Матюшкин, 1974;

Шиляев, 1977;

Гера симов, 1977;

Герасимов и др., 1977;

Морозов, 1977;

Зырянов, 1980;

Козловский, 1981;

1988;

Макридин, 1983;

Бибиков, 1985;

Терновский, 1985;

Васильев, 1986;

1989;

Бадридзе, 1987;

Юдин, 1987;

Агафонов, 1988;

Шибанов, 1989;

Корытин, 1990;

Giplin, 1973;

Weinstein, 1977). Этот перечень дополняют кошки, серые вороны, луни, ястребы, серая неясыть и филин, и даже сороки и грачи. Экологическое соотношение «1 лисица – 100 зайцев», вследствие антропогенных воздействий, сместилось до «1 лисица – 5–10 зайцев». Кроме того, зайцев вблизи населённых пунктов полностью уничтожают собаки-парии (Соколов Микитов, 1975;

Пантюх, 1983;

Телегин, Ивлева, 1990;

Суворов, 2003) (рис. 30.27 – 30.30).

Рис. 30.27. Основные биотические отношения зайца-русака с другими позвоночными животными:

конкурентные за пищу – с полевками и другими мелким мышевидными грызунами (7);

зайцем беляком (11);

сусликом большим (13);

сурком степным (14);

сусликом краснощеким (16);

тушкан чиком большим (17);

жертвы к хищникам – к филину обыкновенному (1);

подорлику большому (2);

орлу степному (3);

орлу могильнику (4);

беркуту (5);

лисице обыкновенной (6);

вороне серой (8);

корсаку (9);

хорю степному (10);

собаке-парии (12);

волку (18), (рис. Б.Ю. Кассала).

Русак является охотничье-промысловым видом, хотя в настоящий момент он в большей степени объект спортивной охоты, нежели промысловой (Павлинов, 1999).

Изначально русак добывался при помощи гончих и борзых собак (рис. 30.31), для чего они и были выведены;

в настоящее время его добыча ведется путём отстрела, хотя часть русаков продолжает добываться при помощи гончих. При охоте на русака реко мендуется добывать не более 50% особей от его осенней численности, чтобы не его подорвать популяцию (Нормирование…2008).

Рис.30.28. Затаиваясь за укрытием, русак становится незаметным для лисицы, а прижатые к земле лапы не выдают его запах (рис. А.Н. Комарова).

Рис. 30.29 (вверху). Преследуемый беркутом, русак падает на спину и отбивается от него задними лапами, получая возможность спа сти свою жизнь (рис. А.Н. Комарова).

Рис. 30.30 (слева). Гибнущие от эпизоотий зайцы становятся добычей сарычей и других хищных животных (рис. И. Роскопфа).

Шкурки русака могут быть сняты как трубкой, так и пластом с продольным разрезом по огузку ровно посередине черева. Площадь шкурки определяют умножением результа тов измерений ее длины от середины междуглазья (по средней линии хребта) до основа ния хвоста на двойную ширину, измеряемую посередине шкурки, правленой на правилках, и на полную ширину шкурки, снятой пластом. Шкурки должны быть очищены от прирезей мяса, сухожилий, костей из лап, ушных хрящей;

от грязи и крови с мездры и волоса и за консервированы пресно-сухим способом. Сезонный характер строения и окраски меха шкурок зайца-русака обусловливает признаки шкурок, добытых в разные сезоны годы. На невыделанные шкурки зайца-русака распространяется ГОСТ 6363–67. В зависимости от качества волосяного покрова, шкурки русака делят на три сорта: I-й – полноволосые, с развившимися направляющими и остевыми волосами и густым пухом, или со слегка по редевшими остевыми и пуховыми волосами на боках и огузке;

мездра плотная или уплот ненная, грубоватая, без признаков синевы или с легкой синевой по краю огузка, бокам и душке;

II-й – менее полноволосые, с недостаточно развившимися остью и пухом, особенно на боках и шейной части;

мездра плотная с синевой по бокам, душке и на огузке;

III-й – по луволосые, со слабо развившимися остью и пухом, с наличием на боках и шейной части летних остевых волос рыжей окраски;

мездра плотная, темно-синяя по бокам и шейной части. На шкурках зайцев встречаются такие пороки, как дыры, вытертый волос, запек шаяся кровь, плешины, поредевший волосяной покров. В зависимости от наличия поро ков, шкурки подразделяют на группы дефектности: малой, средней и большой. В дефект ных шкурках допускается не более одного из перечисленных пороков данной группы. При совокупности различных пороков допускают на шкурках группы средней дефектности три порока группы малой дефектности;

на шкурках группы большой дефектности - один порок группы средней дефектности и два порока группы малой дефектности, или два порока группы средней дефектности. К нестандартным относят шкурки с пороками, превышаю щими нормы для группы большой дефектности, прелые, горелые, поврежденные молью и кожеедом, весенние и поздневесенние с сильно поредевшим тусклым волосяным покро вом, летние с низким, грубым волосяным покровом, почти без пуха, раннеосенние с едва начавшими развиваться остью и пухом, шкурки детенышей с пухлявым волосяным покро вом. Нестандартные шкурки оценивают в размере не более 25 % качества шкурок I сорта, нормы. Шкурки нанизывают на шпагат через глазные отверстия и связывают в бунт по шт. (ГОСТ 12266–89). При подборе на экспорт шкурки русака подразделяют на пять кря жей: мензелинский, центральный, украинский, юго-восточный, закавказский.

Рис. 30.31. Преследуемый по чернотропу русак способен уйти от гончих собак среди зарослей, но в чистом поле уйти от русских псовых борзых он не может (рис. Л.Т. Кузнецова и А.Н. Комарова).

Оценивать заготовку шкурок русака в Омской области сложно потому, что при сдаче их охотниками в заготконтору шкурки не дифференцировались от шкурок беля ка. Но в 1991 г., по официальным данным, было убито 429 особей русака, следова тельно, его численность в тот период времени была не ниже 1100 особей;

в 1998 г.

было добыто 900 русаков;

в 1994 – 2000 гг. послепромысловая численность русака из менялась от 2100 до 6300 особей. Вероятнее всего, численность вида в Омской облас ти в то время ещё не достигла своего максимума и продолжает расти (Сидоров и др., 2001);

послепромысловая численность русака в 2001–2007 гг. колебалась в пределах 1975–3056 особей (рис. 30.32, 30.33). Очевидно то, что к настоящему времени русак полностью адаптирован к местным условиям Среднего Прииртышья, и в сохраняю щихся условиях способен выживать и полноценно воспроизводить свою численность в соответствии с установившимися циклическими колебаниями, - так, как это происходит во всем его ареале. При этом в условиях улучшения обитания русак способен резко увеличивать свою численность, так, как это имело место в 2008 г., когда численность охотившихся на него хищников резко уменьшилась, в т.ч. и из-за эпизоотии бешенства.

Рис. 30.32. Добыча русака - Lepus europaeus на территории Омской области в 1994-2008 гг.: 1 – отсутствие заготовок;

2 – очень низкая плот ность (менее 0,01 экз./10 км2);

3 – низкая плот ность (0,01-0,25 экз./10 км2);

4 - средняя плот ность (0,26-0,50 экз./10 км2).

Рис. 30.33. Добыча русака на территории Омской области в 1967-2008 гг.

В 2003 г. в России было учтено 853 тыс. русаков, в т.ч. в Омской области - 2, тыс. (Состояние ресурсов, 2004), или 0,3% от общероссийской численности. В охотни чий сезон 2004/2005 г. на территории Омской области было добыто 600 русаков;

в се зон 2005/2006 г. – почти в пять раз больше – 2 893 русака (Состояние ресурсов…, 2007). Экологическая ёмкость биотопов русака в Омской области составляет около 10000 особей (Березин, 2004).

ЛИТЕРАТУРА 1. Абеленцев В. И. К экологии и хозяйственному значению барсука на Украине // Экология и история позвоночных фауны Украины. – Киев, 1966. – С. 73–89.

2. Абеленцев В. И. Фауна Украiни. Куницевi. – Т. 1. – Вып. 3. – Киiв: Наукова думка, 1968. – 279 с.

3. Абрамов Б. Зайцы и охота на них // Охота. – № 6. – М., 2001. – С. 8–12.

4. Агапова А. И. Материалы по гельминтофауне грызунов Казахстана //Труды ин ститута зоологии АН КазССР, 1953. – Т. 1. – С.146–159.

5. Агафонов В. А. Зависимость поведения рыси (F. linx) от численности зайца беляка (L. timidus) // Поведение охотничьих животных. – Киров, 1988. – С. 45–46.

6. Агафонов В. А. Суточная активность зайца-беляка и факторы её определяющие // Промысловая териология. – М., 1982. – С. 231–238.

7. Агеенко П. Д. Промысловые районы и промысел водяной крысы в Ханты Мансийском округе // Водяная крыса и борьба с ней в Западной Сибири. – Ново сибирск, 1959. – С.11–15.

8. Адам А. М., Базанов В. А. и др. Экологические проблемы Томской области // Природокомплекс Томской области. / Под ред. А.И. Гончаренко. – Т.1. Геология и экология – Томск: Изд-во ТГУ, 1995. – С. 5–16.

9. Адаменко В. И., Русакова Л. В., Бурлаченко Т. А. и др. Результаты эпизоотоло гического обследования холмогорья Бадхыз в 1976 году // Проблемы особо опасных инфекций. – Саратов, 1969. – Вып. 3 (7). – С. 28–30.

10. Адамович В. Л. Блохи мелких зверьков Волынского полесья Украинской ССР // Паразитология, 1971. – Т. 5. – № 5. – С. 417–418.

11. Адамович В. Л. Медицинское (эпидемиологическое) значение водяной полевки.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.