авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова

_

Санкт-Петербургское общество историков медицины

_

Институт исследований

Санкт-Петербурга и Северо-Западного

региона

М.М. Тереховский (1740-1796) и

развитие экологической микробиологии

Материалы симпозиума

13 апреля 2006 г.

Санкт-Петербург 2006 2 УДК 579.26 ББК С 37 М.М. Тереховский (1740-1796) и развитие экологической микробиологии. Материалы симпозиума. Санкт-Петербург. 13 ап реля 2006 г. /под ред. А.А. Вихмана. – С.-Пб. : Б.и., 2006. - с. 253 В представленных материалах впервые всесторонне рас крывается жизненный путь, а также научная, педагогическая и ор ганизационная деятельность выдающегося представителя медици ны и биологии XVIII века Мартына Матвеевича Тереховского. По казано значение его экспериментальных микробиологических ис следований для формирования экологической микробиологии. Зна чительное место в сборнике занимают современные аспекты эколо гической микробиологии, показывающие преемственность соответ ствующих исследований, начиная с XVIII века до современности.

Сборник предназначен для широкого круга специалистов, включая медицинских работников, микробиологов немедицинского профиля, экологов и историков науки.

Подготовка материалов симпозиума к изданию осуществлена канд. мед наук А.О. Пятибратом На кафедре физики медицинского факультета Страсбург ского университета во время подготовки диссертации М.М. Тере ховским. На столе предметы, свидетельствующие о микробиологи ческих исследованиях (микроскопы, колбы с культурами). Фраг мент.

Компьютерная версия. Авт. А.А. Вихман и Е.С. Рассказова.

2006 г.

«… я решил не собирать чужих открытий;

я предпочел учиться у самой природы, этой наилучшей наставницы, путем соб ственного опыта, совершенно не сомневаясь в том, что существа, наблюдаемые в настоях, хотя и очень малы, все же могут раскрыть величайшие тайны природы, и хотя они и немы, могут более внят но, чем прочие, сообщить нам новые истины.»

М.М. Тереховский (Из введения в диссертации. Перевод с лат. В.О. Горен штейна).

Содержание О симпозиуме, М.М Тереховском и экологической микробиологии Тереховский М.М. Зоолого-физиологическая инаугуральная диссертация о CHAO INFUSORIUM Линнея … Мартына Тереховского (Страсбург, 1775). Владимирова Н.Г., Сбойчаков В.Б. М.М. Тереховский.

Жизнеописание и основные аспекты творческой деятельности Сбойчаков В.Б., Владимирова Н.Г. Профессор М.М. Тереховский — один из первых русских микробиологов XVIII столетия Вихман А.А., Генералова Л.П. Истоки экологической направленности диссертационного микробиологического исследования М.М. Тереховского Андрюшкевич Т.В., Мазинг Ю.А. Научная школа С.Н.

Виноградского и развитие микробиологии XX века. Назаров П.Г. Пентраксины как компоненты внутренней среды организма и врожденный иммунитет высших позвоночных. Ширенко Л.А. Распределение актиномицетов на акватории Ладожского озера. Ширенко Л.А., Крыленкова Н.Л. Фенолокисляющие бактерии как компоненты микробиоценоза Ладожского озере. Вахитов Т. Я. Метаболическая регуляция и коммуникация у бактерий и высших организмов Вахитов Т. Я. Популяционные эффекты в культурах микроорганизмов Белов А.Б. Экологические аспекты гриппозной инфекции. Казаков А.Н., Ветлужских А.А. Особенности сочетанного носительства возбудителей бактериальных аэрозольных антропонозов в организованном коллективе. Contents Opening the symposium – Yu.V. Lobzin, General-Major of Medical Service, Scientific Deputy Chief of the Russian Military Medical Academy, Member Correspondent of the Russian Academy of Medical Sciences (RAMS), Professor Some words touching on the symposium, M.M. Terekhovsky, and ecological microbiology (as a foreword of the editor)_ 1. M.M. Terekhovsky. Zoological and physiological inaugural thesis on CHAO INFUSORIUM of Linn. Was presented by Martin Terekhovsky in Strasbourg on the 22-nd of June, 1775. 2. N.G. Vladimirova, V.B. Sboichakov (Russian Military Medical Academy).

M.M. Terekhovsky. Curriculum vitae and the main aspects of creative activity._ 3. V.B. Sboichakov, N.G. Vladimirova (Russian Military Medical Academy).

Professor M.M. Terekhovsky as one of the first Russian microbiologists of the 18-th century. _ 4. A.A. Wichmann, L.P. Generalova (the Saint-Petersburg and North-West Region Research Institute, the Saint-Petersburg Association of Historians of Medicine). Sources of the ecological trend in Terekhovsky’s microbiological thesis research. 5. T.V. Andryushkevich, Yu.A. Mazing (the RAMS Scientific Research Institute [SRI] of Experimental Medicine). The Scientific School of S.N.

Vinogradsky and development of Microbiology in the 20-th century. 6. P.G. Nazarov (the RAMS SRI of Experimental Medicine). Pentraxines as components of internal medium of the organism and the congenital immunity in higher vertebrates._ 7. L.A. Shirenko, N.L. Krylenkova (the RAS Institute of Limnology).

Phenol-oxidizing bacteria as a component of microbiocenoce of the Ladozhskoe Ozero (the Ladoga Lake).

_ 8. L.A. Shirenko (the RAS Institute of Limnology). Distribution of actinomyces in the aquatorium of the Ladoga Lake.

_ 9. T.Ya. Vakhitov (the State SRI of Particularly Pure Preparations, Saint Petersburg). Metabolic regulation and communication among bacteria and higher organisms. 10. T.Ya. Vakhitov (the State SRI of Particularly Pure Preparations, Saint Petersburg). Population effects in microorganism cultures. 11. A.B. Belov (Russian Military Medical Academy). Ecological aspects of influenzal infection. 12. A.N. Kazakov, A.A. Vetluzhskikh (Russian Military Medical Academy).

Peculiarities of the combined bacteria carrying in aerosol antroponoses within organized collectives.

_ Дорогие коллеги!

Позвольте приветствовать вас, видных представителей отечественной микробиологии, в стенах нашей академии в свя зи с проведением симпозиума, связанного с именем выдающе гося деятеля военной медицины, исследователя-микробиолога и педагога Мартына Матвеевича Тереховского. Глубоко сим воличным является проведение симпозиума в Военно медицинской академии, в создание которой много сил вложил профессор Тереховский. Академия была создана в конце XVIII века на базе Генеральных госпиталей, а Тереховский получил первое медицинское образование в госпитальной школе при сухопутном госпитале. Симпозиум является знаменательным событием в научной жизни, связанной с историей отечествен ной микробиологии, так как впервые специальное собрание посвящено жизни и деятельности Тереховского и его вкладу в развитие экологического направления в микробиологии. Дос тойно удивление многообразие и плодотворность его деятель ности за немногие годы жизни, которые, начиная с универси тетского периода, составили всего лишь 26 лет. Помимо исто рической части, на симпозиуме прозвучат сообщения и по не которым современным аспектам экологической микробиоло гии, связанным с экологией различных групп микроорганиз мов. Этим подчеркивается непрерывность развития экологиче ской микробиологии и преемственность исследований, начиная с зарождения данного направления и заканчивая нашим вре менем.

Желаю всем участникам симпозиума плодотворной ра боты, обогащения новыми знаниями и творческих контактов!

Заместитель начальника Военно-медицинской академии им.

С.М. Кирова по научной работе генерал-майор медицинской службы член-корреспондент РАМН профессор Ю.В. Лобзин О симпозиуме, М.М Тереховском и экологической микро биологии (в качестве предисловия редактора).

«Die Zeit ist eine bluhende Flur» «Ибо время – цветущая вечно весна»

Ф. Шиллер. Мессинская невеста… Настоящий симпозиум явился очередным научным собра нием, организованным по инициативе секции медицины и биологии (руководитель – доктор биол.наук А.А.Вихман) негосударственного Института исследований Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона (генеральный директор - канд. архитектуры С.В. Семен цов). Проведение симпозиума связано с 230-летием защиты доктор ской диссертации в Страсбургском университете петербургским лекарем Мартыном Тереховским. Он был не первым и не послед ним посланцем российским в знаменитом учебном заведении, но микробиологическая направленность его работы на заре формиро вания этой дисциплины поставила его в один ряд с первооткрыва телями новых направлений в российской науке. Имя М.М Терехов ского лишь периодически появлялось в отечественной медицинской и биологической литературе в связи с микробиологическим харак тером диссертации, педагогической и организационной деятельно стью. Отрадно, что в современных медицинских учебниках наши учащиеся увидят имя Тереховского и получат представление о его микробиологической работе [1].

Господствующая оценка его диссертации связана с отрица нием концепции самозарождения применительно к новому для того времени биологическому объекту – микроорганизмам, продолже ния известных в этом направлении работ Д. Спалланцани и получе ния веских доказательств живой природы микроскопических су ществ (анималькулей) и их происхождения от родительских форм.

Вместе с тем, значение исследований Тереховского было значи тельно шире решения проблемы самозарождения. С современных экологических представлений его диссертационная работа является типичным экологическим исследованием, в котором в качестве объекта наблюдения выступают микроорганизмы (без разделения на отдельные группы, виды), воздействующими факторами среды обитания являются различные физические и химические агенты и оценка воздействия проводится по признакам активности (подвиж ность, накопление в культуральной среде) и летальному эффекту.

Однако, в разделах учебников и монографий по экологии микроор ганизмов нигде не упоминается работа Тереховского. Имеются лишь указания на то, что им представлены доказательства леталь ного действия термического и химических факторов, использован ных в дальнейшем для стерилизации и дезинфекции [1, 2]. Но ведь такие факты были установлены самим Левенгуком и затем приве дены в последующих работах по анималькулям, которые подробно рассматривает Тереховский в диссертации, приведенной почти полностью в настоящем сборнике в русском переводе с латинского В. Горенштейна из фундаментальной монографии С.Л. Соболя [3].

Таким образом, с самого зарождения в микробиологии стало фор мироваться экологическое направление, которое в диссертации Те реховского получило яркое выражение и открыло этот раздел в оте чественной микробиологии. Именно поэтому появилась необходи мость посвятить специальное собрание жизни и деятельности М.М.

Тереховского с достаточно широким научным аспектом, учитывая динамику развития собственно экологической микробиологии и изучение многообразных биологических процессов с участием сво бодноживущих и симбионтных микроорганизмов.

Сборник открывает диссертационная работа самого Марты на Тереховского, сразу дающаяя представление читателю о стиле, форме и содержании исследования, которое и стало причиной про ведения данного симпозиума. Представленные последующие мате риалы достаточно четко можно разделить на две части.. К первой относятся статьи с выраженной ретроспективной направленностью, включая описание жизни и разных сторон деятельности Терехов ского и особенности его, вероятно единственной, микробиологиче ской работы. Знаменательно, что две первые статьи исходят от ка федры микробиологии Военно-медицинской академии, в создании которой активно участвовал Мартын Матвеевич, и подготовлены проф. В.Б. Сбойчаковым и канд.мед.наук Н.Г. Владимировой. За тем, совершив более чем 100-летний скачок во времени, характери зуются работы выдающегося отечественного микробиолога С.Н.

Винорадского, обосновавшего экологическое направление в микро биологии, и его последователей. Вполне логично, что работа вы полнена доктором биол.наук Ю.А. Мазингом и канд.мед.наук Т.В.

Андрюшкевич, сотрудниками Института экспериментальной меди цины, с которым был тесно связан ученый..

Вторая часть сборника посвящена некоторым современным аспектам экологической микробиологии, включая необходимые исторические сведения. Не претендуя на полномасштабный охват их многообразия, рассматриваются процессы взаимоотношения микроорганизмов с различной средой обитания. Статья проф. П.Г.

Назарова раскрывает одну из сторон взаимодействия продуктов жизнедеятельности патогенных микроорганизмов и факторов вро жденного иммунитета высших позвоночных, в частности, пентрак синов. Показано многообразие функциональных эффектов этой группы веществ, являющихся экологическими факторами по отно шению к микроорганизмам. Представляет интерес дальнейшее уг лубление исследований, в том числе по противоположному по на правленности действию пентраксинов. Следующие статьи посвя щены, в основном, характеристике выделяемых микробными клет ками продуктов, включая свободноживущие и симбионтные виды.

Значительное место в статьях канд.биол. наук Л.А. Ширенко и канд.геогр.наук Н.Л. Крыленковой занимает количественный ас пект состояния популяций фенолокисляющих бактерий и актино мицетов, который является важнейшим условием их участия в формирования состояния водоемов и зависит от действия регули рующих природных и антропогенных экологических факторов.

Значение этих работ связано с актуальностью проблемы загрязне ния водной среды и оценкой доли самоочищения в состоянии водо емов. Вероятно, концепция наблюдения должна быть дополнена методологией активной коррекции микробиоценоза с целью опти мизации экологической ситуации.

Проблема внутри- и межпопуляционных отношений на ос нове метаболической регуляции глубоко анализируется в работах канд.биол.наук Т.Я.Вахитова с использованием обширной литера туры, отражающей исторический процесс развития этого раздела экологической микробиологии. Признавая исключительную важ ность экспериментальных исследований in vitro, следует отметить иные условия протекания регуляторных процессов в макроорганиз ме, о которых мы судим по изменению микрофлоры соответствую щего биотопа. Несомненным достоинством работы является ее тео ретическая значимость для создания эффективных способов кор рекции микробиоценоза у человека с профилактической и лечебной целями.

Рассмотрение функционирования сложных экосистем пара зитарного типа представлено в работе канд.мед.наук А.Б. Белова на примере гриппозной инфекции, связанной с многообразием возбу дителей и различием в видовом составе хозяев. В работе четко по казано значение изменчивости всех компонентов эпидемического и эпизоотических процессов, которая и определяет к конечном итоге их проявление. Полученные данные являются частью создания на учно обоснованного прогноза развития гриппозной инфекции у че ловека и животных.

Статья кандидатов мед.наук А.Н. Казакова и А.А. Ветлуж ских затрагивает вопросы взаимодействия с организмом человека трех видов патогенных бактерий – возбудителей пневмонии, ме нингита и дифтерии. Это экологическая система многокомпонент ного характера включает взаимоотношения между различными воз будителями, прямую и обратную связью между возбудителями и компонентами внутренней среды макроорганизма, а сама парази тарная система подвержена действию внешних факторов. Важной частью работы является популяционный (групповой) уровень изу чения микробиоценоза людей применительно к определенному кон тингенту обследованных.

Расширение исследований в данном направлении может привести к повышению эффективности методов профилактики ука занных актуальных инфекций.

Представленные материалы в целом касались различных экологических систем с участием микроорганизмов, что отчетливо отражает процесс исторического развития экологической микро биологии, расширение и углубление исследований. Со времени А.ван Левенгука и до М.М. Тереховского изучали элементарную однонаправленную систему «среда обитания микроорганизмы», в которой проявлялось воздействие абиотических факторов среды обитания на микроорганизмы неясного систематического положе ния. Далее в работах великого Л. Пастера начался этап изучения влияния микроорганизмов на среду обитания путем обогащения ее продуктами своей жизнедеятельности и активной трансформацией ее компонентов. Одновременно расширялся круг исследуемых ви дов микроорганизмов и источников их выделения. Большое внима ние было уделено экологической пластичности микроорганизмов, в том числе паразитических, обусловивших разнообразие используе мых сред обитания, возникших в ходе общей эволюции компонен тов паразитарных систем [4]. И, наконец, последний этап экологи ческой микробиологии был связан с изучением сложных много компонентных экологических систем с участием свободноживущих и симбионтных организмов на разных уровнях организации био сферы. При этом экологическая микробиология дифференцирова лась в соответствии с общей тенденцией развития микробиологии на ряд разделов: медицинский, сельскохозяйственный, природо охранный и другие. Хотя это и способствовало углублению иссле дований, но теперь более остро возник вопрос об интеграции све дений о функционировании различных частей микробиосферы, ко торый следует рассмотреть на специальном форуме.

Видимо, симпозиум выполнил поставленные задачи: пред ставители отечественной микробиологии воздали должное пионеру микробиоло-гических исследований Мартыну Матвеевичу Тере ховскому, украинцу из России как он себя назвал в титульном листе диссертации. Он был основателем экологического направления в отечественной микробиологии. С другой стороны, симпозиум отра зил кардинальные изменения в объектах исследования, методах и направлениях современной экологической микробиологии. Эта преемственность и является залогом дальнейшего развития данного актуального направления микробиологии и дисциплины в целом.

Проведение симпозиума стало возможным благодаря со действию командования Военно-медицинской академии в лице член.кор. РАМН проф. Ю.В.Лобзина и активности кафедры микро биологии, возглавляемой проф. В.Б.Сбойчаковым. Глубокая благо дарность Е.С.Рассказовой за подготовку рукописи к печати и Э.Э.

Минингу за перевод текста.

Список литературы 1. Поздеев О.К. Медицинская микробиология: учебник для ву зов /под ред. В.И. Покровского. – М.: ГЭОТАР, 2001. – С. 11, 2. Кажал Н., Ифтимович Р. Из истории борьбы против микробов и вирусов. – Бухарест: Научн. Изд-во, 1968. – С. 116-117.

3. Соболь Л.С. История микроскопа и микроскопических иссле дований В России в XVIII веке. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – С. 468-518.

4. Покровский В.И., Пак С.Г., Брико Н.И., Данилкин Б.К. Ин фекционные болезни и эпидемиология: учебник. – М.:

ГЭОТАР, 2003. –С. 59-60.

М.М. Тереховский. Жизнеописание и основные аспекты твор ческой деятельности Н.Г. Владимирова, В.Б. Сбойчаков Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург В настоящем сообщении мы попытались более полно пред ставить и переосмыслить творческую биографию первого отечест венного микробиолога, врача, ученого, педагога профессора Мар тына Матвеевича Тереховского (1740-1796 гг.).

М.М. Тереховский родился в 1740 г. в маленьком городке Гадяче Черниговской губернии. О детских и юношеских годах уче ного достоверных сведений немного. Известно лишь, что сын свя щенника казачьего полка учился в Киевской духовной академии, считавшейся в то время одним из лучших учебных заведений. Дос таточно вспомнить, что приблизительно в 1734 г. сюда из Москов ской академии был прислан М.В. Ломоносов, который до этого ус пел превзойти в усвоении наук всех остальных учеников. По окон чании курса 22 октября 1763 г. Тереховский был принят учеником в Санкт-Петербургский Генеральный (т.е. учебный) Сухопутный Госпиталь.

Дети мелкого духовенства часто предпочитали карьеру ле каря. Подавляющее большинство молодых людей из этой среды, в ту эпоху наиболее культурной и дававшей России массу просве щенных деятелей, получали образование в духовных училищах и академиях, главным образом, Киевской и Московской. Многие слушатели этих академий становились студентами медицинских школ.

Несомненно, имела значение высокая потребность России в военных врачах. Еще в эпоху царствования Петра I при военных госпиталях Москвы и Санкт-Петербурга были учреждены специ альные школы (затем медико-хирургические училища), а в 1755 г.

открылся медицинский факультет Московского университета.

Преподавание велось на латинском языке. Поэтому свобод ный доступ в медицинские школы получили выпускники высших епархиальных училищ, которые, естественно, хорошо знали ла тынь.

Так, «в 1754 г. по письменным приглашениям Медицин ской коллегии и по собственному желанию более 300 студентов Киевской Академии отпущено было в медико-хирургическую нау ку», как писал в своем донесении Митрополит Киевский. Он же далее сообщал, что стремление молодежи к поступлению на меди цинский факультет Московского университета столь велико, что «не проходит года, чтобы здешней академии студенты самопроиз вольно не отпускаемы были в медицинскую науку». Такой путь в медицинскую профессию проделали:

• знаменитый врач-акушер Максимович-Амбодик, как и Те реховский сын священника из Гадяча;

• младший товарищ Тереховского, автор известной работы по строению почек, профессор Шумлянский;

• первый русский эпидемиолог, прославленный Данила Са мойлович;

• ботаник профессор Соболевский, ставший в 1796 г. после Тереховского заведующим Ботаническим садом;

• крупный анатом и хирург, ученик Тереховского, профес сор Саполович;

• профессора Медико-хирургической академии Загорский братья Смеловские и многие другие.

Обучение в школе Госпиталя было рассчитано на 7 лет.

Уровень образования был довольно низким. Существовали извест ные трудности в преподавании на русском языке, учебные руково дства практически отсутствовали;

преподаватель большей частью диктовал курс, слушатели записывали. В годы учебы Тереховского лекции читались параллельно на немецком и русском языках.

Учащиеся изучали анатомию, фармацию, физиологию и учились рисованию «у рисовального мастера». После трех лет уче ники, сдавшие удовлетворительно экзамены, производились в под лекари.

С четвертого года подлекари слушали физиологию, «пато логию», специальную «praxim medicochirurgicam», «cursum operationum chimrgicarum», при этом им вменялось в обязанность «делать бандажи и прикладывать на болван». В седьмой год произ водились экзамены на звание лекаря.

23 сентября 1765 г. в Сухопутном Госпитале Тереховский был «по экзамену произведен в лекари». Интересно, что семилет ний курс обучения был им освоен за два года, что, скорее всего, не имело прецедента. По неясным причинам в дореволюционных из даниях этот факт никак не комментируется.

В 1765 г., оставаясь в штате Госпиталя, Тереховский был прикомандирован к Медицинскому ботаническому саду на Апте карском острове, который ранее был «Аптекарским огородом», вы полнявшим скорее утилитарную, нежели научную функцию. В обя занности Тереховского входило «давать по требованию нужные растения в госпиталь, обучать подлекарей и учеников «распознава нию трав и кореньев официальных» и толковать не только их на звания, но и лекарственное действие, а в свободное время ходить с ними в госпитальные огороды и ближайшие поля». В саду Терехов ский проработал три года. По-видимому, именно здесь у него сформировались склонность к естественным наукам и умение глу боко наблюдать природу.

В 1770 г. (30 лет от роду), осознав, по всей видимости, не возможность дальнейшего углубления своих знаний на родине, Те реховский отправился в Страсбург «для обучения медицинским наукам, чтобы чрез то снискать совершеннейшее в оных знание и потом большую отечеству приносить пользу». Неизвестно, на какие средства он жил и учился за границей 4,5 года. Есть указание, что он, подобно Шумлянскому и Амбодику, получил стипендию из де нег, завещанных княгиней Е.Д. Голицыной «для акушерскому делу обучения природных россиян в чужих краях». Это утверждение, однако, нуждается в проверке. В любом случае, можно предпола гать, что Тереховский очень нуждался. Кроме того, он непоправимо подорвал здоровье и в дальнейшем относительно рано умер.

Во второй половине XVIII века Страсбургский университет славился своей медицинской школой. Там получили образование многие выдающиеся русские врачи. Из литературных данных мож но привести следующие имена:

1763г. Протасов Первый русский профессор анатомии 1767г. Лепехин Будущий академик и знаменитый путешественник 1783г. Шумлянский Микроскопическое изучение ткани, профессор 1785г. Максимович-Амбодик Знаменитый профессор 1790г. Базилевич Первый русский клинический профессор В Страсбурге, помимо учебных занятий медициной, Тере ховский интенсивно проводил научные исследования. Под руково дством профессора физики Якоба Людвига Шурера он изучал мик роскопические организмы (так называемые «наливочные анималь кули», «инфузории») и подготовил диссертацию «De Chao Infusorio Linnaei». 26 сентября 1775 г. ему была присуждена степень доктора медицины и выдан соответствующий диплом.

Приведенные в литературных источниках данные рисуют его как передового мыслителя, проникнутого материалистическими тенденциями. Это обнаружилось уже в его первой научной работе, выполненной в Страсбурге. Без сомнения, последующие исследо вания могли бы быть еще весомее, но, к сожалению, в России уче ному не удалось продолжить изучение наливочных анималькулей.

Хотя существует факт, что через год после смерти Тереховского при организации Медико-хирургической академии у семьи были выкуплены «Смитонов воздушный насос и две электрические ма шины». Скорее всего, Тереховский приобрел эти приборы с наме рением возобновить свои страсбургские исследования.

Тереховскому принадлежит крупное и оригинальное место в истории науки, но, как это ни странно, он оказался практически забытым. Единственное упоминание современников о страсбург ской диссертации принадлежит геттингенскому натуралисту Гме лину, издавшему в 1788-1793 гг. 13-е переработанное издание «Системы природы» Линнея. Он полностью перестроил «Наливоч ный хаос» Линнея в соответствии с системой Отгона Мюллера и в небольшом списке работ о наливочных анималькулях, наряду с трудом Мюллера, указал диссертацию Тереховского.

Быть может, равнодушие, проявленное самим ученым к по пуляризации результатов собственных исследований, сыграло из вестную роль в том, что его замечательная работа привлекла столь мало внимания в свое время.

На родине Тереховский, по установившемуся правилу, для подтверждения звания сдавал экзамен в Государственной Меди цинской коллегии. Экзаменаторами были председатель Медицин ской коллегии, профессор Георг Аш и член коллегии профессор Пеккен. Блестящие ответы Тереховского дали основание для атте стации «se medicum eruditum et probe doctum praestitit» (т.е. «обра зованный и вполне подготовленный врач»). В результате 27 мая 1777 г. он получил право практики и одновременно был назначен «лекционным доктором» в Кронштадтский Генеральный Морской Госпиталь «для обучения подлекарей и учеников» фармакологии, патологии и praxis medica.

Уже 30 мая 1779 г. Тереховский был переведен в Петербург и начал преподавать анатомию в Сухопутном Госпитале. В декабре 1780 г., «желая избавиться от разных неприятностей на службе», был вынужден подать в отставку, «ссылаясь на ослабление здоро вья». Однако вскоре вернулся на ту же должность, получил чин надворного советника и дополнительно взял на себя чтение курса ботаники.

В 1783 г. он получил звание профессора, был назначен ди ректором Медицинского сада и поселился на Аптекарском острове.

Известный историк - ботаник проф. Липский обнаружил «Список растений и семян сада...», составленный и собственноручно пере писанный Тереховским в 1793 г. В сохранившемся при Списке весьма красноречивом рапорте Медицинской коллегии Терехов ский следующим образом характеризует свою деятельность: «До ношу Государственной Медицинской коллегии, что я по вступле нии моем в Ботанический Сад не нашел в нем никаких семян, а рас тений весьма мало, поелику оный Сад оставался несколько лет без профессора, и что следовательно все те семена, которые при оном находятся ныне и о которых я в Списке упоминаю, приобретены собственным моим иждивением».

Можно с уверенностью утверждать, что в этом рапорте нет ни малейшего преувеличения. Таким образом, деятельность Тере ховского по заведованию Ботаническим садом была исключительно благотворительной. Он действительно расширил существующую коллекцию живых растений и семян.

Когда в начале 1780-х годов назрела необходимость улуч шения медицинского образования в России, Медицинская коллегия направила двух профессоров (Тереховского и его коллегу — докто ра Шумлянского) за границу для ознакомления с европейскими высшими медицинскими школами. По возвращении на родину октября 1786 г., основной труд по составлению отчета о поездке взял на себя Тереховский.

Собранный материал лег в основу при учреждении Импера торской Медико-хирургической академии. Историку Военно медицинской академии проф. Скориченко удалось найти архивные документы, доказывающие, что весь проект организации Медико хирургической академии был разработан Тереховским. Он же со ставил проект устройства скотоврачебного (т.е. ветеринарного) училища.

Тереховский считался исключительно эрудированным че ловеком. Однако, будучи опытным врачом, тем не менее, он больше интересовался теоретической медициной и естествознанием. И это существенно отразилось на составленном им проекте Медико хирургической академии, в котором клинической медицине было уделено неоправданно меньшее внимание.

На основании материалов, представленных Тереховским, в 1786 г. была осуществлена предварительная реформа медицинского образования. Училища при госпиталях были выделены в самостоя тельные учреждения. Всего было оставлено по одной медико хирургической школе в Москве, Петербурге и Кронштадте. Препо давание велось по единому плану. Учебные предметы были сгруп пированы по трем циклам, каждым из которых руководил один профессор.

Проведенная Медицинской коллегией реформа не удовле творила Тереховского. Он настаивал на организации в России выс шего медицинского учебного заведения по типу европейских уни верситетов. Ему принадлежит приоритет и самого названия - «Ме дико-хирургическая академия».

Несмотря на деятельную поддержку, оказанную первым лицом Медицинской коллегии действительным статским советни ком Фитингофом, по разным причинам Академия была организова на лишь в 1798 г. Однако уже в 1792 г. были назначены четыре пер вых профессора Академии и в их числе Тереховский — профессо ром естественной истории.

С 1787 г., помимо анатомии и ботаники, Тереховскому предложили читать курсы химии с фармацией и materia medica. По всей видимости, лекции сопровождались демонстрацией опытов.

Его ассистентом по преподаванию химии был Лев Максимович Амбодик, брат знаменитого Нестора.

Педагогическая деятельность Тереховского была очень разносторонней. Он читал курсы анатомии, ботаники, химии с фар мацией и materia medica.. Tepeховский был превосходным лекто ром. Его младший современник, писатель и ботаник Мартынов, пи сал в своих «Записках»: «В это время (конец 1780-х гг.) славился красноречивым преподаванием ботаники профессор Медицинского института Мартын Матвеевич Тереховский». В противоположность многим другим преподавателям, Тереховский читал свои лекции на русском языке.

Химию он преподавал 4 дня в неделю вместе с materia medica, «делая при этом нужные опыты». Другие два дня профессор трудился в саду на Аптекарском острове и, сверх того, упражнялся в «печатании новоприобретенных способов гербария» и в поправ ках к сочиненной им "Химии" на русском и латинском языках» (из собственного его донесения от 3 января 1793 г.).

К середине 1790-х гг. в состоянии здоровья Тереховского наступило резкое ухудшение. М.М. Тереховский умер в июне г. в Петербурге.

До самой кончины Тереховский не прекращал литератур ной деятельности. Стремясь популяризировать науку среди более широких кругов, он написал ботаническую поэму «Польза, которую растения смертным приносят». Это поэтическое произведение было издано дважды— в 1796 и 1809 гг. Митрополит Евгений в своем Словаре сообщает, что «Тереховский вообще много писал по есте ствознанию, но не все его работы появились в свет». В частности, он написал еще одну дидактическую поэму — «Начальные основа ния естествословия».

За скупыми строками на страницах дореволюционных из даний встает привлекательный образ не только ученого, но и чело века — настоящего подвижника, ибо вся его жизнь без остатка бы ла посвящена служению науке и совершенствованию отечественно го образования. Тереховского отличала феноменальная трудоспо собность, которую он сохранил до преклонных лет. На протяжении многих лет профессор никогда не имел отпусков и каникул.

По отзывам современников, это был весьма скромный и трудолюбивый человек, много работавший по своей специальности и весьма усердно следивший за успехами науки. Пользовался все общим уважением, как солидный ученый, обладающий обширными познаниями, и хороший, гуманный врач. Он много работал для приведения в должный порядок Медицинского сада на Аптекар ском острове. В делах Медицинской коллегии, будучи почетным ее членом, принимал деятельное участие».

В заключение хотелось бы кратко отметить некоторые чер ты Тереховского как исследователя и педагога, ибо известно, что хороший человек — это не профессия:

• целеустремленность и требовательность к себе;

• стремление к истине невзирая на лица;

• логичность и последовательность;

• хорошая эрудированность и превосходный стиль;

• внимание к замечаниям и отказ от поспешных выводов.

Бесспорно, стержень личности ученого и педагога сформи ровали, в первую очередь, приверженность истине и скрупулезная научная честность — качества, к сожалению, далеко не всегда свойственные представителям интеллигенции. И как тут не вспом нить слова древнегреческого философа Сократа: «Платон мне до рог, но истина дороже»? Великий Пушкин вложил в уста Моцарта замечательную мысль: «Гений и злодейство — две вещи несовме стные». А мы возьмем на себя смелость сказать примерно то же самое о мире науки: настоящий талант и нечестность — две вещи несовместные. Нам кажется, что именно этому учит потомков био графия М.М. Тереховского. Наверное поэтому он не останавливал ся перед выбором резких слов в адрес современников при критиче ском анализе их деятельности, что, думается, сильно обижало лю дей, окружавших Тереховского.

Список литературы 1. Евгений. Словарь русских светских писателей, соотече ственников и чужестранцев, писавших в России.Т.1.—Москва, 1845.

2. Чистович Я. История первых медицинских школ в Рос сии.— СПб., 1887.—С.424-425.

3. Скориченко Г. Очерк истории медицинского образования до учреждения Медико-хирургической Академии в 1798 г.

//История Военно-Медицинской Академии за сто лет, 1798-1898. / Под ред. проф. Ивановского.— 1898. - С. 16, 24, 26, 30.

4. Энциклопедический словарь.— Том XXXII.— С. Петербург, 1901.—С.954.

5. Липский В.И. Биографии и литературная деятельность ботаников и лиц, соприкасающихся с Императорским Ботаниче ским Садом // Императорский С.-Петербургский Ботанический Сад за 200 лет его существования (1713-1913). / Под ред. А.А. Фишера фон-Вальд-гейма— Часть Ш.—- Петроград, 1913-1915.— С.447 448.

6. Мартынов И.И. Записки.— Книга 6.— Приложение.— СПб., 1871.

Профессор М.М. Тереховский — один из первых русских мик робиологов XVIII столетия В.Б. Сбойчаков, Н.Г. Владимирова Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург В данном сообщении нам хотелось бы отдельно остано виться на результатах научных изысканий М.М. Тереховского при изучении микроскопических существ. И хотя проблемы, которые разрабатывал ученый в своей диссертации, остались в далеком прошлом, его работа имеет важное историко-философское значение и представляет известный интерес, как образец безупречной логики научного мышления. Выдающийся русский микробиолог более лет назад занимался изучением вопроса о природе и происхожде нии микроорганизмов («анималькулей», «инфузорий») и развивал правильные воззрения о невозможности самопроизвольного зарож дения жизни.

В конце XVII столетия революционные открытия Левенгу ка существенно расширили границы природы, побуждая искать в мире микроорганизмов живых возбудителей болезней. Однако по существу проблемы биологии XVIII века были связаны с решением общефилософского вопроса об отношении души к телу.

Это можно было бы обозначить, как перевод на язык био логии главного предмета философских споров. Признание фактов возникновения души анималькулей из неорганизованного вещества или подтверждение возможности делимости души посредством ре генерации в известной степени подрывали бы основы идеалистиче ского учения.

В середине XVIII столетия появились исследования шот ландского аббата Нидгема, доказывавшего самопроизвольное заро ждение микроорганизмов. Однако Нидгем не решился открыто признать одушевленность анималькулей. Поэтому он привлек на помощь идеи Декарта и высказал предположение, что инфузории являются всего лишь простыми «механизмами», или «автоматами».

В скором времени итальянский аббат Д.Спалланцани, один из искуснейших экспериментаторов своего времени, предпринял проверку полученных Нидхемом результатов и подверг решитель ной критике саму возможность самопроизвольного зарождения. Он считал анималькулей подлинными животными со всеми присущи ми последним свойствами и «душой». Спалланцани целиком стоял на ошибочных позициях преформизма, полагая прообразами жи вых существ яйца, в которых они полностью предобразованы во всем совершенстве своей организации.

Научная полемика между Нидгемом и Спалланцани (т.е.

между эпигенетиками — сторонниками самопроизвольного зарож дения, и преформистами, отрицавшими возможность самозарожде ния) вышла далеко за пределы узкоспециальных проблем. Эта дис куссия захватила ряд принципиальных вопросов научного мировоз зрения и теоретической биологии.

Трудность решения поставленных вопросов заключалась в самом теоретическом уровне биологической науки. Надо было вы бирать между идеями самозарождения, содержащими зачатки про грессивных мыслей, но ведущими к упрощенным выводам и пред ставлениям о сущности жизни, и преформистскими воззрениями Спалланцани, связанными с отрицанием самозарождения, но осно ванными на идеалистическом понимании жизни.

В эти годы напряженных исканий и огромного интереса, возбуждаемого микроскопическим миром живых существ, появи лось исследование первого русского микробиолога — студента ме дицинского факультета Страсбургского университета и будущего профессора Мартына Матвеевича Тереховского. Диссертация Тере ховского состоит из предисловия и трех глав:

1. Об истинном движении анималькулей.

2. Об одушевленности инфузорий.

3. О зарождении инфузорий.

Тереховский поставил перед собой задачу исследовать при роду и возникновение тех микроскопических существ, разнообраз ные формы которых постоянно появляются в тех или иных расти тельных настоях.

За небольшим исключением, все эти организмы были отне сены Линнеем в своей «Системе природы» к самому последнему таксону животного мира, а именно к Zoophyta — животно растениям, составляющим V группу червей. Последний, 312-й род Zoophyta — Volvox, состоял из двух видов, один из которых и носил знаменитое название Chaos. Далее вид Chaos был преобразован в одноименный род, один из видов которого, включавший всех мик роскопических животных из настоев (т.е. «наливочных анимальку лей»), получил название Chaos infusorium. Диссертация Терехов ского посвящена исследованию природы организмов, составляю щих данный «вид» по Линнею.

За два года до Тереховского датский зоолог Отгон Мюллер построил первую систему «наливочных животных» —Ammalia infusoria. За десятилетие с 1765 до 1775 г. появился еще ряд менее значительных работ по этому вопросу. Тем не менее, среди евро пейских биологов и врачей господствовали смутные представления о природе этих организмов. Идеи Нидгема и Бюффона о возможно сти самопроизвольного их зарождения из органической материи под влиянием таинственной силы, обозначенной Нидгемом, как некая «вегетативная сила», продолжали пользоваться достаточной популярностью. Тем более что столь крупный знаток анимальку лей, каким являлся упомянутый Оттон Мюллер, в 1773 г. реши тельно присоединился к Бюффону и Нидгему.

Вопрос, очевидно, требовал пересмотра. Остается неиз вестным, самостоятельно ли выбрал Тереховский тему для своей диссертационной работы.

В предисловии Тереховский в очень эмоциональной форме критикует «недоброжелателей, тех ученых недоучек, которые, пре небрегая всякими опытами, сочиняют всякие гипотезы по воле соб ственного воображения и доходят до измышления неведомо каких фантастических систем, противоречащих природе». И здесь звучит фраза, которую смело можно причислить к афоризмам: «Против настойчивого голоса природы ничего не значат несогласные с нею голоса людей».

Другая группа оппонентов — «послушное стадо невежд, никогда не выходивших за ограду своего сада, мало интересую щихся естественной историей и все, что не служит удовлетворению их жадной глотки, считающих бесполезным».

В первую очередь, Тереховский выдвигает роль изучения микроскопических организмов для расширения и углубления пред ставлений о наиболее общих закономерностях природы. Далее уче ный красочно изображает практическую пользу, которую приносят многие черви и насекомые, подчеркивая, с другой стороны, огром ный вред, который такого рода организмы причиняют людям. И снова обобщение глубокого и талантливого натуралиста: «Твердо стоит, и будет стоять польза этих наблюдений. Ничто, говоря сло вами Плиния, не может оказаться лишним в наблюдении природы».

Первая глава диссертации посвящена вопросу о том, обла дают ли анималькули собственным движением. Во второй половине XVIII века были еще ученые, которые в этом сомневались. Они считали анималькулей бесчувственными тельцами, движение кото рых обусловлено не внутренними импульсами, а невидимыми ко лебаниями самой воды, сотрясением, отталкиванием и просачива нием ее частичек под воздействием воздуха и солнечного света. К изучению этого вопроса Тереховский приступил с большими пре досторожностями, учитывая возможные источники ошибок. При помощи тщательных микроскопических наблюдений он установил различие между двумя вариантами движения:

1. Механическое передвижение микроскопических частиц совершается в одном направлении и с приблизительно одинако вой скоростью;

2. Собственное движение анимальулей происходит в раз личных направлениях и с неодинаковой скоростью.

Однако он не ограничился этими наблюдениями. Отбрасы вая «солнечным микроскопом» изображение инфузорий на экран «солнечного микроскопа», снова сверял результаты, меняя условия освещения и увеличение микроскопа.

Тереховскому принадлежит еще одно верное наблюдение, что развитие инфузорий происходит быстрее и обильнее при тем пературе человеческой крови, а кипение, напротив, необратимо их разрушает.

Вторая глава диссертации посвящена проблеме одушевлен ности анималькулей. Ученые XVIII столетия не были единодушны в вопросе о природе инфузорий. В основном господствовали три точки зрения:

1. Анималькули — маслянистые, мучнистые или соле вые частички, приводимые в движение «внутренним процессом брожения».

2. Анималькули — промежуточные образования между неживыми тельцами и одушевленными существами (Нидгем и Бюффон).

3. Анималькули — крохотные, но действительные орга низмы (Спалланцани).

В решении этого вопроса Тереховский обнаружил много оригинальности и остроумия. Например, показал, что инфузории на предметном стекле под колоколом с предварительно откачанным воздухом не изменяют свою форму и количество и, следовательно, не являются пузырьками воздуха. Напротив, мазки из настоев со держали живых анималькулей, которые сохранялись и после высы хания капли жидкости на стекле. Кроме того, он изучил под микро скопом взаимодействие кислот и щелочей, описал явление кристал лизации и удостоверился, что между данными процессами и инфу зориями нет ничего общего.

Он установил, что едкие и токсические вещества (серная кислота, сулема, спирт, камфара, опий) вызывают мгновенную приостановку движений инфузорий: «движущиеся существа замер ли и повисли в жидкости, как трупы». На край капли, наполненной инфузориями, Тереховский помещал другую каплю с ядом и на блюдал, как «все движущиеся существа по мере приближения к ним яда убегают к противоположным берегам своего моря, пока рано или поздно не настигаются и не погибают». Когда же он при близил к капле настоя капельку воды с раствором опия «весело сновавшие инфузории по мере приближения яда начинали запи наться и, наконец, погрузились в смертельный сон, длительнее «сна Эпименида». Далее Тереховский доказал, что отношение ин фузорий к замораживанию, нагреванию, действию электрического разряда принципиально такое же, как у любых других животных.

Также он подробно описал имеющиеся у инфузорий органы — ще тинки, волоски, ножки, внутренности и т.д.

Эта глава заканчивается следующим обобщением: «Но за чем мне еще рассуждать? Для кого не явствует из этих наблюдений, что инфузории суть существа самодвижущиеся, настоящие малень кие животные? Я не буду останавливаться на домыслах несведущих людей. Опыты я предпочитаю словам».

Третья глава диссертации уделена вопросу о зарождении инфузорий. Он наметил логический путь экспериментального ре шения этого вопроса. Если предположить, что анималькули не за рождаются самопроизвольно, следует признать, что их зародыши либо яички уже содержатся в воде для настоев, или заключены в растительных и животных веществах, или появляются из воздуха.

«Надо произвести такие опыты, которые могли бы доказать присут ствие или отсутствие в этих средах зародышей или яиц. В первом случае следует принять тождественное зарождение, во втором са мобытное, или произвольное, или нечто его замещающее».

Следуя этой программе, Тереховский выполнил множество экспериментов и установил, что инфузории появляются в расти тельных настоях из их зародышей, содержащихся в воде. Опыты Тереховского отличались логической продуманностью и безуко ризненным выполнением. Однако одно обстоятельство ставит опыт Мартына Матвеевича Тереховского ниже классического опыта Спалланцани. Из описаний самого Тереховского видно, что наблю даемые им анималькули относились, по-видимому, к крупным представителям Protozoa. Тереховский рассматривал свои настои при помощи небольших увеличении микроскопа, поэтому многие бактерии и более мелкие Protozoa ускользали от его внимания.

Интересно, что сам Тереховский четко представлял себе ог ромное теоретическое значение положения об отсутствии самопро извольного зарождения. В этом отношении стоит обратить внима ние на последний параграф его диссертации:

«Какие великолепные и сокровенные дела природы теперь нам ясны, после того как мы не погнушались поглубже исследовать свойства и происхождение этих мельчайших существ;

и от сколь ких, скольких заблуждений, проникнувших в здравую философию под несчастливой звездой мы теперь, наученные лучшему, освобо ждаемся! Пусть оставят теперь свои предрассудки те, кто полагал, что природа должна остановиться на мельчайших животных, види мых простым глазом, и не решается расширить того предела, где постепенно, идя вперед, прекращается эта лестница природы, дохо дя до мельчайших созданий едва ли не бесконечных рядов ступе ней. Пусть будут уничтожены бредни, нагроможденные сверх гипо тез о зарождении, измышленные необузданной страстью все объяс нить. Пусть познают, наконец, все философы, сколь много сущест вует в природе вещей, что ускользают от наших чувств и что, по мимо нашей воли, нам неизвестно!».

После возвращения из Страсбурга Тереховский прожил не долгую, но насыщенную разнообразными трудами жизнь, принеся великую пользу Отечеству.

Научные труды М.М.Тереховского.

1. Dissertatio inauguralis zoologico-phisiologica de Chao Infusorio Linnaei quam pro licentia summos in medicina honores et privilegia doctoralia legitimeimperandi in inclyta Argentoratensium Universitate solenni naturae curiosorum disquisitioni Anno 1775 die Juinii sistit Martinus Terechowsky ucrano-mssus L.C. horis pomeridianis a secunda ad quintam. Argentorati. 1775.— 60 p.

2. Краткое описание болезней, которые весьма часто при ключаются в армиях, с правилами как оные врачевать.— Перев. с лат.— СПб., 1778;

2-е изд.— СПб., 1788.

3. Catalogus plantarum horti Imperialis medici botanici Petropolitani in Insula apothecaria.—СПб., 1796.

4. Польза, которую растения смертным приносят.— По эма.— СПб., 1796;

2-е изд.— СПб., 1809.

5. Начальные основания естествословия (в стихах.) 6. Химия на русском и латинском языках (рукопись).

7. Описание Парижской хирургической школы.

Список литературы:

1. Новогрудский Д.М. Первый русский микробиолог — профессор Мартын Матвеевич Тереховский // Вестн.Акад.Наук Ка зах.ССР.— 1948—№5 (38).— С.64-69.

2. Соболь С.Л. Мартын Тереховский (1740-1796) и его дис сертация о природе наливочных анималькулей // Микробиология.— 1948.— Т.XVII. – Вып.4. – С.294-306.

Истоки экологической направленности диссертационного мик робиологического исследования М.М. Тереховского А.А. Вихман, Л.П. Генералова Институт исследований Санкт-Петербурга и Северо Западного региона, Санкт-Петербургское общество историков ме дицины Как и многие значительные исследования, диссертационная работа Тереховского имела несколько истоков. Оставив в стороне общие вопросы положительного влияния интенсивного развития Российской империи в этот период и укрепление связей с Западной Европой, коснемся формирования естественно-научного мировоз зрения молодого исследователя.


Понимание значения окружающей среды в жизни людей, животных и растений возникло вместе с появлением человечества, уточняясь и расширяясь по мере его развития. Естественно, все на учные дисциплины медицинского и биологического характера при стальное внимание уделяли влиянию природных и антропогенных факторов, т.е. экологических факторов по современным понятиям, на организмы. Эта концепция ученому миру и учащимся была убе дительно представлена в широко известных, включая Россию, тру дах К.фон Линнея, в частности, в его многократно изданной «Сис теме природы» [1]. Он указывал, что жизнь видов животных и рас тений связана с определенной средой обитания, а ее изменение мо жет приводить к появлению отличительных признаков у живых существ. Само существование трех царств природы - растений, жи вотных и минералов, подсказывало мысль о взаимосвязи и взаимо влиянии различных элементов живой и неживой природы. Бога тейший и разносторонний материал был получен в ходе великих географических открытий при экспедициях Петербургской Акаде мии наук [2]. Разнообразие природных зон, растительного и живот ного мира ярко подтверждало ведущую роль условий обитания на биологические все объекты. Впрочем, это не предполагалось рас пространить на мельчайших существ – инфузорий, хотя С.П. Кра шенинников писал (текст изменен в соответствии с современным языком):

« … ибо представим себе животное, которое увеличитель ными стеклами усматривают, и которое составляет тысячную часть того пункта, до которого зрение наше простирается: рас судим, что когда оно живет то имеет и все потребности как к житию, так и к удовольствию»

Познание их, с другой стороны непросто, как «премудрости божий», но надо использовать новые оптические средства [3]. Как это созвучно с частью названия диссертации «зоолого физиологическая», что на том этапе изучения микроорганизмов явилось новым направлением развития биологии.

Огромное влияние на развитие естественно-научных взгля дов в России во второй половине XVIII века оказали научные пред ставления и методологические основы, выдвинутые М.В. Ломоно совым [4]. Ученый неоднократно подчеркивал значение окружаю щей среды как условия характера развития химических, физиче ских, биологических и общественных процессов. В частности, им показано влияние электричества на свойства растений.

Всеобщий интерес широких кругов общественности к мик роскопическому миру не миновал и Россию. Выдающийся деятель культуры страны Антиох Кантемир сказал об этом очень точно:

«… ибо не представляете себе, что мы видим всех живот ных, населяющих землю;

нет, верно есть еще столько же родов родов невидимых, сколько известных – мы видим только от слона до одноглаза и тут оканчивается наше зрение. Но от одноглаза начинается бесчисленное множество животных, в рассуждении которых оное насекомое есть слон по величине своей и мы их без помощи стекол рассмотреть никак не можем.» [5].

И далее там же идут поразительные слова, сказанные в году:

«…Посредством микроскопа открыли уж, что малейшие капли дождя, уксуса и других ликеров наполнены или маленькими рыбками, или змейками, которые даже и подозревать тут было невозможно. – А теперь уже некоторые философы утверждают, что и вкус оных жидкостей ничто иное, как уязвление сих живот ных в наш язык. – Каждый лист на дереве есть маленький мир, обитаемый невидимыми животными, коим он кажется неизмери мым пространством: они находят в нем горы, пропасти, и сии крошечные животные точно также далеки от сообщения с по добными себе животными, населяющими другую сторону листа…»

Какое предвидение многих понятий экологической микро биологии!

Значение микроскопического метода исследования природ ных процессов и в экспериментах неоднократно подчеркивал Ло моносов, например в «Письме о пользе стекла…»:

Но в нынешних веках нам микроскоп открыл, Что Бог в невидимых животных сотворил!

Сколь тонки члены их, составы, сердце, жилы … Стеклом познали мы толики чудеса, Что Бог наполнил Понт, и воздух, и леса Микроскопия использовалась в Академии наук в физиче ских, химических, анатомических и ботанических исследованиях [6, с. 133]. В пропаганде знаний о микромире и новом методе ис следований имела значение и соответствующая литература. С.Я.

Румовский перевел на русский язык курс физики Л. Эйлера «Пись ма о разных физических и философских материях…», который вы шел в свет в 1774г. и содержал обширный раздел о микроскопе [ 6, с. 205].

В период пребывания в Тереховского Сухопутном госпита ле он мог более близко ознакомиться с использованием микроскопа в биологии и медицине. В учебнике анатомии Л. Гейстера в перево де с латинского М. Шеина (1757) рекомендуется применять «стекла увеличительныя или множительныя (микроскопиа) для точнейшего исследования малейших частей …» [6, с. 205]. Один из кураторов Аптекарского огорода (позднее Медицинского ботанического сада на Аптекарском острове - рис. 1, который нельзя путать с создан ными затем ботаническими садами на территории госпиталей и при Академии наук), где после окончания обучения работал Терехов ский, в 20-х годах XVIII века был И.-Х. Буксбаум [7, 8], использов ший увеличительные стекла в своих ботанических работах в С. Петербурге [6, с.134]. Во время работы Тереховского в Медицин ском саду на Аптекарском острове некоторое время садом руково дил ученик К.Линнея доктор И.-П. Фальк, который затем был при глашен в 1768 г. в одну из экспедиций Академии наук, имеющей микроскоп в реестре своего имущества [6, с. 388]. Наконец, с г. Тереховский мог непосредственно ознакомиться с микроскопиче ской техникой и приготовлением соответствующих препаратов. По решению Екатерины II для улучшения преподавания анатомии в петербургских госпиталях был приобретен знаменитый «анатоми ческого кабинета И.-Н. Либеркюна», состоявший из изготовленных им самим макроскопических и микроскопических препаратов, мик роскопов и других инструментов [6, 9 с. 206, 208] (Рис. 2). Перво начально кабинет находился в здании аптеки в саду на Аптекарском острове в ведении Сухопутного генерального госпиталя. Наблюде ние за кабинетом было поручено доценту анатомии и хирургии гос питаля А.Я. Меллену, которого позже в 1779 по этой дисциплине сменил Тереховский.

Таким образом, собственная наблюдательность, усердное учение, стремление к познанию законов живого мира, научная ат мосфера и возможности столичного города Российской империи и хорошее знание иностранных языков стали, видимо, первоначаль ной основой для формирования естественнонаучного мировоззре ния Мартына Тереховского до прибытия в Страсбург.

Прибытие Тереховского в Страсбург имело решающее зна чение для выбора микробиологической темы диссертации, связан ной с изучением новой группы организмов, их происхождения и закономерностей жизнедеятельности. Фактически возникновение и развитие любой дисциплины об определенных группах организмов были связаны с экологическим направлением. Не стала исключени ем и микробиология. Открыв микромир неизвестных существ (ани малькулей), Антони ван Левенгук убедился на рубеже XVII и XVIII веков, что микроскопические существа чувствительны к действию высоких температур и кипячение прекращает их подвижность [9, 10].

В дальнейшем, до конца 60-х годов XVIII века расширение знаний о микроорганизмах, их способности накапливаться в пита тельных средах, морфологическом разнообразии и распространен ности шло параллельно с изучением влияния физических и химиче ских факторов. Критериями действия факторов явились такие фи зиологические признаки как подвижность, морфологическая цело стность, накопление в благоприятной культуральной среде и уста новление летального действия экологических факторов. Все эти данные исследователей второй половины XVIII века подробно ци тирует Тереховский в своей диссертации (см. его работу в настоя щем сборнике). Общебиологической особенностью этих исследова ний новой группы живых существ явилось то обстоятельство, что летальный эффект был использован для доказательства признания или отрицания концепции самозарождения, к которой и было при ковано внимания ученых, оставив в стороне экологическое значе ние начальных микробиологических исследований.

Среди указанных исследований выделяются работы Дж.

Спалланцани – убежденного поклонника происхождения микроор ганизмов от себе подобных (рис.3) [10, 11]. Любой способ уничто жения родительских форм приводил к отсутствию развития ани малькулей в культуральной среде [9, 10]. Но идея самозарождения организмов оказалась очень живучей и продолжали появляться ут верждения о ее состоятельности, поэтому к началу 70-х годов XVIII века, т.е. ко времени начала работы Тереховского над диссертаци ей, этот вопрос оставался актуальным. Руководитель его работы профессор кафедры физики на медицинском факультете Страсбург ского университета Я.-Л. Шурер (1734-1792) в своих работах изу чал влияние на «инфузории» некоторых факторов и об этом сооб щает Тереховский в диссертации, отмечая прекрасные качества учителя как человека и ученого, всего лишь на 6 лет старше своего ученика. Следует отметить, что в условиях того времени, до появ ления четких классификационных признаков микроскопические существа изучали без разделения на виды, используя, в основном, для их характеристики форму и размер. Поэтому в классификации К. Линнея эта группа «животных» была обозначена понятием CHAOS, открывая простор для более широкого их изучения. Эта цель и была поставлена Тереховским, указавшим в названии дис сертации, что она носит «зоолого-физиологический» характер (рис.

4 ). Одно из направлений работы – традиционное изучение влияния физических и химических факторов на свойства микроорганизмов и установление летальных границ этих воздействий, но выполнено было оно с экспериментальным блеском и глубоким проникновени ем в общие закономерности жизни «инфузорий».


Многообразию источников определенной направленности диссертации Тереховского соответствует ее широкое значение, по зволяющее характеризовать автора не только как первого отечест венного исследователя микроскопических существ и противника концепции самозарождения, но и основателя экологического на правления в микробиологии в России.

Список литературы 1. Шапаренко К.К. К вопросу о роли Карла Линнея в развитии ботаники ( к 200-летию выхода первого издания Systema naturae) //Природа. – 1935. – С. 68-77.

2. Гнучева В.Ф. Материалы для истории экспедиций Акаде мии наук в и веках. – М.-Л., 1940.

3. Крашенинников С.П. Речь о пользе наук и художеств …//Торжество Академии наук на вожделенный день тезоименитст ва Е.И.В. Елизаветы Петровны. – СПб., 1756. С.80.

4. Громбах М.М. Вопросы медицины в трудах М.В. Ломоно сова. – М.:Медгиз, 1961. – 103 с.

5. Разговор о множестве миров. Соч. г. Фонтенеля. – М.: Б.и., 1802. – С.102-104.(А. Кантемир, 1740) 6. Соболь Л.С. История микроскопа и микроскопических ис следований в России в XVIII веке. – М.-Л. : Издание АН СССР, 1949. – 606 с. (страницы цитируемых данных указаны в тексте).

7. Исторические планы столичного города Санкт-Петербурга с 1717 по 1939. – СПб., 8. Буксбаум Иоганн-Христиан //Рус.биогр.словарь А.А. По ловцева. Т.3. Бетанкур – Бякстер. – 1908. – С. 447-448.

9. Шелихова Л.С. Кабинет Либеркюна //Памятники науки и техники в музеях России. – М.: Знание, 1992. - №5.

10. Кажал Н., Ифтимович. Из истории борьбы против микробов и вирусов. –Бухарест: Научное изд-во, 1968. – С. 115-116.

11. Commemorazione Spallanzani …Vol.1. –Pavia, 1939.

Рис.1. Расположение Медицинского ботани ческого сада и Генеральных госпиталей в 1762 году. [7].

1 – Генеральные госпиталя, 2 – Меди цинский сад Рис.2. Некоторые части "Анатомического кабинета Ли беркюна" [6, 9].

1, 2 – корпус и вкладыш с препаратами демонстрацион ного микроскопа, 3, 4 – комбинированный микроскоп и детали к нему, 5 – шкафчики с оптикой.

Рис.3. Д.Спалланцани в рабочем кабинете. [11].

Рис.4. Титульный лист диссертации М.М. Тереховского Научная школа С.Н. Виноградского и развитие микробиологии XX века.

Т.В.Андрюшкевич, Ю.А.Мазинг ГУ НИИ экспериментальной медицины РАМН, 197376, Санкт-Петербург В этом году 3 сентября исполняется 150 лет со дня рожде ния Сергея Николаевича Виноградского (1856-1953). Работая в Страсбургском университете (1885-1888) у Г.А. де Бари (Bary G.A.

de, 1831-1888) наш выдающийся соотечественник открыл явление хемосинтетического получения энергии автотрофными бактериями.

Будучи независимым исследователем Цюрихского университета (1889-1890) полностью раскрыл механизм симбиотической фикса ции азота – процесс нитрификации. В Петербурге (1891-1905) он обнаружил микроорганизмы, способные не симбиотическим путем фиксировать азот и сформулировал одну из центральных доктрин общей микробиологии – о специфичности микроорганизмов. Рабо тая в Бри-Комт-Робер (1922-1953) доказал, что процесс ассимиля ции азота бактериями проходит в два этапа, и создал новое направ ление исследований – экологическую микробиологию. Его откры тия навсегда вошли в анналы мировой науки. Но можно ли гово рить о научной школе С.Н.Виноградского?

Вопрос далеко не праздный, поскольку научная школа – одна из наиболее продуктивных форм объединения ученых, много кратно усиливающих влияние идей на развитие мировой науки. Хо тя данное понятие весьма не однозначно и нередко прилагается к разным феноменам науки [1], тем не менее, большинство авторов признает определенный ряд общих признаков. Отличительной чер той школы С.Н.Виноградского стало то, что она сложилась не по классической схеме ученик – учитель, а вокруг идей ученого.

Открытие им хемосинтеза коренным образом изменило представления научного сообщества о процессе возникновения жизни на Земле. Два года спустя, возглавляя отдел общей микро биологии (рис. 1) Императорского Института Экспериментальной Медицины (ИИЭМ) С.Н.Виноградский совершает еще одно эпо хальное открытие. Из пробы почвы, которую он взял на берегу пру да, раскинувшегося вблизи главного корпуса Института, ему удает ся выделить свободноживущую бактерию, способную фиксировать азот атмосферы – Clostridium pasteurianum [2]. Кроме того, в пер вой работе на русском языке [3], посвященной данному открытию, С.Н.Виноградский представил описание метода элективных куль тур, ставшего методической основой современной микробиологии, включая и генетику микроорганизмов, где данный подход исполь зуется для выделения мутантов.

В январе 1894 года в Москве состоялся IX съезд естество испытателей и врачей, на пленарном заседании которого С.Н.Виноградский выступил с докладом «О круговороте азота в природе» [4]. Впервые экспериментальным путем была получена чистая культура азотфиксирующих бактерий и при помощи точных для того времени химических анализов доказана ее способность связывать азот. Бактерии оказались широко распространены в поч ве, а их деятельность имела непосредственное отношение к обога щению почвы азотом. Доклад представил первое в мире экспери ментальное исследование, продемонстрировав картину круговорота этого важнейшего элемента. Открытие явления фиксации азота ста ло первоосновой современных представлений о круговороте ве ществ в биосфере Земли. Спустя три года С.Н.Виноградский на общем собрании членов ИИЭМ произнес актовую речь «О роли микробов в общем круговороте жизни» [5], где показал обуслов ленную микроорганизмами яркую картину взаимодействия живой и неорганической природы (рис 2).

В итоге магистральной идеей, вокруг которой формируется научная школа С.Н.Виноградского, становится понятие специфич ности микроорганизмов. На ее основе начинается изучение чистых культур микроорганизмов, способных осуществлять круговорот веществ в биосфере Земли. Позднее, уже работая под Парижем, С.Н.Виноградский развивает концепцию экосистемной организации самого древнего в биоценозе Земли бактериального мира. Сообще ство бактерий он именует «единым огромным организмом», подра зумевая под ним биогеоценоз в современных терминах. К сожале нию, данная идея, впервые сформулированная в выступлении на Актовом дне ИИЭМ 8 декабря 1896 года, осталась за рамками ито говой книги ученого [6]. Скорее всего, это связано с тем, что С.Н.Виноградский изложил ее уже дважды – первый раз в рукопи си, сожженной в камине своего швейцарского шале, а второй раз в рукописи, исчезнувшей при пересылке С.Ваксману из Франции в США. Таким образом, представления о роли жизни на Земле, позд нее высказанные В.И.Вернадским в его «Биосфере» [7], а далее по лучившие развитие в гипотезе Геи, впервые были сформулированы С.Н.Виноградским [8].

Первым, кто воспринял и развил представления С.Н.Виноградского о роли микроорганизмов, стал его единствен ный (в традиционном понимании) ученик В.Л.Омелянский (1867 1928). Именно благодаря этому выдающемуся отечественному микробиологу и педагогу, его многократно переиздававшимся учебникам микробиологии, идеи С.Н.Виноградского оказали значи тельное влияния на формирование следующего поколения россий ских микробиологов. Позднее В.Л.Омелянский продолжил работу по изучению фиксации свободного азота атмосферы бактериями, установив связь между усвоением газообразного азота и расходом органического вещества, т.е. между процессами ассимиляции и диссимиляции [9]. В другой работе он высказывает мнение, что связывание газообразного азота является функцией, широко рас пространенной в растительном царстве, хотя она и выражается у организмов в большей или меньшей степени, завися, например, у высших растений от симбиотических азотфиксирующих бактерий [10].

С.Н.Виноградский изначально полагал необходимым в от деле общей микробиологии ИИЭМ проводить исследования по ме дицинской микробиологии. В 1897 году постоянные вспышки чумы на юго-востоке страны заставили правительство России создать особый оперативный орган, который бы ведал всеми противочум ными мероприятиями – «Особую комиссию для предупреждения занесения чумной заразы и борьбы с нею в случае ее появления в России» (КОМОЧУМ). Первые работы развернулись на базе ИИЭМ: производственными корпусами стали два небольших дере вянных барака, расположенных на периферии усадьбы Института (Лопухинская ул.12). Но еще 1896 году С.Н.Виноградский от имени ИИЭМ обратился к Э.Ру (Roux E., 1853-1933), под наблюдением которого в Институте Пастера велись работы по изготовлению про тивочумной сыворотки, с просьбой предоставить ее образцы и тех нологию изготовления. Э.Ру не только поделился последними гото выми порциями, но и передал пять лошадей на начальном этапе иммунизации [11]. Кроме того, С.Н.Виноградский доставил из Па рижа в Россию культуру возбудителя чумы Yersinia pestis [12], вы деленную А. Йерсеном (Yersen A., 1863-1943) во время эпидемии в Китае и Гонконге (март 1894 года). Затем он достаточно длительное время проводит исследования на животных, работая в лабораториях «Чумного форта» [13]. Его ассистентом в этой работе становиться Д.К.Заболотный (1866-1929), который с 1899 года работает в Отде ле общей микробиологии в должности помощника заведующего по медицинской микробиологии.

Несмотря на то, что Д.К.Заболотный всю жизнь занимался изучением чумы, он считал себя учеником С.Н.Виноградского. Раз вивая представления учителя о роли микроорганизмов в биосфере Земли, Д.К.Заболотный пришел к выводу, что патогенные микроор ганизмы «…обычным своим исходным местопребыванием имеют окружающую нас природу, откуда попадают в живой организм и вызывают заражение [14]. Эта идея легла в основу современных представлений о том, что в общем случае природный очаг включает в себя все типы экосистем биосферы – наземно-воздушные, поч венные и водные, хотя они и не равноценны по значению для суще ствования возбудителей разных инфекций или паразитарных сис тем. Таким образом, труды Д.К.Заболотного следует признать, по меньшей мере, предвестником концепции о природной очаговости болезней [15]. В стенах ИИЭМ Д.К.Заболотный сформировал соб ственную школу исследователей чумы и эпидемиологов, получив шую распространение по всей России и Украине.

В 1899 году С.Н.Виноградский перенес тяжелое заболева ние и большую часть времени стал проводить в своем имении в По дольской губернии. Имение располагалось в местечке Городок ( ныне г.Городок неподалеку от г. Хмельницкий), на крутых берегах реки Смотрич. Недавно жители Городка одной из своих улиц при своили имя Сергея Николаевича [26]. Продолжается признание на учных заслуг Сергея Николаевича. В 1901 году Московское обще ство любителей естествознания, антропологии и этнографии избра ло его своим почетным членом, в 1902 году он стал директором ИИЭМ, а Французская АН избрала его членом-корреспондентом.

Желая объединить русских микробиологов, С.Н.Виноградский, при активном участии Д.К.Заболотного и В.Л.Омелянского, основывает в 1903 году Микробиологическое общество, почти два года состоит его председателем.

Вскоре С.Н.Виноградский принимает решение оставить пост директора ИИЭМ, и, как выяснилось позднее, научные иссле дования. Император Николай II удовлетворил просьбу ученого июля и «соизволил на увольнение с 23 июля 1905 года директора ИИЭМ, доктора ботаники, действительного статского советник С.Н.Виноградского, с оставлением членом названного Института».

Уже с 14 июля Сергей Николаевич был «командирован по России и за границу с научной целью» [16]. Судя по формулировкам приказа, ученый все же предполагал через некоторое время вернуться к ак тивной работе.

С.Н.Виноградский уединяется на Подолии в своем имении и целиком посвящает себя хозяйственным заботам. Казалось, на всегда. Вплоть до 1912 года С.Н.Виноградский формально числится в ИИЭМ, но не принимает ни малейшего участия в исследованиях.

После революции ученый вынужден эмигрировать из России. Как член Французской АН он эвакуируется в Марсель, а затем переез жает в Швейцарию. В 1922 году Сергей Николаевич получает письмо директора Института Пастера Э. Ру с предложением о со трудничестве. На следующий год С.Н.Виноградский становится заведующим специально созданного агробактериологического от дела в Бри-Комт-Робер под Парижем. Этот 1923 год оказался осо бенным в жизни ученого: он вернулся к научным исследованиям, его избрали почетным членом Российской АН, у него появился еще один выдающийся ученик и последователь, будущий Нобелевский лауреат (1952) С.Ваксман (Vaksman S.A., 1888-1973).

В архиве научной библиотеки ГУ НИИЭМ РАМН хранятся 10 писем С.Ваксмана, адресованных В.Л.Омелянскому [17]. В письме от 21 ноября 1922 года начинающий американский микро биолог просит прислать ему точный адрес С.Н.Виноградского, буд то предчувствуя, что в начале декабря получит от него первое письмо (от 28 ноября 1922 года) в продолжавшейся затем 30 лет переписке. Анализ опубликованных С.Ваксманом писем С.Н.Виноградского [11] позволяют нам уверенно отнести амери канского исследователя к школе великого бактериолога.

Когда в 1939 году С.Ваксман приступил к поиску антибио тиков, стратегический план предстоящей работы он построил на основе экомикробиологических взглядов своего учителя. На первом этапе предполагался поиск микробов-киллеров среди внесенных в почву болезнетворных бактерий. Далее провести размножение вы деленных микроорганизмов в лаборатории, а затем попытаться по лучить из питательной среды химические вещества, подавляющие жизнедеятельность болезнетворных микроорганизмов. И, наконец, воздействовать полученными веществами на бактерии, вызываю щие заболевание. Первые два этапа по сути своей воспроизводят подходы С.Н.Виноградского к поиску азотфиксирующих микроор ганизмов.

Уже через год группа З.Ваксмана получила вещество крас ного цвета, которое убивало бактерии. Однако антибактериальный препарат, получивший название актиномицин оказался чрезвычай но токсичным. Еще два года интенсивной работы и появился стреп тотрицин, вещество с очень высокими антибактериальными свойст вами, но опять высокотоксичное. Лишь 23 августа 1943 года был выделен стрептомицин, испытания которого показали высокую эф фективность в лечении множества тяжелых болезней: бруцеллеза, чумы, туляремии, кишечных инфекций. А спустя год стало ясно, что получено первое реальное лекарство для борьбы с туберкуле зом. Аналогичным путем в 1941 году пошел Г.Ф.Гаузе (1910-1986), совместно с М.Г.Бражниковой (1913-1998) выделивший высокоэф фективный при раневых инфекциях грамицидин C [18]. В данном случае автор пришел к той же идее самостоятельно, развивая собст венные экологические воззрения [19]. Впрочем, идеи изучения ан тагонизма бактерий, формулировавшиеся еще Г.А. де Бари, и осо бенно выявления их Kampfstoffe [20,21] «витали в воздухе», в том числе, в руководимом Б.Л.Исаченко отделе общей микробиологии ВИЭМ [22].

Б.Л.Исаченко (1871-1948), ученик Г.А.Надсона (1867-1940) и М.Бейеринка (Beijerink M.W., 1851-1931) стал руководителем от дела по предложению Сергея Николаевича, после смерти В.Л.Омелянского. С момента возвращения в науку взаимодействие С.Н.Виноградского с бывшими коллегами по ИЭМ было регуляр ным и многоплановым. Например, ему были переданы образцы ка менистого грунта Новой Земли, полученные во время экспедиции 1930 года л/п «Седов». Исследуя данный образец арктической поч вы, С.Н.Виноградский показал наличие в нем нового рода нитри фицирующих бактерий, способных развиваться при температурах, близких к 0°С. Б.Л.Исаченко не только воспринял идеи С.Н.Виноградского, но и активно участвовал в их всесторонней разработке. Прямым развитием экологических исследований в мик робиологии стало изучение процессов, результатом которых явля ется образование бактериями лечебной грязи [23]. Ему удалось объ единить изучение общебиологических проблем с конкретными ме дицинскими, или, как позднее стали говорить, прикладными иссле дованиями.

В отделе общей микробиологии разворачиваются исследо вания физико-химического состояния сульфатных, содовых и хло ристых озер Кулундинской степи Сибири, сопряженного с развити вещества нападения ем микроорганизмов. Полученные данные позволили сформулиро вать одно из важнейших положений экологии, в современных тер минах определяемое как прямое воздействие биоценоза на биотоп, причем воздействие, вызванное изменением самого биотопа [24].

Кроме того, изучалось влияние полей УВЧ и инфракрасного излу чения на микроорганизмы, а в рамках задач освоения Арктики раз вернулось изучение микробиологической характеристики бассейна Карского моря.

С.Н.Виноградский хорошо осознавал значение своего науч ного творчества. Обращаясь к В.Л.Омелянскому он писал: «Но на склоне дней мне пришлось убедиться в ошибочности этой мысли, когда я увидел, сколько ухода, поддержки, и защиты требует вся кая, сколько-нибудь новая научная идея или идейка, прежде чем она в науке упрочится. И роль эта естественным и даже необходи мым образом выпадает на долю того, кто идею родил, или его шко лы» (цит. по [25], с.92). Уже в конце жизни Сергей Николаевич подвел итоги своей многогранной научной деятельности в капи тальной книги, посвященной микробиологии почвы. Но и здесь ученый остался верен себе – он завершает книгу главой, формули рующей новое понятие: Основы экологической микробиологи. За ключение (Principes de la microbiologie aecologique. Une synthese) [6, с. 839-848].

Таким образом, представленные исторические материалы выявили особенности становления научной школы С.Н.Виноградского, которая сложилась не по классической схеме «ученик – учитель», а вокруг идеи ученого о роли микроорганизмов в общем круговороте жизни. Широко известны наиболее яркие представители этой школы – В.Л.Омелянский, Д.К.Заболотный, Б.Л.Исаченко (хотя последнего можно также отнести к школе М.Бейеринка), С.Ваксман. Научная школа С.Н.Виноградского ока зала существенное влияние на развитие микробиологии в первой половине XX века, а его идеи обладают удивительным свойством:

по мере развития науки их восприятие становиться более глубоким и разносторонним. Дальнейшие исследования в этом направлении, особенно изучение воздействия идей С.Н.Виноградского в области теории эволюции, молекулярной биологии, генетики микроорга низмов, позволяют надеяться, что на этом поприще историков нау ки ждут неожиданные открытия.

Список литературы.

1. Мирская Е.З. Научные школы как форма организации нау ки. // Науковедение. – 2002. –№3. – С.8-24.

2. Vinogradskii S. Sur l’assimilation de l’azote gaseux de l’atmosphre par les microbes // Comptes Rendus de l’Ac. – 1893, CXYI – p.1385;

1894, CXYIII – p.353.

3. Виноградский С.Н. Об усвоении свободного азота атмосфе ры микробами // Арх. биол. наук – 1895, Т.3. – вып.4. – С.293-352.

4. Виноградский С.Н. Круговорот азота в природе // В кн:

Дневник IX съезда русских естествоиспытателей и врачей. – 1894. – Приложение. – С.8.

5. Виноградский С.Н. О роли микробов в общем круговороте жизни // Речь, сказанная на годовом акте Института Эксперимен тальной медицины в Петербурге в 1896 г. – СПб., 1897. – 8с.

6. Winogradsky S. Microbiogie du sol. Problemes et Methodes.

Cinquante ans de recherches. – Paris: Mason et C° - 1949., p. (на рус ском языке: Виноградский С.Н. Микробиология почвы. Проблемы и методы. // М: Изд-во АН СССР, 1952. – 792с).

7. Вернадский В.И. Биосфера. – Л.: Научн. хим.-техн. изд-во, 1926. – 146с. (на французском языке: La biosphere. – Paris: Alcan. – 1929. -232p.) 8. Заварзин Г.А. Биосфера – «огромный организм» // Вестник РАН. – 1996, Т.66. – №12. – С.1114-1126.

9. Омелянский В.Л. О соотношении между усвоением азота и расходом без азотистого органического вещества у азотфиксирую щих бактерий. // Арх. биол. наук – 1914, т.18. – вып. 4. – С.300-309.

10. Омелянский В.Л. О распространении функции связывания свободного азота в растительном царстве // Ж. микробиол. – 1916., Т.19. – С.166-178.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.