авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«А.Т. Синюк Ю.П. Матвеев СРЕДНЕДОНСКАЯ КАТАКОМБНАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ БРОНЗЫ (по данным курганных комплексов) Воронеж 2007 ...»

-- [ Страница 2 ] --

28. Тресоруковский могильник расположен на выступе второй террасы левого бе рега р. Хворостань на северной окраине с. Добрино Лискинского района Воронежской об ласти. Включал 3 насыпи. Исследован курган №2 Я.П. Мулкиджаняном в 1987 г. Высота насыпи 0,3 м, диаметр – 22 м. выявлено одно погребение среднедонской катакомбной культуры (рис. 46, 6-8), впускное по отношению к основному, неопределяемому по куль турной принадлежности. Материалы ранее не публиковались.

29. Новочигольский могильник расположен близ восточной окраины с. Новая Чиг ла Таловского района Воронежской области на правом берегу р. Чигла. Высота берега – 8 12 м над уровнем поймы. Зафиксировано 22 насыпи, размещенные без каких-либо сис темных признаков;

площадь могильника распахивалась. В 1989 году В.Д. Березуцким произведено исследование остатков одного из курганов. Его высота до разрушения хозяй ственными работами составляла около 2-х м;

диаметр – около 20 м. Насыпь сложена из чернозема;

материк – глина. Выявлено три погребения катакомбного облика (рис. 47).

Березуцкая Т.Ю. Погребения эпохи бронзы из Новочигольского кур гана // Проблемы археологии бассейна Дона. Воронеж, 1999. с. 106-112.

30. Малокисляйский могильник расположен на склоне первой террасы левого бе рега р. Битюг в 1 км южнее с. Малый Кисляй Бутурлиновского района Воронежской об ласти. Включал два кургана, исследованных Я.П. Мулкиджаняном в 1989 г. Выявлено погребения среднедонской катакомбной культуры (рис. 48). Материалы ранее не публико вались.

31. Первый Подгоренский могильник. Расположен на первой террасе левого бере га р. Манина в 4-х км северо-восточнее с. Подгорное Калачеевского района Воронежской области. Включал 11 курганов, исследованных Ю.П. Матвеевым в 1986-87 гг. Выявлено семь погребений среднедонской катакомбной культуры, пять из которых (в курганах №2, 8, 11) привлечены к анализу (рис. 49, 50, 1-3).

Пряхин А.Д., Матвеев Ю.П., Беседин В.И. Новостроечные раскопки древних курганов в Воронежской области. Воронеж, 1990;

Беседин В.И., Матвеев Ю.П. Стратифицированное погребение репинской культуры Подгоренского могильника // Доно-Донцкий регион в эпоху бронзы. Во ронеж, 2003. С. 134-141.

32. Второй Подгоренский могильник. Расположен примерно в 0,7 км южнее пре дыдущего. Включал пять курганов, исследованных Ю.П. Матвеевым в 1986-87 гг. В кур гане №5 выявлено одно погребение среднедонской катакомбной культуры (рис. 50, 4-6).

Матвеев Ю.П., Олейник Ю.В. Вторая курганная группа у села Под горное // Историко-археологические изыскания. Самара, 2001. Вып. 4. С.

40-51.

33. Таганский курганный могильник располагался на оконечности высокого мыса по правую сторону от ручья Таганка, впадающего в р. Битюг на северной окраине с. Лосе во Павловского района Воронежской области. Включал четыре кургана. Исследован Ю.П.

Матвеевым в 1991 г. Насыпи сложены из супесчаной почвы, материк – песок. Выявлено 11 захоронений среднедонской катакомбной культуры (рис. 51-53). Впервые для средне донского катакомбного времени отмечена «длинная» формы кургана №3.

Матвеев Ю.П., Маслихова Л.И. Курганная группа «Таганка» // Ар хеологические памятники бассейна Дона. Изд-во ВГПУ, Воронеж, 2004.

С. 83-97.

34. Калачеевский могильник расположен на второй надпойменной террасе левого берега р. Толучеевка в 0,8 км от юго-восточной окраины г. Калач Воронежской области.

Включал шесть насыпей, вытянутых цепочкой с ЮЗ на СВ (вдоль берега) Исследован К.Ю. Ефимовым в 1989 г. В кургане №1 выявлено два погребения среднедонской ката комбной культуры, где погребение 1 являлось основным (рис. 54). Материалы ранее не публиковались.

35. Павловский могильник расположен близ с. Шкурлат Павловского района Во ронежской области на плавно поднимающейся к плато террасе левого берега р. Гаврила.

Включал 60 насыпей, протянувшихся с разной степенью концентрации на 3 км по линии СЗ-ЮВ. Насыпи по уровню поднятости над поймой составляли три группы: нижнюю (курганы №№ 7-13, 16-20, 31-37, 50-53) – на языках террасы высотой около метра;

сред нюю (курганы №№ 1-4, 6, 14, 15, 21-30, 35-37, 54, 55) – на высоте 3 м;

верхнюю (курганы №№ 5, 38-49, 56, 57) – на высоте 6-7 м. Какой-либо системы в расположении курганов планиграфически не фиксировалось. Насыпи сложены из чернозема;

погребенная почва залегала на суглинисто-песчаном материке, причем суглинистый субстрат сильнее пред ставлен на низких участках площади могильника. Исследования велись в 1970-78 и гг. под руководством А.Т. Синюка. Курган № 5 исследовался Ю.П. Матвеевым (рис. 55 71, 1-6).

Синюк А.Т. Курганы эпохи бронзы Среднего Дона (Павловский мо гильник). Издательство ВГУ, Воронеж, 1983;

Синюк А.Т. Бронзовый век бассейна Дона. Изд-во ВГПУ, Воронеж, 1996;

Синюк А.Т. Курган № Павловского могильника // Археологические памятники Восточной Евро пы. Изд-во ВГПУ, Воронеж, 2002, С.41-50.

36. Второй Павловский могильник расположен на второй террасе левого берега р.

Гаврила в 0,5 км северо-восточнее предыдущего могильника. Включал 4 насыпи, сниве лированных при строительных работах. Исследован М.И. Лыловой в 1986 г. Выявлено погребений среднедонской катакомбной культуры с площади трех курганов (рис. 72-75).

Погорелов В.И. Погебения катакомбного типа II Павловского мо гильника // Исследование памятников археологии Восточной Европы.

Воронеж, 1988. С.59-74.

37. Большая Могила. Одиночный курган располагался в 3 км северо-западнее кур ганной группы у с. Караяшник. Находился на пологом скате второй надпойменной терра сы правого берега р. Ольховатка. Диаметр 35 м, высота 2 м. Исследован Ю.П. Матвеевым в 1982 г. Выявлено 3 погребения среднедонской катакомбной культуры (рис. 76).

Матвеев Ю.П., Тихонов Б.Г. Исследование могильника у с. Караяш ник // Эпоха бронзы Восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1984.

С. 48-60.

38. Александровско-Донской могильник расположен на второй террасе левого бе рега р. Дон, в 2 км к югу от с. Александровка-Донская Павловского района Воронежской области. Включал 3 кургана, два из которых исследованы В.Д. Березуцким в 2001 г. Вы явлено семь захоронений среднедонской катакомбной культуры (рис. 77-78).

Березуцкий В.Д., Маслихова Л.И. Исследование курганов на юге Во ронежской области // Проблемы археологии Восточной Европы. Воро неж, 2005. С.116-122.

39. Караяшниковский могильник. Группа примерно из 17 насыпей (часть разру шена карьерами) расположена на высоком правом коренном берегу р. Ольховатка (левый приток р. Черная Калитва), на окраине с. Караяшник Ольховатского района Воронежской области. Могильник длительного накопления. Исследовано 15 курганов Ю.П. Матвеевым в 1973, 1975-1977 и в 1992 гг. В курганах № 1, 3, 5, 13 выявлено 10 погребений среднедон ской катакомбной культуры. В кургане №1 погребение 2 перекрывает погребение 1;

в кур гане №3 погребение 4 перекрывает погребение 3, в свою очередь предшествующее погре бениям 6 и 7 (рис. 79-82).

Матвеев Ю.П., Синюк А.Т. Новые материалы к изучению бронзово го века на среднем Дону // СА, 1977, №1. С. 139-148;

Матвеев Ю.П., Медведев А.П. Курганы у с. Караяшник на территории Воронежской области // Археология восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1979.

С. 124-144;

Матвеев Ю.П., Тихонов Б.Г. Исследование могильника у с.

Караяшник // Эпоха бронзы Восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1984. С. 48-60.

40. Первый Ольховатский могильник. Группа из 9 насыпей располагалась на пла то, по левому берегу р. Черная Калитва на восточной окраине пос. Ольховатка Ольховат ского района Воронежской области. Исследовано два разрушенных кургана Ю.П. Матвее вым в 1973 г. Выявлено 3 погребения среднедонской катакомбной культуры (рис. 83).

Матвеев Ю.П., Синюк А.Т. Новые материалы к изучению бронзово го века на среднем Дону // СА, 1977, №1. С. 139-148.

41. Второй Ольховатский могильник. Группа из 4 насыпей располагалась на плато по левому берегу р. Черная Калитва на территории пос. Ольховатка, примерно в 4 км се вернее предыдущего могильника. Исследовано 3 кургана Ю.П. Матвеевым в 1976 г. Вы явлено 2 погребения среднедонской катакомбной культуры (рис. 84).

Матвеев Ю.П. Позднекатакомбные погребения в кургане у пос.

Ольховатка // Археология Восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1979. С. 98-103.

42. Архиповский могильник расположен на западной окраине с. Архиповка Россо шанского района Вооежской области, на правом высоком берегу (6-8 м над уровнем пой мы) р. Черная Калитва. Включает 5 насыпей из двух групп (два кургана на краю берега;

три других отстоят на 150 м вглубь берега). Поверхности насыпей подвергались распашке.

Сложены из чернозема. Материк – желтая глина. Исследовано два кургана в 2001-2002 гг.

под руководством В.Д. Березуцкого. Выявлено 13 захоронений катакомбной культуры, пять из которых в силу разрушенности малоинформативны (рис. 85-88).

Березуцкая Т.Ю., Березуцкий В.Д. Архиповские курганы // Археоло гический памятники Восточной Европы. Изд-во ВГПУ, Воронеж, 2002.

С. 59-76. Березуцкий В.Д., Маслихова Л.И. Исследование курганов на юге Воронежской области // Проблемы археологии Восточной Европы. Во ронеж, 2005. С.108-116.

43. Россошанский могильник. Расположен на высоком левом берегу р. Черная Ка литва, близ северо-западной окраины г. Россошь. Разрушенный курган исследовался А.Д.

Пряхиным в 1965 г. Выявлено 2 захоронения среднедонской катакомбной культуры (рис.

71, 7-9) Пряхин А.Д., Матвеев Ю.П., Беседин В.И. Среднедонская ката комбная культура: происхождение, этапы развития. Воронеж, 1991.

44. Пасековский могильник расположен близ станции Пасеково Кантемировского района Воронежской области на высоком участке водораздела рек Богучарки и Черной Калитвы – правых притоков Дона. Включал 11 курганов высотой от 0,2 до 5,0 м и диамет рами от 14 до 50 м. Четыре кургана исследованы А.Т. Синюком в 1978 г. Площадь мо гильника распахивалась. Насыпи сложены из чернозема, материк – глина. Выявлено захоронений среднедонской катакомбной культуры. Стратиграфическая последователь ность в кургане №3: погребения №1 и 2 старше погребений №№ 3, 4, 5;

в кургане №4: по гребение №2 старше погребений №№ 3, 4, 5 (рис. 89-90).

Синюк А.Т., Погорелов В.И. Пасековский курганный могильник эпо хи бронзы на Среднем Дону // СА, №3, 1985. С. 124-135;

Синюк А.Т.

Бронзовый век бассейна Дона. Воронеж, Изд-во ВГПУ, Воронеж, 1996.

45. Первый и Второй Богучарские могильники. Первый из них располагался в 0, км к западу от шоссе «Воронеж – Ростов-на-Дону» и в 3,5 км на север-северо-запад от ав тостанции г. Богучар. Могильник включал четыре кургана. Исследован в 1993 г. А.Т. Си нюком. Курган №2 высотой 0,9 м. имел диаметр около 35 м. Погребение 9 основное, раз рушено поздним перекопом (рис. 91, 1, 2). Материалы частично опубликованы.

Второй могильник включал пять курганов, размещенных цепочкой вдоль берега р.

Богучарка на высоких мысовых оконечностях, близ северо-западной окраины г. Богучар Воронежской области. Исследовано два кургана А.Т. Синюком в 1993 г. Насыпи сложены из чернозема;

материк – зеленоватый песок с включением камней. Курган №1 (высота – 0,6 м;

диаметр – 18 м) содержал девять захоронений, из которых пять принадлежат сред недонской катакомбной культуре. Основное погребение в кургане – древнеямное. Курган №2 (высота – 1,35 м;

диаметр – 33х26 м) овальной формы с двумя вершинами содержал захоронений, из которых одиннадцать принадлежат среднедонской катакомбной культуре.

Под его северо-восточной окраиной основным являлось погребение 12. Второму страти графическому горизонту принадлежит погребение – 5, а еще более поздними являются погребения 10 и 11, в свою очередь перекрытые срубным погребением 7 (рис. 91, 3-7;

92 101).

Килейников В.В. Каменные навершия булав бронзового века Лесо степного Подонья // Археологические памятники бассейна Дона. Воро неж, 2004. С.134.

Синюк А.Т. Бронзовый век бассейна Дона. Воронеж, 1996. С. 157 160.

Березуцкая Т.Ю. Среднедонская катакомбная культура и ее ло кальные варианты. Воронеж, 2003.

46. Вервековский могильник. Группа из пяти насыпей располагалась неровной це почкой вдоль края высокой (до 24 м) второй террасы левого берега р. Богучарки (правый приток р. Дон). Два кургана исследованы А.Т. Синюком в 1994 г., остальные - В.Д. Бере зуцким в 2000 г. 12 погребений нами привлекаются к анализу (рис. 102-105).

Березуцкий В.Д., Маслихова Л.И. Исследование курганов на юге Во ронежской области // Проблемы археологии Восточной Европы. Воро неж, 2005. С.123-141.

47. Могильник Высокая Гора. Группа из шести насыпей расположена на высоком водораздельном участке рек Богучарка и Дон, в 3 км к юго-востоку от с. Дьяченково Бо гучарского района Воронежской области. Один из курганов (№1) исследован А.А. Бойко вым в 1988 г. Выявлено три погребения среднедонской катакомбной культуры, где погре бение 2 – основное, перекрывалось погребением 6, в свою очередь перекрытым погребе нием 5 (рис. 106).

Синюк А.Т. Бронзовый век бассейна Дона. Воронеж, 1996. С.156;

Березуцкая Т.Ю. Среднедонская катакомбная культура и ее локальные варианты. Воронеж, 2003. Рис. 43, 3, 4.

48. Луговской могильник. Группа из трех насыпей располагалась на высоком уча стке пахотного поля в непосредственной близости от шоссе «Богучар-Кантемировка»;

в 2,5 км к юго-востоку от с. Луговое Богучарского района Воронежской области. Два курга на исследованы А.А. Бойковым в 1988 г. Курган №1 (высота 2,7 м, диаметр 36-40 м) со держал три погребения среднедонской катакомбной культуры, из которых погребение № нами привлекается к анализу (рис. 107).

Синюк А.Т. Бронзовый век бассейна Дона. Воронеж, 1996. С. 162;

Березуцкая Т.Ю. Среднедонская катакомбная культура и ее локальные варианты. Воронеж, 2003. Рис. 46, 5.

49. Лофицкий одиночный курган располагался на краю первой террасы правого берега р. Богучарка (правый приток Дона) в 2 км к западу от с. Лофицкое Богучарского района Воронежской области. Исследован В.И. Погореловым в 1981-82 гг. Выявлено че тыре погребения среднедонской катакомбной культуры, два из которых имеют необходи мую информативность, где погребение 6 перекрывается погребением 4 (рис. 108).

Погорелов В.И. Раскопки курганов на юге Воронежской области // Археологические памятники европейской территории СССР. Воронеж, 1985. С.75-93.

50. Ширяевский могильник расположен на северо-восточной окраине с Ширяево Калачеевского района Воронежской области на первой надпойменной террасе левого бе рега р. Толучеевка. Включал 13 курганов. Три из них исследованы А.Т. Синюком в 1979 1980 гг. Площадь могильника распахивалась. Насыпи круглой в плане формы высотой от 0,55 до 1,0 м, диаметры до 30 м. Сложены из чернозема. Материк – песчанистый суглинок.

Выявлено 10 захоронений среднедонской катакомбной культуры. В кургане №3 страти графически фиксировалась последовательность захоронений: погребения №2 и 4 старше погребения 5, которое, в свою очередь, старше погребений 1 и 7 (рис. 109-111).

Погорелов В.И. Ширяевский могильник бронзового века на Среднем Дону // СА, №1,1985. С. 151-158;

Синюк А.Т. Бронзовый век бассейна До на. Изд-во ВГПУ, Воронеж, 1996. С.164.

51. Песковский могильник расположен на высокой площадке первой надпоймен ной террасы левого берега р. Толучеевка – левого притока р. Дон близ с. Пески Петропав ловского района Воронежской области. Включает десять курганов. Один из них был ис следован Т.Ю Березуцкой в 1988 г. Насыпь сложена из чернозема, материк – красно желтая глина. Выявлено 14 погребений, из которых 12 принадлежат катакомбным древно стям. По залеганию выкидов многие из этих погребений распределяются по трем страти графическим горизонтам: нижний – погребения 4, 5, 7, 8;

средний – погребения 10, 11, 12, 13;

верхний – погребение 3 (рис. 112-116).

Березуцкая Т.Ю. Катакомбное погребение мастера – изготовите ля стрел // Археология Доно-Волжского бассейна. Изд-во ВГПИ, Воро неж, 1993. С. 47-52;

Березуцкая Т.Ю. Катакомбные погребения кургана №1 Песковского могильника // Археологические исследования высшей пе дагогической школы. Изд-во ВГПУ, Воронеж, 1996.

52. Новомеловатский могильник расположен в 1,5 км к юго-востоку от с. Новая Меловатка Калачеевского района Воронежской области, на мысе (высота – 32 м) правого берега р. Казинка. Включает 7 компактно сгруппированных курганов. Два из них исследо ваны В.И. Погореловым в 1980-1981 гг. Катакомбные комплексы содержал курган №2.

Высота кургана 1,2 м, диаметр – 40 м. Насыпь сложена из чернозема, материк – светлый суглинок. Стратиграфические данные: погребение 1 – впускное по отношению к древне ямному, а погребения 3 и 6 впускные по отношению к первому (рис. 117, 1-3).

Синюк А.Т., Погорелов В.И. Исследование курганов в Левобережье Среднего Дона // СА, №1, 1985.

53. Станиславский могильник расположен на водоразделе рек Северский Донец и Оскол. В кургане №2 выявлено погребение среднедонской катакомбной культуры (рис.

117, 4-6).

Берестнев С.И. Восточноукраинская лесостепь в эпоху средней и поздней бронзы. Харьков, 2001. С. 186.

54. Второй Вишневский могильник расположен в левобережье среднего течения р.

Оскол (Белгородская область). В кургане №1 выявлено два погребения среднедонской ка такомбной культуры (рис. 118).

Берестнев С.И. Восточноукраинская лесостепь в эпоху средней и поздней бронзы. Харьков, 2001. С. 188-189.

55. Кубаева Могила. Комплекс материалов из разрушенного кургана в пределах с.

Шелаево Валуйского района Белгородской области (левобережье р. Оскол) (рис. 119).

Карагодин М.И. Новые находки бронзового века в Шелаево // СА, 1977, №2.

56. Герасимовский могильник. Группа из 12-ти курганов, разрушавшихся строи тельными работами, размещалась на левом берегу р. Уразова (левый приток р. Оскол) в 0,6 км к юго-востоку от с. Герасимовка Валуйского района Белгородской области. Иссле довался Е.Н. Петренко в 1987 г. В курганах №№ 3-6 выявлено 9 погребений, с достовер ностью относимых к среднедонской катакомбной культуре (рис. 120-121).

Петренко Е.Н. Исследования курганов энеолита-бронзы в бассейне р. Оскол // Археологические исследования в Центральном Черноземье в 12 пятилетке (Т.Д.). Белгород, 1990.

57. Высшесоленовский могильник расположен в левобережье нижнего течения р.

Оскол. В курганах №№ 1-2 выявлено три погребения среднедонской катакомбной культу ры (рис. 122).

Берестнев С.И. Восточноукраинская лесостепь в эпоху средней и поздней бронзы. Харьков, 2001. С. 187.

58. Второй Колесниковский могильник расположен в левобережье нижнего тече ния р. Оскол. В курганах выявлены погребения среднедонской катакомбной культуры.

Нами приводятся комплексы из кургана № 9 (рис. 123).

Берестнев С.И. Восточноукраинская лесостепь в эпоху средней и поздней бронзы. Харьков, 2001. С. 185.

59. Новоплатоновский могильник расположен в 3,5 км к северо-востоку от с. Но во-Платоновка Боровского района Харьковской области на краю второй надпойменной террасы левого берега р. Оскол. Включал 9 курганов, размещенных по извилистой цепоч ке в широтном направлении. Исследован полностью в 1987 г. С.И. Берестневым. Площадь могильника распахивалась. Насыпи сложены из чернозема. Курган №5 – овальной формы (42х50 м);

остальные - округлые, высотой от 0,65 до 1,4 м и диаметрами от 26 до 31 м.

Выявлено 24 захоронения среднедонской катакомбной культуры (рис. 124-133).

Берестнев С.И. Новоплатоновский катакомбный курганный мо гильник на р. Оскол // Древности. Изд-во ХГУ, Харьков, 1995. С. 134-155;

Берестнев С.И. Восточноукраинская лесостепь в эпоху средней и позд ней бронзы. Харьков, 2001. С. 195.

60. Охримовский могильник расположен в устье левого берега р. Оскол. В кургане №2 выявлено погребение среднедонской катакомбной культуры (рис. 134).

Берестнев С.И. Восточноукраинская лесостепь в эпоху средней и поздней бронзы. Харьков, 2001. С. 195.

61. Могильник Озеро Подгорное расположен на высокой террасе правого берега р.

Медведица (приток р. Дон) близ старичного озера Подгорное в 1,5 км на запад от г. Ми хайловка Волгоградской области. Включал семь вытянутых в цепочку курганов. Полно стью исследован В.И. Мамонтовым в 1981 и 1985 гг. Высота насыпей от 0,25 до 2,5 мет ров диаметром от 10 до 20 метров. Выявлено несколько погребений среднедонской ката комбной культуры (рис. 135-137).

Мамонтов В.И. Материалы курганного могильника у озера Под горное // Историко-археологические исследования в Нижнем Поволжье.

Волгоград, 1999, вып. 3. С. 46-89.

62. Глазуновский могильник расположен в 2 км к югу от ст. Глазуновской Подтел ковского района Волгоградской области, в 1 км северо-западнее р. Медведица. В.И. Ма монтовым исследованы 16 курганов. Погребения эпохи бронзы (ямные, катакомбные и срубные) обнаружены в курганах №7, 8, 9, 11, в том числе одно захоронение среднедон ской катакомбной культуры (рис. 138).

Мамонтов В.И. Погребения эпохи бронзы Глазуновского курганного могильник // СА, 1981, №1. С. 279-281.

63. Могильник Петров Вал. Две группы курганов (северная и южная) общей чис ленностью более 20-ти насыпей располагались на высоком левом берегу р. Иловля у стан ции Петров Вал Камышинского района Волгоградской области. Часть могильника иссле дована В.А. Фисенко в конце 1950-х гг. Нами приводятся материалы из четырех погребе ний среднедонской катакомбной культуры (рис. 139).

Фисенко В.А. Памятники катакомбной культуры у станции Пет ров Вал // СА, 1964, №4.

64. Второй Петрунинский могильник расположен в левобережье р. Иловля Камы шенского района Волгоградской области. В курганах №1 и 4 выявлено шесть погребений среднедонской катакомбной культуры (рис. 140).

Сергацков И.Н. Памятники эпохи средней бронзы на р. Иловле (раскопки 1988-92 гг.) // Историко-археологические исследования в Нижнем Поволжье. Вып. 3. Волгоград, 1999. С.5-30.

65. Желтухинский могильник расположен на высоком правом берегу р. Иловли у хут. Желтухин Иловлинского района Волгоградской области. Исследовался И.В. Сергац ковым. Материалы эпохи бронзы обнаружены в курганах № 1, 3, 4, 6. Нами приводятся два погребения, принадлежащие среднедонской катакомбной культуре (рис. 141;

142, 1-3) Сергацков И.В. Памятники эпохи средней бронзы на р. Иловле (раскопки 1989-92 гг.) // Историко-археологические исследования в Нижнем Поволжье. Вып. 3. Волгоград, 1999. С.5-30.

66. Авиловский могильник расположен на высоком правом берегу р. Иловля в 0, км к северо-западу от хут. Авилов Волгоградской области. Включал 12 курганов. Иссле довался И.В. Синицыным. Основное погребение 1 из кургана №2 принадлежит средне донской катакомбной культуре (рис. 142, 4, 5).

Синицын И.В. Археологические памятники в низовьях р. Иловли // Ученые записки СГУ. Т.XXXIX. Саратов, 1954. С.232-236.

67. Могильник Первомайский VII располагался на широком степном выступе от устья р. Мышковы и затопленного оврага Буерак до обширного залива водохранилища, в 7,5 км на юг-юго-запад от пос. Первомайского Калачского района Волгоградской области.

Включал 62 кургана, из которых 61 исследован В.И. Мамонтовым в 1983-1993 гг. Нами привлекаются восемь погребений среднедонской катакомбной культуры (рис. 143-145).

Мамонтов В.И. Древнее население левобережья Дона (по материа лам курганного могильника Первомайского VII). Волгоград: Изд-во Вол ГУ, 2000.

68. Царицын. Разрушенный курган на территории современного Волгограда. Ис следовался в конце XIX века. Содержал погребение среднедонской катакомбной культуры (рис. 142, 6-9).

Баллод Ф. Приволжские Помпеи. М.-Л., 1923;

Братченко С.Н.

Нижнее Подонье в эпоху средней бонзы. Киев, 1976.

69. Могильник Орешкин-1. Находится в 10 км северо-восточнее г. Михайловка Волгоградской области, на первой надпойменной террасе р. Тишанка (правый приток р.

Медведица). Исследовано 22 кургана (рис. 146-152). Раскопки А.Н. Дьяченко 1988- гг.

Дьяченко А.Н. Раннекатакомбные памятники Правобережья Мед ведицы // Древности Волго-Донских степей. Вып. 2. Волгоград, 1992. С.

79-90.

Дьяченко А.Н. Памятники катакомбной культуры на Медведице // Историко-археологические исследования в Нижнем Поволжье. Вып. 2.

Волгоград, 1997. С. 4-59.

I. Ксизовский грунтовой могильник. Серия захоронений эпохи бронзы выявлена при раскопках Ксизовского поселения. Поселение расположено на правом берегу р. Снова при ее впадении в р. Дон на территории Задонского района Липецкой области. Поселение раскапывалось в 2003-2005 гг. А.М. Обломским. Обнаружено четыре погребения средне донской катакомбной культуры (рис. 153-154). Материалы не опубликованы.

Обломский А.М. Отчеты о раскопках раннеславянской экспедиции на многослойном памятнике у с. Ксизово Задонского района Липецкой области. М. 2003. 2005.

II. Таганский грунтовой могильник. Исследовался экспедицией Воронежского университета под руководством Ю.П. Матвеева в 1995-2002 гг. 19 погребений среднедон ской катакомбной культуры выявлены в раскопках 1-3 (рис. 155-156).

Матвеев Ю.П., Цыбин М.В. Таганский грунтовой могильник. Воро неж, 2004.

III. Новохарьковский грунтовой могильник длительного накопления. Исследо вался экспедициями ВГПУ и ВГУ под руководством А.Т. Синюка и А.З. Винникова в 1994-1996 гг. Выявлены семь погребений эпохи бронзы, включая четыре погребения среднедонской катакомбной культуры (рис. 157, 1-6).

Синюк А.Т. О грунтовых могильниках эпохи бронзы на Дону // Про блемы археологии бассейна Дона. Воронеж, 1999. с. 56-72.

IV. Петропавловский грунтовой могильник. Расположен в 0,3 км к юго-востоку от юго-западной окраины хут. Чехурск Петропавловского района Воронежской области.

Занимает возвышенный участок первой надпойменной террасы правого берега р. Толуче евка. Выявлено 14 погребений эпохи бронзы, из которых пять относятся к среднедонской катакомбной культуре (157, 7, 8). Раскопки В.И. Погорелова 1981-1982 гг.

Погрелов В.И. Петропавловский грунтовый могильник эпохи брон зы на р. Толучеевке // проблемы археологического изучения Доно Волжской лесостепи. Воронеж, 1989. с. 97-107.

Погребальные сооружения и обрядовые группы Присутствие единых обрядовых признаков и сопровождающего инвентаря в устрой стве двух видов: катакомбах и ямах может рассматриваться в качестве одного из ярких признаков, придающих своеобразие среднедонской катакомбной культуре. Вид катакомб ного сооружения отмечен известной вариабельностью форм шахты и камеры, способа их сочленения, наличия или отсутствия забутовки, перекрытия входа в камеру, а также раз личных частей сооружения. По визуально фиксируемым морфологическим признакам вы деляются три типа катакомбных устройств:

первый тип – прямоугольные камера и шахта;

второй тип – овальная камера и прямоугольная шахта;

третий тип – овальные камеры и шахта.

По принципу сочленения шахты и камеры катакомбные устройства подразделяются на Н-образные и Т-образные, а по присутствию в шахтах ступенек – на две разновидно сти: одноступенчатые и многоступенчатые.

Погребальные ямы по форме образуют два основных типа: прямоугольные и оваль ные.

Нами опускается классификация погребальных сооружений по их размерам, которые тоже несут информатику, но, скорее, мотивированную социальным статусом умерших (половозрастным, престижным), что может быть учтено в каждом конкретном случае.

Метод анализа погребений по обрядовым группам в свое время был успешно приме нен Н.Я. Мерпертом при изучении памятников древнеямной культурной общности1.

Позднее этот метод был использован одним из авторов при анализе катакомбных захоро нений Среднего Дона в ямах2, а затем – и в катакомбных устройствах3.

В основу выделения обрядовых групп нами положены различия в позе умерших, а их ориентировка учитывает внутригрупповую вариабельность. В энеолите-бронзовом веке рассматриваемой территории большинство захоронений распределяется по четырем обря довым группам:

первая группа – положение умерших вытянуто на спине;

вторая группа – положение скорчено на спине;

третья группа – положение скорченно на правом боку;

четвертая группа – положение скорченно на левом боку.

Хотя первая группа и определяет обрядовость времени энеолита –ранней бронзы, а четвертая в большей степени – поздний период бронзового века, нами сохраняется общая типология применительно к катакомбным древностям, поскольку исследовательская прак тика предусматривает и вероятность преемственности в системе обрядов и синхронность проявления единых признаков (вне взаимосвязи, либо как реминисценции традиций про шлого).

По ориентировке умерших каждая из выделенных групп может включать варианты (подгруппы) в зависимости от исследовательского подхода (например, по сторонам света, секторам либо половинам круга горизонта). Нами используется последний из названных вариантов ориентировки: в южном направлении (ЮН) и северном (СН), а также широтное направление. Таким образом, предполагается в известной степени обобщенная (и упро щенная) схема обрядовости, что, на наш взгляд, позволяет уловить основные тенденции и при этом оставляется место для разработок более детальных классификаций обрядовых признаков (приемы размещения рук, степень скорченности ног умерших, особенности парных, коллективных захоронений, положение в расчлененном состоянии, сидя, на жи воте и т.д.).

Как уже отмечалось выше, погребения в катакомбах и ямах распределены по единым обрядовым группам, для определения принадлежности которых к погребениям того или иного типа в скобках вводятся буквы «Я» и «К» (соответственно «ямы» «катакомбы») Керамика В основу выделения керамических типов положены различия форм сосудов, а осо бенности деталей формы и пропорции сосуда служат определяющими для выделения под типов.

Первый тип – сосуды с невысоким горлом, плавно выходящим из яйцевидного ту лова. Высота горла не более 1/6 общей высоты сосуда. Больший диаметр сосуда – в верх ней части – несколько превышает общую высоту. Наблюдаются вариации в соотношении размеров горла, высоты и диаметра днищ, но в отмеченных параметрах. Сосуды данного типа в целом соответствуют сосудам групп А и Б Отдела II по классификации С.Н. Брат ченко4.

Подтип 1 – сосуды с прямым горлом от едва выделяющегося до 1/6 общей высоты.

Типично сохранение свободных от орнамента участков в средней части или на горле.

Подтип 2 – сосуды с плавно профилирующимся наружу небольшим горлом.

Подтип 3 – сосуды с уступом на переходе горла в тулово. Иногда намечен поддон.

Второй тип – сосуды с высоким прямым горлом, плавно выходящим из тулова. При некотором своеобразии близки как сосудам группы Б Отдела II, так и кубкам группы А Отдела III по классификации С.Н. Братченко5.

Подтип 1 – приземистые сосуды с сильно выпуклыми боками, диаметр которых значительно больше общей высоты. Близки кубкам.

Подтип 2 – стройные горшки с почти равным соотношением наибольшего диаметра с высотой сосуда.

Третий тип – глубокие миски. Больший диаметр приходится на верхнюю треть вы соты. Соответствуют сосудам Отдела VII по классификации С.Н. Братченко6.

Подтип 1 – миски с сильно профилированной короткой шейкой Диаметр верха зна чительно больше общей высоты.

Подтип 2 – миски со стянутым вовнутрь невыделенным верхом, диаметр которого вдвое больше высоты.

Подтип 3 – миски с конически расширяющимися стенками, с плавно выпрямленны ми краями.

Четвертый тип – сосуды с раструбовидным горлом, четко отделенным от тулова.

Высота горла составляет около четверги от общей высоты, больший диаметр приходится на середину высоты сосуда. Наблюдаются вариации пропорций в отмеченных параметрах.

Сопоставим с сосудами групп Б и В Отдела III по классификации С.Н. Братченко7.

Подтип 1 – стройные горшки, у которых наибольший диаметр тулова и высоты рав ны, а диаметр дна вдвое или почти вдвое меньше диаметра тулова Мнение из сосудов данного подтипа имеют крупные размеры и ангобированные поверхности с наплывами и расчесами. Именно из таких сосудов сделано большинство жаровен.

Подтип 2 – приземистые горшки, у которых диаметр тулова превышают высоту, а дно шире половины диаметра тулова. Придонные части этих сосудов также использова лись в качестве жаровен Подтип 3 – сосуды с намеченной ребристостью в средней части тулова.

Четвертый тип А – сосуды, аналогичные сосудам подтипа 1 этого же типа, но у ко торых высота превышает наибольший диаметр.

Пятый тип – сосуды сферической формы с узким устьем. Близки реповидным сосу дам группы В Отдела 1 по классификации С.Н. Братченко.

Подтип 1 – без выделенного горла.

Подтип 2 – с выделенным горлом.

Шестой тип – курильницы.

Подтип 1 – без отделения в плошке.

Подтип 2 – с отделением в плошке.

Отметим, что типология курильниц данной культуры детально проанализирована Т.Ю. Аринчиной (Березуцкой)8.

Весь керамический материал можно разделить на кухонную, столовую и ритуальную посуду. Несмотря на условность этого деления, некоторыми показателями такого рода на значения посуды выступают различия в размерах и приемах обработки поверхности посу ды. К кухонной посуде, включая и тарную, отнесены крупные сосуды с грубой обработ кой внешней поверхности, со следами затеков от ангоба и косовертикальными полосами от заглаживания пальцами или штампом. Нижняя часть поверхности сосудов орнамента ции, как правило, не имеет. К столовой посуде отнесены сосуды с аккуратно обработан ными поверхностями и с более пышным орнаментом. Высота таких сосудов редко пре вышает 25 см, в отличии от кухонных, имеющих более крупные размеры.

Ритуальная посуда (жаровни рассматриваются, соответственно, как кухонные и сто ловые сосуды) включает специфические типы - курильницы, а также небольшие сосуды оригинальных форм.

В целом отмечается единообразие посуды разного назначения по глиняному тесту, технике формовки и степени обжига: вся она лепилась ленточным способом из глины, часто без видимых примесей;

использовался прием гребенчатого заглаживания сырых по верхностей, в результате чего сохранилась штриховка. Внешние поверхности столовых и ритуальных сосудов нередко дополнительно сглаживались до лощения на отдельных уча стках, а поверхность кухонных сосудов ангобировалась. Обжиг слабый, костровой;

цвет поверхностей коричневый, серо-желтый и реже – серый.

Подавляющее большинство сосудов катакомбного типа по орнаментальным призна кам, и прежде всею по господству того или иного орнаментального элемента, подразделя ется (исключая сосуды без украшения) на четыре группы.

Первая группа – гребенчатая керамика. Ведущий элемент – гребенчатый штамп.

Другие элементы: ногтевые защипы, шнур, прочерченные линии и т д., играют явно под чиненную роль. Весьма характерно составление оттисков гребенчатою штампа в горизон тальную елочку.

Вторая группа – шнуровая керамика. Господствуют простой и перевитый шпур, тесьма, личинки. Характерны оттиски двойного и тройного шнура. Гребенчатый штамп, защипы, прочерченные линии и другие виды штампов играют в украшении вспомогатель ную роль Преобладают линейные и треугольные композиции, покрывающие или верхнюю половину, или, что реже, всю поверхность сосуда. Треугольники чаще опущены вершина ми вниз.

Третья группа – валиковая керамика. В орнаментации присутствует оттянутый или налепной валик, а также налепные шишечки Валики чаще сочетаются со шнуровым эле ментом, реже – с ямками, наколами, гладкими насечками. Встречаются валики, оформ ленные пальцевыми защипами. Характерно размещение орнамента в верхней части по верхности сосудов.

Четвертая группа – прочерченная керамика. Орнамент состоит из прочерченных линий, образующих линейные, треугольные, паркетные, вертикальноелочные компози ции. Чаще всего сочетаются с валиками, реже – со шнуровым элементом, и лишь в еди ничных случаях – с гребенчатым.

Металлические изделия Немногочисленные в целом металлические изделия из погребений катакомбного ти па рассматриваемой территории представлены ножами, шильями, украшениями в виде бус, подвесок и сережек. Большинство их сделано из бронзы, а некоторые – из серебра.

Встречены также в единичных экземплярах бронзовые тесло-топорик, крюк-вилка и неко торые другие изделия, пока не подлежащие внутренним типологическим разработкам.

Ножи сделаны из мышьяковистой кавказской бронзы, представлены двумя типами.

Первый тип – с листовидным лезвием и пристроенным на конце черешком для на садки на рукоять. Аналогичны ножам группы 4 по классификации С.Н. Кореневского9.

Второй тип – с выделенным расковкой ромбическим концом клинка с параллель ными краями. Принадлежат ножам группы 2 по классификации С.Н. Кореневского10.

Шилья изготовлены из мышьяковистой кавказской бронзы, четырехгранные, с обоюдоострыми концами. Представляют широко известную категорию изделий эпохи ранней и средней бронзы. Подразделяются на два типа.

Первый тип – шилья с упорами.

Второй тип – шилья без упоров.

Украшения – бусы, подвески, серьги – сделаны из мышьяковистой кавказской брон зы и серебра того же металлургического ареала.

Бусы представлены четырьмя основными типами.

Первый тип – в виде птичьих головок с отверстием в середине через плоские сторо ны.

Второй тип – бочонковидной формы.

Третий тип – цилиндрические, свернутые из коротких бронзовых полосок.

Четвертый тип – цилиндрические со спиральными нарезками.

Подвески представлены тремя типами.

Первый тип - круглые, в полтора оборота, с приостренными концами.

Второй тип - спиральные в два и три оборота, с петлевидным концом.

Третий тип - кольцевидная с приостренными несомкнутыми концами.

Серьги наделены общим признаком: все они пустотелые. Подразделяются на три ти па.

Первый тип - сферические с двумя усиками.

Второй тип - полусферические с одним усиком.

Третий тип - кольцевидные с плавно заостренными несомкнутыми концами.

Имеющиеся источники позволяют сделать вывод о широком совпадении обрядовых характеристик погребений как по отдельным признакам и устойчивым их комбинациям, так и в их процентом выражении. При сравнении самих групп тоже достаточно ярко про является их общность в рамках тех же признаков, в том числе и по встречаемости внутри групп менее распространенных признаков, таких как наличие мела, остатков кострищ и т.

д.

Вместе с тем, нельзя не обратить внимание на черты отличия, выраженные в степени встречаемости некоторых из признаков, что, вероятно, сопряжено с характером самих по гребальных конструкций (а в целом – с ритуальными установками). Так, в рамках каждой обрядовой группы чаще встречены крупного размера камеры, чем ямы, и, наоборот, реже – небольшие;

в катакомбах у погребенных несколько выше степень скорченности ног, ча ще отмечаются подстилки, охра, деревянные плошки, остатки жертвенных животных, а в ямы чаще ставились жаровни, чаще фиксируется расположение рук умерших у головы.

Сопоставление же обрядовых групп между собой в целом свидетельствует о сохра нении общих признаков и стабильности их комбинаций, но, одновременно, отражает оп ределенные тенденции, среди которых наиболее четко фиксируется ослабление в ритуале роли охры, астрагалов, органических подстилок;

более часто встречается положение рук в области головы в погребениях третьей СН и четвертой обрядовых групп, чем в погребе ниях третьей группы ЮН;

большее количество ям крупных размеров в четвертой группе, сокращение встречаемости жаровен в четвертой группе (К).

Еще более объединяет погребения в ямах и катакомбах и, в то же время, дифферен цирует по обрядовым труппам облик сосудов и типы металлических изделий. Так, сосуды первого типа подтипов -1 и -2 встречены главным образом в захоронениях третьей ЮН обрядовой группы, и лишь один сосуд подтипа - 3 сопровождал погребение третьей труп пы СН (Я). Следует, правда, отметить, что такие сосуды, но несущие признаки третьей четвертой орнаментальных групп встречены в погребениях четвертой обрядовой группы.

С третьей обрядовой группой ЮН связано и большинство сосудов пятого и шестого типов и меньшая их часть – с третьей группой СН. С другой стороны, при широком распростра нении сосудов четвертого типа по всем обрядовым группам, сосуды третьей и особенно четвертой орнаментальных трупп в подавляющем большинстве встречены в погребениях четвертой обрядовой группы, в которых, кстати, отсутствуют курильницы и лишь однаж ды встречен сосуд пятого типа. Следует заметить, что в тех погребальных комплексах, где имеются два и более сосудов, они чаще однотипны, но есть примеры сочетания сосудов первого типа подтипов -1 и -3, первого и шестого, второго и четвертого, первого и третье го, третьего и четвертого, третьего и шестого, четвертого и пятого, а также четвертого ти па в разном сочетании своих подтипов. Однако ни в одном случае пока не обнаружено со четание сосудов первого и четвертого типов.

*** Среди металлических изделий наиболее информативными, благодаря известной представительности, являются ножи, серьги и подвески, шилья.

Ножи второго типа в шести случаях из восьми выявлены в погребениях четвертой обрядовой группы (и в ямах, и в катакомбах) и по одному экземпляру – в погребениях третьей группы ЮН и СН. При этом отмечено сочетание данных ножей в комплексе с со судами четвертого типа с валиковой и прочерченной орнаментацией. Сходная тенденция улавливается также и при рассмотрении сережек первого-третьего типов, находки кото рых (главным образом – сферических пустотелых с усиками) дважды связаны с погребе ниями четвертой обрядовой группы, столько же – с погребениями третьей группы СН, в одном случае – с погребением либо третьей группы СН, либо четвертой группы, т.е. в об щей сложности в пяти захоронениях, и лишь дважды они встречены в погребениях треть ей ЮН обрядовой группы с сосудами четвертого чипа и курильницей подтипа - 2.

Следует отметить, что только в связке с ножами первого типа выявлены шилья круп ных размеров и небольшие шилья с выделенными упорами, тогда как с ножами второго типа встречено небольшое обоюдоострое шило. Правда, наблюдения такого рода пока единичны.

Фиксируемые системные комбинации обрядовых признаков и погребального инвен таря дают основание для более объективного отбора по принадлежности к обрядовым группам погребений с ориентировкой на запад и на восток, кенотафов, а также разрушен ных захоронений и произведенных в особой манере (в частности, сидя). Так, с третьей группой ЮН связываются все захоронения в катакомбах и ямах с восточной ориентиров кой (за исключением, вероятно, 26/4 Павловского и 3/2 Стояновского могильников, где отмечено положение рук умерших у головы, что сближает их с погребениями третьей об рядовой группы СН), большинство кенотафов в ямах, помимо трех, тяготеющих к третьей труппе СН (неясен лишь характер погр.1 кург. №2 Ольховатского могильника) и боль шинство кенотафов в катакомбах, за исключением погребения 1 кург. № 13 Караяшников ского могильника, ближе смыкающегося с погребениями третьей группы СН. К третьей группе ЮН, судя по инвентарю, примыкает и разрушенное погребение кург. № 6 Павлов ского могильника. Тем самым расширяется круг источников при характеристике содержа ния конкретных этапов развития культуры.

Особое значение приобретает стратиграфическое соотношение выделенных обрядо вых групп, скоррелированных типами инвентаря. Такие данные пока немногочисленны, но в общих чертах раскрывают определенные тенденции.

Из приведенной схемы вытекает, что в имеющихся случаях, как правило, погребения третьей обрядовой группы ЮН предшествуют погребениям третьей СН и четвертой групп, а погребения третьей группы СН старше погребений четвертой группы. Такая стра тиграфическая позиция подкрепляется и выявленными погребениями в ямах второй обря довой группы с катакомбным инвентарем, и погребениями тех же групп в катакомбах.

Внутри обрядовых групп по типам погребальных устройств примеров стратиграфии тоже немного, но и они отражают относительную синхронность и тех и других погребе ний. Следует, правда, обратить внимание на несколько случаев предшествования погребе ний в катакомбах погребениям в ямах в рамках четвертой обрядовой группы. Из этого можно сделать предположение о том, что последние и замыкают хронологическую цепоч ку погребений катакомбной культуры на Среднем Дону.

_ 1. Мерперт Н.Я. Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья. М., 1974.

2. Синюк А.Т. Курганы эпохи бронзы Среднего Дона. Воронеж, Изд-во ВГУ, 1983. С.

100-107.

3. Синюк А.Т. Бронзовый век бассейна Дона. Воронеж, Изд-во ВГПУ, Воронеж, 1996.

С. 92-93.

4. Братченко С.Н. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы. Киев, 1976. С. 24, рис. 8;

С. 35-39.

5. Там же.

6. Там же. С. 25, рис. 9.

7. Там же. С. 24, рис. 8.

8. Аринчина Т.Ю. Культовая керамика среднедонской катакомбной культуры // Ис следования памятников археологии Восточной Европы. Воронеж, Изд-во ВГПИ, 1988.

9. Кореневский С.Н. О металлических ножах ямной, полтавкинской и катакомбной культур // СА, 1978, №2. С. 42, рис. 8.

10. Там же. С. 37, рис. 4.

Раздел IV.

Проблемы периодизации и синхронизации среднедонской катакомбной культуры Таким образом, приведенные выше характеристики позволяют с известной долей объективности рассматривать среднедонскую катакомбную культуру в развитии и наме тить в рамках ее бытования, как минимум, три этапа.

Первый (павловский)* этап отражен обрядовыми признаками погребений в ямах и катакомбах третьей обрядовой группы ЮН в сопровождении сосудов первого и второго типов первой, и в меньшей степени – второй орнаментальных групп, а также аналогичны ми сосудами с мест поселений. Начало этапа маркируется погребениями в катакомбах, ко торые по обрядовости сопоставимы с древнеямными захоронениями и погребениями тех же обрядовых групп с сосудами отмеченных типов, а также другими погребениями ямно катакомбного типа. Среди них следует отметить правобочное захоронение в яме с кругло донным сосудом с уступом в верхней части, орнаментированным горизонтальными шну ровыми оттисками. Весьма архаичен сосуд из погребения третьей обрядовой группы ЮН (Я) (Сасовский, 2/4), сплошь украшенный «личиночными» вдавлениями. Наряду с кругло донностью, он имеет высокое, слегка желобчатое горло, а в целом напоминает сосуды энеолитической среднестоговской культуры позднего этапа. Круглодонный сосуд ямного типа с уступом под краем, орнаментированный изогнутым гребенчатым штампом в гори зонтальную елочку, находился в погребении второй группы ЮН (Первый Власовский, 12/2) в комплексе с сосудом первого типа подтипа 2, аналогично украшенным по тулову, а по горлу – поясками тройного шнура с округлыми ямками между ними. Сосуд яйцевидной формы ямного типа, по уже с плоским дном, орнаментированный горизонтальными от тисками шнура сопровождал яму-кенотаф, явно сопоставимую с погребениями второй об рядовой группы ЮН.

Отметим и захоронения в ямах второй обрядовой группы ЮН (Сасовский, 2/1;

Пасе ковский, 4/2), а также погребение второй обрядовой группы В (Павловский, 24/3), вклю чавшие такие же сосуды. Интересно, что все три погребения – парные, причем в по следнем из них «подчиненный» скелет располагался по принципу антитезы основному, положенному на правый бок.

Еще одно захоронение с сосудом ямного облика принадлежит третьей обрядовой группе ЮН (Я) (Павловский, 14/1). Показательны в том же плане скорченные захоронения на спине в катакомбных конструкциях (Павловский, 29/1;

Первый Власовский, 5/1). Оба они бескерамичны, но на кистях правых рук умерших находились костяные бусы-четки.

Интересны и другие погребения этой обрядовой группы Первого Власовского могильни ка. Два погребения сопровождались курильницами подтипа -1, одна из которых – на че тырех коротких раздельных ножках – была украшена оттисками двойного и тройного шнура;

другая – на крестовидной подставке, орнаментирована по подобию отмеченного выше сосуда, найденного в комплексе с круглодонным сосудом из погребения 12/2 того же могильника. Два других погребения этой обрядовой группы – 12/3 и 13/2 – имеют не заурядный состав инвентаря.

Надо полагать, с началом раннего этапа связано и еще одно захоронение третьей об рядовой группы ЮН данного могильника – 4/4. Интересно отметить, что это захоронение коллективное, в котором «главный» скелет принадлежал мужчине 50-ти лет европеоидно го типа, но с чертами уралоидности (что более характерно для населения древнеямной общности восточных областей), а три ребенка и подросток, находившиеся при нем – ти пичные европеоиды, причем все – с признаками деформации черепов.

Перечень ямно-катакомбных погребений на Среднем Дону можно продолжить1, но и * Название этапа предложено А.Т. Синюком (см. Синюк А.Т. Курганы эпохи бронзы Среднего Дона. Воро неж, 1983.) приведенных примеров, на наш взгляд, вполне достаточно для того, чтобы становление среднедонской культуры рассматривать как процесс прямого взаимодействия древнеям ных и раннекатакомбных традиций. Тем же содержанием отмечен и весь первый этап раз вития местной катакомбной культуры, который следует рассматривать как процесс куль турогенеза во всей сложности его проявления.

Данный этап характеризуется целым рядом других погребений третьей обрядовой группы ЮН с сосудами не только первого, но также второго и третьего типов первой и второй орнаментальных групп вместе с курильницами подтипа 1.


В системе орнаментации, помимо гребенки, шнура и тесьмы, включены также защи пы, спиралевидные оттиски раковины прудовика, насечки, ямочные вдавления. Гребенча тый и шнуровой элементы часто взаимосочетаются, но при явном преобладании первого.

Гребенчатый штамп представлен несколькими видами: прямой мелкий, прямой зубчатый, изогнутый, «пунктирный». Отмечено сочетание разных видов штампа на одних сосудах или совмещенных в рамках погребального комплекса. Господствует мотив горизонталь ной зональности, причем ранние сосуды покрыты либо сплошь монотонным орнаментом в виде горизонтальной елочки, либо включают одну-две зоны. Многозональные компози ции редки. Весьма распространены оттиски двойного и тройного шнура, иногда во взаи мосочетании. Реже встречается перевитый шнур, «личинки». Редки оттиски типичной тесьмы и прочерченный элемент. Интересно отметить функции защипов. Они выступают и как самостоятельный элемент, и как делители орнаментальных зон. Наиболее характер но их место на переходе горла в тулово.

Композиционные построения, помимо елочного узора и горизонтальных линий, лишь изредка включают треугольники вершинами вниз и вертикальные петли. Встреча ются также и сосуды без орнамента.

Все сосуды первого типа и морфологически, и по орнаментальным признакам еще очень близки древнеямным прототипам, а также включают некоторые местные пережи точно энеолитические традиции. В то же время они в меньшей степени определяют собой узкоэтническую принадлежность, но в большей мере характерны для обширного лесо степного и степного региона от Поднепровья до Поволжья периода взаимодействия древ неямных и катакомбных традиций.

Облик сосудов третьего типа подтипов 1 и 2 с уверенностью позволяет говорить об их появлении вследствие развития сосудов первого типа.

Иной характер появления сосудов второго типа. Нельзя исключать того, что они могли стать продуктом взаимодействия местных гончарных традиций и традиций, лежа щих в области формирования донецкой и, отчасти, среднеднепровской культур. Ранее уже отмечалось, что сосуды второго типа подтипа 2, при сохранении местной орнаментальной традиции, по форме близки кубкам и сосудам группы Б Отдела II (по классификации С.Н.

Братченко). Но эти сосуды стратиграфически ложатся выше горизонта погребений, фор мирующих среднедонскую катакомбную культуру.

В связи с этим очень важно вновь обратиться к хронологической позиции выявлен ных на Среднем Дону характерных для Донеччины Т-образных катакомбных сооружений.

Они составляют едва ли пятую часть от общего числа анализируемых погребений в ката комбах. Так, из трех Т-образных катакомб Павловского могильника одна принадлежит третьей обрядовой группе СН с сосудом пятого типа подтипа 1;

вторая – третьей обрядо вой группе ЮН с сосудом четвертого типа. Третьей обрядовой группе СН принадлежит также и погребение из Песковского могильника. При этом оно оказалось впускным к по гребению третьей обрядовой группы ЮН с сосудом четвертого типа. Погребение из Гера симовского могильника включало сосуд четвертого типа с «перевернутым» орнаментом;

погребение из Пасековского могильника третьей обрядовой группы Б сопровождалось со судом четвертого типа с многоваликовой орнаментацией;

такие же погребения Стоянов ского могильника включали сосуды четвертого типа с валиковой и прочерченной орна ментацией, а еще одно (погребение-кенотаф) являлось впускным относительно погребе ния третьей обрядовой группы СН. Погребение из могильника Малые Горки относится к четвертой обрядовой группе и сопровождалось сосудом четвертого типа с прочерченным орнаментом, а погребение из Усманского могильника было впускным относительно по гребения в яме четвертой обрядовой группы.

Т-образные катакомбы из Петропавловского и Второго Павловского могильников не стратифицировались и оказались пустыми, но всего одна катакомба из последнего обли цована камнем, что характерно для донецкой культуры.

К первому этапу местной культуры достоверно относится лишь одно из таких погре бений (Павловский, 14/2), принадлежащее третьей обрядовой группе ЮН и сопровождав шееся сосудом второго типа подтипа-2 с защипным орнаментом, а также жаровней из со суда с гребенчатым орнаментом и бронзовыми литыми бусами в виде птичьих головок.

Как вытекает из рассмотренного выше, ни стратиграфически, ни по обрядовой типо логии и типологии инвентаря Т-образные сооружения на Среднем Дону не всегда принад лежат первому этапу местной катакомбной культуры.

В захоронениях первого этапа, помимо уже отмеченных комплексов и категорий ин вентаря, интересными оказались материалы из погребения в катакомбе третьей обрядовой группы ЮН Первого Власовского могильника (1/1). Вместе со скелетом мужчины 50- лет находились курильница на крестовидной подставке и с прямоугольной плошкой без отделения, орнаментированная оттисками двойного шнура и округлыми ямками, бронзо вое шило, преднамеренно скрученное жгутом и согнутое, бронзовые заклепки Т-образной формы в сечении, костяные бусы-четки, располагавшиеся в области кистей рук, и роговая полированная булавка гвоздевидной формы с отверстием на шляпке.

В катакомбном погребении 1/4 того же могильника, где мужчину сопровождали два подростка мужского и женского пола, найдены курильница на круглой ножке-подставке, орнаментированной оттисками двойного шнура, сосуды первого типа подтипа 1 с орна ментом из оттисков гребенки, тройного шнура, насечек и ямок и восьмиствольная «флейта Пана». Кстати, только это погребение имело типичную катакомбную конструкцию с же лобом в полу входной шахты, идущим в прямоугольную камеру. Такого рода сооружения на Среднем Дону вообще единичны.

Еще в одном коллективном катакомбном захоронении Первого Власовского могиль ника (13/1) три мальчика в возрасте от 6 до 10-ти лег сопровождались сосудом первого типа подтипа 3 с едва уплощенным донышком, фактически еще древнеямного облика, горшком первого типа подтипа 1, орнаментированным аналогично сосуду того же типа из вышеотмеченного погребения, сосудиком своеобразного облика, украшенным вертикаль ными петлями из оттисков тройного шнура, жаровней из неорнаментированной при донной части крупного сосуда и роговым молоточком со сверленым отверстием, со сле дами использования на обушковой части.

В погребении того же могильника (12/7) скелет мужчины 40-50 лет сопровождался курильницей подтипа-1 на четырех коротких ножках, орнаментированной оттисками тройного шнура, каменным «выпрямителем» прямоугольной формы, а в области головы умершего фиксировалась рыбья чешуя. В погребении 3/2 Второго Власовского могильни ка вместе с жаровней из сосуда первого типа подтипа 3, украшенного по горлу рядами из оттисков тройного шнура и отступающими вдавлениями между ними, а ниже от уступа – гребенчатым штампом в горизонтальную елочку, находилось мотыговидное орудие из ро га лося с пазом для крепления с рукоятью.

Вероятно, с самым концом первого этапа культуры можно связывать погребения, со суды из которых несут переходный облик от второго к четвертому типу. В одном из таких погребений (Павловский могильник, курган 6) сосуд переходного типа, орнаментирован ный насечками по краю, двумя рядами защипов по горлу и зигзаговой композицией по ту лову из нарезных линий сопровождался парой каменных прямоугольных «выпрямителей».

Захоронение в «сидячем» положении того же могильника (11/2) включало сходного обли ка сосуд, орнаментированный оттисками шнура, «личинками» и защипами. В катакомб ном погребении третьей обрядовой группы ЮН могильника Высокая Гора (1/2) сосуд пе реходного типа с орнаментом из оттисков гребенчатого штампа в горизонтальную елочку, разделенных рядами защипов и с пояском из оттисков «улиточки» под горлом, выявлен в комплексе с курильницей подтипа-2 на короткой крестовидной ножке с «личиночным»

орнаментом и с деревянной миской подтипа-3 с нарезным орнаментом под краем, обра зующим горизонтальную цепочку из ромбов.

На переходный характер такого рода материалов указывает и то обстоятельство, что в комплексах первого этапа встречены курильницы подтипа 1, тогда как курильницы под типа 2, аналогичные вышеотмеченной, присущи главным образом второму этапу.

Еще в одном из погребений (Павловский, 11/1) сосуд переходного облика, орнамен тированный аналогично сосуду из отмеченного выше погребения, выявлен в комплексе с глиняным пряслицем, имевшим кувшиновидный профиль, и с обломком каменного песта.

Предположительно к этому же горизонту примыкает и погребение Второго Павлов ского могильника (1/52) с размещением двух взрослых скелетов по принципу антитезы, в сопровождении сосуда, сходного по форме сосудам второго типа подтипа 2, но с сужаю щимся выше уступа горлом. Он орнаментирован оттисками прямой гребенки в горизон тальную елочку. Здесь же находились четыре костяных наконечника стрел с треугольны ми головками и длинными узкими черешками2.

*** Размещение некоторых категорий инвентаря в погребениях первого этапа характери зуется известным разнообразием. Так, например, жаровни, сосуды и курильницы стави лись и в области головы, и в области ног умерших, а иногда – напротив груди, причем не только в камере, но и на ступеньке шахты, если речь идет о катакомбных сооружениях. В отдельных случаях жертвенные животные и сосуды помещались на настилы погребаль ных ям. Столь же разнообразно и размещение охровой посыпки. Охра различается по цве ту от алого до бурого, с вариациями оттенков. В некоторых захоронениях охра разных цветов локализовалась по определенным участкам вокруг скелета, и в таких случаях в об ласти головы отдавалось предпочтение охре алого цвета. Астрагалы чаще размещались в области головы и груди. Иногда они фиксируются в системном расположении рядами или полукольцом. Более стабильным по месту положения оказываются подвески и серьги – в области головы, а костяные бусы-четки – рядом с кистями правых рук.

Устройство погребальных ям и катакомб обнаруживает известный стандарт и по форме, и по размерам. Абсолютно преобладают ямы прямоугольной формы с отвесными стенками и ровным полом, над которыми нередко устраивались деревянные перекрытия как поперек, так и вдоль длинных сторон. Углы ям иногда заовалены.


Катакомбные конструкции имеют простое и, одновременно, строгое оформление, у которых как правило, входная прямоугольная шахта сопрягается длинной стороной с овальной в плане сводчатой камерой. Шахты в большинстве случаев имеют одну ступень ку при входе в камеру, реже – две ступеньки и совсем редко – более. Вход в камеру очень часто перекрывался деревянными столбиками вертикально в виде забора, или продольны ми плахами, закреплявшимися по краям выхода двумя столбиками. Отмечены и случаи перекрытия деревом верха шахты.

Некоторые археологи квалифицируют такие конструкции не как катакомбы, а как ямы с подбоями. В целом с такой их интерпретацией можно согласиться, хотя в отличие от подбоев, многие из них на Среднем Дону, как и типичные катакомбы, имеют перекры тие устья камеры. С другой стороны, при определении их катакомбами отдастся известная дань традиции, сложившейся в кругу исследователей средне-донской культуры. Однако важно отметить, что в Приазовье и на Нижнем Дону – в наиболее близких к Среднему До ну районах сложения катакомбных культур, подобные сооружения нередко предшествуют классическим катакомбам ранней донецкой культуры.

Захоронения взрослых явно преобладают3, причем детские и подростковые скелеты в коллективных погребениях, суда по их размещению и распределению заупокойного ин вентаря, оказываются подчиненными относительно взрослых. Вместе с тем отдельные за хоронения детей по обрядовости, включая подборку инвентаря, ничем не отличаются от взрослых, но размеры их ям и камер чаще бывают небольшими относительно взрослых погребений. Во всех зафиксированных случаях взрослые скелеты принадлежали мужчи нам, как и подавляющее число детских – мальчикам. Отмечается также широкое распро странение обычая искусственной прижизненной деформации голов умерших.

Интересно отметить, что почти все ямы и катакомбы Власовских могильников были забутованы материковым выкидом. Такой же прием в отдельных случаях прослежен на Павловском и на ряде других могильников Среднего Дона.

*** Со становлением культуры и с первым этапом ее развития связаны относительно не большие группы керамического материала с поселений. Сосуды первого типа, характер ные для ямно-катакомбных и других погребений раннего этапа среднедонской катакомб ной культуры, выявлены как на пойменных поселениях (Университетские 1-3, Северо восточное, Шиловское, Курино 1, Липецкое Озеро и др.), так и на мысовых (Семилукское, Белогорское 1, Мастищенские 1 и 2, Карабутовское и др.). При этом фиксируется почти полное совпадение технологии изготовления сосудов с поселений и из погребений, а так же орнаментальных систем, включая элементы украшения, мотив и композиционные по строения. Однако наблюдается интересная деталь: некоторые сосуды этого типа с поселе ний наделены и такими признаками, которые лишь единично встречены на сосудах из по гребений. Прежде всего имеется в виду прием натирания поверхности сосуда охрой и жемчужный орнамент по горлу, в чем можно усмотреть влияние ямно-репинских тради ций4.

Сейчас пока остается неясной причина несовпадения некоторых керамических при знаков в погребальных и поселенческих памятниках Среднего Дона. Сугубо предположи тельно в этом можно видеть мотивы не только ритуальных традиций, но и социального порядка.

*** Второй этап развития культуры включает погребения в ямах и катакомбах третьей обрядовой группы ЮН с сосудами четвертого и четвертого А типов первой - третьей ор наментальных групп, с сосудами пятого типа и курильницами подтипа 2. Абсолютная преемственность данного этапа от предшествующего отражена как в характере ведущих обрядовых признаков, так и в системе орнаментации большинства сосудов.

Сосуды четвертого типа украшены оттисками простого, двойного, перевитого шну ра, оттисками «личинок»;

лишь в единичных случаях – типичной тесьмой. Гребенчатый элемент уже не является господствующим. Отдельные сосуды украшены гладкими насеч ками, а также валиками. Отмечено сочетание перечисленных элементов орнамента. Вали ки, оформленные защипами, выступают в качестве делителей орнаментальных зон, но иногда и в качестве единственного элемента украшения. В ряде случаев в них очень хо рошо улавливается преемственность от защипного орнамента.

Мотив украшения сосудов по-прежнему горизонтально-зональный, причем преобла дает однозонность, реже – двухзонность, и редко – трехзонность. Из композиционных по строений чаще всего отмечены пояски из линейно-горизонтального расположения эле ментов, а также горизонтальная елочка, треугольники вершинами вниз и вверх (поровну), реже отмечены композиции из вертикальных колонок и совсем редко – «перевернутые»

полуфестоны.

Интересно отметить в комплексах погребений совмещение сосудов четвертого и других типов. Так, в Павловском могильнике (49/1) два сосуда четвертого типа, орнамен тированные треугольными и фестонными композициями из шнура, причем вершинами в разных направлениях, совмещались с жаровней из сосуда с нерасчлененными валиками, и двумя реповидными сосудиками пятого типа подтипа-1, также украшенными оттисками шнура, в одном случае – треугольниками вершинами вниз5. В том же могильнике (14/6) сосуд четвертого типа, украшенный тесьмой, личинками и валиками, выявлен вместе с сосудиком, близким подтипу-1 второго типа, но имеющим оттянутый наружу плоский край. Наряду с оттисками тесьмы и перевитого шнура он имел орнамент по донышку из нарезок в виде солярного знака6. В могильнике Частые Курганы (43/1) сосуд четвертого типа с орнаментом в виде опущенных вниз треугольников из оттисков перевитого шпура находился вместе с сосудом, примыкающим к тому же типу, но оформленным по венчику треугольным в сечении воротничком. Сосуд украшен оттисками простого и двойного шнура7. Во Втором Богучарском могильнике (1/9) сосуд четвертого типа, орнаментиро ванный гладким штампом в горизонтальную елочку, находился с миской подтипа-2, по крытой оттисками двойного шнура в виде треугольных композиций. В свою очередь, мис ка того же подтипа со сходным орнаментом (Второй Богучарский, 2/9) встречена с ку рильницей подтипа 2, украшенной оттисками перевитого шнура в елочку и с жаровней из неорнаментированной придонной части сосуда. Здесь же находились фрагменты бронзо вых пластинок с пуансонным орнаментом – обкладки деревянного сосуда.

Весьма своеобразны сосуды из парного погребения того же могильника (1/2). Один из них близок сосудам второго типа подтипа 1, украшен по горлу оттисками тройного шнура, по уступчатому плечику – тиснеными треугольничками, а ниже и до дна – оттис ками прямого гребенчатого штампа в горизонтальную елочку. Второй сосуд при анало гично оформленном горле имел круглое дно и шаровидный корпус. Сосуд отличается тонкостенностью, наличием в глине известковой примеси и следами лощения поверхно стей. Орнаментирован под горлом двумя поясками расположенных в шахматном порядке и образованных оттисками гонкого шнура клеточек. Третий сосуд-жаровня из придонной части с орнаментом из зубчатого штампа в горизонтальную елочку. Своеобразен и сосуд из катакомбы Второго Павловского могильника (4/59), примыкающий к подтипу-1 пятого типа. Он украшен на боках двумя волнистыми поясками из прочерченных линий, сопри касающихся вершинами8. Здесь же находилась жаровня из сосуда второго типа подтипа- с гребенчатым орнаментом в горизонтальную елочку.

Среди материалов прочих погребений выделяются комплексы с наборами для произ водства каменных наконечников стрел и ювелирных изделий.

В Песковском могильнике (1/4)9 были обнаружены два каменных заоваленных с тор цов прямоугольных выпрямителя древков стрел, роговой отжимник, семь кремневых ору дий, пять кремневых наконечников стрел с глубокими выемками в основании, створка ра ковины Unio. Их сопровождали два сосуда, один из которых – четвертого типа подтипа-2, украшенный до середины высоты оттисками перевитого шнура в горизонтальную елочку и оттянутым защипным валиком при переходе тулова к горлу, а ниже середины – загла живанием по сырой глине пальцами в виде елочки.

Второй инструментарий мастера по производству наконечников стрел находился в кенотафе (Второй Богучарский, 2/11), Он включал два каменных выпрямителя, каменную наковальню, несколько роговых и костяных отжимников, кремневые ретушеры, отбойни ки, а также нуклеусы, разнообразные отщепы, створку раковины Unio и т.д. - всего около двухсот единиц находок, среди которых имеются заготовки от самых начальных стадий обработки кремневых наконечников стрел с выемками в основании до готовых экземпля ров. Здесь же лежал пучок древков стрел длинной до 0,5 м. Данный комплекс сопровож дался жаровней из придонной части сосуда с гребенчатым орнаментом.

Два каменных выпрямителя древков стрел выявлены совместно с сосудом четвертого типа со шнуровым орнаментом в Пасековском могильнике (3/3). Такая категория изделий, надо полагать, маркирует какую-то связь (прямую или символическую) умершего с функ циями мастеров по изготовлению наконечников стрел.

Ювелирный комплекс содержался в катакомбе Павловского могильника (38/3). По гребение принадлежало ребенку, что уже само по себе является свидетельством символи ческого характера производственного инвентаря в погребальном ритуале. Набор включал наковаленку из заготовки каменного топора с намеченной сверлиной, глиняную льячку, каменный пробойник, а также клык животного и пару серебряных пустотелых сережек с усиками. Здесь же находилась курильница подтипа-2, орнаментированная описками шну ра, у которой была намеренно отбита подставка на четырех ножках. Аналогичная куриль ница из другого погребения этого могильника (47/4) сопровождалась обоюдоострым ши лом.

На основании приводившихся выше стратиграфических сопоставлений эти два по гребения, взаимоувязанные типом курильниц, при наличии в одном из них сережек перво го типа, следует, очевидно, относить к рубежу второго и третьего этапов развития культу ры. К этому же горизонту примыкает еще одно погребение Павловского могильника (38/2) с аналогичной серьгой, с двумя подвесками в полтора оборота с круглым сечением прово локи и с двумя неорнаментированными сосудами четвертого типа, а также погребение Ширяевского могильника (3/6), включавшее совершенно аналогичный сосуд и бронзовые подвески. Очевидно, сюда же следует отнести и чрезвычайно интересный комплекс из ка такомбы третьей обрядовой группы ЮН Луговского могильника (1/4)10, состоящий из восьмиствольной «флейты Пана», снизки бронзовых бус бочонковидной, спиралевидной, цилиндрической и других форм;

сосудика пятого типа подтипа 2 с высоким узким горлом и четырьмя ушками с вертикальными отверстиями, украшенного треугольными компози циями из прочерченных линий;

жаровней из придонной части горшка с косыми насечками гребенки у днища и вертикальными расчесами по ангобу.

Под тем же углом зрения появляется возможность посмотреть и на захоронения с со судами четвертого типа ЮН. Необходимо сразу же отметить, что данные сосуды состав ляют относительно небольшую часть от общего числа керамического материала всех рас сматриваемых погребений и абсолютное их большинство выявлено на памятниках сред недонского Правобережья. Необходимо также подчеркнуть, что едва ли не половина их сопровождала погребения в ямах и катакомбах четвертой обрядовой группы, а сами они орнаментированы валиками и прочерченными линиями, нередко скомпанованными в вер тикальную елочку. Некоторые же сосуды из погребений третьей обрядовой группы ЮН несут более ранние элементы орнамента: гребенчатый штамп, составленный в горизон тальную елочку, фестоны и треугольники вершинами вверх, те же композиции из тесьмы, перевитого шнура, личинок. Один из таких сосудов (Большая Могила, 1/3) выявлен в комплексе с деревянной миской подтипа-3 и сосудом с воротничковым оформлением вер ха, украшенным тесьмой, отступающими вдавлениями и защипами, который хорошо со поставляется с воротничковым сосудом из рассмотренного выше погребения в могильни ке Частые Курганы (43/1). Ими, очевидно, маркируется нижний горизонт распространения на Среднем Дону сосудов четвертого типа ЮН. В целом же этот горизонт ближе примы кает к концу второго этапа, заходя затем в начало третьего этапа, что как будто бы под тверждается характером материалов еще одной катакомбы третьей обрядовой группы ЮН (Ольховатка 1/3), где с сосудами четвертого типа ЮН, украшенными валиками, валиками с прочерченными линиями в вертикальную елочку, выявлены кремневый нож, каменные зернотерка и пест, фрагменты бронзовых подвесок из круглой проволоки, а также бронзо вый нож первого типа, но с треугольной расковкой конца черешка, что более характерно для металлургических традиций абашевского этнокультурного мира.

Именно сосуды четвертого типа А в свое время явились основанием для выделения харьковско-воронежского варианта, а затем и среднедонской катакомбной культуры и рассматривались как общий характерный тип посуды для всей территории Среднего Дона.

Для таких сосудов уже присуще трехзонное размещение орнамента, более частое ис пользование тесьмы в сравнении с другими типами сосудов, высокое раструбовидное гор ло и вытянутые пропорции тулова – все те признаки, которые трудно вывести из местных гончарных традиций, а предполагают (что уже отмечалось исследователями) связь с тра дициями донецкой катакомбной и среднеднепровской культур.

Количество находок таких сосудов можно и удвоить, и утроить, если к рассматри ваемым материалам присовокупить памятники выделенного С.Н. Братченко бахмутского типа, которые встречены и на Донеччине, и на Нижнем Дону. Появление их там, как и предполагал С.Н. Братченко, опосредовано территорией Среднего Дона, где они включи ли традиционно местные элементы орнамента (защипы, валики и т.д.). В принципе, явля ясь не местными по своему происхождению, сосуды четвертого типа А и на Среднем До ну, и на Донеччине имеют общие признаки, интегрированные еще в сосудах первого типа, получивших распространение в обширной области формирования катакомбных культур.

Но именно на Среднем Дону сосуды четвертого типа А, как и другие сосуды этого типа, приобрели многоваликовую и защипную орнаментацию, а поэтому очерчиваемый сейчас круг памятников бахмутского типа можно рассматривать не в качестве единовре менного культурного образования, а как явление многоактное во времени и пространстве, включавшее процессы возвратного движения их носителей в южном направлении со Среднего Дона. Последнее со всей очевидностью подтверждается примерами появления на Донеччине и на Нижнем Дону бахмутских катакомб с овальными входными шахтами, захоронений в ямах, левобочного положения умерших, нередкого размещения рук у голо вы – всех тех признаков, какие характеризуют среднедонские памятники, но, как выясня емся, лишь на поздней стадии второго и на третьем этапе развития местной культуры. И именно на третьем этапе на Среднем Дону обнаруживается количественное сокращение ее памятников.

Не ставя задачи решить вопрос: следует ли выделять на Среднем Дону памятники бахмутского типа в самостоятельную культуру или нет, отметим лишь, что их появление придало известное своеобразие местной культуре в рамках второго этапа ее развития*, причем, в основном, в Донском Правобережье. В связи с этим еще ранее одним из авто ров было предложено выделение в рамках названого этапа двух вариантов: Правобе режного и Левобережного12. Граница первого к югу от Лесостепи пока не определяется.

К верхнему рубежу второго этапа местной культуры относятся и некоторые захоро нения третьей обрядовой группы СН, а также отдельные кенотафы с сосудами четвертого и четвертого А типов.

Следует указать на один любопытный факт: в отдельных погребениях Стояновского (2/3), Павловского (40/1;

50/1), Первого Власовского (9/1), Вервековского (1/1;

1/2) и дру гих могильников скелеты лежали по ритуальным установкам обрядовых групп раннего типа (на спине, головой на юг, но чаще ориентируясь в северо-западный сектор круга го ризонта), хотя сопровождавшие их сосуды имели явно поздний и, к тому же, однотипный облик (принадлежат четвертому и четвертому А типам, украшены налепными валиками и шишечками, прочерченные линии составлены в вертикальную елочку и «паркет», оттиски шнура образуют на днищах двух сосудов сетчатые композиции). Такого рода сосуды и некоторые элементы обрядовости затем становятся характерными для памятников КМК (или бабинской культуры). В связи с эти можно сделать предположение о том, что к концу второго этапа в пределах среднедонской катакомбной культуры зарождались не только традиции изготовления сосудов с многоваликовой орнаментацией, распространившиеся затем на широких пространствах Приднепровья и Нижнего Дона, но и некоторые элемен ты погребального обряда.

*** Со вторым этапом связано большинство пойменных и мысовых поселений, включая и те, на которых найдены материалы первого этапа. Как и в предшествующее время, эти места поселений сопоставимы с сезонными промысловыми стойбищами и кочевьями. В то же время исследователи усматривают в некоторых из них (чаще расположенных в пой менных условиях) характер зимников (например, Университетские поселения)13. Основ ной материал – фрагменты глиняных сосудов – находят полное соответствие сосудам чет вертого и четвертого А типов, мискам подтипа 2 из погребений.

* ** Третий, заключительный этап наиболее зримо определяется распространением по гребений в ямах и катакомбах четвертой обрядовой группы. К нему примыкают и погре бения третьей группы СН, особенно те, в которых у скелетов фиксируется позиция рук в области головы и которые сопровождаются сосудами четвертого и пятого типов с много валиковой и прочерченной орнаментацией, а также ножами второго типа и сферическими пустотелыми серьгами с усиками.

В основных чертах гончарные традиции сохраняются от предшествующего этапа, что особенно ярко отражено формой сосудов. По-прежнему распространена орнаментация * При дальнейшей разработке периодизации культуры встанет, возможно, вопрос о расчленении второго этапа на два самостоятельных этапа именно по этому признаку валиками и оттисками шнура. Вместе с тем более заметным становится трехзонное раз мещение орнамента, украшение сосудов только прочерченным элементом, составленным в вертикальную елочку, в заштрихованные треугольники и в виде «паркетных» фигур. Те же композиции обнаруживаются при сочетании на сосуде прочерченных линий с другими элементами орнамента. Все это придает известную специфику материалам третьего этапа развития культуры. Теми же признаками отмечены и поздние группы катакомбной кера мики с поселений.

Среди погребений третьего этапа интересен комплекс (Усманский, 1/5)14, включав ший два сосуда четвертого типа со сплошной валиковой орнаментацией, нож второго типа и кольцевидную подвеску с несомкнутыми приостренными концами из круглой бронзовой проволоки. В Новомеловатовском могильнике (2/3)15 вместе с сосудом четвертого типа с прочерченным треугольным орнаментом находилась бронзовая сферическая серьга с уси ками;

такие же серьги в Павловском могильнике (56/6) сопровождали сосуд с валиками, а в Ширяевском могильнике (3/1) – реповидный сосудик пятого типа со шнуровым орна ментом и пастовые пронизки. В других погребениях четвертой обрядовой группы вместе с сосудами четвертого и четвертого А типов с валиковым и прочерченным орнаментом об наружены ножи второго типа (Нижневедугский, 3/2;

Второй Ольховатский,3/1). Такие ножи отмечены еще в ряде погребений четвертой группы (Павловский,42/1;

49/6). В Но вочигольском могильнике (1/1)16 аналогичный нож сопровождался бронзовым теслом топориком, каменной наковаленкой и жаровней из придонной части сосуда с вертикаль ным проглаживанием по ангобу.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.