авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«С. К. С И ЗО В АХЕЙСКИЙ СОЮ З История древнегреческого федеративного государства (281-221 гг. до н.э.) ...»

-- [ Страница 2 ] --

Н езад олго до того (д ата точно неизвестна) умер Александр, и Коринфское царство возглавила его вдова Никея. Этим вос­ пользовался Антигон, давно ж е ла вш и й любой ценой вернуть Коринф: он п р едлож ил Никее вступать в б р ак со своим сыном Д еметрием, рассчиты вая таким путем установить контроль над Коринфом и Эвбеей. Вдова А лександра, частично из п об у ж д е­ ний личного хар а к тер а, частично из стр ах а перед этолийской эк с п а н си е й, д а л а согласие на такой брачно-политический союз, но цитадель — Акрокоринф — по-прежнему охр ан ял а своими вой ск ам и. К а к расска зы в ае т П л у тар х (очевидно, по Ф и л ар х у ), в разгар свадебны х торжеств Антигон улучил момент и за н я л Акрокоринф без боя, воспользовавш ись растерянностью о х р а ­ ны. Неясно, насколько достоверны почти анекдотические п од ­ робности этого р ас ска за, важ ен итог: К оринф с его акрополем вновь о к а за л с я во власти Антигона Г оната (P lut. Ar. 17,1 sqq;

P olyaen. 4,6,1).

Н а д Ахейским союзом вновь нависла серьезная угроза: в Акрокоринфе был поставлен македонский гарнизон из отб о р­ ных воинов, частью — наемников, войсками Антигона были з а ­ няты укрепленные пункты на Истме. Учтя недавний опыт, ц арь М акедонии не оставил здесь полновластного наместника, а по­ делил вл асть м еж д у двум я военными ко м ан ди рам и — А рхелаем и Феофрастом — и гр аж д а н с ки м «архонтом»,· в роли которого выступал его придворный философ — стоик Персей (P lu t. Ar.

18,1;

22,5;

23, sq;

P olyaen. 4,6,1;

Diog. Lart. 7,36;

A then.

13,607 B ).

Р еаги ро в ать на такое изменение обстановки ахейцы могли двояко: дипломатическими и чисто военными средствами. Что касается дипломатии, то это могло вы разиться в укреплении связей Ахейского союза с Египтом и в его сближ ении со С п а р ­ той. Неизвестно, однако, насколько д ал ек о з а ш л а к л ету 243 г.

д ип лом ати ческая подготовка нового этап а борьбы с Антиго­ ном31, к тому ж е далеки й Египет и вконец о сл аб л ен н ая С п а р т а не представляли собой таких над еж н ы х помощников, каки м р а ­ нее был Александр. Ахейцы могли рассчиты вать главны м о б р а ­ зом на свои собственные силы, а их было явно недостаточно д л я ведения затя ж н о й войны с Антигоном за господство на И с т ­ ме. Ситуация могла показаться безнадеж ной, но надо отд ать д олж ное Арату: вступив в д олж ность стр атега в мае 243 г., он уж е к середине лета (P lut. Ar. 22,1) н аш ел способ зах в ати ть Акрокоринф м алы ми силами. Ф актически А рат провел такую ж е рискованную ночную операцию, как в Сикионе, но теперь и риска, и сложностей было гораздо больше.

Один из сирийцев — наемников Антигона из гарнизона Ак рокоринфа Д и о к л и его б рат Эргин пообещ али А рату за б о л ь ­ шую сумму в о знагр аж д ен и я провести ахейский отряд по т р о ­ пинке в расселине скалы, на которой стояла цитадель, к тому 3 З а к а з участку стены, где ее высота не п ревы ш ал а четырех с полови­ ной метров и п озвол я ла незаметно проникнуть в крепость. С и ­ рийцы едва не пали ж ертвам и доноса, но все ж е с огромным трудом сумели обеспечить тайну предприятия. В ы брав одну из летних ночей, А рат оставил остальную часть войска в состоя­ нии боевой готовности в Сикионе, а сам с четырьмя сотнями от­ борных воинов двинулся по дороге в Коринф. Л и ш ь очень не­ многие из всего о тр яд а знали о цели похода. С о бл ю д ая ти ш и ­ ну, ахейцы неожиданно появились у ворот города, перебили с т р а ж у и н аправились к подножью А крокоринфа. И все ж е п о л ­ ной внезапности нападения, на что д е л а л главную ставку Арат, обеспечить не удалось. В городе ахейцев зам етили воины ноч­ ной страж и и один из них успел поднять тревогу. Г оро ж ан е были разб у ж ены и выш ли на улицы, гарнизон крепости приго­ товился к обороне.

Подъем по тропинке, ведущей к цитадели, был долгим (при­ мерно 1 час32) и трудным. Бой н ачался у ж е у стен крепости, п р и ­ чем в начале в нем уч аствовала лиш ь сотня воинов Арата: ос­ тал ьн ы е вошли в город позже» увидели поднимавшийся к Акро коринфу отряд македонских солдат с А рхелаем во главе и вне­ запным нападением рассеяли этот отряд. Когда подошло под­ крепление, ахейцы вели бой у ж е на стенах крепости. Уже на рассвете гарнизон Акрокоринфа сдался, из Сикиона подошли остальные ахейские войска и очистили город от македонян. К о ­ ринф и его акрополь были в руках ахейцев (P lut. Ar. 18,3 — 22,9).

Утром в театре К оринфа собралась огромная масса г р а ж ­ дан. В проходах стояли ахейские воины. Вошедший на орхест­ ру А рат произнес речь, вернул ко ри н ф ян ам ключи от города и «убедил гр а ж д а н К оринфа стать ахейцами» (P lut. Ar. 23,1 sq q).

Н аскол ько добровольны м было это решение? Судя по рас ск а зу П л у та р х а (т. е. самого А р а т а ), коринфяне «охотно вошли в со­ ю з»33: они встретили у ворот и впустили в город подошедшую утром ахейскую армию (P lut. Ar. 22,9), долгими рукоп л ескан ия­ ми приветствовали А р ата в собрании (P lu t. Ar. 23,3). Но к тому времени ахейцы у ж е зан ял и акрополь: не случайным было и присутствие стр аж и в театре: присоединение Коринфа, о б став ­ ленное демократическими атрибутами, на деле было насильст­ венным34. В сеобщ ая радость имела поводом изгнание м акед о ­ нян, решение ж е о вступлении в Ахейский союз было просто п ро­ диктовано Аратом и подкреплено демонстрацией военной силы.

Тем не менее, характер н о отсутствие антиахейских выступле­ ний в Коринфе в последующие годы (вплоть до конца Клеоме новой войны). У ж е второй действительно крупный полис без особого сопротивления поступался суверенитетом, вступая в Ахейскую федерацию. Это показывает, что федеративное д в и ­ ж ение в Пелопоннесе имело достаточно серьезные причины, и успехи Ахейского союза достигались не одной силой оруж ия.

З а х в а т К оринфа ахейцам и35 имел целый ряд важ н ы х послед­ ствий. Во-первых, Истмийский перешеек о к а зал ся под контро­ лем Ахейского союза. Гарнизоны были поставлены в Акроко ринфе, на мысе Перее, в порту Лехее, где А рат захв ати л 25 м а ­ кедонских кораблей (P lut. Ar. 24,1). В том ж е году вошли в Ахейский союз города Истма и Актэ — М егары, Трезен, Эпи давр (Polyb. 2,43,5;

P lut. Ar. 24,3;

Trog. prol. 26;

Strabo. 8,385;

P au s. 2,8,5;

Syll.3 469). Все они давно находились под властью Антигонидов, а теперь воспользовались случаем избавиться от македонского господства. О х ар а ктер е присоединения этих по­ лисов к союзу мож ет свидетельствовать причастие у Полибия (2,43,5), которое означает, что А рат либо догово­ рился с мегарянами, либо хитростью овладел городом, но в любом случае не встретил там серьезного сопротивления. Т ер ­ ритория Ахейского союза за этот год увеличилась примерно вдвое и п ред став л ял а собой теперь узкую полосу шириной око­ ло 40 км и длиной более 200 км36. Н о в ая конфигурация ахейско­ го государства имела и свои минусы: связь меж ду полисами северного побереж ья Пелопоннеса и Истма можно было легко нарушить, захвати в хотя бы один из них. Стратегически ц ел е­ сообразно было бы теперь расш ирить территорию союза на юге.

Не случайно именно в это время начинаю тся походы ахейцев в Аркадию и Арголиду.

Во-вторых, присоединение Коринфа и М егар повысило м е ж ­ дународный авторитет Ахейской федерации, сделало ее госу­ дарством действительно значительным, но одновременно обост­ рило конфликт м еж д у ахейцами и их противниками. Вскоре после лета 243 г. образовались два враж д ую щ и х блока: с од ­ ной стороны, М акедония и Этолия, заклю чивш ие договор о разделе ахейской территории меж ду собой (Polyb. 2,43,10;

2,45,1;

9,34,6;

9,38,9), с другой стороны — Ахейский союз, про­ возгласивший своим гегемоном37 П толем ея II (P lut. Ar. 24,4), Египет и Спарта, считавш аяся союзником ахейцев уж е до 241 г.

(Plut. Agis. 13,6). Н а ч ал а сь з а т я ж н а я война, п р о д о л ж а вш ая ся до самой смерти Антигона Гоната. В этой войне каж ды й п ре­ следовал собственные цели. Ахейцы, с одной стороны, стреми­ лись ослабить македонское господство в Аттике и Арголиде, с другой — рассчиты вали приобрести новые территории на юге.

Этолийцы начали вторжения в Пелопоннес, ож и д ая богатую добычу и надеясь на укрепление своих позиций на зап ад е полу­ острова. Птолемей и Антигон непосредственно в борьбе не у ч а ­ ствовали, но были весьма заинтересованы в ее исходе38.

Ахейский союз в этой войне по-прежнему п ридерж ивался в основном наступательной тактики. Впрочем, на действия ахей ­ цев н алож или определенный отпечаток личные склонности А р а ­ та, стратега 243/2 и 241/0 гг. К ак мы у ж е видели по событиям 3* в Сикионе и Коринфе, это был человек отчаянной смелости, если требовалось провести внезапную атаку, захватить против­ ника врасплох. Он охотно использовал д л я борьбы с врагам и свое дипломатическое искусство, п роявляя при этом иногда удивительную гибкость. Р ади интересов союза Арат готов был прибегнуть к подкупу, устроить заговор в стане противника, в е ­ роломно нарушить мир — словом, его политику отличала к р а й ­ няя неразборчивость в средствах, х ар а к тер н ая для эллинисти­ ческих деятелей вообще. Отличительной чертой Арата как поли­ тика был трезвый рационализм. Он, в частности, никогда не верил предсказаниям и гаданиям, опираясь исключительно на собственный расчет в политике (Plut. Ar. 43,7). И в то ж е вре­ мя этот человек становился робким и беспомощным, когда ему предстояло руководить настоящим сражением. Уже древние философы на примере Арата обсуж дали вопрос: не является ли страх, испытываемый некоторыми людьми перед сражением, своеобразной неизлечимой болезнью (P lut. Ar. 29,8). В еро­ ятно, Арат действительно страдал каким-то нервным недомо­ ганием в таких ситуациях и терял над собой контроль39, хотя у него были и вполне рациональные причины избегать по в о з­ можности «правильных» сражений: полководческим даром он не о б ладал ни в малейш ей степени и всегда предпочитал д о ­ биваться цели другими путями40. Не следует заб ы вать и о с р а в ­ нительной слабости ахейских войск, которые вплоть до времен Филопемена раз за разом терпели п ораж ени я в битвах с силь­ ными противниками — поэтому у А рата было мало над еж д на победу. Все эти объективные и субъективные обстоятельства повлияли на то, как ахейцы вели войну и в конце 240-х гг., и в более позднее время.

Р а зв и в а я свой успех после присоединения Коринфа и Мегар, А рат в том ж е 243 г. (или весной 242 г.) внезапно вторгся в Аттику41, переправился на С аламин и разори л его. Отпустив без выкупа пленников — афинских г раж дан, А рат постарался п о казать афинянам, что он воюет не с Афинами, а с М акедони ­ ей (Plut. Ar. 24,3 sq ). Однако, если зам ы сел ахейского стратега состоял в том, чтобы вызвать в Аттике восстание против м а к е­ донян 42, то он своей цели не достиг. П римерно в это ж е время, после присоединения Коринфа, Арат устроил заговор против Аристомаха Старшего, доставил его в рагам в Аргосе оружие д л я покушения на тирана, но заговорщики в последний момент перессорились и переворот не состоялся. Впрочем, вскоре Арис­ томах был убит его собственными раб ам и (P lut. Ar. 25,1 sqq).

Неудача ж д а л а А рата и в Аркадии. Н ападени е на Кинефу, полис, граничащий с Ахайей, не принесло успеха. Сторонники ахейцев в городе, которые долж ны были открыть им ворота, из за путаницы с условными знаками не смогли помочь ахейцам, бросившимся на штурм преждевременно, затем были о б н ару ­ жены и казнены (Polyb. 9,17,1 s q q ) 43. Ахейская экспансия в Ар кадии начиналась неудачно, зато этолийцы уж е хозяйничали в этой области Пелопоннеса. Высадившись на побережье сою з­ ной Элиды, они совершили поход в Аркадию, причем не только ради гр аб еж а ее городов и храмов, но и д л я усиления своего политического влияния в Южной Греции44. Видимо, именно то г­ да к Элиде бы ла присоединена а р к а д с к а я Трифилия (Polyb.

4,77,10), П софида (Polyb. 4,70,4), ограблены Л усы и М антинея (Polyb. 9,34,9 sq). В 241 г., когда Арат вновь вступил в д о л ж ­ ность стратега, ож и д ал ось вторжение этолийцев через Истм.

Ахейцы запросили помощи у Спарты, где молодой царь Агис IV только что начал осуществление своих знаменитых реформ, от­ менив долги (P lut. Agis. 13,3 sqq).

Эфоры отправили Агиса с войском, состоящим в основном из преданных ему молодых бедняков-спартиатов, на помощь Арату. У К оринфа ахейские и спартанские войска соединились и были готовы д ат ь бой этолийцам. О днако вскоре спартанцы двинулись обратно, ахейское войско т а к ж е отступило и открыло врагам дорогу в Пелопоннес (P lut. Agis. 14,1 sqq;

Ar. 31,1 sq ).

Столь неожиданный поворот дел современники событий о б ъ я с ­ няли по-разному. Ф и ларх в озл агал вину на А рата и св язы в ал такой его поступок со страхом богатых пелопоннесцев перед социальными реф орм ами в Спарте, возродившими дисциплину и рвение воинов и подававш ими неж елательны й пример н ар о д ­ ной массе в других полисах (P lut. Agis. 14,4 sq). Батон из С и ­ нопы утверж д ал, что Агис о тк а зал ся подчиняться Арату и без согласования с союзниками увел свою армию с Истма (P lut.

Agis. 15,4). А рат в мем уарах отрицал версию о ссоре с Агисом и утверж дал, что решение отпустить спартанцев было принято им самим. Он не ж е л а л «рисковать всем» в реш аю щем с р а ж е ­ нии и предпочел пропустить этолийцев в Пелопоннес, где они не могли нанести большой урон хозяйству, поскольку у р ож ай был уже собран (P lu t. Agis. 15,4;

Ar. 31,1 sq).

Из современных историков одни повторяют версию Ф и л а р ­ х а45, другие считают ее надуманной46 и иначе объясняю т ст р а н ­ ное решение А рата: его обычным неж еланием реш ать дело в открытом бою47, опасениями насчет возрож дения гегемонист ских настроений в С парте48, н ад еж д ам и на то, что этолийцы н а ­ правятся не в Ахайю, а в другие области Пелопоннеса49. У т­ верждения Ф иларха, действительно, следует воспринимать с большой осторожностью. Агис, еще не приступавший к п ереде­ лу земли, никак не проявивший себя в роли полководца, изобра с ' ж ен у Ф иларха кумиром простых людей Пелопоннеса ( ) d / и грозой богачей ( ). О ткровенная идеали зац ия Ф и^архом спартанских ц арей-рсформаторов могла проявиться и в данном случае. «Революционный дух» спартанской арм ии едва ли долж ен был испугать А рата и состоятельные круги ахейского общества. Спартанское войско по дороге на Истм не проходило через Ахайю;

сам А рат попросил помощи у Спарты у ж е после переворота в Лакедемоне: эфоры, к которым он об ­ рати лся с предлож ением отправить войско на Истм, были н а ­ значены царям и Агисом и Клеомбротом взамен свергнутых про­ тивников реформы (P lut. Agis. 12,1 sqq;

13,6). Наконец, м ол о ­ дые воины Агиса никак впоследствии не проявили свой «рево­ люционный дух» д а ж е в самой Спарте, равнодуш но н аб лю д ая за успешными действиями врагов ц ар я и его реформ (P lu t.

Agis. 16,4).

Поэтому более вероятным представляется какое-либо другое объяснение решения, принятого Аратом на Истме. Возможно, он был готов д ат ь отпор этолийцам раньше, когда урож ай еще был на полях, но поскольку в июне (конец сбора у р о ж а я в П е ­ лопоннесе) те еще не появлялись, за к о л еб ал ся и, как обычно, постарался и зб е ж ать решительного боя. Возможно, он дей ст­ вительно рассчиты вал, что целью вторж ен и я будут неахейские области. К аким бы нелогичным не к а зал о сь поведение А рата, оно вполне соответствует его обычной тактике: готовиться к с р а ­ жению, д а ж е выводить войско на поле боя, но в последний мо­ мент уклоняться от решительных действий. Подобным образом он не раз поступал и позднее. Эта чрезвы чай н ая осторожность чащ е приносила ему неудачи, но иногда А рат в конечном сче­ те все ж е выигры вал кампанию. Т ак произош ло и на сей раз.

Этолийцы, беспрепятственно пройдя в Пелопоннес, неож и ­ д ан но двинулись не в Арголиду или Аркадию, к а к мог о ж и д ать Арат, а именно в Ахайю. «Внезапно», к а к пишет П л утар х (Ar.

31,3), они каким-то образом захватили Пеллену. Н ач ал с я бес­ порядочный гр а б е ж города. Арат, узнав об этом, стал теперь д ействовать быстро и решительно. С имевшейся в его р ас п о р я­ жении частью войска он ворвался в Пеллену, истребил, по его собственным словам, не менее 700 врагов и спас город от окон­ чательного разорения, а жителей — от угрозы рабства (P lut.

Ar. 31,3 s q q ) 51. Р азг р о м этолийцев в П еллене полож ил конец н ад еж д ам Антигона с их помощью разру ш ить Ахейский союз.

Вскоре был заключен мирный договор ахейцев с Антигоном и =э 7 I I =Э / его союзниками (P lu t. Ar. 2 5,5 : ;

3 3,2 : ).

Арат, впрочем, не счел нужным его строго соблюдать. По-види­ мому, еще в течение своей третьей стратегии, то есть осенью 241 г. или весной 240 г., он созвал всенародное ополчение ахей­ цев и вторгся в пределы Аргоса, где Аристомаха Старшего, только что убитого рабам и, сменил в роли ти ран а его сын Арис­ типп М ладший. В оспользоваться моментом, однако, не у д а ­ лось — аргивяне не проявили ни малейш его ж е л а н и я помочь А рату и ахейцам покончить с тиранией в Аргосе. Не реш ив­ шись, как обычно, д ать противнику генеральное сражение, А рат отступил (P lut. Ar. 25,4 s q ) 52. Еще раз нарушив мирное согл а­ шение, Арат организовал внезапное нападение на Пирей, при­ чем впоследствии довольно неубедительно п ы тался и зобразить инициатором этого предприятия сирийца Эргина, который ком ан довал отрядом, безуспешно ш турм овавш им стены П и р ея (P lu t. Ar. 33,2 sq q). Престарелы й Антигон у ж е ничем не успел ответить на эти акции Арата, в конце 240 или в нач ал е 239 г.

он скончался, оставив царскую д и а д е м у своему сыну Д еметрию.

О ценивая обстановку в Греции на р у б еж е 240-х и 230-х гг., мы можем констатировать зам етное ослабление позиций М а к е ­ донии, активизацию политики Ахейского и Этолийского сою­ зов. Ахейцы, отобравш ие у македонян Коринф и М егары, н а ­ чали наступательны е действия в Аркадии, Арголиде, Аттике.

Этолийцы в 245 г. вклю чили в сферу своего влияния Беотию, позднее соверш или р я д походов в Пелопоннес, в р езультате ко­ торых произошли определенные изменения ситуации в Аркадии.

Триф илия и П соф ид а о казал и сь во власти этолийского сою зни­ ка Элиды;

Ф и галея около 240 г. п реб ы в ал а в «дружбе» с это лийцам и (Syll.3 4 7 2 )53. Л и ди ад, тиран М егалополя, перед ал Элиде городок А лиферу «ради своих личных дел» (Polyb.

4,77,10), что говорит о каких-то его кон тактах с этолийцами.

Возмож но д аж е, что он распл атил ся Алиферой за помощь при установлении своего реж им а в М егалоп ол е54. И сследователи предполагаю т, что этолийцы подчинили своему влиянию т а к ж е р я д полисов северной и восточной А ркадии — Тегею, Орхомен, Кинефу и др.55. Твердой опоры в источниках, однако, так о е у т ­ верж дение не имеет. С видетельства о связи Тегеи и О рхомена с Этолией56 д о лж н ы относиться ко времени после 235 г., когда восточная А р к ад и я вначале вош ла в Ахейский союз, а затем мирным путем п ереш ла под контроль этолийцев (S yll3. 490;

Polyb. 2,57,1). Скорее всего, этолийцы, судя по их поведению в М антинее и Л у с а х (Polyb. 9,34,9 sq ), не имели в конце 240-х гг.

иных намерений в этой части Аркадии, кроме з а х в а т а добычи.

Точно таким ж е об разом в 240 г., пройдя через Арголиду и Л а ­ конию, они ограничились граб еж ом этих областей и не уста н о ­ вили своего протектората над ними57. З а т о добы ча была огром ­ ной — только из Л ак ед ем о н а они увели д л я продаж и в рабство около 50 тысяч пленных, в основном периэков (Polyb. 4,34,9;

P lut. Cleom. 18,3). Что касается политических союзов, то э т о ­ лийцы подчинили своему влиянию государства западного П е ­ лопоннеса, который и р ассм атрив ал и к а к б азу д л я будущ их набегов58. В такой ситуации наилучший выход д л я Ахейского союза состоял в том, чтобы привлечь этолийцев на свою сторо­ ну, п родолж ая борьбу против М акедонии. Именно это сд ел ал Арат, воспользовавшись конфликтом, начавш имся м еж ду Это лиеи и новым македонским царем Д ем етрием.

АХЕЙСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ДЕМЕТРИЕВОЙ ВОЙНЫ К О Н Ц Е 240 или в н ачале 239 г. македонским ц а ­ рем стал сын Антигона Гоната Д ем етрий I I 1. В самом н ач ал е его правления столкновение интересов М акедонии и Этолин привело к войне, которая охватила почти весь Б алкан ски й п олу­ остров и поставила государство Антигонидов в очень трудное полож ение2. Когда этолийцы, воспользовавш ись смертью эпир ского ц аря А лексан д ра II, отобрали у Эпира п р и н ад л еж а в ш у ю ему часть Акарнании, Д еметрий II заклю чи л династический б р ак с эпирской принцессой Фтией и вступился за интересы сво­ их новых родственников (Just. 28,1,1 sqq). Д ем етр иева война, п р о д о л ж а в ш ая ся в течение всего правления Д ем етр и я II — с 239 по 229 гг3, р азд ел и л а всю Грецию на д ва противоборству­ ющих лагеря, в одном из которых находилась М акедония и зависимые от нее государства, а в другом — этолийцы и их со­ юзники. Состав обеих группировок по ходу войны менялся, но все это время Ахейский союз выступал на стороне Этолии.

Заклю чение союзного договора с Этолией было несомнен­ ным дипломатическим успехом Арата. Из двух потенциальных препятствий на пути ахейской экспансии в Пелопоннесе более слабы м о казал ось сопротивление М акедонии. Пока этолийцы п рикрывали Ахейский союз от опасности с севера, ахейцам удалось добиться очень значительных перемен в Пелопоннесе.

П ож алуй, именно они выиграли от этой войны больше всех.

Д обиться союза с Этолией Арату помогло как содействие а в ­ торитетного этолийского лидера П анталео нта (Plut. Ar. 33,1), так и изменения в этоло-македонекпх отношениях, объективно толкавш ие обе федерации к сближению на аптимакедонской ос­ нове. Договор был заключен после смерти Антигона Гоната (Polyb. 2,44,1), стратегом в этот год был А рат (P lut. Ar. 33,1):

соответственно, дело происходило летом или осенью 239 г., л и ­ бо весной 238 г. К тому времени конфликт между Этолией и Македонией д о лж ен был уже начаться. Союз с самого н ач ал а был направлен против Македонии. Таким образом, внешнеполи­ тическая ориентация Ахейского союза остал ась прежней4.

Договор с этолийцами, очевидно, не п редусматривал в ед е­ ния всех операций совместными си л ам и 5. Хотя нам известен ф акт участия обоих союзников в морском походе незадолго до конца войны (Polyb. 2,9,9 sqq), но остальные сведения наводят на мысль о том, что основная тяж есть войны легла на этоли й ­ цев, сраж ав ш и х ся с Д ем етрием в Средней и Северной Греции, в то время как театром военных действий д ля ахейцев был ис­ ключительно Пелопоннес (и А ттика). Д ем етрию не удалось н а ­ нести реш аю щ его у д ара по Ахейскому союзу и захвати ть К о ­ ринф несмотря на то, что некоторое время его войска н аходи ­ лись неподалеку от Истма, когда македоняне зан яли Беотию (Polyb. 20,5,3)6. Н адо полагать, что его отвлекла борьба с Э то ­ лией. Воспользовавш ись столь благоприятной обстановкой, ахейцы во главе с Аратом все более усиливали вооруженное д а в ­ ление на города, в которых стояли македонские гарнизоны или правили тираны, имея целью не только изгнание македонян из Пелопоннеса и Аттики, но и расширение своего государства.

Н аправлен и я ахейской экспансии были те же, что и в конце 240-х гг., т. е. Арголида, Аркадия, Аттика.

Арат неоднократно предпринимал попытки захватить Аргос и свергнуть тиранический реж им Аристиппа М ладшего. П о в то ­ рить здесь ночную операцию типа той, которая принесла успех в Коринфе и Сикионе, не удалось. Внезапное нападение среди ночи не зас тал о Аристиппа врасплох. Хотя ахейцы уж е з а х в а ­ тили участок городской стены, проникнуть д ал ьш е им не п оз­ волили войска тирана, и после ожесточенного боя уж е при све­ те дня Арат был вынужден отступить (P lu t. Ar. 27,1 s q q ) 7. П о з д ­ нее, в 237 или 235 г.8, Арат решил испробовать другой способ борьбы с тираном и вторгся в Арголиду с большим войском, вызы вая Аристиппа на реш ающ ее сражение. Битва произош ла у реки Х а р а д р а 9 и вполне могла закончиться победой ахейцев, которые успешно атаковал и противника на одном из флангов, но Арат, по своему обыкновению, проявил чрезмерную о сто р о ж ­ ность и в разгар боя отдал приказ об отступлении. Через день войска опять выстроились, вновь ахейский стратег отступил, на этот раз д а ж е не вступая в соприкосновение с противником. С Аристиппом было заключено перемирие. Эта кампания д а л а весьма скромный результат: ахейцам удалось захватить и у д е р ­ ж а т ь город Клеоны в области Аргоса. Там А рат провел Й ем ен ­ ские игры, которые до середины V в. действительно у с т р а и в а ­ лись в Клеонах, но затем стали проводить в Аргосе. В это ж е время аргивяне, как обычно, устроили свои Немейские игры, куда, по-видимому, гостей и участников явилось больше, чем в Клеоны. Р азгн еван ны й тем, что не у д алось подорвать престиж аргосского тирана, А рат реш ился на беспрецедентный шаг: у ч а ­ стников игр и зрителей, возвращ авш и хся из Аргоса, ахейцы з а ­ д ер ж и в ал и и п р одавал и в рабство (P lu t. Аг. 28,1 sqq).

Чуть позже Аристипп попытался отбить Клеоны, но попал в западню, устроенную Аратом. Ахейское войско д ем он стратив­ но покинуло Арголиду, но в ночь перед нападением Аристиппа на Клеоны тайно возвратилось в этот город. Н ео ж и д ан н ая в ы ­ л а з к а ахейцев о б рати л а в бегство подошедших на рассвете вои­ нов тирана. П реслед уя бегущих, ахейцы уничтожили не менее полутора тысяч врагов, погиб и сам Аристипп. Тем не менее захвати ть Аргос вновь не удалось, поскольку младший брат Аристиппа Аристомах успел войти в город с македонским вой­ ском, которое, очевидно, прислал на помощь своим союзникам царь Деметрий. В итоге победа при К леонах не принесла иного результата, кроме смены тиранов в Аргосе (P lut. Ar. 29,1 sqq).

Таким образом, все попытки «освободить» Аргос подобно Си киону и Коринфу неизбежно зак ан чи вал ись неудачей. П р и чи ­ ной этих неудач, с одной стороны, была у ж е зн аком ая нам р о ­ бость А рата на поле боя, а с другой — абсолютное равнодуш ие аргивян, ничем не проявивших ж е л а н и я освободиться от т и р а ­ нии (Plut. Ar. 27,2;

ср.: Polyb. 2,59,8). Такую позицию г р а ж д а н Аргоса можно объяснить отчасти прочностью власти династии тиранов, которые беспощадно р асп р авл я ли сь с любой оппози­ цией (Polyb. 2,59,9 )10, отчасти — древними традициям и аб со ­ лютной независимости Аргоса, вы зы вавш ими неж елание ар ги ­ вян терять суверенитет своего полиса в р езультате подчинения ахейцам. Но мож но увидеть и социальный аспект дела: имущ ая верхушка полиса бы ла терроризирована и частью уничтожена ти ран ам и (Polyb. 2,59,8 sqq), а ведь именно эти круги состав­ л ял и опору федеративного движ ения в Пелопоннесе. Что к а с а ­ ется основной массы граж дан, то она давно утрати л а полити­ ческую инициативу и просто в ы ж и д ал а исхода борьбы.

В ходе Д еметриевой войны усилились т а к ж е атаки ахейцев на македонские опорные пункты в Аттике (P lut. Ar. 34,1). Афин­ ские надписи п оказы ваю т тревожную обстановку этих лет.

Стратеги Афин и македонские командиры организуют защ иту сельской местности во время сбора ур о ж а я, скот уводят в б ез­ опасное место. Ч а сть хоры вообще оста ва л ась незасеянной из за военных действий в Аттике, н аруш али сь сроки религиозных обрядов (Syll.3 485,491;

IG. II.2 834;

SEG. XXV. 155). Помимо ахейцев, проникавш их в Аттику из М егариды, большой ущерб аф инянам наносили т а к ж е этолийцы своими набегами с моря.

Этолиец Б укри д из Н а в п ак та (Syll.3 494,498,500) однаж ды р а ­ зорил сельскую местность и увез массу людей, в том числе мно­ гих граж дан, д л я п ро даж и в рабство на Крит (Syll.3 535). Н е ­ удивительно, что «освобождаемые» таким путем афиняне упор­ но сопротивлялись ахейским вторжениям, а после того, как про­ шел слух о гибели А рата, друж н о у краси ли себя праздничными венками (P lut. Ar. 34,4). Это лож ное известие проникло в А ф и ­ ны после битвы при Филакии, где ахейское войско под предво­ дительством А р ата было разбито македонским стратегом Би ф и ем 11. Узнав о реакции афинян, А рат в очередной р аз вторгся в Аттику и теперь двинулся непосредственно на Афины, однако, дойдя до самой Академии, вернулся обратно (P lu t. Ar. 3 4,2 sq q ).

По-видимому, он все ж е не реш ился р азо р я т ь окрестности Афин и ш турмовать город, сохраняя какие-то над еж д ы на сотрудни­ чество с аф и н ян ам и в борьбе с М акедонией. О днако позиция афинян о ста ва л ась неизменной до самой смерти Д ем етр ия II.

П ож алуй, особо благоприятны е возможности в ходе Д е м е т ­ риевой войны откры лись перед ахейцам и в Аркадии. Здесь не было македонских гарнизонов, в о зм о ж н ая помощь а р к а д я н а м со стороны Этолии или Элиды б ы ла теперь исключена б л а г о ­ д а р я ахейско-этолийскому союзному договору. К а к пишет П л у ­ тар х (Ar. 34,7), к 229 г. «больш ая часть Аркадии» вош ла в Ахейский союз. К сожалению, неизвестны подробности, к а с а ю ­ щиеся времени и способа присоединения того или иного а р к а д ­ ского города к федерации ахейцев. Исклю чение составляет Ме галополь, вступление которого в союз ока зал о сь крупнейшим достижением ахейцев в Аркадии. И Полибий, и П л у тар х сооб­ щают, что тиран Л и д и а д в 235 г. добровольно о тка зал ся от в л а ­ сти и присоединил М егалополь к Ахейскому союзу (Polyb.

2,44,5;

P lut. Ar. 30,2 sqq;

Мог. 552 В;

P a u s. 8,27,12). П л у т а р х (Ar. 30,3) превозносит Л и д и а д а за «прекраснейшее стремление в начале освободиться от ненависти и страха, стр а ж и и т е л о ­ хранителей, а затем стать благодетелем родины»;

Полибий (2,44,5) отмечает дальновидность и рассудительность Л и д и а д а, оценившего ситуацию «по-деловому» ( ). Р а з у м е е т ­ ся, подобный поступок был продиктован скорее деловыми со­ ображениями, чем возвышенными побуждениями, и причину его следует искать в обстановке, слож ивш ейся вокруг М егалополя к 235 г. Обычно исследователи связы ваю т этот ш аг Л и д и а д а с общим ходом войны, которая п о к а з а л а неспособность М а к е д о ­ нии защ итить своих д рузей-тиранов12. С другой стороны, Р. У р ­ бан резонно зам ечает, что в 235 г. ещ е не было оснований д л я подобного вывода: М акедония пока успешно воевала с этолий цами, Аргос и Афины с помощью македонян д ерж а ли сь стойко в борьбе с ах е й ц ам и 13. Общий исход войны тогда еще трудно было предугадать. Скорее всего, Л и д и а д а заставили о т к а з а т ь ­ ся от власти какие-то события в самой Аркадии, поставившие его в трудное положение.

Простой в згл яд на карту Пелопоннеса зас тав л яет предпо­ ложить, что полисы северной Аркадии, отделявш ие М егалопо литиду от территории Ахейского союза, к 235 г. у ж е стали ахей ­ скими. П одтверж дение тому — свидетельство Полиэна (2,36) о захвате Гереи ахейским стратегом Д и этом не позднее весны 235 г.14 Ахейские войска вряд ли могли пройти к Герее, минуя области Тельфусы, Клейтора, Лусов, К ин еф ы 15. Более чем в е ­ роятно, что к тому времени все эти города северной А ркадии у ж е п ри н ад л еж ал и союзу. Во всяком случае, к 229 г. в Ахей­ ский союз входили североаркадские полисы: Феней (Polyb.

2,52,2;

P lut. Cleom. 17,6;

Ar. 39,4), С тим ф ал (Polyb. 2,55,8), Клейтор (Polyb. 2,55,9), Герея (P lu t. Cleom. 7,5), Алея (P lut.

Cleom. 7,3) и, очевидно, Тельфуса (Polyb. 2,54,12)16. У помяну­ тые уж е географические соображ ения говорят за то, что север­ ная А ркадия вош ла в Ахейский союз еще до М егалополя, т. е.

примерно в 239 — 236 гг. Д анны й вывод относится и к городам, расположенны м м еж ду Клейтором и Ахайей — Кинефе и Л у с а м 17. Присоединение всех этих полисов, как показы вает при­ мер Гереи, было скорее всего насильственным, хотя П авсаний (8,6,3) и утверж дает, что «аркадяне вступили в Ахейский союз охотнее, чем прочие греки»18. Ахейские войска вышли на г ран и ­ цы М егалополитиды, и Л и д и ад не мог не понимать, что насту­ пила очередь М егалополя, тем более что А рат после смерти а р ­ госского ти ран а Аристиппа (237 или 235 г.) начал строить з а ­ мыслы и против мегалопольского ти ран а (P lu t. Ar. 30,1). Л и ­ д и а д о тка зал ся от власти и присоединил свой город к союзу т а к ж е и д л я того, чтобы продолжить свою политическую к а р ь е ­ ру уж е в ином качестве и на более широком поприще. Н а сл ед у­ ющий, 234/3 г. он был избран ахейским стратегом и зан и м ал эту долж ность еще д в а ж д ы попеременно с Аратом (P lut. Ar.

30,4 s q q ) 19. Кроме того, Л идиад, ка к п о к аза л о будущее, р а с ­ считывал использовать силу всей федерации д л я борьбы с ис­ конным врагом М егалоп оля — Спартой (P lu t. Ar. 30,5).

После вступления М егалополя в Ахейский союз и смерти ц аря Л еонида II в С парте (оба события — 235 г.) ахейско спартанские отношения заметно обострились. Арат употребил все свое влияние, чтобы у д ерж ать вновь избранного стратега Л и д и а д а от похода в Л аконию (P lut. Ar. 30,5 sq), однако сам т а к ж е «сразу ж е после смерти Л ео н и да начал беспокоить / ( ) ар к а д я н и опустошал в основном области тех из них, которые были соседями ахейцев, чтобы посмотреть, чем ответят на это лакедемоняне» (Plut. Cleom. 3,8;

перед этим б ы ­ ло сказано, что вне Ахейского союза в Пелопоннесе остались «лишь С парта, Элида и часть арк ад ян — спартанских союзни­ к о в » )20. Под союзниками Спарты в Аркадии, которых начал т р е ­ вожить Арат, следует понимать полисы традиционной проспар танской ориентации — Кафии, Орхомен, М антинею и Тегею21.

Судя по всему, никакой помощи со стороны Л ак ед ем о н а они не получили. Поэтому и д ля восточных а р к ад я н слож илась т а ­ кая ситуация, выходом из которой являлось только вступление в Ахейский союз22.

Каким образом эти города вошли в ахейскую федерацию?

Одни считают, что добровольно23, другие — что они были про­ сто завоеваны ахейц ам и 24. Сторонники второй точки зрения правильно о б р ащ аю т внимание на исконную в р аж д у восточных ар к ад ян (особенно М антинеи) и М егалополя. Это обстоятельст­ во вряд ли позволило бы ахейцам после 235 г. (вступление М е ­ галополя) присоединить восточно-аркадские полисы, не прибе­ гая к элементу принуждения. Собственно говоря, об этом мы зн а е м и из слов П л у тарха о нападениях А рата на союзников Спарты в Аркадии (P lut. Cleom. 3,8). Что было результатом т а ­ кого вооруженного давления, видно на примере Орхомена. Н а д ­ пись Syll.3 490, ка саю щ аяс я условий вступления Орхомена в Ахейский союз, содерж ит в себе, помимо прочего, запрет под угрозой ш траф а в тысячу драхм в о збу ж дать судебное дело про­ тив некоего Н еарх а и его сыновей по обвинению в действиях, совершенных до вхождения города в ахейскую федерацию (v. 13 sqq). Ясно, что Н еарх был тираном Орхомена, сложивш им с себя власть при условии личной неприкосновенности25. П р о ­ изошло ли присоединение к Ахейскому союзу Мантинеи, Тегеи и К аф ий26 т а к ж е в итоге подобного соглаш ения или в р е зу л ь ­ тате оккупации их ахейскими войсками, неясно, но это, б езус­ ловно, был шаг вынужденный, а не добровольный.

Возможен вопрос: отчего обстоятельства вступления восточ­ ных аркадян в Ахейский союз не описаны ни у Полибия, ни у П л утарха в биографии Арата? Интересным и засл уж иваю щ им внимания представляется объяснение, данное В. Тарном и Эррингтоном: вхождение восточной А ркадии в Ахейский союз могло быть связано с деятельностью Л и д и а д а в роли ахейского стратега27. Л и д и а д постепенно стал главны м политическим со­ перником А рата (P lut. Ar. 30,5 sqq), его деятельность в м е м у а­ рах последнего, несомненно, была и зображ ен а в негативном плане, а его успехи долж ны были зам ал чи ваться. Н еудивитель­ но поэтому и молчание Полибия и П л у тарх а, пользовавш ихся «Воспоминаниями» А рата как основным источником.

Вскоре Орхомен, М антинея и Тегея вышли из Ахейского сою ­ за и связали себя узами исополитии28 с федерацией этолийцев (Polyb. 2,46,2;

2,57,1). В условиях военного союза ахейского и этолийского государств это могло скорее всего означать нечто вроде компенсации этолийцам, которые вынесли на себе основ­ ную тяж есть Д еметриевой войны, от ахейцев, выигравших в р е ­ зультате этой войны гораздо больше, чем Этолия29. С другой стороны, не могли не сыграть своей роли и настроения восточ­ ных аркадян, насильственно вовлеченных в Ахейский союз и тяготившихся этим 30. Но в любом случае этот период в то в р е ­ мя мог иметь только мирный характер. Таким образом, полисы восточной Аркадии недолго входили в Ахейский союз: до 229 го­ да, когда их оккупировала С парта (Polyb. 2,46,2;

2,57,1), они уж е успели перейти под покровительство Этолии.

Таким образом, к весне 229 г. ахейская экспансия ув ен ча­ л ась успехом лиш ь в Аркадии. О днако нашествие д ар д ан ов на Македонию, гибель в борьбе с ними ц ар я Д ем етри я II, в осста­ ние в Фессалии, непрочность позиций пришедшего к власти р е­ гента Антигона Д осона, опекуна малолетнего Филиппа V, т. е.

преж де всего внутренние события в М акедонии31 окончательно ослабили влияние Антигонидов в Греции. П ромакедонские ти ­ раны, командиры гарнизонов Д ем етрия п ребывали в состоянии неуверенности и опасались самого худшего. И спользуя си туа­ цию, Арат сразу же, еще в стратегию Л и д и ад а, начал перего­ воры с ти ран ам и Аргоса, Гермионы, Флиунта, прибегая то к угрозам, то к посулам, чтобы заставить их отказаться от в л а с ­ ти. В сложивш ейся весной 229 г. обстановке правителям этих полисов не оставалось д ел ать ничего иного, ка к последовать примеру Л и д и ад а. Т ак Ахейский союз приобрел значительную территорию на северо-востоке Пелопоннеса (Polyb. 2,44,3 sqq;

2,60,4;

Plut. Ar. 34,7;

35,1 sqq).

П л утарх (Ar. 35,1 sqq), опираясь на записки Арата, описы­ вает присоединение Аргоса следующим образом. В начале пере­ говоры с Аристомахом М ладш и м завел Арат, который убедил аргосского ти ран а передать полис ахейцам с условием и з б р а ­ ния его на пост союзного стратега и уплаты его наем никам крупной суммы в 50 талантов. О днако в переговоры вм еш ался Л идиад, еще заним авш ий долж ность стратега, и попытался с а ­ молично закончить все дела с Аристомахом. Л и д и а д и поставил в ахейском собрании вопрос о приеме Аргоса, но разгневанный А р ат выступил против и о д ерж ал верх. Впоследствии сам А рат довел переговоры до конца и ахейцы проголосовали за вступ­ ление Аргоса в союз. У П лутарха, таким образом, конфликт объясняется лиш ь борьбой честолюбий, хотя очевидно, что оба ахейских лидера помимо славы добивались и более прозаиче­ ских целей. В частности, было очень важно, кто будет зан и м ать долж ность стратега в момент приёма Аргоса. Если бы решение было принято еще при Л идиаде, Аристомах успел бы, н ав ер ­ ное, принять участие в выборах на следующий, 229/8 г. Тогда А рату пришлось бы уступить «свою очередь» Аристомаху, и у ж е два года подряд (230/29 и 229/8 гг.) союз возгл авлял и бы другие лю ди32. Арата, конечно, не р ад о в ал а т а к а я перспекти­ ва: во-первых, п околеб алась бы его позиция ведущего полити­ ка союза, во-вторых, Л и д и ад с Аристомахом, объединив усилия, могли бы полностью изменить внешнеполитический курс госу­ д арства. В Аргосе, ка к и в Мегалополе, были очень сильны ан тилаконские традиции. Л и д и ад еще в первую свою стратегию (334/3 г.) начал строить планы похода на Спарту, чему А рат сопротивлялся всеми средствами, вклю чая борьбу против к а н ­ дидатуры Л и д и а д а на выборах стратега на 332/1 г. (P lut. Ar.

30,5 sq). Аристомах впоследствии т а к ж е выступил за реш итель­ ную борьбу против Спарты, и вновь А рат попытался воспре­ пятствовать этому (P lu t. Ar. 35,6 sq ). О тсю да видно, что л ич н ая неприязнь и соперничество в отношениях м е ж д у Аратом и Л и д иадом ослож н яли сь различием их внешнеполитических у с т а ­ новок33. Этой борьбе суждено было заверш иться уж е в годы Клеоменовой войны, начавш ейся чуть позже. А пока успех со­ путствовал Арату, который добился того, чтобы Аргос был п ри ­ нят в его стратегию, и тем самым лиш ил Л и д и а д а не только возможности об ъяви ть это своей заслугой, но и права за н я т ь пост стратега в 228/7 г.: на этот год в ы с ш ая долж ность в сою ­ зе была обещ ана Аристомаху.

Что касается внешнеполитической линии А рата, то она ос­ т ав ал а сь прежней: продолжение борьбы против М акедонии к а к в рага номер один до полного изгнания македонян из Греции.

Противоречия, появивш иеся м еж д у ахейцам и и Спартой после присоединения значительной части А ркадии к Ахейской ф ед е­ рации, А рат считал на данный момент второстепенным. Весной 229 г. он не только за в я з а л переговоры с Аристомахом и д руги ­ ми тиранами, но и принял участие в другом антимакедонском предприятии у ж е за пределами Пелопоннеса. Афиняне, увид ев­ шие возможность после смерти Д е м е тр и я II освободиться от македонских гарнизонов, привлекли именно А рата (хотя с т р а ­ тегом был еще Л и д и а д ) 34 к переговорам с командиром м акед он ­ ских войск в Аттике Диогеном. Совместными усилиями а ф и н ­ ским л идерам Эвриклиду и Микиону, а т а к ж е А рату и другим участникам переговоров удалось убедить Д и оген а оставить А т­ тику за плату в 150 талантов. 20 тал ан то в при этом внес сам А р ат (P lut. Ar. 34,5 sq;

P au s. 2,8,6)3S. Афины вышли из сферы влияния М акедонии, но не приняли участия в федеративном движении подобно Аргосу или М егалополю. Если А рат и п ре­ следовал в конечном счете такую цель, то его н адеж ды не сбы ­ лись36. Если в ходе Д еметриевой войны аф иняне сопротивлялись набегам А рата на Аттику, то это ещ е мож но было объяснить присутствием македонских войск в клю чевых пунктах а ф и н ­ ской хоры, а т а к ж е тем, что вели себя ахейцы и этолийцы на земле Аттики к а к на враж дебн ой территории. Теперь ж е стал о совершенно ясно, что афинян не у ст р а и в ал а перспектива осво­ бождения ценою утраты полного суверенитета и вступления в Ахейский союз. Подобное единодушное неприятие ф ед ерал изм а ахейцы впоследствии встретили только в Спарте. Ж ивучесть традиций классической эпохи о к а з а л а с ь наиболее сильной в этих полисах, имевших великое прошлое и упорно сопротивляв­ шихся объединительной тенденции эллинистического времени.

Оценивая^ результаты Д еметриевой войны с точки зрения ин­ тересов Ахейского союза, следует отметить, что именно эти го ДЬ1 оказал и сь переломными в развитии федеративного д виж ения в Пелопоннесе. Д о 229 г. ахейцы приобрели большую часть А р ­ кадии с таким крупным центром, к а к М егалополь. Весной и етом i l 9 г. в союз вошли Аргос и Флиунт, т. е. вся Арголида, Гермиона, с приобретением которой ахейцы закончили о в л а д е ­ ние северо-востоком Пелопоннеса, и Эгина — первое островное государство в Ахейском союзе. М ож ет быть, еще во время Д е мстриевой воины при неизвестных нам обстоятельствах ахейцы присоединили к союзу два приморских городка Мессении — Пилос и Кипариссию, которыми они в ладели позже, в период С ою лш ческой воины (Polyb. 4,25,4;

5,92,5;

11,18,2;

18,42,7)37.

Теперь территория союза охваты вала большую часть П елоп он ­ неса. Вне федерации оставались: Л ак о н и ка, Мессения, Элида с *рпфплиеи, ар к ад ски е Фигался и Псофида, восточно-аркадские полисы (Кафии, Орхомен, Мантинея, Тегея). Намного рас ш и р и ­ ли свои союз и этолийцы, присоединившие к 229 г. ряд областей в средней Греции и значительную часть Ф ессалии непосредст­ венно к ф едерации38 и контролировавш ие в Пелопоннесе Э л и ­ ду, Мессению, восточную Аркадию и Ф и гал ею 39. Ахейско-этс лийскпй союз о ставал ся в силе и в конце Д еметриевой войны (Polyb. 2,9,9 sqq), и позже (Polyb. 4,7,4;

4,15,2;

Plut. Ar. 34,7).

Под властью М акедонии в континентальной Э л л ад е ю ж нее Фермопил не о ставалось ни одной области, ни одного города.

С праведливо исследователи н азы ваю т исход Деметриевой вой­ ны триумфом ф едерализм а, кульминацией федеративного д в и ­ жения в Греции40.

Что касается Ахейского союза, то и впоследствии это госу­ дарство расш иряло свои границы, играло важ ную роль в м е ж ­ дународной политике, но дальнейш ими успехами ахейцы будут обязаны главным образом своим македонским, а затем римским покровителям. Подлинно самостоятельное федеративное д в и ж е ­ ние в Пелопоннесе происходило именно в 281 — 229 гг. Тогда это был действительно естественный, а не навязанны й извне процесс. Имея со стороны Египта исключительно финансовую поддержку, ахейцы боролись с М акедонией, присоединяли к своем);

союзу один полис за другим преж де всего собственными силами. Разумеется, рост Ахейского союза в этот период нельзя представлять вслед за Полибием ка к триумф альную серию у с­ пехов и побед. К аж д ы й шаг ахейцев на пути расш ирения сою­ за встречал серьезное, иногда ожесточенное сопротивление в Пелопоннесе. История борьбы за А ркадию наглядно дем о н ­ стрирует, что элемент насилия в процессе создания большой федерации играл едва ли не важ нейш ую роль. Однако военные силы ахейцев были не настолько велики, чтобы уд ерж и вать т а ­ кую большую территорию посредством одного лишь прин у ж д е­ ния. Если расширение союза происходило путем вооруженной экспансии или с помощью дипломатических сделок, то устойчи­ вость объединения обеспечивалась уже иными факторами, в а ж ­ нейшими из которых можно считать заинтересованность опреде­ ленного социального слоя в сохранении союза, о чем уже упоми­ налось, а так ж е само устройство федерации, которому будут по­ священы две последующие главы.

Г л аба СОЮЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В ГОСУДАРСТВЕ АХЕЙЦЕВ И Т Е Л И Пелопоннеса к середине III в., когда н а ­ чал ся быстрый рост Ахейского союза, имели у ж е определенный опыт объединения полисов в различной форме. В свое время значительную часть полуострова о хваты вал Пелопоннесский со­ юз — военный блок полисов, в озглавляем ы й Спартой. Эта геге монистская симмахия п о казал а пелопоннесцам пользу коорди­ нации военных и дипломатических усилий полисов, но непос­ редственным прообразом такого объединения, ка к Ахейский союз, служить не могла: гегемония одного полиса над о с т а л ь ­ ными, отсутствие регулярны х общесоюзных собраний, общего граж данства, выборных органов с о ю за 1 не позволяют считать Пелопоннесскую симмахию федерацией. П ри создании А хейско­ го союза скорее использовался опыт меньших по масш табу, но построенных на принципе ф ед ерал и зм а союзов, объединявш их в IV в. полисы Ахайи и Аркадии. Во всяком случае, основные черты союзного устройства в Ахейской федерации III в. не я в ­ ляли сь принципиальным новшеством, они известны нам у ж е в ф едерациях классической Греции. О д н ако объясняется это не столько прямым заимствованием, сколько тем, что при орган и ­ зации любого греческого союзного государства образцом сл у ­ ж и л о устройство обычного полиса2.

Верховным законодательны м органом Ахейского союза б ы ­ ло общесоюзное собрание, выполнявш ее примерно те ж е ф ун к­ ции, что и народное собрание в полисе. В источниках много­ кратно, иногда весьма подробно описаны собрания ахейцев, о д ­ нако вопрос об их составе и компетенции п родолж ает о ста в а ть ­ ся «одной из наиболее сложных проблем в греческой истории»3.

Терминология Полибия там, где он говорит о союзных со б ран и ­ ях ахеицев, разн ооб р азн а и поддается различны м истолковани 4 З ака з G ям, другие н аррати вны е источники и надписи мало чем могут помочь. В принципе ясно, что в Ахейском союзе было два типа / / собраний — синод () и синклит ( ), причем синод был регулярны м заседан ием 4, а синклит — ч резвы чай ­ ным. Споры ведутся о том, были ли идентичны состав участни­ ков и компетенция обоих собраний. Н а это, к азал ось бы, д ается ответ в рассказе П олибия (29,23,1 sqq) о событиях 168 г. Когда на очередном синоде в Коринфе египетские послы запросили по­ мощи у ахейцев, р азгор елась борьба м еж д у группами К а л л и ­ крата, выступившего против участия ахейского войска в войне против Антиоха IV, и Л и ко р та с его сыном Полибием, п р изы ­ вавш их ахейцев помочь Египту. Увидев, что собрание н астрое­ но не в его пользу, К а л л и к р а т потребовал прекратить обсужде Z3 I ~ t t ZD ние, т.к. законы зап р ещ аю т « »;

т. е. о бсуж дать и р еш ать вопрос о военной помощи на данном собрании5 (Polyb. 29,24,5). Через некоторое время в Сикионе был созван синклит, «на который явилось не только буле, но и ' I все в возрасте не м ол ож е 30 лет» ( ' I | | ' J =I 3, :

ibid. 24,6). Там споры повторились, но вм еш ательство римлян полож ило им конец. Нечто подобное произош ло и в конце 150-х гг., когда у ахейцев просили помощи гр а ж д а н е р а з г р а б ­ ленного аф инянам и Оропа. Они явились на синод в Коринфе, где было решено созвать по этому поводу синклит в Аргосе.

Синклит подробно обсудил вопрос и принял окончательное р е­ шение (Syll.3 675).

Опираясь на ф р азу Полибия (29,24,6) об участниках син­ клита в Сикионе, проще всего сделать вывод такого хара ктера :

на регулярные засед ан ия (синоды) собирались только члены со­ юзного совета (), народное собрание созы валось у ахей ­ цев только на чрезвычайное заседание (синклит), д ля решения вопросов жизненной важности: объявление войны, заклю чен и е мира, р ати ф и кац и я союзного договора6. Именно т а к а я точка зрения в о зо б л а д а л а среди исследователей в н ачале века, осо­ бенно после работ Бел о ха и Свободы7. З а т ем появилось подроб­ нейшее и обстоятельное исследование А. Э й м ара, который у б е­ дительно п оказал, что это укоренившееся в л и тературе мнение о тож дестве понятий «синод» и «буле» противоречит целому ря ZD ' ду ф актов8. Синод именуется, т. е. народным собран и ­ ем у Полибия (4,7,1), принимает решения о н ачале войны ( P o ­ lyb. 4,7,1 sqq;

4,15,1 sqq;

4,26,7). В 217 г. этолийцы специально ж д ут ахейского синода, чтобы б езн аказан но напасть на Ахайю, противодействие им оказы ваю т только наемники: все военно обязанные г р а ж д а н е явно находятся на собрании (P olyb.


5,94,1 sqq). С точки зрения Эймара, не имеет принципиального значения тот факт, что участники синодов у Полибия не раз в том числе и в рассказе о собрании 168 г., обозначаю тся сл о ­ вом (Polyb. 4,26,7 sq;

22,7,3;

28,3,7 sqq;

29,24,6). В сл о ­ варе ахейского историка, считает Эймар, этот термин не имеет технического значения и может переводиться как «совокупность совещающихся лю дей»9.

Выводы французского антиковеда вкратц е сводятся к с л е ­ дующему. И синклит, и синод п редставляли собой засед ан ия союзного народного со б р ан и я10. Союзный совет вряд ли вообщ е сущ ествовал11. С течением времени количество граж дан, ходив­ ших на синоды, уменьшалось, поэтому примерно после 220 г.

был издан закон, передававший рассмотрение важнейш их во­ просов (война, мир, союз) только синклиту, более многолюдно­ му и поэтому более авторитетному чрезвычайному собранию.

Впрочем, иногда и после реформы синод реш ал вопросы, вхо­ дящ ие в компетенцию си н клита12. Это могло произойти и на си­ ноде 168 г., если бы не вмеш ался К ал л и к р а т и не потребовал переноса обсуждения на синклит, куда д о л ж н а была явиться действительно б о льш ая масса гр аж дан, отсутствовавш ая обы ч­ но на синодах13.

Столь скрупулезное исследование, однако, не так долго ос­ тавалось «последним словом науки» по вопросу об ахейских собраниях. В 1954 г. была обнаруж ен а надпись IV в. с упоми ZD ' fs* rsj нанием ахейского совета ([] [ ] — SEG.

XIV. 375), а в 1955 г. выш ла работа Д ж. Л ар с ен а «П р едстави ­ тельное правление в греческой и римской истории». Д о к а зы в а я, что в античности уж е сущ ествовала система представительной демократии, Л ар с ен отверг один из важ н ей ш и х выводов Э й м а ­ ра. П ризнавая, что синод Ахейского союза до 217 г. действи­ тельно был народным собранием, Л ар с ен обратил внимание на слабость аргументов Эймара относительно существования т а к о ­ го порядка и после 217 г. Во-первых, не очень убедительно вы ­ глядит у Эймара ссылка на выступление К ассан дра с Эгины на синоде 185 г. (Polyb. 22,8,9 sqq). Эгина к тому времени п р и н ад ­ л е ж а л а уж е не ахейцам, а Пергаму, поэтому Кассандр, ка к у т ­ в ерж дал Эймар, участвовал в синоде только как ахейский г р а ж ­ данин и не мог быть представителем какого-либо полиса, стало быть, синод не был советом представителей. Л ар с ен истолковал -)гот ф акт таким образом: община эгинетов, переселившихся в Пелопоннес из-за неприятия власти П е р га м а над родным ост­ ровом, сохранила свое представительство в ахейском синоде14.

Во-вторых, Эймар ссы лался на присутствие большой массы р я ­ довых граж дан, в основном ремесленников и мелких торговцев (Polyb. 38,12,6), на собрании 146 г., которое он считал типич 4* ным синодом. Л а р с е н усомнился и в этом. С его точки зрения, это собрание п редставляло собой одновременно и синод, и синк­ лит, поскольку, с одной стороны, оно объявило войну С парте (Polyb. 38,13,6), что подобало лишь синклиту, а с другой сто­ роны, еще осенью 147 г. ахейский стратег о б ещ ал римлянам по­ ставить этот вопрос на очередном синоде (Polyb. 38,11,5), ко­ торым явно и было данное совещ ание15.

В-третьих, Л ар с ен не согласился с трактовкой у Э й м ар а термина. П оскольку вновь найденная надпись д о к а з а л а существование союзного совета у ахейцев, то все упоминания / 0 у П олибия должны, по мнению Л ар с ен а, относиться именно к нему. З а исключением случаев, относящихся к перио / ду до 217 г о д а 16, все свидетельства П олибия о (Polyb.

22,7,3;

29,24,6) отож дествляю т его с составом участников сино­ да. С тало быть, именно совет и з асед ал на ахейских синодах после 217 г., что предполагает какую-то законодательную р е ­ форму, ограничившую участие народа в собраниях только при­ сутствием на синклитах и определившую компетенцию чрезвы ­ чайных собраний (война, мир, с о ю з )17. В-четвертых, Л ар сен по­ считал не очень правдоподобным объяснение событий 168 г., данное Эймаром. Он справедливо отметил, что слова «не то л ь ­ ко совет, но и все в возрасте не моложе 30 лет» (Polyb. 29,24,6) означаю т безусловно конституционный принцип, а не ф ак ти ч е­ ский состав участников синклита: не могли же, в самом деле, явиться в театр Сикиона все без исключения г р аж д а н е в этом возрасте со всего Пелопоннеса! Согласно Л арсену, Полибий здесь разъяснил отличие синода (только члены совета) от синк­ лита (все граж дане, кто имел на это п раво).

Гипотезу Л а р с е н а часть антиковедов посчитала окончатель­ ным решением в о п р о с а18, однако в последнее время некоторые исследователи поставили под сомнение и е е 19. Д е л о в том, что объяснение Л а р с е н а хорошо у л аж и в ает одни противоречия, но приводит к возникновению других. Так, если во II в. на синоды собирались только члены совета, то почему Полибий употреб­ л яе т в отношении участников регулярных заседаний такие тер гэ ' ~ с / мины, как,,, у казы в аю щ и е скорее на массовый митинг?20 Опять-таки не согласуется с п редполож е­ нием о превращении синодов во II в. в засед ан ия лишь сове­ та то обстоятельство, что у Полибия (28,7,3;

29,24,5) синони мом синода является, термин, означаю щ ий у этого авто ра (как и других) сходку большой массы лю дей21. Очень спор­ ными и искусственными выглядят истолкования у Л ар с ен а тех случаев, когда Полибий под словом явно п одразумевает народное собрание22. Неестественным к аж ется и странное оп­ ределение собрания 146 г. — одновременно и синод, и син­ клит (т. е. регулярное заседание чрезвычайного со б р ан и я!)23.

А. Д ж ован ни н и предлож ил свое решение проблемы ахейских собраний, но не слишком удачное. По его мнению, синод был регулярным народным собранием, а синклит вообще не я в л я л ­ ся конституционным органом, п р едставляя собой созываемые время от времени совещ ания различного состава. В 168 г. ахей ­ ские власти решили пригласить на синклит членов совета и часть граж дан: тех, кому исполнилось 30 лет (молодеж ь о с т а ­ валась дома, чтобы быть наготове в любое время выступить в поход и помочь римлянам, ведущим III Македонскую войну).

Д о этого синод в Коринфе не смог решить этот ж е вопрос по­ тому, что он о б су ж д ал ся без предварительного решения совета отчего К ал л и к р ат и п рервал дискуссию24. Это ( ) предположение не встретило поддерж ки у исследователей25, по­ скольку Д ж ов ан н и н и допустил несколько серьезных ошибок, не говоря у ж е о том, что сама идея подобных совещаний с непос­ тоянным составом, реш аю щ их важ нейш ие вопросы, не находит подтверждений в государственной практике греков и выглядит довольно фантастично. И столкование событий 168 г. у Д ж о в а н ­ нини не вы д ер ж и в ает проверки ф актами. По его мнению, синод не решил вопроса о военной помощи Египту потому, что не з а ­ слуш ал предварительного решения совета. Но ведь такого ре / шения () не было оглаш ено ни на синклите 168 г., ни на чрезвычайном собрании 198 г. В 198 г., на второй день заседания, когда по закону п олагалось вносить предложения, вперед вышел г л аш а т ай и стал вы зы вать ж елаю щ и х это сд е­ л ать (Liv. 32,20,1;

ср.: Polyb. 29,24,10). В 168 г. в Сикионе на второй день предлож ения поступили от групп К а л л и к р ата и Ликорта, а не от совета, причем о ж и д ал и с ь предлож ения «ото всех ж елаю щ их» (Polyb. 29,24,10). Н и к а к а я не требовалась и не принималась во внимание. Одно это опровер­ гает всю версию Д ж ованнини. Еще одна существенная его ошибка состоит в том, что в ы раж ен и е У Полибия (29,24,6) Д ж ован ни н и переводит: «на этот раз соб­ рались...», имея в виду, что Полибий подчеркивал необычность состава синклита в Сикионе в 168 г.26. В определенном смысле такой перевод служ и т отправной точкой д ля всей гипотезы о непостоянном составе синклитов, однако он неверен: подобные вы ражения у П олибия являются всего лишь п ар аф р а зам и, означает просто «собрались»27.

П редложив столь неудачное решение проблемы в целом, А. Д жованнини, тем не мекее, сделал ряд совершенно сп р ав ед ­ ливых замечаний. В частности, он не согласился с тезисом, ко­ торый ранее считался общепринятым: активными г р а ж д а н с к и ­ ми правами у ахейцев о б л а д а л и только мужчины старш е 29 лет.

Присутствие на синклите 168 г. «всех не м олож е 30 лет» ( P o ­ lyb. 29,24,6) мож ет и не являться доказательством столь высо­ кого возрастного ценза для участия в собраниях вообще. Р я д ф актов говорит об обратном. В ахейском полисе Д им е г р а ж д а н ­ ские права д ав ал и сь с 17 лет (Syll.3 531, v. 9 sqq). Арат стал стратегом, как мы уж е видели, в возрасте 27— 28 лет. В 217 г.

этолийцы подж идаю т синода, чтобы совершить набег в Ахайю, причем им оказы ваю т сопротивление только наемники (Polyb.

5,94,3 sqq) — это означает, что военнообязанные граж дане, в том числе и м олож е 30 лет, отправились в Эгий на собрание.

с' Ю ные всадники ( ) играют в конце III в. важ ную роль на выборах стратега (Polyb. 10,22,9 sq;

P lut. Philop. 7,3). Все это подтверж дает вывод Д жованнини, к которому присоедини­ лись О ’Нэйл и У олбэнк28: в собраниях участвовали и гр а ж д а н е м олож е 30 лет. С делаем одно уточнение — участвовали в III ве­ ке, ибо все свидетельства, приведенные выше, относятся к это­ му времени. Д р у г а я картина предстает перед нами во II в. П о ­ либия, как минимум достигшего у ж е 20 лет, в 181 г. н а зн а ч а ­ ют послом, «хотя ему ещ е не исполнился положенный по з а к о ­ ну возраст» (Polyb. 24,6,5). В 168 г. на синклите нет людей мо­ л о ж е 30 лет (Polyb. 29,24,6). Очевидно, возрастной ценз в 30 лет был установлен на рубеже III и II вв. Поэтому гипоте­ з у Д ж ован ни н и о специфическом возрастном составе синклита 168 г. упомянутые свидетельства подтвердить не могут, но тем не менее они имеют серьезное значение д л я понимания эвол ю ­ ции ахейского политического строя.


Подведем теперь некоторые итоги. Во-первых, можно счи­ т а т ь доказанны м, что по крайней мере до 217 г., т. е. в интере­ сующий нас период, ахейский синод пред ставл ял собой регу­ л ярн ое народное собрание. Что касается последовавшего в р е­ мени, то, с нашей точки зрения, на вопрос о составе синодов по­ ка нельзя д ать однозначного ответа, хотя версия Эймара к а ­ ж е т ся предпочтительнее при условии определенной ее модифи­ кации29. Во-вторых, чрезвычайное собрание — синклит — т а к ­ ж е не было ограниченным по составу30. В III в. и синод, и синклит могли посещать гр аж д а н е и м олож е 30 лет, такой в о з­ растной лимит был установлен позже в связи с общей аристо кратизацией строя Ахейского союза. В-третьих, по крайней ме­ ре до 220 г. включительно, синод мог реш ать лю бые вопросы, в клю чая и те, которые позднее были зарезервированы за синк­ литом после издания специального закона о компетенции соб­ раний (мера, вы зв ан н ая массовым абсентеизмом на си н о д а х )31.

В описываемый здесь период (281 — 221 гг.) на синодах рассм атривали сь следующие вопросы: о приеме новых членов в союз (Plut. Ar. 35,4), о перспективах и условиях военного а л ь ­ янса ахейцев с М акедонией (Polyb. 2,51,7;

P lu t. Ar. 42,1), об официальном заключении ал ьян са (Polyb. 2,54,3), о п лан ах в е­ д ения войны (Polyb. 2,54,13 sq), о финансировании военных д е й ­ ствий (P lut. Аг. 37,5), о разреш ении полису — члену союза просить и получить помощь от иностранной д ер ж а вы (Polyb.

2,48,7;

2,50,10 sq q), о даровании почестей зал о ж н и кам из Фо киды и Беотии (Syll.3 519). Не исключено, что именно синодом было собрание, постановившее объявить войну Спарте (Polyb.

2,46,6);

во всяком случае, такое реш ение синода было в о зм о ж ­ ным, судя по событиям 220 г. Снова о б р а щ а я с ь к данны м о б о ­ л ее поздних периодах истории союза, можно с большой д о ­ лей вероятности утверж дать, что синоды в 281 — 221 гг. т а к ж е принимали и о тп рав л ял и посольства, заслуш и вали отчеты ахейских послов (Syll.3 675, v. 7;

Polyb. 4,15,1 sq;

22,7,2 sqq;

28,12,3 sqq), принимали или отвергали д ар ы иностранных п р а ­ вителей (Polyb. 22,7,3 sqq;

22,8,13), возобновляли ранее сущ е­ ствовавшие союзы (Polyb. 22,7,8 sqq;

29,23,4), определяли чис­ ленность ахейской армии в очередной кам пании (Polyb. 4,15,3), реш ал и судьбу пленных (Polyb. 5,102,5), руководили у л а ж и в а ­ нием территориальны х споров м еж ду ахейскими полисами (IvO.

46), обсуждали, какие меры принять к отлож ивш им ся от союза городам (Polyb. 23,16,12), избирали долж ностны х лиц32 — ко­ роче говоря, реш ал и важ нейш ие проблемы, касаю щ иеся сою­ за в целом. Н а одном и том ж е синоде мог рассм атриваться целый ряд вопросов (Polyb. 22,7,2 sq q). Чрезвы чайны е с о б р а ­ ния созывались д л я того, чтобы вынести решение по одному единственному неотложному д елу (Liv. 31,25,9) — д л я о б ъ ­ явления войны, заклю чения мира или союза. Именно т а к об ­ стояло дело в 226 и 220 гг.33. П р а в д а, до принятия зак о н а о компетенции синклита внеочередное собрание могло н азн ач ать ­ ся та к ж е в связи с иными срочными д елам и : д л я избрания ст р а тега-ав тократо ра (P lut. Ar. 41,1), определения расходов на содерж ание войск союзной д ер ж а в ы (Polyb. 5,1,6 sqq), приема нового члена в союз (Polyb. 4,72,5 sqq).

Синоды, как у ж е говорилось, до 188 г. созы вались в Эгии, наиболее значительном и удобно располож енном полисе Ахайи.

Д о 255 г. они проходили в святилище Зевса Г ам ария за горо­ дом (Strabo. 8,385), затем, возможно, были перенесены в какое либо место внутри городских стен34. Судя по связному р а с с к а ­ зу Полибия о событиях 220— 217 гг., еж егодно проводились че­ тыре регулярных собрания: весной (д в а ж д ы ), летом и осенью35.

Вели собрание — определяли повестку д н я 36, председательство­ вали на заседании, зак ры в ал и его — союзные магистраты:

стратег и дам и урги 37. Взять слово или сделать предлож ение мог любой ж елаю щ и й (Polyb. 29,24,10;

Liv. 32,20,1), что и под­ разум евает Полибий (2,38,6;

2,42,3) под словом. Г оло­ сование на синклитах проходило на третий день засед ан ия (Liv. 32,22,4), на синодах — по заверш ении обсуждения к а ж ­ дого вопроса (Polyb. 22,7,2 sqq). Н а чрезвычайных собраниях подсчитывались не просто голоса всех присутствующих, а м н е­ ния целых полисов38. Что касается заседаний регулярных, то там вопросы, по-видимому, реш ались простым поднятием рук / (: Plut. Ar. 35,7) и учет представительства полисов не велся. Во всяком случае, в 185 г. масса присутствующих на синодах «с криком» отвергла предлож ение пергамского ц а р я (Polyb. 22,8,13), и никакой долгой процедуры подсчета мнений отдельных городов не проводилось. Вообще трудно себе п р ед ­ ставить, чтобы на этом синоде, где реш алось как минимум 5 вопросов, каж ды й раз начиналась т а к а я процедура, тр еб о в ав ­ ш а я на синклитах целого д н я 39. Впрочем, эти данны е относят­ ся лиш ь ко II в., когда уж е действовал закон о перенесении всех главны х вопросов на синклит. Бы ть может, пока синод имел более широкую компетенцию, учет мнений отдельных полисов производился и т а м 40.

Все известные нам описания ахейских синодов и синклитов не оставляю т никакой опоры д ля предположения о том, что в н ачале вопрос рассм а тр и в ал ся в союзном совете, а затем — на собрании. Ни на одном собрании ахейцев не огл аш ается г совета, предлож ения поступают только непосредст­ венно от участников синода или си н клита41. Более того, вооб­ щ е роль совета в политической ж изни союза неясна настолько, что можно вслед за Эймаром усомниться в самом сущ ествова­ нии такого органа у ахейцев. П равда, находка надписи S E G.

XIV. 375, хотя и относящейся еще к IV в., а более всего слова П олибия (29,24,6: «не только совет, но и все не моложе 30 лет») о составе синклита 168 г., по нашему мнению, все ж е позволя / ют утверждать, что особый орган в Ахейском союзе был. О функциях его нельзя ск азать ничего определенного, учи­ ты вая двусмысленный характер самого термина у П о л и ­ бия. Единственное место у Полибия (29,24,6), где совет ч етк а отделяется от собрания, свидетельствует лиш ь о том, что чле / ны совета — булевты (: Polyb. 2,37,10) — о б язате л ь ­ но присутствовали на синклитах. Возможно, явка на синоды и синклиты была их основной обязанностью, особенно во II в., когда присутствие на собраниях большой массы гр аж д а н стал о чрезвычайной редкостью (Polyb. 38,12,6) и представительность собраний грозила стать весьма сомнительной. Еще меньше воз­ можностей имеется у нас для того, чтобы, хотя бы в форме ги­ потезы, судить о составе совета, его численности42 и сроке пол­ номочий. М ож ет показаться удивительным, что функциониро­ вание такого органа, как союзный совет, практически никак не отраж ено в «Истории» П олибия и других источниках при всем обилии сведений о политической жизни ахейцев. Однако в этом есть своя закономерность: совет явно не играл важной роли в определении политики союза, в чем не приходится сомневаться потому, что основные полномочия, которыми были наделены булевты в государствах, подобных Афинам V — IV вв., в Ахей­ ской федерации п р и н ад л еж а л и не совету, а долж ностны м л и ­ цам союза и особенно стратегу43.

Полибий (2,43,2), сообщ ая о том, что после реформы 255 г.

С= I стратегу Ахейского союза была д ан а в ласть «надо всем» ( ), не допустил особого преувеличения44. П р а в а с т р а ­ тега как главы исполнительной власти были огромны. Во-пер вых, стратег ком ан довал вооруженными силами союза. Кроме официального объявления войны и заклю чения мира стратег мог в этой сфере по своему усмотрению предпринимать все, что не оговорило специально (или не успело оговорить) в своем решении собрание ахейцев. В подтверж дение этих слов д о с т а ­ точно сослаться на действия А рата в Коринфе, Арголиде, А т­ тике до и во время Деметриевой войны. Стратег иногда с а м о ­ стоятельно созы вал ополчение (Liv. 33,14,9 sqq), распускал его (Polyb. 4,10,1;

4,14,4;

Liv. 36,31,8), зак л ю ч ал перемирие с про­ тивником (Liv. 32,39,10;

32,40,4), п ер ед ав ал командование д р у ­ гому военачальнику (Polyb. 5,94,1). В мирное время он инспек­ тировал ополчение в городах и проводил общесоюзные учения (Polyb. 11,10,8 sq ), а в случае необходимости р а зр е ш ал своей властью набеги на территорию соседних государств д ля захв а I с: ' та спорного имущества без объявления войны ( : P o ­ lyb. 22,4,13). Во-вторых, стратег от имени союза мог вести пере­ говоры с иностранными д ер ж а ва м и, лично встречаясь с их представителями, о тп р ав л яя послов или обмениваясь д и п л о м а­ тическими посланиями45;

мог т а к ж е самостоятельно зак л ю ч ать соглашения по частным вопросам (: Polyb. 5,93,7;

Liv.

35,27,11 so). В-третьих, стратег о б л а д а л большими полномочия­ ми и во внутрисоюзных делах: именно он созы вал на со в ещ а­ ние других долж ностны х лиц (Polyb. 22,10,2), следил за у п л а ­ той полисами взносов в ф едеральную казну (Polyb. 5,30,5;

5,91,4), д а в а л у к а зан и я местным в л астям (Polyb. 24,7,8;

38,11,1046), созы вал в случае необходимости народные собрания в полисах (Polyb. 38,11,7).

Стратег хранил государственную печать, которую п ередавал своему преемнику по окончании срока полномочий (Polyb.

4,7,10;

Plut. Ar. 37,5). Его именем об означался очередной год в ахейском к ален д аре (Syll.3 471,600,851;

IG. IV2 1.60), начи навшиися со дня смены стратегов около 22 м а я 47. Н а союзных собраниях мнение стратега имело огромное значение и, ка к правило, п редопределяло исход голосования, причем ахейский стратег, в отличие от этолийского (Liv. 35,25,7), мог д ел ать предлож ения т а к ж е по важ нейш им вопросам, касавш имся о б ъ ­ явления войны, заклю чения мира или сою за48. Н ам известно лиш ь два случая, когда большинство собрания пошло против стратега (Polyb. 24,8,1 sqq;

Plut. Ar. 37,5). Столь огромная в ласть и авторитет, присущие этой должности, нередко наводят исследователей на мысль о влиянии на политический строй греческих союзов III в. примера эллинистических государств и «монархических веяний эпохи»49. Д ру гие антиковеды видят в усилении власти союзного стратега простое следствие роста территории и, соответственно, уменьшения возможности созы ­ вать частые соб ран и я50. Однако, думается, дело здесь не столь­ ко в увеличении разм еров государства (реф орм а 255 г. произо­ ш л а еще до выхода федерации за пределы Ахайи) и не в п р я­ мом заимствовании монархических порядков греками, сколько в том, что кризис полиса неизбежно усиливает авторитарные тенденции в управлении как полисами, т а к целыми союзами, увеличивает влияние «сильной личности» в политике, доверие г р а ж д а н к такой личности, пришедшее на смену былой подо­ зрительности.

О ценивая значение стратега в Ахейском союзе, мы, однако, не долж ны забы вать, что правящ ие круги полисов п остарались обеспечить и гарантию собственных интересов, справедливо опасаясь, что стратег см ожет использовать свое огромное в л и я ­ ние и власть во вред тем или иным полисам и д а ж е имущей верхушке союза в целом. К ак мы у ж е видели на примере А р а ­ та, высший пост в федерации нельзя было зан и м ать два года подряд. К роме того, стратег был поставлен под определенный контроль со стороны собрания ахейцев: он был об язан выпол­ нять решения синодов и синклитов51, д а в а т ь отчет собранию в своих действиях (Polyb. 4,14,1 sqq), вынуж ден был за п р а ш и ­ в ать мнение собрания по наиболее в аж н ы м вопросам52. Н а к о ­ нец, права стратега несколько ограничивались тем обстоятель­ ством, что ему следовало считаться и с мнением других д о л ж ­ ностных лиц союза, особенно дамиургов. Ф едеральны е дамиур ги, которых еж егодно избиралось десять53, составляли как бы совещ ательную коллегию при стратеге;

вместе с ним они счи­ тал и сь «высшими магистратами» союза (Liv. 32,22,2;

38,30,4).

Д ам и у рги соп ровож дали стратега при встречах с иностранны­ ми правителями (P lut. Ar. 43,1), наравн е с ним участвовали в созыве собраний (Polyb. 23,5,16;

Liv. 38,30,4), находились при нем иногда д а ж е в ходе военной кампании (Polyb. 4,72,9). Н е ­ ясно, насколько обязательны ми для стратега были решения д а ­ миургов54. Видимо, были предусмотрены случаи, когда стратег был обязан подчиниться им без возражений. Н а синклите 198 г.

только от позиции дамиургов зависело, будет ли поставлено на голосование предлож ение стратега Аристена заклю чить союз с Римом, противоречащ ее ахейскому закону, который зап рещ ал вступление союза в антимакедонские альянсы (Liv. 32,22,2 sqq).

Видимо, дамиурги имели полномочия пресекать противозакон­ ные акции стратега (ср. Polyb. 38,13,1: протест «герусии»)55.

Им одним д овер ял ась т а к ж е публикация союзных постановле­ ний (IvM. 39. v. 33 sqq).

Часть функций стратега р азд ел яли с ним гиппарх — ком ан ­ дир конницы и н ав ар х — ахейский «адмирал». Главной о б язан ­ ностью гиппарха было обучение конницы, инспектирование кон­ ных частей ополчения в полисах и ком андование кавалерией, а иногда и частью пехоты, в сраж ении (Polyb. 5,95,7;

10,22,6 sqq;

10,23,9;

10,24,1 sqq;

P lut. Philop. 7,3 sqq). О дн ако гиппарх имел и определенный политический вес в союзе. Он мог выполнять дипломатические поручения (Polyb. 28,12,4 sqq ), его мнение на собраниях имело большое значение (Polyb. 28,7,8 sqq), д а и вообще гиппарх считался вторым человеком в руководстве ф е­ дерации после стратега (Polyb. 28,6,9). Эта долж ность была как бы последней ступенью к достижению в будущ ем высшего поста в союзе (Polyb. 10,22,9). Н а в а р х — фигура политически менее значимая, видимо, из-за того, что ахейский флот никогда не был серьезной боевой силой. Функции этого должностного л ица заклю чали сь в командовании морскими операциями ахей ­ ской флотилии (Polyb. 5,94,7;

5,94,11). И ногда во гл аве ф лота становился сам стратег, тогда н аварху поручалось управление флагм анским кораблем (Liv. 35,25,12 sqq;

35,26,7;

Plut. Philop.

14,2 sqq). К а к гиппарх, та к и наварх вместе со стратегом и, ви ­ димо, дам и ургам и произносили клятвы от имени Ахейского со­ ю за при заключении договоров и соглашений (Syll.3 490, v. 6 s q ).

Очевидно, ниже рангом котировалась до лж ность «секретаря г* I ;

э /V ахейцев» ( ), судя по тому, что он не назван в числе приносящих клятву м агистратов в надписи Syll.3 490. Д о 255 г. секретарь союза был важ н о й персоной, у П о л и би я (2,43,1) он д а ж е упомянут перед двум я стратегами, однако позже его влияние уменьшается. В надписях секретарь иногда, наряду со стратегом, выступает в роли эпонима, но это можно объяснить к а к всего лиш ь д ан ь традиции (Syll.3 531;

IG. IV.21.60;

IG. VII. 223;

SEG. XIII. 327). Во всяком случае, ни надписи, ни литературны е тексты ничего не говорят о его ф ун к­ циях и политической роли в союзе после 255 г. В эллинистиче­ ских полисах секретарь часто является весьма авторитетной фигурой56, но главны м образом как представитель городского совета, а в Ахейском союзе совет, к а к у ж е говорилось, был не самым важ ны м орган ом 57.

Из остальных долж ностны х лиц союза нам известны к а з н а ­ чей ( : IvM. 39, v. 46 sqq) и номографы. В зад ач у пос­ ледних входило, с одной стороны, редактирован и е и регистра­ ция постановлений ахейского собрания, имевших силу закона \ М. 39, v. 43 sqq), а с другой стороны — составление текстов некоторых законов, например, сакрал ьны х 58. К оллегия номогра фов насчитывала 25 человек, которые в надписи IG. IV.21. представляю т 19 городов. Крупные полисы — Аргос и М егало поль — имеют там по три представителя, Эгий, Д и м а и С ики­ он — по два, остальные города — по одному. В списке номо граф ов нет г р а ж д а н трех полисов Ахайи, большинства а р к а д ­ ских полисов и Коринфа. Последнее обстоятельство не позво­ л яет согласиться с мнением о существовании системы пропор­ ционального представительства в этой коллегии и, тем более, распространить такую систему на способ подсчета голосов в собрании и формирования совета, как д ел аю т некоторые ис­ следователи на примере номографов59. По-видимому, состав коллегии и збирался без учета представительства там всех чле­ нов союза, но вполне естественно, что туда попадало больше г р а ж д а н из крупных полисов60.

Все магистраты Ахейского союза, за исключением номогра­ фов и, вероятно, секретаря, составляли единую коллегию (Polyb. 27,2,11;

38,13,4 sq), действовавшую во мно­ гих случаях как единое целое. Сам этот термин, означаю щий «совокупность государственных властей», появляется у греков сравнительно поздно и постепенно распространяется в э п и гр а­ фике, встречаясь главны м образом в декретах, принятых по / / предлож ению властей полиса ( )61.

Особенно часто м агистраты стали д ав ат ь народному собранию / свою в римское время, однако пример Ахейского союза и его полисов демонстрирует, что это не было слепым ко­ пированием римских обычаев, а явилось еще одним порож де­ нием кризиса полиса. Уже отмечалось, что мнение стратега и других долж ностны х лиц д л я собрания обычно оказы валось р е­ шающим, а позже мы увидим, что т а к а я трад и ци я о к а зы в ал а влияние и на политическую жизнь городов — членов союза.

/ Н е случайно поэтому употребление термина в отно­ шении ахейских магистратов, составлявш их своеобразную з а м к ­ нутую корпорацию и определявш их политический курс ф ед ер а­ тивного государства.

В отличие от военно-политического блока ( ), д а ­ ж е столь масштабного, ка к Афинская архэ, Пелопоннесский со­ юз или К оринфская лига, федеративное объединение полисов об л а д а л о такими х арактерны м и д ля единого государства чер­ тами, как наличие общих законов, союзного суда, казны, монет (Polyb. 2,37,10)62, общ ефедерального святилищ а, постоянного союзного военного корпуса, общего г раж дан ства. Все это было / свойственно и Ахейскому союзу. Ф едеральны е законы (, leges) постоянно упоминаю тся в повествовании П олибия и в других источниках. Известны законы такого содерж ания:

— о созыве синодов и синклитов (Polyb. 4,7,1;

5,1,7);

— о порядке проведения синклитов (Polyb. 22,12,6;

29,24,10;

Liv. 31,25,9;

32,22,4);

— о беспрекословном подчинении полисов приказу ф ед е­ рального стратега насчет сбора ополчения (P a u s. 7,12,6);

— о почестях, которые вправе в о здавать иностранным п р а ­ вителям союзные собрания (Polyb. 28,7,8;

28,1,14);

— о даровании ахейского г р аж д а н с тв а иностранцам (Polyb.

32,7,5);

— о замене стратега, умершего в год исполнения д олж н ос­ ти, его предшественником до следую щих выборов (Polyb.

38,15,1);

— о порядке разреш ен и я территориальны х споров меж ду членами союза (Syll.3 665, v. 14 sq q);

— о возрастном цензе д л я граж дан, исполняющих важ н ы е обязанности в союзе (Polyb. 24,6,5);

— о возмещении полисам расходов, которые те понесут в случае самостоятельного содерж ания наемников (Polyb.

4,60,10);

— о порядке празднества в честь Гигии (IG. IV.2l.73) ;

—о признании панэллинских фестивалей (IvM. 39, v. 43 s q ) 63.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.