авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«С. К. С И ЗО В АХЕЙСКИЙ СОЮ З История древнегреческого федеративного государства (281-221 гг. до н.э.) ...»

-- [ Страница 4 ] --

Сравнение Ахейского союза с этими унитарными государства­ ми, проводимое в работе Д ж ованнини, не вы д ер ж ивает провер­ ки фактами. Что касается Аттики, то самостоятельность афин­ ских демов никогда не доходила до издания ими собственных законов, вынесения суровых приговоров в роли высшей судеб­ ной инстанции, возможности принимать по своему усмотрению иностранцев в ряды гр аж д а н, чеканить свою монету и т. д. П о ­ лисы эллинистической М акедонии имели такие права и другие признаки автономии, однако были отстранены от какого-либо участия в управлении всем государством и входили в его сос­ тав на н ач ал ах подчинения, а не равноправного союза. У тверж ­ дения Д ж ован ни н и о том, что полисы Ахейского и других сою­ зов были фактически бесправны и подвержены неограниченно­ му произволу центральной в л а с т и 102, т а к ж е не соответствуют действительности. В частности, он игнорирует сведения о че­ канке собственных монет безо всякой общесоюзной символики полисами Ахейского союза, о возможности самостоятельных дипломатических действий полисов, причем не обязательно (к ак он утверж д ает) с санкции центральных органов, о новых з а к о ­ нах, принимаемых без соответствующих указан ий из центра с а ­ мими общинами (например, М егалополем с помощью Антиго­ н а), о гарантиях самостоятельности, которые д ав ал и сь полисам при их вступлении в со ю з103. Говоря о нивелирующей политике общесоюзных органов, Д ж ов ан ни н и ука зы в ае т на однотипность городских учреждений в Беотии и Этолийском союзе, но у м а л ­ чивает об их разнообразии в ахейских п оли сах104. Не п одтверж ­ даю тся источниками применительно к государству ахейцев и носят спорный хар актер в отношении других союзов приводи­ мые в качестве аргументов предположения о том, что союзы взим али со своих гр а ж д а н индивидуальные налоги в обход о р­ ганов полисного самоуправления, и о том, что центральные ор­ ганы насильно зас тав л я л и гр аж дански е коллективы общин при­ нимать в свои ряды лиц, получивших общесоюзное г р а ж д а н ­ ство105. Таким образом, тезис, гласящий, что «власть ц ен траль­ ных органов над членами союзов не зн ал а ограничений»106, ос­ нован на тенденциозно и односторонне подобранных и к тому ж е весьма спорных д оказательствах.

Напротив, полисы в составе Ахейского и подобных ему сою­ зов об ладал и всеми п ризнаками значительной политической с а ­ мостоятельности, превосходящей самостоятельность субъектов современных федераций.

Например, право чеканки своей моне­ ты, особое местное граж данство, не д аваем о е автоматически при переселении из одной части федерации в другую, общение с центральны ми органам и через посольства — эти привилегии членов эллинистических союзных государств, объясняемы е спе­ цификой античного полиса, не характерны д л я субъектов ф еде­ раций нового времени. И, наконец, нет никаких оснований д л я того, чтобы вслед за А. Д ж о в а н н и н и 107 отрицать наличие у со­ юзных полисов каких-либо черт, свойственных суверенным го­ сударствам. С формально-юридической точки зрения, таких черт достаточно много, о чем говорилось в этой главе. С точки зрения социально-экономической, полис и после вступления в союз оставался «машиной, чтобы д е р ж а ть в повиновении одно­ му классу прочие подчиненные кл ас сы » 108, а кроме того, частично сохранял и другую важ нейш ую функцию государства: защ и щ ал население от внешней угрозы самостоятельно или посылая свой контингент в общесоюзное ополчение. Ни ц ентрализованного бюрократического ап п арата, ни специальных «полицейских» сил д л я п оддерж ан ия социальных порядков внутри союза не было создано, так что задачи рабовладельческого государства вы п ол­ няли в значительной степени сами полисы.

Итак, все вы сказанны е соображ ения приводят к следую щ е­ му заключению: Ахейский союз представлял собой настоящее федеративное государство. Впрочем, подобные государственные об р азо ван ия сущ ествовали еще в классической Греции, но нам очень немногое известно об их устройстве. Во всяком случае, Ахейскому союзу, как и другим эллинистическим федерациям, свойственны некоторые новые черты, объясняемы е усоверш ен­ ствованием самой греческой федеративной системы и приспо­ соблением ее к реали ям новой эпохи. В частности, новш ества­ ми являлись: разноплеменный характер и огромные, по грече­ ским масш табам, разм еры федеративных государств, их перво­ степенная роль в политическом развитии б алканской Греции, усиление и цен трали зац ия исполнительной власти, более ярко в ы раж ен н ое равноправие членов ф ед ерац и и 109, система неко­ торой автономии территориальны х или этнических округов (у ахейцев — ) и, наконец, особая прочность и устой­ чивость самих союзных государств. Последнее утверждение л ег ­ ко д о к аза ть на примере Этолийской, Беотийской, Акарнанской федерации. Что касается Ахейского союза, то его история т а к ­ ж е д ает немного поводов д ля того, чтобы усомниться в ж и зн е ­ способности этого федеративного объединения. Тем не менее на одном из этапов своего развития ахейское государство о к а ­ залось в очень тяж ел ом положении и едва не распалось. Речь идет о годах т. н. Клеоменовой войны. Этому периоду ахейской истории будет посвящена заклю чи тельная глава.

КРИЗИС АХЕЙСКОГО СОЮ ЗА В ГОДЫ КЛЕОМЕНОВОЙ ВОЙНЫ Н А Ч А Л Е 20-х гг. III в. до н. э. Ахейский и Это лийский союзы совместными усилиями почти полностью осво­ бодили Грецию от македонского господства. О ткры вали сь б л е ­ стящие перспективы независимого разви тия эллинских полисов, объединенных в федеративны е государства. Наверное, в этот момент трудно было д а ж е предположить, что через несколько лет Ахейский союз, втянутый в изнурительную войну со С п а р ­ той, начнет р азв ал и в ать ся на части и д ля спасения его как ц е­ лостного государства потребуется помощь той ж е Македонии.

Эта так н азы ваем ая Клеоменова в о й н а1 п олож ила конец н а ­ д е ж д а м на мирное объединение и независимость Эллады : от­ ныне ее судьбами вновь стали р а с п о р я ж ать ся Антигониды, а затем — римляне.

Уже современники этих событий прекрасно понимали все значение произошедшего, и, очевидно, еще долгое время а к т у ­ альным считался вопрос о том, кто был виновен в р а з в я з ы в а ­ нии Клеоменовой войны, имевшей столь печальный д ля греков исход, а т а к ж е о том, насколько неизбежным было в м еш ател ь ­ ство М акедонии и восстановление ее гегемонии над Элладой.

Вскоре после окончания войны этот вопрос был поднят в « И с­ тории» Ф и ларха и в «Воспоминаниях» А рата. Об оценках со­ бытий, которые содер ж ал ись в этих ныне утраченных книгах, лучше всего можно судить по биографиям Клеомена и А рата у П лутар ха. Там, где речь идет о причинах Клеоменовой вой­ ны, позицию Ф ил арх а понять нетрудно. Этот историк, неизмен­ но противопоставлявш ий светлый о браз К леомена зловещей в его представлении фигуре Арата, считал, что ахейский стратег, рассчиты вая заверш ить объединение П елопоннеса в одном го­ сударстве, откровенно провоцировал молодого ц аря Спарты на военное столкновение (P lu t. Cleom. 3,7 sq). О днако и сам Клео мен был заинтересован в развязы ван и и войны, стремясь обре­ сти свободу рук с целью сверж ения власти эфоров, и поэтому охотно «столкнул» () свой город с Ахейским сою ­ зом (P lu t. Cleom. 3,6). Сам А рат о причинах войны писал и н а ­ че, р ас с к а зы в а я о своей борьбе с агрессивной антиспартанской политикой стратегов Л и д и а д а из М егалоп оля и А ристомаха из Аргоса, бывших ранее тиранами в своих полисах (P lut. Ar.

30,5;

35,6). Д а ж е после нач ал а военных действий А рат н астаи ­ в ал на том, чтобы ахейцы ограничились обороной (Polyb. 2,46,4).

Н а д о полагать, в своих м ем уарах он во зл агал вину за р а з ж и ­ гание этой войны не только на Клеомена, но и на своих поли­ тических соперников внутри Ахейского союза, себя ж е и зо б р а­ ж а л сторонником мира со Спартой.

Вопрос о вкладе каж д ого из перечисленных деятелей в д е ­ ло разв язы в ан и я Клеоменовой войны н уж дается в особом р а с ­ смотрении. П ока важ н о отметить тот факт, что версии совре­ менников этих событий сходятся в одном: инициаторами вой­ ны выступают сами воюющие государства — Ахейский союз и С парта, ссылки на реш аю щ ую роль каких-либо внешних сил от­ сутствуют. Это, по крайней мере, явствует из текстов П л у тарх а.

Тем неожиданнее выглядит объяснение причин войны у П о л и ­ бия, который подлинными виновниками ее считал не ахейцев, не лакедемонян, а этолийцев. «Чем более рос и преуспевал Ахейский союз, — пишет Полибий, — тем более этолийцы, из-за своей врожденной беспечности и алчности зави довавш ие ахейцам, а главным образом, надеявшиеся, что им при д ел еж е достанется часть ахейских городов,... дерзнули вступить в сно­ ш ения () с Антигоном Досоном, опекуном м алол етне­ го Филиппа, правившим тогда в М акедонии, и с царем К л ео ­ меном и заключить одновременно союз и с тем, и с другим ' ZD ' =' I ~ ( ). Ведь они видели, что Антигон, надежно укрепивший свою власть в Македонии, был врагом ахейцев из-за утраты Акрокоринфа, и рассчитывали, что если вовлекут в это предприятие еще и спартанцев, зар анее н а ­ строив их против Ахейского союза, то легко одолеют ахейцев, о рганизовав нападение на них одновременно со всех сторон»

(Polyb. 2,45,1 sqq). Этолийцы в конце концов не сумели вопло­ тить в ж и зн ь свои коварные замыслы, ибо не предвидели, что им придется иметь дело с таким человеком, как Арат, но столк­ нуть меж ду собой Ахейский союз и Спарту им все ж е удалось:

этолийцы уступили К леомену контролируемые ими города вос­ точной Аркадии, из-за которой и н ач ал ась война (Polyb.

2,46,1 sqq). Таким образом, у Полибия получается, что Клео менова война имела своей причиной заключение тройственного этоло-спартано-македонского союза по инициативе этолийцев, и если Ахейскому союзу удалось избеж ать войны со всеми участ­ никами этого альянса одновременно, то лиш ь б ла го д а р я А р а ­ ту, который привлек Антигона на свою сторону, прибегнув к искусной дипломатической игре.

Вопрос об исторической достоверности этого п асс аж а П о л и ­ бия давно у ж е заним ает антиковедов. Одни считают этот р а с ­ сказ вымыслом от н ач ал а до конца2. Д р угие склонны отрицать сам ф акт заключения тройственного антиахейского альянса, но при этом допускают, что возможность такого союза сущ ест­ вовала и д а ж е велись какие-то переговоры3. Р я д исследовате­ лей считает достоверным сообщение об этоло-спартанском сближении и альянсе, но исключает из числа участников сою­ за М акедонию 4. Наконец, есть и историки, принимающ ие вер ­ сию Полибия полностью5. Столь больш ая р азн и ца во мнениях объясняется тем, что повествование Полибия о тройственном альянсе не только не находит себе подтверж дения у П л у т а р ­ ха, но и само по себе вызы вает целый ряд возражений. Во-пер­ вых, процитированный только что п асс аж П оли би я представ­ л я е т этот альянс ка к свершившийся факт, но в то ж е время из д альнейш его повествования явствует, что зам ы слы этолийцев остались бесплодными. А рату удалось «заранее расстроить их планы» (Polyb. 2,47,4). После ахейского М егалополя уж е через д в а года после н ач ал а войны говорят Антигону об этолийской угрозе М акедонии (Polyb. 2,49,1 sqq), это ло-сп артан ская сим махия, по их словам, возможна, но только в будущем (Polyb.

2,49,7 sq). Конечно, можно объяснить это тем, что этолийцы, заклю чив союз со Спартой, все ж е в оздер ж ал и сь от вступления в войну, а послы из дипломатических соображ ений не стали напоминать Антигону и о его собственном участии в антиахей ском ал ьян се6. О днако в таком случае бездействие союзников С парты вовсе не яв л ял о сь бы результатом действий Арата, а ведь именно это подчеркивает Полибий. Таково первое про­ тиворечие, отмечаемое критиками Полибия.

Во-вторых, имеется ряд фактов, которые трудно совместить с представлением об этолийском заговоре против Ахейского союза. Сами этолийцы в течение всей войны хранили нейтрали­ зм CZ ' тет ( : Polyb. 4,3,2), несмотря на то, что имели пре­ красную возможность д л я вмеш ательства, когда Ахейский со­ юз был серьезно ослаблен пораж ениям и в борьбе с Клеоменом.

П редположим, что этоло-македонский союз р аспался вскоре после начала войны7, однако это нисколько не помеш ало бы сотрудничеству Этолийского союза со Спартой. О том, что это ло-спартанского сближ ения так и не произошло, свидетельст­ вует т а к ж е просьба А рата к этолийцам о помощи в войне про­ тив Спарты в конце 225 или начале 224 г. (P lu t. Ar. 41,3). К о­ нечно, Арат был мастером неожиданных карди н альн ы х пово­ ротов в политике8, но в данном случае речь ш ла о п риглаш е­ нии этолийских войск в Пелопоннес, что было бы крайне риско­ ванным шагом, если бы А рат зн ал об этоло-спартанском а л ь ­ янсе или хотя бы тайном сговоре в н ачале войны. И наоборот, такое обращ ение вы глядит вполне естественным, если учесть, что еще в 220 г., по окончании Клеоменовой войны, п р о д о л ж а л действовать союзный договор м еж ду Ахейским и Этолийским сою зами (Polyb. 4,7,4;

4,15,2;

4,15,10), заключенный в 239 г.

(Polyb. 2,44,1;

P lut. Ar. 33,1). Кстати, весной 229 г., за несколь­ ко месяцев до н ач ал а Клеоменовой войны, этот союз не прос­ то сохранялся (P lu t. Ar. 34,7), но и обусловил совместную это ло-ахейскую морскую операцию в Адриатике (Polyb. 2,9,8 sq q ).

Таким образом, либо этолийцы начали строить козни против своих союзников в глубокой тайне (иначе трудно объяснить сохранение союзного этоло-ахейского договора до 220 г.), и тогда до заклю чения формального антиахейского договора д е ­ ло не дошло, либо никакого сближ ения Этолии со Спартой, и тем более с М акедонией, не произошло. Н а последнюю мысль наводит отрывок из речи Клеомена перед спарти атам и в его биографии у П л утарх а, где Этолийский союз (примерно зимой 227/6 г.) представлен как в р аж д еб н ая С парте д е р ж а в а (P lut.

Cleom. 10,6). Это означает, что первоисточник б иограф а — Фи л а р х — предоставлял П л утарх у какие-то сведения о неприяз­ ненных этоло-спартанских отношениях того времени и о сох ра­ нении опасности этолийского вторжения в Л а к е д е м о н 9. Не сл у ­ чайно в речи этолийца Хленея перед сп артанц ам и весной 209 г.

с перечислением услуг, о казанны х Этолией Спарте (Polyb.

9,30,3 sqq), отсутствует упоминание о годах Клеоменовой вой­ ны: ничего хорошего об этоло-спартанских отношениях в 220-е гг. ск азать было н е л ь з я 10. Наконец, версии об этоло-спар­ танском заговоре против Ахейского союза противоречит еще одно н ем аловаж ное обстоятельство: этолийцы у П олибия з а ­ клю чаю т соглашение с царем Клеоменом, который именно по­ этому и начинает войну. О днако нам известно, что до перево­ рота 227 г. Клеомен послушно выполнял приказы эфоров, ко­ торые вели всю внешнюю политику Спарты, а те в н ачале вой­ ны стремились и збеж ать слишком активных действий против Ахейского союза (P lut. Cleom. 4,6;

5,2 sq;

6,1 ) п.

Ещ е менее правдоподобно сообщение П олибия о подключе­ нии М акедонии к антиахейскому альянсу. Если представить се­ бе хронологическую таб л и цу событий 229 — 227 гг., то д л я заклю чения тройственного союза с участием М акедонии там просто не найдется места. Согласно Полибию, этолийцы при­ влекли Антигона Д осон а к этому соглашению, посчитав его «надежно укрепившим свою власть в М акедонии» ( · Z D ~ I ~ I » Polyb. 2,45,3). Могло ли т а к обстоять дело летом 229 г., перед началом Клеоменовой войны? Н а в е р н я к а нет, ибо в бли ж ай ш и е месяцы, п оследовав­ шие з а смертью Д ем е три я II (весна того ж е го д а), Антигон д о л ж ен был выступить на защ иту страны от племен д ар д ан о в (Ju st. 28,3,14;

ср.: P ’ut. Аг. 34,7), а впереди его ещ е ж д а л и не­ м алы е трудности — восстание в Фессалии, поддерж анное это л и й ц ам и 12, м ятеж в армии (Ju st. 28,3,10 sqq ). Когда Антигон Д осон победил дар д ан ов, разгром ил этолийцев и вернул себе почти всю Фессалию, а т а к ж е справился с волнениями в самой М акедонии (Just. 28,3,10 sqq;

F ro n tin. 2,6,5) — только тогда ZD rsj он, приняв титул царя, стал править действительно.

Но это могло произойти не раньш е осени 228 г., а возможно, и позднее13. Клеоменова ж е война н ач ал ась в 229 г. Если пред­ положить, что, потеряв Фессалию, Антигон был вынужден на некоторое время заклю чить мир с этолийцами, и именно этим кратким промеж утком времени можно д ати ро вать тройствен­ ный а л ь я н с 14, то этот вывод будет противоречить не только сло­ вам П олибия о «надежном укреплении» власти Антигона в мо­ мент заклю чения антиахейского пакта, но и самой логике со­ бытий. Н ачи ная с 239 г., этолийцы вели почти непрерывную борьбу против Македонии, п родолж авш ую ся и во II в. до н. э.

Д оби вш и сь такого успеха, ка к присоединение большей части Фессалии, и, естественно, ож и д ая ответного у д ар а от м акед о­ нян, они вдруг зак л ю ч аю т союзный договор с М акедонией про­ тив Ахейского союза, только что помогавшего им в так н азы ­ ваемой Д еметриевой войне. Поверить в это трудно, как и в то, что Антигон в очень сложной ситуации, в которой он о ка за л с я в 229 г., стал бы вы наш ивать агрессивные планы, н ап рав л ен ­ ные на р азд ел дал екого Пелопоннеса. Наконец, трудно пред­ ставить себе столь молниеносное развитие событий — смерть Д ем е тр и я II, м ятеж в Фессалии, борьба с д ар д ан ам и, договор Антигона со Спартой и Этолией, рати ф и кац и я этого договора в союзном этолийском собрании, начало Клеоменовой войны— в течение всего нескольких месяцев 229 г. Вот почему д а ж е мно­ гие из тех антиковедов, которые пытались поверить Полибию, отвергаю т предположение о возможности в это время этоло македонского сближ ения и участия М акедонии в антиахейском альянсе.

Остается рассмотреть несколько фактов, которые обычно приводятся в подтверж дение рас ска за П олибия о тройствен­ ном альянсе. Сам ахейский историк приводит в сущности все­ го лишь одно доказател ьство своих слов: когда Клеомен зан ял Тегею, М антинею и Орхомен, восточно-аркадские полисы, н а ­ ходившиеся тогда под контролем Этолии, реакции на это со стороны этолийцев не последовало (Polyb. 2,46,2 sqq). Но достаточно ли этого, чтобы подозревать этолийцев в сговоре с Спартой? Отнюдь нет: стоит лиш ь вспомнить, какую ожесточен­ ную борьбу вели Этолийский союз и М акедония за Фессалию в эти годы. В ряд ли имело смысл в такой ситуации начинать в Пелопоннесе еще одну войну ради трех отдаленных городов.

Е щ е один довод сторонников историчности тройственного а л ь я н ­ са т а к ж е не вы д ерж ивает критики. Полибий (2,58,8) соо б щ а­ ет, что в 224 г., когда войска Антигона отправлялись в П е л о ­ поннес на помощь ахейцам, этолийцы закры ли Фермопильский проход и воспрепятствовали сухопутному марш у македонян че­ рез Грецию. Такие их действия совершенно не о бязательно счи­ тать д оказательством взаимопомощи этолийцев и Спарты. Не пропустив Антигона в среднюю Грецию, этолийцы заботились п реж де всего о безопасности своего собственного государства, не без оснований подозревая Антигона в том, что он попы тает­ ся после возврата Фессалии восстановить македонскую гегемо­ нию во всей Элладе. Точно т а к ж е не является д оказательством историчности альянса известие о походе ахейцев в Элиду, со­ юзную этолийцам (P lut. Cleom. 5,1;

14,5), в н ачале Клеомено­ вой воины (227 г.). С одной стороны, между ахейскими арка д ян ам и и Элидой сущ ествовали старинные территориальны е споры, которые могли обостриться, как это нередко бы вало в Греции, в период большой войны, причем Элида могла встать на сторону С парты и безотносительно к этолийской политике.

С другой стороны, в это время действовал не только этоло элейский, но и этоло-ахейский договор о союзе, т а к что в 227 г.

произош ел конфликт м еж ду двум я союзниками Этолии, кото­ рая, очевидно, и в этом случае осталась нейтральной. Все ф а к ­ ты, таким образом, подтверж даю т, что тройственный антиахей ский альянс не мог в 229 г. возникнуть ни официально, ни в виде тайного сговора.

Естественно, требуется какое-то объяснение столь странно­ му и нетипичному д ля П олибия отступлению от исторической п равды в изложении фактов. Многие исследователи видят пер­ воисточник этой сомнительной версии в м ем уарах А р а т а 15, ко­ торым Полибий обычно следовал при описании Клеоменовой войны (Polyb. 2,56,2). Но есть и серьезные основания д л я то­ го, чтобы усомниться в э т о м 16. В плутарховых б иографиях А р а­ та и Клеомена, как мы у ж е видели, война объясняется исклю­ чительно внутрипелопоннесскими причинами, что до лж но восхо­ дить к версиям Арата и Ф иларха. Арат, в отличие от Полибия, писал о своем сопротивлении попыткам ахейских лидеров обо­ стрить конфликт со Спартой, о том, как он позднее о б р а щ а л ­ ся за помощью к этолийцам (P lut. Ar. 30,5;

35,6;

41,3). Н а к о ­ нец, Полибий, как уже говорилось, приписывает провал в р а ж е ­ ского сговора исключительно искусству и прозорливости А р а ­ та, который уж е в 227 г. сумел привлечь на свою сторону Ан­ тигона. Сам Арат в м ем уарах ум алчи вал о своем участии в переговорах с Антигоном в 227 г. (Polyb. 2,47,11;

ср.: P lut. Ar.

38,11 sq ). Свое обращ ение за помощью к царю М акедонии в более позднее время, когда Ахейский союз о к а за л с я на грани катастрофы, сам он о бъяснял тягостной, вынужденной необхо =/ димостью ( — P lut. Ar. 38,11). П лутарх, оценивавший ситуацию 227 г. по м а тер и ал ам «Воспоминаний», считал ее I ~ = ' е щ е д ал еко не безвыходной ( — Plut. Ar.

38,11). Однако, если бы Арат, подобно Полибию, писал об уг­ розе р азд ел а Ахейского союза сразу трем я сильнейшими госу­ д ар ств ам и Б а л к а н еще в 229 г., и приписывал себе на этом ос­ новании ту заслугу, что он путем тайных контактов с Антиго­ ном разруш ил антиахейскую коалицию, то это не очень бы в я ­ зал о с ь со всеми перечисленными особенностями версии, данной в его «Воспоминаниях». Известно, что А рат в м ем уар ах преи­ мущественно о п рав ды в ал и об ъяснял свои действия в каж д ы й конкретный момент, причем некоторые о п равдани я выглядели не очень убедительно. В главе, посвященной источникам, уж е бы ли приведены доводы в пользу той точки зрения, что в «Вос­ поминаниях» А рата отсутствовали многие элементы позднее слож и вш ей ся официальной, «парадной» ахейской историогра­ фии, нашедшей свое воплощение в «Истории» Полибия. И м ен ­ но этим можно объяснить появление у П оли би я р ас ск а за о тройственном альянсе, где А рат выглядит непогрешимым про­ видцем, а корень всех зол, ка к обычно, Полибий усм атривает в кознях этолийцев. Нельзя, конечно, совсем отб расы вать воз­ мож ность того, что А рат в м ем уар ах упоминал о своих подоз­ рениях относительно поведения этолийцев, например, в момент оккупации Клеоменом городов восточной Аркадии, но и зо б р а­ ж а т ь тройственный ал ьян с как достоверный ф ак т истории он в р яд ли мог, ибо в этом случае ему не в чем было бы «оправ­ д ы ваться» (P lut. Ar. 38,11).

Любопы тно еще одно различие. Полибий ни слова не гово­ рит о разногласиях, сущ ествовавших в руководстве Ахейского союза накануне и в н ачале Клеоменовой войны. Л и ди ад, бы в­ ший тиран М егалополя и, судя по всему, лю бимец мегалополи тов, однако главный политический соперник и конкурент Арата, деятельность которого в «Воспоминаниях» А рата оценивалась в целом негативно (P lut. Ar. 30,5 sqq;

35,7;

37,3), у Полибия упо­ минается только в полож ительном плане (Polyb. 2,44,5;

2,51,3).

О ф и ц и а л ьн ая версия ахейской истории во II в. д ел ал а, таким образом, акцент не на противоречиях, а на единодушии «луч­ ших людей» Ахейского союза под руководством мудрого и дальновидного Арата.

Т ак ли это было на самом деле? Мы у ж е видели, какие серьезные политические конфликты начались м еж ду лидерами Ахейского союза еще в годы Д еметриевой войны, причем в ы зв а ­ ны они были не только столкновением амбиций, но и противо­ положностью внешнеполитических планов. Л и д и а д и Аристо­ мах, следуя давним антиспартанским настроениям в М егалопо 7 З а к а з ле и Аргосе, толкали Ахейский союз на путь открытой борьбы с Л акедемоном. Поведение А рата свидетельствует об иных ц е­ лях его политики. Вопреки утверж дениям Ф и ларха, он в 229 г.

стремился не к объединению Пелопоннеса, а к освобождению Аттики от македонского присутствия. В ряд ли он мог н ад еять ­ ся на скорое покорение Спарты: судя по его дальнейш им д е й ­ ствиям, он ставил перед собой лиш ь одну цель — вернуть о к ­ купированную Клеоменом восточную Аркадию. П оэтому счи­ т ать А рата инициатором Клеоменовой войны, как те исследо­ ватели, которые перелагаю т версию Ф и л а р х а 17, мы не можем.

По-видимому, столкновение Спарты и Ахейского союза имело главной причиной старую рознь между Л акедемоном, Аргосом и М егалополем, к которой добавились противоречия в восточ­ ной Аркадии. Войны этой можно было избеж ать, если бы в ней не были откровенно заинтересованы Л и д и а д и Аристомах с од­ ной стороны и Клеомен — с д ругой 18. А рат и спартанские э ф о ­ ры не в о зр аж а л и против операций, ограниченных территорией Аркадии. Поэтому, несмотря на то, что ни Арат, ни эфоры не ж е л а л и войны настоящей, имеющей целью зах в ат собственной территории противника и разгром его государства, фактически и они способствовали обострению конфликта, в итоге закончи в­ шегося столь печально д л я обеих сторон.

В этом отношении очень х арактерн а так тик а руководителей обоих государств в первые два года войны. Клеомен зан ял вос­ точно-аркадские города, находившиеся тогда под п ротектора­ том Этолии, летом 229 г., когда ахейским стратегом вновь стал Арат. Именно он п редлож ил ахейским властям не начинать открытую войну и ограничиться обороной (Polyb. 2,46,2 sqq).

Вскоре Клеомен по п риказу эфоров зан ял и окруж ил стеной храм Афины в Бельбинатиде, прин ад л еж авш ей тогда М егало полю (Polyb. 2,46,5;

Plut. Cleom. 4,1). М ера эта бы ла сугубо оборонительной, ибо упомянутая местность п р ед став л ял а собой удобный проход из М егалополитиды в Л аконию : наверняка, во­ инственные призывы Л и д и а д а заставили эфоров позаботиться о безопасности своих границ со стороны М егалополя. Чтобы не упускать инициативу, А рат попытался внезапно, ночью, ис­ пользуя свою обычную тактику, захвати ть Тегею и Орхомен, но потерпел неудачу (Plut. Cleom. 4,2 sqq). Д о конца стратегии А рата, т. е. до мая 228 г., обе стороны еще раз обменялись у д а ­ рами: Клеомен разбил л агерь в Аркадии, но эфоры, о п аса ясь н ач ал а настоящей войны, отозвали его в Спарту. Арат тут ж е захв ати л Кафии, после чего Клеомен был отправлен эф орам и в поход, зан ял Мефидрий в области М егалополя и совершил р яд набегов на Арголиду (P lut. Cleom. 4,6 sqq). П о к азатель н ы цели противников: Арат стремился вернуть восточную Аркадию, эфоры направили Клеомена в области Аргоса и М егалополя, на родину Л и д и а д а и Аристомаха;

и ахейский стратег, и эф ор ы оп асали сь больших сражений.

Ситуация в корне изменилась, когда пост стратега з а н я л Аристомах. Очевидно, именно летом 228 г. была официально объявлена война С парте (Polyb. 2,46,6)19, после чего Аристо­ мах затеял, несмотря на активные во зр аж ени я Арата, большой поход в Лаконию, в котором участвовало все ахейское ополче­ ние: 20 тысяч пехоты и тысяча всадников20. Первоначально, ви­ димо, планировалось выбить спартанцев из Аркадии, судя п а тому, что ахейская арм ия двинулась не на юг, а на юго-запад, и встретилась с пятитысячным войском К леомена при П а л л а н тии, в стороне от главны х дорог в Л аконику. Аристомах ж е л а л начать сражение, но Арат заставил стратега отступить (P lu t.

Ar. 35,6 sq;

Cleom. 4,8 sq). Помимо своей обычной осторож но­ сти, Арат проявил в данном случае стремление не доводить конфликт со Спартой до реш ающей стадии, возможно, н адеясь уладить его иными средствами. Сторонник бескомпромиссной войны Л и д и ад попытался обвинить А рата перед ахейцами и отнять у него очередную стратегию, однако на выборах потер­ пел поражение (P lut. Ar. 35,7). П олитическая карьера Л и д и а ­ да о к а зал ас ь под угрозой, а линия «пассивной войны» времен­ но восторжествовала.

Сменив Аристомаха в долж ности стратега, Арат вновь сде­ л а л попытку уклониться от ведения решительной борьбы со Спартой. Л етню ю кампанию 227 г. он начал походом в Элиду, возможно, стремясь отвлечь внимание ахейцев от предложений насчет нового вторж ения в Л ак о н и ю 21. За х ва ти в городок Л аси он, он во звр а щ ал с я обратно, но у горы Л икей был неожиданно встречен Клеоменом и наголову разбит в ожесточенном с р а ж е ­ нии. Тем не менее спартанцы ничего не приобрели в р езу л ь та­ те этой победы, наоборот, д а ж е потеряли Мантинею, которую внезапно захв ати л Арат, воспользовавшись тем, что никто не мог ож и д ать активный действий с его стороны после столь сок­ рушительного п ораж ени я ахейцев22. Возможно, ахейцы тут ж е осадили и Орхомен: позднее Клеомену пришлось д оставл ять туда продовольствие (P lut. Cleom. 7,6). П ока А рату сопутство­ вал успех. Несмотря на поражение при Ликее, он постепенно выполнял свой план, отвоевывая восточную Аркадию город за городом.

В С парте уж е ощ ущ алось разочарован и е в этой войне, в ко­ торой победы од ер ж и в ал а одна сторона, а реальны е приобре­ тения доставались другой (Plut. Cleom. 5,2).

Тем не менее, Клеомен, нуж давш ийся в новых победах, под­ купил эфоров и получил от них разреш ение на новый поход, причем вновь против М егалополя. Спартанцы зан яли Л евктры в восточной части М егалополитиды. Арат вынужден был высту­ пить на защ иту крупнейшего полиса Аркадии, в то время ка к Клеомен у ж е разб и л лагерь у стен М егалополя. К ак всегда, ахейский стратег медлил с началом атаки, и в конце концов сраж ение з ав язал о сь само собой в результате вылазки лего вооруженного отряда ахейцев. К азал о сь бы, противник был з а ­ хвачен врасплох, но А рат запретил гоплитам наступать д ал ьш е определенного рубежа. Возмущенный Л и д и а д созвал к себе к а ­ валерию и без поддерж ки пехоты бросился на врага. Ему у д а ­ лось потеснить правое крыло спартанцев, но затем Л и д и а д у в ­ лекся преследованием бегущих, ока зал ся в каком-то виноград­ нике среди рвов и изгородей, был там окруж ен легкой пехотой и лучниками Клеомена и погиб. Остатки ахейской конницы в паническом бегстве расстроили ряды собственной тяж ел ой пе­ хоты, и когда Клеомен перешел в наступление, ахейцы вновь были разбиты (Polyb. 2,51,3;

P lut. Ar. 36,4 sqq;

Cleom. 6,1 sqq).

Это п оражение при т а к назы ваемы х Л ад о ки ях, у самы х стен М егалополя, едва не привело к окончанию «эры А рата» в Ахейском союзе. Отступавш ие ахейцы привели своего стратега в Эгий и там, на союзном собрании, постановили не д а в а т ь ему денег на продолжение войны, что означало своеобразный во­ тум недоверия. А рата обвиняли в том, что он бросил Л и д и а д а на произвол судьбы, не подд ер ж ал начатую им атаку, и, с т а ­ ло быть, именно по вине стратега погиб Л и ди ад, а все войско было разбито (P lut. Ar. 37,5). Хотя такое решение, по-видимо му, не имело законной формы и вскоре было отменено23, Арат у ж е подум ывал о том, чтобы немедленно сложить с себя полно­ мочия, но затем свое решение изменил. Вернувшись к прежней тактике, он вновь выступил с войском в восточную Аркадию и около Орхомена д а ж е о д е р ж а л победу над отрядом спартанцев и взял в плен Мегистоноя, отчима Клеомена (P lut. Ar. 37,1).

Сюда же, в восточную Аркадию, двинулся и спартанский царь, захвати в по дороге ахейские города Герею и Алею 24. Ц елью по­ хода, поставленной царю эфорами, очевидно, было освобож де­ ние Орхомена от осады и возвращ ение Мантинеи: Клеомен д о ­ ставил в Орхомен продовольствие (ахейцы, наверное, отошли от города при его приближении) и стал лагерем под Мантине ей. Однако сам царь рассчиты вал иначе использовать уход а р ­ мии из Лаконии. Оставив граж данско е ополчение в Аркадии, он с наемниками внезапно вошел в Спарту, перебил эфоров и установил в Л ак едем он е реж им личной власти (P lu t. Cleom.

7,1 sqq). Д ействуя намного решительнее, чем Агис IV и его сторонники, Клеомен провел коренные п реобразования в С п а р ­ те: обобществил недвижимость, поделил землю г р а ж д а н на равны е клеры, д ал г р аж дан ски е права нескольким ты сячам пе риэков25, вооружил армию, численность которой резко возрос­ ла, македонским оружием и восстановил военно-казарменный образ жизни спартиатов и «ликургову» систему воспитания мо­ лодеж и (Plut. Cleom. 10,1 sqq;

Ar. 38,4;

P au s. 2,9,1).

Это событие не могло не встревожить ахейцев, и без того обескураж енны х двумя серьезными пораж ениям и в кампании 227 г., а теперь убедившихся в намерении Клеомена довести войну до полной победы после устранения сд ерж ивавш и х его эфоров. Если учесть, что их собственный стратег был неспосо­ бен противостоять энергичному спартанскому полководцу, а Л идиад, который мог бы оказаться достойным противником Клеомена. был убит при Л ад оки ях, то ситуация к а зал ас ь до с­ таточно тяж елой, хотя и не безвыходной. Особые трудности испытывали мегалополиты: до сих пор Клеомен наносил г л а в ­ ные удары именно их полису, старому противнику Спарты. Ме галополитида была разорена, захвачены Л евктры и Мефидрий, в сраж ен и ях при Л и кее и Л а д о к и я х погибла больш ая часть г р а ж д а н М егалополя, способных носить оружие, наконец, пал в бою и Л и д и ад (Polyb. 2,48,1;

2,55,2;

Plut. Ar. 38,11). Н еудиви­ тельно, что вскоре после переворота в Спарте мегалополиты, не п олагаясь больше на военную силу федерации, решили о б ­ ратиться за помощью в Македонию, с которой их полис до вступления в Ахейский союз поддерж ивал традиционно добрые отношения. Это событие, хотя и не имевшее немедленных пос­ ледствий, ок а зал о значительное воздействие на дальнейш ий ход ахейской истории. Из главного врага ахейцев М акедония теперь п р ев р ащ а л ась в потенциального союзника, поскольку мегалопольские послы получили соответственные заверения со стороны Антигона Д осона. Именно поездка мегалополитов к Антигону о к а за л а с ь первым звеном в цепи событий, которые привели позже к восстановлению македонской гегемонии над Пелопоннесом. Поэтому есть смысл остановиться особо на пре­ дыстории мегалопольского посольства, тем более, что при ее описании мы вновь видим расхождение между версиями антич­ ных писателей. Ф и л арх и Полибий назы вали инициатором по­ сольства ни кого иного, как Арата, в то время как сам ахей ­ ский стратег в «М ем уарах» ничего не писал о своей роли в под­ готовке этой акции (Polyb. 2,47,11;

P lut. Ar. 38,11 sq), что, ко ­ нечно же, не было случайностью.

Согласно Полибию, дело происходило так. Арат, узнавший каким-то образом об этоло-македоно-спартанском сговоре, р е­ шил с помощью тайной дипломатии разруш ить планы врагов.

Примерно поздней осенью 227 г.26 он уговорил мегалополитов Н и коф ана и Керкида, проксенов его отца, выступить в своем го­ роде, уж е серьезно п острадавш ем от войны, с инициативой от­ носительно обращ ения за помощью в М акедонию. М егалоп оли ­ ты охотно п о дд ерж али такое предложение, Керкид и Н икофан были избраны послами к Антигону. Заручивш ись согласием ахейского синода, послы М егалополя прибыли в Македонию и попросили царя о помощи своему городу. П а р ал л ел ьн о по по­ ручению А рата они договорились с Антигоном о возможном во­ енном союзе ахейцев с М акедонией на случай вмеш ательства Этолии в ахейско-спартанский конфликт. Антигон отправил в М егалополь письмо с предложением помощи при условии со г л а­ сия на это Ахейского союза. Все это время о причастности А р а ­ та к мегалопольскому посольству никто не знал, а на собрании ахейцев, которому мегалополиты долож или об итогах перего­ воров, он д а ж е советовал отклонить предложение Антигона и вести войну собственными силами. К ак обычно, мнение А рата о к а зал о сь решающим, немедленного призыва о помощи не по­ следовало, но Арат отныне знал, что Антигон в союзе заи н тере­ сован. Таким образом, Арат, обманув бдительность Клеомена и зтолийцев, не скомпрометировав себя перед ахейцами открытым обращ ением к их старому врагу, избавил свое государство от войны «на три фронта» и обеспечил определенными о б ещ ани я­ ми доброж ел ател ьн ое отношение царя к Ахейскому союзу (P o ­ lyb. 2,47,1 sqq).

Из р ассказа П олибия следует, что переговоры проходили как бы по двум направлениям параллельно. Официально м егало­ политы просили помощи д ля своего города, особо заинтересо­ ванного в защ ите от Спарты. С екретная часть переговоров ве­ л а с ь от имени стратега Ахейского союза и имела целью з а р у ­ читься обещанием Антигона выступить на стороне ахейцев в войне с Клеоменом. А рат в м емуарах освещ ал только офици­ ал ьну ю сторону переговоров, о тайной ж е их стороне р а с с к а з а ­ ли Ф и л арх и Полибий (Polyb. 2,47,11;

P lut. Ar. 38,11 sq). П л у ­ тар х и вслед за ним почти все современные и сследователи27 счи­ таю т этот секретный ш аг А рата д оказанн ы м фактом, руковод­ ствуясь простым соображением: если о том, что скры вал Арат, пишет апологет его политики ахеец Полибий, то его словам б ез­ условно можно верить. Некоторые антиковеды все ж е усомни­ л ись в том, что мегалопольские послы были всего лиш ь слепым орудием А р а т а28, а Э. Груэн и Р. Урбан сочли возможны м от­ р и ц а ть и здесь достоверность слов П оли би я29. Аргументы их следую щие. Во-первых, очевидно противоречие между офици­ альной (немедленная помощь) и тайной (союз в будущем) сто­ роной переговоров. Во-вторых, как пишет Р. У рбан30, дискреди­ тируют весь рассказ Полибия его слова (2,50,10) о безуслов­ ной готовности ахейцев принять помощь Антигона у ж е весной 228 г., по возвращении мегалопольских послов. П л утарх (Ar.

39,1 sqq;

Cleom. 15,3 sqq) сообщает об обратном: на следую­ щий год всеобщее настроение склонялось к прекращению вой­ ны на условиях, продиктованных Клеоменом, хотя помощь Ан­ тигона о зн ач ал а бы в итоге победу над ним. В-третьих, что в а ж ­ нее всего, А рат у П олибия идет на этот ш аг под давлением б ез­ выходных обстоятельств: после заклю чения тройственного ан тиахейского альянса ему ничего другого не оставалось делать.

Но поскольку историческая основа р ас ска за об этом альянсе крайне сомнительна, то можно поставить под сомнение и ответ­ ные действия Арата. У него долж ны были быть очень веские основания для того, чтобы перечеркнуть всю свою прежнюю по­ литику, начать собственными руками воссоздание разруш енной им ж е системы македонского господства в Э л л ад е31, рисковать собственным положением в Ахейском союзе с его давними ан тимакедонскими традициями, оттолкнуть от себя П толем ея III, до сих пор щедро финансировавш его ахейцев. В 227 г. основа­ ний д ля столь радикального ш ага еще не было, хотя обстанов­ ка, конечно, в нуш ала тревогу.

Н ельзя не признать, что аргументы Э. Груэна и Р. У рбана весьма логичны и убедительны. О днако следует все ж е воздер ­ ж а т ь с я от категорических заявлений. Во всяком случае, у нас имеется не меньше оснований д ля того, чтобы поверить Арату, чем д ля того, чтобы р а зо б л ач ать его с помощью Ф и л арх а и Полибия. У Ф иларха, как мы у ж е видели, все враж д еб н ы е Клеомену шаги ахейцев объяснялись происками Арата. Что к а ­ сается Полибия, то он в данном вопросе выступает ка к лицо заинтересованное. Ф ак т ранних контактов с М акедонией, кото­ ры е постепенно привели к реставрации македонской гегемонии в Греции, в очень невыгодном свете пред ставл ял М егалополь, родной город Полибия. Если (к ак считает Р. У р б а н )32 господ­ с тв о в ав ш ая в М егалополе пром акедонская партия пошла на прямой конфликт с политикой А рата после гибели Л и д и ад а, виновником которой считали Арата, и очередного п ораж ения ахейцев при Л ад оки ях, где Арат вновь п оказа л себя плохим полководцем, то мегалопольское посольство явилось именно следствием этого конфликта осенью 227 г. В таком случае се­ паратистский и не очень патриотичный в отношении Ахейско­ го союза поступок мегалополитов, выступление А рата против их п редлож ения вернуться под покровительство М акедонии после возвращ ен и я посольства лучш е было объявить результатом т а й ­ ной дипломатической игры вож д я ахейцев. Таким образом, в интересах П олибия было в данном случае последовать не за м ем уар ам и Арата, а за «Историей» Ф и ларха. Разум еется, не исключено, что р ассказ о тайном поручении А рата Полибий мог услы ш ать и в самом М егалополе33, но сомнения в п р ав д и ­ вости всей версии от этого не уменьшаются. Такие сомнения будут вполне обоснованы, если вспомнить недостоверное пове* ствование П олибия об этоло-спартано-македонскогом заговоре против Ахейского союза.

К ак бы то ни было, предлож ение мегалополитов принять помощь Антигона было отвергнуто ахейским синодом. В 226 г.

ахейцы все еще вели войну самостоятельно, причем теперь, в отличие от предыдущих лет, только оборонялись. Клеомен со­ вершил очередной поход в М егалополитиду, вновь разорил эту об ласть и, в насмеш ку над беспомощностью ахейцев, устроил на неприятельской территории театральное представление (P lut.

Cleom. 12,3 sq). Затем он зан ял Мантинею, где только что про­ изошел переворот и победивш ая « л акон ская» партия п ри зв ал а спартанцев на помощь. Клеомен вошел в город, ахейские коло­ нисты, оставленные в М антинее Аратом, были перебиты ( P o ­ lyb. 2,58,4;

P lut. Ar. 39,1;

Cleom. 14,1). Это был первый ахейский полис, добровольно сдавш ийся Клеомену. П роизош ло это, види­ мо, летом, уж е после смены стратегов. Теперь Ахейский союз в о зг л ав л я л Гипербат, служивш ий фактически лиш ь орудием в руках А рата (P lut. Cleom. 14,3). Таким образом, Арат вновь вернул себе реш ающ ую роль в политике союза, хотя его поло­ ж ение минувшей осенью к а зал ось незавидным. Трудно сказать, какие цели он преследовал во время кампании 226 г. и каки е предприним ал действия. Инициатива теперь б ы ла у ж е полно­ стью в руках Клеомена. Восточная А ркадия п р и н а д л е ж а л а (кроме К афий) спартанцам, М егалополь был обескровлен. П е р ­ воначальны е задачи войны были выполнены, но Клеомена у ж е не удовлетворял такой результат. Осенью 226 г. он впервые вторгся в пределы области коренных ахейцев. Н а защ иту горо­ дов Ахайи выступило федеральное ополчение. Н еподалеку от Д им ы Клеомен вынудил Гипербата вступить с ним в с р а ж е ­ ние и в очередной раз разгром ил ахейскую армию (Polyb.

2,51,3;

Plut. Ar. 39,1;

Cleom. 14,4 sq).

Битва при Диме, которую т а к ж е назы ваю т сраж ением при Гекатомбее, полож ила конец н ад еж д ам на то, что войну у д аст­ ся вести собственными силами. С р азу ж е после нее ахейцы пред­ приняли целый ряд дипломатических акций в поисках иного вы ­ хода из сложивш ейся ситуации. П оскольку в это время всей по­ литикой союза фактически руководил стоявший за спиной с т р а ­ тега Арат, надо думать, что именно он был инициатором ново­ го поворота событий. Во всяком случае, сын А рата осенью 226 г. или весной 225 г. отправился в М акедонию, чтобы вы яс­ нить, на каких условиях Антигон мог бы предоставить ахей ­ цам обещанную помощь34. М акедонский царь подтвердил свою готовность отправить войско в Пелопоннес, но д а л понять, что условием помощи будет возвращ ение Акрокоринфа м акед он я­ нам (Polyb. 2,51,4 sqq). В ряд ли прав Филарх, утвер ж д авш и й, что к лету 225 г. Арат у ж е д а л согласие на это, и вопрос о м а ­ кедонском вмеш ательстве был у ж е решен (P lut. Cleom. 17,2).

Д ал ьн ей ш и е действия А рата показываю т, что он еще к о л еб ал ­ ся, не р еш аясь пойти на такую жертву, и пы тался спасти поло­ ж ение иными средствами. В частности, он обратился за по­ мощью в Афины и в Этолию, однако получил отказ (P lu t.

Ar. 41,3). Полибий (2,51,7) свидетельствует, что окончательное решение вопроса о приглашении Антигона было отложено как раз из-за отсутствия договоренности относительной судьбы А к­ рокоринфа. Таким образом, летом 225 г. союз с М акедонией был еще одним из возможны х вариантов дальнейш ей политики Ахейского союза, но вариантом не окончательным и не един­ ственным.

Одновременно ахейское посольство было отправлено и в Спарту: Арат хотел прозондировать почву насчет возможности компромиссного соглаш ения с Клеоменом, которое позволило бы и збеж ать вм еш ательства М акедонии35. П о н ач ал у Клеомен п редъявил ахейцам какие-то совершенно неприемлемые треб о ­ вания, но затем, при повторном появлении ахейских послов в С парте, поставил единственным условием примирения п ризн а­ ние его гегемонии над Ахейским союзом, причем об ещ ал вер ­ нуть все захваченные территории и пленных. Условия мира д о л ­ ж ен был рассм атривать синклит в Л ерне, куда Клеомен не смог прибыть из-за болезни (P lut. Ar. 39,1;

Cleom 15,2 sq). Б л и ­ ж е к лету был созван другой синклит, в Аргосе56, на который Клеомен вознамерился явиться со всем войском. Арат убедил собравш ихся ахейцев отправить к спартанскому царю посоль­ ство с предлож ением либо взять с собой охрану из трехсот че­ л овек и принять ахейских залож ников, либо остановиться за стенами города, где в таком случае будут проведены перегово­ ры. В ответ Клеомен прислал ахейцам письмо, где вы разил свою обиду: такое требование он считает унизительным и и зде­ вательским. Это письмо, очевидно, было зачитано на собрании.

П оскольку значительная его часть была посвящена обвинени­ ям в адрес Арата, тот не остался в долгу и п остарался очернить К леомена в г л азах ахейцев. Переговоры были окончательно сорваны, Клеомен вернулся в Спарту и вновь объяви л войну Ахейскому союзу (P lut. Ar. 39,1 sqq;

Cleom. 15,2 sqq).

Плутарх, повествуя об ахейско-спартанских переговорах в биограф иях А рата и Клеомена, на этот раз в обоих случаях при­ н имает версию Ф иларха, утверж д ая, что ахейцы п р иглаш али спартанского ц ар я в Л ер н у и Аргос не столько д л я перегово =.с: ' ров, сколько — «чтобы вручить ему гегемонию»

(P lu t. Ar. 39,1;

ср.: Cleom. 15,3). Подчинение союза Клеомену у ж е было делом решенным, но в первом случае его болезнь ока зал ас ь, по словам Ф иларха, той «трагической случайностью, которая погубила Грецию» (P lut. Cleom. 16,1), а во втором — Арат, зар анее договорившийся с Антигоном, прилож ил все си­ лы, чтобы не допустить встречи Клеомена с ахейцами (P lut.

Cleom. 17,2). В обеих б иографиях П л утарх осуж дает А рата за то, что он не позволил царю Спарты осуществить свое законное право на господство в Пелопоннесе, которое п р и н ад л еж а л о ему ка к победителю и потомку Г еракл а (P lut. Ar. 38,3 sqq;

Cleom.

16,1 sqq). З а Ф илархом и П лутархом в оценке этого события следуют и многие современные историки37, считающие, что Арат намеренно сорвал обещ авш ие успех переговоры, последователь­ но осущ ествляя свой план приглаш ения македонян в Пелопон­ нес. Но есть и д р угая точка зрения: встреча в Аргосе сорвалась оттого, что Арат хотел переговоров, а Клеомен — капитуляции Ахейского сою за38.

Последнее утверждение, как кажется, б ли ж е к истине. К весне 225 г., когда происходили переговоры, А рат еще не при­ нял окончательного решения относительно помощи Антигона при условии передачи ему Акрокоринфа. К ак у ж е говорилось, тогда это был лишь один из возможны х выходов. Вполне сп р а­ ведливое требование, чтобы Клеомен явился в Аргос только с личной охраной, имело целью не срыв переговоров со Спартой, а предотвращение оккупации важнейш его ахейского полиса спартанской армией. Н адо полагать, что перспектива зак л ю ч е­ ния мира со Спартой на приемлемых условиях вы глядела в г л а ­ з а х А рата меньшим из двух зол по сравнению с возможностью восстановления македонского господства в Пелопоннесе. Т а к ж е он не мог не учиты вать и того, что общественное мнение в ф е­ дерации явно склонялось в сторону мира со Спартой, люди с нетерпением ож и д ал и конца войны (P lut. Cleom. 17,1). Все эти сооб р аж ен ия приводят к выводу, что суждение Ф и л арха о по­ зиции Арата, как обычно, не является объективным. Будучи удивительно гибким политиком, Арат не д олж ен был заранее исключать возможность примирения с Клеоменом и нового по­ ворота во внешнеполитической ориентации союза. В ряд ли п р а ­ вы те исследователи, которые утверж даю т, что лю б а я форма гегемонии К леомена над Ахейским союзом о зн ач ал а бы конец ф ед ераци и 39. Обещ ание вернуть захваченные города (P lut.

Cleom. 15,2) д олж но было означать сохранение федеративного государства, а не расчленение его на отдельные, зависимые от Спарты полисы40, и значит, оставал ась возможность уберечь целостность союза, не принося в ж ертву Акрокоринф. Если бы А рату к тому ж е удалось добиться таких условий, которые не подры вали бы его авторитета и руководящего положения в сою­ зе, он, безусловно, пошел бы на сотрудничество с Клеоменом.

О днако претензии спартанского царя но поводу вступления его войск в Аргос показали, что Клеомен до би вал ся только безого­ ворочного подчинения ахейцев его власти, т. е. фактически с д а ­ чи на милость победителя.

И еще одно замечание о позиции Арата весной и летом 225 г.

П осле того, как в мае закончилась стратегия Гипербата, по т р а ­ диции этот пост долж ен был вновь зан ять Арат, однако впер­ вые за многие годы он «пропустил свою очередь» и предпочел вновь действовать в качестве негласного правителя союза, от­ казавш и сь участвовать в выборах. И збранный стратегом Ти моксен (P lut. Аг. 38,2;

Cleom. 15,1) был креатурой А рата ( P o ­ lyb. 4,82,8) и проводил нужную ему политику. Нередко пред­ полагают, что Арату было выгоднее осущ ествлять свой план восстановления македонского протектората над Пелопоннесом в качестве частного л и ц а 41. Однако т а к а я оценка п р ед став л яет­ ся весьма сомнительной: поездка А рата М ладш его в М ак ед о ­ нию показал а, что теперь все зависело не от тайных перего­ воров, а от решения самих ахейцев, поскольку «цена» македон­ ской помощи была уж е известна. Если бы Арат уж е имел твер­ дое намерение пригласить Антигона в Пелопоннес, он н у ж д а л ­ ся бы, напротив, в как можно большем объеме полномочий.

Его отказ от стратегии свидетельствует скорее о колебаниях и нерешительности в этот критический момент, тем более, что в союзе усиливался разлад. Мегалополиты, в частности, высту­ пали за приглашение македонян, в других городах все более р е­ шительно зая в л я л и о себе сторонники подчинения Клеомену.


Не будучи готовым ни к тому, ни к другому решению, Арат ре­ шил снять с себя ответственность и возлож ить ее на Тимоксе н а42. Хотя впоследствии и Филарх, и Полибий усм атривали во всех действиях Арата последовательность и твердость в дости­ ж ении заранее намеченной цели, сам он, пожалуй, точнее х а ­ рактери зо вал свое положение в 225 г., зая вл я я, что не он гос­ подствует над обстоятельствами, а они над ним (P lut. Ar. 41,7;

Cleom. 19,5).

После срыва переговоров со Спартой во многих полисах Ахейского союза нач ал ась острая внутренняя борьба, причем очень активно вели себя сторонники выхода из федерации и передачи своих городов Клеомену (Polyb. 2,52,1;

2,55,8;

P lut.

Ar. 39,5;

40,1 sq;

Cleom. 17,5). В оспользовавшись этим, сп ар та н ­ ский царь нанес Ахейскому союзу ряд сокрушительных ударов.

З а х в а ти в Кафни в восточной Аркадии и попытавшись с по­ мощью измены проникнуть в Сикион, он неожиданно повернул в Ахайю и занял Пеллену. После этого Клеомен прошел через северную Аркадию, где захватил город Феней с крепостью Пен телием и тем самым расчленил Ахейский союз на две изолиро­ ванные части, а затем вторгся в Арголиду. Клеоны и Флиунт сдались ему добровольно, не оказал и сопротивления и арги в я­ не, когда увидели спартанское войско у стен города (Polyb.

2,52,2;

Plut. Ar. 39,4 sqq;

Cleom. 17,6 sqq, 19,1).

В этой критической ситуации в ф едеральном руководстве, с у д я по всему, был, хотя и слишком поздно, найден о птим аль­ ный способ распределения полномочий. В то время как стратег Тимоксен до мая 224 г. командовал оставш имися у союза вой­ сками (Polyb. 2,53,2;

P lut. Cleom. 20,8), Арат получил право руководить внутренней и внешней политикой. В начале ему бы ли даны чрезвычайные полномочия по борьбе с изменой ( ' ZD : Plut. Ar. 40,2) и, видимо, звание второго стратега рА ратсо : Polyb. 2,52,3), а позднее чрез­ вычайное собрание ахейцев в Сикионе провозгласило его стра тсгом-автократором (Plut. Ar. 41,1 ) 43. Теперь он все силы н а­ правил на то, чтобы у д ер ж ать от перехода на сторону Спарты такие важнейш ие центры, как Сикион и Коринф. В своем род­ ном городе он выявил и казнил сторонников Клеомена, недав­ но пытавшихся сдать Сикион спартанцам, затем с той ж е целью явился в Коринф. Но там уже явно назревал мятеж, так что приезд Арата лишь подлил масла в огонь. Чудом и збеж ав а р е ­ ста, а возможно, д а ж е гибели, Арат с небольшим отрядом вы ­ рвался из города и вернулся в Сикион. Коринфяне немедленно сдали город Клеомену, но в цитадели по-прежнему находился ахейский гарнизон (Polyb. 2,52,2;

2,52,4;

Plut. Ar. 40,2 sqq).

Клеомен, занявший по дороге в Коринф т а к ж е города Актэ Эпидавр, Гермиону и Трезен, г р аж д а н е которых добровольно открыли ему ворота (Polyb. 2,52,2;

P lut. Ar. 40,7;

Cleom. 19,6), осадил Акрокоринф (Plut. Ar. 40,7;

Cleom. 19,6), но, по-види­ мому, не надеялся взять его штурмом, поскольку д в а ж д ы пы ­ тал с я договориться с Аратом, во второй раз д а ж е предлож ив ему совместное владение крепостью и впридачу крупную сумму денег. Арат ответил отказом, и тогда Клеомен вторгся в об­ л асть Сикиона, разорил ее и стал лагерем под стенами города (Polyb. 2,52,2;

Plut. Ar. 41,4 sqq;

Cleom. 19,5 sqq). О сад а Сикио­ на д л и л ас ь три месяца (P lut. Ar. 41,7), очевидно, в течение поздней осени и зимы 225/4 г. Д а ж е тогда, оказавш и сь в совер­ шенно безвыходном положении, Арат не переставал колебаться (P lut. Ar. 41,7 ) 44. Почти все было уж е потеряно;

от Ахейского союза оставались только Ахайя без Пеллены, Сикион, Эгина, М егалополь и, возможно, еще два-три аркадски х полиса. Ме гары присоединились к Беотии (Polyb. 20,6,8), остальные ахей ­ ские территории находились под контролем Спарты. К ак у ж е говорилось, Афины и Этолия отказали ахейцам в помощи, П то­ лемей III незадолго до того перестал их финансировать и стал п оддерж ивать Клеомена, видя в Спарте более мощный проти­ вовес М акедонии (Polyb. 2,51,2;

P lut. Cleom. 22,4 sqq). О с т а ­ валось два пути: либо покориться Клеомену, либо призвать на помощь македонян. А рат в конце концов, сидя в осажденном Сикионе, принял второе решение. Видимо, правильно Полибий (2,52,2 sqq) подчеркивает то обстоятельство, что реш аю щ им фактором о к а зал ас ь измена коринфян: упорствовать д алее в нежелании передать Акрокоринф Антигону было теперь бес­ смысленно, ахейский гарнизон в огромном в раж дебн ом городе долго продерж аться не мог.

В самый разгар осады Сикиона А рата вы звали на ахейское собрание (неясно, синод или синклит) в Эгий. Несмотря на опасность, он д о бр ался до гавани и морским путем прибыл в Ахайю. То, что он выступил на собрании с призывом п ригл а­ сить Антигона в Пелопоннес, не вызы вает никаких сомнений.

Однако следует отметить, что этот призыв не встретил серьез­ ного противодействия на собрании: представители М егалополя и городов Ахайи, очевидно, придерж ивались того ж е мнения.

Это означает, что в западной части федерации верх в зял а поли­ тическая группировка, выступавш ая за сотрудничество со М а ­ кедонией. Д ействия этой группировки еще в 227 г. (мегалополь ское посольство), может быть, и не соответствовали планам Арата, но теперь он решительно выступил на ее стороне. К Ан­ тигону были отправлены заложники, в том числе сын Арата, вместе с просьбой о немедленной помощи и обещанием пере­ д ать ему Акрокоринф (P lut. Ar. 32,1 sqq;

Cleom. 19,9).

К а к оценивать этот шаг Арата, имевший важ нейш ие пос­ ледствия д ля истории Пелопоннеса и всей Греции? Бы ло ли это «великое предательство»45, или «дальновидный и смелый посту­ пок»46? По-видимому, ни то, ни другое. П ер вая оценка (восхо­ д я щ а я к Ф и ларху), как и вторая (восходящ ая к П олибию ), в значительной степени основаны на представлении о м акедон­ ском вмеш ательстве как об осуществлении продуманного з а р а ­ нее и последовательно реализованного плана, п рин адлеж авш его Арату. Мы уж е видели, что этот вариант Арат до последнего момента считал лиш ь одним из возможны х и рискнул принять такое решение только тогда, когда ему у ж е не оставалось д е ­ л а т ь ничего другого. Сам он писал, что его за с тав и л а пойти на этот шаг тягостная необходимость (P lut. Аг. 38,11), а не д а л ь ­ новидный расчет. Н ельзя не учитывать и того, что промакедон ская партия восторж ествовала к концу войны в сохранившихся областях Ахейского союза, и Антигон был бы приглаш ен в П е ­ лопоннес д а ж е против воли Арата, в частности, теми ж е мега лополитам и47. Что касается обвинения А рата в предательстве д ел а греческой свободы, которому он служ ил столько лет, то нельзя забы вать, что в г л азах А рата безоговорочное подчинение полисов Пелопоннеса тирану, каковым он считал Клеомена (P lut. Аг. 38,7), озн ач ало безусловный конец этой свободы. В то ж е время он, д олж но быть, н адеялся ценой А крокоринфа д о ­ биться каких-то более приемлемых взаимоотношений с М а к е ­ донией, чего он, как п оказал провал переговоров, у ж е не мог ож и д ат ь от Спарты. Среди побудительных мотивов, зас тав и в ­ ших А рата пойти на такой тяж ел ы й для него шаг, определен­ ное место занимали, вероятно, и опасения по поводу соц и аль­ ных целей К леом ена48, хотя в тот момент, когда принималось окончательное решение, уж е было ясно, что ни отмены долгов, ни передела земли вне Л акони ки Клеомен производить не со­ б ирался (Plut. Cleom. 20,5), поэтому данный мотив не следует считать решающим. Вынужденный выбор, сделанный Аратом м еж ду гегемонией Спарты и гегемонией М акедонии над Ахей­ ским союзом, не нуж дается ни в безоговорочном осуждении, ни в оправдании: вследствие этого ш ага Ахейский союз был со хр а­ нен как государство, но потерял подлинную независимость. О с­ тается только гадать, какова была бы его судьба в случае под­ чинения Спарте, и чем бы закончилось в этом случае столкно­ вение Клеомена с Антигоном, которое было неизбежным.

Дальнейш ий ход военных действий уж е не представляет з н а ­ чительного интереса с точки зрения истории Ахейского союза, поскольку теперь ахейско-спартанская война превратилась в македоно-спартанскую. Весной 224 г.49 арм ия Антигона, состо­ явш ая из 20 тыс. пехотинцев и 1300 всадников (P lut. Ar. 43,1), высадилась на Истме, где произош ла первая личная встреча македонского ц аря с Аратом и заключение союза было под­ креплено клятвами с обеих сторон. Тревоги и опасения А рата по поводу намерений Антигона не оправдались: царь М ак ед о ­ нии проявил готовность к сотрудничеству с руководством Ахей­ ской федерации и ста рал ся показать, что не намерен мстить ахейцам за то, что те долгие годы вели борьбу против его предшественников. Все важ н ы е решения Антигон принимал, по­ советовавшись с Аратом, а впоследствии — с синодом Ахейско­ го союза. Таким образом, новый македонский ц арь п оказал се­ бя незаурядны м политиком, способным пойти на определенный компромисс ради упрочения своих позиций в Греции. Мы уб е­ димся в этом и позже, когда речь пойдет о созданной Антиго­ ном т. н. Эллинской Лиге. Пока ж е главной его задачей была победа над Клеоменом. Спартанский царь хорошо укрепил под­ ступы к Коринфу, однако за д е р ж а т ь македонян на Истме ему удалось ненадолго. В ты лу спартанцев, в Аргосе, вспыхнуло восстание, и Клеомен поспешил туда, чтобы любой ценой уд ер ­ ж а т ь этот город. Воспользовавшийся этим Антигон, преодоле­ вая отчаянное сопротивление коринфян, зах в ати л их город и немедленно сменил ахейский гарнизон Акрокоринфа м акедон­ ским. Тем временем в Аргосе, куда подошли с разны х сторон ахейские отряды Тимоксена и А рата, ш л а ож есточенная борь­ ба. П оявление армии Антигона на подходах к Аргосу решило исход борьбы. Клеомен оставил город и вернулся в Л ак ед ем о н (Polyb. 2,52,5 sqq;


P lut. Ar. 43,1 sqq;

Cleom. 20,1 sqq).

Вступление македонских войск в Пелопоннес коренным об­ разом изменило обстановку. Коринф и Аргос оказал и сь в руках Антигона, города Актэ перешли на его сторону добровольно (P lu t. Ar. 44,5). К ам пания 224 г. закончилась в Аркадии, где македоняне очистили от спартанских гарнизонов укрепления М егалополитиды. В начале осени Антигон побы вал на ахей ­ ском синоде в Эгии, после чего отправил войска на зимовку в район Сикиона и Коринфа. К ам п ан и я 223 г. проходила в А р к а ­ дии, где Антигону упорное сопротивление о к а зал и Тегея, М ан тинея и Орхомен. Д в а последних города были р азграбл ен ы м а ­ кедонянами, мантинеяне все поголовно были проданы в р а б с т­ во, что вы звало возмущение во всей Элладе. После жестокой расправы с полисами восточной Аркадии у ж е без боя сдались Герея и Тельфуса (Polyb. 2,54,2 sqq;

P lut. Ar. 45,6;

Cleom.

23,1).

Вновь посетив синод в Эгии, Антигон отправил армию на зимние квартиры, а сам провел зиму в Аргосе. В осп ользовав­ шись этим моментом, Клеомен до н ач ал а лета 222 г. нанес не­ сколько тяж ел ы х ударов городам Ахейского союза. Еще в мае 223 г. он сделал попытку овладеть М егалополем, но был отбит с большими потерями. Теперь ж е повторное нападение принес­ ло ему успех. Город был зан ят спартанскими войсками, однако мегалополиты защ и щ ал и сь до последней возможности, так что ж и тел ям в подавляю щ ем большинстве удалось б еж а ть в Мес сению под прикрытием отступавших воинов М егалополя. П р е д ­ л ожение Клеомена вернуться в город и признать гегемонию С парты было отвергнуто по инициативе молодого Филопемена, будущего в о ж д я ахейцев. Тогда город был полностью разруш ен Клеоменом, а все ценности вывезены в Спарту (Polyb.

2,54,13 sqq;

9,18,1 sqq;

Plut. Cleom. 23,3 sqq;

Philop. 5,1 sqq).

Весной 222 г. войска К леомена прошли в Арголиду, опустоши­ ли окрестности Аргоса и д а ж е на некоторое время появились под стенами города, где находился распустивший свою армию Антигон (Polyb. 2,64,1 sqq;

Plut. Cleom. 25,4 s q q ) 50.

Таким образом, тактика К леомена сводилась к тому, чтобы наносить противнику неожиданные удары, отвлекая Антигона от похода в Л аконику, и затянуть военные действия до тех пор, пока неотложные д ел а не призовут ц аря в Македонию. П они­ м ая это, Антигон в начале лета 222 г. со всей армией и крупны ­ ми контингентами союзников двинулся прямо в Лаконию, что­ бы закончить войну как можно скорее. Р еш аю щ ее сраж ен и е произошло при Селласии, на границе Л ак ед ем о н а и Аркадии.

Некоторый численный перевес и мощь «сдвоенной» ф аланги принесли победу Антигону. Армия Клеомена была разгр о м л е­ на, сам спартанский царь б еж а л в Египет, а македонские вой­ ска вошли в Спарту, не встретив сопротивления. Клеоменова война была закончена через семь лет после ее н а ч а л а 51 (Polyb.

2,65,1 sqq;

P lut. Ar. 46,1;

Cleom. 27,1 sqq;

P au s. 2,9,2;

7,7,4;

8.49,5 sq).

Р а с с к а з об этом этапе истории Ахейского союза будет, р а ­ зумеется, неполным, если оставить без ответа д ва вопроса принципиального х арактер а: во-первых, чем был обусловлен столь серьезный кризис внутри федерации, который привел к реставрации македонской гегемонии в южной Греции? И во вторых, следует ли считать, что все успехи федеративного д ви ­ ж ения в Пелопоннесе в итоге этой войны были сведены на нет?

Остановимся вначале на причинах кризиса Ахейского союза в годы Клеоменовой войны, а особенно в 226 и 225 гг., когда по­ кинули федерацию и примкнули к ее противнику такие поли­ сы, как Мантинея, Тегея, П еллена, Аргос, Коринф и другие.

Почти во всех этих городах нашлись многочисленные сторон­ ники Спарты — «клеоменисты» ( ), как их н азы ­ вает Полибий (2,53,2). Тот ж е ахейский историк (2,56,8) вы ­ нужден признать, что лишь в двух полисах союза не было т а ­ кой «лаконской» партии. К ак он полагает, одни города с д а в а ­ лись спартанцам, подд аваясь убеждению, другие — из страха (2,52,1). Более подробно о мотивах «клеоменистов», почти р а з ­ рушивших Ахейский союз, говорит П лутарх, опираясь на оцен­ ки как Ф иларха, т ак и Арата. Судя по всему, Филарх, помимо обычных д л я него утверждений о всеобщем восхищении о тв а­ гой спартанского ц аря и признании законности его прав на власть над Пелопоннесом (P lut. Cleom. 16,3), н азы ва л и конк­ ретно те группы ахейцев, которые с нетерпением ж д а л и К л ео ­ мена в своих полисах: «Н ачалось движение ( ) среди ахейцев, и города стали стремиться к выходу из союза, т. к.

простой народ ( ) возымел надеж ды на передел земли и с ~ отмену долгов, а наиболее влиятельны е люди ( ) во многих местах были настроены против Арата, причем некото­ рые — из-за возмущ ения тем, что он приглаш ает в П елопон­ нес македонян» (P lu t. Cleom. 17,5). В мем уарах А рата состав «клеоменистов» х ар а к т ер и зо в ал ся, конечно, иначе: «Везде бы ­ ло неспокойно, никто не был доволен слож ивш имся полож ени­ ем, д а ж е в Сикионе и Коринфе появились многие, установив­ шие связь с Клеоменом, и давно, стремясь к установлению соб­ ственной власти, втайне ненавидевшие Ахейский союз» (P lu t.

Ar. 40,1).

Таким образом, современники событий вы деляли следую ­ щие три категории «клеоменистов»:

CZ ' 1 — малоимущ ие и неимущие массы гр а ж д а н ( ), надеявшиеся, что Клеомен произведет и в их полисах отмену долгов и передел земли по спартанскому образцу;

CZ л/ 2 — правящ ие группы заж иточных людей ( ), недо­ вольные руководством А рата и опасавш иеся вмеш ательства М акедонии;

3 — бывш ие тираны пелопоннесских полисов, стремившиеся вернуть себе единоличную власть ( ), возможны е но­ вые претенденты на роль тиранов, а т а к ж е их сторонники, вер ­ б овавш иеся главны м образом из рядов, но не о б я за т е л ь ­ но только простолюдины.

Считать эти версии совершенно взаимоисклю чающ ими, по­ добно Р. У рбану52, мы не считаем нужным. К а к мы увидим д а ­ лее, имеется к а к минимум по одному примеру действий каж дой из этих трех групп в городах Ахейского союза: сторонников С парты в правящ и х кругах Мантинеи, ж елавш его реформ д е ­ моса в Аргосе и бывшего тирана Аристомаха в том ж е Арго­ се. Но У рбан прав в том смысле, что различны е мотивы преоб­ л а д а л и в разн ы х полисах: где-то Клеомена п о дд ер ж и в ал а в ос­ новном одна из упомянутых групп, а где-то — другая. Поэтому нельзя ограничиваться только пересказом или цитированием ин­ тересующих нас пассаж ей П л утарха, как это обычно делаю т исследователи, некоторые из которых д а ж е заб ы ваю т н азвать одну из трех перечисленных частей «лаконской» партии в ахей ­ ских полисах53. Очень распространена в научной литературе V 'n o i / 'T, trnnniiiouuaa r i TTAuu' Q РИППЯШЯЯГЯ TOMV ЧТО ПОВСеМвСТ* но на стороне К леомена выступили народные массы, а против него — ахейские богачи, которые призвали на помощь в б орь­ бе против собственного народа иностранные (т. е. македонские) во й с ка54. Отметим, что в таком случае кризис Ахейского сою­ за д олж ен был представлять собой самое грандиозное соц и ал ь­ ное дви ж ени е в истории древней Греции, однако такое логиче­ ское заключение сделано только в р аб отах В. Т арна и А. Ф ук­ с а 55.

Н екоторые исследователи сделали попытку не столь одно­ значно подойти к проблеме и представить себе конкретную си­ туацию, сложивш ую ся в различны х полисах, позицию р а зл и ч ­ ных слоев населения. А. Феррабино предположил, что К леом е­ на подд ерж ал и п реж де всего земельные собственники, как м ел ­ кие, так и крупные: все они были обременены долгами. Торгов­ цы и ростовщики были против реформ, но потом и они поддер­ ж а л и К леом ена56. В. Портер, наоборот, св язы в ал стремление к реф орм ам п реж де всего с интересами городского населения — ремесленников, торговцев57. Г. М ар аско попытался выделить те полисы, где во главе клеоменистов стояли претенденты на роль тиранов (Аргос, Сикион), и те, где сама н ародная масса высту­ пила за реформы (Мантинея, К ин еф а). Сам Клеомен, по мне­ нию М араско, подстрекал к м ятеж у только сторонников т и р а ­ нии, а демос, ж елаю щ и й реформ, примкнул к нему по собствен­ ной инициативе58. Наконец, Урбан, детально рассмотрев в о з­ мож ны е мотивы перехода того или иного города на сторону Спарты, пришел к неожиданному выводу: социальный вопрос вообщ е не играл важ ной роли в этой войне, а п оддерж ку К л ео­ мену о ка зал и п реж де всего п равящ и е круги ахейских полисов, переш едшие в его лагер ь по политическим, а не социальным причинам59.

Вслед за М ар аско и Урбаном, подход которых к решению этого сложного вопроса к аж ется наиболее плодотворным, по­ пытаемся оценить ситуацию в каж д о й отдельной области Ахей­ ского союза и выяснить возмож ны е разл и чи я среди мотивов, которыми руководствовались клеоменисты в тех или иных поли­ сах. Начнем с областей чисто аграрных.

Восточная Аркадия. В М антинее, Тегее, К афиях, Орхомене традиционны е связи со Спартой играли огромную роль при определении курса внешней политики. В эллинистическое в р е­ мя эти полисы следовали за Спартой и участвовали в восстании Агиса III (Aeshin. 3,165;

Curt. 6,1,20)60, в Хремонидовой вой­ не (Syll.3 434/5, v. 24 sq, 38 sq), причем еще с IV в. в ходе л ю ­ бых конфликтов имели в Аркадии постоянного противника в лице М егалополя, столь ж е традиционно связанного с М а к е д о ­ нией и претендовавшего на главенство в Аркадии. Видимо, по­ этому они «охотно» перешли из Ахейского союза под покрови­ тельство этолийцев в конце Д еметриевой войны (Polyb. 2,57,1), когда М егалополь и его представитель Л и д и а д о казы в ал и боль­ шое влияние на политику ахейцев и стали р азд а в а ть с я призывы к войне со Спартой. В 229 г. Клеомен зан ял эти города, опять так и не встретив сопротивления (Polyb. 2,46,2;

2,57,1 s q ). С то­ ронники Ахейского союза были в этих полисах немногочислен­ ны и не имели там особого влияния. Поэтому Арат, рассчиты ­ вавш ий на их помощь, не смог взять Орхомен и Тегею в незап ­ ным налетом (P lut. Cleom. 4,2 sq), Орхомен впоследствии б е з­ успешно о с а ж д а л (P lut. Cleom. 7,6). К афии и М антинею он з а ­ хвати л после ожесточенной борьбы, причем в М антинее в сл ед ­ ствие почти единодушной враж дебн ости г р а ж д а н и явной с л а ­ бости проахейской группировки он был вынужден д а т ь г р а ж ­ дан ски е п р ав а части метеков, поселить в этом полисе ахейских клерухов и поставить в городе наемный гарнизон (Polyb.

2,57,2 sqq;

4,8,4;

P lu t. Ar. 36,2;

P lut. Cleom. 4,7;

P a u s 2,8,6). О б ­ ратим внимание на в аж н о е обстоятельство: все это происходило еще до осени 227 г., т. е. в то время, когда в С парте ещ е ц а ­ рил консервативный реж им и о п лан ах К леомена никто не д о ­ г ад ы вался. Поэтому несостоятельны попытки объявить т а м о ш ­ них клеоменистов «народной партией», «демократическими э л е ­ ментами», «беззем ельны ми крестьянами», а их немногочислен­ ных противников — «богатыми зем левладельц ам и », «высшим классо м » 61. Именно крупные земельные собственники всегда были сторонниками гегемонии консервативной Спарты в П е л о ­ поннесе, именно их вл ад ен и я д о лж н ы были п о страд ать в р е ­ зу л ьтате наделения землей ахейских клерухов в М антинее62.

Таким образом, у ж е до реформ в С парте п р ав ящ и е группы в восточно-аркадских полисах, к а к и п одавляю щ ее больш инст­ во гр а ж д а н различного достатка, зареком енд овали себя после­ довательны м и сторонниками лакедемонян. Поэтому сдачу М ан тинеи и К афий Клеомену вскоре после переворота в С п а р те не следует связы вать с восстанием низов, тем более, что как р а з города восточной Аркадии, к а к у ж е говорилось, о к а зал и н аи бо­ лее упорное сопротивление Антигону, причем у ж е в то время, когда н еж елание Клеомена распространить реформы за п реде­ лы Л ак ед ем о н а стало понятно всем. Наконец, после в зяти я I t CZ =Э М антинеи Антигоном были казнены именно — «гр аж д а н е первые и знатнейшие» (P lut. Ar. 45,6).

В восточной Аркадии, к а к мы видим, старые связи со Спартой и в р аж д еб н о е отношение к М егалополю объединили в одном лагере все прослойки граж данского коллектива каж д ого поли ­ са, т а к что здесь п ревалировали политические причины про спартанского движения.

М егалополь. И в этом полисе главную роль сы грала т р а д и ­ ционная политическая ориентация. М егалополиты единодушно сопротивлялись Клеомену и несли огромные ж ертвы к а к до со­ циального переворота в Спарте, т а к и после него. П о д т в е р ж д а ­ ет это, помимо упоминавш ихся ранее фактов, еще одно л ю б о ­ пытное обстоятельство: тот самый Керкид, который столь ре­ шительно обличал в своих произведениях алчность собственни­ ков, призы вая их поделиться своими богатствами с неимущими со г р а ж д а н а м и 64, был один из инициаторов мегалопольского посольства в М акедонию и его участником (Polyb. 2,48,4 sqq), командиром мегалопольского о тряда при Селласии (Polyb.

2,65,3), т. е. последовательно боролся против Клеомена (уж е после его реформ) всеми средствами. Полибий (2,55,8) подчер­ кивает, что клеоменистов в его родном городе не было вообще.

П равд а, он заб ы ва ет упомянуть о том, что «письмоносцами»

(Polyb. 2,61,4), которых Клеомен прислал к беж авш им в Мес сению мегалополитам с предлож ением вернуться в город и подчиниться ему, были «самые знатные и влиятельны е из г р а ж ­ д ан М егалополя» (P lut. Cleom. 24,2) Л и сан д ри д и Феарид.

Последний, вероятно, был дедом П олибия (ср.: Syll.3 626). О д ­ нако эти люди взяли на себя подобную миссию лиш ь в самой отчаянной ситуации, когда городу, покинутому ж ителями, гро­ зила гибель, т а к что «клеоменистами» их н азвать трудно. Н а ­ помним, что на собрании мегалополитов в Мессении Клеомену был дан категорический отказ.

С еверная и зап ад н ая А ркадия. Здесь, по крайней мере в че­ тырех полисах, не было массового движ ения бедноты за пере­ ход на сторону Спарты. Герею и Алею Клеомен взял еще до реформ в Л ак ед ем о н е (P lut. Cleom. 7,5);

в С тим ф але клео­ менистов вообще не оказал ось (Polyb. 2,55,8), т а к что этот го­ род, вероятно, остался верен Ахейскому союзу;

Клейтор, к а ­ жется, был сдан Клеомену, но, ка к подчеркивает Полибий (2,55,9), не в результате всеобщего сочувствия Клеомену, а стараниям и одного человека, некоего Ф еарка, который не имел в городе большого авторитета. После реформ в Спарте К л ео­ мен зан я л Феней (Polyb. 2,52,2;

P lut. Ar. 39,4;

Cleom. 17,6), но неизвестно, при каких обстоятельствах. Тельфуса, которую Ан­ тигон в 223 г. отнял у спартанцев (Polyb. 2,54,12 sq ), вполне могла быть захвачен а Клеоменом до осени 227 г.65. Ничего нельзя ск азать о судьбе Л усов и Кинефы, поскольку они во­ обще не упоминаются в источниках, повествующих о событиях Клеоменовой войны. Возможно, с периодом 229 — 222 гг. св я­ зан один из этапов ожесточенной внутренней борьбы в Кине фе, сопровож давш ейся в течение «долгих лет» переворотами, казнями политических противников, изгнаниями, кон ф и скаци я­ ми имуществ и переделами земли (Polyb. 4,17,4 sqq). После Клеоменовой войны за пределами Кинефы находилось прим ер­ но 300 изгнанников (Polyb. 4,17,9) — вероятно, не менее трети г р а ж д а н этого маленького полиса66. Поскольку к тому времени городом правили уж е сторонники Ахейского союза (Polyb.

4,17,5), то не исключено, что часть эмигрантов в свое время п о дд ерж и в ал а Клеомена. О днако считать этих людей борцами за отмену долгов и уравнение земельных владений по спартан я* скому образц у и предполагать, что Клеомен провел в Кинефе такие ж е реформы, ка к в Л ак ед ем о н е67, вовсе не обязательно.

Во-первых, как уж е говорилось ранее, Кинефа скорее всего во­ ш л а в Ахейский союз еще в годы Д еметриевой войны, а это вполне может означать, что господство «ахейской» партии в этом городе не преры валось и во время войны с Клеоменом.

Во-вторых, если клеоменистам удалось захватить власть в Ки I I ~ = нефе (до или после реформ в С п арте), то очередной ­ (Polyb. 4,17,3) в этом маленьком полисе, имеющем с а ­ мую малопригодную д л я ж и зн и область во всей Аркадии ( P o ­ lyb. 4,19,5), п редставлял собой не копию земельной реформы К леомена в обширном и плодородном Л акедемоне, а один из способов расправы с побежденной партией: конфискацию зе­ мельных владений в пользу победителей. Т а к а я расправа, вов­ се не имевш ая целью борьбу за создание «общины равных», и з­ вестна нам и по событиям конца 240-х гг., когда неудачное н а ­ падение А рата на Кинефу привело к уничтожению его сторон­ ников в городе (Polyb. 9,17,8). О составе противоборствовав­ ших в Кинефе группировок мы не имеем никаких сведений.

А рголида и Актэ. В отличие от полисов восточной Аркадии Аргос яв л ял ся исконным врагом и соперником Спарты. Арги­ вянин Аристомах внес немалый в кл ад в дело р азв язы в ан и я Клеоменовой войны. Тем значительнее выглядит ф ак т д об р о ­ вольной — впервые за всю историю Аргоса — сдачи города Клеомену в 225 г. (Polyb. 2,52,2;

P lut. Ar. 39,5;

Cleom. 17,7 sq).

В этом городе незадолго до того стоял ахейский гарнизон из всадников и наемников (P lut. Cleom. 17,7), что свидетельство­ в ал о о ненадежности Аргоса и об отсутствии н ад еж д на то,, что аргивяне, подобно мегалополитам, будут ср а ж ать ся за свой город до конца. В Аргосе, безусловно, были сторонники Клео I *#] мена, в числе которых были и рядовые гр а ж д а н е ( ), ож и д авш и е от спартанского р еф орм атора отмены долгов (P lut.

Cleom. 20,5), и некие имущие и влиятельны е «предатели», соб­ ственность которых была впоследствии подарена Антигону (P lut. 44,5), в том числе бывший тиран и ахейский стратег А ри ­ стомах (Polyb. 2,59,1 sqq;

P lu t. Ar. 44,6). Аристомах каким-то об разом помог Клеомену договориться с аргивянами, надеясь на новый подъем в своей политической карьере, которая ф а к ­ тически закончилась д ля него как д л я одного из лидеров Ахей­ ского союза (Polyb. 2,60,6). Не исключено, что именно он при­ влек на сторону К леомена народную массу, об ещ ая скорую от­ мену долгов. Что касается позиции аргосских собственников, то они либо т а к ж е склонялись на сторону Клеомена, либо вели себя пассивно. Н икаких реформ или репрессий не последовало, друзья А рата спокойно прож ивали в городе (P lut. Ar. 44,2). Но все же, вопреки утверж дениям А. Феррабино и Р. У р б а н а68, главную поддерж ку Клеомену оказал и здесь не имущие слои г р аж дан ства, а обремененный долгами простой народ, судя по тому, что аргивяне довольно скоро восстали против сп ар та н ­ ской гегемонии, убедившись в отсутствии у К леомена планов каких-либо социальных реформ вне Л акони и (P lu t. Cleom. 20,5).

Д обровольно Клеомену сдались т а к ж е другие полисы в этой части Пелопоннеса — Флиунт, Клеоны, Эпидавр, Гермиона, Тре зен (Polyb. 2,52,2;

Plut. Ar. 39,5 40,7;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.