авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Правительство Нижегородской области

Иван Скляров

в воспоминаниях

современников

Нижний Новгород

Издательство «Кварц»

2008

ББК 66.3(2 Рос–4Ниж)

И18

ISBN 978-5-903581-09-2

Книга издана при поддержке губернатора Нижегородской области

В. П. Шанцева

Редакционный совет:

В. П. Шанцев (председатель), И. Н. Карнилин, О. А. Колобов, В. Н. Лунин,

В. Ф. Люлин, А. Н. Мигунов, Е. В. Муравьев, О. И. Наумова, О. Н. Савинова, О. И. Склярова, Н. Г. Смирнов, В. А. Шамшурин, Ю. И. Яворовский Руководитель проекта О. И. Наумова Автор концепции Е. Л. Яворовская Научный редактор О. А. Колобов Автор идеи и составитель С. В. Чесноков Авторская группа: Л. А. Грузман, А. В. Кессель, Х. Рунау, О. Н. Савинова, Н. Н. Скворцова, И. А. Толстун, А. М. Цирульников, В. А. Шамшурин, Е. Л. Яво ровская, Ю. И. Яворовский Все материалы в книге, кроме отмеченных значком *, подготовил С. В. Чес ноков Литературная обработка текстов: О. И. Наумова, Е. Л. Яворовская, Ю. И. Яворовский Издательство «Кварц»

Генеральный директор ООО ПКФ «Кварц» Д. В. Кузин Главный редактор О. И. Наумова Редакторы Т. В. Кучерова, И. Г. Дементьева Дизайн А. В. Романов Верстка А. В. Романов, К. С. Левашов, А. Ю. Малышев Корректор Л. А. Зелексон Иван Скляров в воспоминаниях современников / Авт.-сост. С. В. Чес ноков;

Науч. ред. О. А. Колобов. – Н. Новгород: Кварц, 2008. – 400 с.;

цв. вкл. 48 с.

ISBN 978-5-903581-09- © Издательство «Кварц», В ряду руководителей Нижнего Новгорода и области И. П. Склярову от ведена своя, достаточно значительная роль. Прежде всего потому, что вся его активная политическая и хозяйственная деятельность совпала с серьез ными, практически революционными преобразованиями в нашей стране.

Мы познакомились с Иваном Петровичем еще в то время, когда он был нижегородским градоначальником, а я работал в столичном правительстве.

Довольно часто встречались с ним и позднее, в бытность его губернатором.

Надо сказать, что своей искренностью, преданностью Нижегородско му краю, способностью через сердце пропускать проблемы и трудности, умением отстаивать интересы области в самых высоких кабинетах Скля ров всегда мне импонировал.

Конечно, тогда я и предположить не мог, что судьбой мне будет предна чертано стать руководителем Нижегородской области. Когда получил от президента это назначение, не мог не вспомнить рассказы Ивана Петро вича о богатой истории региона и его известных людях. Приехал в область, был рад узнать, что Иван Петрович, несмотря на сложности и пережива ния, сумел их преодолеть и продолжал активно участвовать в обществен ной и политической жизни области, оставался полезным людям. Земляки любили и ценили Ивана Петровича до последних дней его жизни.

Вот почему идею издать книгу об Иване Петровиче Склярове я поддер жал не задумываясь.

Прежде всего это издание – дань памяти незаурядному человеку, боль шому патриоту родной земли. В то же время, на мой взгляд, книга имеет историческую ценность, являя собой своеобразную летопись Нижегород ской области эпохи перемен. Надеюсь, у нее будет самый широкий круг читателей.

Валерий Павлинович Шанцев губернатор Нижегородской области Вступление Как бы ни назывались люди, стоявшие у власти на нижегородской земле, – князьями, губернаторами, секретарями обкома, – все они взваливали на себя не померный груз ответственности за развитие нашего края, за устройство жизни людей.

Разные это были руководители – с разной мерой талантливости, чувством ответственности, да и время, которое выпадало на их судьбу, тоже было всяким:

и относительно стабильные годы, и периоды бурь, революционных перемен.

Имя нижегородского губернатора (а до этого вице-губернатора области и мэра Нижнего Новгорода) Ивана Петровича Склярова связано с суровым, драматиче ским и одновременно романтическим этапом в развитии нашей страны.

Перелом в политической жизни, изменения в общественном строе для это го человека были напрямую связаны с внутренней, духовной трансформацией, и это, быть может, было особенно остро: ведь ему приходилось перестраиваться не только самому, но и нести ответственность за людей. Естественно, на этом пути было не избежать ошибок. Да и кто мог бы их избежать?

Однако стремление к созидательности, к объединению нижегородцев вокруг позитивной цели, умение быть решительным в экстремальных ситуациях, не сомненная доброжелательность по отношению к людям – эти качества Ивана Петровича не оспариваются даже теми, кто прежде был настроен к нему весь ма критически.

В этой книге собраны воспоминания самых разных людей. Одни знали его в период ученичества, другие – во время работы в Арзамасе, третьи – в Нижнем Новгоро де, четвертые – по встречам в Москве… Есть и те, кто прошел с ним всю жизнь.

Профессии у этих людей тоже разные, как и их общественный статус. Объединя ет их одно: все они знали Ивана Петровича и в душе каждого из них он оставил, не сомненно, определенный след. Неизбежно многие воспоминания перекрещиваются:

комсомольская юность, трагедия в Арзамасе, периоды работы Ивана Петровича во власти… Но даже если люди говорят и пишут об одном и том же, их личностное восприятие накладывает новые краски на прошедшие события. Отсюда возникает эффект мозаики: разрозненные факты собираются в единое «многоцветное» целое, и в результате возникает портрет человека неординарного, интересного, с широ ким русским характером – Ивана Петровича Склярова.

От первого лица Фото из архива И. П. Склярова Иван Петрович Скляров не оставил после себя мемуарных записей и дневников.

Однако как человек публичной профессии он много выступал и давал интервью. Его устные выступления сохранились фрагментарно и не могли послужить материа лом для книги. А вот интервью с ним (как опубликованные, так и подготовленные к печати) как раз и составили этот раздел. Все они были взяты в последний период жизни Ивана Петровича, когда он уже работал в «ВолгаТелекоме», когда судь ба его уже сложилась, и в этих интервью он практически подводил итоги своей жизни. В других разделах книги представлены воспоминания людей, знавших Ивана Петровича в самые разные периоды его жизни и оценивавших его поступки и дела со своей точки зрения.

В этом разделе Иван Петрович, отвечая на вопросы интервьюеров, дает свою оценку событиям, размышляет, что-то переоценивает, на чем-то акцентирует наше внимание. А за полгода до смерти даже собрался писать воспоминания о пят надцатилетии своего пребывания во власти, которые хотел назвать «У истоков перемен». Он хотел, чтобы его услышали… Вот почему этот раздел мы назвали «От первого лица».

Раздел 1. От первого лица Губернатор бывшим не бывает*...Трагедия 1988 года высветила лучшие черты молодого председателя гориспол кома Арзамаса. Иван Петрович сумел вместе с правительственной комиссией так организовать труд тысяч людей, множества коллективов, что работы по ликвидации ЧП шли круглосуточно, четко, эффективно. Сам не щадил сил и времени, появлялся там, где трудно. Подбадривал, находил верные решения.

Орден Мужества, звание «Почетный гражданин Арзамаса» – достойные награ ды за те горячие дни. Но самая главная награда, конечно, – это уважение самих арзамасцев.

Начался суетный и романтичный период демократизации страны. Иван Скля ров избирается народным депутатом Верховного Совета РСФСР, становится вице губернатором у Бориса Немцова. Затем новая высота – он избирается мэром Ниж него Новгорода, полуторамиллионного города, третьей столицы России. Сейчас, по прошествии стольких лет, по признанию большинства нижегородцев, Скляров – лучший градоначальник Нижнего за последние десятилетия. К слову, в 1997 и годах он признавался Человеком года. Но пиком его карьеры, конечно, стало из брание в 1997 году на пост губернатора Нижегородской области.

В тот период после Бориса Немцова, сумевшего создать когда-то закрытой области мировой имидж, должность эта была особенно значительна и попу лярна. К тому же Склярова скоро избирают председателем одного из ключевых комитетов Совета Федерации – по делам Федерации, Федеративному догово ру и региональной политике.

Иван Петрович, надо отдать ему должное, не забронзовел, не зазнался. Оста вался доступным и для прессы, и для простых людей. Хоть обязанностей и дел свалилась на него целая гора, он успевал всюду, как и раньше, демонстрировал высокую работоспособность и знание жизни.

* Валерий Орлов. Опубликовано в журнале «Российская Федерация сегодня», 2003.

Печатается с сокращениями.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Но нет ничего вечного в этой жизни. И два года назад, летом 2001-го, в ре зультате очередных выборов он оставил губернаторский пост. Прошло полтора года. Как живет, чем занимается бывший руководитель Нижегородской об ласти?

И вот я в приемной заместителя генерального директора ОАО «ВолгаТеле ком». Именно эту должность занимает ныне Иван Петрович. Я убедился, что за истекшие полтора года сошедший на землю небожитель не пал духом, не озло бился. А остался таким же жизнелюбом, приветливым и добрым человеком, любящим шутку и подначку. Правда, серебра в прическе прибавилось. Но ведь не зря говорится, что седина украшает мужчину.

После смерти митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая, в пра вославии признанного великой духовности священнослужителя, Иван Петрович утвержден директором Фонда его памяти. Фонд пользуется уважением нижего родцев.

– Линия судьбы, которую мне даровал Бог, – рассуждает Иван Петрович, – почти за 30 лет работы привела меня к посту высшего должностного лица об ласти. Этот этап жизни позади. Ныне у меня новый этап. Работа моя связана с моей основной профессией – системы управления, экономика.

– И каково Вам, государеву человеку и политику, на этой работе?

– А здесь тоже что ни на есть самая настоящая политика и очень важное госу дарственное дело. Я очень благодарен генеральному директору «ВолгаТелекома»

Владимиру Федоровичу Люлину, что он в трудный для меня период жизни протя нул дружескую руку и предложил эту работу. Поначалу у меня были сомнения. Но в то же время в губернаторскую бытность я познакомился со всеми моими колле гами из республик и областей Поволжья, узнал проблемы и возможности региона.

Увлекали и масштабы предстоящего дела. Поэтому согласился и не жалею. Наш опыт по организации современного холдинга, объединяющего различные регио ны, можно, считаю, использовать в энергетике, нефтехимии, автомобилестроении и других областях. Я уверен, что скоро политики возьмут его на вооружение. Более того, скажу, что развитие федерализма, экономическая основа федеративных отно шений и создание подобных интеграционных систем – проблемы очень схожие.

А еще хочу сказать вот что. Проработав вот уже полтора года в большой и со временной компании, укрепился в мысли, что надо периодически всех крупных руководителей – губернаторов, мэров, министров и т. д. – отправлять на свое образные стажировки на различные предприятия. Отсюда мир экономических, рыночных отношений видится более реально. И не надо этого стесняться.

– Иван Петрович, какие происходящие в нашей жизни события и явления Вас беспокоят?

– К большому сожалению, в последнее время укрепляется негативная практика, когда наша жизнь протекает от выборов до выборов. Приходят но вые команды, всех сметают со своих постов, вплоть до директора бани. И сами после этого строят свою деятельность соответственно, рассчитывая только на предстоящие четыре года – до очередных выборов. Это сегодня наблюдается и в субъектах Федерации, и в городах, и в районах. Нарушается преемствен ность кадров, люди перестают дорожить своей работой, становится меньше профессионалов. Хорошо, заменен мэр или губернатор, несколько его ведущих заместителей. Но зачем увольнять специалистов, которые годами занимаются Раздел 1. От первого лица благоустройством, канализацией, водоснабжением, теплом? Надо подбирать кадры по деловым качествам, а не по личной преданности. Одаривание акти вистов выборной страды руководящими постами – порочная практика, при ведшая в ряде регионов к кадровой чехарде и нестабильности. И то, что сегодня с реформами ЖКХ заехали не в ту степь, – одно из следствий этого. Козыряя друг перед другом термином «реформы», соревнуясь в преданности президенту и правительству, очень важное начинание загнали в тупик.

– Но это же, кажется, все начиналось при Вас?

– Я очень хорошо помню одно из заседаний Государственного совета, в ко тором мне довелось участвовать. Тогда я и мои коллеги по Совету Федера ции Э. Россель, Л. Рокецкий, Н. Меркушкин и другие предложили конкрет ную программу реформирования жилищно-коммунального хозяйства страны.

В ней было около двадцати пунктов.

– Почему бы Вам эти хорошие предложения не высказать нынешним нижего родским властям?

– А я уже сделал это. Дело в том, что новый мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов начал, на мой взгляд, очень хорошее дело. Он организовал совет мэ ров, куда вошли все здравствующие ныне бывшие градоначальники областного центра. Мы собираемся, советуемся по самым животрепещущим проблемам, высказываем нынешним руководителям города свои пожелания, делимся опытом. Приятно, что к нам прислушиваются, что наш житейский и руко водящий опыт востребован молодыми преемниками.

Неплохо бы такую практику затвердить и Совету Федерации или Госу дарственному совету. При этих важных структурах власти, думаю, не был бы лишним какой-то комитет или совещательный орган из бывших губернато ров, президентов республик, министров. Делу бы это, уверен, не повреди ло. Ведь «бывшим» станет каждый. Такова диалектика жизни. Плохо, когда невостребованными остаются человеческая мудрость и богатая житейская практика.

– Иван Петрович, есть ли у Вас близкие друзья и не поредели ли их ряды после Вашего ухода с губернаторства?

– Скажу одно: что близких друзей, что явных врагов в жизни очень мало.

Много очень безразличных людей. И они страшны своим бездушием. Что же касается моих личных друзей, то потерял пару-тройку человек. Они, пользуясь моим высоким положением, старались какие-то блага нахапать, захватить чего то. Я, к сожалению, не разглядел их сущность… – Говорят, власть как наркотик: хочется еще и еще. Нет ли у Вас намерений вернуться в политику? Впереди выборы в Государственную Думу, и все считают, что если Вы пойдете по Арзамасскому округу, то победа гарантирована.

– 13 лет назад, будучи первым секретарем Арзамасского горкома партии, я был избран депутатом Верховного Совета России. Тогда это был правильный шаг в поисках решений и участия личности в многообещающих демократиче ских преобразованиях. Тогда это было логическим действием. Повторять через полтора десятка лет то, что уже было пройдено...

– Вы же сами говорите, что не реализуется полностью Ваш богатый политиче ский и государственный опыт. В роли депутата Государственной Думы Вы могли бы много полезного сделать для страны и Нижегородской области.

Иван Скляров в воспоминаниях современников – Что касается выборов в Государственную Думу и других выборных дел, давайте пока оставим мое в них участие во временном интервале...

– Иван Петрович, если позволите, задам несколько бытовых вопросов. Вы хо рошо выглядите: похудевший, бодрый, подтянутый. Как удается? Поделитесь се кретами с нашими читателями.

– В нашей жизни три врага: гиподинамия, нерациональное питание и наша несвобода от захлестывающих каждодневных дел. Но все в наших же руках.

Взялся, как говорится, за ум и я. Каждый день в шесть утра хожу в бассейн.

Часто катаемся с внучкой на коньках. Люблю лыжные прогулки. Словом, ста раюсь вести активный и здоровый образ жизни.

– А как относитесь к табаку и алкоголю?

– Не курю. А к спиртному отношусь, как все российские мужики. Выпить надо – выпьем. Но все решаться в жизни должно на трезвую голову.

– А, простите, к женщинам как относитесь? Помнится, в период Вашего губер наторства вокруг Вас толпилось немало местных красавиц.

– Много красивых женщин меня окружает и сейчас. В «ВолгаТелекоме»

достаточно прекрасных дам, являющихся в то же время замечательными связистами. Но я всегда подчеркивал и подчеркиваю: у меня три самые лю бимые женщины – жена Мария Владимировна, дочь Оксана и пятилетняя внучка Елизавета. Ближе и дороже их нет. Особые слова о супруге. И в Ар замасе, и здесь, в Нижнем, она была настоящей хранительницей семейного очага, опорой в трудные периоды, особенно после ухода с поста губернато ра. Я хочу обратиться к сегодняшним руководителям: не забывайте о своих женах. Я думаю, от жены зависит очень многое, если не главное.

– Иван Петрович, Вы всегда были на виду в области и России благодаря сред ствам массовой информации. Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние СМИ?

– Может, я субъективен, но, на мой взгляд, пресса уходит от острых оценок происходящих событий. Работая вместе с Борисом Ефимовичем Немцовым, мы всегда подчеркивали, что взращиваем самую демократическую прессу России.

Надо запомнить всем, что если СМИ имеют право и возможность высказаться, вступить в дискуссию, значит, власть сильная. Если же в СМИ тихо (а условия для того, чтобы они были тишайшие, создать можно элементарно), значит, у этой власти не все в порядке, она стремится скрыть недостатки и злоупотребления...

– И заключительный вопрос к Вам, Иван Петрович: что бы Вы хотели поже лать Совету Федерации и журналу «Российская Федерация сегодня»?

– Не надо бояться резких оценок происходящих событий. Не все так глад ко в жизни. Возьмем эпизоды последних зим, когда заморозили многие горо да России. Но ведь даже пушок ни с кого не слетел. Наоборот, сидят такие на передачах у Познера и других ведущих и чуть ли не героями себя выставляют.

Да с реформами ЖКХ, по-моему, запутались сами и всех запутали. Может быть, надо публиковать предложения не только тех, кто постоянно мелькает на экра нах и страницах газет, а поспрашивать людей из глубинки, которые долгие годы отдали этой работе и хорошо понимают все процессы.

Совету Федерации, мне думается, надо меньше заниматься лоббированием того или иного участка или групп людей. Надо помнить, что это высшая палата России. И сохранение России, ее федеративного устройства, обустройство стра ны в целом — именно это должно занимать всех членов Совета Федерации.

Раздел 1. От первого лица Губернатор – товар штучный* Разговаривая с Иваном Петровичем Скляровым, не предполагала, что это ин тервью «Нижегородской правде» окажется последним в его жизни. Он даже не успел оставить на нем визу согласования, но надеюсь, что не обидится на нас, журналистов газеты, которая поддерживала его начинания в годы губернатор ства и которую он всегда считал своей, родной. Мы не стали менять стилистики статьи – пусть все звучит так, как было произнесено им при жизни.

Эта статья — не только долг памяти. Это низкий поклон удивительному, просто му и доброму человеку, каким он оставался до последних дней.

О работе – Иван Петрович, в Законодательном собрании Вы возглавляете один из клю чевых комитетов — по государственной власти и местному самоуправлению. Что главное в его работе?

– Сейчас идет отработка взаимодействия органов власти – государственной, ис полнительной и законодательной – с местным самоуправлением. Хотя здесь тоже вопросов очень много нерешенных, и в том числе те наскоки, которые на местное самоуправление сегодня происходят.

За последние годы многое сделано для становления самоуправления. Я скажу так: 15–17 лет назад были только теоретические предсказания и ожида ния того, как оно должно развиваться. Первое, чтоб вы знали, – начало обще ственного самоуправления зародилось в Арзамасе, в 11-м микрорайоне, после взрыва. Когда, еще будучи председателем Арзамасского горисполкома, я по чувствовал, что в этом микрорайоне рождается совершенно новая автономия, * Последнее интервью И. П. Склярова. Записала И. Храмошкина. Опубликовано в газете «Нижегородская правда» 7 марта 2007 г.

Иван Скляров в воспоминаниях современников тогда мы пошли на создание комитета общественного самоуправления и стали апробировать эту форму работы.

Когда я стал в Нижнем Новгороде вице-губернатором, потом мэром, для меня это уже было не внове: стали организовывать такие советы в Верхних Пе черах, на Мещере, в Московском районе, Сормовском… Все эти советы обще ственного самоуправления – СОСы по-нынешнему – создавались по опыту Арзамаса. В целом эта форма наиболее доступна для управления территориями, где проживают многие тысячи людей, и в Нижнем эта работа довольно серьезно продвинулась вперед. Сейчас главное, что я вижу в дальнейшем как председатель комитета, – это разграничение полномочий между органами госвласти и само управлением. А что такое разграничение полномочий? Если мы в ближайшее время не разберемся, кому какая часть имущества, собственности, бюджета принадлежит, тогда наступит неприятный момент неразберихи и какой-то даже анархии. Любой человек ждет от власти определенного участия в своей судьбе.

Он должен четко знать, где, что и с кого можно спросить.

– Иван Петрович, помимо работы в Законодательном собрании, Вы являетесь заместителем руководителя ОАО «ВолгаТелеком»… – Да, я административный директор крупнейшей компании, которая рабо тает не только на территории нашей области, но еще 11 областей и республик, и в функциональные обязанности мои вменено как раз взаимодействие с орга нами власти.

– Как Вам удается сочетать две большие должности?

– Вздыханий-оханий никаких по этому поводу нет. Надо выбирать время для всего и выбирать главное направление. Основная работа есть основная ра бота, и та корпоративная реструктуризация, которую мы провели за пять лет, уже дала свой результат. Наша компания сегодня – одна из лучших в России, я бы даже сказал, что она лучшая. И я, например, доволен, что к руководству сейчас пришли молодые, талантливые руководители. Это движение вперед, развитие начавшихся процессов корпоративной интеграции, которые, кстати, затронуты были в моей кандидатской диссертации. Я думаю, не надо ждать, что кто-то с неба к нам придет и все расскажет, что дальше делать, надо опираться на опыт людей, которые пережили самые трудные годы всех преобразований, перехода от одной системы жизни к другой.

– Вы стали патриотом того дела, которому служите!

– Нет, Ира, ты не права! Я патриотом был и раньше, но здесь убедился, что надо многих руководителей учить. Ну, может, с губернаторами осторожней надо обращаться, потому что губернатор – это штучный товар, я об этом не раз говорил, это всем надо запомнить и очень бережно относиться к людям, которые прошли такой путь и имеют опыт губернаторской работы. Если вы читали мою биографию, то, наверно, убедились, что мной было пройдено все поэтапно – и производство, и руководство Арзамасом, и ликвидация послед ствий того страшного взрыва, и мэрство в очень непростом городе, которым был тогда Нижний, и многое другое.

Поэтому думаю, что тема моей диссертации еще будет иметь продолжение.

Мыслей и идей очень много. Опубликовано уже 12 научных работ. Одну из них я тебе подарю, это «Проблема федеративного устройства России», я ее вместе с Олегом Колобовым написал. Ты же на истфиле училась, знаешь такого?

Раздел 1. От первого лица Доверительная беседа Фото Н. Ермаковой Я киваю в ответ: декана единственного в области факультета международ ных отношений знают, наверное, даже те, кто не учился в ННГУ.

– Иван Петрович, безусловно, Вы очень известны в области. Но представьте, что к Вам пришел человек, который не знает о Вас ничего. Как бы Вы сами ему представились?

– Я бы сказал: перед вами человек, который всю жизнь, начиная, наверно, лет с двадцати (после армии уже период возьмем, да?) всегда соответствовал своему времени. Я всю жизнь учился, стремился к знаниям. И всегда знал, кем надо быть.

Он протягивает мне вырезки из разных газет и говорит: «Почитай, вот тут обо мне много писали. Я вот прочитал – и аж слеза ударила. Думаю, вроде как правильно кой-чего делал!» Потом задумался, помолчал и добавил:

– Давай, Ира, сегодня особо никакие темы не будем развивать, только одну затронем: сегодняшнее мое отношение к губернатору, к власти. Теперь все вста ет на свои места. Я ведь сразу же выступил и Валерия Павлиновича поддержал.

Ну, во-первых, я знаю его давно. Портреты видишь у меня там? – указывает рукой на стену, где развешаны рамочки с фотографиями известных деятелей по литики и культуры. – Вон рядом с Лужковым – мы с Шанцевым. И отношения Москвы и Нижнего Новгорода всегда были нормальные, крепкие, деловые.

Никаких вопросов у нас не было, чтобы что-то делить. И президент, и премьеры относились к нам всегда как к городу и краю, который по крайней мере третье место точно имел после Москвы и Санкт-Петербурга. Мы были вхожи во все кабинеты.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Знакомство с Шанцевым началось еще со времен создания движения «Отечество», из которого родилась «Единая Россия». Не все тогда приветствова ли создание этого движения. Лидерствовал там Юрий Михайлович Лужков, естественно. Поддерживали его Минтимер Шаймиев, Муртаза Рахимов, Ни колай Меркушкин. Но все мы понимали свою меру ответственности. Так что с Шанцевым у нас – давнишнее видение друг друга. А с другой стороны, я совершенно верными считаю нынешние поступки губернатора, который ра зобрался в ситуации и понял, что на фоне экономического подъема многое можно сделать для решения социальных задач. Все-таки время было падения в экономике трудное, только один пример приведу: 47 процентов был раньше военный заказ, а потом он стал 4 процента, и в течение четырех лет мы вы живали без газа, без нефти – и выжили! А сегодня появилась возможность ис править ситуацию, реализовать на деле те красивые лозунги, которые раньше только произносили.

Вот это, я думаю, связывает нас с губернатором. Я увидел эту черту у че ловека, поездил с ним во время выборной кампании – и в Арзамасе родном побывал, и в Сергаче, Сеченове. Понял, что у него есть искренняя вера в ни жегородцев, и думаю, что его поддерживать надо. И думаю еще, что те люди, которые со мной работали, его тоже поддержат.

О личном – Кто является Вашей опорой в жизни?

– В первую очередь семья. В этом, я думаю, убедились многие. И то, что пришлось выдержать семье во время этих выборных дел и присутствия так на зываемых пиар-технологий, не высказать. Я иногда смотрю на сияющие лица тех, кто это делал, и думаю, что Бог все видит. Поэтому зла ни на кого не дер жу. Супруга, Мария Владимировна, – прекрасная женщина, сейчас она уже на пенсии. Заслуженный учитель. Преподавала всю жизнь в начальных классах.

А сейчас с внучками занимается. Мы почти сорок лет вместе.

– А первую встречу с ней помните?

– Все помню! Это в Арзамасе было, она там пединститут заканчивала. А сама родом из Лукоянова, из очень хорошей семьи. В общем, в семейном плане у меня всегда была поддержка. И я уже говорил как-то, что 80 процентов успеха муж чины (а может, и больше!) зависит от тех, кто рядом, и в первую очередь – от жены.

У меня есть взрослая дочь, растут две внучки – Лизавета и Настя. Старшая в сентябре в первый класс пошла, а младшей пока всего три года.

У меня большая семья, сестры. Одна из сестер живет в Чечне с четырьмя детьми. Все пережили мы, что можно только было: и ужас чеченской войны, и сюда я их привозил, здесь пережидали. Сейчас они вновь там, дети учатся.

Младшая сестра с мамой живет. Мама у меня – человек очень заслуженный! Она, чтоб ты знала, из рода Гончаровых! А так-то мы из казаков. Отец был инвалидом войны, он умер больше 10 лет назад. Так получилось, что по возрасту я хоть и не старший в семье, но всегда старшим был. Особенно после смерти отца. Ну а остальное все как у тебя, как у всех… Раздел 1. От первого лица – А увлекаетесь чем, Иван Петрович?

– Есть у меня одно очень сильное увлечение, которым занимаюсь долгие годы, – лошади. Создал в свое время конноспортивную школу в Высокове, возглавил областную федерацию конного спорта. Поддерживаю спортсменов наших.

– Сами верхом ездите?

– Катался раньше, а сейчас вот некоторое время уже нет (вздыхает). Но ло шадь любимая есть, конечно, вон, видишь (вновь указывает на фотографию на стене) – его зовут Балагур. Стоит 300 тысяч долларов. Это была лучшая лошадь Европы три года назад, а сегодня – это лучшая лошадь мира! И на ней катаются две красавицы – Костерина и Корелова, лучшие наездницы Европы. Я горжусь, что это дело с конной федерацией у нас получилось. Поддержали меня в свое время Елена Владимировна Петушкова и Елена Батурина, жена Лужкова, за что я им очень благодарен.

– Иван Петрович, Ваш жизненный принцип, которому Вы следуете всегда, не взирая на обстоятельства?

– Руководителю для победы всегда нужно слово. Твердое слово, которое нужно уметь держать!

– Спасибо Вам за беседу!

– И вам всем спасибо. Хорошая у вас газета. Правду пишете, не зря же вы – «Нижегородская правда»!

*** …Мы не забудем ваших слов, Иван Петрович. И Вас не забудем. Пусть пухом будет Вам земля, которой Вы преданно служили всю жизнь.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Из политики не уходят...

С этого текста началась работа над книгой воспоминаний Ивана Петровича, которую он задумал за полгода до смерти. Наши беседы проходили в его кабинете в «ВолгаТелекоме».

– Иван Петрович, тяжело ли быть экс-губернатором?

– Времени прошло достаточно, и я, наверное, уже могу говорить бесстраст но. Конечно, я не знаю ни одного примера, чтобы кто-то, уходя с большой политической орбиты, не испытал никаких разочарований, хотя бы поначалу.

Политика – это отдельная область деятельности. Как из разведки, так и из по литики не уходят.

Что касается перехода в другой социальный статус, то здесь, на мой взгляд, самое главное – дать правильную оценку тому времени, когда ты находился при власти, и воспринять установку, которую тебе дают родные и близкие по духу люди: жить дальше. Если эта установка дана, тогда все правильно проходит. Я по крайней мере все это пережил.

– А открылись ли какие-то новые перспективы?

– После глубоких размышлений могу сказать, что это Господь Бог дал мне возможность почти сорок лет провести на публичной работе. Ведь кто бы что ни говорил, а эта работа – самая ответственная, самая серьезная, она раскрывает все твои способности и забирает все силы, а подчас и из матывает все нервы. Но в то же время это самая интересная работа для раскрытия потенциала человеческой личности. Даже так скажу: где бы я увидел столько, сколько успел увидеть за все эти годы? Как перешагнул заводской порог, так и пошло: мастер, начальник цеха, начальник про изводства, секретарь парткома, председатель горисполкома. Потом были все эти драматические переживания, связанные со взрывом, затем с пере стройкой, которую я встретил депутатом Верховного Совета первого со зыва, потом переезд в Нижний, а там – работа вице-губернатором, мэром города, губернатором области, руководителем комитета в Совете Федерации в течение пяти лет… Раздел 1. От первого лица Так получилось, что всю жизнь я находился у истоков перемен. Когда в году ехал в Нижний Новгород, то думал: «Господи, такая ответственность!» Я ведь не в простое время начал помогать в управлении областью Борису Немцову, не тог да, когда еще вся государственная система и партия работали, а прямо наоборот.

Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что впереди не мед, что придется серьезно заниматься разрушенным хозяйством. Но помог же Бог все это время провести в такой активной работе!

Я, например, размышлял: «Сколько людей на фронтах погибло? Сколько ранено? А моих родственников Господь сберег, они всю войну прошли».

Если не верить в Бога, то все можно назвать случайностью. Что касается меня, то после всего пережитого я благодарю Всевышнего, что все эти воз можности мне были даны судьбой. Мне удалось создать нормальную семью (уже две внучки). Я имел возможность помогать родителям (хотя и младший, всегда был за старшего). И сестер своих я смог поддержать (а у одной из них была серьезная трагедия с мужем). Большая удача, я думаю, была и в том, что мне посчастливилось приобрести много товарищей и друзей, особенно в Арзамасе.

А что касается той карьеры, которая сложилась, наверное, она была слишком стремительной. Но в то же время я не вижу, чтобы где-то мне приходилось ее уско рять. Подчас, право, думаю: «А может быть, мне стоило тогда в Германии остаться?

И служить, как мои предки, офицером?..»

Предчувствие судьбы – А в детстве какие-то смутные предчувствия судьбы у Вас были?

– Если бы я сказал «нет», то не был бы откровенным. Пацаном я всегда вер ховодил почему-то. Характерно, что и отец мой, и дядьки всегда были на виду – и на фронте, и «на гражданке». Эта черта – родовая особенность нашей семьи.

Когда я приезжал к себе на родину из Арзамаса, их фронтовые воспоминания, их рассказы из жизни очень настраивали меня на боевой лад. Хотелось быть лучше, выше, сильней.

Когда я поступил в Арзамасский авиационный техникум, то в первый же день учебы меня подвозил на мотоцикле дядя Саша Рыбин. Когда мы поравня лись со зданием горкома партии, я спросил его: «Что это за дом?» И почему-то тогда задержался я возле этого здания с «великодержавным» фасадом и неожи данно выпалил дяде Саше с юношеским задором: «Попомни мои слова, я здесь буду первым секретарем!» Как сейчас помню: под рукой у меня была большая красная папка.

Не скажу, что сбылось все, о чем я тогда мечтал, но по крайней мере я всегда понимал, к чему стремился. Когда пришел в цех, то знал, что стану его начальником. Далее, работая уже на производстве, я продолжал свое образование. И сегодня у меня за плечами и техникум, и авиацион ный институт, и партшкола, и, наконец, ряд научных работ и степень кан дидата экономических наук. Я всегда настраивал себя так: да, я буду на чальником производства, да, я буду секретарем парткома. А ведь партия в те времена была не такая, как сегодня «Единая Россия», – то была крепкая Иван Скляров в воспоминаниях современников Второй выпуск школы пропагандистов при ГК КПСС.

Арзамас, 1982 г.

В первом ряду четвертый слева И. П. Скляров Фото Г. Аникина партийно-государственная система. Не пройдя путь секретаря парткома на таком крупном предприятии, как Арзамасский приборостроительный за вод, где было около 25 тысяч коммунистов и еще 26 тысяч беспартийных заводчан, нечего было и думать о каком-то дальнейшем продвижении по партийной линии.

Честно сказать, иногда я и забегал вперед в своих устремлениях (какой солдат не мечтает стать генералом), хотя карьеристом меня вряд ли кто осмелится назвать. Конечно, некоторые именно так на меня и погляды вали: вон как у него карьера складывается! А карьера складывается тогда, когда ты имеешь четкое представление о тех целях, которых хочешь до биться в жизни.

– Были ли тяжелые страницы в Вашей биографии, а то люди скажут: слишком уж все радостно и блаженно было у Ивана Петровича!

– Нет большей утраты, чем потеря доверия и дружбы, то есть предательство со стороны близких людей… Их не так оказалось много в жизни, но тем не ме нее это накладывает тяжелый отпечаток.

Слова благодарности – А кто для Вас был образцом?

– С детства и на долгие годы – отец. В памяти он остался серьезным че ловеком, отмеченным Богом, наделенным талантами и трудолюбием. Летом, бывало, я приезжал к нему, когда еще в техникуме учился. Встаешь эдак ча сика в четыре утра, а у него на крыльце уже человек 20–30 стоит: как будто княжеский суд идет. Он был тогда председателем сельского Совета. Поэтому к нему то один придет на другого жаловаться, то у третьего проблему надо решить.

Раздел 1. От первого лица Отец был на своем месте передовым человеком, интересующимся, тянув шимся к образованию. Ну, какая библиотека в те времена на селе могла быть?

А у отца у первого во всей округе она была. Я уже не говорю о том, что он первым заимел радиоприемник «Родина-57», ну и так далее. Отец дал мне воз можность учиться: работника от семьи оторвал и в Арзамас отпустил, а сам с четырьмя женщинами остался (кроме двух моих сестер, у них еще была бабушка на руках). Конечно, после техникума мне хотелось сразу универ ситет окончить, но, взвесив все «за» и «против», я понял, что надо начинать работать.

Прекрасные отношения были с дядьками по отцу. Но особенно я благодарен моей тетке по матери Анне Ильиничне Рыбиной, ее мужу Александру Василье вичу Рыбину и их детям. Они меня как третьего ребенка взяли, и семь лет я у них жил. Они подчас своим кусок недодавали, чтобы мне дать… Названым отцом мне, как только пришел я на завод, стал Виталий Семе нович Золотов. Он был и парторгом у нас, и мастером в цехе, очень поддержал меня и потому на свадьбе сидел рядом с моими отцом, матерью и арзамасскими родственниками. Вообще по жизни мне на людей везло. Суровый, говорят, у нас директор был на приборостроительном заводе – Павел Иванович Пландин, но оговариваются: справедливый.

Он вел меня сначала по производственной, а затем и по общественной лестнице. Прекрасные отношения были с председателем горисполкома, а за тем первым секретарем горкома Михаилом Федоровичем Балакиным, вслед за которым я по партийной линии шел (точно так же, как на производстве по лучал повышения вслед за Бессарабом: Владимира Владимировича назначали начальником цеха, через некоторое время – я вслед за ним;

он становился на чальником производства – и я туда же).

В жизни целая череда была знакомств, встреч, друзей и товарищей по работе, всех не перечислишь: сначала в Арзамасе, а потом здесь, в Ниж нем Новгороде, когда я уже вместе с Борисом Ефимовичем Немцовым работал.

Мне можно какие угодно вещи про Немцова говорить, но то, что взвалила жизнь на его молодые плечи (он начинающим политиком тогда был), вынес бы далеко не всякий. А других желающих, чтобы кто-нибудь из первых лиц тогда на этот крест претендовал, кстати, и не было. Ситуация ведь не сахар была… Прекрасные впечатления о работе с Александром Васильевичем Батыре вым, Валерием Николаевичем Евлампиевым, Владимиром Николаевичем Го риным, Сергеем Васильевичем Гладышевым, Александром Константиновичем Мелешкиным, Анатолием Александровичем Козерадским, Иваном Николае вичем Карнилиным, Владимиром Ильичом Лузяниным, Омари Хасановичем Шарадзе и, конечно, Владимиром Федоровичем Люлиным. Да и многими дру гими... Не буду даже дальше перечислять, чтобы кого-нибудь не обидеть, если вдруг не назову. И старшими товарищами, и своими сподвижниками я очень доволен и только прошу Господа, чтобы они дольше жили, а кого уже с нами нет, тем – память светлая. Я стараюсь их не только поминать, но и помогать их родным и близким.

Иван Скляров в воспоминаниях современников «Не торопитесь давать оценки политикам…»

– А из политических деятелей кто был для Вас образцом?

– Начиная с 1988 года мне пришлось при самых разных обстоятельствах рабо тать со многими руководителями партии и правительства.

Я и сам задаю себе иногда вопрос: а почему я стал депутатом Верховного Совета России первого созыва? Почему меня выдвигали депутатом от Ядерного центра и города Арзамас-16 (нынешний Саров)? Ведь представители Ядерного центра – это мировая суперэлита. Тот же Владимир Александрович Белугин, тот же Юлий Борисович Харитон. Наверное, на этих людей произвела впечат ление трагедия в Арзамасе и слаженная деятельность арзамасцев при ликви дации последствий взрыва, в ходе которой саровцы с нами и познакомились.

А поскольку я был руководителем Арзамасского штаба, то они мне поверили и такое высокое доверие оказали. Думаю, что в конце 1980-х годов многие мои представления о необходимости развития демократии и серьезного реформи рования жизни сформировались во многом под впечатлением общения с этими людьми. С тех времен у меня среди ядерщиков много знакомых, друзей, в том чис ле молодые руководители, как, например, Лимаренко, который тогда только только «подрастал».

Именно после взрыва я в первый раз столкнулся с такими государственными деятелями, как, например, Геннадий Георгиевич Ведерников, тогдашний пер вый заместитель председателя Совета Министров. В связи со взрывом я ини циировал приезд к нам в Арзамас других руководителей партии и правитель ства, в частности Егора Кузьмича Лигачева. Его поведение, его подходы, его твердость дали мне на долгие годы запас политической прочности. Говорят: вот Ельцин многое не так сделал. Но давайте дадим накалу времени остыть и потом уже будем оценивать и президентов, и премьеров, и губернаторов, и всех тех, кто в свое время занимал большие посты. К слову сказать, первый российский президент приезжал сюда трижды только когда я был губернатором, не считая того, сколько раз он здесь при Немцове бывал. С Борисом Николаевичем, как и с Борисом Ефимовичем, у меня были ровные отношения.

Кто бы мне что ни говорил, не могу я отозваться плохо о Викторе Степано виче Черномырдине, которого так же, как и меня, журналисты дразнили за его нечистую разговорную речь. Учитывая, что сам я тоже из казачества, мне все эти его недостатки понятны, я и сам по молодости с трудом свою устную речь приводил в соответствие с общепринятыми нормами, родной диалект с моло ком матери впитывается. Но Виктор Степанович – человек, к которому можно было обратиться.

Когда после Арзамаса меня большинством голосов сначала выбрали пред седателем Нижегородского областного Совета, а потом Немцов меня все-таки вице-губернатором (первым замом) к себе пригласил, меня нисколько это не обидело. Во-первых, потому что так было распределено Борисом Николаеви чем Ельциным, который сказал мне: «Ты будешь отвечать за жизнеобеспечение области, а Борис Ефимович – за реформы». А во-вторых, я прекрасно понимал, Раздел 1. От первого лица с какими тяжелейшими проблемами нам придется столкнуться. Ведь в Нижнем Новгороде, когда мы с Борисом Ефимовичем начали здесь работать, было видов талонов на приобретение товаров первой необходимости. А реализовать из них можно было только талоны на спички и сахар. Недовольные граждане троллейбусы переворачивали, трамваи останавливали, площадь Горького пере гораживали. И все равно мы по каждому случаю находили какие-то решения, до гражданской войны дело не довели.

Кого только не вспомнишь, но среди государственных деятелей я бы отме тил Николая Ивановича Рыжкова, Аркадия Ивановича Вольского, Александра Николаевича Шохина, Кудрина, Задорнова. Хотя помню я все и о некоторых своих земляках, которые вместо помощи области, доверившей им когда-то власть и выдвинувшей их на высокие посты, наоборот, ей вредили. Я уж фами лии называть не буду, пусть сами краснеют.

Скажу одно: губернатор и мэр нижегородский Иван Скляров был вхож во все кремлевские кабинеты. Худо мы жили тогда, зерна на три дня всего было, когда мы с Немцовым работать в область пришли. А все равно выпу тывались.

Даже с ленинградским мэром Анатолием Собчаком тогда пришлось встре чаться, потому что у нас его баржи с хлебом стояли и разгрузить мы их без его разрешения не могли. Поэтому, когда мне теперь приводят в пример Татар стан или Башкортостан, я всегда говорю: «Друзья мои, чтобы разобраться в этом вопросе, вам надо хотя бы проанализировать элементарную статисти ку». Какие же надо мозги иметь, чтобы не понимать, что не могли мы в той ситуации жить припеваючи, как, например, эти соседние с нами республики или та же Самара, которые по 40 миллионов тонн нефти добывали и пере рабатывали у себя!

Представляете, если бы мы такой же ресурс тогда имели? А у нас были ядер ный центр, громадный автозавод, «Красное Сормово» и другие предприятия тяжелой индустрии со всеми их беспросветными проблемами… – Иван Петрович, какие-то оценки правителям, хотя бы последним генераль ным секретарям советского периода, Вы могли бы дать?

– Скажу одно: не жди от меня негативной оценки Сталина, пусть лучше историки как следует разберутся, хороший он был политик или плохой.

Я прожил эту жизнь очень активно. В партию, когда я в нее вступал, прини мали не всех, а как положено – при самом строгом отборе кандидатур. В году, когда я вступил в КПСС, Леонид Ильич Брежнев всего шесть лет как был первым секретарем. В самом расцвете сил человек был. Тот мощнейший объем строительства (капитального и жилья для людей) в буквальном смысле впечат лял. Росла заработная плата, обеспеченность населения, в магазинах появились товары народного потребления. Сегодня молодежь, конечно же, всего этого не знает, а я хорошо помню тогдашнюю жизнь в родном Арзамасе. Золотое было время.

Когда Брежнев уже постарел, его слабостями воспользовались люди на са мом верху – довели его до того состояния, которое сами же потом и высмеивали.

Но поначалу это был очень сильный руководитель. Дед мой и батька пришли с фронта в кирзовых сапогах и до тех пор носили военную форму, пока Никита Сергеевич Хрущев не начал заниматься сельским хозяйством. Поэтому, когда Иван Скляров в воспоминаниях современников при Леониде Ильиче на селе впервые начали выплачивать заработную плату, это было огромным событием. Приурочили эту первую зарплату, между про чим, к выборам в Верховный Совет.

Это было при моих родителях. А потом (при мне уже) в деревню и паспорта пришли. То есть у меня была возможность наблюдать ситуацию в динамике.

О Михаиле Сергеевиче Горбачеве я часто думаю. Но никогда не смогу в его адрес сказать ничего положительного. Он и «шеварднадзе с яковлевыми», кото рые окружали его, со своими приспешниками развалили целостность государ ства, угробили великую страну. Потому сегодня надо зубами держаться за то, что имеем. И то, что сейчас президент В. В. Путин по крохам пытается сложить, надо складывать всем вместе и ему помогать.

Преемственность – Как Вы оцениваете ситуацию в области после Вашего ухода с поста губерна тора?

– Виню своего последователя за то, что после моего ухода с губернаторства он растерял всех способных и грамотных управленцев. Я далек от мысли, что не должно быть ротации кадров. Должна. Но когда ты приходишь мэром города или губернатором области и гонишь всех руководителей вплоть до директора бани или водоканала (как эти молодцы в Тульской или Смоленской областях), то не удивляйся, если результат будет плачевным.

– Не могли бы Вы проиллюстрировать эту мысль на нижегородских примерах?

– Мы помним, как в 2005 году гепатит захлестнул город. Я переживал вместе со всеми: это было несчастье для всех горожан. Но давайте заметим и другое.

Малиновую гряду, Автозавод, где в свое время на средства еврозайма были по ставлены водоочистные установки (так называемое «озонирование»), эта проб лема обошла стороной. Потому что коммуникационные коллекторы, которые были построены за счет еврозайма, дали возможность спокойной, без ката строф жизни в старой, исторической части города.

Кому неугодны профессионалы, которые имеют большее чувство ответ ственности? Только тем, кто заинтересован в легкой наживе и извлечении быстрых сверхприбылей.

Вот это мне и было грустно наблюдать в последние годы.

Как бы ни менялись корпоративные или экономические отношения, ответ ственность порождается только профессионализмом, а он, в свою очередь, про истекает из преемственности опыта, копившегося из поколения в поколение.

Когда я ушел из большой политики, то мне как «бывшему» неоднократно приходилось выслушивать в свой адрес самые разные обвинения. Но я спо койно на многих приемах отвечал: «Дорогие друзья, преемственность должна сохраняться в жизни, и в духовной сфере, и в экономической». Иногда для рез кости добавлял: «Все вы будете «бывшими». Я всегда предлагал руководителям и особенно владельцам крупных предприятий: «Давайте дадим слово специали стам». Ведь это они в первую очередь занимаются делом, а не те, кто контроли рует финансовые потоки.

Раздел 1. От первого лица – Как Вы охарактеризуете нового нижегородского губернатора?

– Валерий Павлинович Шанцев и в политике, и в хозяйственной деятель ности – тяжеловес. Его кандидатура, предложенная президентом, отличалась самым большим преимуществом перед другими претендентами на пост руко водителя нашего региона. Говорю это со всей ответственностью, поскольку сам был в той же шкуре.

Да, ему намного труднее, чем, скажем, было мне, когда я стал губернатором.

Ему нужно время, чтобы понять многие вопросы, очевидные для тех, кто всю свою сознательную жизнь прожил в Нижегородской области. Нужно понять все особенности местного характера и то, как нижегородцы действуют в различных ситуациях. Скажу, что мне симпатична его вера в то, что можно многое сделать на волне нового экономического подъема. Я в это тоже верю. Когда я работал, то мечтал, что когда-нибудь такой момент обязательно наступит.

– Вы встречались с Валерием Павлиновичем. О чем вы говорили?

– Это был разговор двух людей, которые имеют солидный жизненный опыт, в чем-то и одинаковый – мы одного возраста, оканчивали, хотя и в раз ных городах, авиационные вузы в одно и то же время. Я думаю, что суть наших разговоров должна быть понятна. Говорят: главное, чтобы удача и успех в жиз ни были, чтобы успел ты в тот отпущенный нам краткий промежуток времени сделать все, что тобой запланировано. Именно этого я и хочу пожелать Вале рию Павлиновичу.

Законотворчество – Вы избраны в Законодательное собрание Нижегородской области от Арзамаса.

Расскажите, пожалуйста, о Вашей новой работе.

– Так вышло, что после долгих раздумий я вновь пошел на выборы. Свою удачу я понимаю как высокое доверие избирателей, так как был избран жите лями тех районов, где прошла большая часть моей жизни. Но и в еще большей степени я воспринимаю этот успех как доверие населения тем, кто был вместе со мной долгие годы. Сколько прошло лет, а люди все равно помнят ту после довательность и высочайшую ответственность, что были продемонстрированы моими единомышленниками, в которых я и сам всегда искренне верил.


Какой комитет возглавлять, у меня особого выбора не было. Я понимал, что если я прошел в областное Законодательное собрание, то надо занимать ся тем, к чему есть предрасположенность. Я вернулся к тому опыту, который приобретал на протяжении шести лет, работая в Совете Федерации предсе дателем комитета по делам Федерализма, Федеративному договору и регио нальной политике. Теперь я продолжаю ту же работу в качестве руководителя комитета по государственной власти и местному самоуправлению. Думаю, что сегодня необходим грамотный научный подход к разграничению полно мочий всех уровней власти, учет опыта недавнего и стародавнего российского прошлого.

– А в чем Вы видите основную задачу возглавляемого Вами комитета?

– Я беспокоюсь, когда идут необоснованные и необдуманные нападки на самоуправление крупных центров и городов. Не для того раньше столько было Иван Скляров в воспоминаниях современников Решая срочный вопрос Фото Г. Ахадова затрачено усилий, чтобы сегодня местное самоуправление заглохло. Забота о самоуправлении имеет ценность не только с точки зрения демократиче ских начал. На самоуправляющиеся общины (крестьянский мир, уездные земские управы) в России искони опиралась сильная государственная власть.

Сильная местная власть – это союзник исполнительной власти в деле борьбы с коррупцией, олигархией. Плодотворность этого союза доказана всем ходом российской истории и получила методологическое осмысление в современной политической науке. Поэтому необходимо четкое разгра ничение функций властей по уровню, чтобы человек всегда знал, что он от этой власти может получить, и соответственно рассчитывал свои дей ствия.

Это одна часть работы. Другая ее часть – это конкретное сотрудничество с судейским сообществом (у нас ведь есть Совет судей, есть квалификационные судейские комиссии и т. п.). И задача Законодательного собрания – формиро вать весь процессуальный регламент, потому что сегодня суд и исполнительная и законодательная власти разделены по закону и никто не имеет права вмеши ваться в дела другой ветви власти.

Уже на первом заседании нашего комитета удалось решить проблемы, связанные с 11 законодательными актами, которые долгое время лежали на полке. Я думаю, что и дальше комитет будет серьезным помощником в деле реализации той программы стратегического развития области, созда ние которой инициировал губернатор.

Люди соскучились по стабильности и уверенности в завтрашнем дне, им надо помочь понять содержание, архитектуру и логику этой програм мы. Что касается нашего комитета, то он будет способствовать тому, чтобы все ветви и уровни власти вовремя вступали в реализацию тех или иных по ложений стратегического плана развития области, принятого до 2020 года.

Настало время помочь губернатору не на словах, а на деле.

Раздел 1. От первого лица О стратегическом потенциале области – Вы знаете нашу область как свои пять пальцев. В чем, на Ваш взгляд, ее стра тегический потенциал? В чем ее сильные и слабые стороны?

– Сильная сторона области – это ее индустриальная составляющая. Но она же – и наша боль, особая забота губернатора. Я вот сейчас много езжу по стране, и по Приволжскому округу в частности, и могу ответственно заявить следующее. Школа подготовки специалистов в Нижегородской области, их опыт работы на предприятиях (таких, как автозавод, «Красное Сормово», машиностроительный, авиационный заводы и так далее) – цен нейший и богатейший в масштабах всей России, если не всего СНГ. Хотя, конечно, сейчас другие объемы работы, другие направления, нежели в со ветское время.

Но с точки зрения сочетания таких факторов, как высокий уровень под готовки кадров нашими вузами, преемственность в этой подготовке, нали чие возможностей для самореализации молодых специалистов, Нижегород скую область трудно с какой-либо другой сопоставить.

Надо же понимать, что 47 процентов наших предприятий, вузов, научно исследовательских институтов и конструкторских бюро работали на оборон ный комплекс. Город-то был закрытый. А в оборонном комплексе всегда самые передовые технологии. Одним словом, область у нас особенная, с огромным научно-техническим и кадровым потенциалом, и то, что в свое время нам уда лось этот потенциал сохранить, это великое счастье.

«Мы сражались за них, как за жизнь»

– Иван Петрович, а все ли Вам удалось сделать на посту губернатора?

– Жалею, что не успел Дзержинском как следует заняться. Я иногда думаю:

почему? Ведь и заинтересованность со стороны инвесторов была, и другие па раметры сходились. Наверное, в моей команде не было специалистов в области химической промышленности, а может быть, их в принципе не осталось по сле «бомбежки» той системы. Но, с другой стороны, там сейчас работают Алек сандр Васильевич Батырев, Станислав Олегович Рыбушкин, наконец, Сергей Трофимов, предыдущий мэр, которого я убедил прийти в самое трудное для города время. Я считаю, что приход Трофимова на тот момент был спасением Дзержинска. И сегодня руководить этим городом тоже пришел перспективный человек.

Как я уже сказал, отличие Нижегородской области – в ее индустриальном потенциале. Я не беру Саровский ядерный центр – это вообще отдельная от расль. Но где еще удалось за годы полнейшего развала сохранить такие оборон ные предприятия, как НИИИС, ННИИРТ, ГНИПИ, завод имени Петровского?

Иван Скляров в воспоминаниях современников Ведь радиолокация, радиоэлектроника – это самые что ни на есть передовые про изводства.

Мы сражались за них, как за жизнь, плечом к плечу с тем же Валерием Василь евичем Москаленко, директором ННИИРТа, с Владимиром Ильичом Лузяни ным, с тем же Батыревым.

– Все-таки поговаривают, что не все Вам удалось сохранить!

– Это пустое. Слишком глобальный тогда был кризис, и выбирать приходи лось лишь первостепенные направления – высокотехнологичные, перспек тивные производства и спасать в первую очередь именно их.

Не уповая ни на какие чудеса, мы развивали завод «НОРСИ», и сегодня он перерабатывает почти 17 миллионов тонн нефти в год, пусть и чужой. Даже представить себе трудно, что лучшая в мире бумага производится на нашем Ба лахнинском бумкомбинате! А это так, и именно этот потенциал всегда отличал нижегородцев. Именно под него ковались кадры, готовились руководители.

И прежней системы, и современной.

– Кстати, что Вы скажете о современных тенденциях, которые наблюдаются в различных отраслях народного хозяйства?

– Нужно понимать, что сейчас пришло время четких корпоративных изме нений – тех, что мы продемонстрировали на примере своей компании «Вол гаТелеком». Они описаны в моей кандидатской диссертации. На базе «Ни жегородсвязьинформ» мы создали прекрасный холдинг («ВолгаТелеком»), в который вошло 11 региональных компаний.

В результате мы получили прирост объемов доходов почти на 30–35 про центов в год, выстроенный менеджмент управления, возможность работать на единый доход, прозрачность бизнеса и бюджетообразования и, наконец, самый главный показатель – капитализацию. 90 миллионов стоили все наши 11 ком паний, вместе взятые, до того, как объединились в единый холдинг, цена кото рого уже миллиард рублей с хвостиком!

Так кто же мешает произвести реструктуризацию и укрупнение предприя тий и в других отраслях: в автомобилестроении, металлургии, самолетострое нии, нефтехимии? Энергетики вслед за связистами именно так и поступили.

Очередь за другими.

Я глубоко уверен, что в экономике нужно сделать новый шаг.

Еврозаем – Иван Петрович, в прессе звучало множество обвинений в Ваш адрес по пово ду истории с еврозаймом. Хотелось бы услышать Ваше мнение.

– Не только на меня набрасывались, но и на моих людей, которые занима лись этим делом честно и профессионально, когда в нашу область пришло миллионов долларов еврозайма всего-то под 7,52 процента. В 2005 году нам ска зали, что с еврозаймом расплатились, но когда сказали? Когда мы уже наслуша лись обвинений в свой адрес, настрадались от судебных преследований. Ведь нас лет пять, наверное, мучили эти новопришедшие деятели, которые сами так и не сумели даже миллиарда рублей получить в качестве займа и ничем не проявили Раздел 1. От первого лица себя, кроме сомнительных и всем теперь хорошо известных финансовых махи наций.

Хотя мы на свою компанию «ВолгаТелеком» за то же время дважды брали серьезные займы.

Кстати, чем Ходырев расплатился? Отнюдь не из казны, а прибылями с тех предприятий, в которые мы в свое время и вкладывали еврозаем. Стоило ли нас так ругать?

«Гжель» летает? Летает. А летала бы она, если бы мы не вложили денег из еврозайма? Нет. Як-130 – перспективный учебно-боевой самолет, который мы все-таки сделали на 21-м заводе совместно с другими фирмами. Он существует сегодня? Существует. А «ГАЗель»? Она-то откуда вдруг появилась? Потому что еврозаем был. А навашинские суда? Тоже сами по себе? Когда я пришел губер натором, на Навашинском кораблестроительном заводе 15 миллионов долгов климентьевских висели, огромный завод стоял – там только голуби летали. А чем удержали ПАЗ – лучшие автобусы России? А на чем держится Сормово? Я не буду перечислять все те 19 проектов, которые на сегодня рентабельны.

– А каково Ваше отношение к тому процессу прихода капиталов в Нижний Новгород, которое все-таки имело место при Ходыреве?

– Когда начиналось восстановление разрушенной экономики и когда инве стиции шли под слово и авторитет областной администрации, то губернатору можно считать это дело за свое. Когда пришел Алекперов и инвестировал че тыре миллиарда в нашу область, когда Седых пришел на Выксунский завод и вложил деньги под слово Козерадского и мое – это была заслуга власти. А когда при Ходыреве в статистике областных достижений считались те капиталовло жения, которые поступали через акционерные общества посредством вложений акционеров, то я говорил: «Извините меня, но каждое акционерное общество само эти вопросы решает и никто из власти им ничем не помогает и не поможет никогда». Власть этот процесс даже контролировать не в состоянии, поскольку по закону делать это могут только собрание акционеров и ревизионная комис сия этого ЗАО или ОАО и больше никто.


– Как сказываются процессы прихода капитала на самой области?

– Достаточно владеть самой элементарной арифметикой. Проиллюстрирую на примере нашего «ВолгаТелекома». Было 11 компаний. Стала одна, которая работает на единый доход. К концу 2004 года мы привели на территорию об ласти более 25 миллиардов рублей (!), при том что весь областной бюджет тог да был почти вровень с этой суммой. Все эти деньги прошли через Сбербанк, и с них были заплачены все налоги. Привожу все эти несколько устаревшие данные потому, что они были мною проверены при подготовке диссертации.

Я уверен, что если эта тенденция будет сохраняться, то те области, где будут находиться филиалы холдинга, будут получать средства и на свой счет. А это не только наша, но и Челябинская, Самарская области и другие.

– То есть Вы считаете эти процессы положительными?

– Бесспорно, и при этом только удивляюсь, что некоторые начинают в ка честве контраргумента считать областные налоги. А надо считать еще и феде ральные налоги и все, что такими предприятиями зарабатывается. Где еще эти умники найдут такие деньги, которые пропускаются через Сбербанк, суммой не менее 20–22 миллиардов в год!

Иван Скляров в воспоминаниях современников – Многие полагают, что все эти деньги из области уходят.

– Это абсолютно необоснованное мнение. Это примерно то же, что моло ли некоторые товарищи или господа (как их на самом деле лучше назвать?) по еврозайму до тех пор, пока мною не было сделано несколько заявлений примерно следующего содержания: «Господа, нельзя из бюджета брать деньги для погашения еврозайма». Из казны можно было за еврозаем рассчитаться суммой не больше 700 миллионов рублей (это с процентами те 20 миллионов долларов, которые израсходованы на зарплату и детские пособия). Остальные деньги должны были выплачиваться с заработка. («Гжель» или «ГАЗель» выпу скаешь? Отсчитывай!) Ведь на сегодня нет ни одного нерентабельного произ водства из тех, которые были построены на еврозаем. Ни одного. Пусть поспо рят, пусть считают. Для этого есть все справки и документы. А то договорились в свое время до того, что вот, мол, Скляров делает все за счет бюджета. За счет какого бюджета?

Те 600 миллионов рублей (20 миллионов долларов) из займа, о которых они говорят, Иван Скляров израсходовал на бюджет только потому, что была острей шая социальная необходимость: нельзя было дальше людям жить без зарплаты, без детских пособий, без пенсий. Причем сделал он это не единолично, а по решению Законодательного собрания Нижегородской области и с разрешения президента.

Будущее Арзамаса – А каков, на Ваш взгляд, стратегический потенциал ставшего для Вас родным Арзамаса?

– Бывает так, что произошедшее однажды горе людское ложится в фунда мент развития целого региона.

Я был в последний раз в Арзамасе 4 июня и думал: «Господи, неужели надо было 92 людям погибнуть, 760 получить ранения (я и сейчас знаю тех, кто тяжело страдает от последствий) и еще тысячам остаться без крова, чтобы… дать толчок развитию Арзамаса?» Поэтому я всегда считал: в первую очередь должны быть увековечены погибшие, а потом уже следует вспоминать тех, кто спасал живых. Сегодня Арзамас – это прекрасно развитый индустриальный город, причем сохранивший свою историю, свою патриархальность, свой ко лорит.

Я счастлив, что большая часть моей жизни прошла в этом городе. Когда приезжаю сюда, то испытываю истинное вдохновение от присутствия в этом месте, от общения с теми людьми, с которыми столько времени пришлось вме сте прожить, да и пережить кое-что. Ведь ликвидация последствий взрыва – это были поистине героические годы.

Конечно, может быть, не стоит доводить до абсурда прекрасную идею вос становления 37 церквей, монастырей и соборов в том виде, как они существо вали в Арзамасе в 1903 году. Ведь в эту программу почему-то не заложено вос становление ни одной библиотеки или дома призрения (которые в 1903 году, кстати, существовали). Но сама идея достойна всяческой поддержки.

Раздел 1. От первого лица По крайней мере, зная города Суздаль, Владимир, Муром, я уже сейчас могу вслух сказать то, о чем когда-то только мечтал, став председателем гориспол кома. Господи, если бы в Арзамасе сделать столько, чтобы ему войти в «Золотое кольцо»! Тогда это была другая страна, сегодня это кольцо может быть названо как-то иначе – Саровским, например, но это не меняет сути дела. Запомни мои слова: Арзамас через пять, максимум семь лет станет таковым. Об этом свиде тельствуют и те усилия, которые прилагает владыка Георгий, и те усилия, кото рые мы видим со стороны нынешних арзамасских властей, в частности главы города Анатолия Мигунова. Арзамасцы особенно верны принципу преемствен ности – мужики профессиональные, с половиной из них я работал и знаю, что они сделают все, чтобы Арзамас нисколько не уступал ни Суздалю, ни Переяславлю Залесскому. А можно вспомнить и слова митрополита Николая о том, что Дивеево и Арзамас – самое боголепное, самое богоугодное место на земле.

Вспоминаю перенос мощей преподобного Серафима Саровского – ничего же в Дивееве раньше не было. Полуразрушенными стояли храмы. Одним из первых объектов, которые райком партии передал Церкви, была монастырская трапезная.

Я в прошлом году в Дивееве был и понял, что та последовательность, та преемственность, которая была продемонстрирована Церковью в отношении Дивеева, дала блистательные результаты. Потому что ведь не одним годом, не одним шагом здесь все совершалось. Когда я приезжаю, то вспоминаю владыку Николая и обращаюсь к нему мысленно: «Видишь, мы все-таки продолжаем твое дело, молись за нас там, наверху, чтобы на земле Нижегородской и Арза масской была благодать, покой, легче жизнь проходила». Арзамас и Дивеево – это русское будущее. Здесь – перспектива.

– Когда я слушал Вас, мне вспомнились пророчества преподобного Серафима о том, что Арзамас будет губернией.

– А как могло получиться, что город был основан в 1578 году, а Спасо Преображенский собор был построен раньше? По нормальной логике такого ведь не могло быть: раньше города соборы не появляются. Кстати, одно время при советской власти Арзамас уже был областным центром. Сбывается, выхо дит, пророчество… Общественная деятельность – Иван Петрович, как возникла идея создания Фонда памяти митрополита Ни колая?

– Наши отношения с митрополитом были больше, чем простое знакомство или даже дружба двух руководителей – светского и духовного. Знакомство с митрополитом состоялось значительно раньше, чем мой переезд в Нижний Новгород, значительно раньше, чем произошел повсеместный отход от идеоло гии государственного атеизма. Хотя, конечно, давление атеизма чувствовалось долгие годы после перестройки.

Наши отношения развивались еще в советское время в Арзамасе, а это ведь па триархальный городок, где все на виду. Мы познакомились с владыкой Николаем, Иван Скляров в воспоминаниях современников когда шла реставрация настенной живописи, которую проводил в Арзамасе про фессор Яковлев, используя метод выдающегося академика живописи Ступина (восстановление по сырой штукатурке). Я тогда думал: «Господи, ведь не простят мне люди, если за то время, пока я работаю председателем горисполкома, я до пущу гибель этой живописи, кем бы я ни был – атеистом или верующим».

Поэтому так получилось, что когда все вокруг рушилось, мы с митрополи том Николаем с Божьей помощью восстанавливали знаменитые арзамасские соборы – Воскресенский и Смоленский. Потом, в 1991 году, состоялся пере нос мощей преподобного Серафима Саровского. Это событие нас еще больше сблизило. Это было, наверное, последнее мое с ним дело в статусе арзамасского руководителя.

В последующее десятилетие нас связала обычная человеческая дружба, а еще точнее, чувство ответственности. Владыка понимал свою ответственность как фронтовик и христианин, а я имел уже за плечами опыт ликвидации послед ствий взрыва в Арзамасе.

Когда владыка умер, то я со своими сподвижниками (прежде всего с Влади миром Федоровичем Люлиным) выступил с идеей создания Фонда его памя ти. Представитель президента нас тогда также поддержал. Кое-какие не очень крупные дела мы с тех пор поднимаем: помогаем в восстановлении храмов, из даем книги, поддерживаем ветеранов войн. Думаю, что просветительская дея тельность, связанная с восстановлением и сохранением памяти митрополита Николая, все-таки главная и у людей вызывает наибольший интерес. Мы соз дали фотовыставку, посвященную памяти владыки Николая, и возим ее по об ласти. Около пятидесяти районов уже за спиной.

– Вас тянет в область, как и прежде?

– Конечно, я же экс-губернатор. В архиве у нас около 150 работ Иосифа Соборовера и других фотографов. Сейчас нашу работу поддерживают и пред ставительство президента, и Законодательное собрание, и владыка Георгий проявляет искренний интерес – все делаем с его благословения. Мы думаем, С владыкой в Дзержинске Фото Д. Косолапова Раздел 1. От первого лица что если нас владыка Георгий благословит, то мы выставимся и в Данилов ском монастыре в Москве.

– А что Вы думаете по поводу активизировавшейся в последнее время дея тельности православных общественных организаций?

– Начиная с 2005 года по благословению архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия создается Георгиевский православный союз, чтобы под эгидой Церкви и под флагом святого благоверного князя Георгия Всеволодови ча, основателя Нижнего Новгорода, объединить православные общественные организации. Фонд памяти митрополита Николая тоже участвует в создании этого союза. Так уж, видимо, все устроено, что при отсутствии партий, мощных общественных движений люди не могут жить полноценно. Только работая в коллективе, человек может реализоваться с большей для себя выгодой и гаран тией. Один в поле не воин. Всякий ждет от общества соучастия и защиты – у друзей, у близких, у тех же организованных движений и партий. И у Церкви тоже. Я верю, что владыка сделает правильный ход, который будет носить госу дарственный смысл, как и все, что он делает.

Подарки – Иван Петрович, какой подарок запомнился Вам больше всего в Вашей жизни?

– Конечно, самые дорогие подарки мне дарили родители, хотя не так уж и богато они жили. А запомнился мне своей неординарностью презент Вагита Юсуфовича Алекперова к моему 50-летию, которое я отпраздновал вскоре по сле избрания меня губернатором. Это был мини-джип, рассчитанный на детей.

Подарок был дорогой, мне как-то неловко было оставлять его у себя, и я пере дарил машину школе-интернату в Пошатове, где ребятишки ее еще долго, лет десять, наверное, «мочалили».

Еще помню торт, подаренный мне, когда я после института служил в Гер мании. Армия, что там говорить, армия и есть, не всегда на обед одни сласти.

Поэтому, может быть, и запомнился мне на долгие годы этот подарок нашего командира.

А так в моей жизни много было подарков. Удалось собрать обширную кол лекцию холодного оружия: сабель, клинков, в том числе с родины – с Дона.

Много оружия я привез с Кавказа, куда ездил, работая в Совете Федерации.

Почти каждая поездка тогда завершалась «мужским» подарком.

Очень ценил я подарки митрополита Николая (Кутепова) – иконы. Мо жет быть, поначалу, когда я только начинал отходить от воспитанного госу дарственной идеологией атеизма, знакомство с владыкой и не по чину мне было, но впоследствии я принимал его подарки осознанно. У меня с годами набралась целая коллекция икон: в ней были и материнские иконы, и ико ны, благословленные покойным митрополитом, и иконы, подаренные свя тейшим патриархом. Когда я стал губернатором и у меня по статусу появи лась рядом с кабинетом отдельная комнатка, то я уже соорудил там целый иконостас. Митрополит всегда приветствовал (когда ко мне заходил) то, что я не скрываю свои религиозные чувства. И сейчас я уже знаю по опыту, что Иван Скляров в воспоминаниях современников многие намоленные иконы сильно поддерживают в жизни, если от сердца об ратиться к ним.

Вообще подарки для любого человека представляют особый интерес. Хотя я, например, почти всегда знал, кто из близких что мне подарит. Главное, чтобы подарок был искренним и приходился человеку по сердцу.

– Всем известно, что руководителям и иностранным гостям Вы очень любите дарить произведения нижегородских художественных промыслов – хохлому, горо децкую роспись...

– Чего только в жизни не бывало, но помню очень четко такой эпизод.

Когда я пришел губернатором, промыслы художественные погибали. В Се менов еду и думаю: «Господи, ведь их же тысячи, этих вопросов, и всеми ими надо заниматься, но не дай Бог, мы матрешку семеновскую утратим и не смо жем ее никогда делать! Не дай Бог, отнимем мы у людей возможность разви тия творчества!»

– А как Вы думаете, существует ли сейчас культура дарения подарков?

– Сегодня на мероприятиях каждый пытается удивить другого дороговиз ной своего подарка. А в советское время я понял, что нет лучшего подарка, чем книга. Это было правилом хорошего тона. Особенно в семидесятых годах все были увлечены собирательством книг. И я горжусь, что за эти годы собрал по рядочную библиотеку, и, кстати, лучшую ее часть – когда жил еще в Арзамасе.

Вот это была сформировавшаяся культура дарения подарков, которой, к сожа лению, уже нет. Я глубоко убежден, что в деле философского осмысления жиз ни главная роль остается за книгой. Не существует пока другого более мощного источника познания человеком накопленной до него мудрости. Читая книгу, человек рассуждает и анализирует свои представления об этом мире.

Арзамас Фото М. Демянко Арзамасцы убежденно считают Ивана Петровича своим земляком, хотя ро дился он в Воронежской области, в селе Евстратовке, и всю жизнь называл себя потомком старинного казацкого рода. И все же с Арзамасом связан значительный и очень важный период его жизни, который начался в 1963 году, когда пятнад цатилетний Иван Скляров стал студентом Арзамасского приборостроительно го техникума. После его окончания работал слесарем-сборщиком и техником на Арзамасском приборостроительном заводе, служил в армии, учился в МАИ. Вновь вернулся на ставший ему родным завод, был здесь секретарем комитета комсо мола и дальше уже полностью посвятил себя комсомольской и партийной работе.

Затем были многие годы работы на посту руководителя Арзамаса, которые по зволили ему досконально разобраться в сложном городском хозяйстве, стать на стоящим профессионалом в деле управления. При этом, по всеобщему признанию, Скляров не оторвался от народа, не обюрократился. Для многих арзамасцев он был просто Петрович.

В 1990 году земляки избрали его народным депутатом Верховного Совета РСФСР. К тому времени авторитет его был непререкаем. Все помнили, что взрыв на железнодорожном переезде в Арзамасе 4 июня 1988 года стал одним из самых серьезных испытаний для градоначальника: именно на него пала ответственность за организацию спасения сотен людей. Дрогни он тогда, спасуй перед трудностя ми, жертв взрыва было бы неизмеримо больше. У Склярова хватило физических сил, чтобы работать на полном пределе, и душевных, чтобы понимать чужую боль. Ор ден Мужества стал наградой Ивану Петровичу за участие в ликвидации послед ствий взрыва.

Раздел 2. Арзамас Анатолий Александрович Авдошин начальник департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Приволжскому федеральному округу, друг юности И. П. Склярова Высокие цели Четыре мушкетера – Анатолий Александрович, Вы были другом юности Ивана Петровича Скляро ва. Как Вы познакомились с ним?

– В 1963 году после окончания восьмого класса мы оба прибыли в Арзамас для поступления в авиационный техникум. Я – из Навашина Горьковской об ласти, он – из Россоши Воронежской области. Тогда на слуху у всех был полет Гагарина в космос. И молодежь ринулась куда? В авиацию. В те отрасли, ко торые были связаны с самыми смелыми мечтами и устремлениями человека.

Это был общий ажиотаж. Сейчас сложно представить, что когда-то в авиаци онный техникум на специальность «гироскопические приборы» был конкурс более восьми человек на место! Тогда в Арзамасе только-только открывалось дневное отделение Горьковского авиационного техникума имени Баранова.

Вот мы и рванули сюда. Мы попали в группу приезжих. По четырнадцать лет нам с ним было – совсем еще пацаны. Он-то хоть приехал к своей тетке Анне, а я снимал квартиру. Мы быстро сошлись, подружились.

Я был выбран секретарем комитета комсомола техникума. Иван у меня был заместителем, а всего в техникуме было три группы, то есть около 90 комсо мольцев. Ну, а поскольку подружились-то мы на самом деле вчетвером – Толя Клунин, Валера Ванин, я и Иван, – то нас так и прозвали – мушкетеры.

– И кто из вас был д’Артаньяном?

– Наверное, Иван. Наша дружба прошла все испытания. И хотя в те времена у нас была неплохая стипендия – 37 рублей (для сравнения: в пединституте, ко торый был с нами рядышком, платили 22 рубля), мы все равно подрабатывали на стройках, разгружали вагоны с мясом, с углем.

– Иван Петрович тоже?

– А как же! Нас вообще целая бригада была. Один (заводила) играл на баяне и был старостой группы – Толя Клунин. Валера Ванин хорошо владел гитарой, Иван Скляров в воспоминаниях современников у Ивана был неплохой голос, так же как и у меня. Другие ребята тоже были ак тивны.

У нас с Ваней был очень интересный выговор: Иван говорил на «гэ», так как он приехал почти с Украины, а у меня был выговор то на «ц»

(в Навашинском районе так и говорили «цай», «цулок»), то на «ч» (у нас до сих пор в Навашине шуточная поговорка есть: «Бежала овча с бабуш киного крыльча, да как брякнеча, да перекувыркнеча»). Поэтому на уро ке литературы мы с ним иной раз так выступали, что наши однокашники от смеха сползали под парты. Над нами взяла шефство наша классная руководительница Зинаида Ивановна Рыбочкина – замечательный че ловек, которого мы до сих пор любим и уважаем. Она занималась с нами дополнительно, ставила нам произношение и дикцию, чтобы мы могли нормально разговаривать. Приехали пацаны из деревни – чего удивляться-то?

Дружили мы, конечно, крепко – всегда были неразлучны. Как сошлись с самого начала, так и пошло. Ни один праздник не обходился без нас, пели под гитару, участвовали в хоре, а хор был у нас прекрасный в техникуме, пом ню даже фамилию худрука – Цыганов. Ходили в секции самбо и бокса, вме сте участвовали во всех соревнованиях.

После тех тренировок я ушел «работать» командиром десятки Арзамас ского оперативного отряда, а свое руководство комсомольской организаци ей передал Ивану. И хотя был принят я вроде бы один, но фактически нас пришло в отряд четверо, поскольку все остальные тоже через меня занялись помощью органам милиции по разным вопросам. Если я на дежурстве, то кто-нибудь обязательно был со мной. Кстати, Анатолий Клунин тогда поль зовался среди арзамасской молодежи авторитетом. Он только что из армии пришел и был на шесть лет старше нас. Соответственно авторитет рос и у Ивана.

Три друга.

Анатолий Авдошин, Анатолий Клунин, Иван Скляров Фото из архива семьи Толстун – Скляровых Раздел 2. Арзамас Пробег на призы горисполкома в честь Дня Победы.

1986 г.

Фото М. Демянко Начало карьеры – А что было после техникума?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.