авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«Правительство Нижегородской области Иван Скляров в воспоминаниях современников Нижний Новгород Издательство «Кварц» ...»

-- [ Страница 2 ] --

– Еще учась в техникуме, Иван начал общаться с Павлом Ивановичем Пландиным, который в те времена «держал» весь Арзамас. Он был директором градообразующего оборонного предприятия – Арзамасского приборострои тельного завода.

Пландин был уникальнейшим человеком. Он насквозь видел всех и вся, умел просчитывать наперед. Ценные кадры отслеживал, начиная с техникума, откуда он, собственно, и начал вести по жизни Ивана Петровича, а тогда еще просто Ивана Склярова. Поэтому, когда мы оканчивали техникум, Ваня не за думываясь пошел на практику в производственные цеха и соответственно про должал работать на производстве.

Для всех, кроме отличников, тогда было распределение. Это означало, что, окончив техникум, каждый студент должен был отработать три года в том или ином месте. Ну, а у нас с Иваном были красные дипломы, и в отличие от осталь ных мы находились «в свободном полете»: хотим – работаем, хотим – продолжаем учиться. Но мы все четверо приняли единодушное решение, что будем работать и учиться (на вечернем отделении). Я уехал учиться в Чебоксары, а остальные оста лись в Арзамасе, где они вместе оканчивали филиал Московского авиационного института. Потом Толя стал заместителем директора нашего техникума, Валера работал директором Арзамасского завода минваты.

Пока я учился в Чебоксарах, путь мой к родителям в Навашино лежал через Арзамас, где я обязательно у кого-нибудь останавливался.

Я знал дальнейшие намерения Ивана, встречался с его будущей супругой.

Я первым из друзей женился, он – вторым. Мы дружили семьями, и наши дети и жены знали друг друга еще до того, как мы встретились в Нижнем Нов городе.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Наше с Иваном общение все эти сорок с лишним лет продолжалось непрерыв но. Когда человека чувствуешь, знаешь его натуру, его высокие цели, то понима ешь его с полуслова и доверяешь ему как самому себе.

А после арзамасского взрыва мы еще ближе друг другу стали. Я работал тог да главным инженером областного объединения «Горькийстройматериалы», и в нашем ведении были все заводы области, связанные со строительством. По этому обком партии тогда официально направил меня в Арзамас, и я старался отработать на Склярова по полной программе, помимо всего прочего и как на друга. Поэтому любое его поручение по поставке материалов, чтобы пострадав шим арзамасцам было где жить, выполнялось в Горьком беспрекословно.

Тогда он проявил себя, как мне кажется, с самой лучшей стороны, потому что он вообще умел мобилизоваться в трудных ситуациях. Эта черта характера проявлялась у него и потом, ну, а взял он ее, конечно, от родителей.

– А Вы знали родителей Ивана Петровича?

– Я и отца его знал хорошо, и мать, да и Иван со своей стороны бывал ча стенько у моих родителей. У нас отцы чем-то похожи: мой был директором школы, а его – председателем сельсовета. Оба воспитаны в жестком и волевом режиме, идейные были товарищи. Нам спуску с Иваном не давали. Если бы мы с Иваном повели себя не так, то, я думаю, нас бы и в 14 лет отцы отодрали ремнем не задумываясь. Но при этом отцы наши были для нас идеалом, потому что оба они умели так управлять людьми, что люди не только на них не обижа лись, но и с удовольствием работали под их руководством. Поэтому думаю, что Иван даже не много, а все взял от такого решительного, целеустремленного и жесткого руководителя, как его отец. Иван, правда, помягче был, потому что мы – воспитанники хрущевской «оттепели».

Иван больше нашего все новое, как губка, впитывал, потому что он более вдумчивым был, я бы сказал, фундаментальным. Если мы неуемные, шебутные были (у меня энергии хоть отбавляй, Валерке обязательно надо было подвигать руками), то Иван ходил с нами чаще молча, но поскольку парень был упертый, Вручение почетных грамот строителям из Чебоксар.

1989 г.

Фото М. Демянко Раздел 2. Арзамас то все делал по-своему, и я думаю, что неправильных действий с его стороны никогда не было. Карьера его шла быстро и успешно, о чем всем известно.

Две натуры Ивана Склярова – Приход Ивана Петровича в областную власть воспринимался Вами как естественный ход событий?

– Деятельность Склярова в связи с ликвидацией последствий арзамасского взрыва поставила его в число самых уважаемых и авторитетных руководителей области. Поэтому ситуацию с приходом Склярова на пост вице-губернатора я понимаю следующим образом: когда в 1991 году после августовского пут ча Ельцин предложил назначить главой администрации Горьковской области Немцова, то нужно хорошо понимать, что его фигура в области была до того совершенно неизвестна. Поэтому Немцов вовсе не случайно взял себе Скля рова вице-губернатором – ему нужно было опереться на серьезный авторитет.

Кроме того, Скляров был ему необходим как редкий хозяйственник.

Я и такой факт приведу. Когда Скляров пришел вице-губернатором, запасов зерна в области было на трое суток. И за эти три дня он сумел переломить ситуа цию кардинально. И это мог сделать только истинный хозяйственник, который умеет работать в критических ситуациях.

Когда Иван пришел в область, никого ближе меня у него в принципе не было.

А я в тот момент был директором Горьковского института стройматериалов.

Я никогда не старался попасть в его команду, то есть в подчинение, а оставался рядышком с ним всегда – другом и помощником по любым вопросам. Поэтому, когда мы встречались, я замечал, что в хозяйствовании Скляров намного силь нее, и Немцов даже не пытался вникать в его дела, Скляров их вел все сам.

В целом могу сказать, что они сработались замечательно.

– А как он уже в 1991 году мог завоевать такое серьезное уважение со стороны нижегородских промышленников?

– Для арзамасцев это неудивительно, поскольку с самой юности его вел Павел Иванович Пландин – человек уважаемый не только в области, но и во всем Союзе.

Пландин был «царь, бог и крестная сила» Арзамаса. Без ведома Павла Ива новича в Арзамасе не делалось никаких серьезных вещей. Пландин своих во робышков (как он нас называл) постоянно подкармливал. Своей идеологией, своим восприятием жизни, своим настроем на творческий рост. Поэтому у Ивана, когда он тоже пришел работать в область, уже была серьезная поддерж ка промышленников. То есть в своей деятельности Скляров, безусловно, опи рался на авторитет и поддержку Пландина.

Ну и соответственно вторую половину своей натуры – уметь чувствовать и контролировать сельское хозяйство – он получил от отца, председателя сель совета. Для заводчанина он неплохо знал село, не понаслышке знал, как растет картошка, как сажать зерновые, от чего зависят удои.

– Говорят, что без Склярова село вообще погибло бы?

– Если бы не было Ивана, мы потеряли бы все! В то время вся политика была настроена на то, чтобы отпустить ситуацию на самотек: нате вам, ребята, Иван Скляров в воспоминаниях современников свободу и рынок – кто выплывет, тот и молодец. А как можно было выплыть селу, когда хлеб у нас стоил 14 копеек за буханку, и та была не полкило, как сейчас, а весь килограмм? А сколько в нее труда было вложено? Неужели на эти копейки? Скляров, насколько это было в его силах, поддерживал село.

И там, где даже у него не получалось противостоять Борису Ефимовичу в его деятельности, приводящей к развалу села, там уже, значит, никто бы ничего сделать не смог… Когда на этой почве стали наблюдаться зазоры в их совместной работе, Скляров ушел мэром Нижнего Новгорода – то есть в совершенно иную сфе ру деятельности, чтобы вообще не нести ответственности за то, что делалось с сельским хозяйством.

Белая Поляна – Иван Петрович переживал неудачу на выборах 2001 года?

– Думаю, что его предназначением было все-таки хозяйство, а не полити ка. Именно поэтому, будучи губернатором, даже во время своей предвыборной кампании, когда по всем законам политики надо было только об агитации и думать, Скляров продолжал заниматься текущими хозяйственными заботами.

В этом, на мой взгляд, была главная причина, почему он проиграл свои выборы на второй губернаторский срок. Ведь на чем играли его противники? На попу листских обещаниях. А он считал, что надо завоевывать уважение делом.

Больно ему было? Да, больно. Я старался всегда быть рядышком с ним, у нас рядом дачи в деревне Белая Поляна Дальнеконстантиновского района. Наши два внука – одногодки, и жены наши тоже последнее время общались чаще. Ну, а уж когда он проиграл выборы, мы встречались практически каждый день, по тому что в 2001 году я даже в отпуск не пошел, чтобы только быть с ним.

Закладка школы в 4-м микрорайоне г. Арзамаса.

1988 г.

Фото М. Демянко Раздел 2. Арзамас И всего больнее ему на тот момент было, что ушло 90 процентов его окру жения. Те, кого он считал своей командой, ушли от него, хотя и не сразу, но в течение двух-трех месяцев, это точно. Когда мы вместе были в Белой Поляне, то пытались проанализировать итоги выборов 2001 года – как, что и почему.

И я думаю, что Иван положительно воспринял те неприятные и горькие исти ны, которые мы с ним обсуждали.

– Что Вы имеете в виду?

– Сделал выводы. Что надо опираться на проверенных людей, которым доверяешь и которых уже знаешь долгие годы. И, наоборот, не доверять тому окружению (свите), которая из небытия появляется и исчезает туда же, как только человек теряет силу и власть. А таких как раз и было вокруг него, осо бенно в последний период губернаторства, к сожалению, большинство (на посту мэра у него была прекрасная, слаженная команда).

Но сказать, что его все оставили, я тоже не могу. Если быть откровенным, то после его проигрыша на выборах ему по крайней мере трижды предлагали в Москве серьезную должность в правительстве. Это я четко знаю. А Иван от казался и обосновывал это тем, что у него еще есть возможность поработать здесь, в Нижнем Новгороде.

– Друзья все-таки не оставили Ивана Петровича в тот период?

– Когда мы в те времена с друзьями встречались, то убеждали его: «Успо койся, Иван, немножко, отдохни, займи такую должность, где ты мог бы и влияние сохранить, и неплохо зарабатывать». Он ведь единственный, на верное, из губернаторов, кто ушел со своей должности ни с чем. Ведь в году, когда шел уже второй тур предвыборной гонки, то пытались найти на него хоть какой-нибудь компромат, зацепить Ивана хоть чем-нибудь, чтобы показать, что он, дескать, проворовался. Приезжали и в Белую Поляну сни мать ту дачу, которую мы с его людьми, нашими товарищами и строителями, ему построили. Увидев скляровские «хоромы», корреспондент телеканала «Волга» проговорился: «Этого нельзя снимать, это будет лучшей рекламой Склярову».

А почему? Да потому, что дом у него шесть на шесть метров, полтора этажа и плюс веранда. Кроме этой дачи, практически ничего не имел и семье не оставил. Да, завещал он акции какой-то птицефабрики в Шатках, на которой и кур-то уже давно нет. Да, может, у него где-то пара гаражей есть, под свою машину и под машину дочери – так это для статуса. Ну, и все.

Это был человек, который работал не ради наживы, а ради людей, чтобы другие жили и могли работать, и получать удовольствие от этой жизни. Он ведь и сам любил эту жизнь. Внучек своих обожал до безумия. Они в последние годы жили с ним на даче и в город не рвались к папе с мамой. Вообще можно сказать, что он был для них отцом, а не дедом. С зятем же ему однозначно не повезло. Ведь первый жених Оксаны, Михаил, очень был серьезным кандида том в их семью. И умер от болезни крови за месяц до намеченной свадьбы...

Я понимаю, что это и для Оксаны был тяжелый удар, и для Ивана.

Когда он уже перенес операцию, я в больнице у него бывал часто. Даже по сле операции говорю ему: «Перестань ты о деле думать, подумай о здоровье!

Ты понимаешь, у тебя же внучки, жена, дочь! Отключи ты этот свой мозговой моторчик!» Нет! Он этого сделать не мог.

Иван Скляров в воспоминаниях современников – Вы не одобряли того, что он опять в политику пошел?

– Не одобрял, хотя это, несомненно, давало ему уверенность в своих силах, волю к жизни. Работая в «ВолгаТелекоме», Иван много сделал для увековече ния памяти Николая Васильевича Кутепова (митрополита Николая), которого очень уважали в церковных кругах и в Нижегородской области. Скляров су мел подготовить некие политические шаги, которые позволили ему выйти на второй виток политической орбиты. Иван спешил. По-моему, он понимал, что болеет, но не понимал, насколько серьезно.

Поэтому, когда я к нему приходил, то встречал у него то Макова, то Лузяни на, то Серикова – всех не перечесть. И Валерий Павлинович Шанцев там был, навещал его в больнице. А я только одно говорил: «Иван, ну что тебе эта по литика? Ты все худеешь и худеешь. Закончи ты все эти дела». – «Ну, это только ты мне можешь такое говорить». И действительно, у нас был однажды такой разговор, мол, слава Богу, что у него есть такие люди, которые могут ему сказать правду. Я ведь ему всегда говорил: «Я у тебя в подчинении никогда не работал и работать не буду. Я с тобой, но я не твой подчиненный».

– Потому что иначе правду не скажешь?

– Да. Но, с другой стороны, благодаря такой моей позиции мы так с ним и остались до последнего его часа в прекрасных отношениях.

Раздел 2. Арзамас Владимир Геннадьевич Бородов директор департамента строительства администрации Арзамасского района, в 1985–1988 гг. – заместитель председателя исполнительного комитета Арзамасского городского Совета народных депутатов Он взбудоражил в Арзамасе всех Познакомились мы с Иваном Петровичем еще на студенческой скамье при боростроительного техникума. После его окончания пути наши разошлись:

меня призвали в Советскую армию, а Иван Петрович пошел на завод. Мы про должали контактировать. Он работал на заводе, занимался там комсомольской работой, а я после армии сменил профессию и стал строителем.

С 1985 по 1988 год я работал у Склярова в горисполкоме его заместителем.

Когда он уехал в Нижний, я перешел на приборостроительный завод замести телем генерального директора по строительству. Затем волей случая мне при шлось вернуться в администрацию города, где мы очень много сотрудничали с Иваном Петровичем по вопросам благоустройства Арзамасского района и по лучали от него не столько, может быть, материальную помощь, сколько под держку во взаимоотношениях с областными структурами.

За все то время, что мы друг друга знали, нам приходилось решать только де ловые вопросы. Мы не касались личных дел друг друга, никогда не переходили определенной грани. Это тоже дорогого стоит.

Как я стал работать у Склярова 3 марта 1985 года приглашает меня вдруг первый секретарь горкома партии М. Ф. Балакин и объявляет, что с завтрашнего дня я буду работать заместителем председателя горисполкома. Спрашиваю:

– За что такая каторга? Почему это вдруг понадобился я, строитель?

А я десять лет уже возглавлял строительную организацию, у меня и так все было хорошо. Балакин отвечает:

– Это просьба нашего нового председателя горисполкома (Иван Петрович действительно годом раньше пришел в администрацию города).

Тут заходит в кабинет Балакина сам Скляров и говорит мне:

Иван Скляров в воспоминаниях современников – Давай, помогай. Мне нужен заместитель: хочу развернуть в городе строи тельство.

Я возглавлял тогда строительную организацию, где было около 500 человек, все было налажено. Зарплата у меня была высокая, порядка 600 рублей (здесь же мне предложили только 280). А у меня семья, два сына. Конечно, кто-то ска жет, что это была высокая должность, но в своей организации я сам был себе хозяин, а здесь я – подчиненный. В общем, идти в администрацию мне очень не хотелось. Но что делать? Вынужден был согласиться. Во-первых, потому что разговор был в кабинете первого секретаря горкома партии, и если бы я сказал «нет», то последствия могли быть для меня не очень хорошими. Ну и во-вторых, потому что попросил меня сам Иван Петрович, а мы друг друга очень хорошо знали и уважали.

Арзамасский градоначальник В Арзамасе, когда Скляров пришел к руководству, была масса недостроен ных объектов (долгострои не сдавались в эксплуатацию по восемь, двенадцать, пятнадцать лет). В частности, корпус нашей городской больницы «Дубки», центральная библиотека имени Горького, жилой дом для работников социаль ной сферы и еще ряд объектов. Однако Иван Петрович был полон оптимизма, он четко видел решение этих проблем, в запасе у него были молодость, задор, а самое главное – желание сделать дело. А больше, как он говорил, нам ничего и не надо было.

Так и получилось. Все эти объекты мы за три года нашей совместной работы по очереди ввели в строй, увеличили объемы жилищного строи тельства. Было многое сделано для улучшения работы городского энер гетического хозяйства, обеспечившего его дальнейшее развитие. Особое Пресс конференция Фото М. Демянко Раздел 2. Арзамас Открытие школы № Фото М. Демянко внимание было уделено архитектурному сопровождению проектов, потому что в то время практически никто ими не занимался, а без этого градостро ительство немыслимо. В общем, при Иване Петровиче был сумасшедший темп работы, но наши отношения при этом всегда были самыми доброже лательными. Скляров с пониманием относился к тому, что не все пробле мы получалось решить сразу, понимал, что время было такое. Поражало, что в наших спорах Иван Петрович, не имея строительной профессии и не зная всей поэтапной технологии строительного производства, в целом все же оказывался прав.

Часто я говорил ему: «Иван Петрович, ну нельзя же так делать, это не по зако ну, не по нормам, существующим в организации строительства». А он мне: «Давай делать, давай ввяжемся в драку, потом будем как-то выходить из положения».

И самое интересное, что получалось! Я только руками разводил, удивлялся:

ну не могло же получиться так, как он говорит, есть же определенные норма тивы, регламент. Может быть, ему политическое чутье помогало? Наверное, смелость, решительность, которые и давали ему возможность достигать хоро шего результата и решать эти проблемы нетрадиционными способами. Я как строитель привык работать строго по нормативам, поэтому для меня это была хорошая школа.

Помню, перед очередным визитом областного начальства сидели мы с ним и думали, чем бы нам это руководство удивить. Он и говорит:

– Давай с тобой все дома, которые у нас на углах улиц стоят, покрасим!

Взяли – и сделали. Покрасили или отремонтировали дома в ключевых ме стах, и город заиграл. Сначала горожане отнеслись к этому настороженно, по думали, что мы хотим перед вышестоящими чиновниками выглядеть луч ше. А выглядели-то лучше в результате не мы, а сам город. Казалось бы, небольшой штрих, не очень-то и трудозатратный, а как преобразился город!

Мы потом подумали-подумали и решили, что этот опыт можно и дальше распространять, можно привлечь к ремонту самих жителей, предприятия, Иван Скляров в воспоминаниях современников затем подрядили и художников. В результате и руководители, и горожане поня ли, что город можно обновить. А это всего лишь один из характерных примеров скляровского нетрадиционного мышления.

Иван Петрович не был карьеристом, его продвижения по службе получались как-то сами собой. Он любил много работать, быстро, шумно, красиво. Ну и, конечно, всегда поражала его доброжелательность по отношению к людям. Он никогда не мог человеку отказать, всегда искал решение его проблемы, ино гда, может быть, не совсем согласуясь с законами того времени. Многие об ращались – и пожилые люди, и ветераны – по поводу получения квартиры или материальной помощи. Все это было на моих глазах. Люди его уважали. Не надо забывать, что именно Скляров заложил основы того, что сегодня Арзамас опять получил третье место по России за благоустройство города. А третье место по стране – это не шутка!

Когда-то Арзамас был тихий, спокойный городок, каких много во всей нашей матушке России, а Скляров пришел и взбудоражил всех, начал делать большие реальные дела.

Служба Вот еще штрих: в нашем городе появилась служба быстрого реагирования.

Она была первой в Нижегородской области и одной из первых в России. А на чалось все с того, что в администрацию поступало огромное количество жалоб, особенно от людей старшего возраста, пенсионеров. Все пытались выйти на первое лицо, на Ивана Петровича Склярова, а вопросы подчас были до того мелкие, что решить их могли бы и на более низком уровне.

Как-то раз сидели мы и думали, как же быть с этим наплывом просителей.

И придумали службу 06. Я в то время курировал связь и попросил наших свя зистов выделить какой-нибудь быстро запоминающийся номер. Так и родился этот номер – 06.

И что интересно: буквально через неделю звонков и посещений градона чальника стало в пять или семь раз меньше. С подачи Ивана Петровича мы за вели список всех проблем, которые поступали на номер 06. А потом объявили об этом руководителям всех служб с требованием не оставлять без внимания ни одну жалобу. Работала новая служба так: поступает, допустим, какая-то жа лоба, сотрудник службы 06 звонит соответственно в ту контору, которая отве чает за бесперебойную работу данного направления, а та уже быстро реагирует на ситуацию.

Мелкий штрих, казалось бы, с материальной точки зрения вообще ни чего не стоящий, но в основе его лежала четкая организация. Когда у градо начальника есть твердое желание помочь людям, то он ищет какую-то ор ганизационную форму и в конце концов обязательно ее находит. Было бы желание.

Потом подобные службы начали распространяться по всей области. Теперь уже без них не может работать то же МЧС.

Раздел 2. Арзамас Иди туда, не знаю куда Еще один случай связан с долгостроем – центральной городской библиоте кой, которую мы тогда уже заканчивали и не хватало только подвесных потол ков. А их делали в Кисловодске.

Вызывает меня Скляров и говорит:

– Езжай в Кисловодск и привези их сюда.

Я говорю:

– Ну, Иван Петрович, где ж я их найду?

Он:

– Надо ехать в Волговятснаб, решать там вопросы с Рубинчиком или его за местителем.

– Нет у меня времени на всех этих ваших рубинчиков, не буду просить, да и как бы я ни просил, как бы ни валялся в ногах, все равно мне ничего не дадут.

А он одно твердит:

– Езжай и привези мне этих материалов два-три вагона, что хочешь пред принимай.

«Ну, ведь не просто же так он дает мне это задание», – думал я, со скрипом собравшись-таки в поездку. Надо значит надо. И потом, меня самого это дело заинтриговало. «В конце концов нельзя же так рассуждать, – думал я, – я ему все-таки докажу, что таким способом дела делать нельзя». А приехал, неделю там прожил и – привез! Что уж я там им говорил, сейчас даже и не помню. На какие-то иные ходы у нас все равно денег не было, а просто приехал и стал про сить, объяснять, в чем затыка.

Но ведь без такого настроя Склярова я бы туда не поехал!

Он всегда искал положительное решение той проблемы, с которой к нему люди обратились. Этому я тоже, наверное, у него учился.

Взрыв Во время взрыва 4 июня 1988 года я находился в пределах пятнадцати минут ходьбы от места аварии. Однако когда я приехал на место катастрофы, то Иван Петрович был уже там. До сих пор не могу понять, откуда у него каска взялась.

Я потом спрашивал: «Где ты ее раздобыл?» И он тоже не мог объяснить, где это он каску взял и где – громкоговоритель. То ли у гаишников, то ли еще у кого-то в спешке отобрал. Так что и не знал потом, кому возвращать.

Тогда подъехал я к нему, а он мне даже слова не дал сказать, кричит:

– Володя! Детский садик! Там должны быть дети!

После этого я его увидел только на третьи сутки, потому что сам уже за нимался выводом всей своей техники с завода. Что касается детского садика, то когда мы с моим водителем туда прибежали, застали его уже полностью разрушенным. Какая-то бабушка сообщила нам, что под завалами, возмож но, находятся дети, поскольку накануне, в субботу, там работала прачка и еще трое или четверо ребятишек крутились около нее. Мы кинулись вгорячах Иван Скляров в воспоминаниях современников разбирать завалы, потом до меня дошло, что мне как начальнику и строителю надо не самому таскать эти кирпичи, а звать на помощь народ. Я выбежал на улицу, обратился к проходящим, и буквально через пять-семь минут на этих завалах работало уже около ста пятидесяти человек. Таким образом, Скляров переключил меня на самое главное: не к месту взрыва нужно было бежать и не просто глазеть на трагедию, а надо было именно работать, спасать, кого еще возможно.

Ну, а потом началось такое, что домой я (как и многие другие) пришел фактически на третьи сутки. В дальнейшем мы постоянно совещались с Ива ном Петровичем, решения принимались мгновенно, смело и практически на всех уровнях. Нужно отдать должное арзамасцам, которые не ждали указаний сверху, а сами начинали действовать. Этому очень помогло то, что сюда при ехал Ведерников, который руководил ликвидацией последствий взрыва. Он то и дал самостоятельность всем нашим руководителям, каждому – на своем участке.

Конечно, не все было однозначно. Люди есть люди. Например, те, кто вос станавливал здания, не могли знать, какой до этого был дом у того или иного жителя. Иногда люди этим пользовались: дом, к примеру, был деревянный, а они говорили, что из кирпича или бетона. Другие начинали их упрекать или же убеждать нас не строить им такой дом. Но здесь позиция Склярова и Ведерни кова была единой: люди просят – значит надо сделать, поскольку они пострада ли не только материально, но, самое главное, морально. И ту боль, которую они перенесли, никакими излишествами в постройке или восстановлении их жилья все равно не искупить. А соответственно ничего лишнего и несправедливого мы не сделаем, даже если построим чуть лучше, чем было.

Вообще я считаю, что арзамасский взрыв лишь выявил те качества характера Склярова, которые были в нем заложены. Просто в стрессовой ситуации они проявились ярче.

*** Из бесед с Иваном Петровичем я знаю, что на становление его характера по влияли прежде всего его родители, о которых он говорил много и очень тепло, и, конечно, Павел Иванович Пландин.

Скляров приехал в Арзамас в 1964 году с явным желанием хорошо учиться и потом достойно работать. Тогда приборостроительный техникум только от крылся, и мы в полном смысле этого слова были первопроходцами. Рекламу нашему авиационному техникуму сделали тогда грандиозную, считалось, что готовит он чуть ли не космонавтов. Конкурс был до 18 человек на место. Отбор был строгим. Впоследствии практически все «вышли в люди», да и сами препо даватели говорили, что таких групп больше не было. Мы учились с огромным желанием. Многие после окончания техникума пришли на приборостроитель ный завод. Но не все же стали такими, как Скляров! Не все же смогли найти контакт с Пландиным и получить от него заряд жизненной энергии, профес сиональных знаний и больших организаторских навыков.

Можно, конечно, вспомнить о том, как мы с ним и нашими друзьями Ав дошиным и Клуниным плавали по реке Пьяне на лодке, с баяном, по ночам распевали песни во все горло.

Раздел 2. Арзамас Иван Петрович был деревенским парнем, однако его в полной мере мож но было назвать интеллигентным человеком. По жизни он всегда верховодил (чувствовалось это и в молодые годы). Однако это не мешало искренности нашего общения. Я, например, знаю, что Анатолий Авдошин, даже когда Иван Петрович стал губернатором, все ему в глаза говорил, указывал на все его ошибки, и самой главной из них считал то, что не сумел Иван Петрович собрать вокруг себя команду верных, умных, способных людей.

Как он воспринимал нашу критику? Соглашался, но делал все равно по своему.

Очень ярко Скляров прожил свою жизнь: как звезда, осветил судьбы других.

И похороны его это подтвердили. Огромное количество людей пришло про ститься с этим замечательным человеком, который сделал много добра. По следний путь его был усыпан цветами в знак благодарности за все, что он сделал для нижегородцев.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Юрий Николаевич Галкин пенсионер, в 1987–1989 гг. – заместитель председателя исполнительного комитета Арзамасского городского Совета народных депутатов;

в 1989–1991 гг. – второй секретарь Арзамасского горкома КПСС;

в 1991 г. – первый секретарь Арзамасского горкома КПСС Под счастливой звездой Так получилось, что сначала Иван Петрович работал под моим началом в комсомоле, потом я под его началом в горисполкоме и горкоме. В 1991 году я был после него первым секретарем Арзамасского горкома партии (оказалось, что и последним – началась перестройка).

Когда я уходил в горком комсомола с должности заместителя секретаря ко митета ВЛКСМ приборостроительного завода, то на освободившееся место ре комендовал Ивана, поскольку он был мне по-человечески симпатичен. Я знал его заветные мысли: работать на общественной стезе. Мы как-то шли с ним по улице Советской, и он сказал: «Знаешь, Юран (он так меня всегда звал), я еще когда в техникуме учился, мечтал в этом здании горисполкома работать».

В комитете комсомола приборостроительного завода он проработал два года, а потом его призвали в армию. В письмах оттуда он делился своими планами, хотел остаться на военной службе. Но слишком многое его связывало с прибо ростроительным заводом и с его директором Павлом Ивановичем Пландиным, у которого Иван многому научился.

У Пландина была продуманная и грамотная кадровая политика. Зная, что людей можно привлечь на производство в основном жильем, он развернул в го роде обширнейшее строительство. Этим он привлек и Ивана, распорядившись в виде исключения дать ему комнату в коттедже закрытого типа в Дубках. Вско ре Склярову выделили двухкомнатную квартиру на улице Калинина, а потом уже он получил трехкомнатную квартиру по линии горисполкома.

После армии Иван приехал окончательно сложившимся, целеустремлен ным человеком. Лучшие кадры тогда, естественно, выращивались в комсомо ле. И в этом смысле Пландин тоже был уникальным руководителем, пожалуй, единственным на моей памяти, кто ежедневно встречался с комсомольским активом. Уделял этому всего 15 минут, но зато каждый день, что сильно дис циплинировало, подталкивало к творчеству. Не случайно комсомольская орга низация приборостроительного завода под руководством И. П. Склярова сла вилась на весь Арзамас и Нижегородскую область.

Раздел 2. Арзамас Иван же сформировался в комсомоле как деятельный лидер, пламенный энтузиаст. Поэтому его и поставили заместителем секретаря парткома, а по том заведующим агитационным отделом горкома партии.Когда Иван рабо тал уже заведующим отделом пропаганды и агитации Арзамасского горкома партии, то наибольшую известность получило организованное им в районе строительство плотины, хотя вопрос этот, казалось бы, не имел отношения к его обязанностям. Но у него еще с комсомола осталось в крови: бросить клич на общественное дело. Там, где раньше были водяная, затем электрическая мельницы, он решил соорудить плотину, чтобы поднять уровень воды в реке Теша. По этому поводу Иван собрал на особое совещание всех руководителей городских предприятий и сумел заразить их своей идеей. Эту плотину строи ли все: кто-то помог бетоном, кто-то опиловкой, кто-то изготовлял шлюзы.

Средства выделялись по общественной линии за счет производственной экономии, и строительство оказалось необременительным для городского бюджета.

Иван Петрович лично отблагодарил всех по итогам стройки. У меня до сих пор сохранились часы, которые он мне вручил за то, что я на машинострои тельном заводе, где работал секретарем парткома, организовал изготовление подъемного механизма шлюзов. Он любил конкретную хозяйственную работу, и первый секретарь горкома КПСС М. Ф. Балакин рекомендовал его на пост председателя горисполкома.

Годы нашей совместной работы в горисполкоме (я был у него первым за мом) нас еще больше сдружили. Там он сформировался как хозяйственник, а закалился как лидер во время ликвидации последствий взрыва на станции Арзамас-1. Ивану тогда было 39 лет. Здесь он в присутствии самых маститых начальников со всей матушки России показал пример очень грамотного руко водства, а самое главное, проявил особую человечность. Здесь впервые он со прикоснулся с большой политикой, что дало ему возможность быть избранным в Верховный Совет РСФСР.

Закладка бани Фото М. Демянко Иван Скляров в воспоминаниях современников Потом у него была возможность проявить себя в 1991 году. Тогда заново от крывали Дивеевский монастырь, куда (с остановкой в Арзамасе) переносили мощи преподобного Серафима Саровского. Накануне в Арзамас приезжал свя тейший патриарх. Они с Иваном Петровичем встречались, обедали, вели раз говоры о предстоящих торжествах. Иван смотрел на многие вещи значительно шире других. Без этого он не стал бы губернатором.

Когда Иван Петрович ненадолго стал первым секретарем горкома партии, я был у него вторым секретарем. Собираясь уходить в Совет, он мне как-то сказал:

– Давай, Юран, заканчивай свою работу в горкоме партии, партийное дело то ведь идет к концу. Я тебе освобождаю пост первого секретаря, ты уж всех трудоустрой потом, пожалуйста, по-человечески.

Впоследствии я так и сделал, будучи последним по времени первым секре тарем Арзамасского горкома. А Скляров был председателем горсовета и приоб ретал все больший политический вес.

Будучи депутатом Верховного Совета, он часто бывал в Москве и приезжал оттуда овеянный духом готовящихся перемен. Находился в курсе всех полити ческих новостей.

Во время августовского путча, в тот момент, когда рассматривался вопрос о закрытии городского комитета партии, он председательствовал на Совете, а в приемной его соратники смотрели телевизор (как сейчас говорят, «мониторили»

новости). Вдруг ему принесли из приемной записочку, из которой он узнал, что Ельцин победил, после чего он уже начал твердо проводить продуманную зара нее линию. Иван ведь уже ко всему приготовился, но только выжидал время.

Вот пример его политической мудрости, благодаря которой все в Арзамасе сохранили свои посты. Эта одна из серьезных причин, почему к нему в Арзама се относились с глубоким почтением.

Думаю, что в 1994 году Иван Петрович сам предложил Немцову свою кан дидатуру на пост нижегородского мэра. Я скляровскую стратегию понимал так:

став мэром Нижнего Новгорода, он собирался завоевать голоса горожан, что позволило бы ему рассчитывать на пост губернатора. И действительно, город его сразу полюбил, даже песня появилась, которую для него композитор Мо розов написал («Нижний Новгород, хорошо, что ты есть…»). Иван Петрович на выборы губернатора пошел смело, поскольку город он уже покорил.

Прекрасным градоначальником Скляров стал еще в Арзамасе, а потом мно гие свои арзамасские начинания, воплощенные в жизнь, внедрил и в Нижнем Новгороде: санитарный день, смотры коммунальной техники, благоустройство городских дорог, службу 06. Ведь почему ликвидация последствий взрыва про шла в Арзамасе так оперативно? Еще за год до этого у нас была создана кругло суточная служба 06. Кроме того, у нас на вооружении имелись рации. Плохонь кие, слабенькие, но все-таки имелись – «Алтай» назывались. Поэтому через минуту после взрыва Скляров уже кричал мне по «Алтаю» в трубку: «Юран! Вы зывай пожарных, скорую помощь! Звони Соколову, узнавай: что произошло?

Что взорвалось? Что везли в вагонах? Не было ли там вредных, радиоактивных веществ?» Я тут же сообщил А. А. Соколову, и – пошло-поехало. Я сразу же включил две междугородные линии, и мы практически мгновенно всех опове стили. Через пять часов из Москвы прибыл в Арзамас председатель правитель ственной комиссии Г. Г. Ведерников.

Раздел 2. Арзамас В свое время я предложил Склярову создать службу «06» по образцу Новоси бирской области, зная, что тот всегда внедрял в жизнь все самое новое и передо вое. Ивану было тесно в Арзамасе. Поэтому впоследствии он так легко ушел из Арзамаса в Горький, столь естественно и органично, как будто страницу в своей биографии перевернул.

Когда Иван Петрович уже был в Нижнем Новгороде мэром, то как-то при гласил нас к себе на Новый год. Прежде чем сесть за стол, он провез нас по городу, показал новые контейнеры для мусора, светящуюся «паутинку» на де ревьях возле городской администрации и на улице Большой Покровской. Он с большим удовольствием рассказал нам о том, как сегодня народ нагуляется, а рано утром все будет убрано. Благоустройство города – это был его конек.

Мне нравилось, как он умел общаться с людьми. При всей простоте этого общения он умел вовремя от себя отдалить любого: ты границу не переходи. Де лал это корректно, но четко и осознанно, в результате чего у многих мозги сразу вставали на место. Иван всему знал меру, не такой уж он и простенький был, как могло показаться, с характером. К людям он по-доброму относился, пер вым поздравлял всех с праздниками и днями рождения – это у него был закон.

А еще у Ивана Петровича была любимая поговорка – «быть добру». И этого до бра он искренне, от всего сердца желал всем нижегородцам и арзамасцам.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Олег Алексеевич Колобов академик РАЕН, профессор, доктор исторических наук, декан факультета международных отношений Нижегородского государственного университета (ННГУ) имени Н. И. Лобачевского, с 1992 г. – декан исторического факультета ННГУ Сохранил кураж… С первого своего появления в моем родном Арзамасе Иван Скляров сразу стал человеком примечательным, в нем ощущался настоящий потенциал бу дущего политического деятеля. Даже чисто внешне он отличался тем, что был достаточно серьезен, подобран, аккуратно одет. Было видно: этот молодой че ловек уже имеет определенный жизненный опыт, свой взгляд на жизнь. Он сразу включился в комсомольскую и общественную жизнь города, в качестве дружинника участвовал в охране порядка.

Впоследствии, когда он уже приехал в Нижний Новгород, как-то в интер вью журналу «831», вспоминая о друзьях детства, Скляров вдруг среди прочих назвал меня: «Вот Колобова я знаю давным-давно, с тех пор как он однажды сидел на заборе...» А дело было так: в тот раз я совершил какое-то нарушение и убегал от милиции. А Скляров, дежуривший в оперативном отряде, гнался за мной. В конце концов он почти догнал меня и, когда я вскочил на забор, успел выдохнуть мне потихонечку: «Беги скорей отсюда, чтоб я тебя не забрал...» На верное, он вспомнил об этом эпизоде еще и потому, что тогдашний «Мишка Квакин» (то есть я) тоже «выбился в люди», стал профессором, доктором наук.

Нам, коренным арзамасцам, конечно, жилось свободнее. Ведь каждый но вый человек в нашем маленьком городке, где все друг друга знали, вначале не избежно ощущал себя чужаком. А скляровское (вполне закономерное) стрем ление быть всегда лучшим, а также подтянутость, чувство дисциплины сразу бросались в глаза. К тому же авиационный техникум, куда Скляров поступил, отличался строжайшей дисциплиной: «первым делом самолеты, ну, а девушки потом». Так же и на заводе.

В семье, где родился Иван Петрович, царил достаточно строгий жизненный уклад. Это помогло Склярову, с детства хорошо знакомому с иерархией, с чув ством подчинения, с дисциплиной, не оставаться безучастным ко всему, что происходит в стране, достаточно легко и удачно вписываться в любой организа ционный «интерьер». Он, деревенский подросток, не отличавшийся какими-то чрезвычайными интеллектуальными способностями, не обладавший хорошей, Раздел 2. Арзамас правильной речью, попал в необычную для него городскую среду и сделал до статочно типичную для молодых людей в Советском Союзе карьеру. Сразу став лидером, во многих трудных ситуациях будущий губернатор не гнулся, не мял ся, а брал ответственность на себя. Вообще же он всегда выделялся серьезно стью намерений и во всех смыслах являлся положительным человеком.

Иван Петрович привык работать в угаре, характерном для производства советской эпохи. Ведь как тогда оборонные предприятия работали? Большую часть месяца ничего не делали, а потом – аврал. Из главка пришли деньги, на стол начальника цеха – бутылка спирта, мастерам – четвертушка, всеобщая мо билизация и… пошло-поехало. В этом смысле Скляров был типично русский человек и поэтому мог в нужный момент собраться. Когда грянула ужасная ар замасская катастрофа – взрыв, все эти его качества проявились в полной мере.

В Нижнем Новгороде Склярову жить было вначале очень трудно. Иван Пе трович со мной этим делился. Помимо умения решать многие сложные зада чи в стиле экстрим, на новой работе ему потребовалось еще звериное чувство осторожности.

Когда у Склярова возникло желание обобщить свой опыт, подвести какой-то предварительный итог своей деятельности, мы с ним задумали написать книгу о его работе в качестве председателя комитета Совета Федерации. После того как мы подготовили для нее весь материал, между нами появились некоторые разногласия. Дело в том, что я не хотел ни в чем погрешить против истины, а он все эпизоды, связанные с критикой в адрес правительства, с резкой оцен кой несовершенства нашей общественно-политической жизни, решил убрать.

В результате книга получилась достаточно выхолощенной. Его осторожность меня тогда немного удивила. Это потом я стал размышлять и понял, что она появилась не вдруг, что к 2000 году Скляров был уже опытным человеком в по литике, тертым калачом. Я не хочу сказать, что Иван Петрович стал номенкла турным человеком, но осознанная осторожность присутствовала во всех его делах. Даже там, где, может быть, и не нужно. При этом следует отметить, что он действительно очень любил людей, жил для них. Я как-то ему говорю: «Ты сидишь с утра до вечера, поручи прием граждан своим заместителям». – «Не могу, я от общения с людьми подпитываюсь. И до тех пор пока последний по сетитель не уйдет, не уйду из кремля».

Скляров играл не последнюю роль в Совете Федерации. Конечно, совсем не ту, какую мог бы играть: ему попросту не давали работать. Будучи губернато ром, он постоянно курсировал между Нижним Новгородом и Москвой, работа была напряженная. Другие члены Совета Федерации уже познали роскошь и держались по-барски, а он вел себя так же, как и в советское время, в Арза масе: баночку килечки откроет, немножечко поест и идет дальше трудиться.

Ивана Петровича ценили в правительстве. Его три раза приглашали в Москву на министерские должности, но он отказывался. Скляров не относился к той категории людей, которые согласны на любую руководящую работу. Он хотел делать то, что хорошо умел, хотел, чтобы его знания и опыт еще послужили ни жегородцам.

Скляров становился красивым, когда загорался какими-нибудь интерес ными проектами, связанными с сельским хозяйством, со стратегическим пла нированием социального и экономического развития нашей области. Не все, Иван Скляров в воспоминаниях современников конечно, получалось, – из-за излишней осторожности, но это была осторож ность зрелого мужа, в ней чувствовалась огромная ответственность, понимание своего долга.

Скляров был хозяйственником в самом хорошем смысле слова. Я как-то слышал его разговор с владыкой Николаем: «Владыка, прошу тебя, помоги мне, выпроси у Бога асфальта, мне надо дороги крыть, я тебя умоляю, сделай, по жалуйста». Чистый конструктивист и реалист, настоящий русский человек, он с хитринкой, с осторожностью подходил к организации любого дела. Конечно, мы не сможем представить его пламенным трибуном, ведущим за собой мас сы... Он – труженик. И этим все сказано. Когда, например, создавали партию «Отечество», Иван Петрович подошел к делу очень серьезно, не хотел быть ма терчатым лоскутом в кожаной кепке Лужкова, пригласил экспертов. Но опять таки не получилось в Москве... И Немцова к нему приставили из Москвы, и саму схему «политик – хозяйственник» ему навязывал Немцов – именно он желал, чтобы так выглядела их связка: чтобы Ваня тянул свой воз и в качестве мэра, и в качестве вице-губернатора. Вот Скляров и надорвал свои силы, сго рел на работе, в связи с чем мне вспоминается рассказ Леонида Пантелеева о том, как один пионер, дав честное слово, стоял на посту до тех пор, пока его не сменил случайный прохожий военный. Такое же чувство долга было и у Ивана Склярова.

Иван Петрович сильно переживал свою отставку. Основными причинами его поражения на выборах губернатора были обман и предательство близко го окружения. Все эти ребятишки, мальчики, девочки, которые вокруг него бегали и лавировали, погубили его напрочь. Если бы он правильно расставил акценты во время проведения предвыборной кампании, то победил бы не сомненно. Когда люди побежали публиковать компромат на губернатора, я его предупреждал: «Петрович, ты ж знаешь, но почему терпишь?» Он отвечал:

«Пусть что хотят, то и делают». В том 2001 году следовало организовать кам панию по-другому, заручиться твердой поддержкой центра. Он не стал этого делать просто-напросто потому, что не учел степени коварства недоброжела телей и предательства друзей. Это, кстати, губит многих доверчивых людей, каким был и Иван Петрович.

В последний период своей деятельности, после отставки с поста губер натора, он играл позитивную роль в политической жизни города. Увлекся идеей общественного контроля, почему-то всерьез хотел стать председате лем Общественной палаты. Готов был продолжать служить людям на новом поприще, до последних дней сохранил свежесть мысли, кураж. У меня нет машины, я езжу на маршрутках и потому слышу разговоры простых людей.

Об Иване Петровиче частенько вспоминают с огромным сочувствием и бла годарностью. Я тоже благодарен ему за поддержку и помощь. Я горжусь тем, что знал этого удивительного человека.

Раздел 2. Арзамас Петр Алексеевич Коннов директор ГОУ СПО «Арзамасский коммерческо технический техникум» (с 1987 г.), в 1975–1982 гг. – заведующий отделом, второй, затем первый секретарь Арзамасского городского комитета ВЛКСМ, в 1983–1984 гг. – заведующий организационным отде лом Арзамасского городского комитета КПСС Первый знает, куда ведет Комсомольская молодость – Петр Алексеевич, расскажите, пожалуйста, о Вашем сотрудничестве с Ива ном Петровичем Скляровым в период работы в комсомоле.

– Я познакомился с секретарем комитета комсомола приборостроительного завода Скляровым в 1975 году, когда меня приняли на работу в Арзамасский гор ком ВЛКСМ. Этот симпатичный, кудрявый молодой человек резко выделялся на фоне остального комсомольского актива нашего города: он был всегда по лон идей, планов, его энергия заражала других комсомольцев, от него поступали яркие и передовые предложения по работе с молодежью (сыпались как из рога изобилия). Много тогда в комсомоле было интересных дел, и Скляров всегда яв лялся их застрельщиком, закоперщиком. Его уважали, к нему прислушивались.

Комсомольская организация приборостроительного завода, которую он возглавлял, насчитывала более четырех тысяч человек. Тогда проводилось много интересных мероприятий: походы, автопробеги по местам боевой и трудовой славы. Отдельная история – это налаженные Скляровым взаимо отношения с моряками Черноморского флота. К ним ездили не только наши ребята с завода, но и девчонки, а некоторые из них создали семьи, у многих уже дети подросли.

В то время первым заместителем начальника Главного политического управ ления армии и флота (ГлавПУРа), ответственным за весь флот, был наш земляк адмирал флота СССР Алексей Иванович Сорокин, родом из Кирилловки Ар замасского района. Он очень дружил с директором приборостроительного за вода Павлом Ивановичем Пландиным. Именно благодаря Сорокину приборо строительный завод в свое время получил второе рождение – он «пробил» для предприятия военные заказы. Общение с такими заслуженными людьми, как Сорокин и Пландин, безусловно, сыграло особую роль в становлении Склярова как руководителя.

Иван Скляров в воспоминаниях современников – А что собой представлял Арзамасский горком комсомола?

– Арзамасская организация была тогда настолько сильной, что занималась даже городским строительством, которое осуществлялось за счет средств, за работанных на субботниках или воскресниках.

В Арзамасе «на ура» проходили конкурсы «Мастер – золотые руки» на призы газеты «Комсомольская правда». Когда мы проводили конкурс «Лучший моло дой инженер города», к нам даже из Москвы приезжали посмотреть и завидо вали, что у них этого нет.

Действительно, в Арзамасе простому рабочему, занявшему первое место на городском конкурсе, могли выписать ордер на получение квартиры. Если в конкурсе «Мастер – золотые руки» побеждали тракторист или молодой ком байнер, то им полагался новый трактор или комбайн, если агроном – новый автомобиль в служебное пользование. Ну и соответственно лучшего молодо го инженера повышали в должности, давали ощутимую прибавку к зарплате.

Это были значимые призы, за которые стоило повоевать. Они стимулировали работу. Иными словами, велась самая активная комсомольская работа, и наш горком комсомола гремел по всему Союзу.

В среде молодых людей тогда уже менялись настроения, рождались новые инициативы. Так, при Склярове на приборостроительном заводе начали соз даваться молодежные творческие коллективы. Они объединяли передовую интеллигентную молодежь, перспективных инженеров, которые могли разра батывать свои идеи от проектной стадии до внедрения в производство и полу чения хорошего экономического эффекта. В городе царила прекрасная творче ская атмосфера.

Комсомольская организация приборостроительного завода являлась самой крупной в городе, и заводилой во всех наших городских делах был ее руково дитель Иван Скляров – человек яркий, неординарный. Скажу прямо: после его ухода нам стало в горкоме комсомола тяжело работать, подобного взлета арза масский комсомол уже больше никогда не переживал... Иван Петрович же стал На улице Калинина в Арзамасе Фото М. Демянко Раздел 2. Арзамас Арзамас.


День города.

1988 г.

Фото М. Демянко быстро продвигаться по производственной, а потом и по партийной линии. Но дружбу с соратниками по комсомолу он сохранил до самых последних дней.

Скляровские методы – Постоянно приходится слышать, что во многом Скляров как администратор и руководитель сформировался под влиянием личности Павла Ивановича Планди на. Но чему же именно Иван Петрович у него научился?

– Думаю, что многому. Скляров перенял его манеру вести планерки, усвоил его рабочий ритм, когда трудовой день начинался с шести утра и заканчивался после десяти вечера (такого режима Иван Петрович придерживался практи чески до самых последних дней своей жизни). Скляровская неуемная энергия всех взбадривала, ведь он был великим оптимистом. А его приемы и методы работы отличались особенной оригинальностью и доходчивостью.

Когда Скляров работал председателем Арзамасского горисполкома, то мог, например, «по-комсомольски» собрать всех директоров и начальников пред приятий, от которых зависело качество дорог в округе, посадить их в самую жару в автобус «пазик» и прокатить по всем городским колдобинам – несколь ко кругов на приличной скорости. Это чтобы все поняли: нельзя жить в таком неустроенном городе, надо дорогами заниматься.

Иван Петрович был слишком деятельным. По линии горисполкома давал чрезвычайно много поручений руководителям предприятий. Некоторые, напри мер Владимир Иванович Тюрин, не выдерживали скляровских методов. Раздо садованный, Тюрин иногда даже не брал трубку, говорил своей секретарше, что бы она со Скляровым не соединяла. Тем не менее впоследствии именно Тюрин предложил кандидатуру Склярова на пост первого секретаря горкома партии...

Иван Петрович поощрял тех, кто умел работать: мог вручить какой нибудь недорогой презент, например подписные книжные издания, и тем Иван Скляров в воспоминаниях современников самым намекнуть, что хорошие дела нужны городу. Раньше подписные издания стоили копейки, однако такой подарок являлся ценным: ведь в те годы при все общем дефиците было непросто достать хорошие книги.

Методы его работы были различными, но целью ее всегда было заставить иных руководителей или собственных подчиненных трудиться, двигаться впе ред. Если он что-то поручал, то всегда добивался исполнения какими угодно путями – не «слезал». Иван Петрович обладал прекрасной памятью, и когда давал задание, все знали, что он любого «доконает», но необходимый резуль тат получит обязательно. Это он, наверное, тоже перенял от Пландина. Разные люди работали на приборостроительном заводе, но Павел Иванович План дин относился к подбору кадров самым внимательным образом, выдвигал до стойных, оступившихся наказывал (потом же обязательно вытаскивал, двигал дальше). Иван Петрович всегда поступал точно так же.

– А какие особенности характера Ивана Петровича Вы назвали бы?

– Скляров обладал, наверное, врожденным чувством иерархии. Он сам доверял начальству и считал, что все должны поступать так же. Выражение «первый знает, куда ведет» было его любимым. Он привык к такому подходу у себя на производстве:

если Пландин, директор приборостроительного завода, что-то сказал, то все обяза ны беспрекословно выполнять, слово начальника – закон. Эта привычка, наверное, не раз Ивана Петровича как выручала, так и подводила. Ведь когда Скляров начал двигаться по партийной линии, ему понадобились навыки политика или, скорее, дипломата. Политика – это не производство, там иной раз надо поступать не совсем так, как вышестоящий руководитель вслух говорит, а чуть-чуть по-другому.

Тандем Немцов – Скляров – Скажите, по Вашему мнению, опасался ли Склярова Немцов?

– Я могу сказать, что Немцов, видя лояльное к себе отношение Склярова, не испытывал особого беспокойства. Мы только что говорили о скляровском принципе – «первый знает, куда ведет». Иван Петрович не мог изменить Нем цову, поскольку признал его своим начальником. Если бы на месте Немцова был кто-то другой, Скляров точно так же исполнял бы свои обязанности.

Конечно, можно вспомнить, что у Ивана Петровича во время работы в ком сомоле происходили кое-какие стычки с его тогдашним непосредственным начальником Галкиным, но все было исключительно по делу. Однако вечером того же дня Скляров с Галкиным могли встречаться, и можно было услышать любимую песню Склярова «Ты ж мене пидманула». Он всегда с таким удоволь ствием ее пел... Хоть и неважно, зато с большим чувством и сердечностью.

Когда Немцов был губернатором, руководители промышленных произ водств так прямо и говорили: «Зачем нам ходить к Немцову, надо идти к Скля рову, только он поймет, поддержит и сможет проблему решить».

Наверное, когда руководитель видит, что к нему в кабинет не заходят по хо зяйственным делам, требующим решения, ему рано или поздно становится не очень уютно. Немцов пришел к власти на волне демократии и основную ставку сделал на политические технологии. Но ведь на одном пиаре далеко не уедешь, жизнь людей от этого не улучшится.

Раздел 2. Арзамас Награждение работников милиции.

Октябрь 1988 г.

Фото М. Демянко И все-таки создание тандема Немцов – Скляров – это уникальное реше ние. Ведь как ни крути, Немцов умело пользовался своим имиджем передово го губернатора: в Нижний Новгород приезжала и Маргарет Тэтчер, и многие другие.

На похоронах Ивана Петровича Немцов признался: его всегда поражало, как зовет его Скляров – «батей». Я думаю, Иван Петрович называл Бориса Ефи мовича так только затем, чтобы тот не нервничал, а спокойно работал, будучи уверенным, что губернатор для вице-губернатора Склярова является первым по рангу.

– Существует мнение, что к концу своего губернаторского срока Скляров устал.

Что Вы по этому поводу думаете?

– Иван Петрович старался помочь народу выжить в ситуации тогдашней «молчаливой революции», экономического терроризма, порождавшего заба стовки. Однако изменить положение Скляров был не в силах – может, отсюда и усталость? Он выдерживал слишком серьезное давление.

Когда у людей ухудшается материальное положение, они во всем винят ныне существующую власть, не разбираясь в следствиях и причинах. На выборах вы ступают против тех, кого так или иначе отождествляют с административной системой. Однако не все так просто. Например, в 2001 году даже многие члены КПРФ были в душе за Склярова. Я спрашивал некоторых честных партийцев, за кого они собираются голосовать и агитировать других, и мне отвечали так:

«Сам-то я за Склярова, но я же должен партийную дисциплину соблюдать: пар тия сказала – за Ходырева, значит, буду за Ходырева».

Иван Петрович очень остро переживал поражение на выборах 2001 года. Он ведь всю свою жизнь боролся за интересы нижегородцев, строил, планировал, мечтал. И вдруг все летит в тартарары, он остается один, сам по себе, никому не нужен. Тут тебе и болезни начнутся.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Верность Арзамасу – Расскажите, пожалуйста, что значил Арзамас для Ивана Петровича.

– К Арзамасу Скляров сильно прикипел, он всегда тосковал по этому го роду. Один раз случился даже такой курьез: поздравляя нижегородцев с Днем города по телевидению, Иван Петрович начал свою речь словами: «Уважаемые арзамасцы...» Если кому-то из арзамасцев нужно было помочь, он чуть ли не вертолет мог прислать.

Я понимаю, что такое жизнь губернатора: это тяжелейшая работа, требую щая от человека постоянного напряжения. Тем не менее Ивану Петровичу уда лось сохранить до конца человечность и отзывчивость. Бывало, размышляешь:

вроде бы теперь он – губернатор, как-то неудобно к нему так просто подойти, как раньше. А он, напротив, мог, не думая, оторваться от свиты и закричать:

«Петя! (или Вася!), земляк!» И Скляров не лукавил. Он действительно от души радовался встрече со старым другом.

– А не грешил ли губернатор тем самым против справедливости? Соблюдал ли определенный баланс по отношению к другим районам области? Не обижались ли в Нижнем на арзамасцев?

– Может быть, и обижались, и ревновали... Но все равно, на мой взгляд, он поступал правильно. Человек всегда должен с благодарностью относиться к тем, кто дал ему путевку в жизнь, помнить тех, с кем он вырос.

Бесспорно, кроме благодарности Иван Петрович испытывал к арзамасцам еще и особое доверие. Хотя и они его предали. Факт остается фактом: арзамас цы не поддержали его на выборах 2001 года. Может быть, избаловались? Вос принимали доброе расположение как должное? Требовали к себе повышенного внимания?

Вообще нашему поколению, которое воспитывалось еще на высоких ком мунистических принципах, тяжело было видеть, как ради шкурных интересов люди совершают предательство. Иван Петрович в силу своего воспитания оста вался порядочным человеком до конца. Он не терпел никаких интриг и игр, на первом месте у него всегда было дело. Когда он загорался какой-нибудь идеей, то сразу же начинал воплощать ее в жизнь.

Поражение Склярова на выборах – вообще отдельная история. Я, кстати, уже давно задумывался над этим вопросом и пришел к следующему выводу:

можно удачно провести предвыборную кампанию и победить, но, извините, не каждый способен выполнять титаническую работу каждодневно, с ранне го утра и до позднего вечера. Ведь надо прикладывать колоссальные усилия и обладать определенным опытом. Иван Петрович набирался опыта, начиная с комсомольских лет, имея перед собой достойные примеры. Он учился у людей, которые действительно хорошо умели делать дело: у того же Алексея Иванови ча Сорокина и Павла Ивановича Пландина и других земляков-арзамасцев.

Раздел 2. Арзамас Сергей Трофимович Метла пенсионер, в 1968 –1989 гг. – токарь, мастер, заместитель начальника цеха Арзамасского приборостроительного производственного объединения (АППО), заместитель заведующего промышленным отделом Арзамасского ГК КПСС, заместитель секретаря парткома АППО, директор Арзамасского строчевышивального объединения, в 1989–2000 гг. – председатель Арзамасского горисполко ма, глава администрации, мэр Арзамаса Как Скляров с Метлой по Арзамасу ходил – Сергей Трофимович, про Вас со Скляровым в Арзамасе ходят легенды. Рас скажите, как Вы стали работать с Иваном Петровичем?


– Получилось так, что я в жизни как бы следовал за Скляровым. Он порабо тал заместителем начальника цеха – и я, он с должности заместителя секретаря парткома завода ушел в горком – я занял его место. В начале 1989 года Иван Пе трович, избранный первым секретарем горкома партии, оставил пост председа теля горисполкома, который и предложил мне, директору строчевышивального объединения. Тогда методы были волевые: партия приказала, комсомол отве тил «есть». И пришлось перейти непосредственно под его начало – в гориспол ком. В те годы про нас в городе даже поговорка сложилась. Звонят, допустим, из области, интересуются, где Скляров. А им секретарь и отвечает: «С Метлой по Арзамасу ходит». – «С какой метлой?» – переспрашивают удивленно на том конце провода. – «Да не с какой, а с каким: с Сергеем Метлой».

– Как Иван Петрович переживал крушение партийной системы, он ведь не долго первым секретарем горкома проработал?

– Он предвидел гибель советского строя. Скляров в то время буквально набра сывался на Геннадия Максимовича Ходырева с критикой, а ведь Ходырев являлся первым секретарем обкома. Мне было даже диковато – как это возможно, чтобы так с высшим по рангу разговаривали? А «воспитывал» его Скляров в том плане, что необходимо придерживаться какой-то одной линии. Либо основательно ре формировать партию, либо распускать ее совсем. Короче, призывал Ходырева к решительным действиям, чтобы у нас на местах ясность какая-то появилась.

– А сам Иван Петрович какую позицию занимал?

– В шестой статье Конституции СССР говорилось о направляющей и ру ководящей роли коммунистической партии. Иван Петрович был солидарен с теми, кто придерживался мнения о необходимости отмены этой статьи. На съезде Верховного Совета, когда встал соответствующий вопрос, он проголо совал за ее отмену. Чтобы лучше описать тогдашнюю ситуацию, приведу харак терный пример.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Когда в 1991 году мощи преподобного Серафима Саровского переносили в Дивеево, мы, арзамасцы, трое суток сопровождали патриарха. В самом Ар замасе трапеза состоялась прямо в зимнем соборе. Смотрим: стол ломится от дефицитнейших по тем временам продуктов – осетрина, икра, фрукты (все же тогда по талонам распределялось). И вот выходим из-за стола, народ ликует, встречает нас, а Иван мне и говорит: «Серега, представь себе: если бы мы после такой трапезы вышли с какой-то партийной конференции – нас бы разорвали в клочья! Ну, а тут весь народ ликует – патриарх идет!»

Он это не зря сказал. Сегодня довольно сложно себе представить, чтобы для руководителей Нижегородского региона Александра Александровича Соколо ва и Геннадия Максимовича Ходырева первые лица Арзамаса Скляров и Метла закуску по домам собирали. А я как сейчас помню случай, когда нам в прямом смысле пришлось побираться по избам в одной из деревень, рядом с которой мы на ужин расположились. Стыдно признаться, но даже соленых огурцов, картошки, лука – и тех вдосталь в запасе не было. Но тогда это воспринималось нормально, никто не обижался.

– А каким руководителем был Иван Петрович?

– Он мог жестко отчитать кого-либо. Бывало, чистит-чистит подчиненного, а потом увидит, что тот сник, или поймет, что человек незаслуженно обижен, – и тут же обязательно ободрит его, утешит, поговорит по душам. Гуманный был мужик. Ведь начальники есть и такие: сказал, как отрезал. А этот – нет.

Вразумлял и иначе. Бывало, посадит кого-нибудь к себе в машину и про везет по городу, ни слова не скажет, но человеку становится ясно, зачем его возили. Иногда Скляров проводил особые встречи с теми городскими руко водителями, которые не подчинялись ему непосредственно (кого он только «курировал»). Были среди них и «несговорчивые». Например, тот же Пландин, которого Скляров считал своим учителем. Павлу Ивановичу тоже приходилось через себя переступать и подчиняться, причем он нередко в сердцах приговари вал: «Научил молодца на свою голову». Владимир Иванович Тюрин, директор В. П. Пучков, С. Т. Метла, И. П. Скляров.

Обсуждение насущных городских проблем Фото из архива администрации г. Арзамаса Раздел 2. Арзамас машзавода, например, часто Ивана Петровича игнорировал. А так вообще-то со всеми Скляров общий язык находил.

– А в гневе Иван Петрович бывал?

– Бывал. Но не часто.

– А что его раздражало?

– Бездеятельность. Сегодня по линии местных властей почти ничего не строится. А тогда мы строили ничуть не меньше, чем строил в Арзамасе, напри мер, приборостроительный завод. Возводили жилье, школы, детские садики, котельные и многое другое. И вот тут-то он мог взгреть. Каждый вторник у нас был объезд строительных объектов: бросай все, поехали, график составлен. На каждом объекте – протокольчик. Приезжаем через неделю – а там, мягко вы ражаясь, ничего не выполнено. Конечно, объективные причины Скляров по нимал, но когда он чувствовал, что дело в обыкновенном разгильдяйстве, до ходило и до серьезных разборок. Постепенно все как-то приучились, привыкли к тому, что вторник есть вторник – объезд. В других районах области такой от лаженной системы не было, приезжали к нам, удивлялись.

– А как руководители других районов относились к Склярову?

– Злились на Ивана Петровича некоторые, как в Арзамасе, так и в области, за его активность, за то, что не давал жить спокойно... У него, кстати, и вы ражение защитное против этого выработалось: «Не злобись». Конечно, явных врагов не было – только конкуренты. А в основном его все любили.

Сам же он любил, чтобы каждое мероприятие обязательно содержало в себе какую-нибудь изюминку. Например, ремонтировали мы однажды му зыкальное училище. Скляров вдруг взял да и заявил: «Нужен белый рояль».

Я говорю: «Ну почему белый, где его возьмешь?» – «Серега, где хочешь ищи, но чтобы рояль был белый!» А их в то время только на валюту покупали. Где валюту взять? Мы о ней тогда вообще представления не имели. – «С Юркой, директором совхоза «Румстихинский», договаривайся». – А тот действительно норку и другого пушного зверя выращивал и имел свой валютный счет. Вот я его и отправил в Москву с водителем: «Юрий Васильевич, где хочешь покупай».

Привезли белый рояль-то.

А некоторые дела вообще только «на ура» и проходили. Замахнулись однаж ды строить огромную теплицу на несколько гектаров. Половину построили (в том числе используя и недозволенные методы), а потом оказалось, что про дукция ее не нужна.

–И много ли было таких неудачных проектов?

– Были, но не скажу, что много. Это все издержки того времени.

– А как он относился к бумажному делопроизводству?

– К бумагам он, как и все, наверное, практики, относился скептически.

Читал нехотя. А вот приемы граждан проводить любил. Принимал всех, по сто человек в день. Ловили его за руку и у подъезда, и где угодно – он никому не от казывал, что, я считаю, уже излишне. Надо быть построже, иначе сядут на шею.

Кто понаглее – всегда эксплуатирует чужую доброту, а те, кому действительно нужна помощь, обращаются не так уж и часто.

Да, и еще. Жена моя обязательно просила сказать, что Иван Петрович, как никто иной, с уважением относился к женщинам, всегда был внимательным, вежливым, делал комплименты.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Анатолий Николаевич Мигунов c 2000 г. – мэр города Арзамаса, Почетный строитель РФ Он был искренним в делах и поступках* – Анатолий Николаевич, хорошо известно, что Скляров по-особому отно сился к Арзамасу. Практически он был для него родным городом, хотя родился Иван Петрович в Воронежской области. А как арзамасцы сейчас вспоминают Ивана Петровича?

– Мы действительно считаем его своим земляком, поэтому первыми в об ласти приняли решение об увековечении памяти Ивана Петровича. Мы не ста ли переименовывать улицы, а решили дать имя Склярова целому микрорайону, который появился при его непосредственном участии. Сюда как раз были пере селены все пострадавшие от взрыва в 1988 году. В другом микрорайоне назвали именем Склярова школу, которая была при нем построена. На доме, где Иван Петрович жил в центре Арзамаса, в день его рождения, 22 июня 2007 года, уста новили мемориальную доску.

Но главное – он постоянно присутствует в наших разговорах. Люди с благо дарностью вспоминают его добрые дела, все то, что он сделал для Арзамаса в самое трудное для города время.

– Речь идет, конечно же, о взрыве 4 июня 1988 года?

– В первые мгновения после взрыва многие в городе, в том числе и руко водители, были растеряны. А Иван Петрович сразу взял на себя все организа ционные вопросы, начал практически заниматься эвакуацией людей, их рас селением, созданием нормальных условий для спасателей, восстановлением движения по железной дороге.

Ведь как шло строительство того же 11-го микрорайона? Все делалось парал лельно: и проектные, и изыскательские работы, и само строительство. Появил ся проект фундамента – его сразу начинали делать, не дожидаясь, когда будут закончены проекты этажей. Если бы все шло по обычной схеме, только осенью приступили бы к строительным работам. А так 6 ноября, спустя пять месяцев * Подготовила Е. Л. Яворовская.

Раздел 2. Арзамас после взрыва, люди уже заселялись в новые дома, чтобы зиму встретить в нор мальных условиях. Ведь люди тогда остались без крова, жили в общежитиях, у родственников.

Иван Петрович, конечно, каждый день бывал на строительной площад ке, занимался добыванием материалов, переброской техники с одного участ ка на другой. Случалось, что от железнодорожных составов, которые шли со стройматериалами мимо Арзамаса, приходилось отцеплять вагоны. Такую ответственность брали на себя председатель правительственной комиссии Ведерников и председатель горисполкома Скляров, отбивая отправителю телеграмму, что вагоны изъяты на восстановление Арзамаса. Именно органи зационный талант Склярова и поддержка его Ведерниковым сыграли в тот период большую роль.

– Он, видимо, всегда был хорошим организатором, если сумел из обычного ра бочего паренька вырасти до больших должностей без всяких протекций?

– Да, в его комсомольскую бытность жизнь в Арзамасе кипела. Иван Петро вич был человеком действия, всегда что-то придумывал. Порой так спешил что нибудь сделать, что не всегда это получалось юридически грамотно. Помню, «за вел» он комсомольцев, сделали они пристрой к музею Гайдара. Так называемым методом народной стройки. Без фундамента сделали. Вот сейчас думаем, как это все можно исправить.

Но все равно его энергии можно было позавидовать. Хотя не всем это было по душе. Мне как-то наш бывший прокурор рассказывал, что, когда Иван Пе трович был председателем горисполкома, редкая неделя не проходила, чтобы из области не возвращалась для проверки жалоба на него: мол, он незаконно заставляет делать то-то и то-то. Но все проверки показывали: к его рукам ниче го не прилипало. Да, финансовые нарушения были, но все, что он делал, было направлено только на благо жителей, а не для себя. Иван Петрович отличался альтруизмом. Это я могу всегда подтвердить, поскольку по работе стал с ним пересекаться году в 1985-м или 1986-м... Я работал главным инженером авто предприятия, которое занималось жизнеобеспечением города: хлеб, молоко, строительство дорог и т. д. Он часто у нас бывал, помогал, особенно когда был депутатом Верховного Совета РСФСР.

Человек он был неконфликтный, незлопамятный. Не искал зацепок, чтобы подставить подножку. Мог упрекнуть, а через одну-две минуты спокойно ре шал вопросы. Единичные случаи бывали, когда он повышал голос.

– Как складывались ваши отношения после выборов мэра Арзамаса в году? Ведь Иван Петрович, будучи тогда губернатором, поддерживал не Вас, а другого кандидата?

– Это действительно было так. Но Иван Петрович мою победу на этих вы борах воспринял абсолютно спокойно, потому что был демократичен. Он всегда советовался, прежде чем принять какое-либо решение. Выслушивал все самые противоречивые точки зрения и только потом принимал решения. И в пода вляющем числе – правильные. Так было не только в работе, но и в жизни. Он, например, никогда не терял контактов со своими друзьями по учебе в технику ме. Даже если они не достигли больших должностей, званий, всегда старался помочь, откликался на любую просьбу. Он многих помнил, с кем работал на заводе. У него вообще прекрасная память была на имена, фамилии.

Иван Скляров в воспоминаниях современников И наши отношения с тех пор, как я стал мэром, выстраивались по-деловому, очень открыто. Помню, 28 декабря я вступил в должность, а буквально через день был губернаторский прием. Мы встретились, он меня поздравил, пожелал успехов, уже на 5 января 2001 года назначил встречу. Мы с председателем Думы приехали к нему, подготовив вопросы, которые у нас накопились, обсудили.

Иван Петрович выслушал наши просьбы и предложения, и те 7–8 месяцев, ко торые он был еще губернатором, нам очень здорово помогал. Да и как могло быть иначе? Ведь Арзамас он любил, прикипел к нему душой, здесь женился, дочь родилась. Он любил арзамасцев, и они ему отвечали тем же. Неизмен но Иван Петрович приезжал в Арзамас 4 июня, в годовщину нашей трагедии.

Люди его встречали со слезами благодарности.

– А потом, когда он перестал быть губернатором?

– Частенько приезжал к нам вместе с Владимиром Федоровичем Люлиным, генеральным директором «ВолгаТелекома». Дело в том, что с середины 1980-х до начала 2001 года, больше 15 лет, в городе не добавлялось ни одной телефонной емкости. У нас телефонизация была 20 номеров на 100 жителей города. Для срав нения: в Нижнем – около 40, в Москве – 70. Иван Петрович, когда еще был губер натором, знал об этой проблеме. Мы в 2001 году вынуждены были дать около сотовых телефонов участникам и инвалидам Великой Отечественной войны.

И вот, работая у Люлина, Иван Петрович вплотную занялся этим вопросом:

в 11-м, «его» микрорайоне, появилась цифровая подстанция, а в целом по Арза масу телефонизация выросла в разы, и сейчас у нас этой проблемы нет.

– На выборах в Законодательное собрание области Вы с ним были в одном спи ске от «Единой России»?

– Да, я шел в списке по нашему округу первым, он – вторым, третьим – До нато. Мы практически всегда группой объезжали наши юго-западные районы, много выступали перед жителями. Иван Петрович активно на этих встречах поддерживал новое руководство области, он Валерия Павлиновича Шанцева сразу принял как фигуру российского масштаба.

Кстати, вот тогда, во время этих предвыборных поездок, я впервые увидел у Склярова пот на висках. Он, конечно, старался гнать от себя мысль о болезни и другим не давал себя жалеть.

Мы с ним не раз встречались на отдыхе в Зеленом Городе, в соседних доми ках жили. Он очень много принимал процедур, но не допускал никакой пани ки. Только если раньше любил участвовать в наших вечерних посиделках, когда много народу собиралось либо у меня в домике, либо у него, то в августе 2006-го уже стал уставать. Или сам уходил из гостей, или деликатно нас выпроваживал, когда хотел отдохнуть.

– Скляров – это личность достойная того, чтобы о нем была написана книга?

– Безусловно. Ведь книга – это своего рода памятник. А Иван Петрович досто ин хорошей памяти. Ему пришлось работать в экстремальных условиях ликвида ции последствий ужасной аварии, но самое главное – в непростых, запутанных условиях сложного переходного периода в жизни нашей страны. Не надо было ему идти в губернаторы, какой из него получился замечательный мэр Нижнего Новгорода! Но Ельцин, когда речь шла о губернаторстве, пообещал ему под держку, по сути же, федеральная власть его бросила. А при том чувстве ответ ственности и долга, которыми обладал Иван Петрович, он просто сгорел… Раздел 2. Арзамас Вячеслав Павлович Пучков профессор, директор Арзамасского политехнического института – филиала Нижегородского государственного технического университета, почетный работник высшего профессионального образования РФ, один из арзамасских друзей Ивана Петровича Склярова Умение видеть главное Что я могу сказать об Иване Петровиче Склярове? Только то, что видел сво ими глазами и в чем сам являюсь профессионалом. Он выпускник нашего ин ститута 1973 года, получил диплом инженера-приборостроителя.

Знакомы мы с ним с 1967 года, когда он пришел на АПЗ работать слесарем.

Он был секретарем нашего комитета комсомола, потом мы с ним встретились, когда он уже был начальником производства, а я в то время был начальником отдела надежности эксплуатации и ремонта этого завода.

Еще в нашем вузе на фоне других ребят Иван Петрович выделялся, во первых, собранностью, во-вторых, как это ни пошловато в наши времена зву чит, активной общественной позицией, неравнодушием к тому, что происходит.

А еще диалект у него был характерный (воронежский).

На заводе под руководством Ивана Петровича был налажен выпуск уникаль ных оборонных изделий, он воспитал несколько замечательных специалистов – молодых, энергичных, сильных и в организационном отношении, и в теоретиче ских вопросах.

Наш завод с успехом выполнил задание правительства по выпуску спец изделий.

Одним словом, спецтехника авиационного профиля, которую он, будучи на чальником производства, со своей командой выпускал, делает ему честь на мно гие годы. Потому что техника эта до сих пор еще в строю.

Таким образом Иван Петрович стал заметен как руководитель-производствен ник. Затем по решению парткома он начал двигаться вверх по общественной и партийной линии.

Какие личные качества Ивана Петровича этому способствовали? Думаю, что в первую очередь умение из многочисленных проблем всегда поднимать главную и сосредотачивать все силы на ее решении.

Меня всегда удивляло: почему он так на тот или иной вопрос наваливается?

А потом смотришь, а это же действительно ключевая проблема, за которой тянутся все остальные вопросы, которые тоже нужно было решать. В этом Иван Скляров в воспоминаниях современников отношении Скляров был исключительным человеком – чутье у него было на ключевые проблемы и умение их решать.

Требовательность Все вопросы, связанные с качеством изделий, все, что творилось за предела ми завода – на аэродромах, на подводных лодках и на других объектах, – имело прямое отношение ко мне. Я должен был разбираться в причинах отказов. Осо бенно сложно было, когда случались какие-то чрезвычайные происшествия.

И здесь я тоже пользовался безусловной поддержкой Ивана Петровича.

Наше авиационное образование формирует определенный образ мысли. Пото му что авиационная инженерия – это абсолютно особый род ответственности.

Иногда разбираешься в причине отказа приборов или, не дай бог, катастрофы и понимаешь, что самолет упал из-за того, что где-то... проводок оторвался.

Одну пайку из сотен тысяч не пропаяли как следует – и вот тебе печальный результат!

Известно, что производственники не любят признавать свой брак. Ведь если вышло из строя какое-то изделие, значит, на его место нужно поставить новое и оплачивать связанные с отказом расходы. А ведь это большие деньги! Обычно в этом случае включалась «дипломатия», задачей которой было всеми правда ми и неправдами не признавать себя виновным. У Ивана Петровича был иной подход – научный, инженерный анализ причин отказа и, главное, скорейшее исправление ошибки.

Иными словами, для Ивана Петровича честь завода стояла на первом ме сте. Это свойство его характера. Поэтому и в дальнейшем он так же боролся за честь города, потом за честь области, потом за честь России, когда уже работал в Совете Федерации. Он воспринимал неудачи на всех этих участках работы как В своем кабинете.

1987 г.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.