авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Правительство Нижегородской области Иван Скляров в воспоминаниях современников Нижний Новгород Издательство «Кварц» ...»

-- [ Страница 3 ] --

Фото М. Демянко Раздел 2. Арзамас свою боль, как свое личное поражение, поскольку государственные задачи он ставил выше, чем свои личные.

Доводить дело до конца Авиация – это такая область, которая не прощает ошибок. Ты сделал незна чительную ошибку здесь, на заводе, а уже там, на Севере, допустим, в результа те что-то упало или взорвалось… Именно ответственность мы воспитываем в институте. А тем более ее имеют все те, кто уже работает в авиации и космонавтике. Ведь о чем я докладывал Склярову, когда занимался эксплуатацией и надежностью? Я говорил, что из-за нашего прибора произошла такая-то авария.

Когда я общаюсь с инженерами – своими выпускниками, то ясно вижу их отличие от инженеров другого, гражданского профиля. На любой вопрос они отвечают на профессиональном языке, по-инженерному точно, понимая свою ответственность за принимаемые решения.

Главный элемент нашего воспитания – умение доводить дело до конца и быть точным в своих решениях. С этими качествами высококлассного специа листа Иван Петрович совмещал глубокую сердечность и человечность.

Подшефный крейсер У нас был подшефный корабль – ракетный крейсер «Слава» (ныне это крейсер «Москва»). Я был председателем шефского совета и пользовался аб солютной поддержкой Склярова, где бы он ни работал. А история этого шеф ства такова.

У нашего завода есть база отдыха в Алупке. Мы там однажды отдыхали с Павлом Ивановичем Пландиным. И руководство Военно-Морского флота прислало нам приглашение на праздник, который в Севастополе празднуется очень широко, с оркестром, военно-спортивными играми.

Когда мы с ним туда приехали, то моряки авианосца, крейсера «Москва»

начали жаловаться, мол, несмотря на самое современное оружие, которое у них есть (самолеты, вертолеты на миллионы и миллиарды рублей), они волейболь ных мячей купить не могут – нет денег. Вот нас и попросили:

– Возьмите какой-нибудь крейсер себе в подшефные.

А Павел Иванович был большим другом Алексея Ивановича Сорокина, тог дашнего заместителя начальника Главного политического управления армии и флота. Сорокин был родом из арзамасской Кирилловки и частенько проводил у нас отпуск, ходил за грибами с Пландиным. Поэтому Павел Иванович вечером того же дня позвонил Сорокину и говорит:

– Леш, мы решили корабль взять в подшефные, ребятам помочь, какой по советуешь?

Он говорит:

Иван Скляров в воспоминаниях современников – Сейчас строится лучший в мире ракетный крейсер «Слава», возьмите его, он будет флагманом Черноморского флота.

И буквально на другой день Павел Иванович посылает меня снова в Сева стополь для встречи с командиром этого строящегося крейсера. Вот таким об разом, когда мы вернулись в Арзамас, то приказом по заводу (через спортивные органы ДОСААФ) «затвердились» шефами крейсера «Слава».

– Они же ведь там по девять месяцев на плаву, – говорил Иван Петрович, – им нужен оркестр, художественная самодеятельность, спортивный инвентарь, да много еще чего… Мы возили туда концертные бригады, обеспечивали музыкальным и спор тивным снаряжением. А они у нас вели военно-патриотическую работу, ходили по цехам, рассказывали, что такое Военно-Морской флот, как у них идет служ ба. Мы же со своей стороны показывали им продукцию, которую выпускал наш завод.

Когда, например, на крейсер приезжал Карлуччи, министр обороны США, мы им помогали с сувенирами: полхов-майданскими матрешками и игрушка ми, хохломскими вазами.

Словом, Скляров был закоперщиком в организации помощи тем, кто служил на крейсере. И это неудивительно: они оба – и Павел Иванович Пландин, и Иван Петрович Скляров – всегда были готовы помочь людям.

Например, Иван Петрович знал поименно почти всех, кто пострадал при взрыве. Когда он приезжал в Арзамас уже в ранге губернатора, то, встречая какую-нибудь старушку, спрашивал ее: «Мария Ивановна, ты-то как?» – «Ой, я-то вот так и вот так». У него была исключительная память, исклю чительная собранность и редкое желание помочь людям. Абсолютно был без зазнайства. Когда он к нам приезжал уже губернатором, я только удив лялся, как человек такого уровня может так запросто говорить с простыми людьми об их бытовых нуждах и повседневных заботах.

Скляровский размах Когда Иван Петрович стал работать в горкоме, то они сдружились уже втро ем – Павел Иванович Пландин, Алексей Иванович Сорокин и Иван Петрович.

На базе этого триумвирата, собственно, и складывались наши отношения с командой подшефного корабля. Я был исполнительным звеном. Они догова ривались, а я ездил, встречал, говорил речи, поздравлял. Иван Петрович хотел, чтобы на корабле было все самое лучшее. Он мне говорил:

– Нужно, чтобы оркестр был не из трех дудок, а полноценный.

Скляровский размах даже в этом был виден. Или:

– Давай купим ребятам обеспечение на целый спортивный батальон, пусть у них хоть в волейбольных и теннисных мячах недостатка не будет.

Он умел проникаться чужой болью, примерял ее на себя. Без него эти отно шения имели бы чисто формальный характер: поговорили – разъехались. При нем же мы туда постоянно целую машину сувениров и подарков возили. Я ло жился на полати в «шишигу» (ГАЗ-66) и двое суток «пилил» до Севастополя.

Раздел 2. Арзамас Иван Петрович не только сам любил праздник, но и старался поделиться этим праздником с другими. К нему очень сердечно относились на корабле – и командование, и моряки. Два или три раза он там был, но каждый приезд был насыщенным, ярким и запоминающимся.

Вообще, когда им овладевала какая-нибудь идея, он прикладывал все силы, чтобы ее воплотить.

В этом он был достойный ученик Павла Ивановича Пландина. Такой же, только еще молодой. Павел Иванович стремился к своей цели, но где-то мог и поосторожничать, а этот – нет! Иван Петрович сразу «шашку из ножен до ставал» – и вперед.

Доверие к печатному слову Иван Петрович очень тяжело переживал развал страны в годы перестройки, когда люди его ближнего окружения начали менять дружбу на какую-то выгоду, особенно в период выборов. Это его очень угнетало.

Бывало, спросишь его:

– Что с тобой?

А он отвечает:

– Да я же с ним из одной тарелки ел! Как же можно теперь гадить и враждо вать?..

Среди коллег и друзей комсомольцев Фото М. Демянко Иван Скляров в воспоминаниях современников Это было и в 1990-х, то же самое он испытал и во время вторых выборов года. Господи, что с ним делали!

Я только спрашивал себя, как бессовестные журналисты могут все это пу бликовать Ведь наше поколение привыкло безусловно доверять печатному слову. По этому, когда на нас свалилась вся эта чернота, люди еще не успели перестроить ся и продолжали доверять прессе. Я бывал на Западе, так там уже никто не вос принимает всерьез прессу, причем не только желтую, – прочитали и забыли.

А мы-то все всерьез переживали… Меня с ним в одной статье так уж в грязь втоптали, что я думал – застрелюсь. И ведь про то, что мы с ним пьяницы, напи сали с подачи местных людей, наших же знакомых.

Ну да, мы действительно встречались, посидели, выпили по рюмке коньяка.

Но это преступление, что ли? А там, в публикациях, было все переврано и ис кажено. Его и угробили этими вещами, потому что мы не адаптированы к таким приемам борьбы. Я считаю, что его проигрыш на губернаторских выборах – это следствие грязных пиаровских технологий.

Я сам участвовал в избирательной кампании Ивана Петровича по нашему округу. И главная задача, которую он нам поставил:

– Мужики, чтобы никакой грязи ни на Ходырева, ни на кого, – поняли? Вы рассказывайте, какой я есть, а что они плохие, пусть другие рассказывают.

Он очень чистоплотный человек был, никакой грязи не терпел. Он нам букваль но запретил чернить своих конкурентов.

Да мы и сами не умели этого делать. А у них были специальные подразделения, которые этим только и занимались, всю эту гадость сочиняли и распространяли.

Я думаю, что Иван Петрович был счастливым человеком. Он был счастлив, когда что-то получалось, когда долго старался, а потом добивался для людей чего-нибудь. Он прямо расцветал тогда.

И сейчас, когда его не стало, не только нам, его друзьям, но, мне кажется, и всем знавшим его Ивана Петровича очень не хватает.

И. П. Скляров вручает ключи от «ГАЗели»

В. П. Пучкову Фото из архива В. П. Пучкова Раздел 2. Арзамас Алексей Иванович Сорокин адмирал флота, председатель Координационного совета между народного союза «Содружество организаций ветеранов неза висимых государств» (с 1999 г.), председатель объединенной редколлегии Книг памяти павших в годы Великой Отечествен ной войны (с 1991 г.), в 1981–1989 гг. – первый заместитель на чальника Главного политического управления Советской армии и ВМФ, в 1989–1992 гг. – военный инспектор-советник в группе генеральных инспекторов Минобороны СССР (РФ) Забота о людях – Алексей Иванович, все знают, что Вы не забываете свою родину, свою родную Кирилловку, куда приезжаете не реже раза в год. Вы дружили с директором Арза масского приборостроительного завода Павлом Ивановичем Пландиным, у кото рого начинал свой трудовой путь Иван Петрович Скляров. Как Пландин отзывался о Склярове?

– Очень хорошо. А уж Пландин с его жизненным опытом разбирался в лю дях. Посещая свою родину, я имел возможность наблюдать за деятельностью этих заслуженных людей. Видел, как они работают в одной упряжке в интере сах народа и обороноспособности нашей страны, вместе налаживают произ водство. Эти два руководителя (а в моей памяти они неразрывно связаны) были очень дружны и вместе многое сделали для Арзамаса: построили много жилья, больниц, школ, чем оба завоевали большой авторитет.

– Какие черты Склярова как руководителя Вы бы отметили?

– Забота о людях. Другого такого руководителя, который так заботился бы о людях, особенно о пострадавших во время арзамасского взрыва, у нас, пожа луй, нет. Много времени Иван Петрович уделял приему граждан. При этом он обычно не считался с формально установленными для этой процедуры рамка ми, не вспоминал о стремительно протекавших часах, о своей занятости.

После взрыва Скляров занимался восстановлением разрушенного жилья. В результате при самом непосредственном его участии в Кирилловке появился целый микрорайон. До войны моя родная деревня насчитывала 450 дворов, а для пострадавших после взрыва было построено еще столько же. Можно ска зать: появилась вторая Кирилловка. Здесь же Иваном Петровичем была по строена школа, которую после его смерти справедливо назвали в его честь.

– Как Скляров относился к ветеранам, к участникам войны?

– Всегда с большим вниманием и заботой, что тоже поднимало его авто ритет в обществе. Среди интеллигенции пользовался заслуженным уважени ем, потому что и сам был человеком интеллигентным. Оскорбительного сло ва никто от него никогда не слышал. Он очень много знал о героях войны, Иван Скляров в воспоминаниях современников Слева – П. И. Пландин.

«Это мой, матушка, второй отец», – признавался И. Скляров Фото из архива Толстун – Скляровых увлекался историей, ратовал за возрождение исторических традиций Нижего родского края, на примере этих славных традиций воспитывал подрастающее поколение. Специально говорю об этом, потому что сегодня многие политики недооценивают важность патриотического воспитания населения. Но без этого любое государство ожидает крах. При Склярове в Арзамасе проводились инте ресные военно-патриотические мероприятия, на которых в числе приглашен ных был и я.

– А как Вы оцениваете союз Склярова, партийца, с таким политиком, как Нем цов, с которым они работали рука об руку?

– У ветеранов, у людей старшего поколения сложилось отрицательное мне ние об этом политике, о его работе в правительстве. Немцов был случайным человеком на высоких руководящих постах, и вполне закономерно, что долго он там не продержался. У него были слишком большие амбиции, и огромная заслуга Ивана Петровича состоит в том, что он все-таки сумел сработаться с таким руководителем. В результате, как я знаю от горьковчан, благодаря Скля рову немцовские реформы не причинили такого ущерба, как могли бы.

Когда в 1991 году Скляров принимал решение, отложив все личное, начать налаживать отношения с молодыми реформаторами, я думаю, что он ориенти ровался на те высокие образцы, которые видел в советском руководстве нашей страны. Я имею в виду таких уважаемых и авторитетнейших людей, как А. Н. Косыгин, Ф. Д. Устинов, Е. К. Лигачев. Работу последнего Иван Пе трович имел возможность лично наблюдать в Арзамасе во время ликвидации последствий взрыва, на его примере видел, как такие государственные деятели умеют положительно влиять даже на тех, кто был с ними в чем-то кардинально не согласен.

Раздел 2. Арзамас Александр Васильевич Чичканов пенсионер, в 1985–1995 гг. – секретарь, заместитель председателя Нижегородского областного совета профсоюзов, в 1995–2002 гг. – председатель Нижегородского областного совета профсоюзов По одну сторону баррикад – Александр Васильевич, Вы пришли работать в Нижний Новгород еще до того, как Иван Петрович стал вице-губернатором?

– Так получилось, что я был предшественником Склярова на посту секре таря горкома партии, затем председателя Арзамасского горисполкома. В году я переехал в Нижний Новгород, где работал в Нижегородском областном совете профсоюзов.

– А товарищи по коммунистической партии не осуждали Склярова за то, что в 1991 году он пошел вместе с демократами, стал заместителем Немцова? Не обви няли в предательстве?

– Не обвиняли. Ведь сам этот союз был сознательно инициирован многи ми влиятельными партийцами. Лишь впоследствии сторонники Ходырева и КПРФ выступали против Ивана Петровича. Но это, как я считаю, нормальная политическая борьба, причем относящаяся уже к другой эпохе.

– И все-таки как коммунисты относились к Cклярову? Считали его проводни ком реформ или «своим»?

– Смотря по тому, какие коммунисты. В 1982 году И. П. Склярова, пред ставителя приборостроительного завода, арзамасские коммунисты избрали секретарем ГК КПСС, отвечающим за идеологическую работу, – это большое доверие. Ведь в течение длительного времени на эти участки работы в Арза масе да и в области, как правило, избирались коммунисты с педагогическим образованием. Что касается директоров предприятий, совхозов, председателей колхозов, то большинство из них его поддерживали.

– Какие ключевые черты характера Ивана Петровича Вы бы назвали?

– Скляров был необыкновенно работоспособным. Иногда действовал слишком прямолинейно. Вспоминается, что еще в Арзамасе он мучительно переживал, когда партийное начальство выражало недовольство тем или иным его действием, которое днем раньше само же ему прилюдно поручало испол нить. И другая сторона той же медали: Иван Петрович считал, что его решения и распоряжения всеми подчиненными должны безоговорочно выполняться.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Эта убежденность иногда сильно подводила его, когда он стал губернатором. Пря мых директив, чтобы управлять областью, оказалось недостаточно.

Скляров искренне хотел, чтобы людям жилось легче. Например, он всег да придерживал рост тарифов на коммунальные и другие услуги населению.

Будучи еще мэром Арзамаса, Иван Петрович хорошо изучил всю систему городского хозяйства и потом использовал этот опыт, возглавляя админи страцию большого города (Нижнего Новгорода). Он понимал, что только развивая промышленность и сельское хозяйство, можно поднять область.

Поэтому он так активно сотрудничал с хозяйственными руководителями, пробивал финансирование для их предприятий и организаций. Как бывший производственник Скляров отлично понимал, что значит допустить сбой в работе промышленности, что значит потерять кадры и как потом трудно их подобрать и воспитать.

– Были ли у Немцова со Скляровым разногласия по вопросам развития эко номики Нижегородского региона?

– Да, были. Немцов, например, считал, что все предприятия советского времени во главе со своими «красными директорами» должны сами разби раться в своих проблемах, без участия руководства области. Скляров при держивался иного мнения. Я присутствовал при одном таком разговоре Немцова со Скляровым. Немцов говорит: «Иван Петрович, берите пример по обороту денежных средств с Ивановской области». А Скляров ему в ответ:

«Борис Ефимович, в Ивановской области легкая промышленность: сшил, продал и денежки вернул, а мы выпускаем подводные лодки, самолеты, ав томобили. Поэтому свою прибыль увидим нескоро. Нам свои предприятия необходимо поддерживать». Поэтому на первых порах губернаторства при емная Немцова пустовала, у Ивана Петровича же шум-гам до девяти, до одиннадцати вечера.

Впоследствии, уже на похоронах Ивана Петровича, Борис Ефимович открыто признал, что он за Скляровым был как за каменной стеной.

– Они были представителями разных идеологий. Почему, на Ваш взгляд, между ними не было конфликта?

– Иван Петрович – человек вообще бесконфликтный… Он никогда не «под сиживал» своего начальника, а работал в команде. В этом Ивану Петровичу нужно отдать должное.

– У Склярова все же был конфликт с Юрием Исаковичем Лебедевым. Как Вы думаете, кто помог Лебедеву занять пост мэра Нижнего Новгорода?

– На пост вице-губернатора Ю. И. Лебедева пригласил Немцов. Возмож но, он помогал ему и впоследствии, но мэром Лебедева избрали нижегородцы.

А отношения между губернатором Скляровым и мэром Лебедевым осложни лись из-за перераспределения бюджетных денег между городом и областью.

Кто-то склонен был считать, что это конфликт, а я – нет. Это обычная ситуа ция в условиях нехватки денег. Характерная для многих регионов России того времени.

На первых порах Немцов не имел навыков административной работы, не знал особенностей взаимоотношений между областными структурами управ ления, не имел деловых отношений со многими руководителями области, хо зяйственниками.

Раздел 2. Арзамас А тогда в области возникли проблемы с обеспечением хлебом, молоком, та бачными изделиями. Начинались волнения среди населения области.

Всю эту работу как бывший мэр Арзамаса до тонкостей знал И. П. Скляров, и он тогда оперативно разрешал возникавшие проблемы.

Тем не менее Иван Петрович, будучи человеком из района, все-таки вос принимал Немцова как того, кто «выше ростом». Ведь на областном уровне уже совершенно другие отношения между руководителями, другой круг об щения, и Скляров этого не мог не учитывать.

На последнем этапе их совместной работы у меня создалось впечатление, что Бориса Ефимовича обеспокоила высокая популярность своего заместите ля у хозяйственных руководителей и он решил несколько удалить его от себя, выдвинув на пост мэра Нижнего Новгорода. Управление городом – это на тот момент была провальная работа. Иван Петрович с этой работой справился.

Авторитет его среди нижегородцев значительно вырос.

– Расскажите, пожалуйста, о Ваших отношениях со Скляровым-губернатором, когда Вы были руководителем Областного совета профсоюзов.

– В конце 1990-х годов, когда Скляров работал в должности губернатора, в стране задерживали и без того мизерные зарплаты, и я как председатель Об ластного совета профсоюзов не мог на это не реагировать. К примеру, однажды проходил пикет около здания областной администрации, прямо в кремле (тогда это разрешалось). Народ был очень возбужден. Скляров подошел ко мне и гово рит: «Ну что, Александр Васильевич, мы теперь по разные стороны баррикад?»

А я ему: «Нет, Иван Петрович: мы вместе должны сделать реальное дело, чтобы у нижегородцев была нормальная зарплата и ее всегда вовремя давали».

После того пикета началось наше тесное сотрудничество. Меня стали зна комить с проектами документов, принимаемых администрацией по вопросам социальной политики. Скляров приглашал меня на свои оперативки. Там я на ходился за столом рядом с ним, хотя, честно говоря, не очень-то был этому рад:

в средствах массовой информации сразу же написали, что если председатель облсовпрофа сидит в обнимку с губернатором, то чего хорошего можно ждать от такого «борца» за народные нужды? Ну, а на самом деле никаких «обнимок»

не существовало: шел конструктивный переговорный процесс между властью и представителями профсоюзов. Часто приходилось выступать с критикой при нимаемых решений прямо на совещаниях. Склярову это, может, и не нрави лось, может, он и обижался, но молодец, виду не показывал, камня за пазухой по отношению ко мне никогда не держал, вел себя очень корректно.

– А Вам что-нибудь не нравилось в нем лично?

– Он переоценивал свои возможности, стремился много вопросов решать лично. В просьбе встретиться он никогда мне не отказывал. Но назначал встре чу на 9–10 часов вечера. Часто в приемной еще были посетители, а он выглядел уже страшно усталым.

На его юбилее 22 июня 1998 года в присутствии всех руководителей области мной было высказано И. П. Склярову только одно пожелание: ограничить свой рабочий день десятью часами, чаще бывать в семье. Иван Петрович только по смеялся, а зря!

Иван Скляров в воспоминаниях современников Елена Леонидовна Яворовская пресс-секретарь ГК «Кварц», член президиума Нижегородского Союза журналистов РФ, в 1998–2003 гг. – собственный корреспондент общероссийской газеты «Трибуна»

Это было в Арзамасе...* Субботним утром 4 июня 1988 года с северо-запада к Арзамасу шел грузовой поезд, в трех вагонах которого находилось около 120 тонн взрывчатки. На подъ еме перед переездом тепловоз замедлил ход. В эти же минуты в садоводческом товариществе, расположенном справа по ходу поезда, шло собрание. Ожидая, пока поезд пройдет, садоводы молчали и наблюдали за стенными часами, ми нутная стрелка на которых прыгнула на цифру 32… Мгновенный всплеск сияющего пламени заметили совсем не многие. Но мощный, неправдоподобной силы взрыв вслед за этим оглушил всю округу.

Почти на километр поднялся в небо столб дыма и огня, в котором кружились перекрученные обрывки рельсов, железные болванки, искореженные листы металла – все, что осталось от будки у переезда, автомашин, 12 вагонов товар ного поезда. На месте взрыва образовалась эллипсовидной формы воронка на 28 метров, глубиной 8–10 метров.

Нынешний губернатор Нижегородской области, а тогда – председатель Арза масского горисполкома Иван Петрович Скляров на место взрыва примчался через 6–7 минут. Пока ехал в машине, гнал от себя тревожную мысль, не случилось ли что-то в ядерном центре Арзамас-16.

Когда машина выехала к переезду, из массы изуродованных тел послышался Ивану Петровичу плач. Стал шарить руками под трупами – и вытащил маль чишку. Окровавленного, но живого.

Рассказывает И. П. Скляров:

– Трудно подобрать слова, чтобы описать увиденное зрелище. Сам я испы тал шок. И все же подумалось, что Господь Бог пощадил нас, заставив притор мозить поезд на переезде: впереди на разветвлении станционных путей стоя ли цистерны с газом. А рядом с вокзалом, до которого оставалось чуть более 300 метров, располагалась тогда нефтебаза. Случись взрыв в том месте, город наш был бы выжжен словно напалмом… * Опубликовано в газете «Трибуна» 3 июня 1998 г. Печатается с сокращениями.

Раздел 2. Арзамас Не прошло и часа с момента взрыва, а в городе уже заработал штаб с чрезвы чайными полномочиями.

Требовалось провести проверку местности на радиоактивное и химическое за ражение, инженерную инспекцию. Надо было тушить основной пожар, гасить бившее струей пламя из разрушенного взрывом газопровода. За полтора километра улетевший рельс перебил трансформатор на подстанции – часть города оказалась обесточенной.

Но главным было – расчистка завалов, поиск людей, установление лич ностей погибших, транспортировка раненых, эвакуация пострадавших.

К 16 часам поступление раненых в больницы практически прекратилось.

Всего в лечебные учреждения было доставлено более 700 человек, 300 госпи тализировано.

Самыми тяжелыми для арзамасцев были те три дня, когда они проща лись с близкими, родными, друзьями. Погиб 91 человек, в том числе 14 де тей. Непосредственно в очаге сгорели 55 человек. Останки одиннадцати не найдены.

Опыт ликвидации последствий взрыва на станции Арзамас-1 является уни кальным. Грамотное руководство, слаженность действий и профессионализм медиков, пожарных, строителей, военных позволили нормализовать жизнь в городе уже через три месяца. Вот что было сделано за это время: разобрано и вывезено 109 домов, разгружено более 100 сборно-щитовых домов, построе но 2,5 км асфальтовых дорог. В Северном поселке капитально отремонтиро ваны 904 дома, восстановлены пострадавшие от взрыва здания предприятий, больниц, школ. В новом микрорайоне построен жилой массив на 700 квартир улучшенной планировки. В поселке Кирилловке заселено 230 домов усадеб ного типа. За город перенесена нефтебаза. На другой день после аварии было восстановлено движение поездов.

Огромные нагрузки выпали на Ивана Склярова. Спустя восемь лет после аварии ему вручили орден Мужества за Арзамас 1988 года. Земляки оценили его Арзамас, 1988 г.

Фото С. Лозинского Иван Скляров в воспоминаниях современников Лето 1988 года.

Арзамас восста навливается после трагедии Фото С. Лозинского участие в ликвидации последствий взрыва раньше, присвоив звание Почетного гражданина города Арзамаса.

Рассказывает И. П. Скляров:

– Эти две награды – самые главные в моей жизни. То были действительно очень трудные и одновременно героические дни. Думаю, мы смогли выстоять тогда, потому что была очень сильная, слаженная команда в руководстве горо да. Много мужества проявили сами арзамасцы. Молодежь добровольно и бес корыстно шла в помощники спасателям. Как один откликнулись руководите ли предприятий, выделяя жилье для пострадавших. В магазинах, где взрывом были разбиты витрины, не случилось ни одного случая мародерства.

Восстановление разрушенного шло оперативно. На долгие годы растяну лось другое – выявление причин аварии. Слухов на этот счет ходило немало.

Тут еще кто-то обратил внимание на большой цветной календарь с портретом Олега Янковского, напечатанный в том году. Часы на руке любимого всеми актера показывали 9.32, а число 4 июня, скорее всего по причине типограф ского брака, было словно оцарапано небольшой дугой. Белой на темном фоне.

Разумеется, пошли пересуды: известие, мол, кто-то подал о предстоящей ка тастрофе.

Впрочем, компетентные органы версию о террористическом акте отработа ли бы и без портрета Олега Ивановича. Ныне пенсионер, а в 1988 году – за меститель начальника транспортного подразделения Управления КГБ по Горь ковской области Леонид Анатольевич Виноградский утром 4 июня только переступил порог своей квартиры после ночного дежурства, как жена тут же сообщила ему: «Тебе звонили пару минут назад, генерал срочно вызывает».

Рассказывает Л. Виноградский:

– Картина взрыва была ужасной. Словно после бомбежки. На месте уже были наши оперативные работники, вскоре прилетела следственная группа из Москвы, с ней – два специалиста из Института взрывов. Отрабатывалось не сколько версий.

Раздел 2. Арзамас Следственная группа установила, что взрывчатка в составе, шедшем на Ар замас, находилась в трех вагонах, сразу за тепловозом. В двух – промышлен ная для бурения скважин, а в среднем – сильное взрывчатое вещество гексоген стратегического назначения. На заводе сначала загрузили им вагон не полно стью и потому решили сразу не отправлять, а оставили на сутки. Металличе ский вагон – на жаре, температура доходила до 40 градусов.

К слову сказать, американцы гексоген в законченном виде никогда не транспортируют. Они этот белый кристаллический порошок перевозят только во влажном состоянии и уже на месте доводят до нужной кондиции. Гексоген очень реагирует на потерю влажности и становится взрывоопасным.

Чтобы не привлекать внимания, на вагоне не было никаких предостерегаю щих надписей о характере груза, и когда он прибыл на станцию Сортировоч ная, где формировался состав, то прошел через горку и через другие маневры, испытав при этом порядка 20 соударений. И еще один факт, заслуживающий внимания.

Рассказывает Л. Виноградский:

– Мы установили, что в тот же день с завода в Дзержинске были отправлены еще десять вагонов с различными видами взрывчатки. Все эти вагоны нашли в Мордовии, Чувашии, других местах и вскрыли их. И в каждом (в каждом!) об наружили нарушения правил погрузки.

Могли мы предположить, что аналогичные нарушения были и в вагонах, следовавших через Арзамас? Безусловно. Но только предположить. Могло при маневрах произойти смещение груза, нарушения герметичности упаковки, тре ние просыпанного груза о металлический пол вагона? Могло.

Но вещественных доказательств, подтверждающих эти предположения, об наружить на месте взрыва просто не представлялось возможным, и на суде лю бой адвокат мог бы вступить с нами в спор.

Вот почему, изучив все предпосылки, обстоятельства, теорию взрыва, наша следственная группа могла дать лишь свое мнение, а не заключение, Организовано питание для участников восстанови тельных работ Фото С. Лозинского Иван Скляров в воспоминаниях современников Каждый год 4 июня в Арзамасе – День памяти Фото С. Лозинского что источник взрыва – химическая реакция, которая произошла в вагоне с уча стием гегсогена.

Результатов по заведенному в 1988 году уголовному делу нет до сих пор.

А ведь официальное заключение по поводу причин аварии необходимо не только для того, чтобы избежать новых взрывов. Дело в том, что если виновник был установлен, предъявив иск, пострадавшие могли бы получать две пенсии:

обычную, гарантированную государством, плюс доплату по правилам возмеще ния ущерба. Сейчас за виновника, возмещая ущерб, платит государство (есть на то специальное постановление), но две-то пенсии оно платить не может. И по тому заботу о пострадавшеих взяли на себя область и город Арзамас. Добиться этого сумел Иван Петрович Скляров. Раз в год на заведенные для каждого из пострадавших личные счета перечисляются из бюджета определенные суммы, организуется торговля продуктами по сниженным ценам, огромные средства идут на медицинские цели.

*** Каждый год 4 июня в Арзамасе – День памяти. На месте взрыва, где вы строена часовенка, установлен обелиск, посажены деревья, собирается чуть ли не весь город, приезжают руководители области, журналисты.

Ровно в 9.32 начинается митинг, проходит маневровый тепловоз и гудит, гудит… На стыке времен Фото Д. Косолапова 22 октября 1990 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР, депута том которого тогда был Иван Петрович, городу Горькому было возвращено исто рическое имя, соответственно и Горьковская область стала Нижегородской.

Времена стремительно менялись. Историки будут потом рассматривать исторические эпохи, давать те или иные оценки событиям. Но что переживал со временник этих событий?

Поддерживая отмену «руководящей и направляющей роли КПСС», Иван Пе трович был одним из немногих, кто в 1991 году голосовал против распада Совет ского Союза.

На перевале эпох Иван Скляров стал вице-губернатором и первым заместите лем молодого реформатора Бориса Ефимовича Немцова.

«С Немцовым мы заключили своеобразный договор – человеческий: я учусь новому, а он перенимает советский опыт, наши управленческие навыки», – вспоминал Скля ров. Работая «в связке» с Немцовым, вице-губернатор отнюдь не являлся его тенью, хотя и не «светился» в средствах массовой информации. Опытный хозяйственник, реалист, Скляров нередко поправлял молодого губернатора, занимавшего прежде должность научного сотрудника в научно-исследовательском институте и при шедшего во власть на волне демократического движения. Именно Скляров делал всю черновую организационную работу.

Тандем Немцов – Скляров выдержал проверку на прочность и в октябре года, когда вся страна была свидетелем расстрела парламента, и на президент ских выборах 1996 года.

Раздел 3. На стыке времен Валерий Николаевич Евлампиев главный федеральный инспектор по Нижегородской области аппарата полномочного представителя президен та РФ в Приволжском федеральном округе, в 1991–2001 гг. – заместитель губернатора Нижегородской области, генеральный директор департамента внешнеэко номических связей и ресурсов, в 2001 г. – министр внешнеэкономических связей и тор говли правительства Нижегородской области Человек-эпоха Весь тот период, когда Иван Петрович, находясь на различных руководящих должностях в Нижнем Новгороде, трудился на благо нижегородцев, можно по праву назвать эпохой Склярова.

Когда в 1991 году он пришел в область вице-губернатором, экспортный то варооборот оценивался в 300 миллионов долларов, когда он уходил в 2001 году в отставку – почти в 3 миллиарда. Вот подлинные количественные показатели развития экономики Нижегородской области при Склярове.

Познакомился я со Скляровым в те времена, когда он помогал Немцову фор мировать новый состав руководства областной администрации. Поскольку им нужен был опытный специалист по внешнеэкономическим связям, мне пред ложили должность директора соответствующего департамента. В тот период в стране шла серьезнейшая ломка уклада советской системы и расформирование всех ее институтов.

Губернатор Немцов как руководитель не отличался авторитарностью. В его команде присутствовали самые разные люди: выходцы из слоя старой партийной номенклатуры, представители интеллигенции, бизнесмены, политики демокра тического направления и депутаты. Большой процент интеллигенции в команде обеспечивал некую системность подхода к управлению регионом. Что касается Склярова, имевшего уникальный опыт ликвидации последствий арзамасской трагедии, то в администрации Немцова он отвечал за решение оперативных во просов. Он обладал редким умением быстро просчитывать ситуацию. Когда при губернаторе собирался совет по каким-нибудь делам, Склярову всегда поручали подведение итогов обсуждения. Выражаясь по-армейски, он выступал в качестве начальника штаба. Ему приходилось заниматься и формированием бюджета, и социальными проблемами. Иван Петрович был, конечно, просто незаменим.

Наследство нам досталось непростое: магазины пустые, талонная система, общественный транспорт не работает, даже зерна в области – и того нет. Иван Петрович обладал талантом мобилизовать людей на разрешение кризисных ситуаций. Являясь сам человеком команды, он активно развивал командный, Иван Скляров в воспоминаниях современников скоординированный принцип работы. Объединив усилия единомышленников, нам удалось быстро справиться с ситуацией по снабжению области зерном, зна чительно улучшить работу общественного транспорта, отремонтировать дороги с привлечением передовых немецких технологий, а в целом – стабилизировать продовольственный рынок и заложить основу развития экономики области в но вых условиях: нарастить стратегические ресурсы региона, сбалансировать про блемы внутреннего и внешнего рынков, рационально интегрировать Нижего родскую область в экономическое пространство России и мира.

В период своего вице-губернаторства – период почти еженедельных экстремаль ных ситуаций – Скляров, безусловно, являлся «антикризисным управляющим».

Уже тогда Иван Петрович был неформальным лидером региональной власти.

Склярову всегда хотелось быть самостоятельным руководителем. После на значения на должность мэра он приступил к реализации своих планов, замыс лов, которые давно уже вынашивал. На новом поприще Ивану Петровичу уда лось добиться потрясающих результатов, он стал известен, пожалуй, как один из лучших хозяйственников страны, мэров того времени. Я продолжал с ним работать по вопросам международного сотрудничества в рамках программ тех нической помощи ЕС «ТАСИС», «Города-побратимы» (Эссен, Тампере и др.), развития городской инфраструктуры.

Особую роль И. П. Скляров сыграл во внедрении в Нижнем Новгороде раз работок программы «Чистая вода». Тогда в соответствии с предусмотренным пла ном действий начали сооружать очистные озонаторные установки для водозабора из реки Оки. В те времена область, город, да и вся Россия были наводнены фаль сифицированной, контрафактной продукцией. Именно в этот период совместно с правительством Нидерландов мы создали первый завод по выпуску сертифици рованной минеральной воды «Сарова», затем «Ветлужской» и др. Впоследствии количество подобных предприятий у нас в области увеличилось до 30. В результа те всех этих мер в городе резко снизился уровень инфекционных заболеваний.

Свидетельство его каждодневной заботы о комфорте и развитии вверенного ему города, о человеке, живущем в этом городе, – его активная поддержка про екта высокотехнологичного дорожно-строительного комплекса;

восстановле ние автобусного парка с помощью венгерского «Икаруса»;

использование эф фективных технологий обустройства ЖКХ и мусоропереработки;

привлечение в вузы зарубежных образовательных программ;

содействие в открытии между народного сектора Нижегородского аэропорта.

Иван Петрович стоял у истоков возникновения зерновой биржи, вместе мы занимались внедрением рыночных механизмов в экономику области. Он был очень восприимчив к инновациям, отличался поразительной интуицией: всег да чувствовал, какие проблемы необходимо решать в первую очередь. Он умел работать с экспертным сообществом, не полагаясь исключительно на свое чутье и огромнейший опыт. Иван Петрович говорил: «Ребята, давайте послушаем все таки специалистов». Он понимал, что любые решения требуют проверки, тща тельного анализа. Скляров в качестве мэра – прогрессивно мыслящий, рачитель ный хозяин – являлся профессионалом высокого класса.

При этом Скляров не замыкался на каком-то одном виде деятельности. Бу дучи многогранной личностью, этот человек воспринимал жизнь во всей ее полноте, интересовался самыми разными вопросами жизни людей.

Раздел 3. На стыке времен Обычно все успехи нижегородской экономики 90-х годов связывают с именем Бориса Немцова, с его реформами. Во времена правления Немцова Нижний Новгород посещали Тэтчер, Мейджор и другие высокие иностран ные гости. В тот период развития нашей страны их визиты в основном можно рассматривать как своего рода инспекцию с целью проверить, правильно ли «делают демократию в России». Тем не менее была заложена основа притоку реальных инвестиций, способствовавших развитию экономики региона, и не посредственно заниматься этими сложными вопросами – по сути, становлени ем и превращением Нижегородской области в полноправного участника внеш неэкономической деятельности – довелось Склярову.

В то время администрация области в год принимала до двухсот делегаций стран всех континентов и очень активно развивала межрегиональные связи как со странами СНГ, так и с регионами России.

Помню, в одной из командировок в Брюсселе руководитель комитета ЕС по сотрудничеству европейских регионов попросил Ивана Петровича поделить ся опытом экономического объединения субъектов только что распавшегося СССР – задача построения единого экономического пространства в Европе в ту пору решалась сложно.

В период губернаторства Склярова наш город посетила королева Нидер ландов Беатрикс. Тогда королевство безвозмездно инвестировало 30 миллио нов долларов в нашу область. Иван Петрович лично проводил тщательнейшие переговоры с Энгерингом, заместителем министра экономики Нидерландов.

Голландское правительство помогало нам решать проблемы в области экологии и энергосбережения, сельского хозяйства, инфраструктуры. В общей сложно сти в рамках этой программы было реализовано 22 проекта – на Линдовской птицефабрике, Богородском кожевенном заводе, НМЖК, Большемурашкин ской котельной, Арзамасском мусороперерабатывающем заводе и др. Многие проекты получили развитие и широкое распространение: агентство региональ ного развития, энергосберегающая экологичная система уличного освещения Дзержинска, бутилирование минеральной воды и др. На этикетке воды «Саро ва» обозначено: «Сделано совместно администрацией Нижегородской области и правительством Нидерландов». Это следствие тех же инвестиций.

Иван Петрович был активным сторонником возрождения Нижегородской ярмарки, ее развития как рыночного механизма, вывода на международный уровень. При его участии разработаны и успешно реализованы выставки «Ве ликие реки» и «Россия единая», они и сегодня работают на пользу нашему ре гиону. В годы правления Склярова Нижегородская ярмарка принимала прези дентов России Б. Ельцина, В. Путина, глав республик и регионов.

Склярова нельзя назвать человеком западной ориентации, он не испыты вал особого пиетета перед Западом. В вопросе оценки эффективности различ ных экономических моделей он проявлял себя трезвым прагматиком, всегда опирался на мнение экспертов. Находясь в заграничных командировках, по хозяйски приглядывался к новым современным материалам, ресурсосберегаю щим технологиям. Иван Петрович в молодости служил в армии на территории ГДР. Когда мы были в Лейпциге, на пятилетии Лейпцигской ярмарки, на него нахлынули воспоминания. Особенно его удивляло, как там все быстро рекон струировали после объединения двух Германий.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Ирина Владимировна Колесова пенсионер, в 1991–1994 гг. – секретарь вице-губернатора Нижегородской области, в 1994–1997 гг. – ведущий инспектор приемной мэра Нижнего Новгорода, в 1997–2001 гг. – заведующая приемной губернатора Нижегородской области Глазами заведующей приемной Разговор с бессменным секретарем Ивана Петровича начался с подарков, на один из которых Ирина Владимировна обратила мое внимание в своей квар тире.

– Действительно ли Иван Петрович любил передаривать подарки?

– Широкий он был человек. Ничего у него не задерживалось. И когда уходил с поста губернатора, все подарки, что у него были, раздал сотрудникам и дру зьям. Разве что иконы себе оставил. У него как у губернатора была своя комната для отдыха, и вот однажды он распорядился, чтобы в этой комнате все время свечи горели, и сам их зажигал – он был человек верующий. А завели свечи по сле того, как митрополит Николай (Кутепов) к нему как-то зашел и по-отечески так пожурил: «Иван Петрович, у вас тут место присутственное, столько народу проходит, надо бы и христианский уголок сделать»...

В приемной первого вице-губернатора – Расскажите о тех днях, когда Скляров работал в должности вице губернатора.

– Мне довелось работать с Иваном Петровичем с самого начала его пребы вания в Нижегородском кремле и до конца. Тогда было время такое, что никто не знал, за что и браться. А Иван Петрович сразу же оказался на своем месте, поскольку он прекрасный хозяйственник и в отличие от других знал, что де лать. Борис Ефимович Немцов занимался политикой, налаживал внешние связи. А Иван Петрович всю хозяйственную деятельность взвалил на себя и самостоятельно «разруливал» тогдашнюю непростую ситуацию. Время было жуткое, собственных денежных средств у предприятий не было, вся оборонка встала, выкручивались на договорах… Раздел 3. На стыке времен – На бартерных договорах?

– Не столько на бартерных, сколько просто человеческих. С кем-то до говаривались: «Ты меня поддержи, потом я тебя поддержу». Не тот бартер, что «ты мне – я тебе», а как-то по-человечески. Люди шли ему навстречу. Он одного попросит: «Помоги этому», другого попросит: «Помоги тому», и – до говаривались.

Иван Петрович выплывал за счет своей дипломатичности. К примеру, собе рет он на совещание руководителей – сердитых, озлобленных, недовольных – и как-то с ними так переговорит и даст им возможность высказать наболевшее, что, глядишь, после совещания все вопросы решались сами собой. А на самом деле это он сумел все углы сгладить, всех заставить между собой договориться, и дело двигалось.

У других руководителей ведь стиль работы какой? «Это не мой вопрос, идите к такому-то…» Иван Петрович никогда так не поступал. Если его о чем-то про сили, он сам все решал, ни на кого не перекладывая. Если был вовсе не его во прос, он все равно давал совет, подсказывал, к кому обратиться. То есть помогал если не делом, то хотя бы словом.

По этой причине в приемной у него всегда толпилась уйма народа, прихо дили директора предприятий, руководители совхозов, главы администраций.

Иван Петрович работал с восьми часов утра, а заканчивал, бывало, и после двенадцати ночи. Соответственно и мы всем аппаратом уезжали не раньше.

На мою отповедь: «Приходите завтра» посетители не реагировали, ждали до последнего, к другим помощникам или замам не шли. «Только Иван Петро вич решит вопрос», – такова была их логика. Ждали его до глубокой ночи. И он на самом деле решал. Ненормированный был рабочий день, а зарплата – как у всех, даже ниже. Время-то было непростое. Помните, все было в де фиците, к нам приходили протестующие, гремел бунт курильщиков – такое наследие досталось Склярову, и он вместе с Немцовым из всего этого вы путывался.

С владыкой Николаем Фото Е. Ширяева Иван Скляров в воспоминаниях современников Оглядываясь назад с позиций настоящего времени, я хочу сказать, что се годня так работать никто больше не сможет. Лично я только соединяла по теле фону и никакие вопросы не решала, а возвращалась домой – и в лежку лежала, не могла ни есть, ни пить, такой бешеный был рабочий темп. Не я одна, все так болели, пока не втянулись.

Меня только удивляло: откуда он все это знает и умеет? Промышленность у нас большая, разносторонняя – и химическая, и оборонная… А он ведь из уездного Арзамаса приехал и сразу же смог с огромной областью управляться, как в своей собственной семье, все у него было разложено по полочкам: тут проявил твердость, там уговорил, со всеми сладил. Поражалась: надо же, какой талантливый человек – все умеет, все знает. Его ведь так же быстро приняли и в Москве. Во всяком случае я неоднократно соединяла его и с Гайдаром, и с Чубайсом, и с людьми из аппарата Ельцина, и он с ходу заговаривал с ними, как будто всегда в столице работал.

В приемной градоначальника – Когда Иван Петрович стал мэром, что-то в городе изменилось?

– Сразу все почувствовали перемены, все службы заработали слаженно, видимо, такого мэра давно городу не хватало, народ как-то вздохнул. Мно гие знакомые, работавшие в сфере коммунального хозяйства, даже у нас, в Приокском районе, говорили: «Иван Петрович молодец – как быстро все развернул». Работа хорошего руководителя как фонтан: начинается навер ху, а затем маленькими волнами расходится ниже и ниже, во все уголки и районы города, и если все слаженно сработано, это означает, что в городе единая власть. Сейчас, мне кажется, такой связи нет. Сейчас многое зависит от руководителей районов: один район лучше, другой хуже – ситуация не равномерная.

Вообще тандем Немцова и Склярова всех устраивал. Немцов был пар нишка совсем молодой и таким до сих пор и остался у многих в памяти, а Иван Петрович с самого начала воспринимался как солидный муж, который все знает, все понимает, всех рассудит – корифей. Они слаженно вместе ра ботали (а у Беднякова как мэра с Немцовым не сложились отношения, да и в городе похвастаться было нечем), и Борис Ефимович попросил Ивана Пе тровича «мэрить». Таким образом, их сложившийся тандем был перенесен на город и область.

– А каково Ваше мнение, почему Склярову удавалось находить с Немцовым такой контакт?

– Потому что у Бориса Ефимовича, и в этом он тоже большая умница, ни когда не было ревности. А ведь было с чего, потому что к нам всегда рекой шел народ. Директора предприятий, которые к Немцову в первый раз попали, вспо минали, что он им сразу же сказал, как отрезал: «Чего вы ко мне пришли? Что я в вашей промышленности понимаю? Я – физик, вы – директора, сами все решайте». Они поняли, что от него помощи не будет, и отправились к Ивану Петровичу.

Раздел 3. На стыке времен Дефолт 1998 года – Доводилось ли Вам видеть Ивана Петровича в критических ситуациях?

– Когда Скляров был уже губернатором, в стране произошел дефолт, а он в это время был в Москве. Стали ему звонить прямо в приемную Совета Федерации:

«Что делать: все предприятия встали!» Иван Петрович приказал собрать всех лю дей прямо в свою губернаторскую приемную и, как на селекторном совещании, стал всех успокаивать: «Ребята, помогайте друг другу, надо выпутываться сообща».

Сергей Васильевич Гладышев, директор департамента топливно-энергетического комплекса, взял тогда инициативу в свои руки, и они вместе «разрулили» тот затор.

А ведь поначалу чуть ли не драться собрались руководители между собой за каждый кусочек ресурсов. Я наблюдала за ходом этого совещания. Иван Петрович задаст какой-нибудь вопрос и замолчит, а они между собой начинают спорить, ссорить ся, жестикулировать. Тогда он их немного успокоит и продолжает дальше: «Сергей Васильевич, а каково ваше мнение?» Потом другого дернет: «А твое мнение ка кое, давай решать совместно, может, и ты чем-то поможешь?» Глядишь, а тот уже, смягчившись, отвечает: «Ну, ладно, я помогу». Получилось, что Иван Петрович, как дирижер, взмахнул руками, они пошумели, повозмущались и все по-доброму решили. После совещания все довольные: и те, кто цену поднял, и те, кто должен пользоваться этим бензином. А ведь он был в Москве и оттуда все срежиссировал.

Дипломат, ни дать ни взять, молодец. Так что я восхищалась и восхищаюсь Иваном Петровичем.

– Тяжело было с ним работать?

– Что вы! Это был удивительный человек. С ним даже при таком тяже лом ритме работы было интересно. Даже из отпуска люди с удовольствием на работу выходили, а помощники – так те и недогуливали своих отпусков.

А что дома сидеть-то? За работой веселей день проходит, не замечаешь, как уже и вечер… – Немцов говорил, что ярче Иван Петрович проявлялся в какой-то сверхсложной ситуации: взрыв или авария какая-то – и тогда он работал на полную катушку… – Возможно, Немцов в чем-то и прав. Приемная – это же как скорая по мощь. В подтверждение его слов хочу сказать, что Иван Петрович говорил, что бы мелкие вопросы помощники решали сами. А уж на серьезные, например, такие, как падение трамвая, он собирал совещание и разрешение ситуации дей ствительно находил мгновенно. Может быть, потому, что он в Арзамасе такую большую беду разрулил. В этом аспекте, наверное, Немцов был прав… «Не согласна я с Борисом Ефимовичем…»


– Немцов говорил, что под конец Склярову стало скучно работать, почему он, собственно, и проиграл выборы. Так ли это?

– То, что Скляров проиграл на выборах и вообще в конце срока начал «сда вать» и уставать, потому что ему стало скучно, в этом я с ним не соглашусь. Он Иван Скляров в воспоминаниях современников до последнего момента был уверен, что выборы выиграет. Я не политолог, но мое мнение таково, что люди, которые работали в его штабе, неправильно его информировали, успокаивали, расхолаживали, внушая ему, что по рейтингу он первый, а в действительности это было не так. Я согласна с мнением его совет ника Юрия Александровича Чечевичкина, который тогда сам специально выез жал в Арзамас, чтобы собрать мнения людей, на основании чего сделал прогноз, что, например, по Арзамасу Скляров явно проигрывает. Иван Петрович ему не поверил: «Не может быть, чтобы арзамасцы меня не поддержали». Он был уве рен, что Юрий Александрович ошибается. Но вот, как оказалось, именно там, где Иван Петрович был излишне уверен, его и постигла неудача.

То есть слова, что ему скучно было работать, несправедливы. К 2001 году, на против, у него все наладилось, у него даже с Путиным был очень хороший кон такт. Это вообще крайне редко, чтобы нашей областью в Москве так интересо вались. Из аппарата президента помощник к нам как свой человек приезжал.

В Совете Федерации его необычайно уважали, ему бы работать и работать. И мы все были уверены, что Иван Петрович не может проиграть. Невозможно было поверить в это.

А знаете, почему еще Немцов мог так сказать? Потому что самого Бориса Ефимовича в Нижегородской области не очень-то и знали. Когда ко мне при езжали друзья или гости из других городов и говорили: «Это надо же, какой у вас губернатор, на весь мир известный, Борис Немцов, как вам повезло», то я обычно отвечала: «Конечно, громкий, но не у нас, а в Москве и за границей».

Там его имя звучало, а здесь правил Скляров. Немцов здесь остался незамечен ным, и, может быть, именно из-за этого у него на Ивана Петровича осталась какая-то обида. Может, и была какая-то ревность.

– В чем же тогда, на Ваш взгляд, причины проигрыша Ивана Петровича?

– Причин много, но главное, я думаю, это неэффективная работа предвы борного штаба. Буклетики штаба были какие-то невыразительные, фотографии неудачно подобраны, и какое-то все не такое было, серое. Быть может, поэтому у кого-то такое мнение о последних годах жизни Ивана Петровича сложилось.

– Кстати, в ту же предвыборную кампанию был пущен слух о том, что Скля ров – выпивающий человек… – Это неправда. Иначе когда бы он тогда успевал столько работать? Он выпи вал меньше, чем все, и не то чтобы очень этого хотел, а у нас уж так было принято, что на заключении договоров всегда был какой-нибудь аперитив. Люди выпивали один раз, а потом приходили с этими рюмками к Ивану Петровичу – один, пятый, десятый, давайте со мной выпьем. Он же один, а их всех сколько! Поэтому-то он и выпивал больше, чем все, а поскольку не всегда успевал пообедать, то и хмелел быстрей. Но хотя он и бывал навеселе, ум никогда не терял и выпивши бывал трез вей всех трезвых. Чтоб сознание терял, такого на моей памяти вообще никогда не было. Все это было выдумано людьми недоброжелательными, будто он пьяница и алкоголик. Такое мое мнение. Ну, так уж сложилось, наш русский менталитет такой: если решается какое-то важное дело, что же я, чаем буду гостей поить?

– То есть Вы считаете, что во второй период своего губернаторского срока Иван Петрович работал не менее интенсивно, чем раньше?

– Такой же энергичный он был, такой же деловой. Даже, напротив, был чрезмерно оптимистичен. Раньше мы работали, а весь бюджет уходил от нас в Раздел 3. На стыке времен Москву. Потом уже часть его в область возвращалась. Он же добился в Совете Федерации того, чтобы мы сразу получали свои деньги, а ту часть, что нужно, отправляли в Москву. Мы только-только начали жить лучше, все у нас стало получаться. А когда человек делает свое дело хорошо, как можно его снимать с должности или потерять на выборах? Я думаю, что у него примерно такая была логика. То есть на самом деле причины поражения на выборах, скорее, были прямо противоположными – излишняя самоуверенность. Причем не только у него самого. Очень многие были удивлены, когда Иван Петрович проиграл.

Это был шок.

И время было выбрано, как назло, неудачное – лето. Все были на дачах, и на выборы пришли одни только дисциплинированные коммунисты, которым Ходырев пообещал золотые горы и которые за него голосовали, думая, что им, как при социализме, все будет бесплатно и опять всем поровну.

Сильным ударом для Ивана Петровича накануне выборов стала смерть ми трополита Николая. Он воспринял это как потерю родного отца, очень пере живал, что случилось это прямо накануне его дня рождения (22 июня), ведь митрополит умер вечером 21-го. Он называл владыку «батя».

Когда митрополит приходил к нему в кабинет, Иван Петрович всегда его чаем с печеньем угощал, обращался к нему как к родному отцу – такие тро гательные были у них отношения. Они были оба замечательные люди, что и говорить… Конечно, к нам часто приходил и мусульманский лидер, и габай нижегородской синагоги, и с ними Иван Петрович тоже уважительно, друже любно беседовал, но задушевные разговоры он вел только с владыкой Никола ем. Поэтому потеря эта, конечно, тоже подорвала силы Ивана Петровича. Для всех это была большая трагедия. Кажется, и природа вся переживала – у нас же смерч по мосту прошел, дополнив одно горе другим.

«Правда-матка» пенсионерки – Ирина Владимировна, не хочется говорить только о грустном, расскажите, пожалуйста, и о каком-нибудь забавном эпизоде. Иван Петрович ведь был жизне радостный человек?

– Вот один такой забавный случай. В доме, где живет моя мама, одни ветераны пенсионеры. Были там, конечно, и ярые коммунисты, были и те, кто за Ивана Петровича стоял горой. Там жила одна старушка, Надежда Ивановна, которая любила «жареные» новости и читала исключительно желтую прессу (другую не признавала). А про Ивана Петровича много тогда «Новое дело» грязных статей написало, обыгрывали вперемежку с ложью реальные случаи из его жизни. И вот она начиталась этих газет, а затем, наспорившись с теми, кто с ней был не согла сен, уперлась в своем мнении и заявила всем: «Я пойду на встречу с ним как с кан дидатом и лично ему выскажу, что такому человеку губернатором быть не место».

Как я ни убеждала ее: «Надежда Ивановна, не ту прессу вы читаете, посмотрите на дела», она уперлась: «Я верю прессе». Ну, ладно, веришь – так верь. И вот пришла она на предвыборную встречу к Ивану Петровичу, прослушала всю информацию и, как закончилось мероприятие, пошла выяснять с ним свои отношения. Настиг ла она его, охранников оттолкнула и давай ему правду-матку в лицо:

Иван Скляров в воспоминаниях современников Среди народа...

Фото С. Лозинского – Иван Петрович, хочу Вам сказать свое мнение о Вас.

А он так приобнял ее, как свою любимую тещу, и говорит:

– Ну, слушаю я Вас, моя дорогая, только я очень устал… давайте поскорее.

И тут она ему вместо критики и говорит:

– Ой, какой же Вы хороший человек, пресса всякие гадости про Вас пишет, но я вижу, что Вы человек не такой.

За секунду он ее – раз, и на свою сторону склонил, в жизни она увидела со вершенно другого человека, нежели в газетах читала. И с того момента она стала такой же его горячей сторонницей, какой была ярой противницей. Вроде и не смешной случай, а все равно забавный и показательный.

Он вообще обладал большим обаянием. Умел коротким разговором любо го человека к себе расположить. Чрезвычайно интересный человек был Иван Петрович, неравнодушный к жизни.

«Жалко его очень…»

– А что было после его проигрыша на выборах?

– Насчет других не знаю, а нас с Татьяной Никитиной он пообещал тру доустроить, но мы это сделали раньше. В то время он и сам был не устроен.

Если помощники все уходили, то нас никто не увольнял. Мы достались «по наследству» Ходыреву, поскольку наша категория по штатному расписанию не подлежала замене. Мы с Татьяной могли бы работать и дальше, но нам ста ло скучно – тишина и покой. Мы поняли, что, наверное, тут лишние.

Кстати, знаете, чем еще Иван Петрович был хорош? Тем, что он, как в Япо нии, старое не отрицал. Например, японцы к старому работнику на то время, которое осталось ему до пенсии, «прикрепляли» молодого. Тот перенимал опыт, учился, набирался мудрости, и только после этого старый уходил. А молодой оставался, вобрав опыт старого работника и приплюсовав свой. Вот у Ивана Раздел 3. На стыке времен Петровича была эта преемственность. Когда он работал уже губернатором, то никогда никого не увольнял. Никому не сказал, что будет работать со своей командой. Он говорил: «Хочешь работать со мной – работай, не хочешь – не держу». Он ценил специалистов. Новые ведь будут заново изобретать тот же ве лосипед. И аппарат будет буксовать, пока не наберется опыта.

Многие, встречая меня, спрашивали: «Как там Иван Петрович?»

Я отвечала: «А что ж вы сами-то его не разыщете, не спросите у него само го, как он и что?» Но в любом случае то, что люди интересовались, спрашива ли о нем, – свидетельство того, что о нем осталось хорошее мнение. Тот кусок жизни, когда мне пришлось работать с Иваном Петровичем, – самый светлый.

Сейчас жизнь скучная, серая, неинтересная, хотя у меня и достаток есть, и быт вроде наладился, но как-то все не так.

Так что как звездочка его жизнь пролетела и всем дала свет и тепло.


Я часто на его могилу хожу. Хорошая там фотография, теплая. И такой он на ней добрый. Жалко его очень.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Борис Иванович Мохов пенсионер, Почетный гражданин Нижнего Новгорода, в 1991–1999 гг. – заместитель губернатора Нижегородской области, директор департамента по труду и социальной защите населения Все принимал близко к сердцу* – Борис Иванович, Вас можно назвать аксакалом нижегородской политики. Вы много про нашу власть всего знаете. Расскажите, в чем была специфика работы при Немцове, когда Скляров был вице-губернатором?

– Этот тандем был наиболее удачным, потому что Борис Ефимович жизнь, практику знал слабо, но он сильный политик. И он занимался по литическими делами, международными, завоевывал, так сказать, авторитет для области у Запада. А Иван Петрович – тот был «на хозяйстве». Немцов с ним очень считался, понимал все его сильные стороны. Помню, в самом начале наш отдел социального обеспечения облисполкома был ликвидиро ван, объединили нас с департаментом здравоохранения (как сейчас в Феде рации). Месяца три так было, потом я прихожу к Склярову и говорю: «Пет рович, я не возражаю, вместе так вместе, мне все равно, лишь бы работа шла. Но смотри, что получается: в здравоохранении проблем очень много, в соцзащите сегодня тоже самые острые вопросы стоят. Это две самые болез ненные структуры, в результате их объединения прореха возникает, ее ни кто не заткнет». И Иван говорит: «Ты здесь, пожалуй, прав». Переговорил с Немцовым, вернули все на круги своя. Наш департамент остался само стоятельным, здравоохранение – тоже. Потом меня ввели в состав Малого совета по социальной политике (был такой при правительстве России, и Юрий Яров был руководителем). Нас человек тринадцать было: из Новоси бирска, Москвы, Питера... И вот я, директор департамента, иду в Белый дом, а меня не пускают: надо было пропуск выписывать заранее. А заместители гу бернатора свободно входили. Я говорю: «Иван Петрович, мне даже неловко, там заместители губернаторов все, один я – директор департамента». Он – к Немцову. Сразу подготовили распоряжение, и я тоже оказался в ранге заме стителя губернатора.

* Последнее интервью Б. И. Мохова.

Раздел 3. На стыке времен – Как Иван Петрович Вашу работу поддерживал?

– Он понимал, что соцзащита – это самое главное. Тогда ведь ситуация какая была: всерьез с губернатором обсуждали, где ставить солдатские кухни. Понят но: на площади Минина, где еще? Мы не исключали, что люди от этой шоковой терапии гайдаровской будут падать в голодные обмороки. Запасов хлеба в обла сти не было… Вот и думали, что солдатской кашей народ кормить придется. Это всерьез обсуждалось на самом высоком уровне. Слава богу, не дошло до этого.

К власти не рвался – Как дальше Ваша совместная работа складывалась?

– Иван Петрович очень быстро ушел на город, стал мэром Нижнего. Он, насколько я его знал, никогда не рвался во власть. Мы знаем, многие по трупам шли, чтобы обеспечить себе карьеру. У него же сама собою карьера получалась.

Ведь он стал вице-губернатором, практически выполняя партийное поручение, когда Беднякова отправили в отставку.

Нижний – это же основа основ. Губернатор уговорил Ивана Петровича идти главой администрации города. Скляров, на мой взгляд, был одним из лучших градоначальников. Если говорить по большому счету, это его должность – гра доначальником быть. Он утром встал часов в 6–7, объехал город, все помой ки посмотрел, транспорт, улицы и в 9 часов собирает уже глав администраций районов, начинает их «жучить», потому что лучше них уже все про город знает.

А когда Борис Ефимович уходил в правительство, собрали небольшую груп пу глав администраций городов области, человек 8–10. Я в том числе принимал участие в этих делах. Кого рекомендовать на должность губернатора? Практи чески было две кандидатуры: Лебедев Юрий Исакович (он был уже в это время вице-губернатором) и Скляров. Ну, судили-рядили и пришли к выводу, что Ле бедев – не проходной. Единственный, кто может пройти, это Иван Петрович:

День Победы Фото Б. Шемякина Иван Скляров в воспоминаниях современников у него как у мэра авторитет большой. Так он сначала стал исполнять обязан ности губернатора, потом уже выбран был. А на второй срок, на мой взгляд, он вообще не хотел идти. У нас с ним доверительные отношения были. И я ему говорю года за два до окончания срока: «Батька, ты профукал уже следующие выборы. Ты ничего не предпринимаешь, чтобы на выборы идти». А он показы вает на свой стул и говорит: «Кому надо вот это кресло, ради бога, пусть идут и занимают. Я совершенно спокойно к этому отношусь». Ну, его потом уже уго ворил Сергей Кириенко со своей командой. И просвистели, потому что заранее не было приготовлено базы. Да и штаб был очень слаб, из этого молодняка. Я, когда бывал в районах, там плевались, говорили: ну, приедут из города ребята, сверху на нас поглядят – и восвояси. А как же мы все, коренные? Что, у нас людей нет, чтобы штабы возглавить?» Я ему опять говорю: «Иван Петрович, все же профукаешь». Он в ответ: «Так у них деньги, а у меня ничего».

Вспоминая все это, я снова думаю, что Иван не рвался сам к большим долж ностям, к большой власти. Наверное, было ошибкой, что он и на первый срок губернаторский пошел, потому что, во-первых, его уровень – это градоначаль ник. Во-вторых, когда он в большую политику влился (а губернатор – фигура политическая), то не всегда правильно себя вел, не все у него складывалось.

– А почему в должности губернатора не все нормально получалось? Из-за осо бенностей его характера?

– Конечно, из-за характера тоже. Он же человек очень откровенный, всегда говорил то, что думает, а в политике так нельзя. Политик одно говорит, думает по-другому, а делает и вовсе иначе. Ну, не умел он вести эти политические игры.

Он вообще очень порядочный, незлопамятный был человек, каких мало, никог да никому не мстил. Хотя все мы люди, ошибки у него, как и у других, были...

Иван Петрович отбирал наилучшее, что было в советской системе: это и ра бота с кадрами, и поддержка села, и забота о социальной защите населения – все это у него так и осталось.

«Труба дымит – можно и социалку решать»

– Он и промышленности уделял много внимания?

– Разумеется. Как-то раз у нас с Борей Немцовым вышел спор, я высказал ему нашу общую с Иваном Петровичем позицию по поводу возрождения про мышленности: «Борис Ефимович, как вы знаете, кадры решают все. А у нас за воды фактически стоят, надо бы как-то договориться с директорами и начинать подбирать на заводы менеджеров – умных молодых парней».

Он лишь отмахнулся: «Ну их, этих красно-коричневых директоров». Тогда я ему отвечал примерно следующее: «Мы должны шапку снять перед этими красными директорами: они в свое время делали большое дело. А что они де лали так, как их учили, – в этом их винить нельзя. Их ведь учили чему? Уметь организовать производство «за забором», без оглядки на окружающую действи тельность. Директору давали фонд заработной платы, фонд материалов, у них был план, был генеральный заказчик, а куда сбывать продукцию – их это не Раздел 3. На стыке времен касалось. Сегодня задачи совершенно другие, сегодня главное – понять, кому нужно то, что ты производишь, и как это выгоднее продать».

Мы убеждали Немцова перешагнуть через «не хочу» и сказать искреннее спасибо этим директорам, а самому начинать подбор молодых, энергичных менеджеров. Самим директорам, как мы считали с Иваном Петровичем, надо было давать зарплату в два раза больше той, что они получали, лишь бы они оставались при заводе как консультанты, как советники новых менеджеров, ко торые принимают решения.

К сожалению, вплоть до прихода Склярова на пост губернатора в 1997 году никто по существу этот вопрос не решал. Один только раз Борис Ефимович приложил усилие, когда отстранил Бориса Павловича Видяева от руководства автозаводом и внедрил туда Николая Андреевича Пугина, который, пожив и поработав в Москве, научился думать по-новому. Это спасло завод. А других примеров я что-то не вспоминаю. То, о чем я с Немцовым тогда говорил, было основано на нашей общей с Иваном Петровичем позиции: мы же с ним старые заводчане. Он любил повторять: «Нас кормит заводская труба. Труба дымит – значит, все в порядке, можно и социалку решать...»

– А какая социальная ситуация была в области, когда Скляров принял штурвал?

– Тяжелейшая. Это сегодня, когда у нас 80 миллиардов бюджет областной, мы судим-рядим: на инвестиции столько-то, на село столько-то. А когда Иван Петрович стал губернатором, областной бюджет был консолидированным, где то 16–18 миллиардов. Делить-то нечего было. А еще эти жулики московские придумали взаимозачеты, мол, денежной массы нет. Взаимозачеты – это же жульничество. Платить зарплату учителям, врачам нечем было. Пенсии выпла чивались с отставанием месяца на два. Детские пособия, эти копейки семидеся тирублевые, задолжали года за три. Мамаши ходили, плакали. На 500 с лишним миллиардов рублей долгов накопилось. Тяжелейшая, повторю, была ситуация, и, конечно, Иван Петрович со своим умением сострадать, переживать подо рвал свое здоровье. Вот сидим мы с ним, думаем: что делать с пенсионерами?

Обсуждение бюджета Нижнего Новгорода.

Слушая соратников...

Фото Б. Шемякина Иван Скляров в воспоминаниях современников Они идут: «Хлеба не на что купить, вы мне второй месяц пенсию не даете». Мы понемножку давали денег в районные фонды соцзащиты, наподобие кассы взаимопомощи. Потом пошли на то, чтобы пенсию выдавать в два раза – аванс и подотчет. Детские пособия тогда выдавали за счет предприятий. Мы приняли решение выплачивать детские пособия через соцзащиту, то есть мы на себя взя ли все долги. Искали всякие схемы, чтобы смягчить ситуацию.

А как рабочий день начинался? Утром – в Кулебаках забастовки (рабочим не платят зарплату, учителям, врачам), днем – в Выксе, вечером – в Павлове, везде... И распределяем, кто куда едет, чтобы встречаться с народом, разговари вать, находить компромисс.

Иван Петрович все близко к сердцу принимал. Радовался, когда удавалось решить какую-то проблему хоть частично.

– Какие его действия по линии соцзащиты Вы считаете наиболее удачными?

– Должен без лукавства сказать, что, несмотря на все трудности, наша ни жегородская соцзащита в то время вышла на первые рубежи в России. К нам всегда ездили изучать опыт, семинары всякие проводились. Иван Петрович в этом вопросе был, что называется, в коренниках. И когда мы что-то придумы вали, чтобы смягчить ситуацию, в первую очередь советовались с ним. И всегда находили поддержку.

Мы, например, пошли по пути создания домов милосердия. Это тоже непро стое дело: когда бюджета нет, создавать дома милосердия для стариков. Почти в каждом районе сумели это сделать. Когда я принимал отрасль, у нас в области было 16 социальных учреждений. А Геннадию Александровичу Суворову сдал уже 168. Считаю, нам удалось сформировать отрасль.

Прежде всего о пожилых людях думали. Иван Петрович очень хорошо эти проблемы понимал: дети (в основном в сельской местности), уезжая в город, бро сают своих родителей. А бабушки эти выработались, это не вина их, а беда. Замуж не вышли, мужей и женихов во время войны выбили всех, вот они и «волтузи ли» практически бесплатно по 40–50 лет в колхозах, кроме резиновых сапог, в В доме милосердия.

Городецкий район Фото С. Лозинского Раздел 3. На стыке времен жизни ничего не видали. И вдруг... Снова перестройка! Домушки их развалива ются. Конечно, можно махнуть рукой и сказать: «Не до вас, бабули, у нас вон сколько проблем!» Но мы с Иваном Петровичем по другому пути пошли: стали создавать районные дома милосердия. Чтобы там старики жили в нормальных, достойных условиях. Для ребятишек брошенных – то же самое: детские реаби литационные центры, приюты...

Хотя в целом, повторю, период был очень тяжелый. Мы систему соцза щиты выстраивали, по сути дела, путем латания дыр, потому что бюджет был нищий. И общая ситуация с зарплатами, пенсиями, пособиями все время была тревожной. Тогда даже не стоял вопрос повышения заработной платы врачам, учителям и другим... Тогда важно было получить хоть те копейки, которые заработаны! А мы не могли их выдать своевременно. Эта ситуация была не только нижегородская, она была общероссийская, общегосудар ственная.

О выборах – На этой волне накопившегося недовольства он, видимо, и проиграл выборы в 2001 году?

– Конечно, это повлияло. У нас всегда все неудачи списывают на руко водителя, на того, кто рядом. Кстати, еще о первых выборах. Тогда ведь они вместе с Ходыревым вышли во второй тур. И поскольку Иван Петрович в первом туре не победил, он решил снять свою кандидатуру. Мне звонит Иван Карнилин: «Борис Иванович, беда. Скляров сейчас идет на телевидение сни мать свою кандидатуру». Через несколько минут звонит Горин, он был тогда градоначальник: «Борис Иванович, он нас не слушает». – «Где он?» – «Дома». Я ему звоню домой: «Иван Петрович, нам надо встретиться». Он поупирался не много, потом говорит: «Ну ладно, приходи ко мне в два часа». Я пошел к нему. И стал невольным свидетелем его телефонного разговора с Чубайсом (он был тогда первым заместителем председателя правительства). Скляров говорит: «Анато лий Борисович, я снимаю свою кандидатуру с выборной гонки». – «Почему?» – «Потому что с той стороны, с ходыревской, едут эшелонами (а приезжали агити ровать секретари обкомов, депутаты), а меня бросили одного. Более того, Юрий Исакович, вице-губернатор, мне каждый день по телевизору ножик под ребро вставляет»... Обсудили… «Ну, Анатолий Борисович, – говорит, – только тебе верю… Что надо сделать?.. Надо, чтобы Лебедева сейчас отсюда отослали на две недели».

Лебедева тогда вызвали в администрацию президента и послали куда-то в Киров или еще куда, не могу сказать. Я остался тогда на хозяйстве. Лебедев во время выборов исполнял обязанности губернатора, а я – вице-губернатора.

Тогда с активом своим, с главами администраций встретились. Они спраши вают: «Что делать?» – «А делать, – говорю, – одно: Иван Петрович должен стать губернатором». И за эти две недели мы ситуацию переломили, уговори ли его, чтобы не снимал свою кандидатуру. Может, с сегодняшних позиций мы это зря сделали, потому что загубили Ивана. Он же здоровый мужик был, а ушел так быстро в мир иной...

Иван Скляров в воспоминаниях современников В президиуме праздничного заседания Фото Б. Шемякина – А на вторых выборах?

– Нашей команды не было, все было сформировано Сергеем Кириенко из молодых ребят. Я сразу почувствовал: дело проиграно. Иван этот проигрыш, ко нечно, тяжело пережил. И инсульт его хватил очень основательно после выборов.

Я его тогда встретил в Зеленом Городе, он там проходил курс реабилитации, еле двигался. И, наверное, он напрасно после реабилитации снова на выборы по шел, в Законодательное собрание. Работал бы себе на хозяйственной работе, и все. Но у него, видимо, общественная жилка требовала такой работы, да и оби да была, конечно. Я по себе знаю: это очень обидно, когда стараешься, а тебе вдруг отказывают в доверии.

Конечно, хотелось реабилитировать себя, поэтому он и пошел в Законода тельное собрание. И еще, чтобы показать, что, выбрав Ходырева, область до пустила ошибку. С приходом Ходырева область потеряла четыре года. Теперь в этом нет сомнения. Я перед выборами много выступал, встречался с людьми в районах и всегда говорил, что можно Ходырева избрать, но ведь это потеря вре мени. Давайте смотреть: он был первым секретарем обкома партии, а что сделал в области? Ни шиша! Больше того, когда партию разгоняли, его инструкторы, бедолаги, еле спаслись, потому что их с автоматами из обкома выгоняли, а он в это время на юге пупок грел на солнышке. Мол, билет не мог купить домой...

Чепуха же все это.

Ну и последнее. Гуля на меня обиделась тогда здорово. Я при ней процити ровал одного классика: «Крепка семья – крепка держава». И продолжил: «Ког да я прихожу в кабинет к Ивану Петровичу, у него на столе стоят портреты пре зидента Путина и жены Марии Владимировны. А Ходыреву сколько портретов ставить надо?» Это, конечно, им обидно было.

Остался в Нижнем – Анатолий Авдошин, друг детства Ивана Петровича, сказал, что в последние годы Склярова трижды приглашали в правительство, но он все три раза отказы вался.

– Это в его духе, и я этому охотно верю. О мотивах отказа могу судить по себе, поскольку меня тоже трижды приглашали в Москву. А теперь считаю, что я счастливый человек, что не согласился. Потому что я знаю тех ребят, которые Раздел 3. На стыке времен туда поехали, – все они оказались там чужими. А здесь я – свой. Мы здесь жизнь прожили. Поэтому я думаю, что и Иван Петрович такого же мнения был.

К слову сказать, когда Боря Немцов в Москву уходил (а между нами добрые отношения были), мы сидели с ним целый вечер и толковали.

Я говорю ему: «Боря, не лукавь, ведь ты же мыслишь себя в будущем пре зидентом? Работая в такой области, как Нижегородская, лет через 10–15 ты мо жешь на это рассчитывать. А если в Москву попадешь, то ты – политический труп. Потому что ни завтра, ни послезавтра в России лучше не станет. Ельцин отвечать ни за что не будет. Он будет вас, мальчиков для битья, подставлять и «выпинывать» одного за другим».

На это Немцов мне привел такую же версию объяснения своего поступка, которую впоследствии описал в своих воспоминаниях: мол, Татьяна (Дьяченко, дочь Ельцина) целую ночь в Нижнем ревела-плакала, упрекала, что все от отца отказываются.

Но я, честно говоря, мало в эту версию верю. Боря не из наивных, он умный парень. Он просто напугался той ситуации, которая к тому времени сложилась в области, когда нечем было платить зарплату, детские пособия, пенсии. Быва ло, придешь к нему, расскажешь о нуждах народных, а он за голову схватится и запричитает: «Какие сволочи там, в Москве, сидят, денег ни на что не дают!»

Думаю, что он тогда просто напугался. Ведь на весь мир уже раззвонили, что Нижегородская область – столица реформ, а результатов-то – никаких. Имен но поэтому он и ушел в Москву. Ведь если бы он задержался в Нижнем еще не которое время, то все это ударило бы по нему как по руководителю. А так удар принял на себя Скляров. Он вообще крепкий очень был, Иван Петрович… Боря Немцов однажды, когда Склярову вручали орден Мужества, признался: «Я за Иваном Петровичем как за каменной стеной». А потом поправился и говорит:

«Не за каменной, а за железобетонной. Чувствую себя спокойно, потому что весь этот воз – область – везет на себе он». Такие слова дорогого стоят… Иван Петрович по натуре был очень добрый, порядочный человек и не конфликтный. Очень любил Нижний Новгород, сросся, можно сказать, с ни жегородской землей, корни пустил.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Борис Ефимович Немцов член политсовета СПС, в 1991–1997 гг. – губернатор Нижегородской области, в 1997–1998 гг. – первый заместитель, затем заместитель председателя правительства Российской Федерации, в 1999–2003 гг. – депутат Государственной Думы РФ, руководитель фракции, лидер партии «Союз правых сил»

Он звал меня «батькой»… – Борис Ефимович, расскажите, пожалуйста, как Вы познакомились и стали работать с Иваном Петровичем Скляровым.

– С Иваном Петровичем мы проработали вместе с 1991 по 1997 год.

Для нашей страны это был одновременно и романтический, и драматиче ский период. Масштабы проблем, которые стояли перед страной и областью в момент развала СССР, были, наверное, такими же, как после Октябрьской революции или Второй мировой войны. Коммунистическая конструкция рух нула быстро: появились талоны, очереди, нехватка продовольствия, реальная угроза голода и холода, чего, кстати, Иван Петрович особенно боялся. Он мне все время говорил такую вещь: «Борис, ты еще молодой, а в жизни есть всего две проблемы: это как не умереть с голоду и как не замерзнуть».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.