авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«Правительство Нижегородской области Иван Скляров в воспоминаниях современников Нижний Новгород Издательство «Кварц» ...»

-- [ Страница 6 ] --

Ко времени избрания Ивана Петровича на пост губернатора ситуация в области была накалена до предела. Мы с ним приходили утром на работу, а у здания областной администрации уже стояли сотни людей с очередными ло зунгами протеста. То митинговал завод «Электромаш», то профессиональные союзы (медики, врачи, учителя), то приезжали из районов области. И каждый день Иван Петрович или со мной, или с другими своими помощниками и за местителями выходил к народу, в самую толпу, выслушивал, брал на себя обя зательства разобраться – и разбирался, и принимал меры, но кто знает, чего это ему стоило!

Когда ты видишь перед собой плачущую старушку (нет денег на хлеб) или растерянного молодого человека, который не может найти работу, то это вы зывает сильное ответное чувство, душевное напряжение. Чего мы только не придумывали: размещали людей в пионерских лагерях, подкармливали за счет каких-то областных источников, собирали автобусы и на них развозили лю дей на работу, потому что у них денег не было даже доехать туда. Люди начи нали растаскивать колхозную собственность, предприятия, и нам приходилось принимать против этого меры, хотя мы и понимали, что им надо было как-то выживать. Интеллигенция подалась в торговлю. Чтобы прокормиться, даже профессура занялась приусадебным хозяйством. Само это чувство, что мы не можем народу предложить никакой перспективы, было тяжелым и омерзитель ным. Вся эйфория прежних лет исчезла, а вот накопившийся негатив свалился – на кого? На первое лицо области, на Ивана Петровича.

Думаю, что в этой ситуации ему вновь пригодились те качества, которые он блестяще продемонстрировал при ликвидации последствий взрыва в Арзамасе.

Не дрогнул, а начал, как и в 1988-м, методично все собирать, возрождать, вос станавливать. Каждый день до позднего вечера у него – очередь в кабинет: кто с предложениями, кто с просьбами. И он во все старался вникать, все жестко ставить на контроль, оказывать возможную помощь.

При нем постоянно принимались программы развития: промышленности, сельского хозяйства, культуры, здравоохранения, пенсионного обеспечения.

Советский-то опыт планирования уже стал забываться, а у Склярова (почти у первого в России) вновь появились программы, вначале на год, потом «третье срочные», потом концепции стратегического планирования развития области.

В этих программах впервые содержались не столько концептуальные прогнозы и директивы, сколько набор конкретных мер, чтобы ситуация в области сдви нулась в лучшую сторону. В подобном подходе чувствовался человек старой школы, который не понаслышке знал народные нужды, а понимал, что если ты сегодня решишь ту или иную конкретную проблему, то в результате общая ситуация через какое-то время изменится к лучшему.

Раздел 5. Губернатор В отличие от подходов начала 1990-х годов, когда идея обгоняла практику, у Ивана Петровича основной упор был именно на практическую реализацию. В ре зультате, когда в 2001 году Скляров уходил в отставку, социально-экономические показатели Нижегородской области существенно отличались от аналогичных по казателей по состоянию на 1997 год. Экономика региона была еще слабой, про блем было более чем достаточно, но зарплата почти нигде не задерживалась, по социальным показателям мы находились в первой десятке субъектов Российской Федерации. А самое главное, к людям начала возвращаться вера в то, что власть знает, куда вести. Наконец-то забрезжил свет в конце тоннеля. Однако, факт остается фактом: позитивные процессы были только в самом начале развития.

Как мы начали вместе работать Скляров, отдавший многие годы работе на промышленном производстве, в то же время хорошо разбирался в проблемах сельского хозяйства. Когда он гово рил о глубине температурного режима земли, то окружающие удивлялись: откуда у него такие знания? Ивана Петровича уважали и аграрии, и промышленники.

Когда Немцов уходил с поста губернатора, всем было ясно, что Скляров – пер вая кандидатура на его место. Ведь Склярова поддерживала вся область.

Тем не менее промышленники, обговаривая с ним вопрос о его избрании на пост губернатора, поставили свои требования, при соблюдении которых они га рантировали поддержку. Главное условие выставила Ивану Петровичу Ассоциа ция промышленников и предпринимателей Нижегородской области: назначить первым заместителем губернатора представителя промышленного комплекса (как минимум директора крупного предприятия), учитывая тот факт, что в нашей области индустрия играла одну из ведущих ролей. У него не было никаких воз ражений, поскольку он тоже считал, что программа развития промышленности должна стать одной из приоритетных в деятельности нового губернатора.

Потребность в этом после эпохи, когда развивалось в основном малое пред принимательство, была необычайно остра. Промышленники предложили мою кандидатуру. Я в то время был директором Нижегородского телевизионного завода («НИТЕЛ»). Мне было 47 лет. Таким образом, решение, которое при няли более 100 директоров нижегородских заводов, положило начало нашей совместной со Скляровым работе.

Я считаю, одна из главнейших заслуг Ивана Петровича состоит в том, что несмотря на произошедший дефолт, объем промышленного заводского произ водства начал подниматься уже с конца 1998-го – начала 1999 года.

О команде В большой степени успехи Склярова были обеспечены высокопрофессио нальной деятельностью его команды, о чем и сам он никогда не забывал. В прессе приходилось читать, что, придя губернатором, Скляров набрал в команду Иван Скляров в воспоминаниях современников серых, заурядных людей. А я скажу, что все эти люди были лидерами, каждый в своей сфере.

То, что сельское хозяйство в тот сложнейший момент начало понемногу ожи вать, это заслуга не только Ивана Петровича, но и Бориса Васильевича Сметова, одного из лидеров в аграрном секторе. Финансово-банковской сферой в команде Склярова занимался Станислав Олегович Рыбушкин, образованнейший человек.

Именно благодаря ему мы подготовили почву для выплаты еврозайма, сумели под нять на эти средства целый ряд предприятий. И кто бы что ни говорил (по чисто политическим мотивам), еврозаем сыграл роль крайне важную для области. Или взять Александра Алексеевича Серикова. По знанию Нижнего Новгорода и обла сти, их истории и культуры это авторитет до сего дня. Не случайно он неоднократ но избирался депутатом ОЗС от Нижегородского, центрального района города, в котором очень непросто переизбираться, поскольку здесь живет элита. А Михаил Леонидович Теодорович? Экономист, талантливейший человек, который всегда имел свое собственное мнение, умел его отстаивать: мы спорили, но всегда нахо дили конструктивный механизм решения той или иной проблемы. А Мохов? Это же глыба. По сути, создатель социальной инфраструктуры области. Владимир Ни колаевич Горин – строитель, дорожник, профессионал, каких еще надо поискать.

Вот что такое команда Склярова, она вся состояла из очень ярких, сильных управленцев. Почему же команду Склярова неоднократно ругали в средствах массовой информации? Потому что она была сильная. Мы же стали реально управлять областью, а это многим не нравилось.

Никто из его команды не потерялся, все работают сегодня на крупных, от ветственных должностях: талантливые люди всегда востребованы. Где сейчас команды многих других руководителей? Мы же до сих пор дружим, продолжа ем выполнять задачи, которые ставил перед нами еще Иван Петрович.

Стиль работы Атмосфера в нашей команде была очень теплая, доверительная. Конечно, чего только не было за четыре года совместной работы! И Скляров нас, быва ло, журил, и мы его иногда критиковали. Но прошел еще один губернаторский срок, и у нас появилась возможность оценить итоги работы Ивана Петровича.

Мотивация многих его поступков прояснилась, тем более если учесть, что нам действительно досталось не самое простое время.

Иван Петрович был настоящим трудоголиком. Работал целыми днями, а мог просидеть на работе и всю ночь. Регулярно посещал промышленные и сельско хозяйственные предприятия и выезжал в районы. По два-три района каждую неделю! А это подразумевало подготовку к посещению, анализ ситуации, по иск решений, с помощью которых можно было бы немедленно, сегодня по мочь тому или иному предприятию, району. Отсюда и график: начало работы в восемь – восемь тридцать, завершение – примерно в двенадцать часов ночи ежедневно (и в субботу, и в воскресенье).

Если у кого-то действительно наболело, то он мог попасть к Склярову на при ем в тот же день. Может, конечно, в этом и было некое нарушение субординации, Раздел 5. Губернатор но в результате человек понимал, что власть доступна, что власть в лице губер натора его слышит, и если не может помочь, то это не от нежелания, а оттого, что не хватает возможностей.

С высоты прожитого образ Склярова теперь наполняется новым содержани ем: он предстает высокопрофессиональным, одаренным, мыслящим руководи телем, заслуживающим наивысшей оценки.

О нашем поражении За все эти годы мы поняли одну простую вещь – наш народ верит в сказки.

Верит средствам массовой информации, верит публичным политикам, которые бьют себя в грудь и говорят: «Я, я, я… обещаю это… сделаю то...»

После четырех лет поистине титанической работы Скляров не хвалился до стижениями, а говорил прямо противоположное: вот тут еще остались проблемы, здесь еще надо кое-что доработать... Выступая перед людьми, он, наверное, гово рил не совсем то, что люди ожидали услышать. Он заявлял, что мы так же упорно и дальше будем двигаться. А людям хотелось, чтобы их поскорее вытащили из той ямы, в которой они оказались. Но скоро только сказка сказывается...

Думаю, причин поражения Склярова на выборах две. Во-первых, в самом тог дашнем обществе накопилось много негатива, и политтехнологи сумели разыграть эту карту. Во-вторых, избирательные технологии, которые оболванивали людей, не позволяли увидеть правду и отличить ее от лжи. Главным приемом той предвыбор ной борьбы было очернение противника. На действующего губернатора списыва ли все, даже то, что и отношения-то к нему не имело. Он же и себе, и своей команде не позволял пользоваться грязными методами: «Мы не имеем права этим делом заниматься. Никакого очернительства, никаких претензий, мы должны вести кам панию позитивную, показывать, что нами уже сделано и что мы хотим сделать».

К сожалению, мы не сумели одержать победу в этой информационной войне, не сумели так подать образ Ивана Петровича, чтобы люди воспринимали его по ступки адекватно.

Конечно, мы допускали ошибки в период руководства губернией, в чем-то пре тензии населения были и справедливы. Но кто не ошибается? И все равно крупных просчетов Склярова я не припомню, просто любые нюансы, любые мелочи, недочеты пресса моментально использовала, делая из мухи слона. Разумеется, как и у всякого крупного политика, у Ивана Петровича существовали противники. Кому-то он что то не разрешил, кого-то «прижал», кого-то посадил за воровство. Прессе платили большие деньги, это известно. Журналисты писали все, что им заказывали. Эта сви стопляска началась в самые трудные 1997–1999 годы. Склярова только избрали, он еще месяца проработать не успел, а кампания против него уже началась, стали соби рать подписи за его отставку. Потом додумались даже публично сжечь его чучело… Я должен сказать, что взаимоотношения с прессой были для Ивана Петрови ча как незаживающая рана. Его постоянно травили. К сожалению, наша власть в лице правоохранительных органов, прокуратуры, территориальных органов по делам печати внимания на это не обращала, считала, что все нормально – свобода слова.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Узел противоречий Еще один штрих к пониманию тогдашней политической ситуации: несколько крупных нижегородских руководителей, принадлежавших к разным политиче ским лагерям, ушли на работу в Москву, а их московские оппоненты стали оказы вать давление на их родной регион. Это давление пришлось испытать Склярову, поскольку область оказалась в центре пристального внимания. С одной стороны, Нижегородскую область хвалили за то, что это регион реформ. С другой – ругали, показывая провал тех же самых реформ. И хотя область начинала выходить из кризиса, это уже не остановило организаторов давления.

В этой ситуации Скляров проиграл как политик, но сохранил себя как чело век. Он ни от кого не открещивался – ни от Немцова, ни от других федераль ных руководителей, вышедших из Нижегородской области. Если бы отрекся, то, безусловно, остался бы на второй, а то и на третий губернаторский срок.

Скляров же отстаивал принцип преемственности, а в политике того времени этого не прощали. Боролись ведь не со Скляровым – воевали с московскими нижегородцами, а разменной картой была Нижегородская область. Против ники Немцова действовали подковерно, ущемляя интересы нашего региона, чтобы показать, что в области все развалилось, трудами, понятно, Бориса Ефи мовича и ряда других руководителей, работавших в это время вместе с ним в правительстве Российской Федерации.

К губернаторским выборам 2001 года сложилась обстановка, мешающая нор мальному развитию области. Регион постоянно «склоняли» во всех федеральных СМИ, не к месту вспоминали на заседаниях правительства, встречах, совещаниях и съездах различных партий. В итоге всегда доставалось тому руководителю, кото рый на тот момент отвечал за ситуацию. А ее оценивали в подавляющем большин стве негативно, но это имело субъективную причину – политическую борьбу.

О принципах Невозможно создать хороший политический механизм, построить нрав ственное общество при помощи безнравственных средств. Приватизация, ваучеризация, захваты имущества, передел собственности, обман, воровство, грабеж. Мы пошли самыми путаными, темными, обманными путями денацио нализации нашей экономики. Как известно, от осинки не родятся апельсинки.

Мы в этом убедились за десятилетие войн, разборок, грабительских реформ.

Если размышлять о будущем, то нам сегодня в первую очередь требуется восста новить какие-то элементарные моральные устои и принципы. Иван Петрович одним из первых это осознал. Будучи во власти, он помогал церкви, а уйдя с поста губерна тора, создал Фонд памяти митрополита Николая (Кутепова). Это, конечно, свиде тельствует о его уважении к памяти человека, с которым он был дружен. Однако еще более убеждает в том, что Скляров понимал необходимость возвращения общества к понятиям нравственности, которые закладывались еще предками. Если этой памяти нет, то откуда нравственность возникнет? Мы со Скляровым не раз это обсуждали.

Раздел 5. Губернатор Владыка Николай, хорошо понимавший проблемы современного общества, ча сто приглашал руководителей города и области к себе на трапезу. Эти трапезы пре вращались в некое подобие научно-практических конференций. Владыка говорил о том, как желательно было бы поступать тому или иному руководителю. Эти ин тереснейшие встречи у него в подвальчике на улице Пискунова, в его резиденции, на многих, и на меня в том числе, производили сильнейшее впечатление, оставили глубокий след. Не зная этого, трудно понять, почему Иван Петрович поступал так, а не иначе в той же самой большой политике. За поступками Склярова стоял не только опыт советской, партийной и организаторской работы, но и духовные цен ности, которые он приобрел через общение с митрополитом Николаем.

Иван Петрович не придавал большого значения пиару, не рекламировал свою деятельность. Поэтому население его оценивало зачастую необъективно.

Ходили слухи, будто он пил, разные байки про его семью... Я могу сказать, что Скляров нравственно был неизмеримо выше многих тех, кто писал о нем.

Говорят, будто Скляров поддерживал религию из конъюнктурных соображе ний, как политик. Но я не раз видел Ивана Петровича молящимся перед ико нами, могу сказать, что именно Иван Петрович многих из своего окружения незаметно привел к вере.

О надеждах Перед выборами мы с ним неоднократно говорили о том, идти или не идти ему на второй срок. Конечно, ему как человеку деятельному было достаточно сложно кри тически оценить свои реальные силы, свое здоровье. Как человек целеустремленный, постоянно взбирающийся все выше и выше, он не мог перебороть себя, не мог оста новиться. Он и впоследствии, уже после поражения на выборах, не хотел уходить из общественной жизни, поэтому пошел в депутаты Законодательного собрания, создал Фонд памяти митрополита. Как заместитель начальника крупнейшей организации «ВолгаТелеком» он мог бы спокойно жить дальше, заниматься своим здоровьем. Но он должен был действовать.

Он боролся за жизнь, за свое право на активную деятельность до последних дней. У него было столько планов, он верил, что у него все еще впереди. Бук вально дня за два до его смерти мы обсуждали ближайшие перспективы: ника кого пессимизма, ни слова о том, что надо полежать, отдохнуть! Это я говорил ему: «Необходимо отдохнуть, подлечиться». – «Ты что! Столько дел!» Он думал о работе в Общественной палате области, надеялся, что сам еще сможет при нести много пользы Нижегородскому региону.

Государственник Скляров, без сомнения, был человеком государственным. Он понимал рос сийскую государственность как державность, единство, могущество. Поэтому он всегда выступал за такую вертикаль власти, когда центр несет ответственность за Иван Скляров в воспоминаниях современников все, заботится о регионах, а те, в ответ, поддерживают его. «Сильные регионы – сильный центр», – любил повторять Иван Петрович.

Скляров неоднократно встречался с Путиным. Путин приезжал к нам в область, будучи исполняющим обязанности главы правительства. Владимир Владимирович тогда являлся человеком неизвестным для многих. Впечатление, которое он про извел на нас, было положительным. Энергичный в действиях, простой в общении, пытливый, он не стеснялся задавать вопросы, чтобы вникнуть в суть дела. Тесно об щаясь со Скляровым, я ни разу не видел колебаний по поводу того, стоит ли ему под держивать Путина. В принятом решении он был как всегда тверд, причем с самых первых дней. Возможно – чутье, возможно – интуиция. И ведь он не ошибся! По тому что этот человек за короткий период сделал много очень важного для России.

Может быть, поэтому Склярову и поручили выступить на предвыборной пресс-конференции по поводу выдвижения В. В. Путина на пост президента России. Иван Петрович тогда заявил, что губернаторы поддерживают кандидата.

Я думаю, что Иван Петрович и не мог поступить по-другому, потому что поверил, искренне и без колебаний.

*** Иван Петрович любил свою жену. И не прятал любовь, оказывал жене знаки внимания, как это и полагается. Свои чувства он не стеснялся показать открыто.

Он увлекался вопросами сельского хозяйства, глубоко в него вникал из какого-то личного, детского интереса. Сельскому хозяйству Иван Петрович всегда уделял внимание не как губернатор, а как человек, который любит зем лю, любит природу. Он любил лошадей. Ассоциацию создал, стал поддерживать конный спорт, детско-юношескую спортивную школу восстанавливать.

Он любил строить, обустраивать, благоустраивать. Он любил общение с людь ми и работу в движении, в действии, а не просиживание в кабинете – оттуда он пытался поскорее исчезнуть, чтобы зафиксировать какое-то живое событие в своей памяти, самому поучаствовать в этом событии. Любил побеседовать, по философствовать, послушать, что говорят люди, где бы ни был: в толпе народа, на вертолете, на конференции. Даже уставший, чем-то озабоченный, он всегда слышал, чувствовал, когда в разговоре появляется интересная мысль, подхва тывал ее, и через некоторое время, глядишь, он уже ее сам доводит до нас: раз вивает и пускает в дело. Он обладал завидной памятью.

Еще одна из его черт, которая лично меня восхищала, это то, что он не скры вал, кого любит, но в то же время не особо распространялся о том, кого не лю бит. Он мог сказать: «Ну, дурак, не смыслит», – и точка. Недовольство пройдет, опять все нормально. Он постоянно говорил: «У меня врагов нет». То есть он показывал свою любовь, но что касалось его нелюбви, все было сокрыто.

Я не могу сказать, что он любил, например, телевизор. Или – просто поси деть, полежать, так сказать, поразмышлять абстрактно – такого Ивана Петро вича я не знаю. Его не усадишь, не уложишь: он был всегда в действии, всегда в движении;

одно дело завершается, а у него уже предложения и мысли по друго му делу. И начиналась новая эпопея. Он весь кипел жизнью...

Раздел 5. Губернатор Валентин Дмитриевич Гордеев заслуженный артист Российской Федерации, солист академического симфонического оркестра Нижегородской филармонии, с 2000 г. – директор Нижегородского государственного русского народного оркестра Вспоминаем с благодарностью* Мне хотелось бы рассказать о той роли, которую сыграл Иван Петрович Скляров в судьбе нашего оркестра.

Дело в том, что как профессиональный коллектив Русский народный ор кестр был создан в 1991 году. Но его юридический статус долгое время был не определен: мы именовались и ТОО, и фондом, и так далее. С просьбой «узако нить» нас мы обращались ко многим нижегородским руководителям, слышали от них заверения и уверения, обещания сделать оркестр муниципальным, но дальше слов дело не шло.

Надо сказать, Иван Петрович был большой ценитель русской народной культуры. Репертуар нашего оркестра оказался ему близок и понятен. Поэтому наш коллектив с подсказки Склярова часто приглашали на различные губерна торские приемы, на мероприятия, проходившие на Нижегородской ярмарке, в поездки по области.

Ну, а если на нас обращали внимание губернатор и его гости, то и простые зрители стали встречать нас с радостью. Тем более что мы выступали не только как инструментальный коллектив, но и большое значение придавали искусству пения: к нам приезжали, например, знаменитый бас Владимир Маторин, из вестный певец Сергей Захаров, народный артист Российской Федерации Павел Овсянников, народный артист СССР Леонид Сметанников... Мы, конечно, и сейчас дружим с ними, концертируем вместе. А тогда Скляров, если узнавал о таких выступлениях, специально приходил нас послушать. Порой не мог удер жаться – тихонько подпевал.

И не раз в такой ситуации Иван Петрович демонстрировал свое расположе ние к нам. После концерта он, как правило, подходил к нашему дирижеру, в те годы – заслуженному деятелю искусств Виктору Александровичу Кузнецо ву (сейчас он – народный артист России), пожимал руку ему, затем мне, благо дарил солистов.

* Подготовила Е. Л. Яворовская.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Постепенно, мне кажется, Иван Петрович сам пришел к мысли, что ор кестр нужно как-то узаконить. Но я все-таки написал на его имя письмо, где объяснял, почему наш коллектив должен получить статус государственного: это прямое бюджетное финансирование, приобретение инструментов, костюмов, концертные площадки, собственное помещение...

И вот как-то раз 9 мая после возложения венков к Вечному огню Иван Пе трович возвращался в здание областной администрации, рядом с ним – ко мандующий 22-й армией Алексей Алексеевич Меркурьев и Ольга Николаевна Савинова. Она в то время была у Склярова правой рукой, начальником управ ления по связям с общественностью и очень поддерживала наш коллектив.

Ольга Николаевна спросила меня шепотом: «Бумага при тебе? Давай ее сюда!» И, уже обращаясь к Склярову, мягко так сказала: «Иван Петро вич, посмотрите, пожалуйста, письмо от Гордеева». Тот сначала вроде на хмурился, мол, я все же с генералом беседую, а потом остановился у дверей администрации, пробежал письмо глазами и тут же набросал резолюцию.

И вскоре вышло соответствующее распоряжение: мы получили статус го сударственного оркестра с финансированием из областного бюджета. Если бы Скляров тогда не сделал этого, боюсь, судьба наша могла сложиться со всем по-другому. Практически он стал отцом нашего коллектива. И может быть, там, на небесах, он видит нас, слышит, радуется успехам оркестра.

Знает, что мы его не подвели. За это время мы стали лауреатами междуна родного конкурса, премии Нижнего Новгорода, имеем награду «Золотой аккордеон», полученную в Нью-Йорке. Часто выезжаем за границу, весной 2008 года, например, при поддержке губернатора Шанцева были в Испании, где выступали на фестивале «Славянская весна». В оркестр пришли новые силы, сейчас у нас 17 лауреатов международных конкурсов, два человека – стипендиаты президента РФ. Наконец, у нас есть своя база (собственное зда ние получили уже при губернаторе Ходыреве) с репетиционным залом, под собными помещениями.

На концерте Русского народного оркестра Фото из архива оркестра Раздел 5. Губернатор Русский хоровод Фото А. Будникова И всего этого могло не быть без воли Ивана Петровича. Кстати сказать, он ведь помог рождению еще одного оркестра – губернского. За это ему тоже надо сказать большое спасибо. Но этот оркестр – скорее, символ власти, атрибут всех торжественных церемоний.

А наш коллектив имеет эксклюзивные концертные программы. Мы много выступаем перед студентами. Помнится, когда я в свое время сказал Ивану Пе тровичу, что мы хотим нести народную культуру в студенческую среду, он очень это одобрил. И сейчас мы в ведущих наших вузах, особенно педагогических, за сезон даем по шесть-семь концертов специально для филологов, культуроло гов, математиков, чтобы, разъехавшись после окончания института по области, они несли эту культуру дальше.

Несомненно, Иван Петрович был человеком государственным, прозорли вым. Но еще и очень искренним. Помню, однажды на Сахаровском фестива ле наш симфонический оркестр исполнял «Реквием» Верди и я, стоя за своей ударной установкой, порой бросал взгляд в зал. И вдруг увидел Склярова и его глаза. Глаза человека, умеющего страдать, понимать, переживать.

Когда Иван Петрович был уже болен, мы приехали с Виктором Кузне цовым к нему в больницу, но он был очень слаб, поэтому врач взял только наш большой букет цветов, а в ответ от него передал нам добрые пожелания.

И теперь, когда мы во время концертов исполняем его любимые песни «Любо, братцы, любо…», «Каким ты был», «Подмосковные вечера», «Старый клен», неизменно вспоминаем Ивана Петровича. Вспоминаем с безграничной благо дарностью.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Александр Викторович Дунаев заслуженный мастер спорта, трехкратный чемпион мира по самбо, чемпион Европы, заместитель коммерческого директора компании «Алтэкс», в 1997–2001 гг. – сотрудник охраны губернатора Нижегородской области Глазами телохранителя – Как Вы попали в охрану губернатора Ивана Склярова?

– Вся наша четверка (Анатолий Яшин, Антон Лушин, Евгений Паньков и я) досталась ему по наследству от Бориса Немцова. Несмотря на свою высо кую должность, Иван Петрович был очень добрым и отзывчивым человеком.

– В чем это выражалось?

– Охранник, как и водитель, – человек незаметный и для больших чинов ников неинтересный. Не называя имен-фамилий, могу сказать, что некоторые руководители даже не здоровались с нами, а он всегда за руку – уважение тем самым оказывал, которое никогда уже не забудешь. На любом мероприятии всегда поинтересуется: «Ребята, вас покормили?» Мне кажется, что это очень характеризует человека, когда он заботится о других. Причем я не только себя имею в виду. Он пытался выслушать всех, кто к нему подходил. И хотя не мог, конечно, всем помочь, даже будучи в ранге губернатора, но по возможности старался. Он не мог никому отказать, прием шел постоянный, на улицу вы ходишь, народ не умолкает: «Иван Петрович, Иван Петрович...» Иногда при ходилось оттирать его от толпы, когда особенно сильно напирали.

– Как это «оттирать»?

– Так, потихонечку, плечиком… – А были ли в вашей работе какие-то курьезные случаи?

– Нет, он спокойный был человек. Правда, однажды у Ивана Петровича в квартире воду прорвало, звонит: «Приезжайте скорее». Приезжаем, я дверь в подъезд открываю, и впечатление – как будто из ведра воду лили. Вбегаю к нему на четвертый этаж, он стоит по колено в воде, и из крана все хлещет и хлещет. Помогли ему все перекрыть, разобраться в ситуации...

– И как он на эту ситуацию отреагировал?

– Весело. Хотя, конечно, приятного мало.

– А где его лучше всего встречали?

– Конечно же, в Арзамасе. Там друзья были, туда он приезжал, как домой...

Сам он за руль почему-то никогда не садился, хотя машина у него была. Мы Раздел 5. Губернатор ездили на «Волгах», а потом, когда он уже перешел работать в «ВолгаТелеком», у него появился «Мерседес».

– С какой скоростью вы ездили за городом?

– Обычно 120–130 километров в час, не больше. Ну, бывало, когда опазды вали, он говорил: «Давайте быстрей». Но ребята, водители, хотя и ездят быстро, все же с головой. Бесшабашных на такую работу не берут. Лучше опоздать, чем не доехать.

– Вы проработали четыре года с первым лицом области. Чему Вы у него научи лись?

– Выдержке, наверное, и способности принимать решения. Он принимал их практически мгновенно. Тяжело первому лицу – ни за кого не спрячешься.

Секунда на размышления, и нужно уже выдавать ответ. Еще меня поражало его умение общаться с людьми – и с самыми простыми, и с большими руководи телями.

– А для Вас лично чем был этот период?

– Как вам сказать... Конечно, борьбой самбо было заниматься интереснее.

Но и период работы в охране тоже яркий, поскольку находишься рядом с боль шими людьми, артистами, политиками.

– Сейчас с кем-нибудь из них общаетесь?

– По мере возможности. Многие помнят, здороваются. Жалко, конечно, Ивана Петровича, не время для него было уходить… Я считаю, что он очень рано ушел. В общем, он был очень добрым человеком. Всегда у него было много идей, которые он хотел воплотить для города нашего, для региона… Иван Скляров в воспоминаниях современников Николай Сергеевич Жарков генеральный директор ОАО «Завод «Красное Сормово», Почетный гражданин Нижнего Новгорода В нем было благородство души* Признаться, я не был знаком с И. П. Скляровым в арзамасский период его работы. Даже когда проходили областные партийно-хозяйственные активы, на которых мы вместе бывали, ни разу не пришлось нам пересечься в разговоре.

По-настоящему узнал его, когда он стал мэром Нижнего Новгорода. Губерна тором в то время был Б. Е. Немцов, человек публичный. Он любил встречаться с журналистами, выступать по телевизору, вообще занимался политическими вопросами, и ему, конечно, в пару требовался настоящий труженик, сумевший бы в городе, в областном центре, навести порядок.

Иван Петрович идеально подходил для должности мэра. И оказался замеча тельным мэром. Город при нем, до этого серый и унылый, стал красивым и чистым.

Что мне особенно нравилось тогда в Склярове – он сумел выстроить систе му в своей работе. Был четкий график, согласно которому он объезжал районы города. График этот никогда не срывался, а круг проблем, которые он брал под свой контроль, постепенно становился больше. Его помощники записывали все замечания, указания, и в следующий раз Иван Петрович обязательно про верял, как эти замечания исправлены.

Таким образом, при Склярове город преобразился. Это действительно так.

И за этот его неоценимый вклад в развитие города я проникся к нему уважением.

Кроме того, мне нравилась его искренность, предельная откровенность в обще нии с людьми. Он никогда не фальшивил. Всегда старался услышать каждого че ловека, старался помочь в любой просьбе. Все это в нем очень привлекало.

Поэтому, когда Борис Немцов уехал работать в Москву и область начала готовиться к губернаторским выборам, я сам пришел к Склярову на прием и сказал: «Иван Петрович, если потребуется, я готов стать Вашим доверенным лицом». Дело в том, что у меня был опыт проведения предвыборной кампании.

В 1988 году я баллотировался в Верховный Совет СССР, а помогал мне Сергей * Подготовила Е. Л. Яворовская.

Раздел 5. Губернатор Кириенко. Можно по-разному относиться к Сергею Владиленовичу, но нельзя не признать, что он умеет мыслить логично, системно, и мы с ним сумели очень четко выстроить и прописать все разделы предвыборной программы: социаль ный блок, промышленность и так далее. Правда, депутатом я не стал. Тогда ведь мы жили в такое время, что всех руководителей советского периода принято было ругать, очернять. Много доставалось так называемым «красным» директорам.

И на меня в том числе, поскольку я решился идти в политику, вылили при личное количество грязи. Вспоминать страшно, как мои искренние намерения конкуренты выворачивали буквально наизнанку.

Тем не менее тот опыт меня многому научил, и я считал, что смогу помочь Ивану Петровичу выиграть губернаторские выборы. Все-таки и время немного изменилось: людей стали оценивать не только по умению красиво говорить, но и по результатам конкретной работы. А у Склярова с этим было все в порядке, работать у него получалось.

Так я стал его доверенным лицом и служил в этом качестве верой и правдой.

Мы проехали с ним тогда весь север области, бывали в Дзержинске, Кстове, Городце, Уренском, Краснобаковском районах...

На 70 процентах его встреч с избирателями я был рядом с ним. Представляя его, я говорил не только о деловых качествах Ивана Петровича, но и старался рассказывать о его душевных качествах. Порой даже апеллировал к такому ар гументу: «Смотрите, какое красивое у него русское имя – Иван, как оно ему подходит. Как здорово, если во главе нашей области, в центре России, будет человек с таким именем».

Выборы увенчались для Ивана Петровича победой, и я был искренне этому рад. Потому что считал, что его умение вникать в ту или иную проблему, спо собность решать сложные вопросы – все это будет востребовано в должности губернатора.

Он начал работать в областной администрации, и вдруг... словно забуксо вало что-то. Мне думается, он не смог подобрать под себя команду. Много оказалось там людей случайных, откровенно слабых. Работали, как пожар ная бригада, которая сначала гасит огонь в одном месте, потом – в другом.

Системной работы не было, не было стратегических разработок, не просма тривалась перспектива. Окружало Склярова много разных людей, а команда единомышленников не сложилась. Хотя сам Иван Петрович очень старал ся, проводил массу мероприятий, колесил по районам области, встречался И. П. Скляров и Н. С. Жарков на спуске нового судна Фото из архива завода «Красное Сормово»

Иван Скляров в воспоминаниях современников с руководителями предприятий. Но в целом результат всех этих усилий был не особенно заметен.

Откровенно говоря, перед вторыми выборами я, хоть и был назначен его доверенным лицом, работал уже не столь активно, в основном только в Сор мовском районе. Ведь его лично я уважать меньше не стал и по-человечески должен был поддержать.

Тем более что Иван Петрович в свое время пытался помочь и нашему заводу, когда практически решалась судьба «Красного Сормова». У нас шло затяжное противостояние с владельцем большого пакета акций Кахой Бендукидзе, ко торый требовал изменения устава нашего акционерного общества, с тем чтобы усилить свое влияние в совете директоров. Бендукидзе инициировал проведе ние 14 собраний акционеров, чтобы добиться своего. Нам работать было неког да, только успевали к этим собраниям готовиться.

Мы же считали, что завод в значительной степени должен оставаться «ка зенным», что пакет акций, которым владеет государство, необходимо сохра нить. Вполне обоснованно мотивировали тем, что на заводе сосредоточены два уникальных производства, без которых невозможно построить ни одну атом ную или дизельную подводную лодку.

На всех этапах этой борьбы нашу позицию поддерживали губернатор Скля ров и председатель Законодательного собрания Козерадский. Как сенаторы Совета Федерации они отстаивали эту точку зрения в высоких инстанциях.

Вся эта долгая история закончилась в кабинете вице-премьера Клебанова, который сам назначил совещание с формулировкой «Об усилении роли госу дарства в управлении ОАО «Завод «Красное Сормово». Оно было назначено, как сейчас помню, на 15 часов. К этому времени в приемной собралось много солидных людей – представители Росимущества, Минобороны, от ПФО был Сергей Обозов, от администрации области – Александр Батырев, всего чело век пятнадцать. Все настроены на то, чтобы поддержать позицию руководства предприятия. Но прежде, чем мы все попали к вице-премьеру, в его кабинет уверенно прошествовал Каха Бендукидзе. Пятнадцать минут они совещались вдвоем за закрытыми дверями, и когда Клебанов, наконец, пригласил и выслу шал всех остальных, он неожиданно заявил: «А я считаю, что устав акционер ного общества завода «Красное Сормово» надо менять. И сделать так, чтобы все члены совета директоров избирались, а не так, как сейчас, – представители государства и областного правительства назначаются». Эти слова Клебанова практически обеспечивали переход завода в частные руки.

Когда мы вернулись в Нижний с этим поистине неутешительным известием (а Иван Петрович для всей делегации выделил свой самолет) и он узнал о ре зультатах нашей поездки, то расстроился настолько, что я испугался за него: не стало бы плохо с сердцем.

Судьба нашего завода была губернатору Склярову далеко не безразлична, он бился за него как мог. Очень любил бывать у нас на предприятии, прямо в цехах беседовать с рабочими. Старался не пропускать спуск на воду каждого нового судна.

Нашему коллективу Иван Петрович запомнился прежде всего как человек огромной трудоспособности. И высокой порядочности. Качество редкое для большого руководителя. Но такое ценное...

Раздел 5. Губернатор Валерий Павлович Земсков пенсионер, в 1992–1994 гг. – помощник вице-губернатора Нижегородской области, в 1997–2001 гг. – помощник губернатора Нижегородской области по сельскому хозяйству «Неотмашистый»

Перед уходом с губернаторского поста Иван Петрович заявил, что Скляро ва еще вспомнят. И точно. Когда он умер, его хоронили как народного героя.

Склярова очень уважали, потому что он никогда не уходил от решения кон кретных проблем простых людей. Был, как говорят на селе, «неотмашистый»

(иные начальники от всех вопросов отмахиваются, делая этакий жест рукой, означающий – отстаньте от меня все).

Говорил, как думал… Многих людей привлекали его открытость и прямота в суждениях. Скляров всегда говорил все, как думал, ничего не скрывая. Умел защищать своих под чиненных. Брал, если что, ответственность на себя. Я иногда, не успев пред варительно подробно обсудить с ним вопрос, звонил кому-нибудь и говорил от его имени: «Иван Петрович просил сделать то-то и то-то». Ему перезванивают:

«Иван Петрович, так ли это?» – «Да-да-да».

Еще одна важная черта его характера, которую следует отметить, – это обя зательность. Если он обещал что-то сделать, то непременно сделает, никому покоя не даст, пока не сделает. Существовало даже выражение такое – «скля ровская школа». Оно означало, во-первых, обязательность: то, что обещал – должно быть исполнено. А во-вторых, труд: ни выходных, ни отдыха. Я скажу, среди его сотрудников бездельников и дураков не было.

Отличался Скляров и большой смелостью. Все помнят, какое мужество Иван Петрович проявил во время арзамасской трагедии. Я могу добавить, что столь же отважно он вел себя и на сормовском пожаре, когда горела нефтезаправка, и в Кстове, где загорелась баржа с горючим. Как всегда, был в первых рядах.

Недаром его удостоили ордена Мужества – высокой награды, которая дается за личную отвагу. Я где-то слышал, что кроме него ни у кого из губернаторов такой награды не было.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Иван Петрович обладал необыкновенной памятью, как у разведчика. Про читает какую-либо справку, отложит в сторону, а знает ее уже, как будто выучил наизусть. Я как селянин сам неплохо знал село, но всегда удивлялся его позна ниям, хотя он был заводчанином. А все почему? Потому что он не считал для себя зазорным учиться.

Мы как-то раз проводили совещание по семеноводству. Это очень сложный вопрос. Ну, подготовил я ему материал, он ознакомился с ним и говорит:

– Палыч, мне многое неясно. Позови-ка, кого считаешь самым грамотным в этом деле.

Я позвал специалистов из министерства сельского хозяйства, и он с ними два часа просидел, в каждом конкретном вопросе разобрался, как и что. Потом, после его выступления на этом совещании, меня спрашивают:

– А Иван Петрович в сельском хозяйстве работал?

То есть он успел за два часа войти в суть дела, все запомнить.

В наиболее ответственные периоды – во время уборки урожая или посевной – я готовил для губернатора ежедневные справки странички на две о положении дел в сельском хозяйстве. Он читал их, работал до 11 часов вечера, что, кстати, очень для него характерно.

Скляров обладал хорошим чувством юмора. Любил по-доброму подшутить над кем-либо, как говорят в народе, «подъелдыкнуть». Когда он стал губерна тором, то буквально через 15 минут после своего появления в областной адми нистрации сказал секретарю:

– Позови-ка моего лысого помощника.

Она сразу сообразила, что речь идет обо мне. Я ведь работал у Склярова, когда он был еще при Немцове вице-губернатором.

Или, бывало, Немцову позвонит: «О, мой юный друг...» Они держались на равных, зависимости какой-то я у Ивана Петровича перед Немцовым не чув ствовал.

Скляров происходил из казачьей среды, чем всегда очень гордился. Он ува жал культуру казаков, хорошо знал и любил петь казачьи песни. Речь его была образной, с колоритными южнорусскими оборотами. Иной раз так фразу по строит, что не сразу поймешь, почему так смешно получилось.

Поездки в область Когда Скляров стал губернатором, режим дня у него не изменился, он так и трудился до глухой ночи. Как человек Иван Петрович стал намного жестче:

ответственность совсем другая. К тому же у него было меньше времени – ведь еще приходилось работать в Москве, в комитете Совета Федерации.

В период деятельности Склярова на посту губернатора области я занимался подготовкой его поездок в районы. Во время поездок, происходивших примерно два раза в месяц, Иван Петрович обязательно посещал школы, больницы, дома престарелых. У всех были к нему вопросы, просьбы, я только успевал стеногра фировать: кому холодильник, кому рентгеновский аппарат, кому что. За ним це лая свита шла, а никто, кроме меня, не записывал. В мои обязанности входило также напомнить о принятом решении и проконтролировать его исполнение.

Раздел 5. Губернатор Часа на три, на четыре назначалось собрание «партийно-хозяйственного ак тива» района. На этих собраниях обязательно присутствовали министры сель ского хозяйства, соцобеспечения и здравоохранения. Сначала губернатор делал обстоятельный доклад минут на сорок, в котором давал оценку работы админи страции района, ставил перед ней новые задачи, рассказывал о том, чем зани мается областная администрация. А затем начинались вопросы с места. Растя гивалась беседа минимум на два часа, иногда и больше. Потом я контролировал выполнение всех обещаний и поручений губернатора.

Чаще всего с Иваном Петровичем мы посещали проблемные районы. В По чинки, например, раза три ездили, не меньше – там надо было масложирзавод достроить, в Ковернино – там затягивали строительство школы, в Лысково – строили школу № 5.

Много труда Иван Петрович вложил в празднование 200-летия со дня рож дения А. С. Пушкина. Мы ездили тогда в Болдино чуть ли не каждую неделю.

Все восстановили, гостиницу построили и даже церковь открыли, которая еще при Пушкине действовала… Когда мы выезжали в область, то нередко заходили в церкви. Занимались во просами восстановления Высоковского монастыря, а также церкви в селе Вель деманово, где патриарх Никон родился. Скляров ведь был верующим челове ком, много общался с митрополитом Николаем, своим духовным наставником.

Выборы Во время предвыборной кампании по телевидению постоянно показывали фрагменты записи свадьбы дочери Склярова. Ну, отец есть отец – Иван Пе трович на свадьбе и песни пел, и плясал. А эти кадры, не сообщая, откуда они, крутили в доказательство того, что он – пьяница. Я со Скляровым более шести лет проработал, а пьяным его не видал, хотя во всяких ситуациях с ним побы вал. Что касается подчиненных, то избави бог с похмелья прийти. Я за все годы работы его помощником один только раз с похмелья пришел, так он меня так отчитал, что мало не показалось.

На селе Склярова очень уважали. Не случайно во время предвыборной кам пании в 2001 году первоначально он по опросам избирателей значительно опе режал других кандидатов. Однако предвыборный штаб Ивана Петровича рабо тал зачастую во вред ему.

Бывало, подготовишь материалы по какому-нибудь району, куда едет команда Ивана Петровича для встречи с избирателями. А на другой день звонит глава администрации:

– Палыч, откуда они все это взяли? Ты, что ли, им такую дикую информа цию дал?

Команда, которая была у него в штабе, специалистов к работе с избирателя ми не подпускала. Профессионалы только готовили материалы, а «имиджмей керы» из штаба сами выезжали в районы, встречались с людьми и говорили там нечто несуразное, передергивая факты явно не в пользу Ивана Петровича.

Многие главы администраций районов потом звонили:

– Что они там говорят, что они делают? Они работают против него!

Иван Скляров в воспоминаниях современников Вячеслав Иванович Каныгин генерал-лейтенант милиции, с 2003 г. – начальник Нижегородской академии МВД России, в 1994–1997 гг. – министр внутренних дел Карачаево-Черкесской Республики, в 1998–2003 гг. – начальник Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Мужественный человек В 2001 году Иван Петрович Скляров потерпел поражение на выборах губер натора Нижегородской области. Известные политологи тогда давали много численные комментарии по этому поводу, называли различные причины про исшедшего. Я бы хотел поделиться своими мыслями на этот счет.

По моему мнению, сгубила Склярова доброта, которой некоторые пользо вались, иногда напрямую вредя ему. А он прощал. Бывало, посоветуешь Ивану Петровичу присмотреться к тому или иному человеку более внимательно, на мекнешь, что сердце у того все черное, лишь выдает он себя за хорошего. Скля ров же меня только успокаивал: «Ну ладно, Вячеслав, не горячись», хотя потом нередко получалось так, как я его предупреждал.

Склярова все любили, и дети, и взрослые. Бывало, идем мы с ним по По кровке, к нему подбегают ребятишки за автографами. Он:

– Как учишься?

– Нормально.

– Дам тебе автограф. А ты как учишься?

– Да на троечки.

– Ну ладно, тебе тоже дам, но чтобы впредь ты учился лучше!..

Если встречал случайно где-нибудь (в Нижнем Новгороде или области) мо лодоженов, то обязательно останавливался, выходил из машины, поздравлял, бывало, что и снимал со своей руки часы и торжественно дарил жениху.

Своеобразно Иван Петрович обходился также и со спонсорами. Возьмет, бывало, кого-нибудь в район, поставит перед микрофоном и давай его в глаза нахваливать: «Дорогие семеновцы (или навашинцы, или лысковчане), я с со бой привез генерального директора такого-то (а тот пока еще и сам не знает, за чем его сюда позвали). И вот, – здесь Иван Петрович, делает продолжительную паузу, – этот человек высказал прекрасную идею провести в ваше село газ».

Все рукоплещут, радуются, куда теперь тому спонсору деваться?

Скляров всегда помогал органам внутренних дел, принимал активное уча стие и в коллегиях, и в оперативных совещаниях, встречался с личным составом, Раздел 5. Губернатор многих помнил по именам. Он любил общаться с нами, как теперь модно вы ражаться, «силовиками», сам проявлял инициативу, выступал организатором встреч. Соберет весь наш генералитет, для начала, кому надо, задаст перцу, а потом скажет: «Все ребята, в баню идем». А там, конечно же, решались такие вопросы, которые на официальном уровне не решишь. В бане ведь как перед Богом: все равны. Мы ему могли открыто заявить: «Иван Петрович, здесь Вы не правы»... И Иван Петрович всегда воспринимал критику правильно, не го ворил: «Я губернатор, чего вы мне указываете?»

Мы при случае тоже всегда помогали губернатору. Когда, например, некото рые нижегородские предприятия стали задерживать возвращение денег, полу ченных по еврозайму, Скляров по нашему совету пригласил на встречу с руко водителями этих предприятий весь генералитет: начальника УФСБ, начальника ГУВД, налоговой полиции, прокурора. Результативность была хорошая.

Серьезной заслугой Ивана Петровича можно по праву считать организацию им работы правоохранительных органов по сохранению контроля над ситуа цией на Горьковском автомобильном заводе. В результате нам удалось не допу стить той вакханалии, которая творилась в конце 1990-х на других российских предприятиях, например, на ВАЗе в Тольятти, где власть взяли организованные преступные группировки (ОПГ), практиковавшие отстрел руководителей, рэ кет, шантаж. Большую роль в этой операции противодействия организованной преступности сыграл старейшина нашего генералитета Владимир Иванович Булавин. Иван Петрович очень внимательно следил за развитием событий, каждую неделю заслушивал наши сообщения, внушал нам: «Неужели мы по зволим этому черному воронью, чтобы оно нам тут диктовало свои условия?»

Он и в Москву выезжал неоднократно, где, как я точно знаю, встречался на са мом высоком уровне по этим вопросам. И мы не отдали ГАЗ никому, как и мно гие другие производства, ставшие объектами рейдерских атак. Ведь в те време на часто какими-то непонятными судьями из Перми или с Дальнего Востока выносились сомнительные решения по поводу передачи контрольных пакетов акций наших заводов (например, пивзавода или «Вари») различным людям с темным прошлым или их подставным лицам. Были и осады, все было. Хотели растащить область в прямом смысле слова, и за то, что этого не произошло, следует поблагодарить губернатора Ивана Склярова.


Я считаю его бесстрашным человеком. Он получил орден Мужества за лик видацию последствий арзамасского взрыва. А чего стоят его полеты на Кавказ, где мы с ним были неоднократно!

После первой поездки Иван Петрович меня наивно спросил: «Слав, а по чему мы на такой низкой высоте – три-четыре метра – летели и все вихлялись этак из стороны в сторону?» – «Чтобы не сбили нас, Иван Петрович», – отвечал я ему. И это была правда.

Мне эти поездки стоили большого напряжения, поскольку лично на мне ле жала ответственность за жизнь первого лица Нижегородской области. Я от него не отходил ни на шаг.

В Чечне мы встречались с Русланом Аушевым. В самые труднодоступные горные районы добирались на «вертушке», и там губернатор, как сказочный Дед Мороз, дарил солдатам подарки к Новому году, к 23 февраля, вручал награ ды. Здорово было, когда в горах вдали от мирной жизни солдаты видели такое Иван Скляров в воспоминаниях современников отношение к себе, любовь со стороны губернатора. Для чего он это делал? Для того чтобы поднять статус оклеветанных военнослужащих, чтобы защитники Отечества чувствовали: они не забыты своим государством, не забыты жителя ми Нижегородской области.

А как встречал наш поезд губернатор, когда мы, 600 человек, возвращались после шестимесячного пребывания в Чечне! Как будто каких-то победителей!

На вокзале, с цветами, с иконой. И провожал нас точно так же, когда мы уез жали. Скляров всегда оказывал помощь семьям погибших в чеченской войне, инвалидам, ветеранам-«чеченцам».

И еще один подвиг он совершил. После избрания новым губернатором Ген надия Максимовича Ходырева Иван Петрович пришел на его инаугурацию и выступил... Я не знаю, что у него творилось в душе, но на сцену он поднялся с улыбкой, произнес яркую и красивую речь. А когда он затем обнял и поцело вал Ходырева, зал в восторге стоя аплодировал Склярову, причем значительно дольше, чем новому губернатору.

Экс-губернатор до конца вел себя как настоящий боец. Иной раз спросишь его: «Иван Петрович, как Ваше самочувствие?» – А он: «Как в Одессе говорят, не дождетесь!..» Скляров совершенно не дорожил своим здоровьем, всегда тру дился и в полном смысле слова сгорел на работе. Он не знал, что такое – не работать.

В минуты откровенности Иван Петрович мне рассказывал о своем детстве, как он катался на лошадях, как с товарищами мыл своих любимцев в водах зна менитого тихого Дона. Он очень любил конное дело, всегда приезжал к нам на тренировки, контролировал. Хотел, чтобы конная милиция обязательно присут ствовала на параде в День города, поскольку он считал, что в этом проявляется настоящая красота жизни, особенно когда на прекрасных скакунах – прекрасные наездницы, наши девчонки… Не зря ведь в народе говорят: тот действительно добрый человек, кто лошадей любит, и лошади его любят.

У меня тоже корни из Воронежской области (по маме). Будучи вместе со Скляровым в Воронеже, я удивился, с какой любовью жители этого города от носятся к нижегородскому губернатору. Когда его там провожали на вокзале, то народу пришло столько, что, казалось, народного артиста какого провожают!

В отчем доме Скляров получил суровое послевоенное воспитание. Иван Петрович мне говорил, что оно дало ему самое главное: отношение к Роди не, к друзьям, к старшим, к женщинам. Не случайно даже в мужской ком пании губернатор, не терпевший скверного слова, пресекал любые сальные анекдоты.

Для меня неудивительно, что на похороны этого прекрасного человека при было множество людей из других регионов: Воронежской, Владимирской обла стей, Татарстана, Чувашии, Мордовии и т. д. Они приехали отдать последнюю дань настоящему патриоту нашей Родины.

Раздел 5. Губернатор Николай Николаевич Карманов депутат Законодательного собрания Нижегородской об ласти двух созывов, генеральный директор ОАО «Нижего родская топливно-энергетическая компания» (с 1998 г.), в 1992–1993 гг. – первый заместитель главы администрации, глава администрации Сергачского района Нижегородской области, в 1993–1996 гг. – директор Сергачского филиала «Радиотехбанка», в 1996–1998 гг. – финансовый директор АО «Нижегороднефтепродукт»

Тепло – людям В 1998 году в Нижегородской области сложилась кризисная ситуация на га зораспределительных сетях. Денег ни в области, ни на предприятиях после де фолта не было, и тогда возникла идея: создать на базе Нижегородской области специальное предприятие, которое занималось бы газификацией, поставками газа, других энергоресурсов. Оно и было создано, а учредителями его стали ад министрация области и «Газпром». В России это была первая программа, ко торая была профинансирована корпорацией, причем в значительно больших объемах, чем где-либо, что показывало высокое доверие правительства к Ивану Петровичу как к человеку, который слов на ветер не бросает. Нижегородская область выступила пилотной площадкой, после чего наш опыт стал тиражиро ваться в других регионах. В «Газпроме» поняли: чтобы получать деньги за услу ги, надо часть своей прибыли использовать в качестве инвестиций в будущее.

Иван Петрович Скляров предложил мне возглавить вновь созданное пред приятие. Оно принесло большие доходы в бюджет Нижегородской области: мы каждый год прокладывали до 500 километров газовых сетей. Параллельно была проделана и другая работа – создание котельного хозяйства, тепловых сетей.

Мы понимали, что жилищно-коммунальный блок – один из самых проблем ных и им надо заниматься в первую очередь: население было недовольно тем, что платежи и тарифы растут, а качество услуг остается прежним. Так, к приме ру, в Дзержинске практически прогнили все коммуникации, не говоря уже о том, что котлы в котельных там стояли еще с бывших фашистских кораблей.

Говорят, нет пророка в своем отечестве. Это правда. Когда уже при Ходыреве мы осенью 2001 года заканчивали вводить в строй последние газовые мощности, то услышали много критики (даже крика) в наш адрес и в адрес Ивана Петрови ча. Но связана она, конечно, была с политикой. Дело в том, что тепловые сети и котельные мы построили еще год назад, а принять в эксплуатацию тот или иной дом (то есть пустить тепло, горячую воду) мы не могли, поскольку трубы не держали нужного давления, проржавевшие трубы и стояки были забиты, не промывались, не чистились, не заменялись. Получалось: мы только «качнем», Иван Скляров в воспоминаниях современников стояк начинает «сыпаться». А ведь обывателю неважно, почему у него в доме нет тепла. Местные администрации в ответ на наши вопросы разводили рука ми, а потом, общаясь с населением, не стеснялись показывать на нас пальцем:

мол, это они строят, из-за них у вас тепла нет. А на самом деле нам приходилось делать сверхурочную работу.

Сегодня система прекрасно функционирует, люди получают тепло, а соот ветствующие структуры – прибыль. Построенные котельные будут работать еще очень и очень долго, поскольку у них большой ресурс, высокий КПД, практически нет потерь на тепловых сетях благодаря прекрасным теплоизоля ционным материалам. Все это осуществлено во многом стараниями, настойчи востью и заботами Склярова.

Какая большая радость была для Ивана Петровича, когда в обыкновенный деревенский дом приходил газ! Он сам начинал светиться, когда видел, что у простых, измученных нашей жизнью людей глаза становились добрыми и светлыми. В каждой деревне его обычно приглашали в какой-нибудь дом, где угощали блинами и пирогами. Бывало, прилетит на вертолете, а потом усадит на него детвору, чтобы она могла полетать над своей родной деревней или се лом. Любил устроить людям, их детям настоящий праздник.

Раздел 5. Губернатор Виктор Александрович Карпочев председатель правления РОО «Нижегородское земляче ство», в 1982–1987 гг. – заместитель председателя Горь ковского облисполкома, в 1987–1989 гг. – начальник УВД Горьковской области, в 1990–1991 гг. – начальник Полит управления МВД СССР, заместитель министра внутрен них дел СССР, в 1998–2007 гг. – управляющий делами, первый заместитель генерального директора Всероссий ского выставочного центра (Москва) Нижегородское землячество У каждого свой жизненный путь. Многих горьковчан-нижегородцев судьба привела в столицу. Но всегда в душе каждого из нас остается потребность, что бы связь с малой родиной не прерывалась, чтобы елико возможно помогать ей, чувствовать ее внимание и заботу.

Иван Петрович Скляров хорошо понимал это и всемерно способствовал тому, чтобы связи с земляками были прочными. Будучи губернатором и сенато ром, он умело использовал в своей работе тот потенциал, которым располагает «Нижегородское землячество», созданное в Москве одним из первых (в сентябре 1991 года). Тем более что многих из нас он знал лично, знал цену каждому и его вклад в развитие Нижнего Новгорода и области, начиная с Н. И. Масленникова, К. Ф. Катушева, Ю. Н. Христораднова, В. Д. Полетаева и многих других.

Никакой звездности, самолюбования. Он был доступен, внимательно от носился к нашим просьбам, всегда нас поддерживал. Мы платили ему тем же.

При его непосредственной помощи землячество вставало на ноги. Важную роль в этом процессе играло и представительство администрации области при прави тельстве РФ во главе с В. Н. Такоевым.

Скляров лично неоднократно встречался с активом землячества, который насчитывает сегодня не одну сотню человек, постоянно нацеливал на упроче ние контактов с землячеством руководителей предприятий и организаций об ласти.

Памятными и полезными были встречи с тогдашним министром транспор та РФ В. Б. Ефимовым, руководителем службы речного флота Н. Г. Смирно вым, генеральным директором Всероссийского выставочного центра (бывшая ВДНХ) В. М. Шупыро и другими.

Именно в то время в Москве стали регулярными выставки нижегородских художников на базе галереи «Ласта», созданной С. В. и Л. Е. Остапишиными, мастеров народных промыслов в Центральном павильоне ВВЦ. Совместными усилиями мы достойно отметили 130-летие со дня рождения М. Горького, закла дывали основу для возрождения памяти о подвиге Нижегородского ополчения Иван Скляров в воспоминаниях современников 1612 года, организуя культурно-патриотическую акцию «Алтарь Отечества». Во многом благодаря активности нижегородцев, в том числе и членов землячества, 4 ноября стало государственным праздником, требующим большой работы по единению и сплочению граждан России.


Землячество живет, занимает активную позицию и достойное место среди других земляческих объединений, стремится к дальнейшему упрочению связей с родной Нижегородчиной. И мы очень хорошо помним все то, что сделал для землячества Иван Петрович Скляров.

Я знал Ивана Петровича еще по Арзамасу, где в 1970–1980-х годах мне не редко приходилось бывать по служебным делам.

Впоследствии на протяжении многих лет у нас были с Иваном Петрови чем добрые, дружеские отношения, что помогало решать те проблемы, кото рые возникали во время его работы как в Арзамасе, так и в области, и те, ко торые позднее мешали жить выходцам из Нижегородской области в Москве.

Его организаторский талант, умение сосредоточиваться на главном, огромная работоспособность проявлялись не только в экстремальных ситуациях, таких как взрыв на железнодорожном переезде 4 июня 1988 года или ликвидация бунта в арзамасской колонии для несовершеннолетних преступников, но и в решении вопросов жизнеобеспечения Арзамаса, затем Нижнего Новгорода, области в целом.

В одну из годовщин трагедии в Арзамасе я был свидетелем того, как он воз лагал цветы на могилы погибших. И мне подумалось тогда, что только за то, что он сделал в июне 1988 года, за его сострадание к чужому горю Бог дарует ему долгую, счастливую жизнь. Но Он распорядился по-другому: Ивана Петровича среди нас уже нет.

Раздел 5. Губернатор Альбертина Васильевна Кессель краевед, специалист по охране памятников истории и культуры Как Москва и Нижний обменялись памятниками* Перелистываю свой еженедельник за 1996 год...

Этот год был замечателен многими историческими датами: 300-летие Рос сийского флота, 100-летие Всероссийской промышленной и художественной выставки и другими столетними юбилеями – первого в России трамвая, здания городского театра, первого приезда к нам в город Федора Шаляпина, первых музеев в Нижнем.

К 300-летию создания Российского флота заслуженный художник РФ Татья на Георгиевна Холуёва работала над проектом и моделью мемориальной доски Петру I, которую планировалось установить на доме XVII века по улице Почаин ской, где в 1695 году останавливался 23-летний царь во время Азовского похода.

Однако дело с решением и выделением денег затягивалось. Татьяна Геор гиевна написала письмо на имя мэра, а я 16 июля пошла к Ивану Петровичу с подготовленным распоряжением и сметой. Он сразу меня принял, и я сообщи ла, что Татьяна Георгиевна просит прийти в ее мастерскую с комиссией, чтобы посмотреть модель и дать разрешение на продолжение работы. Рассказала и о том, что возникли проблемы с отливкой мемориальной доски на заводе «Мону ментскульптура» в Петербурге (где планировали проводить работы) и что веду переговоры с московской мастерской «Эксперимент», которая еще в 1990 году изготовила для нашего города мемориальную доску В. И. Далю.

– Очень хорошо, что проявили инициативу, – сказал Скляров, – нужно срочно ехать в Москву договариваться. А к Холуёвой я приду 18 июля с главным архитектором города Харитоновым.

* Авторский материал А.В. Кессель.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Он подписал распоряжение, пригласил финансистов, дал приказ подключить управление благоустройства города, помочь Холуёвой гипсом и другими материалами.

Модель мемориальной доски в виде барельефа Ивану Петровичу очень по нравилась. Работа Татьяны Георгиевны была интересной и оригинальной: мо лодой Петр держит на ладони ботик, внизу, на ленте – текст: «Основателю Рос сийского флота»;

на верхнем картуше год – 1696;

на нижнем – посвящение:

«Петру I – нижегородцы. 1996». Обрамлена доска рамой в стиле барокко.

Меня послали в Москву заключать договор. В мастерской у Холуёвой в это время заканчивалась формовка гипсовой модели, которую отвезли в Москву 2 августа, а отлили только 20 августа. Татьяна Георгиевна поехала за ней сама.

Открытие состоялось 30 августа и проходило пышно и грандиозно: девушки барабанщицы в матросках, моряки, оркестр. Присутствовали губернатор Борис Немцов, заместитель губернатора Евгений Крестьянинов, мэр Иван Скляров, многие известные нижегородцы и гости. Поэт Юрий Адрианов открыл митинг новыми стихами, посвященными 300-летию Российского флота.

После митинга Иван Петрович поблагодарил Татьяну Георгиевну и мне ска зал спасибо: «Вы тоже принимали большое участие».

Тогда Татьяна Георгиевна спросила:

– Может быть, нам от нижегородцев подарить Москве на 850-летие такую же мемориальную доску?

И Иван Петрович ответил:

– Делайте, закажите, пусть отольют в мастерской.

Опять Москва, мастерская, заказ, договор. И в октябре работа была за вершена. Вдруг в субботу 2 ноября мне позвонили домой – срочно выезжать в Москву за мемориальной доской, так как 7 ноября к нам в город приезжает Ю. М. Лужков.

Мемориальная доска была привезена в Нижний 6 ноября. А на другой день встречали в аэропорту московского мэра. Иван Петрович пригласил нас с Татьяной Георгиевной на эту встречу.

У Дома Петра I Фото В. Андрианова Раздел 5. Губернатор Затем колонна машин направилась на улицу Почаинскую, где состоялась церемония дарения мемориальной доски.

Подарок Лужкову понравился:

– Будем вместе думать, где доску установить.

Вот тут Иван Петрович и заметил, что давно бы Москве нужно было вернуть в Нижний Новгород мартосовский памятник великим патриотам России Ми нину и Пожарскому.

Юрий Михайлович на это ответил:

– Хорошо, мы подарим вам его копию.

Мне довелось принимать участие в выборе места в Москве для установки ме мориальной доски. Авторская копия была установлена на одном из старинных зданий Измайловского комплекса, связанного с юностью Петра I, вблизи пруда, на котором юный царь брал первые уроки флотского мастерства. Здесь сохрани лись здания петровского времени: Государев двор, храм Покрова, декоративные ворота, фонтан и другие постройки – памятники истории и архитектуры.

Открытие состоялось в начале сентября 1997 года, когда Москва праздно вала свое 850-летие. Нижегородская делегация участвовала в торжествах.

А 12 сентября в Нижегородском художественном музее состоялось чествова ние лауреатов премии Нижнего Новгорода.

Иван Петрович Скляров, уже губернатор Нижегородской области, подошел ко мне и сказал:

– В Москве Юрий Михайлович Лужков еще раз подтвердил решение сде лать копию памятника Минину и Пожарскому для нашего города. Нужно туда позванивать.

*** Прошло около 10 лет… 8 июня 2006 года в Нижегородском кремле перед началом очередного и, как выяснилось позже, безрезультатного совещания, посвященного созданию музея композитора-нижегородца Милия Алексеевича Балакирева, мы встрети лись с Иваном Петровичем Скляровым (он тогда уже работал в «ВолгаТелеко ме» и был депутатом областного Законодательного собрания). Разговорились.

Как раз в этот день – юбилей Татьяны Георгиевны – я поздравила ее статьей в газете «Голос ветерана». Тут же перед Иваном Петровичем и «покаялась»: пере числяя ее скульптурные произведения, в том числе мемориальную доску на доме Петра I, я в статье упомянула имя только московского мэра Лужкова.

– Ну, вот, всегда так, своих забывают, – сказал Иван Петрович с улыбкой. – Поздравьте Татьяну от моего имени.

И только когда мы расстались, я вспомнила, что 4 ноября 2005 года, когда в нашем городе состоялось открытие копии памятника Минину и Пожарскому работы Зураба Церетели, в той же газете вышла моя статья, посвященная этому событию. Вот там-то я никого не забыла, в статье было написано, что и Иван Петрович Скляров, и Юрий Михайлович Лужков имели самое непосредствен ное отношение к установке этого памятника в нашем городе.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Иван Иванович Кладницкий генерал-майор милиции, в 1989–2001 гг. – начальник Волго-Вятского РУБОП Копал «на полный штык»* Иван Петрович любил, когда его называли «батькой», но я к нему никогда так не обращался. Какой он мне «батька», когда мы почти ровесники. Другое дело, что порой в разговоре, шутки ради, я использовал слова, а иногда и це лые фразы на украинской «мове», и Скляров с удовольствием отвечал на моем родном языке. Он ведь родом из казачьих краев, а там, на Дону, принята такая смесь русского и украинского наречий. Мне это очень импонировало.

Ивана Петровича знаю, как и многие другие, со времен арзамасской тра гедии. В то время я служил начальником Приокского райотдела милиции в Горьком и вместе с нашей колонной, которая отправилась для проведения аварийно-восстановительных работ, приехал на место катастрофы.

Я согласен с оценкой, которую впоследствии дали Склярову многие люди:

он был одним из тех, кто не растерялся в трудную минуту, проявил себя настоя щим профессионалом.

Глубоко убежден, и мой личный опыт это подтверждает, – чтобы достиг нуть определенного уровня, необходимо пройти все ступени, начиная с самой первой. Иван Петрович работал на заводе, приобрел немалый управленческий опыт на ответственных должностях в Арзамасе, постоянно повышал свое обра зование. Я его за это очень уважал. Помню те неплохие времена, когда Скляров руководил Нижним Новгородом. Стабильная была ситуация. Большое внима ние уделялось городскому хозяйству. Здесь Иван Петрович проявил себя в пол ной мере. А высокой политикой ему пришлось заниматься позже.

По нынешним временам Скляров не очень вписывался в ту ситуацию, ко торая вокруг него складывалась. Он был очень доверчивым человеком, счи тал, что если кто-то дал конкретное обещание, то непременно его выполнит.

К сожалению, не всегда это получалось. Порой преобладали корыстные инте ресы. Иван Петрович в каких-то вопросах был не то чтобы наивным, но из лишне добрым.

* Подготовила Е. Л. Яворовская.

Раздел 5. Губернатор Очевидно, что все эти перемены, которые условно можно назвать буржуазно демократическими, не смогли изменить его добрый и отзывчивый характер.

Особенно душевные качества Ивана Петровича проявились в марте 1996 года, когда в один день погибли в Грозном десять наших товарищей – офицеров спец отряда быстрого реагирования. Он принял самое активное участие в подготовке и проведении траурных мероприятий. И в дальнейшем очень бережно относил ся к сохранению памяти о мужественных воинах, считая, что это святое дело.

Иван Петрович поддержал нашу идею создания мемориала в «Марьиной роще».

А когда началось строительство церкви, Скляров старался вникать в детали, присутствовал практически на всех оперативках, которые регулярно проводи лись прямо на строительной площадке. И то, что в итоге получилось на кладби ще «Марьина роща», тоже добрая память об Иване Петровиче Склярове.

Считаю важным отметить такое обстоятельство: это один из немногих зна комых мне лично людей, не испорченных властью. Ни в принимаемых решени ях, ни в каких-либо его действиях никогда не было корыстных мотиваций.

Меня всегда подкупало отношение Склярова к близким ему людям. Он очень переживал за свою старшую сестру, которая с семьей жила в Чечне не подалеку от Грозного. Не один раз выполняли мы просьбы Ивана Петровича, передавая, что называется, из рук в руки посылки с продуктами и лекарствами для детей. Они ведь находились там практически в районе боевых действий.

Знаю, каких трудов ему стоило перед самым началом второй чеченской войны вывезти сестру с семьей в Воронежскую область, где жила его мать.

Мне приходилось время от времени общаться со Скляровым, обсуждать различные вопросы. Когда я наблюдал за его подходом к тому или иному делу, вспоминал своего отца. Он объяснял, что такое добросовестный труд, на про стом крестьянском примере: когда копаешь землю на огороде, надо лопату втыкать на полный штык. Корни сорняков в перевернутой земле на солнышке высыхают, и чистое поле вновь готово к посевам. Вот так и Иван Петрович от носился к своей работе: уж если копал, то «на полный штык».

Мемориал в «Марьиной роще». Цветы от губернатора Фото из архива И. И. Кладницкого Иван Скляров в воспоминаниях современников Двенадцать лет я возглавлял весьма влиятельную правоохранительную структуру – Волго-Вятское региональное отделение по борьбе с организован ной преступностью. Надо отдать должное Склярову – он ни разу не восполь зовался «телефонным правом», хотя такая необходимость, вероятно, время от времени и возникала. Мы делали свою работу и никогда не испытывали ника кого давления со стороны администрации области. Наоборот, постоянно чув ствовали поддержку. Нам много помогали и с транспортом, и со служебными помещениями для личного состава. Иван Петрович приходил, когда на Север ный Кавказ отправлялись большие отряды, напутствовал ребят добрым словом.

А однажды мне довелось вместе с ним побывать в Дагестане в расположении Шумиловской бригады внутренних войск. Воинская часть находилась непода леку от чеченской границы. Столкновения происходили почти ежедневно. Гу бернатор посмотрел, как живут наши земляки, разговаривал с бойцами, офице рами. Поздравил комбрига Юрия Николаевича Горячкина, которому накануне было присвоено генеральское звание. Конечно, Иван Петрович приехал не с пустыми руками – все получили подарочные наборы. За время этой короткой командировки Скляров успел встретиться с руководителями Северной Осетии и Дагестана. Провел с ними совещание уже как председатель комитета Совета Федерации. На Северном Кавказе к нему относились с большим уважением.

Знали, что он как сенатор, политик высокого уровня понимает важность стаби лизации положения в этом неспокойном регионе.

В последние годы жизни Ивана Петровича мы с ним иногда созванивались, реже встречались. Собирались вместе с близкими ему людьми: Борисом Са муиловичем Духаном, Владимиром Николаевичем Гориным, Сергеем Кимови чем Маковым. Выпивали по рюмочке, вспоминали прошлые годы, обсуждали нынешнюю ситуацию. Чувствовалось, что он очень переживает, но все внутри себя держит. По-видимому, та работа, которая была предложена после пора жения на выборах, его не очень устраивала. Я думаю, что в подобных случаях государство принимает неправильное решение. Или вообще никакого решения Торжественное собрание, посвященное Дню милиции Фото из архива И. И. Кладницкого Раздел 5. Губернатор не принимает. Страна наша пока еще не настолько богата, чтобы пренебрегать опытом таких людей, как Скляров. У него была светлая голова, он прекрасно ориентировался во многих экономических вопросах, знал людей. Почему бы этим было не воспользоваться при подготовке каких-либо программ разви тия области? Есть такая теория, согласно которой любая система, в том числе и управленческая, сама по себе не способна к самореорганизации. Необходим свежий, порой нестандартный взгляд со стороны для правильной оценки си туации. Наверное, было бы полезным для общего дела, если бы Иван Петро вич, ну, скажем, в ранге советника губернатора принимал участие в решении тех или иных важных для области проблем. Например, реорганизации ЖКХ, что напрямую связано с улучшением качества жизни людей в Нижегородской области. В данном вопросе он отлично разбирался. Впрочем, сейчас говорить об этом бессмысленно… Остался в памяти настоящий русский мужик: большой труженик и искрен ний патриот своей земли.

Иван Скляров в воспоминаниях современников Людмила Ивановна Козина начальник управления правовой и кадровой работы министерства сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Нижегородской области;

в 1997–2001 гг. – начальник кадровой службы, заместитель министра агропромышленного комплекса Нижегородской области Забота о селе Иван Петрович, будучи еще при Немцове вице-губернатором, всегда, как мог, поддерживал село. Став губернатором, он уделял сельскому хозяйству еще большее внимание, при нем оно было «на гребне». У Ивана Петровича каж дый день на рабочем столе лежали сводки: по поголовью скота, по площадям сельскохозяйственных угодий. Губернатор не жалел ни денег, ни сил для того, чтобы решить вопросы сельского хозяйства. Он хотел, чтобы в Нижегородской области производилось достаточно для собственного обеспечения своей сель скохозяйственной продукции.

Склярову удалось поднять сельское хозяйство на такой же уровень, как и в советское время. Иван Петрович поддерживал сельских тружеников морально и материально. С его легкой руки у нас устраивались ежегодные губернаторские приемы в честь работников сельского хозяйства. Каждый, кто хорошо работал, получал ценные подарки: комбайны, тракторы, автомобили. Лучшие доярки Павловского района, например, получили ключи от «Волг».

Практически каждую субботу он выезжал в районы. Во время этих поездок посещал производства. Всегда находил время поговорить с людьми, многих знал по именам. Я часто видела, как он беседует с селянами. Разговаривает он, условно, с дояркой, при этом почти всегда знает, каких результатов она доби лась в работе, если не знает, как ее зовут, спросит. Всегда найдет для нее какие то простые, человеческие слова: не устает ли она? как у нее дома семья? Может даже пошутить с ней по поводу того, не сетует ли на нее муж, что ей приходится так рано утром вставать. Разговор всегда затевался самый простой, люди его кольцом так окружат и ловят каждое слово. А он тут же, на ходу мог принять какое-то очень важное решение. Много даже политических решений появля лось у него после таких бесед с народом.

При нем в регионе начал работать закон «О государственной поддержке кадро вого потенциала Нижегородской области». По этому закону руководители сель хозпредприятий в зависимости от эффективности их работы, которая оценивалась по уровню полученной прибыли, поощрялись единовременными выплатами из Раздел 5. Губернатор областного бюджета, а руководители, проработавшие 15 лет в сельском хозяй стве, получали надбавку к пенсии.

Иван Петрович старался решить проблему пьянства на селе. В частности, одним из приемов борьбы с этим злом было то, что руководители хозяйств со бирали и возили в больницы кодировать людей, больных алкоголизмом. При этом Скляров никогда так категорично не выражался, как некоторые, что «де ревня погибает от вина» и что «на селе все пьяницы». Он говорил, что это из держки тех условий, в которых живут люди, а задачу власти он видел как раз в том, чтобы создать им нормальную жизнь. Как губернатор он считал, что эф фективная борьба с пьянством невозможна без патриотического, культурного и особенно религиозного воспитания жителей села, чему он уделял немало вни мания.

«Зайцы – это такие кролики…»

Работоспособность Склярова была огромна. Особенно поражала быстрота его мысли, принятия решений. В обращении очень демократичный, простой (всех называл по имени, был со всеми на «ты»), в работе губернатор был требо вательным, хотя к женщинам относился немного снисходительнее.

Наблюдая за ним на различных мероприятиях, мы видели, сколько души, сколько сердца он мог отдавать делу, если оно его искренне заинтересовывало.

Скляров вообще был очень увлекающийся человек. Когда он загорался какой то идеей, то молодел прямо на глазах и сразу пытался воплотить эту идею в жизнь любыми методами.

По своей наивности, а может быть, в силу переоценки степени своего авто ритета Иван Петрович пытался по-хорошему разговаривать с теми же журнали стами. Несмотря на то что на него во время предвыборной кампании в прессе лилось много грязи, он даже отвечать на клевету не хотел. Как больно от этого было всем тем, кто его любил.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.