авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Российская Академия Наук Дальневосточное отделение Институт биологических проблем Севера На ...»

-- [ Страница 3 ] --

Их размеры – 4,4-5,92,0-3,7 мкм. Ядра клеток отличаются плотной гомогенной кариоплазмой, в которой хроматин располагается вдоль ядерной оболочки в виде почти сплошного плотного пояска (Рисунок 74Б, 75А, Б, 76Б). Цитоплазма электронно-плотная с более светлыми везикулярными образованиями (Рисунок 91А), тонкое строение которых определить не удалось. Не удалось также определить состав и строение цитоплазматических органелл. В одном случае отростки этих клеток пронизывали гликокаликс и вступали в контакт с тегументом скребня. По форме и интенсивности окрашивания эти клетки похожи на эритроциты, однако характерное расположение хроматина в ядре и наличие крупных отростков, возможно, свидетельствуют о принадлежности их к лейкоцитам.

Лейкоциты капсулы представлены макрофагами, эозинофильными и нейтрофильными гранулоцитами и лимфоцитами. Величина макрофагов 8,7 12,06,6-8,4 мкм (Рисунок 77А, Б). Их ядра отличаются чрезвычайно разнообразной формой и содержат одно или два ядрышка и немногочисленные скопления гетерохроматина, концентрирующегося вдоль внутренней поверхности ядерной оболочки;

кариоплазма умеренной электронной плотности. В цитоплазме выявляются длинные и короткие канальцы гранулярной эндоплазматической сети, мелкие митохондрии сферической или вытянутой формы, нередко образующие скопления, хорошо развитый комплекс Гольджи, диктиосомы которого окружены скоплениями мелких везикул, а также мелкие лизосомоподобные гранулы, с гомогенным электронно-плотным содержимым. Наиболее яркой особенностью макрофагов являются фагосомы, максимальные размеры которых (до 4,8 мкм) могут превышать размеры ядра (Рисунок 77А, Б). Кроме фагосом имеются также многочисленные остаточные тельца и «пустые» вакуоли.

Эозинофилы имеют типичную для этого типа клеток внешность (Рисунок 78А, Б). Их форма неправильно-округлая, с крупными инвагинатами и короткими и широкими цитоплазматическими отростками, размеры 10,0-13,34,0-9,5 мкм.

Ядра смещены к периферии клеток и характеризуются удлиненно-неправильной формой;

плотность кариоплазмы умеренная и равна плотности цитоплазмы;

крупные скопления гетерохроматина многочисленны и располагаются вдоль ядерной оболочки. Цитоплазма эозинофилов разделена на эктоплазму, не содержащую органоидов и включений, и эндоплазму. Из органоидов имеется комплекс Гольджи, представленный системой цистерн и мелких везикул, короткие канальцы гранулярной эндоплазматической сети и митохондрии.

Однако наиболее многочисленны в цитоплазме гранулы, заполненные гомогенным электронно-плотным содержимым (Рисунок 78Б). Они имеют разнообразную форму (овальную, округлую, миндалевидную и, наконец, неопределенную), а их диаметр колеблется от 0,3 до 1,0 мкм, что позволяет легко наблюдать их на полутонких срезах, окрашенных метиленовым синим и кристаллическим фиолетовым (Рисунок 78А). Гематоксилин-эозином и азур II эозином на парафиновых срезах гранулы окрашиваются в характерный красный цвет (Рисунок 79). Некоторые гранулы утрачивают часть содержимого;

в таком случае их периферические участки выглядят «пустыми».

Нейтрофилы неправильной округлой или удлиненной формы с отростками, относительно некрупные (7,2-13,03,0-5,6 мкм) (Рисунок 80А, Б, 81А, Б).

Цитоплазма нечетко подразделяется на эндоплазму и эктоплазму. Ядро неправильной формы, часто с неглубокими инвагинатами, эксцентричное или занимает центральное положение и включает ядрышко и крупные скопления хроматина, частью рассеянные в кариоплазме. Цитоплазма содержит многочисленные гранулы, как правило, удлиненной формы;

их содержимое образовано электронно-плотным материалом, оккупирующим периферию гранул, и менее плотной субстанцией в их центральной части (Рисунок 80А, Б). Размеры гранул – 0,3-0,90,1-0,2 мкм. Кроме того в цитоплазме наблюдаются канальцы гранулярной эндоплазматической сети различной протяженности и округлые или удлиненные митохондрии.

Лимфоциты (4,3-7,61,9-3,7 мкм) характеризуются высоким ядерно плазменным отношением и относительно высокой общей электронной плотностью (Рисунок 82А, Б). Ядра разнообразные по форме, с глубокими инвагинатами, часто сегментированные, отличаются обилием гетерохроматина, представленным в виде сплошного своеобразного «пояска» по периферии ядра, а также грубыми скоплениями в кариоплазме, не связанными с ядерной оболочкой.

Цитоплазма включает минимальный по разнообразию и количеству набор органоидов и включений: немногие митохондрии, короткие каналы гранулярной эндоплазматической сети и мелкие вакуоли со светлым содержимым.

Фибробласты имеют вытянутую форму с длинными отростками, ориентированными в разных направлениях параллельно поверхности скребня (Рисунок 76А, Б). В среднем слое капсулы тела и отростки фибробластов располагаются вплотную друг к другу и связаны между собой многочисленными десмосомами (Рисунок 76Б). Пучки коллагеновых фибрилл, наблюдаемые в этом слое, немногочисленны. В наружном слое капсулы отростки фибробластов и сами клетки уплощены в значительно большей степени, чем в среднем слое, а протяженные межклеточные пространства между ними включают многочисленные пучки коллагеновых фибрилл (Рисунок 76А). На срезах ориентация коллагеновых фибрилл не всегда соответствует ориентации фибробластов, однако во всех случаях они ориентированы параллельно поверхности паразита.

Ядра фибробластов вытянутые, содержат электронно-светлую кариоплазму, нечетко очерченное ядрышко и немногочисленные и небольшие скопления гетерохроматина (Рисунок 76А, Б). Для цитоплазмы фибробластов наиболее характерны длинные, часто извитые каналы гранулярной эндоплазматической сети, иногда располагающиеся в виде более или менее упорядоченных скоплений.

Имеются также немногочисленные мелкие митохондрии и редкие зоны Гольджи.

У двух скребней межклеточное пространство капсул содержит не только коллагеновые волокна, но и небольшие скопления плотного волокнистого материала неясного происхождения (Рисунок 83А, Б). Как правило, этот материал наблюдается вблизи гликокаликса на поверхности скребня, реже в толще капсулы. Кроме того, он был тесно связан с гранулоцитами, имеющими признаки деструкции.

В двух исследованных случаях, как уже отмечалось, капсула содержала более одного скребня (Рисунок 84А, Б). Эта капсула тонкая (ее толщина не превышает 40 мкм), представляет собой непрерывное образование и также организована из трех слоев (Рисунок 84А, 85А, Б). Однако если наружный слой капсулы (Рисунок 84А, Б) является «общим» для всех скребней, заключенных в нее, и проникает между ними, изолируя их друг от друга, то внутренний и средний слои у каждого паразита – собственные и только в редких случаях наблюдается слияние этих слоев с таковыми соседнего скребня. Внутренний слой представляет собой зону некроза, которая предположительно состоит из разрушенных клеток. В состав наружного и среднего слоев капсулы входят фибробласты и лейкоциты. На полутонких срезах фибробласты характеризуются длинными отростками и округлым или вытянутым светлым ядром с одним-двумя ядрышками (Рисунок 84Б, 85А, Б). Лейкоциты отличаются от фибробластов неправильной формой и темно окрашенным ядром. К сожалению, электронно микроскопических исследований такой капсулы выполнить не удалось.

Печень. Из двух найденных на печени скребней исследован один. Паразит располагался на печени, слегка вдавливаясь в ткань органа. Так же как и в предыдущих случаях, капсула имеет трехслойное строение (Рисунок 86А, Б). Ее толщина неоднородна и в некоторых участках достигает значительных размеров (153 мкм). Внутренний слой имеет вид темной зоны, которая плотно охватывает всего скребня. Этот слой представлен погибшими клетками и на всем его протяжении имеет примерно одинаковую толщину (12-15 мкм). Над ним находится средний слой, толщина которого также относительно постоянна и составляет 15-19 мкм. Этот слой отличается настолько плотным расположением клеток, что их границы едва заметны. Ядра клеток округлые, светлоокрашенные, цитоплазма более темная, иногда содержит мелкие плотные гранулы. Клеточные элементы наружного слоя капсулы располагаются очень рыхло, разделены широкими межклеточными пространствами, размеры которых уменьшаются по направлению к паразиту. Этот слой формируется уплощенными клетками, по форме напоминающими фибробласты, и их длинными и тонкими отростками которые на срезах имеют вид тонких сильно извитых линий. Границы клеток выражены четко, их светлые овальные ядра включают плотное ядрышко.

Содержание волокнистых структур (предположительно, коллагеновых волокон) между этими клетками незначительно. На границе наружного и среднего слоев иногда наблюдаются небольшие группы из четырех-десяти (на одном срезе) эритроцитов (Рисунок 86Б). В наружном слое также встречаются гранулоциты и макрофаги. Гранулоциты легко выявляются благодаря обилию в их цитоплазме плотных гранул;

размеры этих клеток составляют 7,3-10,55,7-6,6 мкм.

Макрофаги (8,7-11,46,5-6,6 мкм), характеризуются бобовидным эксцентричным ядром и зернистой цитоплазмой.

Селезенка. На селезенке обнаружено три скребня, исследован один. Свето микроскопически в структуре капсулы обнаружены три отчетливых слоя: тонкий и плотный внутренний, примерно такой же толщины средний и наиболее толстый наружный (Рисунок 87А, Б). Общая толщина капсулы не превышает 25-30 мкм.

Внутренний слой капсулы плотно прилежит к поверхности тела скребня и представляет собой зону некроза;

структура этого слоя не определяется. Основу среднего слоя капсулы составляют уплощенные, плотно расположенные фибробласты. Наружный слой капсулы также образован фибробластами, которые, однако, располагаются несколько менее плотно, чем в среднем слое, и разделены узкими межклеточными пространствами. Кроме того, в этом слое выявляются лейкоциты, среди которых по темно окрашенной цитоплазме, заполненной плотными гранулами, удалось определить эозинофилы.

4.3. Экспериментальное исследование процесса капсулообразования вокруг скребня Corynosoma strumosum в естественном паратеническом хозяине толстощеке Миддендорфа Результаты экспериментов по заражению кориносомами толстощека Миддендорфа представлены в Таблице 8.

Срок заражения 3 суток. В первом эксперименте использовано 12 рыб.

Всего скормлено 32 скребня, при этом одну рыбу (№ 1) заразили десятью паразитами, остальным скормлено 22 экземпляра. Через три дня после заражения вскрытие показало, что зараженными оказались пять из 12 рыб. При этом в рыбе, которой было скормлено 10 скребней, найдено два паразита. У остальных четырех рыб всего обнаружено 13 скребней при интенсивности инвазии от 2 до гельминтов. Большинство скребней найдено в полости тела на различных органах рыб и только два в просвете кишечника прикрепленными к слизистой оболочке его переднего отдела. Шесть скребней найдено на брыжейке кишечника, 4 – на брюшной стенке, 2 – на печени и 1 – на гонадах. Во всех случаях вокруг скребней наблюдались признаки инкапсуляции, которые выражались в наличии вблизи поверхности паразитов или отдельных клеток хозяина, или небольших их скоплений, или прерывистых клеточных слоев (Рисунок 88А, Б, 89, 98).

Структура наружной части тегумента скребней. Тегумент исследованных скребней характеризуются типичным строением и толщиной (21-35 мкм). На свето-микроскопических препаратах видно, что к большей части его поверхности вплотную прилежит гомогенный светлоокрашенный слой гликокаликса. В некоторых участках покровной ткани слой гликокаликса отделяется от нее, но при этом сохраняет свою непрерывность. В этих случаях в образующихся между ним и поверхностью тегумента промежутках, нередко наблюдаются клетки хозяина.

С применением электронной микроскопии были исследованы два скребня.

Эти исследования показали, что гликокаликс образован тонко фибриллярным и мелко гранулярным материалом невысокой электронной плотности и имеет толщину 1,5-2,1 мкм (Рисунок 90). Наружная граница его слоя неровная, извилистая, в ней часто наблюдаются псевдоподии клеток хозяина, которые, однако, не достигают поверхности тегумента (Рисунок 93, 96А). Наиболее внутренняя часть гликокаликса, отличается более плотной организацией образующего его материала и имеет более высокую электронную плотность. В некоторых участках повышенная электронная плотность основания гликокаликса обусловлена скоплениями мелких везикул, диаметром 18-23 нм, окруженных мембраноподобным образованием (Рисунок 91А, Б). Во многих случаях в толще гликокаликса обнаруживаются трубочкоподобные образования (диаметром 21- нм), в большинстве своем ориентированные более или менее перпендикулярно поверхности паразита;

характер границ этих образований не определяется (Рисунок 92). В участках, в которых гликокаликс не связан с поверхностью тегумента, он отделен от нее полностью, включая внутреннюю плотную часть (Рисунок 94).

Таблица Результаты экспериментального заражения толстощека Миддендорфа скребнем Corynosoma strumosum Локализация и число обнаруженных скребней Время с Длина Количество момента кишечника кишечника Брыжейка (см) и введенных селезенка Брюшная Просвет Гонады/ Печень № введения стенка пол скребней инвазии рыбы (экз.) (сут.) 1 8,2 10 3 1 2 9,2 3 1 3 9,4 3 2 1 1 1/ 4 9,1 3 не обнаружены 5 9,0 3 не обнаружены 6 9,6 3 не обнаружены 7 11,8 всего 22 3 не обнаружены 8 9,2 3 не обнаружены 9 9,6 3 1 10 10,0 3 не обнаружены 11 10,7 3 не обнаружены 12 9,2 3 3 13 18,2 14 14 12,3 14 15 18,0 30 16 13,3 30 17 9,9 50 каждой 18 9,0 50 от 5 до 19 6,9 50 1 / 20 10,6 50 21 10,0 50 1 22 9,0 50 3 23 6,3 50 Тегумент трехсуточных скребней в целом соответствует описанному выше у инкапсулированных скребней из естественных паратенических хозяев. На полутонких срезах в тегументе отчетливо видны поперечно-полосатый, войлочно волокнистый и радиально-волокнистый слои. Устья «каналов» поперечно полосатого слоя, в сущности являющихся инвагинатами наружной цитоплазматической мембраны тегумента, расширены до 30-60 нм, что может свидетельствовать о повышенной секреторной активности тегумента (Рисунок 92). Концевые отделы каналов образуют везикулярный слой тегумента. У шести скребней, в том числе исследованных электронно-микроскопически, везикулярный слой, в отличие от типичного, состоит из чрезвычайно крупных везикул, диаметр которых достигает 0,5 мкм (Рисунок 90, 91А, 94). Содержимое везикул либо не выявляется, либо представлено рыхлым умеренно плотным материалом, в котором иногда наблюдаются неясные мембранные образования. В некоторых из них заметны везикулярные образования, сходные с везикулами, отмеченными в гликокаликсе. В наружной части войлочно-волокнистого слоя концентрируются многочисленные митохондрии с электронно-плотным матриксом (Рисунок 90). Радиально-волокнистый слои тегумента образован густо расположенными волокнами, ориентированными перпендикулярно плазматической мембране тегумента (Рисунок 101Б). Между волокнами наблюдаются многочисленные мелкие липидные капли. Тегументные ядра имеют неправильную древовидную форму с глубокими выемками и содержат 1- ядрышка.

Структура капсулы. На брыжейке кишечника найдено шесть скребней, находящиеся в инвагинированном состоянии. Вокруг двух скребней капсула полностью отсутствовала, и лишь единичные скопления клеток хозяина наблюдались у поверхности гельминтов. Вокруг остальных скребней капсула имела прерывистый характер и неравномерную толщину (Рисунок 88А, Б, 89).

Клетки в капсуле располагаются рыхло с довольно обширными межклеточными пространствами. Вблизи поверхности скребня эти клетки нередко вытягиваются в радиальном направлении, образуя своеобразные «столбики» (Рисунок 95Б).

Клетки характеризуются многочисленными псевдоподиями, направленными в сторону паразита и часто погруженными в слой гликокаликса на его поверхности (Рисунок 93, 96А). На участках, где скребень вплотную прилегает к брыжейке, толщина клеточных слоев формирующейся капсулы достигает наибольших значений. По мере удаления от места контакта с брыжейкой толщина капсулы снижается, она становится прерывистой и перемежается участками, свободными от клеток (Рисунок 88А, Б).

Четыре скребня были прикреплены с помощью эвагинированного хоботка к серозной оболочке, выстилающей брюшную полость. Из них три скребня были лишены капсулы, и вблизи их тел присутствовали лишь небольшие скопления клеток (Рисунок 98). В непосредственной близости к заднему отделу одного из скребней, расположенного на брюшной стенке, наблюдался крупный клеточный инфильтрат, состоящий преимущественно из нескольких десятков (на одном срезе) эритроцитов (Рисунок 99Б). В этом же случае, признаки инкапсуляции скребня наблюдались только в участке контакта его поверхности с инфильтратом, остальная же его часть была свободна от клеток. У четвертого скребня капсула была выражена довольно хорошо, однако имела прерывистый характер и отдельные, иногда весьма протяженные участки поверхности скребня не были покрыты клетками хозяина (Рисунок 95А, 99А). Капсула состояла из двух-трех слоев клеток. Некоторые наиболее внутренние клетки образовывали пальцевидные отростки, обращенные к поверхности скребня (Рисунок 99А). В целом толщина капсулы варьировала от 20 до 60 мкм.

На поверхности печени толстощеков найдено два скребня. Оба гельминта содержали инвагинированный хоботок и были заключены в четко выраженную, относительно равномерную капсулу (Рисунок 100, 101Б). В то же время в некоторых коротких участках она полностью отсутствовала. Толщина капсулы варьировала от 16 до 35 мкм, причем наибольших значений она достигала в местах контакта скребней с печенью, а также в изгибах тела гельминтов. Такая же закономерность была описана выше применительно к капсулам на брыжейке кишечника.

На гонадах найден один частично инкапсулированный скребень с втянутым хоботком (Рисунок 101А). Капсулой была покрыта передняя часть скребня, тогда как его задний конец был от нее свободен, и лишь в некоторых местах к его поверхности прилегали отдельные скопления клеточных элементов. Клетки капсулы располагались рыхло, в локальных участках между ними наблюдались широкие промежутки. В капсуле отмечено высокое содержание эритроцитов.

Толщина капсулы колебалась в пределах от 35 до 129 мкм.

В составе капсул всех обнаруженных выявлено несколько типов клеток, среди которых преобладают макрофаги, нейтрофильные гранулоциты и эритроциты, менее многочисленными были эозинофильные гранулоциты и лимфоциты. Большинство клеток характеризуются признаками деструкции, выраженной в различной степени. Разрушение клеток морфологически проявляется в просветлении периферической цитоплазмы, а также в наличии набухших митохондрий (Рисунок 93, 94, 96А, Б). Характеристики клеток в целом сходны с описанными у клеток в капсулах из толстощеков, инвазированных естественным образом.

Диаметр макрофагов варьирует от 8 до 14 мкм (Рисунок 93, 95А, Б, 96Б, 101А). Ядра клеток светлые, округлой или бобовидной формы, расположены эксцентрично, редко в них видны ядрышки. Цитоплазма включает короткие канальцы ГЭС, мелкие темные фагосомы, светлые вакуоли и липиды.

Нейтрофилы представлены небольшими округлыми клетками, диаметром 6 9 мкм, и характеризуются эксцентрично расположенным ядром (Рисунок 94А, 95А, Б, 96Б, 101А, Б). Среди нейтрофилов преобладают клетки с округлыми и палочковидными ядрами, реже ядра состоят из 2-3 долей. Ядро характеризуется грубыми скоплениями гетерохроматина вдоль его оболочки. В цитоплазме нейтрофилов видны мелкие специфические гранулы, которые имеют округлую, реже вытянутую форму. Периферическая часть гранул включают плотное гомогенное содержимое, центральная их часть представляется «пустой».

Эозинофилы чаще имеют вытянутую форму, ширина их составляет 6-7 мкм, длина – 12-15 мкм (Рисунок 95А, 101А). Ядра клеток расположены эксцентрично.

В отличие от нейтрофилов эозинофилы характеризуются более крупными специфическими гранулами с однородным темным содержимым.

Лимфоциты отличаются от клеток других типов небольшими размерами (примерно 5 мкм) и плотным ядром, занимающим большую часть их тела.

В межклеточных пространствах наблюдался плотно окрашенный гомогенный материал;

на полутонких срезах он окрашивается в темно-синий цвет (Рисунок 101Б), на гистологических срезах по методу Маллори – в интенсивно красный цвет (Рисунок 100). Электронно-микроскопически этот материал состоит из хаотично расположенных тонких фибрилл, не имеющих поперечной исчерченности (Рисунок 97). В промежутках между клетками эти волокна расположены либо разреженно, либо крупными темными скоплениями. У большинства перечисленных скребней в капсуле присутствовали крупные липидные капли, размерами 4-5 мкм, в отдельных случаях – до 20 мкм.

Срок заражения 14 суток. Спустя 14 суток после начала эксперимента вскрыто две рыбы. В первой рыбе (№ 13) найдено 6 скребней, во второй (№ 14) – 5. Все обнаруженные паразиты располагались в полости тела на брыжейке кишечника хозяев;

в просвете кишечника скребни не обнаружены. У первой рыбы два паразита были практически полностью лишены капсулы, а вблизи их поверхности располагались редкие группы клеток (Рисунок 102Б), остальные гельминты были покрыты тонкой прерывистой капсулой. У второй рыбы один скребень также был свободен от капсулы, три скребня были окружены тонкой прерывистой капсулой. Последний скребень был заключен в почти сплошную многослойную капсулу, прерывающуюся лишь в отдельных коротких участках (Рисунок 102А).

Структура тегумента скребней. К сожалению, мы не смогли выполнить электронно-микроскопические исследования скребней и капсул, полученных на этом и последующих сроках эксперимента, но на свето-микроскопических препаратах тегумент исследованных скребней имеет типичное строение;

в его структуре отчетливо выделяются три слоя: поперечно-полосатый, войлочно волокнистый и радиально волокнистый. У двух скребней дополнительно был виден четвертый слой тегумента – везикулярный, который имеет вид светлых везикул (Рисунок 102А). На поверхности скребней был заметен рыхлый слой гликокаликса (Рисунок 102Б).

Строение капсулы. Капсулы у исследованных скребней были идентичны по клеточному составу и сходны с трехдневными капсулами: их основу составляли макрофаги и нейтрофильные лейкоциты, в значительно меньшем количестве присутствовали эозинофилы, лимфоциты, фибробласты и эритроциты. При свето микроскопическом изучении, обнаруженные макрофаги и лейкоциты по размерам и особенностям окраски соответствовали таковым в трехдневных капсулах.

Фибробласты отличались крупными размерами, округлой или удлиненной формой, относительно высоким ядерно-плазменным отношением, светлым ядром с отчетливым темным ядрышком. Межклеточный материал капсулы был представлен двумя модификациями. Межклеточное вещество первой модификации образует довольно крупные скопления, окрашивающиеся по методу Маллори в ярко-красный цвет (Рисунок 103Б). Межклеточное вещество второй модификации, в отличие от первой, представлено тонкой сетью коллагеновых волокон, о чем свидетельствует их окраска по методу Маллори в синий цвет (Рисунок 103А).

Срок заражения 30 суток. На тридцатые сутки инвазии было вскрыто рыбы. У первой рыбы (№ 15) найдено 11 скребней, у второй (№ 16) – 6. Все обнаруженные скребни располагались на брыжейке кишечника и были окружены сплошной многослойной капсулой, толщиной от 32 до 160 мкм. Также как и на предыдущих сроках эксперимента наблюдалось увеличение толщины капсулы в участках наиболее близкого расположения скребней к брыжейке (Рисунок 104).

Структура тегумента скребней. Тегумент исследованных скребней по своему строению не отличался от такового у скребней из толстощеков, инвазированных естественным образом (Рисунок 105, 106Б). Слой гликокаликса на поверхности тегумента отчетливо дифференцировался в случаях, когда между скребнем и капсулой имелся просвет (Рисунок 105).

Строение капсулы. В составе капсулы обнаружены многочисленные макрофаги, нейтрофилы и фибробласты, в значительно меньшем количестве наблюдались эозинофилы, лимфоциты и эритроциты. Клетки в капсуле либо располагаются рыхло с обширными межклеточными пространствами (Рисунок 105), либо между ними видны узкие светлые пространства (Рисунок 104).

Строение клеточных элементов сходно с описанным на предыдущих сроках эксперимента. Фибробласты имеют внешность крупных (17,7-24,03,3-6,6 мкм), вытянутых клеток с овальным светлоокрашенным ядром, включающим 1- ядрышка. Межклеточный материал капсулы представлен только коллагеновыми волокнами, которые формируют более толстые, чем у 14-дневных капсул, пучки, хорошо выявляемые на гистологических препаратах (Рисунок 106А, Б). Кроме того, в участках, где капсула прилегает к органу, наблюдается резкое увеличение количества коллагеновых волокон (Рисунок 104).

Срок заражения 50 суток. Спустя 50 суток после заражения вскрыто рыб. У двух рыб найдено по 1 скребню, у трех – по 3, у одной – 2 и еще у одной – 4. Большинство скребней располагалось на брыжейке кишечника, по одному скребню обнаружено на печени (№ 22) и селезенке (№ 19) и пять скребней – на брюшной стенке. В последнем случае (рыба № 21) в одной (общей) капсуле локализовалось два скребня, в другой (рыба № 23) – три.

Структура тегумента скребней. Заметных отличий в строении тегумента извлеченных скребней от такового скребней из естественно инвазированных толстощеков при свето-микроскопическом наблюдении не обнаружено.

Строение капсулы. Все без исключения исследованные скребни имели инвагинированный хоботок и были окружены сплошной толстой капсулой, клеточный состав которой был идентичен таковому 30-дневных капсул (Рисунок 108). Толщина капсулы на разных органах приблизительно одинакова и составляет 87-116 мкм. Клетки в капсулах располагаются либо плотно, либо между ними видны небольшие межклеточные пространства. Как и 30-дневные капсулы, 50-дневные образованы преимущественно макрофагами, лейкоцитами и фибробластами. Межклеточное вещество также представлено только пучками коллагеновых волокон, количество которых визуально не изменилось (Рисунок 107, 109).

4.4. Экспериментальное исследование процесса капсулообразования вокруг скребня Corynosoma strumosum в неестественных паратенических хозяевах 4.4.1. Хромис-красавец Результаты экспериментального заражения неестественного паратенического хозяина – аквариумной рыбы Hemichromis bimaculatus скребнем Corynosoma strumosum представлены в Таблице 9. Из 11 рыб, использованных в экспериментах, скребни обнаружены в семи. В слизистой оболочке кишечника рыб скребней находили только на третьи сутки после начала эксперимента. На более поздних сроках скребни обнаруживались исключительно в полости тела рыб, причем девять из одиннадцати скребней располагались на брыжейке кишечника и по одному гельминту на печени и на серозной оболочке, выстилающей брюшную полость. В полости тела одной подопытной рыбы было обнаружено 4 скребня, в двух – по 2, в остальных – по 1. Семь из одиннадцати скребней, проникших сквозь стенку кишечника, были полностью изолированы капсулой из клеток хозяина, у трех гельминтов капсула отсутствовала полностью, а у еще одного покрывала только переднюю часть.

Срок заражения 3 суток. Через трое суток после заражения были вскрыты две рыбы. У одной обнаружены 2 скребня, которые были внедрены в слизистую оболочку тонкого отдела кишечника. У другой рыбы всего было найдено скребней, из которых пять были прикреплены к стенке тонкого кишечника в участке расположенном непосредственно за желудком. Два других скребня локализовались в полости тела рыбы и посредством полуэвагинированных хоботков были зафиксированы на брыжейке, окружающей кишечник, и на серозной оболочке, выстилающей брюшную полость. Оба скребня характеризовались молочно-белым цветом и относительно гладкой поверхностью.

Толщина тегумента (24-36 мкм) скребней, обнаруженных в полости тела, соответствует таковой тегумента у гельминтов из природных паратенических хозяев (рыб) (Рисунок 110А, Б). Однако в морфологии тегумента тех и других, изученной с помощью световой микроскопии, имеются некоторые различия.

Поперечно-полосатый слой тегумента у скребней из экспериментальных рыб визуально был значительно тоньше и на полутонких срезах имел вид узкой плотной полоски. В его основании располагались многочисленные везикулы диаметром до 1,2-2,2 мкм со светлым содержимым, образующие везикулярный слой (Рисунок 110А, Б). У одного скребня слабо был развит войлочно волокнистый слой, в составе которого наблюдались редкие волокна, располагающиеся перпендикулярно или параллельно наружной плазматической мембране тегумента. У другого скребня граница между войлочно-волокнистым и радиально-волокнистым слоями не выявляется;

волокнистые элементы в обоих слоях четко не определялись, а вся толща радиально-волокнистого слоя была заполнена светлыми везикулами.

Оба скребня, проникших в полость тела хозяина, не были инкапсулированы.

Однако в передней половине тела одного из них вблизи наружной поверхности его тегумента наблюдались отдельные волокнистые элементы и немногочисленные клетки, предположительно фибробласты, чаще одиночные, но иногда образующие мелкие скопления (Рисунок 110А). В складках тегумента клетки и волокнистые элементы визуально представлялись более многочисленными. Вокруг второго скребня никаких видимых проявлений защитного ответа хозяина не отмечено.

Срок заражения 10 суток. Через десять дней после инвазии были вскрыты две рыбы, которые оказались не зараженными.

Срок заражения 12 суток. Спустя двенадцать дней после заражения вскрыта одна рыба, на брыжейке которой обнаружен один скребень. По внешнему виду этот скребень отличался от трехдневных скребней потемневшими и сморщенными покровами. В строении его тегумента свето-микроскопически выявляются явные признаки патологии, выражающиеся в истончении тегумента (10-19 мкм), сморщивании его поверхности, уплотнении цитоплазмы (Рисунок 111А, Б). Характерные для тегумента скребней слои не дифференцируются, а его цитоплазма включает многочисленные и мелкие липидные включения.

Таблица Результаты экспериментального заражения рыб Hemichromis bimaculatus скребнем Corynosoma strumosum Локализация и число обнаруженных скребней Длина Период кишечника Слизистая Брыжейка (см) и Объем Брюшная оболочка Печень № инвазии стенка пол инвазии (сут.) рыбы 1 7,4 12 3 2 8,2 10 3 5 1 3 7,8 5 10 скребни не обнаружены 4 8,2 15 10 скребни не обнаружены 5 7,3 15 12 6 7,0 15 19 1 7 7,5 15 19 скребни не обнаружены 8 7,8 15 19 9 7,2 15 30 скребни не обнаружены 10 7,5 15 30 11 8,1 15 30 Паразит был полностью окружен капсулой, толщиной от 8 до 22 мкм. Над участком его тела, обращенным в полость тела хозяина, капсула была значительно толще, чем над участком, обращенным к брыжейке. Основу капсулы составляли волокнистые элементы, между которыми располагались веретеновидные клетки и крупные липидные капли, достигающие в диаметре 5, мкм. Плотность расположения элементов, образующих капсулу, изменялась от высокой во внутренней ее части до низкой в наружной. На поверхности капсулы, особенно в складках тегумента, нередко наблюдались более крупные клетки округлой формы, содержащие в цитоплазме плотные гранулы. Такие же клетки, а также отдельные волокна и веретеновидные клетки отмечались в пространстве между паразитом и прилежащей тканью хозяина, а также вблизи последней.

Кровеносные сосуды в составе капсулы не выявлены.

Срок заражения 19 суток. На девятнадцатые сутки после заражения были вскрыты три рыбы, у двух из которых в полости тела были обнаружены скребни.

В одном случае четыре скребня локализовались на брыжейке, в другом – по одному скребню было найдено на брыжейке и на печени. При просмотре в бинокулярную лупу все обнаруженные скребни отличались темным оттенком и сжатостью покровов. По некоторым морфологическим признакам они могут быть разделены на две группы. Два скребня из четырех в первой рыбе (№ 8 см.

Таблицу 9) и оба паразита во второй (№ 6 см. Таблицу 9) находились в явно угнетенном состоянии. Эти скребни характеризовались сморщенной поверхностью, небольшой толщиной тегумента (10-23 мкм) и повышенной плотностью его цитоплазмы, большим количеством липидных капель, часто образующих массивные скопления в различных органах и тканях паразита;

тегументные ядра не определялись (Рисунок 112А, Б, 113А, Б, 114). Другие два скребня отличались меньшими патологическими изменениями тегумента, что выражалось в несколько большей его толщине (10-30 мкм), меньшей плотности его цитоплазмы, а также «нормальной» внешности тегументных ядер в радиально-волокнистом слое (Рисунок 115А, Б).

Все скребни были окружены двухслойной капсулой, однако строение ее несколько различалось у представителей обоих групп. Во всех случаях внутренний слой определялся непостоянно, был значительно тоньше наружного и представлял собой плотную массу. Наружный слой, более толстый и рыхлый, образован волокнами и веретеновидными клетками. Кроме того, во внутренней части наружного слоя и в меньшем количестве в других участках капсулы наблюдались многочисленные липидные капли, размерами до 6,2 мкм. У скребней с меньшими патологическими изменениями внешняя часть этого слоя во многих его участках, особенно в складках тегумента, включала редкие эритроциты и кровеносные капилляры. Капсула скребней, у которых признаки патологии были выражены наиболее ярко, отличалась наличием в ее составе и прилегающем пространстве многочисленных эритроцитов, а также лейкоцитов и макрофагов. Вблизи поверхности одного из паразитов из рыбы (№ 6), расположенного на брыжейке кишечника, наблюдалось обширное скопление эритроцитов (Рисунок 114).

Срок заражения 30 суток. Из трех рыб, вскрытых спустя тридцать суток после заражения, в двух обнаружено по одному скребню, которые локализовались на брыжейке кишечника. Оба скребня, как и трехдневные гельминты, характеризовались молочно-белым цветом и относительно гладкими покровами.

Визуально покровы паразитов не имели признаков патологии (Рисунок 116А). По толщине (23-33 мкм) и строению тегумент этих скребней соответствует тегументу трехдневных гельминтов (Рисунок 116Б). В одних участках тегумента «каналы»

поперечно-полосатого слоя не расширены, тогда как в других участках они заканчиваются расширениями в виде светлых везикул (Рисунок 117А), образующих везикулярный слой, размеры которых значительно меньше, чем у трехдневных скребней. Граница между войлочно-волокнистым и радиально волокнистым слоями тегумента нечеткая. Кроме того, в радиально-волокнистом слое отчетливо видны тегументные ядра. Еще одной особенностью тегумента этих скребней, отличающей их от обнаруженных на предыдущих сроках инвазии, за исключением трехдневных, является меньшее количество липидных капель.

Один из скребней был частично окружен капсулой, которая покрывала его переднюю половину примерно до середины тела (Рисунок 116А). Строение капсулы в целом было сходно с таковым в предыдущем случае, отличаясь лишь бльшим количеством клеток, входящих в ее состав, а также отсутствием липидных капель. Внутренняя часть капсулы была образована плотно расположенными остатками разрушенных клеток и имела неравномерную толщину (Рисунок 117А, Б), вследствие чего при свето-микроскопических исследованиях не всегда была заметна. Однако электронно-микроскопически она обнаруживалась постоянно и довольно плотно прилегала к тегументу скребня.

Гликокаликс на поверхности скребней либо отсутствовал, либо не выявлялся вследствие небольшой толщины и довольно плотного расположения клеток капсулы к гельминту.

Наружная часть капсулы состоит из многочисленных веретеновидных фибробластов и их отростков, организованных более или менее рыхло и связанных друг с другом многочисленными десмосомоподобными контактами (Рисунок 118А, Б). Клетки характеризуются светлыми ядрами с минимальными скоплениями гетерохроматина и светлой цитоплазмой с немногими органеллами – канальцами гранулярной эндоплазматической сети и митохондриями с уплотненным матриксом и расширенными кристами. Некоторые из фибробластов, располагающихся во внутренней части наружного слоя капсулы, имеют повышенную электронную плотность, свидетельствующую об их дегенерации.

Помимо фибробластов в составе капсулы и вблизи нее отмечены очень немногочисленные гранулоциты и эритроциты.

Второй скребень не был инкапсулирован. Лишь в складках тегумента иногда наблюдались редкие клетки овальной формы, идентифицировать которые не удалось.

4.4.2. Прыткая ящерица В разделе представлены результаты эксперимента по заражению скребнем Corynosoma strumosum неестественного паратенического хозяина – ящериц Lacerta agilis. Изучено свето- и электронно-микроскопическое строение покровов скребней и окружающей их капсулы на разных сроках инвазии. Из 24 животных, использованных в эксперименте, заразились 16. Результаты эксперимента представлены в Таблице 10. При вскрытии инвазированных ящериц скребней, чаще всего, находили одновременно в просвете кишечника и в полости тела.

Обычно они локализовались в части кишечной трубки, идущей непосредственно за желудком. В местах прикрепления паразитов к стенке кишечника отмечены точечные кровоизлияния.

Таблица Результаты экспериментального заражения прыткой ящерицы Lacerta agilis скребнем Corynosoma strumosum Локализация и число обнаруженных скребней Длина Количество Период поверхность поверхность кишечника кишечника (см) и Внешняя Внешняя желудка Просвет № введенных инвазии Печень пол скребней (сут.) ящериц 1 10 1,5 3 2 21 2 6 3 20 2 не обнаружены 4 15 4 3 5 12 4 6 6 4 2 7 8 4 3 8 10 5 9 13 5 5 1 10 16 6 8 1 11 8 10 12 20 10 не обнаружены 13 8,0 15 25 14 8,9 15 30 15 8,7 15 30 16 14 34 не обнаружены 17 7,6 15 90 не обнаружены 18 8,7 15 90 19 9,1 15 105 20 8,5 15 105 не обнаружены 21 9,6 20 105 не обнаружены 22 8,5 15 105 не обнаружены 23 6,8 15 105 не обнаружены 24 21 572 не обнаружены Независимо от количества скормленных паразитов, в полости тела или на внутренних органах в большинстве случаев было найдено по одному скребню и только в трех случаях таких паразитов было два. В большинстве случаев скребни находились на наружной поверхности кишечника, но в двух случаях они располагались на поверхности печени (№ 9, 10) и в одном – на поверхности желудка (№ 9).

Срок заражения 1,5-2 суток. Спустя 1,5-2 суток после заражения было вскрыто три ящерицы, из которых две оказались инвазированными. Большинство скребней (9 экз.) найдено в просвете тонкого отдела кишечника. Лишь два скребня смогли проникнуть через стенку кишечника и осесть на наружной поверхности кишечника. При гистологическом исследовании одного из скребней, обнаруженного в стенке кишечника, выявлено, что гельминт прикреплен к слизистой кишечника с помощью расположенного на переднем конце хоботка (Рисунок 119). В тканях вокруг хоботка отсутствует зона воспаления, а непосредственно к поверхности хоботка прилегает тонкий слой погибших клеток.

Тегумент скребней, проникших в полость тела, на световых фотографиях выглядит целым, неповрежденным, в его структуре легко можно различить поперечно-полосатый, войлочно-волокнистый и радиально-волокнистый слои.

Общая толщина тегумента составляет 32-37 мкм. Ультраструктурное изучение показало, что скребни проникшие сквозь стенку кишечника ящериц, покрыты прерывистым и тонким слоем гликокаликса, толщиной 0,05-0,09 мкм (Рисунок 120А). Однако гликокаликс выявляется не на всей поверхности тела (Рисунок 120Б, 124А, Б, 125А).

Для поперечно-полосатого слоя характерны многочисленные радиально ориентированные каналы, часть которых имеет ампуловидную форму (Рисунок 120А, Б). На некоторых фотографиях видно, что погруженные участки каналов поперечно-полосатого слоя сливаются, а их устья расширены. Терминальные участки каналов также расширены в виде крупных везикул, максимальный диаметр которых составляет 0,7 мкм (Рисунок 120А, Б). В везикулах часто наблюдаются мелкие пузырьки, а также мелкие скопления рыхлого умеренно плотного материала. В некоторых случаях видно, что эти мелкие пузырьки образуются путем выбухания стенки расширенных участков каналов.

Уже на столь раннем сроке инвазии отчетливо проявляется защитная реакция хозяина в виде образования вокруг скребней толстой многослойной капсулы, толщина которой колеблется в пределах от 28 до 139 мкм (Рисунок 121).

В глубоких слоях капсулы клетки лежат плотно и ближе к ее внешней поверхности они располагаются более рыхло. Клеточный состав капсулы представлен в основном макрофагами, значительно реже встречаются крупные многоядерные клетки, гранулоциты и фибробласты.

Макрофаги имеют округлую или вытянутую форму и характеризуются множеством тонких пальцевидных отростков, толщиной 0,08-0,10 мкм (Рисунок 122А, Б). Отростки соседних клеток часто переплетаются друг с другом, иногда связаны между собой контактами, напоминающими плотные соединения.

Размеры клеток – от 4,9 до 14,7 мкм в длину и от 3,0 до 7,9 мкм в ширину. Ядра макрофагов, располагаются эксцентрично и характеризуются четким овальным ядрышком и многочисленными скоплениями гетерохроматина, рассеянными в кариоплазме или сконцентрированными в виде узкого слоя вдоль внутренней поверхности ядерной оболочки. Цитоплазма макрофагов содержит хорошо развитый комплекс Гольджи с множеством отпочковывающихся от его цистерн мелких пузырьков (Рисунок 122А, Б, 123А, Б). В зонах Гольджи и вблизи от него часто наблюдаются лизосомоподобные гранулы с содержимым средней электронной плотности. Содержимое заполняет гранулу или полностью или только ее центральную часть и отделяется от окружающей мембраны светлым промежутком. Кроме того, в цитоплазме выявляется хорошо развитая гранулярная эндоплазматическая сеть, организованная в виде длинных канальцев, скопления которых обычно наблюдаются вблизи зон Гольджи. Окончания канальцев, обращенные к комплексу Гольджи, часто имеют вид небольших гладких расширений. Многочисленные овальные или удлиненные митохондрии содержат электронно-плотный матрикс и хорошо развитые кристы. Из включений в цитоплазме встречаются липидные капли, иногда образующие скопления, и электронно-плотные фагосомы неправильной формы и наибольшим диаметром 0,9 мкм. В некоторых клетках фагосомы выглядят частично опустошенными.

Многоядерные клетки, располагающиеся во внутреннем и в среднем участках капсулы, морфологически сходны с макрофагами и содержат (на одном срезе) до четырех ядер (Рисунок 121, 124А, Б).

Гранулоциты капсулы представлены двумя типами. Гранулоциты первого типа (эозинофилы) обычно располагались группами во внутренней части капсулы вблизи от поверхности гельминта (Рисунок 125А), но поодиночке встречались и в других слоях капсулы (Рисунок 125Б, В). Их размеры составляли 5,8-12,23,2-5, мкм. Морфологически эозинофилы были сходны с базофилами, однако отличались от них сегментированным ядром и разнообразной морфологией гранул, среди которых можно было выделить три разновидности. Некоторые гранулы были полностью заполнены гомогенным электронно-плотным содержимым и имели размеры 0,4-1,00,4-0,7 мкм. Большинство гранул выглядели частично опустошенными, и их содержимое сохранялось или в виде периферийного ободка, или в виде ячеистой структуры. По сравнению с гранулами первой разновидности, эти гранулы были немного крупнее (0,6 1,10,5-1,0 мкм), и их содержимое представлялось более плотным. Гранулы третьей разновидности (0,8-0,90,5-0,7 мкм) отличались плотным гетерогенным содержимом, в котором наблюдались более или менее многочисленные участки средней электронной плотности.

Гранулоциты второго типа, которые мы рассматриваем как базофилы, встречались по всей толще капсулы, в том числе вблизи поверхности паразита (Рисунок 126А, Б). Они имели размеры 6,2-10,14,2-4,9 мкм и отличались наличием в цитоплазме многочисленных крупных округлых или овальных гранул с гомогенным электронно-плотным содержимым, полностью заполняющим гранулы. Размеры гранул – 0,3-1,10,3-0,7 мкм. Из органелл в цитоплазме наблюдались немногочисленные митохондрии, короткие канальцы гранулярной эндоплазматической сети, хорошо развитый комплекс Гольджи и центриоли, располагающиеся вблизи ядра и зоны Гольджи. Овальное или грушевидное ядро было смещено к периферии клетки и характеризовалось большим количеством гетерохроматина, образующего почти сплошной толстый поясок вдоль ядерной оболочки и крупные скопления в центральной части ядра. Крупное, четко очерченное ядрышко располагалось в наиболее широкой части ядра. В отличие от макрофагов гранулоциты имели немногочисленные и короткие отростки.

Фибробласты обнаруживались только в наружной, наиболее рыхлой части капсулы и располагались поодиночке (Рисунок 127). В обширных межклеточных пространствах между ними не выявлялось каких-либо фибриллярных образований. В случаях контакта между собой эти клетки были связаны немногочисленными десмосомами. Размеры клеток составляли 12,2-20,82,2-6, мкм. Эти клетки отличались удлиненно-овальной формой и крупным светлым ядром с одним-двумя четкими ядрышками и минимальным количеством гетерохроматина. В цитоплазме имелись умеренно развитая в виде системы канальцев и редких расширенных цистерн гранулярная эндоплазматическая сеть, многочисленные полирибосомы, мелкие овальные митохондрии и филаменты, диаметром 7-10 нм (Рисунок 128А, Б). Филаменты встречались как на периферии тела клетки, так и в ее центральной части и были организованы в виде пучков, ориентированных в разных направлениях.

Скребни, обнаруженные в полости тела ящериц спустя 4, 5, 6, 10, 25 и суток после инвазии, сохраняли структурную целостность и были полностью инкапсулированы. Строение их тегумента и окружающей капсулы на всех сроках заражения было изучено свето-микроскопическим методом (за исключением одного скребня, обнаруженного на десятые сутки после заражения). В эти сроки инвазии окружающая скребней капсула имеет однослойное строение;

основными ее компонентами являются макрофаги, менее многочисленными являются многоядерные клетки, еще реже видны лейкоциты и фибробласты. Как правило, толщина капсулы в разных ее участках варьирует в широких пределах.

Срок заражения 4 суток. После четырех суток инвазии были вскрыты четыре прыткие ящерицы и одна зеленая ящерица. Большая часть гельминтов (21 экз.) была обнаружена прикрепленными к слизистой тонкого отдела кишечника. На внешней поверхности кишечника ящериц найдено три скребня, на жировом теле найден один гельминт. Все скребни из полости тела животных были заключены в рыхлую капсулу. Плотность расположения клеток в капсулах, располагающихся на кишечнике, уменьшалась по направлению от поверхности гельминта. Толщина капсулы варьировала в широких пределах от 29 до 303 мкм.

К сожалению, капсулы на этом сроке формирования были взяты без фрагментов органов, поэтому невозможно проследить зависимость ее толщины от характера расположения относительно органа. В капсуле вокруг скребня на жировом теле клетки располагались равномерно, а ее толщина варьировала в несколько меньших пределах (99-243 мкм).

Срок заражения 5 суток. На пятый день после заражения было вскрыто две ящерицы. Всего было найдено 12 скребней, из них 10 находились в просвете кишечника, один инкапсулированный скребень был обнаружен на печени, и один не инкапсулированный гельминт с помощью эвагинированного хоботка был прикреплен к желудку. Толщина капсулы, расположенной на кишечнике, варьировала от 15-36 мкм на свободной поверхности до 300 мкм на стороне, прилежащей к поверхности кишечника (Рисунок 129). У капсулы, расположенной на печени, наблюдалась иная закономерность, и минимальной толщины в 17 мкм она достигала на стороне, обращенной к печени, тогда как на свободной поверхности ее толщина составляла 93 мкм (Рисунок 130). В обоих случаях клетки были равномерно распределены по всей толще капсулы, и между ними были видны небольшие светлые межклеточные пространства. По сравнению с капсулой на кишечнике, капсула на печени отличалась повышенным количеством многоядерных клеток.

Срок заражения 6 суток. Через шесть дней инвазии была вскрыта одна ящерица, в которой найдено десять скребней. Из них 8 были обнаружены в просвете кишечника и по одному – на внешней поверхности кишечника и печени.

Капсула, обнаруженная на печени, характеризуется неравномерной толщиной (51 308 мкм) и отличается настолько рыхлым расположением образующих ее клеток, что на световых фотографиях на их поверхности отчетливо видны многочисленные пальцевидные отростки. Вблизи скребня отмечается своеобразный «бислой», в котором макрофаги лежат более плотно, чем в остальной части капсулы. Здесь же встречаются крупные многоядерные клетки, насчитывающие до 6 ядер на одном срезе. В некоторых участках наружного отдела капсулы наблюдаются крупные скопления эритроцитов, а в толще капсулы встречаются мелкие группы пигментных клеток.

Срок заражения 10 суток. На десятый день после заражения вскрыто ящерицы, из которых одна оказалась не зараженной. У второй ящерицы в просвете кишечника гельминты не найдены, но на кишечнике был обнаружен один инкапсулированный скребень (Рисунок 131). Капсула этого скребня была плотно спаянна с наружной оболочкой кишечника. Толщина капсулы варьировала от 20 до 306 мкм, причем ее внутренняя часть, в отличие от наружной, представлялась более компактной и состояла из 2-3 рядов плотно расположенных клеток. Наружная часть капсулы значительно шире внутренней и характеризовалась обширными межклеточными пространствами, включающими многочисленные отростки макрофагов и других клеток.

Срок заражения 25 суток. Через 25 дней была вскрыта одна ящерица. Это предельный срок, когда удалось обнаружить скребней в просвете кишечника ( экз.). В полости тела скребни не найдены.

Срок заражения 30 суток. Спустя 30 дней после заражения вскрыто ящерицы, и обе оказались зараженными. Всего было обнаружено три инкапсулированных скребня, располагающихся на внешней поверхности кишечника. Во всех случаях капсулы плотно прилежали к скребню, и их толщина составила 40-70 мкм (Рисунок 132А, Б). В отличие от предыдущих сроков инвазии, клетки, образующие капсулы, располагались плотно, и межклеточные пространства были минимальными. Кроме того, многоядерные клетки встречались не поодиночке, а были организованы в небольшие группы, располагались в непосредственной близости от тегумента паразита и часто образовывали сплошной ряд (Рисунок 132А, Б, 133А). От остальных клеток многоядерные клетки отличались более темной окраской. В наружной части капсулы выявлялись немногочисленные капилляры (1-2 на одном срезе), заполненные эритроцитами. На внешней поверхности капсулы встречались скопления эритроцитов, между которыми наблюдались немногочисленные лейкоциты (Рисунок 133Б).


Срок заражения 90, 105 суток. На девяностый (вскрыто две ящерицы) и сто пятый (вскрыто пять ящериц) дни после заражения было найдено по одному дегенерированному скребню. При свето-микроскопическом изучении вокруг скребней наблюдалось уплотнение капсулы и дифференциация ее на два четких слоя (Рисунок 134, 135А). Если на более ранних сроках многоядерные клетки в капсуле встречались поодиночке или группами, то на данном этапе эксперимента многоядерные клетки образуют самостоятельный сплошной внутренний слой. На срезе одной многоядерной клетки насчитывается до 25 ядер. В некоторых из них видны структуры, напоминающие фагосомы;

характер и окраска их содержимого совпадает с таковыми дегенерированного скребня. На стороне, обращенной к дегенерированному скребню, многоядерные клетки образуют многочисленные короткие отростки, направленные к разрушенному паразиту (Рисунок 134, 135Б).

Создается впечатление, что при его жизни цитоплазматические отростки многоядерных клеток могли проникать в каналы поперечно-полосатого слоя тегумента. К сожалению, электронно-микроскопического исследования этой капсулы выполнить не удалось, поэтому остается неясным характер взаимоотношений этих отростков с тегументом паразита.

В наружном слое капсулы обнаружено множество типов клеток, среди которых на полутонких срезах можно идентифицировать лишь некоторые (Рисунок 134, 135А). Во внутренней части наружного слоя капсулы видны обширные скопления лимфоцитов, которые легко узнаются по небольшим размерам и относительно крупному плотному ядру. Как правило, лимфоциты занимают периваскулярное положение и окружают капилляры, которые пронизывают значительную часть толщи капсулы вплоть до ее центральных участков. Здесь же видны немногочисленные эритроциты. Имеются также макрофаги, которые отличаются крупными размерами, округлым ядром и плотными гранулами, рассеянными по светлой цитоплазме. Во внешней половине наружного слоя капсулы преобладают удлиненные фибробласты, в межклеточном веществе которых располагаются многочисленные волокна, предположительно коллагеновые.

Глава 5. ОБСУЖДЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ ДАННЫХ 5.1. Анализ морфологии покровных тканей скребня Corynosoma strumosum в естественных паратенических хозяевах Покровы исследованных скребней имеют типичное строение и почти не отличаются от покровов цистакантов и взрослых особей других видов скребней. В монографии Ю.К. Богоявленского и Г.В. Ивановой (Богоявленский, 1978) отражена тонкая структура покровных тканей взрослых скребней из семейства полиморфид (Polymorphus magnus, Polymorphus phippsi, Polymorphus minutus, Polymorphus hamanni). По их данным покровы этих скребней состоят из эпикутикулы, кутикулы, трехслойной гиподермы и базальной мембраны, соответствующих гликокаликсу, покровному комплексу, трем слоям тегумента (поперечно-полосатому, войлочно-волокнистому и радиально-волокнистому) и базальной пластинке, выявленным нами у исследованных скребней на электронно-микроскопическом уровне. При этом толщина покровов полиморфид в передней части тела значительно превышает таковую в их задней части. У исследованных нами скребней толщина тегумента в этих частях метасомы колеблется незначительно в пределах от 31 до 40 мкм. Однако в пресоме кориносом толщина тегумента не превышает 20 мкм.

По данным Ю.К. Богоявленского и Г.В. Ивановой (Богоявленский, 1978), эпикутикула (гликокаликс) взрослых особей скребней Polymorphus magnus, Polymorphus minutus Polymorphus phippsi и интенсивно окрашивается альциановым синим и имеет толщину в пределах 0,7-1,5 мкм. Этими же авторами отмечено, что L. Holloway и B. Nickol (Holloway, 1970) не обнаружили гликокаликс на поверхности скребня Polymorphus hamanni. По сведениям В.П.

Никишина (Никишин, 2004) слой гликокаликса на поверхности взрослых Polymorphus magnus выявляется только электронно-микроскопическим методом и составляет менее 0,1 мкм. В то же время имеются сведения, что на стадии цистаканта гликокаликс скребней достигает наибольших значений по сравнению с другими стадиями онтогенеза. У Polymorphus magnus и Polymorphus strumosoides гликокаликс достигает толщины 1,9 мкм (Никишин, 1986, 1994). На полутонких срезах на поверхности большинства исследованных нами скребней слой гликокаликса не обнаруживается, что может быть обусловлено либо его непостоянной толщиной, либо неспецифической методикой окраски, слабо выявляющей его структуру. Светомикроскопически толстый слой гликокаликса, толщиной около 2 мкм, был обнаружен нами только у одного скребня из желтоперой камбалы. Однако при электронно-микроскопическом исследовании у большинства исследованных нами скребней толстый слой гликокаликса выявлялся, при этом, по своему тонкому строению он был сходен с гликокаликсом цистакантов других полиморфид. Например, у скребней Polymorphus magnus и Polymorphus strumosoides он образован тонкими, плотно расположенными филаментами, ориентированными перпендикулярно поверхности паразита;

в его составе выделены три зоны (Никишин, 1986, 1994).

Во внутренней наиболее тонкой зоне элементы гликокаликса плотно примыкают друг другу, из-за чего эта часть гликокаликса выглядит более электронно плотной. В средней наиболее толстой зоне гликокаликса филаменты расположены несколько менее плотно. В наружной части гликокалиска они расположены еще более рыхло и имеют вид сетчатой структуры. У кориносом из керчака Стеллера и толстощека Миддендорфа гликокаликс был организован сходным образом, однако в его строении выделяются не три, а две зоны, соответствующие внутреннему и среднему слоям гликокаликса, описанным у цистакантов полиморфов. У кориносом из тихоокеанской наваги, тихоокеанской зубастой корюшки и желтоперой камбалы гликокаликс был представлен в виде единственного слоя, также состоящего их густо расположенных тонких филаментов, ориентированных в направлении, перпендикулярном поверхности паразитов. Наибольшую толщину в 2,4-2,5 мкм гликокаликс имел на поверхности скребней из керчака, толстощека и камбалы, а у паразитов из наваги и зубастой корюшки он был несколько тоньше, и его максимальная толщина составляла 1, мкм. В то же время на поверхности пресомы у одного из исследованных скребней гликокаликс был развит слабо и имел толщину не более 0,1 мкм. Этот результат соответствует имеющемуся представлению о том, что в пресоме цистакантов гликокаликс выражен значительно хуже, чем в метасоме (Никишин, 2004).

Следует отметить, что гликокаликс скребней из экспериментально зараженного толстощека Миддендорфа морфологически несколько отличался от гликокаликса скребней их естественно зараженных рыб этого вида тем, что включал группы мелких везикул неясного происхождения. Помимо этих везикул, в нем также наблюдались образования, напоминающие микротрубочки, ориентированные более или менее перпендикулярно поверхности скребня.

Интерпретация этого факта затруднительна ввиду ограниченности данных по морфологии столь мощного слоя гликокаликса и почти полному отсутствию таковых о механизмах его образования. В то же время, имеются сведения о морфологическом, включая размерные характеристики, сходстве гликокаликса на поверхности цистакантов и цисты цистицеркоидов гименолепидатных цестод (Никишин, 2011а). Было предположено, что материал для формирования гликокаликса этих цистицеркоидов может доставляться из цитонов тегумента в виде мелких везикул (Краснощеков, 1979). Эти везикулы по своей морфологии сходны с обнаруженными нами в составе гликокаликса кориносом из экспериментально инвазированных толстощеков Миддендорфа. В качестве рабочей гипотезы можно предполагать, что в обоих случаях везикулы, обнаруживаемые во внутренней части гликокаликса, как минимум участвуют в образовании утолщенного слоя гликокаликса.

По данным разных авторов, важнейшей функцией гликокаликса скребней является инактивация протеолитических ферментов хозяина;

кроме того гликокаликс, возможно, участвует в транспорте ионов в тегумент, расщеплении различных веществ (Ito, 1969;

Read, 1973;

Lumsden, 1975a,b;

Pappas, 1975).

Некоторые исследователи, не исключают и функцию защиты от механических воздействий и клеточных реакций хозяина (Давыдов 1988;

Kie, 1971;

Lumsden, 1972). Так, В.Г. Давыдов (Давыдов, 1988), проведя эксперименты по имплантации плероцеркоидов цестод Triaenophorus nodulosus в брюшную полость рыб, пришел к выводу, что гликокаликс «наряду с другими функциями способствует созданию «химического» барьера, препятствующего цитолитическому действию лейкоцитов хозяина». Полученные нами результаты подтверждают предположение о том, что гликокаликс участвует в защите гельминтов от негативного воздействия клеток хозяина. В пользу этого свидетельствуют три главных наблюдаемых нами явления. Во-первых, не вызывает сомнений, что в паратеническом хозяине слой гликокаликса на поверхности скребня образуется заново, поскольку гликокаликс, сформированный в период формирования цистаканта, при попадании гельминта в паратенического хозяина неизбежно должен разрушаться под действием ферментов пищеварительного тракта, так как состоит преимущественно из мукополисахаридов. Во-вторых, в некоторых капсулах клетки, контактирующие со скребнем, образуют многочисленные пальцевидные отростки, погруженные вглубь гликокаликса, но очень редко достигающие поверхности тегумента. Отсюда создается впечатление, что толстый слой гликокаликса препятствует проникновению этих отростков к наружной цитоплазматической мембране тегумента скребня. В-третьих, скребни, которые находились в неестественных паратенических хозяевах (в ящерице или аквариумной рыбе), будучи живыми, не имели на своей поверхности толстого слоя гликокаликса, типичного для скребней из естественных паратенических хозяев. Можно предполагать, что отсутствие гликокаликса в последних случаях является одной из причин угнетенного состояния (в аквариумных рыбах) или гибели (в ящерицах) этих паразитов, что мы и наблюдали в экспериментах.


У скребней поверхностный отдел тегумента пронизан каналами, открывающимися на поверхности червя и слепо заканчивающимися в глубине тегумента (в везикулярном слое). Иначе говоря, этот отдел (поперечно-полосатый слой) тегумента образован инвагинатами наружной цитоплазматической мембраны. Считается, что система каналов увеличивает площадь активной поверхности тегумента, участвующей во всасывании необходимых для жизнедеятельности паразита субстанций (Byram, 1973;

Graeber, 1978). Также предполагается, что через каналы этого слоя может осуществляться выделение гликокаликса на поверхность скребней (см. выше). Толщина поперечно полосатого слоя исследованных скребней не превышает 4 мкм. По некоторым сведениям, у других полиморфид толщина этого слоя составляет около 6 мкм (Богоявленский, 1978). Расширенные базальные части каналов, имеющие на срезе внешность везикул, образуют везикулярный слой. Диаметр этих везикул в тегументе большинства кориносом не превышает 0,2 мкм. Лишь у одного скребня из керчака Стеллера элементы везикулярного слоя тегумента были аномально расширены (до 1,2-1,6 мкм). Следует отметить, что в этом случае скребень был окружен капсулой, отличающейся от остальных капсул составом исключительно из клеток воспалительного ряда. Учитывая то, что элементы везикулярного слоя представляют собой инвагинаты наружной мембраны тегумента, и, таким образом, имеют непосредственную связь с полостью тела хозяина, можно предполагать, что их расширение является морфологическим выражением ответа паразита на клеточную реакцию хозяина.

5.2. Сравнительный анализ морфологии капсулы вокруг скребней Corynosoma strumosum в естественных паратенических хозяевах 5.2.1. Общая характеристика капсул Всего исследовано 178 скребней, извлеченных из полости тела семи видов рыб. В подавляющем большинстве случаев скребни (170 экземпляров) были заключены в сплошную, непрерывную капсулу;

два скребня были покрыты тонкой прерывистой капсулой и шесть скребней были почти полностью ее лишены. Абсолютно все выделенные скребни были с инвагинированным хоботком и, за исключением одного, были живыми. Погибший скребень, найденный в организме зубастой корюшки, был полностью дегенерирован и окружен толстой двухслойной капсулой. Наружный слой капсулы состоял из живых фибробластов, а внутренний был представлен разрушенными клетками.

Граница между капсулой и погибшим скребнем не определялась.

Большинство скребней (123 из 178) было найдено на брыжейке кишечника.

Меньшая часть гельминтов располагалась на других органах: печени, селезенке, гонадах и желчном пузыре. На брыжейке кишечника скребни, заключенные в капсулу, чаще располагались относительно свободно и удерживались на ней с помощью тонких полосок соединительной ткани. Реже, скребни локализовались глубоко в брыжейке, плотно соединяясь с ней благодаря мощным разрастаниям соединительной ткани. На поверхности печени, селезенки, гонад и желчного пузыря инкапсулированные скребни лежат не плотно, образуя в них небольшое углубление;

лишь в одном случае (у желтоперой камбалы) скребень проник в паренхиму печени на незначительную глубину. Крепление гельминтов осуществляется наружной поверхностью окружающей их капсулы к соединительно-тканной оболочке органов. При изучении гистологических препаратов между органами и инкапсулированным гельминтом часто видно пространство, которое возникало в ходе подготовки гельминтов к исследованию.

Этот факт является косвенным подтверждением относительно слабого закрепления паразитов на органах.

Толщина капсул, расположенных на брыжейке пищеварительного тракта у тихоокеанской зубастой корюшки, пятнистого терпуга, керчака Стеллера, желтоперой камбалы и толстощека Миддендорфа колеблется в пределах от 15 до 92 мкм. У обыкновенной малоротой корюшки исследованные капсулы были тоньше и составляли в толщину 5-30 мкм. Наиболее толстостенные капсулы найдены вокруг скребней из тихоокеанской наваги. Их максимальная толщина достигала 172 мкм.

Можно предположить, что толщина капсулы обусловлена сроком пребывания паразита в организме хозяина, а также видовыми особенностями физиологии хозяев. В пользу первого предположения свидетельствуют следующие факты. У двух малоротых корюшек и одного толстощека Миддендорфа были найдены четыре скребня, полностью лишенных капсул;

вблизи их поверхности лишь иногда наблюдались скопления из 2-3 клеток.

Вероятно, эти скребни только что мигрировали в полость тела и находились на самом начальном этапе процесса инкапсуляции. В другом случае, у трех зубастых корюшек помимо скребней полностью изолированных капсулой, были найдены скребни, окруженные либо незначительными скоплениями клеток, либо тонкой прерывистой капсулой. Эти факты позволяют предполагать, что самый ранний этап развития капсулы заключается в концентрации групп клеток у поверхности паразита. Впоследствии, постепенно объединяясь, эти клетки формируют непрерывный тонкий слой. Дальнейшее утолщение капсулы происходит путем включения в нее вновь прибывших клеток.

В составе капсул кориносом нами выделено от одного до трех слоев.

Двухслойная капсула отмечена у обыкновенной малоротой корюшки и тихоокеанской наваги, трехслойная – у тихоокеанской зубастой корюшки, керчака Стеллера, толстощека Миддендорфа и пятнистого терпуга. У желтоперой камбалы отмечены две модификации капсулы: однослойная и двухслойная.

У большинства исследованных гельминтов, внутренний слой капсулы представляет собой сплошную, довольно равномерную зону дегенерирующих и разрушенных клеток. Такой же отдельный (самостоятельный) внутренний слой дегенерирующих клеток был описан в капсуле у метацеркарий трематод Ornithodiplostomum ptychocheilus и Ribeiroia marini (Huizinga, 1997;

So, 1982).

Сходство между этими данными и полученными нами результатами заключается в том, что в плотном бесструктурном содержимом внутреннего слоя могут быть видны сохранившиеся ядра дегенерирующих клеток. В случае с метацеркарией Bucephaloides gracilescens такой слой отсутствует, но в участке капсулы, примыкающем к цисте, имеется пространство, заполненное грубо гранулированным материалом и остаточными тельцами (Halton, 1982). Подобным образом устроена внутренняя часть капсулы у некоторых скребней из наваги, в которой мы наблюдали липидные капли, миелиноподобные структуры и отдельные фрагменты клеток. У некоторых скребней из толстощека Миддендорфа внутренний слой капсулы состоял из спорадически рассеянных клеток, которые, хотя и имели четко очерченные границы, но находились на разных стадиях дегенерации.

Считается, что деструкция клеток, образующих внутреннюю часть капсулы, вызвана давлением на них со стороны ее внешнего слоя (Mitchell, 1974) и (или) обусловлена ростом гельминта (Halton, 1982). Кроме того, предполагается, что дегенерация клеток внутренней части капсулы может быть вызвана ухудшением их питания и (или) недостатком кислорода (Halton, 1982). Первому мнению не противоречат наши результаты, свидетельствующие, что над слоем дегенерирующих клеток всегда располагается слой живых клеток, организованных очень плотно, с минимальными межклеточными пространствами.

В то же время, нужно учитывать, что упомянутые авторы (Mitchell, 1974;

Halton, 1982) изучали инкапсулированных метацеркарий трематод, у которых между тегументом паразита и капсулой имеется циста, отсутствующая у изученных нами скребней, следовательно, механизмы взаимоотношений гельминтов с организмом хозяина в обоих случаях могут несколько различаться.

Поскольку, в отличие от метацеркарий, окруженных цистой, в случаях со скребнями клетки капсулы непосредственно контактируют с паразитом, причиной гибели этих клеток может быть его защитная реакция. Поэтому, мы допускаем, что механические причины деструкции клеток внутренней части капсулы, могут быть не единственными.

Далее, в исследованных капсулах скребней кровеносные сосуды наблюдались не во всех случаях (отсутствовали в капсулах из корюшек, наваги и терпуга), а если и обнаруживались (у толстощека, камбалы и керчака), то только в их наиболее наружных участках. Поэтому предположение D.W. Halton и B.R.

Johnston (Halton, 1982) о том, что деструкция внутренней части капсулы может быть связана с ухудшением ее питания, может быть вполне применено к нашим случаям.

В отличие от капсул, обнаруженных в большинстве других видов рыб, внутренний слой капсул из зубастой корюшки состоит из двух частей: более светлой и рыхлой проксимальной и плотной дистальной. Такое разделение на части, по нашему мнению, происходит в результате подготовки образцов скребней к исследованию, в процессе которой гельминты для лучшей пропитки заливочной смесью разрезались пополам.

Остальная часть капсулы во всех исследованных случаях образована живыми клетками и во многих случаях пучками коллагеновых волокон.

Плотность расположения клеток уменьшается по направлению к внешней поверхности капсулы.

5.2.2. Характеристика клеточного состава капсул Согласно В.Л. Быкову (Быков, 2007): «воспаление – эволюционно сформировавшаяся стереотипная защитно-приспособительная реакция организма на местное повреждение, которая может быть вызвана действием различных экзогенных и эндогенных факторов». Известно, что процесс воспаления состоит из этапов альтерации, экссудации и пролиферации и помимо прочего, включает миграцию лейкоцитов, а на завершающем этапе – фибробластов. В зависимости от наличия или отсутствия лейкоцитарного компонента, а также исходя из соотношения лейкоцитов и фибробластов, в составе капсул нами условно выделено три их структурные модификации: «фибробластическая», «лейкоцитарная» и «промежуточная». «Фибробластические» капсулы встречаются в зубастой и малоротой корюшках, а также в наваге. Данное название взято по аналогии с термином «фибробластическая капсула», который был использован В.Г. Давыдовым (Давыдов, 1978) при исследовании особенностей инкапсуляции Diphyllobothrium latum в разных органах трех видов рыб. Характерным признаком таких капсул является то, что они преимущественно состоят из фибробластов, фиброцитов и коллагеновых волокон.

Лишь в одном случае в среднем слое трехслойной капсулы извлеченной из зубастой корюшки было обнаружено небольшое скопление предполагаемых лейкоцитов, а у наваги в капсулах, кроме фибробластических элементов, были обнаружены редкие гранулоциты и макрофаги, хорошо определяемые на светооптическом уровне по наличию в их цитоплазме, соответственно, гранул и фагосом.

«Лейкоцитарные» капсулы отмечены вокруг скребней из камбалы, керчака и толстощека и отличаются от «фибробластических» тем, что наряду с фибробластами и коллагеновыми волокнами в их состав входит большое количество лейкоцитов. При этом в капсулах из камбалы лейкоциты в основном были представлены моноцитами (макрофагами), а из керчака и толстощека – макрофагами, нейтрофилами и эозинофилами. Кроме того, по сравнению с капсулами из толстощека, в капсулах из керчака количество нейтрофилов визуально несколько выше, чем эозинофилов. У рыб всех трех видов количество лимфоцитов в капсулах было невелико. Учитывая, что реакция воспаления характеризуется миграцией и лейкоцитов и фибробластов, название «фибробластическая» капсула применяется только с целью подчеркнуть преимущественное содержание в ее составе фибробластических элементов.

Капсула промежуточной формы отмечена только у терпуга. Она состоит преимущественно из фибробластов и коллагеновых волокон, но включает и немногочисленные макрофаги и гранулоциты, количество которых визуально больше, чем в «фибробластических» капсулах у наваги, но значительно меньше, чем в «лейкоцитарных» капсулах из камбалы, керчака и толстощека. Однако если в «фибробластических» капсулах (из наваги) редкие лейкоциты встречаются во всей ее толще, за исключением внутреннего слоя, то в «промежуточных»

капсулах из терпуга немногочисленные лейкоциты обнаруживаются только в ее наружном слое.

Ниже рассматриваются морфологические особенности каждой модификации капсул.

5.2.3. Строение «фибробластической» капсулы Полученные результаты свидетельствуют, что капсула, окружающая скребней в корюшках и наваге, образована исключительно или преимущественно из фибробластов (фиброцитов) и их производных.

Сходная по составу капсула отмечена вокруг метацеркарий трематод Posthodiplostomum сuticola, Uvulifer ambloplitis и Neascus pyriformis, цестод Triaenophorus nodulosus и некоторых других тканевых гельминтов (Березанцев, 1968б;

Пронина, 1988;

Wittrock, 1991). При этом у метацеркарий Uvulifer ambloplitis и Neascus pyriformis из тканей зеленого солнечника и красного нотрописа внутренний слой капсулы состоит исключительно из фиброцитов, а наружный преимущественно из коллагеновых волокон (Wittrock, 1991). Капсула вокруг метацеркарий P. cuticola и Opisthorchis felineus из карповых рыб – однослойная и образована фибробластами и равномерно расположенными между ними коллагеновыми волокнами (Березанцев, 1968б;

Беэр, 2005). В капсулах у исследованных нами скребней распределение коллагеновых волокон не равномерно. В капсулах из корюшек, состоящих из трех слоев, коллагеновые волокна располагаются исключительно среди фибробластов и, в особенности, фиброцитов наружного слоя капсулы. В двухслойных капсулах из наваги коллагеновые волокна найдены по всей толще капсулы, но их количество возрастает по направлению к ее наружной поверхности.

То, что волокна, обнаруженные в составе капсул, являются коллагеновыми, подтверждается специфическим гистохимическим тестом (окраска по Маллори).

Кроме того, электронно-микроскопически выявляется типичная поперечная исчерченность, характерная для коллагеновых волокон.

5.2.4. Строение «лейкоцитарной» капсулы Капсулы из желтоперой камбалы, толстощека Миддендорфа и керчака Стеллера названы нами «лейкоцитарными», поскольку помимо фибробластов и коллагеновых волокон в их составе найдено большое количество макрофагов, моноцитов и гранулоцитов. У керчака и толстощека, бльшая часть скребней заключена в капсулы, организованные в три слоя, у скребней из камбалы капсулы однослойные или двухслойные. В капсулах скребней из керчака и толстощека внутренний слой состоит из дегенерирующих клеток. Остальные два слоя выделены на основании более плотного (в среднем) и более рыхлого (в наружном) расположения клеток. У камбалы однослойные капсулы образованы равномерно расположенными клетками. В двухслойной капсуле слои различаются не только характером расположения клеток, но и качественно разным их составом.

Кровеносные сосуды обнаружены в наружном слое капсул скребней из всех трех видов рыб.

Среди лейкоцитов особую роль в формировании этих капсул играют моноциты и макрофаги. Клетки обоих типов были нами обнаружены только у желтоперой камбалы. В литературе имеются сведения о морфологии и тех и других в капсуле из камбаловых рыб, окружающих чужеродные живые и неживые объекты. В частности, и те и другие клетки обнаружены вокруг частиц углерода в морской камбале Pleuronectes platessa (Ferguson, 1976;

MacArthur, 1985), а также вокруг бактерий Bacillus cereus и Yersinia ruckeri в американской камбале Pleuronectes americanus (Bodammer, 1996). По данным всех упомянутых авторов моноциты характеризуются светлым ядром от округлой до бобовидной формы с отчетливым ядрышком, относительно хорошо развитой гранулярной эндоплазматической сетью и мелкими плотными лизосомоподобными тельцами.

Макрофаги похожи на моноциты, но отличаются несколько большими количеством и размерами плотных телец (иногда очень крупных) и наличием остаточных телец. Макрофаги и моноциты, обнаруженные нами в капсулах из желтоперой камбалы, характеризуются такими же морфологическими признаками.

В капсулах, окружающих скребней из керчака Стеллера и толстощека Миддендорфа, моноциты не обнаружены. Макрофаги в капсулах из этих рыб имеют значительное сходство с макрофагами желтоперой камбалы, а также с макрофагами, описанными разными авторами у других видов рыб (MacArthur, 1984;

Bodammer, 1986). Во всех случаях они характеризуются эксцентрично расположенным ядром с мелко рассеянным хроматином, умеренно развитым синтетическим аппаратом в виде канальцев гранулярной эндоплазматической сети и комплекса Гольджи, а также наличием лизосомоподобных телец, крупных фагосом и светлых вакуолей.

Известно, что макрофаги принимают активное участие в защитной реакции организма от инвазии гельминтами. В частности показано, что паразитирование лигулы Ligula intestinalis в брюшной полости мальков и взрослых особей плотвы Rutilus rutilus сопровождается поглощением макрофагами отдельных компонентов тегумента цестоды (Hoole, 1982), о чем свидетельствует обнаружение в фагосомах и остаточных тельцах этих клеток отчетливых фрагментов микротрихий. У радужной форели Onchorhynchus mykiss макрофаги целиком поглощают метацеркарий трематод Diplostomum spathaceum;

этот процесс обусловлен мелкими размерами личинок (Histological damage…, 2011).

Полученные нами результаты свидетельствуют, что активная реакция макрофагов на инвазию имеет место и в случаях инвазии скребнями паратенического хозяина. Хотя из-за довольно крупных размеров исследованные скребни не смогут быть поглощены макрофагами, фагоцитарная активность этих клеток, несомненно, имеет место в одной капсуле скребня из керчака Стеллера и в еще одной капсуле скребня из желтоперой камбалы. Благодаря методу электронной микроскопии особенно ярко это явление можно было наблюдать в капсуле из керчака, макрофаги которой образовывали многочисленные псевдоподии, погружающиеся в толстый слой гликокаликса на поверхности тегумента гельминтов. В некоторых участках тегумента толщина слоя гликокаликса уменьшается, или он может вообще отсутствовать (Рисунок 49), что, вероятно, связано с использованием его части в процессе ответной реакции гельминта;

в таких участках псевдоподии макрофагов непосредственно контактируют с наружной цитоплазматической мембраной тегумента.

Необходимо подчеркнуть, что в описанных случаях в составе капсул отсутствовал внутренний дегенерирующий слой, а капсула из камбалы к тому же отличалась минимальной толщиной, что, вероятно, свидетельствует о сравнительно небольшом сроке их формирования. Макрофаги в составе других исследованных капсул из керчака и камбалы не образовывали псевдоподий, направленных к поверхности скребня. У керчака образованию таких псевдоподий, возможно, препятствует внутренний дегенерирующий слой капсулы.

Что касается капсул из толстощека, то макрофаги, входящие в их состав, при морфологическом сходстве с макрофагами камбалы и керчака отличались от них отсутствием псевдоподий, направленных к поверхности паразита. Однако эта особенность наблюдалась только в капсулах из толстощеков, инвазированных естественным образом, то есть в капсулах, возраст которых был неизвестен. При экспериментальном заражении этих рыб уже на третьи сутки эксперимента макрофаги характеризовались наличием многочисленных широких псевдоподий, погруженных в гликокаликс на поверхности тегумента скребня. Учитывая вышеприведенные сведения о макрофагах керчака и камбалы, а также основываясь на экспериментальных данных по толстощеку, мы полагаем, что образование макрофагами псевдоподий может быть связано с возрастом исследованных капсул.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.