авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Логвинов А.М. Следы эпохи романтиков и трудоголиков (ИЗБРАННЫЕ СТИХИ И КАРТИНЫ) Красноярск 2003 Издательство «Поликом» ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

(Конечно, тот кто ищет, тот себе обрящет, внимая даже жеванным речам!..) Конечно, молодцы - хозяева, бесспорно, и Абакан, и Черногорок на "высоте", Ольховская с Орешковой проворно, все показали в жуткой красоте!

А как плясал народ и в песнях изливался!?

А как в спортивных игрищах отчаянно горел!?

Как Воробьев в индуса ловко превращался, как на него народ честной тогда глазел!

Устали, правда, "до потери пульса", и вс обрыдло, в общем, под конец!

Конечно, в этом, скажем, нету плюса для семинара!

Все ж ему конец!

Анкету, правда, подзабыли как-то, о семинаре мненья чтоб собрать:

- метали мусор, бисер или злато на семинаре в слушающую рать?

Здесь упоминается достаточно типичная реакция на выступления лекторов ЦК КПСС, приезжавших в нашу "провинцию" поучать пустыми и банальными лекциями аудитории.

- Что от него в мозгах у всех осталось, и было ли полезного хоть малость?

- Или там все - одно да потому?

- Из-за деревьев был ли виден лес?

- Но к черту!

Нам анкеты ни к чему, нам важен семинарский сам процесс!..

Нам важно форму соблюсти железно!

Нам важно чтоб мозги всем набекрень, чтоб не опомниться коллегам тем "болезным", чтоб им смешать в сознаньи ночь и день!

II Еще событья важные случились:

митинговал тут "кое-кто" не раз.

Но чаепийцы в щели не забились – таращили свой умудренный глаз.

Слонялись меж словесного поноса, что извергался в толпах на людей.

И чаепивцы мучались вопросом - где взять бы самых свежих контридей? - Мол, сказанул бы я тогда!

Мол, ох, тогда бы врезал!

Ох, паралич разбил тогда бы всех врагов!

- Где ты, мой аргумент и антитеза?

О боже!

Дай взаймы пяток хотя бы слов!

Но все напрасно!

Баламут и краснобай толпу куда-то вкривь и вкось уводит...

Упоминается один из митингов, который проводился у памятника Ленину в центре города, новоявленными "демократами-неформлами". – А.Л.

А ведь такую ересь он городит про славный наш гигантский труд и край! (...Что делегатов, мол, не тех повыбирали, что перестройки нашей с гулькин нос, что на Урицкого житуха без печали, в Кривоколенный переулок нас, туда б, где мост..!) Ш Подбавил жару и "Прожектор перестройки":

про "Черемшанку" страсти всякие там сплошь, на что уж мы крепки и жизнестойки, но нам такое слушать острый нож! И как теперь летать в командировки? - Погибнешь, ведь, почти во цвете лет!

Эх, с горя сбегал бы за поллитровкой Но вот беда - "сельмагов" прежних нет!

- Так кто же нас, расстроенных утешит?

- Кто укрепит нам скользкую стезю?

Ведь чаепивец в думах темя чешет, предвидя в скором будущем грозу!.. – - Тут неформалы, там - под сокращенье, туда пойдешь костей не соберешь, куда не взглянешь – кучи и завалы, или гнилье с болотом всюду, сплошь!..

…………………………………….

…………………………………….

…………………………………….

"Прожектор перестройки" – это была такая телепрограмма, где высказывалась различная критика. В данном случае – критика технического состояния авиационной техники. – А.Л.

VI Васильева с Аверкиной цветут без увяданья, и вносят в клуб особый дамский шарм, пьют чай до помутнения сознанья, но то простительно для этих милых дам.

(В командировки ведь никто не приглашает:

районы - наотрез, чтоб ни ногой!

И как тут быть?

Что этому мешает?

Знать - перестрой!

Причины нет другой!) VII Ну что ж, событья, в общем, перечислил, тому, что было в клубе, отдал дань.

Вранья тут нету, все по делу мысли, чтобы не вызвать чаепивцев брань.

Я про себя уж говорить не буду, как на ладони вся моя судьба.

Нет потому в стихах и словоблуда, вранья не собираю короба!

Я наблюдаю жизнь со стороны, воочью, И сортирую сразу зерна от плевел.

Я делаю все это не нарочно, помимо прочих всяких, мелких дел.

Потом-то чаепивцы все прочтут, что было и быльем да мохом поросло, слезу из глаза может извлекут, ценя мое правдивое перо!

ЧАСТЬ VП (август 1988 г.) Сочится время незаметно, как бы сквозь пальцы, как в песок, его сдержать - потуги тщетны:

судьбой всецело крутит рок.

Пишу опять дневник былого – событья те, что месяц дал...

Ты не суди, читатель, строго – я тут в писаньях не наврал!

Итак, внемли, настроя слух, проникнись духом бытия...

Да не лови при этом мух, не то собьется мысль моя!

I Собрался как-то наш народ для разговоров и дискуссий:

всем перестройка влезла в уши, но жаль, никто не разберет куда в ней двигаться и как, для добыванья нужных благ, которых съезд наобещал, поскольку люд наш обнищал......Встал Бородин к доске с указкой и схему нам нарисовал:

- Мы ЗАВов спишем без опаски, не нужен этот персонал.

Нам сектора даешь - и точка!

А их - под власть секретарю!

В своем болоте - каждый кочка, я вам серьезно говорю!

Культуру слить с наукой вместе, в один такой большой "шалман", и с пропагандой - честь по чести… Надеюсь, мой удачен план?

Потом поднялся Балашов и, округлив прозрачный глаз, сказал:

- Ну что же, хорошо.

Ты, Бородин, - любимец масс, неглупы эти предложенья и нету, в общем, возражений, но, по-крестьянски, без прикрас скажу:

- Я план совсем иной припас!

Здесь упоминается задача сокращения численности партаппарата (после очередного съезда КПСС), А.Л.

Оставим все пока как есть, - еще ведь Жданов утверждал, за что ему хвала и честь, чтоб каждый в тряпочку молчал.

И потому для перестройки не надо рушить ничего.

Ты, Бородин, излишне бойкий и льешь на мельницу врагов!

Встал Замышляев, бог культуры, от всех речей сраженный в шок, и, распрямив свою фигуру, он кой-кому вилами в бок!

- Последний, мол, оратор-жох!

Культуру он не ставит в грош.

Приплел и Жданова, ведь смог?!

Но, знаем, Жданов гусь хорош!

Непопулярен нынче в массах и потому - цитаты зря!

Нам бы, трудящемуся классу, забыть такого упыря!

Ведь Бородин бормочет дело, полнее будет так охват.

Идея лишь не околела б среди чиновничьих преград!

Культуру - в массы, напрямик, с научной верною подкладкой!

А бюрократ он многолик, к цитатам всяким ох и падкий!

...Потом другие слово брали, поддержку дав Бородину, и свои мысли поверяли, переживая за страну.

Что порешили мы в итоге?

- То очень каверзный вопрос.

Ведь говорили очень много, словес у всех поднабралось...

Начальство вежливо внимало, терпело наш словесный бум и хоть, конечно, не молчало, не прерывало этот шум...

П Другой сюжет из жизни клуба хочу в скрижали занести:

как Званцев наш, дружок-голуба, смог Канск недавно потрясти тревожным слухом, что прибудет в "погонах" ЗАВа он на днях!..

Засуетились в Канске люди, их всех объял внезапный страх!

В подвал полезли от греха, в кровать - диваны и сусеки...

(А вдруг от пыли, да чихать начнут там канцы - человеки?!.) Пришлось Васильевой в ту пору, попавши в Канск для разных дел, поизучать те разговоры:

как сделать Канск чтоб уцелел, когда нагрянет Званцев строгий, не отряхнувши пыль с дороги, и понаделает там "дел"?

Она звонила Щербакову глубокой ночью:

- Дай совет!

А он, известно, спать здоровый, сквозь сон бормочет:

- Это - бред!

Наш Балашов навек поставлен, а слухи - происки врагов, что ловят рыбку в зряшной ''травле" в болоте лжи без берегов...

Ш Еще сюжет: тут - Дивногорцев.

Шел.

Упал.

Проснулся - гипс!

Теперь рука у правдоборца – в брильянтах.

Тяжко тянет вниз.

Кто их туда вложил не знает...

И вынимать кто будет их?

Пока что с гипсом он гуляет...

Невесел лишь, в речах утих...

А как помочь ему?

- Не знаем...

Быть может гипс кувалдой снять, Поймав однажды за сараем?

В Фонд мира "камушки" бы сдать?

- Не прячься, друг, ты от народа, поможет он, как дважды два!

Ты, Дивногорцев, следуй моде – не тратя попусту слова, иди в милицию, покайся!

Ведь много, может, не дадут!

Иль в гипсе ты поковыряйся, сполна получишь за свой труд! IV Теперь пишу про юбилей, про замышляевский:

ПОЛВЕКА!

Я, как заправский водолей, стишки кропал для человека.

Толпа собралась.

Чай и торт...

- Все ж, юбиляра чтит народ!

Лобзали все, кому ни лень!

И слов приятных нанизали!

Что ж, юбиляру этот день запомнится!

Да, погуляли...

Лишь сожалели, что не пишет стихов он больше, ну никак!

Жаль под такой серьезной "крышей" поэт угас, недобрый знак!

Не так уж много с божьей искрой средь нас людей.

Причем тут чин?

Здесь иронизируется ситуация с травмированной и загипсованной рукой (аналогия с х/ф "Бриллиантовая рука". – А.Л.

Ведь жизнь в небытие стремится, без проволочек и "резин"!

- Так, что спешил бы, юбиляр, оставив напрочь суету, кропать стихи, пока не стар, хотя на важном он посту!

Поэт пробьется сквозь преграды, - ведь он не может ни писать:

хотя б для собственной услады...

Так, что нельзя писать бросать!

V Да! Тут Силкова заходила:

пресветлый взор и свежий вид!

О том, о сем поговорила:

- Культура что сейчас творит, и как печать раз гоношилась, как "неформалы" дичь несут, что, где в верхах поприключилось:

все сокращают?

Или врут?

(Ну, что ж, - дежурная беседа, а все ж приятно, ей, же ей!

И что она не привереда, нашла минутку для друзей!..) ……………………………..

……………………………..

……………………………..

Справляли "тризну" по начальству, что было сплавлено в музей. Все – как положено по касте:

альбом и "адрес"...

Сбор людей...

Речей немного, в общем, было:

всяк про себя таил свое.

Лишь секретарь...

поговорила...

Назаров влез после нее...

Альбом тот с "адресом" отдали, на том и пыл речей угас.

А дальше что вещать не знали...

(Энтузиазм исчез у масс!) В своих раздумиях над роком, что жизнь одна...

Что дорога...

Чаи гоняли молча, скопом...

И съели враз два пирога...

VII Ну, а на днях пошли послушать каких-то лекторов ЦК:

- Наклали нам "лапши" на уши, на спины, плечи и бока!

(-Теперь мы - "в курсе":

бывший пленум "событье века", "гвоздь - в аршин"!

Теперь нам - море по колено – просвещены все как один!) Выше речь идет о юбилее Владимира Ивановича Замышляева, зав. отделом культуры крайкома КПСС, известном поэте и философе.

Л.М. Балашов – долго был руководителем идеологического отдела, был направлен работать директором музея Ленина (на Стрелке).

А.П. Силкова – бывший секретарь крайкома КПСС, в данное время работала в ЦК КПСС в Москве. – А.Л.

Эх, жаль, что наша перестройка – неосязаемый им звук, и что, владея словом бойким, не приставляют к делу рук!

Ужель в нас видят дураков, что и газеты не читают?

Им бы - рабочих тумаков!

- Жаль, мы не смеем, они знают!

VIII И, наконец, спектакль про "торможенье"..

- Ну, молоток, Роман!

Ну, ты даешь!

Нет против пьесы возражений, пусть видит язвы молодежь! Теперь пиши, давай, про счастье:

возьми-ка в руку микроскоп, найди героя любой масти, за идеал боролся чтоб, чтоб вел людей он за собой, тащил к борьбе, (не на собранья!), на результат на деловой, был образцом для подражанья!

На этом точку выставляю:

очередной главе "кранты"!

И дальше мысли собираю средь повседневной маяты.

Здесь упоминается пьеса Р. Солнцева «Торможение в небесах».

ЧАСТЬ VIII (сентябрь 1988 г.) Соратник мой, откроешь эти строки, лет через двадцать, взглянешь и вздохнешь:

где вы, младые лета, силы, соки, все то, что нас толкали, молодежь:

на подвиги, поступки, достиженья, на суету бесцельной траты лет, на зряшные обиды и сраженья?!

О, вы, друзья, которых больше нет!..

Года уйдут...

Нет, пронесутся мигом!

Все новое сейчас окажется старо.

Не зря кропаю вирши я для книги, в бумаги тыкаю чернильное перо.

...Но ближе к делу.

Я, в главе последней, хочу события свежайше осветить.

Да, жаль, что писаниной моей бледной, конечно же, всего не отразить.

Но основное, все ж, отмечу без утайки:

история - она, брат, не пустяк!

Да и потом, для "чайной" нашей "шайки" Нельзя не описать ЧТО было, да и КАК!

I Нас посетил генсек совсем недавно. Ох, время наше, времечко, бежит!

Я расскажу о самом самом главном:

КАК показался нам его визит.

Никто не знал КОГДА генсек прибудет.

Вернее, знали все, кому ни лень.

Но мы в "конторе" нашей, в словоблудье погрязли, "наводили тень на ясный день!" А дворники мели!

Асфальт латался!

Стирать сподобились халаты продавцы!..

Да! Город кое-как, но прибирался, заботились о том, его "отцы".

Конфеты в магазинах появились, и слух прошел про мясо с колбасой.

Ну, мы конфетами для чаю поразжились, а мясом - нет!

(Где б взять домой мосол!?.) -Что принесет визит?

- Не ордена ль, медали?

(- Нет, нагоняй и встрепку надо ждать!) Вот так стояли в шляпах...

Ждали...

- Ну, наконец!

Вон самолет!..

- Пошел снижать!..

Кортеж машин помчался по дороге!..

Но в Емельяново толпа шумит, ревет!..

И состоялась встреча здесь, в итоге, генсек спросил народ как он живет.

Нашлось кому поплакаться в жилетку, генсеку жалобы поведать - короба!..

В сентябре 1988 г. Красноярск посетил Генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев М.С. с супругой.

(Генсеки прибывают очень редко, а потому речь плакавших груба.

Что ж;

извинительно такое поведенье.

С другим заездом будем поумней;

мы провезем его, без всякого сомненья, другой дорогою, да ночкой потемней!) II Раскинут штаб в гостинице "Октябрьской". Там Дивногорцев правит, как король!

Ботинки начернил сапожной ваксой, побрился и подстригся.

Вывел моль.

Порядок по питанью и напиткам!

Да, журналистам создал он уют!

Их по утрам чайком балуют жидким и бутерброды с килькой подают.

Вообще он практику богатую имеет:

общаться с генеральными, тут - спец!

Хрущева встретил, радостно шалея, потом и с Брежневым едали холодец.

Прикуривать давал он Ильичу цигарку, пытал про то, как дальше будем жить.

Сказал генсек:

"Да, Дивногорцев, жалко, - в застой вползаем, что и говорить!

Остановить его нельзя:

и некогда, заботы, то да се.

Подгорный с Сусловым - друзья, придут, пивка попьем и все.

Лишь про застой начну, они - в обиду!

Вот так я и живу, как индивидум:

навешали мне орденов наверно с пуд.

Мне груз такой таскать ужасный труд!

Упоминается эпизод, имевший место при проезде из аэропорта через п. Емельяново и попутную встречу с раздраженным населением поселка. – А.Л.

В гостинице "Октябрьская" размещалась приехавшая освещать визит московская пресса. – А.Л.

- Хошь, Михаил, возьми пяток от кучи, мне будет легче и тебе получше?" Но постеснялся Михаил, да и Чурбанов зыркнул, не то бы пару звезд он подцепил...

Потом жалел:

мол на Чурбанова не цикнул, Не взял у Брежнева!

Скапустился, сглупил!

...Теперь генсека третьего встречает.

По праву честь - такому молодцу!

О нем генсек конечно уже знает – к какому попадает он спецу?

……………………………………………………..

………….…………………………………………..

……………………………………………………..

IV Но, вот и, наконец, финальный день визита.

Шпалерами "контора" ждет гостей. Подъехали:

генсек, супруга, свита...

(Каких сегодня ждать нам новостей?) - Остановился, поздоровался с "конторой", сказал, что рад увидеться он с нами, прям, до слез!

Мы поприветствовали тоже, даже хором!..

Всяк из толпы вперед совал свой нос.

Потом решили фото вместе сделать, чтоб память для потомков на века.

Васильева к генсеку подлетела!..

Но Балашов – шустрей ее слегка ка-а-а-к сиганет с толпы к нему за спину!

«Контора» - здесь подразумеваются аппаратные работники Красноярского крайкома КПСС, которые ждали приезда Горбачева М.С. снаружи у входа.

Оттер охрану в сторону, шустряк!

(Была охране веская причина подумать про него, что это - враг!

Но пронесло в горячке.) Вот и фото:

Толпа с генсеком, много нас.

Что ж, память о совместной о работе запечатлел!

Спасибо!

В самый раз!

Фотограф с нас содрал по целой трешке!!.

Да, этот не упустит "интерес", клепает он на "Волгу" понемножку...

- А может наскребет - на "Мерседес"?

V Еще что расскажу:

внутри визита трудился "Фонд культуры", женский пол. Рубцовой поручили:

шито-крыто – красавиц, чтоб, собрать для встречи с сел, полей, садов и огородов, чтоб трудяг, артисток, швей, профессоров...

И отбирать на совесть, не за страх, изъять доярку от коров и героиню-мать...

(Нет речи об отцах!), достатка среднего.

Без блата!

Ядреных баб, молодцеватых, чтоб - сажень в бедрах и в плечах.

Речь идет о встрече Р.М. Гобачевой с женщинами – передовиками производства в одном из больших кабинетов крайкома КПСС (нынешнее здание администрации края).

Всех привести в "контору" поутру, как говорится:

- там представить "ко двору"!

Рубцова расстаралась, все - "путем":

помылись, постирались все заране, прически свили, с вечера и днем, и спали, сидя ночью на диване.

Приходят утром, а блюстители за полы:

- мол, пропуск где?

Сюда никак низ-зя!

Мол, не допустим всякой тут крамолы, - кричали бабам, карами грозя!

Рубцова быстро вникла в потасовку:

слегка помятых отняла гостей, поправила им платья и прически, ворча на тех блюстителей-чертей.

И повела их в кабинет, за стол накрытый.

Вс честь по чести:

скатерть - из новья, конфеты дефицитные, зефир полузабытый, из самовара пара бьет струя...

Представили тех женщин, рассадили...

Но стула не хватило для одной.

Что делать?

- Посудили, порядили, решили, чтоб Рубцова шла домой!..

А разговор, тем временем, начался:

- Что на работе?

- Дома как?

- Семья?

- С мужьями как?

- Никто не нализался?

- Ну, скажем, грубо, этак, как свинья?

- Ну так, чтобы в дрезину?..

Ну, хоть раз?..

- Ну с топором гонял кого-то?

Вдарил в глаз?

Помялись бабоньки.

Поплакаться хотелось, и подмывало просьб наворотить!

Но скажешь правду скажут: "Насвистела".

Соврать?

Не ново, как и матом крыть...

Вот так и маялись бедняги поначалу, потом разговорились...

Вот кино!

Нет, не мололи гостьи что попало, по делу рассуждали, и умно!

Потом генсек зашел:

- Эх, хороши бабенки!

Поговорил, поуспокоил...

- Есть, спросил, силенки? (Для перестройки мужиков на новый лад?) Да и от вас бы в перестройку нужен вклад!

Сфотографировались вместе, группой тесной...

(Но карточек доселе так и ждут!

Мне что-то стало интересно:

надуют фотокоры баб?

Или пришлют?) На партактив генсек всех пригласил, на лучшие места, в Большой концертный зал:

- Зову всерьез и неспроста, вот так им прямо и сказал!

И лишь одна случилась закавыка:

конфет куснуть хотелось, прямо жуть!

И чаю похлебать.

И ради шика – зефиру ущипнуть и даже заглотнуть!

Но время унеслось за разговором, на явства жадно лишь косили глаз.

Так, не попробовав, и попрощались хором, вздохнули:

"Наверстаем в другой раз!" Пошли все члены клуба на актив, где прозвучал доклад, другие речи...

Генсек был обаятелен, учтив, актив вел необычно, словно ВЕЧЕ! Тех, приглашенных бабочек не знали где садить!

Чуть Юрчик не испортил весь "компот" – стал пальцем им отчаянно грозить:

Мол, тут министры сядут наперед, вам - на галерку, мол, или стоячие места!..

Но здесь - Рубцова начеку.

И с Юрчиком - крута!

Всех усадила на почетный ряд:

- Пускай там юрчики что хоть поговорят, Вот ему - фигушки и кукиш!

С таким никак иначе не поступишь!

...Пастух с дремучей, черной бородой плевался за трибуной на ученых.

Сосед наш, здоровенный и седой, прогрохотал там что-то про вагоны.

Доярка и ткачиха, архитектор, ученый муж и некто Зубаков...

- Всех их высвечивал прожектор:

на теленовости снимали сих орлов.

Большое собрание с участием М.С. Горбачева состоялось в Большом концертом зале. По завершению гости уехали сразу в аэропорт "Емельяново". В.Г. Юрчик был в то время зав. отделом строительства крайкома КПСС. У него на этом мероприятии была роль ответственного за порядок в зале Мы тоже ненароком поместились, в экран, в программу "Время", в нужный час.

А вот Васильевой удача отвалилась:

в газете снимок дали в полный фас!

И Курешов там, и Рубцова - ловкачи!

Но как сумели?

Зависть - хоть кричи!

С них причитается, конечно, за эффект, жаль что понятия на это у них нет.

Поставили б коллегам хоть бы чай!

(Судьбина, скряг таких не отмечай!) VII В аэропорт генсек уехал скоро, замешкались "отцы" с автобусом чуть-чуть.

Пока доколыхались в поздню пору, а самолет - тю-тю! Без них подался в путь!

(Напрасно шляпой шлепали об землю!

Что толку галстук с шеи рвать?

Я, лично, эти жесты не приемлю, ведь некогда генсеку долго ждать!) ……………………………………… ……………………………………….

……………………………………….

IX Писал, что выше, накануне перетряски, когда не знали мы:

жить клубу, или нет. Бродили слухи, небылицы да и сказки – кого освободят от груза "эполет".

Тому, кто из "конторы" во - время убрался, завидуют ему, как братцы, ни крути!

Досада местных руководителей была оттого, что не успели сопроводить Горбачева М.С. в аэропорт на специальном автобусе для местных руководителей. Пока в него усаживались, Горбачев уже умчался на легковом транспорте и сел в самолет.

В этом разделе хроники идет речь о предполагавшейся реорганизации аппарата, в т.ч. резком сокращении численности работников крайком КПСС Ведь многим жребий скудненький достался в тупик ведут их прежние пути.

(На суете чиновной крест народ поставил.

Куда идти, когда и лыс, и наг, когда лишился в жизни старых правил, а новых не обрел, остался "на бобах"?)...

Начальство тут, намедни, порешило оставить идеологов с"очко".

Нас эта цифра прямо оглушила, из-за угла намоченным мешком!

Сидели мы, повесив буйны главы, Назарову прослушав черну речь...

Мы с горя все поникли, не с забавы, поскольку служба наша дала течь!

"Да, жисть - жистянка", сетовал Назаров, но "пистолетом хвост" советовал держать.

Сказал, что перестройка нам не кара, но кадры все ж придется урезать!

Пособие по безработице всем на год!

Жаль, нет Васильевой: совет ее нужон.

Но Скороходов есть, он - ЗАМ и молодчага, с ним покумекать, тоже есть резон!...Тут Кузнецов прошелестел (архивный), - кого в кураторы, мол, стоит отхватить.

И Соломянник, друг велеречивый, спросил про то, как дальше надо жить.

А Дивногорцев высказал мыслишку:

на фотографию нам поместить бы всех, всех тех, кому, как говорится, крышка.

Пускай им фото будет для утех.

В.Е. Скороходов был заместителем секретаря партбюро в идеологических отделах крайкома КПСС, а секретарем была Л.В. Васильева Х А вот другой сюжет типичный.

Рубцова с мужем в санаторий собралась.

Мужик у ней простой, и не тепличный – прораб-строитель.

Едет в первый раз.

Хотела показать ему красоты Кисловодска и санаторный шик, да и комфорт.

Собрали чемоданы:

толстых три и плоский.

(Рубцова, ведь, любительница мод!

В толстые вместила часть нарядов, а остальное - багажом, мужское - в "кейс"...

И отпуску, конечно, были рады...) Деньжонок муж скопил, (в долги не лез).

Отпустили на работе, но со скрипом:

И строителей всегда в чести цейтнот!

Но поплакал у начальства он (со всхлипом), сдался тот:

Ну, дуй, давай, вперед!..

Каждый вечер любовались вс билетом, что купили загодя на самолет.

Жаль, конечно, что вояж не летом, в сентябре лишь едут на курорт!..

Ну, что ж!

Путевки лишь осталось получить и в путь-дорогу можно отправляться.

В финхозотдел решила прогуляться за ними отпускница, и - лечить!

Лечить свой организм отдохновеньем от всяческих забот и нудных лиц:

как в будни, так и в воскресенье, кормить с ладони южных птиц, собою комаров, а мужем - взоры южных жриц!..

...Но охладился пыл курортный:

Путевок нет! Фадеенков унес. Он нынче, вроде, безработный, пенсионер...

Обидно женщине до слез!

Пообещали дать потом, когда-нибудь, коль не забудут...

Снова обмануть!

И бедолага наша ходит, ходит, работа ей на ум нейдет:

в конторе ли, на даче - огороде...

Да, крепко ей, бедняге не везет!

Фадеенков, который долгое время работал первым секретарем Центрального райкома партии г. Красноярска, в этот период ушел на пенсию. И якобы ему досталась путевка в санаторий, предназначавшаяся ранее Рубцовой.

XI Укатали Васильеву горки крутые, порох, знать, отсырел, все былое быльем поросло:

ведь, наверно не зря ее в дни золотые с "половиной" своей на курорт понесло!

…………………………………….

…………………………………….

…………………………………….

Эпилог Я на этом кончаю писать, ставлю точку, раз сегодня в бумаге такой дефицит.

Не катите, друзья, на рассказчика бочку, и не делайте кислый, обиженный вид!

Всех прославить, увы, нету времени, силы, пусть другие пииты продолжат трубить.

Судей, критиков книги отправить на мыло.

иль заставить самих бы стишата сложить!

ПО ПОВОДУ НАСТУПЛЕНИЯ ПЕРВОМАЯ (размышления и поздравления) Восторг и ликованье присущи нам, когда речь идт о весне и Перво мае:

А что? – Солнце.

Тепло.

Закусь и сто грамм.

А может и больше, - коль душа принимает!

Веснушки у девушек.

Волненье – у матрон.

«Навозные хлопоты» – у мужиков – садоводов.

- И вс это упомянуть есть резон, - При наступлении лучшего из времн года!

Кому в заботу – наряды дорогие, А кто и в обносках, что царь живт … По Первомаю советскому – - иногда ностальгия, Да ещ лысина в тягость или живот.

Поздравляю всех – озабоченных и не очень, Веснушчатых, толстых, лысых, худых!

Да будет мир разумен, красив и прочен И счастье приносит всем каждый миг!

апрель 2000 г.

ЦИКЛ ПАРОД ИЙ НА СТИХИ ЦИКЛ ПАРОД ИЙ НА СТИХИ ИЗВЕСТ НЫХ ПОЭТОВ О ЖЕНЩИНАХ, О ЛЮБВИ ИЗВЕСТ НЫХ ПОЭТОВ О ЖЕНЩИНАХ, О ЛЮБВИ А. ПУШКИН. ТЫ ПОМНИШЬ ЧУДНОЕ МГНОВЕНЬЕ?

Ты помнишь чудное мгновенье, как пред тобой явился я:

пусть мимолетное виденье, как человек, не как свинья.

Ты стоишь с невинным взглядом, платье белое надев, я торчу с тобою рядом, скажем прямо, обалдев!

Говорю без промедленья – -хороша ты, козе ясно, ты не случай, ты - явленье, ты ужасно как потрясна!

Липы, травка, соловьи...

На тебя дышать не смею...

Комары - что воробьи...

Обалдеть, я просто млею!

Я - мужик не слишком гадок:

вс на месте - ей, не вру!

Но с тобой "впаду в осадок", проще - "дуба дам", помру!

Эх, вдохновенье, - мое!

Томление корежит тело, поскольку чувствий до краев, пора б от слов нам ближе "к делу"!

КАК МОГ БЫ НАПИСАТЬ К. ЧУКОВСКИЙ Мы не мухи, не кузнечики, мы мужские человечики.

Мы стрекочем, всюду рыскаем, чтоб найти подругу близкую.

Одному пускай и тля полюбилась, пусть!

Не корите его зря за убогий вкус.

У другого же жена словно червь молчит, что ж, по ней ему цена - пусть влачит.

А у этого жена - стрекоза, лишь собой ослеплена - егоза.

У моей жены - сноровка, она бабочка, теща ж - божия коровка, в белых тапочках.

Девы, женщины, старушки насекомые мы вас любим, к вам влекомые!

КАК БЫ МОГ СКАЗАТЬ Р. ГАМЗАТОВ Хорошо же быть джигитом, да джигитом знаменитым, -чтоб усы вразлет, стрелой, до колен кинжал кривой.

А невесты станом стройны, с плеч струятся змеи кос, величавы и спокойны, что не льют и в горе слез!

Брошу я в окно папаху той, которую люблю.

Я - джигит совсем без страха и отказа не стерплю!

Умыкну ее в ущелье, мне поможет быстрый конь, подарю ей ожерелье, горы, воздух, небосклон!

Пусть в ней гнев бурлит, клокочет, о любви я умолю, ну а если не захочет, то кинжалом заколю!

КАК БЫ МОГ СКАЗАТЬ Е. БАРАТЫНСКИЙ (поэт 19-го века) Подруги нежные - источник муки страстной!

Как сладко вам дарить слова сердечных тайн души мужской, рассеяной иль праздной, или истерзанной от причиненных вами ран!

Что ж, милые друзья, страданья нужны нам и их не испытав, нельзя понять и счастья:

живой источник боли – сладострастья дарован в них его доверчивым сынам В дыхании весны вс жизнь младую пьет и негу тайного, счастливого желанья.

Все дышит радостью и, мнится, с кем-то ждет обетованного и сладкого свиданья!

Пойду и сдам порожние бутылки за бесценок, куплю на них хотя бы черствый хлеба кус, а по прошествии свиданья, непременно, вернусь и вновь до чертиков напьюсь!

КАК МОГ БЫ СКАЗАТЬ С. ЕСЕНИН Над окошком месяц, под окошком ветер, Захмелевши, тополь шел я, не заметил.

Звезданулся крепко, подступила злость – голова ж - не репка, черепная кость!

Дальний плач тальянки грусть - тоску колышет, словно после пьянки, словно кот на крыше.

Отлюбил я женщин, пламень уст погас, их желаю меньше, пью с похмелья квас.

Да, любовь -зараза пьянка - что чума...

Вновь - фонарь под глазом, а на дворе зима...

КАК БЫ СКАЗАЛ В. МАЯКОВСКИЙ Баба - она баба и есть, чего тут рассусоливать много?

С времен Адамо - Евиных в ней дури не счесть, и кругозора – не более, чем у носорога!

Но, пролетарий, знай – отныне, она твой товарищ и брат!

Она, так сказать, твоя половина...

Не применяй к ней отныне мат!

Бабу - на трактор, бабу - в науку!

Даешь ей дорогу к знаньям!

От вечного мрака, грязи и скуки – в президиум ее, на собранья!

1985-1990 гг.

НАПОМИНАНИЕ МУЖЧИНАМ НАКАНУНЕ 8 МАРТА:

Важнее нет заботы мужику, Чем соблюсти восьмое марта:

Поскольку женщин надо всесторонне ублажать, Желать здоровья, красоты, и серебра, и злата.

И в этот день их не шпынять и матом не ругать!

Наоборот, - их обнимать и прижимать к груди покрепче, И вспоминать про светлые и радостные дни, Про первые свиданья и безоблачные встречи, Чтоб как мороженое таяли они!

ВСТРЕЧНОЕ НАПОМИНАНИЕ ЖЕНЩИНАМ:

Надеемся на встречные душевные порывы – На соответствующим образом накрытый кой-чем стол, На то, что праздник завершив, останемся все живы, И огуречный будем пить с утра, как водится, рассол!

ТОСТ НЕ ОЧЕНЬ ЮНОГО ЧЕЛОВЕКА Пока не весь румянец улетучился со щек, да и волос на голове пока не счесть, пока желанье не прошло: хоть пить, хоть есть, то значит - бытия не кончен срок!

Пока волнует чья - то стать и красота, пока неведомых соблазнов манит тайна, от оплеух судьбы пока не сник случайных, знай - жизни не подведена черта!

Жаль, нет одних, ну а другие - те далече, жаль, в суете мирской, что прыть уже не та, жаль, превращаются в огарки жизни - свечи, жаль, что за этим - мрак и пустота!

Но наплевать вообще на нас слепому року и мириадам звезд с зияющих высот:

кого, куда, зачем, к какому сроку по жизни мимолетной занесет!

Так что, друзья, поднимем тост и "вздрогнем" за все хорошее, что было да прошло, за все колдобины, за все пути - дороги, за бытие, что нас за стол свело!

До дна я пью за то, что еще будет, за тех, кто в жизни будет вкруг меня, за судьбокрылые зигзаги и причуды, за все мгновенья прожитого дня!

февраль 1998 г., ОАО КрАЗ ТОНКИЕ МЫСЛИ И НАБЛЮДЕНИЯ ПО ПОВОДУ ЖЕНЩИН НАШЕГО КОЛЛЕКТИВА У наших дам ну вс в порядке, На первый взгляд… И на второй … Хоть песни петь, хоть в пляс вприсядку – И в будни, и на выходной.

Не зря вас очень любят профсоюзы И прочий весь честной народ.

Вы, дамы, - наша гордость, наша муза:

Кинь взгляд на вас – восторг берт!

И хочется дрова колоть, как это делал Чилентано, Куда-нибудь бежать и что-то совершать, Вам комплименты делать неустанно, И даже вместо вас … начать детей рожать!

А можно в полночь бы ворваться – и на кухню, Как если бы команда: «Рота, на подъем!»

Где размахнемся от плеча и страшно ухнем, И тараканов всех поперебьем!

Мы на 8-е по традиции старинной Желаем нашим дамам всяких благ:

Удач в работе, жизни очень длинной, Любви и ласки, радости в глазах!

И денег, сколько надо, и отсутствия тревоги, И солнца, много-много звезд над головой, И безопасные тропинки и дороги, Побед над всякой напастью – бедой!

2003 г.

ТОСТ 8 МАРТА В восьмое марта вс вокруг иное – И воздух чище и вода как бы мокрей, И кровь кипит в приятственном настрое, И солнце ярче светит, небо голубей!

Какие дамы, платья, лица, формы!

Опять я здесь, как хвощ среди груздей, Средь дам нарядных очень и проворных, Среди коллег своих и лучших из людей!

Нет слов, дух спрло в восхищеньи!

Налейте в чашу мне скорей вина!

За старые грехи прошу прощенья, За новые потом отдам сполна!

За вас, красавицы, и ваши устремленья, За звон монет, за достижение побед.

За устранение невзгод и всяких огорчений Из года нынешнего и ближайших лет!

За вас самих, за ваших домочадцев И даже ваших рыбок, кошек и собак, За то, чтоб нам несчтно раз встречаться Пусть даже без причины, просто так!

2003 г.

ПОСВЯЩАЕТСЯ ЖЕНЩИНАМ О, женщины, вы - наш в окошке свет!

Мы вас всегда так пламенно любили, но на "восьмое" чепуху всегда дарили, все оттого, что денег вечно нет.

Грызет забота и вселенская печаль, что суетимся мы, но вносим мало в бюджет семейный (право, жаль!), хотя печалиться мужчинам не пристало...

В чем жизни смысл, ее предназначенье – под мишурой вещей все спрятано от нас...

Что вещи? - Тлен, источник огорчений!

Забыть бы про "материи" хоть раз!

О, Боже мой!

Грустим о чем и чем себя изводим!

Любите нас, красавицы, "за так":

даешь дорогу самой новой моде, чтобы любить нас, мужиков, без всяких "благ":

за то, что мы просты и благородны, за то, что тоже очень любим вас, за то, что мы смешны и старомодны, за то, что в радостях и горе возле вас!

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЖЕНЩИНАХ И О СМЫСЛЕ БЫТИЯ НАКАНУНЕ 8-ГО МАРТА Гаранты стабильности и распорядка, услады для глаз и для плотских утех, для вас тут стишков накропал я украдкой – я знаю, что их дарить дамам не грех.

В любви объясняться - нелегкая тема, но к этому делу мужик наш привык, особо - когда ближе к ночи и к телу, когда он "под мухой", развязан язык...

Для дам комплименты - первейшее дело, дороже всех денег, кормежки, питья.

Ведь женское племя без околело б, а, значит, без них опустела б Земля.

Рожать мужику - непривычно и гадко, к тому ж - "инструмент" вроде вовсе не тот.

Нет, дамы нужны мировому порядку!

Дамы для нас - все ж покой и оплот!

Живите, плодитесь под нашим приглядом – возьмем на себя часть нелегких трудов:

мы будем и в счастье, и в горестях рядом, для вас обеспечивать пищу и кров.

Хоть есть исполненью желаний пределы:

надеждам, мечтам и другим миражам, но мы, мужики, обещаем все смело, А вы, наши умницы, верите нам.

И так - испокон, из столетья в столетье:

живет, суетится страдалец - мужик, чтоб даме своей посулить все на свете, но выполнить - столько, насколько привык.

Но что же поделаешь, мир многосложен, не будем о том бесконечно стенать.

Сегодня для тех, кто милей и дороже, есть повод заздравицы поподнимать.

Цветите и пахните всеми цветами, щекой розовейте и пухлостью губ!

Сполна упивайтесь своими мечтами...

готовя на кухне котлеты и суп!

Чумазые дети взрослеют, уходят, у спутника жизни все больше морщин, пускай он для всех уже вроде урода, а ей он - красавец, таков он один!

За вас, дорогие, поднимем бокалы:

за силу и слабость, за счастье и грех!

За вас выпить бочку - и то будет мало, жаль, бочками пить - не достанет на всех!

За ваши старанья, за ваше терпенье, за прочные узы семейных оков, за дочек с сынами, борщи и варенье, за бодрость телес и фантазии снов!

ПОСВЯЩЕНИЕ ЖЕНЩИНАМ К 8-МУ МАРТА Длиннее день, короче ночь, капелью солнце истекает.

Весна вот-вот прогонит прочь и мглу, и холод, снег растает...

Пусть в души к вам войдет тепло, пусть со снегами беды стают, пускай невзгодам всем назло у всех вас крылья вырастают!

Пусть про любовь не устают вам говорить и петь мужчины, пусть улучшают ваш уют, и не терзают без причины!

ДАМЕ «БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА» НА ЮБИЛЕЙ Не принято напоминать о возрасте любезным дамам, ведь дни рожденья катятся, копя былого груз...

Пусть жизнь приносит и ушибы нам, и раны, но и такая жизнь, как не стенай, - конечно плюс!

И потому - резон поднять бокал за этот юбилей, раз совершилось то, что и должно было свершиться, чтоб ее жизнь была счастливей и бодрей, разок ей можно было бы как следует напиться!

До положенья риз, до чертиков и в стельку гостям и мужу можно бы надраться хоть разок!

Закусок - горы тут в вазонах и тарелках, для опохмелки припасен рассол и сок!

Гулять - так с песнями и танцами вприсядку, не вспоминать про всякие занудные дела, под чарку поглощать все - горькое и сладкое, все, что к гулянке юбилярша припасла!

Удач, здоровья, радости, огромного вниманья от сослуживцев, домочадцев и властей, -за ее труд большой, за жизнь и за старанье!

И долгих лет ей жить без всяких напастей!

ПОЖЕЛАНИЯ СЕМЕЙНОЙ ПАРЕ Ей: Тебе, подруга, мало лет, в расцвете молодость и сила, Ты как ромашковый букет:

с боков, с фасада, также с тыла.

И ведь как праведно живешь:

в трудах, заботах под завязку.

Ну где еще таких найдешь?

Ему: Ты не скупись ей, муж, на ласку!

Ты б на руках ее носил, ее подарками б засыпал, ей про любовь бы говорил...

А то ведь, кровушки повыпил!

Но верю я, что ты неплох, что ты женой своей займешься, что не придут на ваш порог несчастья, счастье же найдется.

Жене твоей совет таков:

чтоб жизнь была на сотню лет, живи с ней, братец, душа в душу.

Чтоб поражала красой свет, ты не тряси ее, как грушу.

Ей: На жизнь смотри, не хмуря бровь не трать здоровье понапрасну, пускай тебе волнует кровь наш сильный пол огнеопасный!

Пусть будет мир в твоем дому и на работе все в поряде, пусть в доказательство тому тебя оформят на награду.

А чтоб еще счастливей быть, тебе - еще б троих родить!

1988 г.

К ПРАЗДНИКУ 23 ФЕВРАЛЯ Нас праздник военный собрал тесным кругом, мы все, несомненно, - друзья и подруги.

Сестры и братья, за этим обедом сгребитесь в объятья, соседка с соседом!

Так мы сильнее, так здоровее, нет нас добрее, коль надо - и злее, нет на пути нам преград - перепонов, так сдвинем стаканы со стуком и звоном!

За нас, за мужчин, все поднимем стаканы, есть масса причин, что мы чуточку пьяны:

нас кровь распирает и подвигов просит, в нас сила играет и "влево" заносит!

Знайте, коль Родина только попросит, каждый из нас все пустое отбросит, все мы, раз надо, возьмем автоматы, из штатского быта уйдем во солдаты!

И нету в таком повороте обиды – такая уж наша мужская планида!

Пока что живем и пока что мы дышим, Родина, верь, твой призыв мы услышим!

МАДРИГАЛ ВЕРЕ ВЛАДИМИРОВНЕ ЛУЗИНОЙ в связи с уходом с КрАЗа на заслуженный отдых (июль, 1998 г., акростих) Всегда не жалко мужику для милой дамы все отдать, Ей-ей! Для дамы он готов на подвиги и страсти, Рукою развести готов невзгоды и напасти, Ей песни петь, и все ее капризы ублажать!

Во мне желанье есть сказать про данный случай, Ладонью сжав бокал со вспененным вином, А юбилярша пусть сидит за праздничным столом, Да слушает, как мы ее речами мучим.

И все путем! Здоровье есть у ней, уютный быт, Муж ейный вовсе и не изверг, а культурный, И жизнь прошла в трудах, без катаклизмов бурных...

Рабочая, достойная семья, как не хвалить!

(О, Боги! Не хватает слов для оды в ее честь! – Вовсю теснятся образы, словесные сравненья, Немеет длань, бокал держа до посиненья, Его бы выпить, но еще не кончил речь...) -Привет Вам, наш сосед, наперсник и коллега, Работа Ваша, жизнь сложилась по - уму!

И нам хотелось пожелать бы ко всему Вам долгих лет и весен, осеней и снега!

Есть в жизни этой много ценностей для нас, Такими создал Бог, предусмотрев смешенье:

Он дал нам смех, печали, огорченья, Трагедии утрат и счастье в нужный час...

Совсем – совсем непрост наш жизненный удел, О, это жизнь проживший понимает!...

Цветет цветок. Плод, когда надо, созревает.

И шанс цвести другим дает, когда поспел.

Оставим назиданья! Тут в моей руке стакан.

Ласкает взор в нем золотая пенистая влага.

Она содержит предвкушенье блага, Глоток – и ты в нирване, хоть еще не пьян!..

О! Всех сидящих за торжественным столом, В урочный час принесших тут подарки, да и речи, Кто поздравляет юбиляршу здесь на встрече, Ругать не буду! Прочих было б поделом!

А, ладно! Сегодня чествуем прекрасную из дам.

За все воздастся ей по праведным трудам, А нам воздастся может тоже, кому сейчас, кому – попозже ПИСЬМО – НАПУТСТВИЕ СЫНУ В СВЯЗИ С 18-ЛЕТИЕМ Ну вот, тебе и восемнадцать – пора мужания, вопросов и сомнений, послушай же наш родственный совет – последнее из наших наставлений.

Уж по себе мы знаем - в восемнадцать все манит и влечет неудержимо, все - бесконечно, зримо, достижимо.

Не прочь мы и поспорить, и подраться...

Но молодость мелькнет, а ты на перепутье:

стоишь и думаешь о том, что упустил, иль мимо пробежал, не рассмотрел, не понял сути, не сделал, не помог, не долюбил, друзей порастерял... А может не завел?

И вообще, туда ль бежал и шел?

Вгрызайся же в любимую науку – езжай по ней своею колей.

Не поддавайся ни унынию, ни скуке.

Лет через семь обзаводись семьей.

Не мелочись в делах и отношеньях.

Умей дарить, прощать и пожалеть.

Будь сдержан в грубых выраженьях И не стыдись за ближнего болеть.

Не поддавайся пошлой моде, сиюминутным мнениям и слухам.

Будь вежлив при честном народе и место уступай старухам...

Будь счастлив делом и друзьями, своими увлеченьями души.

Делись хорошими вестями, не забывай звони почаще и пиши!

1986 г.

ВИКТОРИИ – В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ (Акростих) Велеречивым не был я, то знают все, -вовек!

И это видно по моим шершавым виршам, Которые в нужде кропаю для коллег...

Ах, не дано «спецом» - поэтом быть мне свыше!

Желаю я тебе, как женщине, от сердца И от души столь пожеланий, что не счесть – В них ты нуждаешься. Ведь если присмотреться И призадуматься, нуждишка в этом есть!

Да разве может быть иначе: жизнь-мгновенье, А наше существо-пылинка средь эпох.

Поэтому напряг остатки вдохновенья, Об именинах чтоб писать, чтоб выдать «слог»!

Мне хочется в день именин приободрить:

Не все потеряно, сказать, на этом свете...

И думы ты оставь печальные о лете, Постигни истину как дальше надо жить.

Работай всласть, а не до посиненья!

О том, что будет завтра, Вика, не журись!

Кто люб тебе – люби до умопомраченья, «Устав» такой диктует сама жизнь!

Речам не верь про скорый конец света Совсем не так: к расцвету жизнь идет, А всем мечтам, что душами согреты, Наверно вс ж всевышний знает счт!

Такого не должно, чтоб вс пропало прахом О нашем будущем заботится судьба:

Во всм она права и не допустит краха, Вот пожеланий и сказал я короба!

Совсем в традициях акынов и рапсодов, Которых до черта у всех народов! октябрь 1989 г.

Стихотворение было написано в период учебы в Москве на Высших социологических курса (ВСК) РЕЧЬ «НА ПОСОШОК»

Ну что ж, друзья, в гостях неплохо и хлеб, и соль у вас тут есть, и хорошо сидеть так "чохом" средь дочек, жаждущих расцвесть, за рюмкой доброго напитка, за перезвоном струн лихих, за чаем, хоть слегка и жидким, - промчалось это все, как миг!

В троллейбус нам пора садиться, отяжелев на пуда три...

И надо ж так нам «нагрузиться»?!

Ну, что за «емкости» внутри?

Теперь вы к нам придете в гости:

в наш скромный дом из кирпича.

Мы тоже вам отварим кости, с утра кастрюлями бренча!

И напоим мы вас горилкой, под сала шмат и огурец...

И обниматься будем пылко, и клясться в дружбе под конец!

Коль не уснете под столом, мы вас к троллейбусу проводим, туда мы даже запихнем, учтя традиции и моду.

Пока мы живы - все путем!

Пока в движеньи руки - ноги тужить нам надо ли о чем и вечно жить в тоске - тревоге?

День пролетел - и слава Богу!

Природы смысл нам не подвластен.

Не будем же к судьбине строги – у нас и так - от пуза счастья!

1986 г.

СВЕТЛАНЕ ВИКТОРОВНЕ НАТАЛУШКО, руководителю Высших социологических курсов в г.Москве, посвящается Из памяти моей нейдут Москва и курсы, Наставниц лики, их особый шарм, Их лекций длинные турусы...

Каков в то время был я сам!..

В безбрежном море знанья и незнанья, Болтаясь на бревне своих надежд, Боря соблазны, искусы, желанья, Я покидал чрез Вас ряды невежд.

Светлана Викторовна! Вы - сестра студента, На Вас лежит особая печать, Вы - мать Тереза, Пугачева даже чем-то, Об этом, елки, не могу молчать!

Во глубине сибирских руд я не храню молчанье И шлю пергамент сей с моим гонцом.

Дай Бог Вам счастия с супругом до скончанья И быть всегда в науке образцом!

ГАЛЕ К ДНЮ РОЖДЕНИЯ Скажу, не женщина ты, Галя, а картина!

Вс есть в тебе: краса, осанка, стать, И вся мужская половина Не прочь сердца свои отдать!

В нас, выходцах с застойных лет треклятых, За пазухой не камни или крест, Там прячутся желанья в три обхвата...

Сказать тебе всю правду, а не лесть!

Не юбилей тут у тебя, а день рожденья, Но это не снижает его вес.

И мы не можем удержаться в восхищеньях, к тебе питая жуткий интерес!

Пускай не будет туч над твоим кровом!

Пусть будет зверским сон и аппетит!

Пускай несчастия не хмурят твои брови, Душа в рефлексиях бесцельно не болит!

Пускай начальники тебя, как ржа, не точат, В покое грипп оставит навсегда!

Пускай твои глаза с утра до ночи Сияют, как луна или звезда!

Москва, как говорят, слезам не верит...

Морковкой хвост держи – и все «о кей»!

Шуруй в науку, в ней открыты двери, Тебя там ждут, учись-ка побыстрей!

…Одна лишь мысль покоя не дает, желание одно и нету кроме в традициях застойных добрых лет нам бы отметить День твой повесомей:

без говорильни, благостной и чинной, под перезвон лихой и перепляс! чего же не плясать, коль есть причина, в придачу к ней – желание у масс!

Москва, Высшие социологические курсы, 1989 г.

ГАЛИНЕ ГЕОРГИЕВНЕ ПАНОВОЙ, прекрасной даме и коллеге в честь очередного дня рожденья У этой дамы все в порядке, на первый взгляд...

И на второй:

Хоть песни петь, хоть впляс вприсядку И нет нигде другой такой.

Не зря ее так любят профсоюзы И прочий весь честной народ.

Она - товарищ для коллег и муза, При взгляде на нее восторг берет!

"Душа - потемки" - говорят, но это не о ней, У ней раскрыта настежь, как ворота!

И васильки - глаза небес синей, С ней рядом песни петь и просто быть охота!

Мозг изворотливый и нестандартное мышленье, Сужденья обо всем полны идей, Бегучесть и прыгучесть, без сомненья, Все это к ней относится, ей-ей!

Такая дама в цвете своих лет Находка и сокровище для дома и конторы:

Вся как ромашковый букет По сути своей, виду и фактуре.

На день рожденья по традиции старинной друзья с коллегами желают кучи благ:

удач в работе, жизни очень длинной.

Любви и ласки, радости в глазах!

И денег сколько надо, и отсутствия тревоги, и солнца, много-много звезд над головой, и безопасные тропинки, и дороги, побед над всякой напастью - бедой!

15.04.1999 г.

ВИКТОРИИ ЮРЬЕВНЕ ПРОХОРЕНКО в день рождения 17.03.1999 г.

Средь наших дам она заметна и умом, прическою и статью, в делах настойчива, в еде-питье не привереда.

Коллеги комитета ей как сстры и как братья, И имя ей не зря дано: Виктория – победа!

Желаем ей:

Тепла, достатка в закромах в е дому!

Здоровья, счастья на сто лет по стати и уму!

А в день рожденья пусть друзья не забывают:

Цветы, Подарки дарят, обнимают и лобзают!

ПРЕДНОВОГОДНЕЕ Событиям, прошедшим за год несть числа.

Всевышний испытал нас, погорельцев, «под завязку». Был скуповат, возможно, он на ласку, Хоть мы с усердием вершили все дела:

Бумаг марали тонны, спорили, терзали телефон… За год случилось все, что и должно было случиться – И новичкам в отделах наших появиться, Произвести за год невиданный ремонт!..

Мы опыт накопляли свой, искали и чужой, Мы задавили всех вокруг своим авторитетом, Книжищ наиздавали в зависть всему свету, Для извращенцев КзоТа стали мы грозой.


Вершит свой бесконечный бег времен круговорот, А с ним и мы захвачены энергией движения, И ни, начала, ни конца тревогам и сомненьям, Тому, что каждый день несет и каждый новый год!

Соратники! Взбодритесь!

Нам иного не дано!

Ведь говорят, что «путь осилит всяк идущий», А в новогодний вечер, как нам и присуще, С семьей или друзьями будем пить вино!

Оставим в старом годе все грехи и упущения И будем новые копить, дела свои верша!

За все воздастся по заслугам и свершеньям И этим самым жизнь-злодейка очень хороша!

декабрь, 2001 г.

Здесь упоминается случай с пожаром, случившимся в комитете труда администрации края 12.01.2001 г.

ПРЕДНОВОГОДНИЕ МЫСЛИ Когда уляжется хлопот предпраздничных шальная суета, когда присядешь за накрытый стол, чуть-чуть устало, и на часах твоих останется мгновений очень мало от века старого, шампанским, с верхом, чаша налита, ты подыми ее за то, что утекло в прекрасное далко, за свои радости - печали, и прожитого светлые истоки, за звезды дальние и таинство непознанных чудес, за исполненье всех желаний, за прочный к жизни интерес!

Горите дольше, тающие лочные свечи!

Пусть будет полон счастьем жизни каждый новый миг!

Пускай судьба, даруя снова неожиданые встречи, сердца нам будоражит памятью о прожитых, былых!

декабрь 1999 г.

ПО СЛУЧАЮ ПРАЗДНОВАНИЯ НОВОГО ГОДА И ПРИБЛИЖАЮЩЕГОСЯ РОЖДЕСТВА Хоть Новый год не Рождество, Но все ж собраться есть причина, А Рождество когда придет – Вновь за столы мы сядем чинно.

Из чашки ложкой – мастаки, На этом мы поднаторели.

Иначе жить нам не с руки – «Здоровый дух - в здоровом теле»!

Потребность наша из простых И интерес – до чашки с ложкой, И жизнь прожить от сих, до сих, И путь – от печки до окошка.

Как перестроить жизнь, друзья?

На что настроить дух и тело? – О том кручинушка моя, Что в «котелке» моем засела.

Я Вам желаю всем от сердца Того, что грезится порой, Чтоб у души любой погреться Мог человек вообще любой!

Так спрячем дальше огорченья, Все преходяще, верь - не верь!

Хоть жизнь – не пыль сдувать с печенья, Но что за жизнь, коль без потерь?

Где потеряем, где обрящем, Такая, братцы, «се ля ви».

Так что, давайте-ка почаще Не с горя плакать, а с любви!

Ну, вот и вся простая схема.

Кто не согласен – Бог с тобой.

Раз плюрализм – то нет проблемы, Живи, как хочешь, дорогой!

1989 г.

ВИКТОРУ КИМУ В ЧЕСТЬ 50-ЛЕТИЯ Не зря нас в гости пригласили В сей скромный дом из кирпича, Где напекли и наварили С утра кастрюлями стуча.

Хозяин сам, жена, две дочки Старались стол накрыть не зря, Дойдя до юбилейной точки Почти в средине ноября.

Пока не век прошло – полвека Тому, кого сегодня чтим, И вс вниманье человеку, Кого назвали Виктор Ким.

У каждой жизни – своя мера И всяк имеет свой предел, Свою надежду, свою веру, Судьбой предписанный удел.

Хоть и полвека пролетело, И порастратил, и прожил, А вс ж – мужик, в уме и теле, И полон ты мужицких сил.

Заботлив, верен и умерен Сметлив, ухватист, не речист, Не суетлив, в делах уверен И пред женой, и Богом чист.

Под звоны чаш с хмельною влагой Тебе желаю всяких благ, Жаль, что не пьешь ты, бедолага, Но это – всем врагам на страх.

Пускай и впредь ты с ясным взором Еще полвека путь пройдешь, Ну и без лишних разговоров Вот так за стол нас соберешь!

Пускай жена твоя и дочки И внучки с правнуками чтут, И поэтические строчки В честь юбиляра создают.

Пускай шумят листвой березы – Дожди на землю с неба льют, Морозы, солнце и метели...

А дома мир, покой, уют.

ноябрь 1994 г.

ЛЮДМИЛЕ АЛЕКСЕЕВНЕ – ГЛАВНОМУ БУХГАЛТЕРУ КОМИТЕТА ТРУДА Любимый танец у ней «ку-ка-ра-ча», а также вальс, па-дэ спань, и ламбада.

Она поет и танцует на даче, Внимает ночь напролет серенадам.

У нашей бабочки крылья легки, Сплошная радость, без грусти-тоски.

Жизнь хороша и пускай не кончается.

И вс вокруг пусть цветет, улыбается!

апрель, 2002 г.

НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ В.С. КИМУ Из всех контор, больших и очень важных, Лишь Вы всегда, как говорят, «на страже» И наших несчислимых бедняков Готовы защищать без лишних слов.

Не зря хвалы вам отовсюду раздаются, Навечно в памяти народной остаются Все ваши благие дела. Конечно к ним, Естественно причастен Виктор Ким.

А также коллектив большой и многосложный, Которому и орден дать бы можно, И премию в «зеленых» крупных знаках, К «Дню социального работника»!

Однако, Жаль, Починок не видит как бы и не слышит Кого ему в стране держать за лучший образец.

Хотим, чтоб находясь под министерской крышей, Любил вас он как мать и как отец!

05.06.2002 г.

НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ И.А. ШНАЙДЕРУ Жизнь наша - только миг в истории большой планеты, А тело – как сосуд из бед, надежд, болезней и хандры.

Вы, эскулапы, начеку всегда: весной зимой и летом, И осенью, - в защите нас от мачехи судьбы.

У «айболитов» человечьих тоже есть, наверное, проблемы, Но все живое вам не чуждо, как тут не крути.

В «День медработников» от всей души желаем все мы, Чтоб меньше терний вам встречалось на пути.

Чтоб вам хватало порошков, пилюль, снадобий (чтоб нас пичкать), чтоб сами медики хвороб не знали на себе вовек, чтоб доктора и докторицы, санитарки, ягодки – сестрички Могли поставить на ноги любого из калек!

2002 г.

ТОСТ:

ТОСТ:

Дмитрию Петровичу Миснику – стоику-философу, продирающемуся сквозь тернии жизни к ее смыслу Пусть будут уважать тебя всегда друзья, ценить враги, А всякие невзгоды на пути – теряться, исчезать и глохнуть!

Не уставая тренируй ты свое тело, волю и мозги!

Ешь пищу в аппетит и пей – не дай себе засохнуть!

30.10.1999 г.

О МИРООЩУЩЕНЬЯХ ПЕРЕЗРЕВШИХ ЛИЦ В СВОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ (Миснику Дмитрию Петровичу – моему боевому заместителю в комитете труда и прекрасному человеку) Тебя судьба неспешно по неровностям ландшафта жизни волочила, за шиворот держа своей уверенной мозолистой рукой.

И юношу с кудрями буйными, в солидного мужа с проплешью превратила Порывы – страсти юные смирив, втащила в мудрость жизни и покой.

Да, для тебя полвека с гаком пролетели словно миг, Захороводилась иная поросль, движения, иные нравы свои условности, словечки странные, поступки и забавы...

ты понимаешь что – почм, ты суету вокруг оценочно постиг.

Конечно, видит око красоту и прелести непознанного быта, в рекламных клипах суетится вс и вся, взывая вс вкусить, Но в глубине души твоей тревога навсегда теперь разлита, и с нею, хошь – не хошь, теперь придется время проводить… октябрь 2002 г.

ЛЕОНИДУ ФЕДОРОВИЧУ АДАШКИНУ 50 ЛЕТ!

Мы не знаем, что лучше 50 или 100!

50- это юность, ну а 100- ого-го!

Что желать Вам?

Здоровья, удачи и счастья, Чтоб солнце светило, Миновало ненастье!

Чтоб любили Вас дети, друзья уважали, Чтобы не было в жизни Невзгод и печали!

50- это здорово! 50 -это мало!

50 – это бодрость!

Так поднимем бокалы!

2001 г.

СЕРГЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ Нет тайны в имени, Сергей, твоем Но тайна есть великая в занятьях Когда сидишь тут сиднем день за днем С двумя мадамами, почти что бы в объятьях.

Одна начальница строга и неподкупна, Другая – вся как торт «Наполеон», Эх, повезло, Сергею, скажем, крупно, Что так он дамами все время окружен!

Вознаградит тебя за искусы господь:

За скромный труд, терпенье и старанье, За скудный быт и бремя ожиданья, За то, что день за днем ветшает плоть.

Но будет день, расправишь круто плечи Мы верим, что пора твоя придет, Что слава твоя вовсе недалече Признанье обязательно найдет!

А мы тобой вовсю гордиться будем – Дизайнером, каких уж не найдешь.

Каких в столетье раз рождают люди, Берет с таких пример и молодежь.

Здоровья, сил, таланта на столетье!

Семье – покоя, счастья до полна, Всего того, что доброго на свете, И вволю денег, пищи и вина!

декабрь 1996 г.

ПОСВЯЩАЕТСЯ Н.Е.

У ней ума палата, зашкаливает даже, У ней охранник мощный стоит в дверях на страже.

И нет у кадров КрАЗа надежнее защиты, чем наш директор Нина И ейная вся «свита».

Она не Клава Шиффер и даже не Монро, Но в отношеньи к Нине сравненье так старо!

В своем дизайне женском Как нынче говорится, Ей Клава Шиффер, честно, В подметки не годится!

КрАЗ, февраль 1998 г.

БТИ44 – В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ 27.02.1999 г.

Она конторе нашей – опора и наджа.

Она в ней мать, сестра, подруга и душа.

Она ни на кого в конторе не похожа, Во всем как человек и дама хороша!

- Здоровья на ближайшие и дальние годины!

И ассигнаций на зарплату – короба!

А в личной потребительской корзине Чтоб пищи вдоволь было и добра!

Вниманья – от друзей, коллег, успехов и покоя, и исполненья явных, там, иль тайных грз!

Пусть в бабьем лете е время золотое проходит так, как ей хотелось, да моглось!

БТИ – это Брюханова Тамара Ивановна АЛЕКСЕЮ ГРИГОРЬЕВИЧУ ЧЕБОТАРЕВУ В ЧЕСТЬ 55-ЛЕТИЯ Что должно быть построено – ты вс это построил!

Что должно быть рожденным – ты вс это родил!

Ты дарил, что имел, свою жизнь ты по-своему кроил, Ты пахал на страну, не жалел никогда своих сил.

Так давай в юбилей, вспоминая былые года и итоги, За прошедшие дни и года мы несчетно поднимаем бокал, И за новые замыслы, новые тропки-дороги, За удачи, каких ты пока что еще не встречал.

В мире вс быстротечно, не бойся неправд и невзгод!

Все на свете не вечно, - заметили древние, - быстро пройдет.

Жаль, отпущен лишь миг средь забот для утех и веселья, Потому не тоскуй о былом, не грусти никогда наперед!

Пусть в дому твоем мир и покой каждый день прибывают!

Пусть достаток не тает, а множится как на дрожжах!

Пусть тебя как всегда и мечты, и друзья посещают, - И в дому, и на даче, а также и на гаражах!… июнь 2000 г.


НАДПИСЬ НА ПОДАРКЕ Музыкальный дарю я тебе «агрегат», Хоть достоин ты всяких высоких наград!

Но вс – тлен и пустяк, если не для души, Слушай песни, живи и стареть не спеши!

ВИКТОРУ ИЛЬИЧУ ЖУКОВУ!

Профессору и академику из Сибирской государственной архитектурно-строительной академии в честь 60-летия посвящается:

Любой оркестр для производства музыки чудесной Нуждается в фигуре дирижера всем известно.

Не менее и вуз строительный нуждается в опеке Таких, как Жуков, в ректорат попавшего навеки.

Мозоли на руках, на языке и шевелюра реже, - не беда, Для юбилея в шестьдесят – все это, братцы, ерунда!

Ведь мысль его быстра, точна и изворотлива, Дела вершит любые он с душою – столь заботливо!

Как полководец Жуков (дальний родственник у нашего коллеги), Наш Жуков тоже полон стратегических затей.

Хоть в академии и так все в деловитом беге, Но в беге этом Жуков вездесущ и всех быстрей!

Взрастил сынов, пытаясь их направить, по строительным стопам.

Издал труды мудреные, напичкав их цифирью:

Писал их днем и ночью (при свечах), рукою, сам, Мечтая, чтоб дома росли, дороги и мосты в Сибири!

В команде братии ученой он – не на вторых ролях:

Он так же, как они, подчас, домой приходит на бровях… Он также, как они, шпигует отроков младых своим познаньем, Он также, как они, отмечен степенями да и званьем.

Авторитета вместе с званьями уж некуда девать, Ученых званий тоже, как сказали б – «под завязку»

Как говорят, таких дешевле не учить, а убивать, Одевши на глаза колготки в виде маски!

Но это шутка, а сегодня в этот славный юбилей Профессор Жуков пожинает то, что заслужил по праву.

Но и, как водится, традиции блюдя и наши нравы, Профессор Жуков, - всем чего-нибудь налей!

Пусть будет в жизни у тебя прекрасно и маняще, Пускай года не гнут к земле и мысль парит высоко, Пускай в трудах твоих научных, сверх – блестящих На нужном месте будут формулы и строки!

Пускай друзья по-прежнему торят к тебе дорогу, Пусть светлые мечты вовек тебя не покидают, Пускай учеников все время будет много, А на сберкнижке, счет возникнув, пухнет, но не тает.

октябрь, 2001г.

КУЗНЕЦОВУ В.М.

ПО СЛУЧАЮ 55-ЛЕТНЕГО ЮБИЛЕЯ Ты поделись секретом самосохраненья – Ведь у тебя такой цветущий, юный вид, И в твой пятьдесят пятый год рожденья О чем сей факт всем людям говорит?

Ты может от природы очень тверд и прочен?

Иль просто ты себя в делах не порастряс?

Иль специально был ты сильно озабочен Как сохранить на век свой жизненный запас?

Не прожигал ты жизнь на пляжах Крыма, Топтал в своей судьбе сибирские пути.

К тебе, Василий, поговорка применима:

Что «жизнь прожить – не поле перейти»!

Уже по юности смышленым был ты малым.

На девок очень долго не смотрел, Лишь щурил глаз, как смотрит кот на сало, Жил-поживал без них ты долго, как умел!

Ты в комсомоле в свое время след оставил прочный, На мелочи, как водится, себя ты не менял, был мудр, как змей, и как будильник точный.

И по себе друзей-подруг надежных выбирал!

Партийный путь прошел, как говорят, «от сих до сих», Во всем, коль обещаешь, что, то знаешь меру, Ты очень ценишь в жизни каждый миг, В общеньи любишь ты и светские манеры:

Не знаешь вовсе злых и матерных словес, Учтив с коллегами «КЦ Труда» до жути, Ты к дамам посторонним не питаешь интерес, Не изменяешь ты жене и своей сути!

На КрАЗе ты наделал в сво время много дел:

рубах и башмаков несчетно износил.

Ты созидал, ты говорил, ты пил и ел, Кудрявый чуб, вот жаль, почти не сохранил.

Вс видишь ты на сажень в глубь, а то и боле.

Всегда в трудах, корпишь в делах как муравей.

Достоин ты счастливой и завидной доли, Не портя подчиненным и жене своей кровей!

Друзья! Пусть не хиреет крепкий организм его!

Пусть не играют зайчики по мудрой его плеши, Пускай на пенсию не тянет дольше, на покой, Энцефалитные пусть больше не кусают клещи!

Мы с доброй завистью сегодня говорим:

Что ты, Василий, наш сибирский феномен!

Живи ще полсотни лет и зим И будь такой же умный, бравый и джентльмен!

Пускай тебе везет во всем - во всем побольше, И у коллег твоих дела идут все лучше, а не плоше!

январь 2002 г.

ОБЪЯВЛЕНИЕ В РЕКЛАМНОМ ИЗДАНИИ (Дружеская эпиграмма, посвященная прекрасной женщине и отличному специалисту комитета труда администрации края Эмме Владимировне Назаровой) Когда не знаешь:

что, откуда, почему и как же дальше быть, Когда замучили вопросы про законы, новые и старые, Ты лишь тогда начнешь спокойно дальше жить, Когда советы даст тебе советник Э. Назарова!

03.03.1999 г.

НАДПИСЬ НА КАРТИНЕ Дарю картину, как всегда, для сердца и души, Для украшенья интерьера и услады взора.

Рекомендуется смотреть молчком, без разговоров, Представив в ней себя – под солнцем и в тиши, В цветах и пахнущей траве, средь муравьев...

Под облаком прозрачным, небом синим, Вливаясь в мир покоя, грез и снов, Забыв на миг невзгоды, хвори и кручины!

февраль 2000 г.

ПОДПИСЬ К РИСУНКУ Разнообразен мир животный на нашей маленькой планете:

бытуют бодро и дремотно – мужчины, женщины и дети, а так же кошки и собаки, коровы, лошади, козлы.

сороконожки, черви, раки.

и мудрецы тут, и ослы...

ПОДПИСЬ К КАРТИНЕ Смотри: листва желта, тут – осень, а в дымке нежной – неба просинь.

В природе тишь, да благодать...

Бери этюд к стене приладь!

Сядь на диван, смотри в упор, Пусть услаждает он твой взор!

декабрь 2002 г.

ПОДПИСЬ К ПОДАРЕННОЙ КАРТИНЕ Дарю тебе картину «Осень», иль «Бабье лето» - все равно:

средь желтых листьев – неба просинь, в воде зеркальной стынет дно...

В природе тишь, покой и гладь...

Бери этюд, к стене приладь!

Чего там много говорить, хоть жалко, все ж пришлось дарить!

Мы, правда, соль с тобой не ели, все больше – чай, да почерней!

Вот так и годы пролетели в совместных поисках идей, да в суете, да в размышленьях, да в спорах всяких и сомненьях, среди подобных нам людей!..

СОНЕТ К ПОДАРЕННОЙ КНИГЕ «ИЗБРАННОЕ КРАСНОЯРСКОЙ ПОЭЗИИ ХХ В»

Посвящается Э.В. Назаровой в честь юбилея Прилюдно так, не «тет-а-тет», Дарю не с заграницы фигу, Не роз изысканный букет, А со стихами эту книгу.

В ней перепевы вечных тем, На фото – пишущих обличье, В них нет претензий на величье, Мо ж – в листе сто сорок семь.

В строках – осколки прошлых чувств, Мозаика эпохи и мечтаний, Неясных треволнений и желаний, Разлиты меланхолия и грусть...

Неспешно у камина книгу почитай, Коль не понравится – в камин е бросай!

2002 г.

ЗА ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ Если ты здоровьем хил – Телом весишь много кил, Лишь одно тебя спасет – Физкультура круглый год!

Ты проводишь жизнь на стуле среди вороха бумаг:

в тебе мускулы уснули, плохо держат на ногах...

Прояви ж остаток воли, потащись однажды в лес, иль хотя бы в чисто поле, и почувствуй, что воскрес, как струится в жилах кровь, как легко дыхание!..

И к тебе вернутся вновь радости, желания!

ВЫСОКИЙ СОНЕТ в честь учебного центра «Сосны», его жриц, жрецов и обитателей, в связи с 5-ти летним юбилеем центра Под сенью кущ сосновых здесь, на берегу высоком, Стоят апартаменты, полные учебных разных всячин.

А в них нас учат познавать различные причины и истоки:

Как государством управлять, как пожинать в делах удачи… О ваших лекциях мы вспоминаем с жутким сладострастьем:

Об истинах, осмысленных в аппартаментах ваших, О вас, «поводырях», внимательных и столь прекрасных, Что хочется опять сюда возврата для занятий и почаще!

О боги!

Юбилей пять лет для вас - то, лишь, начало.

Хотя наделали вы дел за этот срок, немало.

Мы верим, что ваш центр учебный эталоном станет, А всяк, промывший тут мозги себе, хвалить ваш «центр»

не перестанет.

Да будет так! И нет пути для вас, конечно-же, иного, Как только вечно всех учить почаще и помногу!

2002 г.

ПОСВЯЩАЕТСЯ КОЛЛЕКТИВУ УЧЕНЫХ, ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ, СТУДЕНТОВ КрасГАСА В ЧЕСТЬ 20-ЛЕТИЯ ВУЗА (сонет) Созиданье людей – героев простого труда:

в этом процессе отменно вы преуспели.

Строители будут нужны до- зарезу всегда, а Академия ваша и в рынке – при деле!

«Ломать – не строить, - душа, говорят, не болит».

Но пословица эта, ей-ей, не про вас.

Напротив, в вас бес созиданья сидит – возведенья домов, мостов, автотрасс!

Ученая мысль в вас кипит двадцать лет и будет бурлить еще долгие годы, и мощный родится уни - верситет, на строительный вуз будет жуткая мода!

Пуст юбилей этот будет лишь вехой на поприще новых удач и успехов!

18.10.2002 г.

О, НОВЫЙ ТУАЛЕТ, ТЕБЕ Я ПОСВЯЩАЮ СВОЙ СОНЕТ… О туалет! Приют спокойствия, ума и вдохновенья, К тебе не зарастет народная тропа, ей – ей!

К тебе идут не столь для испражненья, а для просветленья, Для мыслей концентрации, рожденья удивительных идей!

… Усталый путник, приходи для дел интимных ты сюда.

Ты как пред богом здесь, отринь всю суету мирскую, Расслабь свой организм, постигни истину простую, Что в мире этом преходяще все, все тлен и суета!

И выйдешь ты отсюда просветленным и счастливым, И жизнь почудится намного радостней, захочется любить… И злыдни окружающие вдруг покажутся красивы, Начальство же внимательным к тебе и справедливым … Эх! Здорово, друзья, так запросто в обитель эту заходить, И в медитациях на унитазе время проводить!

декабрь, 2002 г.

После пожара в комитете труда был капремонт. Здесь речь идет о долгожданном этапе капремонта – торжественном пуске в эксплуатацию нового туалета.

ПОДПИСЬ – КОММЕНТАРИЙ ФОТОПОРТРЕТУ ЖЕНЩИНЫ Мы, ж-ж-ж-женщины, промежду прочим, Творим с собой – ну, вс, что хочем!

Мой чуб колечками завит, В лице – ужа-а-а-сно умный вид!

ЭПИГРАММА ОДНОЙ СЕКРЕТАРШЕ Боец в конторе ты пока не столь известный, но облик твой прелестный и чары женской красоты нужны ей очень тоже, чтобы начальник, взяв на ложе, производил потомков для Руси не на чертей, а на людей похожих!

1985 г.

НАДПИСЬ НА ПОДАРЕННОМ КИВИ (1 ШТУКА) В берестяном ларце лежало (ла) одно (одна) киви Спокойно, этак, просто, горделиво… Ну ничего, пусть полежит, пока его (е) не съели, Те, кто ларец открыв, съесть киви (ву) захотели!

8 марта, 2002 г.

МЫСЛИ О ПРОЖИТОМ (Моей дорогой жене Раисе Григорьевне посвящаю) Вы куда унеслись, наши юные годы далекие, где бывалая стать, молодая былая краса?

Поразвеялись грезы, поблекли порывы высокие, серебристые нити, прокравшись тайком, залегли в волосах...

Нам не надо теперь ни жар- птицы, ни алого цветика, ни чинов, ни медалей на грудь, ни пустых обещании и слов, нас заботит сейчас лишь сермяжная правда - конкретика:

скромный быт на двоих, этот наш зарешеченный кров, да остатки здоровья в хиреющих бренных телах, да пустые карманы, да сад - огород, как вериги, да кошмары во снах после телепросмотров настигли, да неспешные мысли о прежних суетных годах… Сорок лет уж прошло, но нет- нет, да и вспомню те далекие дни и тебя в ореоле кудрявых волос, и наряды твои, да и быт тех времен очень скромный, и косые дожди, и несчетное множество гроз...

Что нашли мы с тобой, ну а что, может быть, потеряли, не рассудит мудрец, и ни самый простой человек.

Значит так суждено, чтоб с тобою тогда повстречались как смогли жизнь прошли - нам судьбою предписанный век.

Дети выросли вмиг, ну а мы так же вмиг постарели, да внутри бес в ребро, нет да нет, постучит, хоть стучать не резон, соловьи наши песни отпели, но мотор не заглох, что-то тлеет внутри и болит....

Порох вроде бы есть, ну а спички уж малость сырые, видит око порою соблазны, да зубы неймут.

А, меж тем, мир и люди уж стали настолько иные и в свое непонятное завтра куда-то стремятся - бегут...

Так давай же, подруга, наполним до верху бокалы, да поднимем за то, что случилось, быльем поросло, за рассветы - закаты, что вместе когда-то встречали, за удачи - невзгоды, за все, что так быстро прошло!

А вторые бокалы поднимем за то, что мы живы за детей, сына с дочкой, и наших прекрасных внучат, чтоб с удачей дружили и были отменно счастливы, чтоб двухтысячный год вот так вместе бы нам повстречать!

Ну а третьи бокалы наполним за строгую вечность, за родителей наших, за теплое солнце и свет, за счастливые дни, за печалей- невзгод быстротечность, за друзей и подруг, без которых и жизни-то истинной нет!

Сентябрь, 1998 г.

МЫСЛЬ Все мы - частицы Космоса и мимолтны у Природы, будь ты Осл, Козл, Дракон, там, Лев или Змея...

Не время мчится мимо нас мы мимо времени проходим, - в страстишках мелких и греша, в небыти потом уйдя.

2002 г.

КОГДА ВЕСНА ВРЫВАЕТСЯ КАПЕЛЬЮ … Когда весна врывается капелью И покидает зимний плен земля, Готовясь к летнему короткому веселью, Цветенью трав и трелям соловья, Я ощущаю жизни быстротечность, Острее вижу вечный яркий мир И чую, как безбрежна все же вечность, Как я в ней мимолетен, наг и сир.

Порою чудится – я был уже однажды, Себя какой-то жизнью искушал И хоронил с закатом день я каждый, С надеждой новый день встречал.

Вот также в очаге огонь метался, Ненастный ветер крышу мою рвал … Я суетился, тратился, влюблялся, Не раз печалился, завидовал, терял … 1986 г.

ПЛЯСОВАЯ («Притопывая, мы пускаемся в пляс, вo весь голос поем буйные песни.

Если жизнь так безмятежна и радостна, стоит ли желать что-нибудь еще?»

Пань ЮЭ, III- й век н.э.) Расступись, народ, и пускайся в пляс, пусть земля дрожит вся от топота, пусть струится пот на траву от нас, лес шумит вокруг гулким ропотом!

Эх, подметки прочь, мы утопчем луг, эх, стоять невмочь, так пляши, мой друг!

Ты, баян, резвей поддавай, дружок, развлекай гостей - наш хмельной кружок!

В этот ясный день нам играется...

Эх, вали плетень, раз мешается!

А что ты стоишь, улыбаешься, ты плясать, вообще, собираешься?

А жена твоя? Иль ленивая? – Что сидит она, сиротливая?

Не лови ты мух, да прими стопарь, да войди-ка в круг, трепака ты вжарь, чтобы знал народ, был уверенным, что не пальцем мы были сделаны!

Приговаривай и пляши в притоп:

"Попадем ли в рай или в ад - потоп, будет что, когда - нам без разницы, утечет вода, жизнь - проказница!

Нас сегодня пляс лишь касается, мы живем всегда так, как нравится!

1988 г.

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ Судьбы своей всяк - и творец, и убийца, Сеятель, жнец, и на дудке игрец, Кто - в небе журавль, а кто - в клетке синица, Кто - добрый и честный, кто - явный подлец...

Кого-то несет за романтикой в дали, Кого-то на сцену в артисты манит, Кого-то носильщиком быть на вокзале, Буфетная стойка - кому-то магнит...

У каждого радость своя и печали:

Помог ли кому или ловко надул, Мошну накопил, самого ль обокрали, В начальники вышел иль отняли "стул"...

Жена разлюбила иль просто заела, А то и сбежала из дома уже...

Свинья ли в хлеву ни с чего околела "Москвич" разнесло на лихом вираже...

Каждый, как может, проблему решает Куда себя деть и во что бы уйти, И каждый себя чем-нибудь утешает На жизненном этом нелегком пути.

Но всем нам, друзья, развеселым, унылым, Богат ты иль беден, плюгав, удалец, Прожженым дельцам, дуракам и "светилам" Один уготован печальный конец.

Давайте ж не будем во всем мелочиться, Завидовать, ныть и копить барахло, Себя продавать, за судьбой волочиться, И спать, чтобы время быстрее текло!

Давайте же будем дышать без причины, Рассветы встречать просто так, для души, Трусцою бежать от тоски и кручины, И есть с аппетитом в кафе беляши!..

Давайте красой любоваться и статью, Давайте научимся снова мы петь, Не будем ценить по деньгам и по платью И станем на мир по иному смотреть!

Будем ваять и бренчать на гитаре, Как бы на нас ни ворчала жена, Будем всегда на работе в ударе, Будем стихом наслаждаться сполна!..

Ведь сколько сокровищ и в звуке, и в цвете, С каким наслажденьем мир познаем!..

Уносится жизнь и зимою, и летом...

Единственный раз ведь на свете живем!...

1986 г.

СОЛДАТСКОЕ ЗАВЕЩАНИЕ Нас женщины в чрном навек отпевали и звон колокольный звучал в голосах, и море несказанной горькой печали плескалось в заплаканных чистых глазах!..

А мы ещ живы, ещ не остыли, но страшные раны... и воздуха нет...

Запомните нас навсегда молодыми, забудьте про ужасы, кровь, лазарет!

Простите, родные, что мир стал нам тесен!

Нам жаль нецелованных юных невест, нам жаль недопетых на полслове песен...

Что вдовам на плечи взвалили мы крест!

Пусть солнце вас греет и души оттают и порослью новой земля зарастт!

Пускай, кто в живых, свои свадьбы сыграет, над братской могилою сад зацветт!

А все что мы в жизни успеть не сумели, за нас наши дети и внуки возьмут.

Дай бог, чтобы в танках они не горели, пускай они в счастье и в мире живут!

1989 г.

НАЯВУ ИЛЬ ВО СНЕ...

Я сейчас не пойму: наяву иль во сне ты однажды явилась ко мне по весне.

В том саду- терему улыбнулась ты мне, прикоснувшись улыбкой к сердечной струне...

И звучит та струна, не стихая на миг, никому не дарю я мелодий моих:

из пространства стена, да и голос мой тих, жаль, его не услышишь из далей своих!

Я тепло твоих губ растерять не успел, ты со мною всегда среди множества дел.

Я пока что не стар, и сво не отпел...

Почему ж я тебя позабыть не сумел?!

Так и вижу живой, изучающий взгляд и прозрачный на солнце твой белый наряд...

Над каштанами рой – это шмели гудят, весь в цветущих сиренях колышется сад!

Я сейчас не пойму, наяву иль во сне ты явилась однажды ко мне по весне.

В том саду-терему улыбнулась ты мне, прикоснулась улыбкой к сердечной струне...

Ты мечта или быль?

Вс же - явь или сон?

Если явью была, то тебе мой поклон.

Если грза и пыль, подсознания склон, -Что ж, спасибо, мечта за причудливый сон!

1986 г.

БУДУ СНИТЬСЯ ТЕБЕ Буду сниться тебе и являться миражем, Твоим взглядом когда-то подстреленный влт, Расскажу тебе то, что никто не расскажет, И спою тебе так, как никто не спот!

Как в полярной ночи полыхают сиянья, Как струятся ключи, где ромашковый луг...

Как бегут поезда, как волнуют желанья, Чертит небо звезда, завершая свой круг...

Отогрею дыханьем озябшие руки, Побываю на дне твоих ласковых глаз, И гитарной струною заплещутся звуки:

Я спою о весне, о любви и о нас...

Вновь запахнет сирень, и раскроются розы, Закружится шальная моя голова!..

Жаль, что сон - это тень от былого и грзы, И остались от счастья одни лишь слова!

Буду сниться тебе я вс реже, чем прежде, Твоим взглядом когда-то сражнный навзлт, Благодарный судьбе, но лишнный надежды Рассказать наяву, о чм сердце пот!

1986 г.

СТАРЫЙ ДОМ (к картине «Старое и новое») Отжил время сво старый дом, Говорят – его песенка спета.

Все, кто жил до последнего в нем, В новый дом переедут до лета.

Заквохчет над нажитым скарбом хозяйка, Когда к ней во двор заползет грузовик.

Лениво поднимется старая лайка...

Раздастся гусиный встревоженный вскрик.

- Поскольку для новой эпохи не гож, Как скажут про дом в горсовете, - Ему уготован бульдозерный нож И сгинет он напрочь со света!

Наверно так надо – вчерашнее вон!..

Но теплый он дом и приветный.

Уставился в Качу глазами окон...

Эх, жалко, что он безответный!

Он видел немало за прожитый век, Чернел под дождями и солнцем.

В нем кров и уют находил человек, Хранителя тайн, миротворца.

Бетонные горы нависли над ним, Безжалостны, холодны, строги...

А может, давайте мы дом сохраним, Вот этот, у самой дороги?



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.