авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Содержание ЭВОЛЮЦИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В СОЦИОЛОГИИ. КОММЕНТАРИЙ К ПРОБЛЕМЕ Автор: Н. В. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Голос, 2001.

Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат, 1975.

Мошкин С. В., Руденко В. Н. За кулисами свободы: ориентиры нового поколения // Социол. исслед. 1994. N 11. С. 89.

стр. УЧАЩАЯСЯ МОЛОДЕЖЬ КРУПНОГО ИНДУСТРИАЛЬНОГО Заглавие статьи ГОРОДА О ПРЕСТИЖЕ ПРОФЕССИЙ Автор(ы) А. Т. КАЮМОВ, Ф. К. КАНИКОВ, Н. Р. ИСХАКОВА Источник Социологические исследования, № 8, Август 2013, C. 87- Социология молодежи Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 58.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи УЧАЩАЯСЯ МОЛОДЕЖЬ КРУПНОГО ИНДУСТРИАЛЬНОГО ГОРОДА О ПРЕСТИЖЕ ПРОФЕССИЙ Автор: А. Т. КАЮМОВ, Ф. К. КАНИКОВ, Н. Р.

ИСХАКОВА КАЮМОВ Айдар Талгатович - доктор философских наук, профессор кафедры истории и социально-экономических дисциплин Набережночелнинского института социально педагогических технологий и ресурсов (E-mail: atkayum@gmail.com);

КАНИКОВ Фярит Кашафеевич - старший преподаватель (E-mail: atkayum@gmail.cm);

ИСХАКОВА Надия Рафхидовна - кандидат социологических наук, доцент той же кафедры (E-mail:

Lilia_iskhakova@mail.ru).

Аннотация. Выявляются факторы и уровень престижа инженерных и рабочих профессий в представлениях учащейся молодежи через ценностные ориентации в сфере труда и оценку привлекательности профессий.

Ключевые слова: престиж профессий * молодежь * ценностные ориентации * профессиональное самоопределение * привлекательность профессий Рыночные и демократические реформы последних двух десятилетий привели к существенному изменению в составе и социальной стратификации профессий, в ценностных ориентациях молодежи и, как следствие, в восприятии престижа профессий.

Результаты исследований указывают на то, что в условиях болезненных рыночных реформ иерархия престижа профессий стала деформированной, не отвечающей потребностям развития общества, и в значительной мере дезориентирующей сознание и поведение молодежи. Критически низкий статус и престиж научных работников, педагогов, врачей, работников сферы культуры, инженеров и рабочих профессий квалифицированного труда ставит под вопрос перспективы развития российского общества, негативно влияет на представления и жизненные планы молодежи. Проблемы профессионального самоопределения молодежи, статуса и престижа профессий взаимосвязаны и в современных условиях не только актуальны, но приобретают характер приоритетных политических, экономических и нравственно-идеологических проблем всего общества. Для таких индустриальных центров, как Набережные Челны, особое значение имеет развитие квалификационного, творческого потенциала и количественного воспроизводства инженерных и рабочих кадров на крупных градообразующих предприятиях.

Для социологии перспективным представляется понимание профессии не просто как обособленной функции в общественном разделении труда и не как свойства отдельных индивидов, а как социально-групповой реальности. В. Н. Шубкин писал, что "профессия интересует социологов как один из показателей социальной структуры общества, места, которое занимает человек в системе общественных отношений и связей. Анализируя профессии, они стремятся понять, как в сознании людей в преобразованном виде отражается система общественной дифференциации, как складывается иерархия различных профессиональных слоев и групп" [Чередниченко, Шубкин, 1985:19]. В социологической энциклопедии в качестве второго значения термина "профессия" приводится определение: "большая группа людей, объединенная общим родом занятий, трудовой деятельности" [Российская социологическая энциклопедия, 1998:425]. На наш взгляд, можно выделить, как минимум, три относительно самостоятельных аспекта, которые целесообразно учитывать при анализе профессий:

стр. 1. Функции, закрепленные за ними, роль, которую они играют в процессах функционирования и развития экономики и общества. Например, роль ученых и инженеров в обеспечении технологического прогресса, деятелей культуры и педагогов в обеспечении нравственного, эстетического и интеллектуального развития общества. По данному аспекту в общественном сознании существуют как ретроспективные, так и перспективные представления, во многом опосредованные господствующими идеологиями, общественным мнением, стилем и содержанием сообщений СМИ.

2. Устойчивые социокультурные качества группы и типичных ее представителей. Они проявляются в уровне образования, культуры, в общении, в стиле потребления и поведения, в атрибутах одежды, внешнего вида, в лексике и в стилистике речи. Все они дифференцируют группы и одновременно носят стратифицирующий характер. Именно эти качества выделял Макс Вебер, когда писал о статусных группах, отличающихся от классов и других обществ.

3. Третий, относительно самостоятельный аспект, связан с социально-экономическими характеристиками группы. Они указывают на статус профессии, на уровень доходов, условия труда, карьеры, на возможности реализации потребностей и интересов. Кроме реального и объективного существования все эти аспекты и связанные с ними свойства имеют отраженное в сознании символическое бытие.

В российской социологии одной из первых на многомерный характер престижа профессии на примере учителей обратила внимание Ф. Г. Зиятдинова. Она выделила множество сторон, связанных с низким уровнем престижа профессии в современной России. В ее работах престиж является связующим звеном между статусными, социально экономическими, бытовыми условиями учительской профессии и социальным самочувствием, мотивацией и качеством труда педагогов [Зиятдинова, 1999:162 - 214;

Зиятдинова, 2010: 100 - 106]. Влияние низкого уровня престижа инженерной профессии на эффективность профессиональной социализации студентов технических вузов анализируется в книге Р. А. Бикулова [Бикулов, 2004]. Дифференцированный подход к анализу и измерению престижа профессий отличает исследования М. К. Горшкова и Ф. Э.

Шереги. В их методике профессии оцениваются по двум отличающимся, хотя и взаимосвязанным свойствам: по степени их общественного (социального) признания и по их "прибыльности". Последнее понятие и отражаемое свойство эмпирически были измерены в рамках исследований, проведенных в 1996 - 1997 гг. [Шереги, Харчева, Сериков, 1997]. Общественное признание профессий проявляет заметную автономность от их прибыльности. Например, предприниматели и банковские работники при очень высокой прибыльности их занятий в недостаточной степени признаны в качестве общественно значимых видов деятельности. В интеллектуальных профессиях, включая и инженерную, ситуация противоположная [Шереги, Харчева, Сериков, 1997: 167 - 168].

Молодежь, работающая и обучающаяся, предпочитает прибыльные, экономически выгодные формы и сферы занятости. Социальные группы, занятые в таких сферах, для молодежи являются референтными, олицетворяющими жизненный успех. Имеют намерения открыть свой бизнес 56,2% опрошенной молодежи. Эти и другие факты исследования позволили авторам сделать вывод о том, что в России "окончательно сформировалось "рыночное" поколение" [Горшков, Шереги, 2010]. В условиях сложного выбора содержательные аспекты профессий приобретают менее значимый характер.

Примерно к таким же выводам приходят и другие исследователи. На материалах Новосибирской области показано, что для молодежи основной стратегией улучшения жизненного положения является "поиск работы с более высоким заработком" [Удальцова, Воловская, Плюсина, 2005: 50]. Разные ракурсы престижа профессий и различия в их оценках нашли отражение в статье В. Е. Семенова. Например, по одной методике престиж учителя как высокий оценивают всего 1% студентов, а по другой (по общественной значимости профессии) 36% [Семенов, 2007: 38]. С позиций нашего подхода нельзя согласиться с попытками жесткого разграничения профессиональной и экономической стратификации. Параметр "прибыльность профессии" включается в состав понятия "привлекательность профессии" в качестве ве стр. дущей составляющей. Экономический аспект является необходимым атрибутом всех профессий и отличает их от любительских занятий. Не являются случайными тесные корреляционные связи между показателями уровня доходов социально-профессиональных групп и самооценками престижа работы [Анурин, 2006: 28 - 30].

Новые понятия "имидж профессии", "пафос профессии" нуждаются в дополнительном анализе для обоснованного их включения в структуру концепции престижа профессий.

Представляется интересным их анализ в контексте идей Пьера Бурдье о символическом капитале, о символической природе социального и профессионального престижа и символических стратегиях статусных групп. Эти стратегии, согласно Бурдье, являются различными формами символической борьбы, направленной на то, "чтобы заставить увидеть и заставить оценить определенные реалии" [Бурдье, 1994: 197 - 198]. Имидж и пафос в таком теоретическом контексте представляются как особые социокультурные инструменты, средства, методы символических стратегий, направленных на сохранение или на повышение социального статуса и престижа профессиональных групп.

Престиж профессий рассматривается нами в аспекте их привлекательности для учащейся молодежи крупного индустриального города. Это проявляется на личностном уровне как относительно устойчивое ценностное отношение к профессиям, имеет многофакторную детерминацию и механизмы формирования, выполняет регулятивные и мотивационные функции. В соответствии с нашим подходом оценки привлекательности профессий отражают прежде всего социально-экономические и стратификационные характеристики профессиональных групп. Привлекательность профессий в представлениях и в сознании учащихся наиболее обстоятельно в 60 - 80-е гг. прошлого столетия изучался социологической школой В. Н. Шубкина [Константиновский, 2008]. Участниками новосибирского проекта при анализе профессий и жизненных планов учащихся учитывались общий уровень урбанизации, качественные изменения социально экономических и социокультурных условий жизни, а также связанные с ними изменения в характере социализации молодежи.

Город Набережные Челны как урбанистический центр и как сложная социальная среда, где формируются представления учащихся о престиже профессий, имеет типологические и "индивидуальные" особенности. Это относительно молодой, крупный, полиэтнический по составу населения и динамично развивающийся современный город. Постепенно утрачивая монофункциональность и прямую зависимость от базового градообразующего предприятия, он сохраняет и развивает свой индустриальный профиль.

Трансформационный кризис 1990-х гг. заметно снизил защищенность, статус и престиж инженеров и рабочих "КамАЗа" и других предприятий города. Эти процессы нашли отражение в сознании населения и особенно молодежи, способствовали снижению привлекательности производственных профессий. Крупные промышленные предприятия, как показывают исследования, заметно отстают по привлекательности социально экономических условий труда от сфер предпринимательства, торговли, финансов и управления [Машкова, 2006: 64 - 79]. Эти отрасли в сознании молодежи приобретают статус престижных и перспективных. Это ведет к постепенному выделению, с одной стороны, "молодежных" отраслей, а с другой - отраслей и предприятий со стареющим контингентом работающих. Общий демографический спад 1990-х гг. и массовый выход первого поколения работников градообразующих предприятий из экономически активного возраста обостряют ситуацию дефицита производственных кадров. В таком сложном контексте проблема ориентации учащейся молодежи на инженерные специальности и рабочие профессии приобретает особую актуальность.

Эмпирической базой нашего исследования являются данные, полученные в ходе социологического исследования учащихся 8-х, 9-х и 11 -х классов средних школ г.

Набережные Челны, проведенного преподавателями НГПИ в апреле-мае 2007 г. Всего было опрошено 950 учащихся;

8-х классов - 324, 9-х классов - 296 и 11-х классов - человек. Генеральная совокупность составляла 13 576 человек (8-х классов -4601, 9-х классов - 4363 и 11-х классов - 4612 человек). Среди опрошенных - 53% де стр. вушек и 43% юношей. По полу выборочная совокупность отклоняется от генеральной в пределах 4%. Анкетирование проводилось в 17 школах города с учетом типологии школ (обычные, гимназии и лицеи, школы с углубленным изучением отдельных предметов) и их пропорций размещения по районам города (Автозаводский, Центральный, Комсомольский). Ошибка репрезентативности не превышает 5%.

Для оценки привлекательности профессий была использована десятибалльная шкала.

Учащимся был предложен список с перечнем 32-х наиболее известных, массовых и по ряду позиций востребованных в нашем городе профессий. Задача измерения социально экономических и статусных характеристик профессий заставила нас ввести понятие "социальный потенциал профессии". С использованием данного понятия оценивались группы профессий: рабочие, инженерные и экономические. Оценивались также ценностные ориентации учащихся в сфере труда и будущей профессиональной деятельности, так как в них отражаются наиболее актуальные потребности и интересы личности, а также типичные условия и способы их реализации [Здравомыслов, Ядов, 2003: 205 - 222, 384 - 385, 418 - 479]. В них также проявляются стереотипы транслируемой СМИ массовой культуры и типичные характеристики молодежной субкультуры, влияния различных референтных групп. Они обеспечивают избирательное отношение к профессиям, выделение наиболее значимых и ценных их свойств с точки зрения учащихся. Мы исходили из гипотезы, что оценки престижа профессий формируются на основе взаимодействия ценностных ориентации учащихся в сфере труда и социально экономических характеристик профессий. Речь идет о доминировании в сознании учащихся "рыночных" ценностей, с одной стороны, и о направленности их внимания и интереса при оценке привлекательности профессий на их социально-экономические и, следовательно, на статусно-стратификационные характеристики, с другой. Последние представлены в нашем исследовании через показатели социального потенциала профессий. Обнаружена сильная взаимосвязь между показателями оценок престижа и оценок социального потенциала профессий. Инструментарий исследования был разработан авторами совместно с научным сотрудником Института управления г.

Набережные Челны О. В. Трунькиной. Проведенное исследование по ряду аспектов стало продолжением ранее проведенных научных поисков [Каников, Трунькина, 2004: 111 115].

Первичные данные об отдельных профессиях были получены как ответы на открытые вопросы "По какой профессии Вы думаете работать после окончания школы?" и "Какую профессию Вы хотели бы получить в результате обучения в профильном учебном заведении после школы?", для города индустриального типа пропорции выбора трудно считать оптимальными (см. табл. 1). Качество выбора также невысокое. Не уверены полностью или частично в правильности своего выбора 52,9% учащихся 8-х классов, 51,1%-9-х и 62,3%- 11-х классов. При этом уверенность в поступлении в соответствующие учебные заведения оказалась относительно более высокой. Значительное количество учащихся одновременно выбирают по несколько профессий, так называемые "основные" и "запасные". Множественный выбор профессий учащи Таблица Профессиональное самоопределение учащихся (в % от числа опрошенных) Профессии Прочие N Классы Рабочие и профессии Не Инженерные Экономические строительные определившиеся умственного труда 1 8-е 13,8 3,1 27,1 46,2 9, 2 9-е 17,6 7,1 29,4 42,5 3, 3 11-е 8,3 6,7 20,7 62,3 2, стр. мися Набережных Челнов впервые был социологически зафиксирован С. П. Дырином в 1996 г. и рассматривался как индикатор неопределенности профессионального самоопределения. В нашем исследовании таких респондентов почти половина. Например, инженерную профессию выбирают 14,4% учащихся 11-х классов, но в качестве основной или единственной выбирают 6,7%. Весьма популярной у учащихся 9-х и 11 -х классов является профессия менеджера. Ее выбирают 18,6% выпускников. Данную профессию, так же как и профессию банкира, предпринимателя, бухгалтера, экономиста, мы включили в категорию экономических. Очень низки показатели выбора инженерных специальностей и рабочих профессий у девушек. Если в 9-м классе хотят быть инженерами и рабочими 1,5% и 5,2% девушек, то в 11-м классе - 1,7% и 2,8%. По сравнению с юношами они в большей степени предпочитают профессии, связанные со сферой услуг и функциями умственного труда. Можно заключить, что инженерные и рабочие профессии явно недостаточно представлены в планах и намерениях учащихся города, не соответствуя потребностям воспроизводства и качественного развития социально-профессиональной структуры крупного индустриального города.

Доминирующие ценностные ориентации в сфере труда и будущей профессии являются важными критериями оценки привлекательности профессий в сознании учащихся. На их основе выделяются наиболее важные социальные свойства тех или иных профессий.

Выявление этих ценностных ориентации осуществлялось через оценку учащимися социально-экономических, санитарно-гигиенических и социально-психологических условий профессиональной деятельности. Такой подход согласуется с устоявшимся в российской социологии определением ценностных ориентации [Здравомыслов, Ядов, 2003: 384]. Ориентации в сфере труда, в свою очередь, являются проявлением терминальных жизненных ориентации, характеризующих понимание учащимися формулы жизненного успеха. Современные исследователи обращают внимание на тот факт, что ценностные установки в трансформирующихся обществах формируются преимущественно на уровне неосознанных процессов, в ходе выбора и освоения определенных стилей жизни и связанных с ними моделей успеха [Бевзенко, 2007: 132 152]. Наиболее важными с точки зрения отношения к профессиям оказались три взаимосвязанные ориентации. Это - иметь материальный достаток в будущем, формирование успешной карьеры, достижение высокого социального статуса. Первую в качестве цели жизни выбрали 79,6% восьмиклассников, 83,9% девятиклассников, 91,9% одиннадцатиклассников. Вторую, соответственно, - 85,1%, 87,4% и 92%. Третью цель выбрали - 70%, 64,3% и 67,8%. Можно сказать, что ориентации респондентов имеют высокую социально-экономическую направленность, включая и статусную составляющую.

"Социальный потенциал профессии" понимается нами как информационный образ ее социальных возможностей в сознании и представлениях учащихся. Социальный потенциал профессии является своеобразным проявлением статуса профессиональных групп. В исследовании социального потенциала мы придерживаемся общей методологии, изложенной в публикациях казанских социологов М. А. Нугаева и Р. М. Нугаева.

Потенциал в их понимании включает в себя как социальные факторы человеческой активности, так и ценностное измерение, элементы и направленность сознания [Социальный потенциал Республики Татарстан, 2003: 8 - 24]. В нашем исследовании потенциал профессий определялся на основе оценок респондентами состояния различных характеристик трех групп профессий по десятибалльной шкале. Ниже приводится таблица оценок наиболее значимых элементов социального потенциала. В усредненных баллах приводятся данные по 8, 9, 11 классам (1 - минимальный балл, 10 - максимальный) (см.

табл. 2).

Средние баллы по группам профессий, в соответствии с приведенной выше таблицей, следующие: рабочие профессии - 5,7 балла;

инженерно-технические - 7,0 баллов;

экономические - 7,4 балла. С учетом всех показателей потенциала профессий мы получили цифры: 5,8 балла, 6,7 балла и 7,2 балла. За этими цифрами стоят заметные различия социально-экономического облика выделенных групп профессий стр. Таблица Оценка социального потенциала рабочих, инженерно-технических и экономических профессий Оценки значимых характеристик профессий учащимися Группы профессий N Инженерно Рабочие Экономические технические профессии профессии профессии 1 Высокая зарплата 6,4;

6,5;

7,7;

7,7;

7,8 8,4;

8,1;

8, 6, 2 Перспективы 5,8;

5,8;

7,2;

7,2;

7,6 8,0;

7,9;

8, профессионального 5, роста 3 Хорошие условия 6,0;

5,5;

7,1;

7,1;

7,1 7,9;

7,8;

7, труда 5, 4 Интересная, 5,2;

4,6;

6,2;

6,1;

6,9 6,3;

5,4;

5, творческая работа 5, 5 Удобный график 6,1;

5,7;

6,7;

6,5;

6,6 7,4;

6,9;

6, работы 5, Примечание. Три оценки означают ответы 8, 9 и 11 классов по 10-балльной системе и представления учащихся об этих различиях. Экономические профессии по всем показателям, за исключением творческого характера работы, оцениваются более высоко.

Уровень баллов по строкам (свойства профессий) в разрезе выделенных групп профессий у учащихся разных классов очень близки. Исследования Ю. Р. Хайруллиной в масштабах Татарстана также выявили факт, что молодежь, в отличие от средних и старших возрастных групп, более склонна к "достижительным" моделям ориентации и поведения в сфере труда [Социальный потенциал..., 2003: 25 - 37]. Различия между рабочими и инженерными профессиями в оценках учащихся во многом отражают реальные различия в характере и содержании труда этих социально-профессиональных групп и, следовательно, могут считаться функционально оправданными. Однако различия в оценках профессий инженеров и техников, с одной стороны, и экономических профессий, с другой, являются, на наш взгляд, отражением сформировавшихся в последние десятилетия деформаций и диспропорций стратификационной системы общества и крупных городов. Статусные преимущества экономических, "рыночных" профессий следует рассматривать в качестве дисфункциональных и не отражающих более сложный или более творческий характер труда. Они являются структурными ограничителями нормального и устойчивого развития экономики и общества в целом. Рассмотренные нами ценностные ориентации и оценки потенциала профессий лежат в основе представлений о престиже и привлекательности существующих в обществе профессий и специальностей.

Конечно, в них отражаются и местные, региональные особенности экономики, рынка труда и сферы занятости. В этом плане Набережные Челны, как и Татарстан в целом, отличается устойчивым вектором социально-экономического развития в последнее десятилетие. Однако это развитие не исключает серьезных диспропорций.

Социокультурные представления молодежи явно отстают от потребностей экономики.

Вместе с тем они, хотя и с искажениями, но отражают как вчерашние, так и сегодняшние условия труда, особенности и деформации социально-профессиональной стратификации и одновременно являются как факторами, так и ограничителями развития.

Привлекательность профессий можно интрепретировать как следствие оценки их социального потенциала через призму наиболее значимых для учащихся ценностных ориентации в сфере предстоящей трудовой деятельности (см. табл. 3).

Анализ результатов, представленных в таблице с учетом диапазона реальных оценок от 3 х до 8-ми баллов, показал, что весь перечень профессий можно разделить на следующие в представлениях учащихся иерархические уровни: элитные (7 - 8 баллов), высоко привлекательные (6 - 7 баллов), средней привлекательности (5 - 6 баллов), относительно низкой привлекательности (4 - 5 баллов), не привлекательные (3 - 4 балла). Инженерные профессии в этой иерархии, по нашим данным, сегодня находятся на втором уровне, а рабочие профессии располагаются на нижних уровнях.

стр. Таблица Привлекательность профессий в сознании учащихся (в % от числа опрошенных) 8 класс 9 класс 11 класс Профессия Общий Общий Общий Ранг Ранг Ранг балл балл балл Банковский работник 7,80 1 7,93 1 7,85 Менеджер 7,41 2 6,84 3 7,20 Программист 7,20 3 6,89 2 6,97 Юрист 7,13 4 6,55 5 7,10 Экономист 7,01 5 6,63 4 6,95 Инженер 6,08 6 6,13 6 6,71 Психолог 5,76 7 5,25 9 5,74 Врач 5,66 8 5,04 13 6,30 Секретарь-референт 5,62 9 5,05 12 5,66 Водитель 5,43 10 5,30 8 5,66 Парикмахер 5,39 11 5,06 11 5,73 Работник культуры 5,20 12 4,79 14 5,95 Повар 4,97 13 5,19 10 5,64 Автомеханик 4,95 14 5,49 7 5,32 Военный 4,84 15 4,35 15 5,23 Наладчик 4,53 16 4,30 17 4,51 оборудования Каменщик-строитель 4,44 17 4,13 19 4,52 Педагог 4,34 18 3,40 32 4,44 Медсестра 4,32 19 3,86 22 4,56 Официант 4,24 20 4,17 18 4,72 Оператор 4,09 21 4,09 21 4,21 автоматических линий Продавец, кассир 4,00 22 4,10 20 4,21 Монтажник-строитель 3,93 23 4,33 16 4,43 Электромонтер 3,86 24 3,83 23 4,05 Маляр, штукатур 3,76 25 3,65 25 3,81 Сварщик 3,76 26 3,68 24 3,78 Столяр, плотник 3,74 27 3,53 30 3,43 Слесарь-сборщик 3,65 28 3,58 29 3,48 Токарь 3,62 29 3,62 26 3,62 Канцелярский 3,60 30 3,40 31 3,57 служащий Металлург (литейщик) 3,60 31 3,59 28 3,83 Слесарь-ремонтник 3,59 32 3,60 27 3,74 Заметным исключением являются профессии автомеханика и водителя. В представлениях учащихся эти профессии больше ассоциируются со сферой услуг и с рыночными принципами распределения доходов, чем со сферой производства и фиксированными зарплатами. В целом профессии сферы услуг для учащихся более привлекательны, чем производственные. В качестве престижных устойчиво воспринимаются профессии экономического и "рыночного" характера.

Исследованием выявлено наличие гендерных различий в восприятии и оценке многих профессий. Профессии, связанные с образованием, культурой, здоровьем и деятельностью в сфере услуг, как правило, более высоко оцениваются девушками, а производственные, технические занятия более предпочтительны для юношей. Сравнение средних баллов потенциала и престижа по группам профессий позволило получить существенные результаты, которые указывают на характер и на основные факторы детерминации представлений учащихся. При сравнении берутся средние баллы оценок потенциала выделенных групп профессий с учетом всех показателей и средние баллы оценок престижа профессий, репрезентирующих эти группы. Рабочие профессии при расчете среднего балла престижа были представлены наладчиками, операторами, электромонтерами, сварщиками, слесарями-сборщиками, токарями, металлургами и слесарями-ремонтниками. Инженерно-технические профессии - ин стр. Таблица Привлекательность профессий в сознании учащихся (в % от числа опрошенных) Оценки потенциала и престижа профессий Потенциал профессий Престиж профессий Группы профессий 8 9 11 8 9 классы классы классы классы классы классы Рабочие профессии 6,1 5,7 5,6 3,83 3,78 3, Инженерная 6,8 6,7 6,8 6,08 6,13 6, профессия Экономические 7,4 7,1 7,2 7,46 7,13 7, профессии женерами. Экономические профессии - банковскими работниками, менеджерами и экономистами (см. табл. 4).

Оценки престижа и социального потенциала профессий очень близки, а корреляции между ними очевидны. Это можно интерпретировать как наличие очень высокой зависимости оценок престижа от оценок потенциала профессий. Обратная зависимость в соответствии с нашим подходом представляется не логичной или не существенной.

Вместе с тем по рабочим профессиям данная связь относительно слаба, иначе говоря, их относительно высокий потенциал не всегда ведет к повышению престижа. Можно предположить, что есть и другие факторы, влияющие на престиж рабочих профессий, которые не учтены в нашем исследовании. Согласно нашей гипотезе, молодежь основное внимание при оценке привлекательности профессий уделяет их социально-экономическим характеристикам, но в той или иной степени учитываются также социокультурные особенности типичных представителей профессиональных групп. Этот фактор особенно активно срабатывает при наличии явного несоответствия их облика и стиля жизни нормативным представлениям и стереотипам молодежной субкультуры. Вероятно, это одно из проявлений когнитивного и культурного диссонанса. Рабочие сегодня в основной своей массе не являются носителями атрибутов успеха, на которые ориентируются СМИ и современная молодежь, они существенно отличаются от референтных для молодежи групп также по стилю жизни, потребления и общения. Факторами повышения престижа рабочих профессий в сознании молодежи являются возрастание реального социально экономического статуса соответствующих профессиональных групп с освоением ими нового стиля жизни, общения и саморепрезентации, изменение доминирующей идеологии. В социальной политике предприятий, в пиар-проектах, в профориентационной работе необходимо также значительно больше внимания уделять карьерным перспективам молодых рабочих, чтобы рабочие профессии не воспринимались в качестве тупиковых, с точки зрения социально-статусного развития. Инженерная профессия, по данным нашего исследования, хотя и медленно, но устойчиво развивается в направлении повышения социального статуса, потенциала и престижа. Для Набережных Челнов, как для крупного индустриального центра, это значимая тенденция, которая, безусловно, нуждается в политической, управленческой и информационной поддержке не только в масштабах отдельного города или региона, но и общества в целом. Повышение престижа инженерной профессии, так же как и рабочих профессий, является структурным, стратегическим фактором реализации задач, связанных с новой индустриализацией экономики, с освоением высоких, наукоемких и информационных технологий и с переходом на инновационную модель развития.

стр. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Анурин В. Ф. Профессиональная стратификация и закон перемены труда // Социол. исслед.

2006. N 7.

Бевзенко Л. Д. Жизненный успех, ценности, стили жизни // Социология: теория, методы, маркетинг. (Киев). 2007. N 4.

Бессудное А. Р. Социально-профессиональный статус в современной России // Мир России. 2009. N2.

Бикулов Р. А. Проблемы профессиональной социализации современного студенчества. М.:

Akademia, 2004.

Бурдье П. Начала. Choses dites / Пер. с фр. Н. А. Шматко. М.: Socio-Logos, 1994.

Горшков М. К., Шереги Ф. Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010.

Дырин С. П. Ориентации выпускников средних школ на получение высшего образования.

Набережные Челны: Институт управления, 1996.

Здравомыслов А. Г., Ядов В. А. Человек и его работа в СССР и после: Учебное пособие для вузов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Аспект-Пресс, 2003.

Зиятдинова Ф. Г. Социальные проблемы образования. М.: РГГУ, 1999.

Зиятдинова Ф. Г. Социальное положение учителей: ожидания и реалии // Социол. исслед.

2010. N 10.

Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис.

1997. N 4.

Каников Ф. К., Трунькина О. В. Ориентация учащейся молодежи на инженерную профессию // Социол. исслед. 2004. N11.

Каюмов А. Т., Каников Ф. К. Ценностные ориентации выпускников педагогического вуза// Наука и школа. 2007. N 1.

Константиновский Д. Л. Неравенство и образование. Опыт социологического исследования жизненного старта российской молодежи (1960-е гг. - начало 2000-х). М.:

ЦСП, 2008.

Мансуров В. А., Юрченко О. В. Социология профессий. История, методология и практика исследований // Социол. исслед. 2009. N 8.

Машкова Е. В. Влияние рыночных отношений в сфере труда на занятость женщин в моноиндустриальном городе (сравнительный анализ 1990 - 2000 гг.). Набережные Челны:

Институт управления, 2006.

Российская социологическая энциклопедия / Под общей ред. Г. В. Осипова. М.: НОРМА ИН-ФРА-М, 1998.

Семенов В. Е. Ценностные ориентации современной молодежи // Социол. исслед. 2007. N 4.

Социальный потенциал Республики Татарстан / Под. ред. М. А. Нугаева, Р. М. Нугаева.

Казань: Казан, гос. энерг. ун-т, 2003.

Удальцова М. В., Воловская Н. М., Плюсина Л. К. Четыре среза занятости: ценности, мотивация, доходы, мобильность // Социол. исслед. 2005. N 7.

Чередниченко Г. А., Шубкин В. Н. Молодежь вступает в жизнь: (социологические исследования проблем выбора профессии и трудоустройства). М.: Мысль, 1985.

Черноволенко В. Ф., Оссовский В. Л., Паниотто В. И. Престиж профессий и проблемы социально-профессиональной ориентации молодежи. Киев: Наукова думка, 1979.

Шереги Ф. Э., Харчева. В. Г., Сериков В. В. Социология образования: прикладной аспект.

М.: Юристъ, 1997.

Шубкин В. Н. Социология и общество: Научное познание и этика науки. М.: ЦСПиМ, стр. Заглавие статьи ИЕРАРХИЯ ПРЕСТИЖА ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОФЕССИЙ Автор(ы) Т. А. БОНДАРЕНКО Источник Социологические исследования, № 8, Август 2013, C. 96- Социология молодежи Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 30.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ИЕРАРХИЯ ПРЕСТИЖА ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОФЕССИЙ Автор: Т. А.

БОНДАРЕНКО БОНДАРЕНКО Татьяна Алексеевна - кандидат психологических наук, доцент Академии управления МВД России.

Аннотация. На основании данных социологических исследований, проведенных в 2005 и 2010 гг. в Дальневосточном федеральном округе, в сравнении с данными исследований 1970-х годов, анализируются тенденции в изменении престижа юридических профессий на протяжении более 3 десятилетий. Сделаны выводы об устойчивости иерархии юридических профессий в массовом сознании.

Ключевые слова: иерархия * статус * престиж * юридические профессии Исследование престижа, или авторитета юридических профессий, связанных с деятельностью в сфере регулируемых правом отношений, предполагает выявление их иерархии в массовом сознании. Под социальной иерархией нередко понимается форма построения сложных социальных систем на основе подчинения, когда "нижние" уровни контролируются "верхними", для координации, специализации и разделения производительного труда [Rubin, 2000]. Иерархия юридических профессий, таким образом, представляет форму построения видов трудовой деятельности в сфере отношений, регулируемых правом.

Условия формироания и особенности иерархии юридических профессий исследуются на двух уровнях: внешнем (в социуме), внутреннем (среди работников этого вида труда).

Следует подчеркнуть, что оценки престижности могут не совпадать с оценками эффективности. Последние в большей мере связаны с результативностью, престижность же - с признанием социальной значимости той или иной деятельности и отношением к своим обязанностям представителей этих профессий.

В 1970-х годах, по данным социологических исследований, иерархия юридических профессий выглядела следующим образом (от высшего к низшему рангу): следователь, юрисконсульт, адвокат, прокурор, судья, нотариус, сотрудник милиции [Ратинов, Ефремова, 1988]. Респонденты оценивали деятельность представителей юридических профессий с точки зрения наиболее значимых для этой деятельности критериев, в числе которых законность (точное и строгое соблюдение законов);

объективность (соответствие действий и решений фактическим обстоятельствам);

справедливость (учет всех особенностей личности и ситуации);

культура поведения (воспитанность, такт) [Ратинов, 1976].

По максимальному количеству положительных оценок и минимальному отрицательных, по баллам и коэффициентам лучшие показатели по всем характеристикам имели профессии прокурора, судьи, следователя и адвоката. Они же заняли первые места при ранжировании по степени привлекательности различных видов юридических профессий.

В то же время респонденты указывали, что в результате непосредственного общения мнение о представителях правоохранительных органов и их деятельности порой менялось в худшую сторону. Если претензии в адрес прокурора, судьи, адвоката, следователя высказывались редко, то деятельность работников МВД чаще вызывала нарекания.

Наибольшие претензии с точки зрения законности вызывала деятельность инспектора БХСС. Кроме того, опрошенные, опираясь на непосредственный опыт контактов с сотрудниками автоинспекции, участковыми инспекторами, нередко критиковали их деятельность, особенно манеру поведения, недостаточную культуру обращения, резкость.

При этом следует отметить, что критерии оценки престижа профессии (законность, объективность, справедливость, куль стр. Таблица Изменения в иерархия престижа юридических профессий Сотрудн Следовате Юрисконсу Прокуро Нотариу Адвокат Судья ик ль льт р с милиции Критерий 200 200 201 200 201 200 201 200 201 200 2010 2005 5 5 0 5 0 5 0 5 0 5 Значимость 6 3 1 6 2 4 3 2 5 2 7 7 4 профессиональ ной деятельности для развития России Уважение в 6 6 4 5 2 2,5 1 2,5 5 2,5 3 4 7 обществе Достойная з/п и 6 5 5 6 3 3 2 2 1 1 4 4 7 пакет социальных гарантий Возможности 5 4 3 6 4 3 2 1 1 1 7 7 6 профессиональ ного и личностного роста Перспектива 2,5 2,5 5 6 1 1 2,5 5 4 5 7 7 6 2, проявить свои личностные качества и способности Потребность 7 4 1 7 2 2,5 5 5 6 5 3 6 4 общества в специалистах данной профессии Популярность, 4 5 5 6 1 2 2 3 3 3 6 4 7 известность, которые может принести данная профессия Общий ранг ® 5,5 4 3 7 1 1 2 3 4 2 5,5 6 7 тура поведения), взятые за основу в исследовании 1970-х годов, относятся в большей степени к авторитету социальной организации.

Сделать заключения об устойчивости оценок значимости профессий в обществе стало возможным на основе исследований престижа профессии, проведенных спустя 35 - 40 лет, когда существенно изменилась правовая ситуация в стране. За основу классификации юридических профессий мы взяли перечень профессий, предложенный А. Р. Ратиновым.

Поскольку престиж профессии включает указанные выше критерии оценки, респондентам разъяснялось, что, проводя иерархизацию, они должны брать за основу данные критерии.

Исследование проводилось методом анкетного опроса. Первый этап - в феврале-марте 2005 г. (N = 480, жители Хабаровского края, Амурской, Сахалинской областей). Второй этап - в апреле 2010 г. (N = 518, жители Хабаровского края и Еврейской автономной области). Отбор респондентов осуществлялся с помощью квотной стратифицированной выборки со связанными параметрами (пол, возраст, сфера занятости, образование, место жительства). Как видно из данных табл. 1, иерархия престижа юридических профессий в 2005 г. выглядела следующим образом: 1 ранг- адвокат, 2 - прокурор, 3 - юрисконсульт, - судья, 5 и 6 - следователь, нотариус, 7 - сотрудник милиции. Следовательно, профессия следователя за три десятилетия передвинулась с первого места на предпоследнее в иерархии престижа юридических профессий. В то же время повысился престиж профессии адвоката и прокурора. Профессия сотрудника милиции (за основу был взят обобщенный тип представителя данной профессиональной группы) не изменила своего места в иерархии.

Рассмотрим подробнее критерии, которые определяли оценку престижа профессии следователя в 2005 г. К основным из них респонденты отнесли - "потребность общества в специалистах данной профессии", а также "значимость профессиональной деятельности для развития России". На наш взгляд, на такую оценку повлияло стр. большое число вузов МВД (92% из общего количества), выпускающих специалистов данной специализации.

Большие изменения за три десятилетия претерпел такой показатель профессии следователя, как "уважение в обществе". Если в исследованиях, проведенных в 1970-е годы, отмечалось уважительное отношение к представителям данной профессии, которое отражалось в том числе и в положительной оценке СМИ, то в 2005 г. выявлено резкое снижение этого показателя.

В 2010 г. структура престижа юридических профессий в целом выглядит следующим образом: 1 -й ранг - адвокат, 2-й - судья, 3-й - прокурор, 4-й - следователь, 5-й - сотрудник милиции, 6-й - нотариус, 7-й - юрисконсульт. Таким образом, за последние 5 лет престиж профессии следователя поднялся с 5-го ранга до 4-го, сотрудника милиции - с 7-го до 5-го.

Рассмотрим каждый из критериев, лежащих в основе престижа указанных профессий.

Опрос выявил повышение значимости профессиональной деятельности следователя с 6-го ранга в 2005 г. до 3-го в 2010 г. Больше всего положительных ответов даны в возрастной группе 30 - 49 лет. В процессе интервьюирования выявлено, что этому способствовали многочисленные телесериалы о трудовых буднях следователей ("Каменская", "Тайны следствия", "Петровка, 38", "Улицы разбитых фонарей" и др.). Эти фильмы чаще посвящены профессиональной деятельности следователей прокуратуры, а не органов внутренних дел, но люди не склонны различать эти правоохранительные органы. По мнению респондентов, выросла потребность общества в специалистах следственной специализации. Существенное повышение престижа профессии сотрудника милиции за лет произошло в первую очередь из-за того, что, по мнению граждан, выросла потребность общества в специалистах данной профессии (данный показатель переместился с 4-го ранга в 2005 г. до 1-го ранга в 2010 г.).

Рассматривая другие юридические профессии, отметим следующее. С 1970 г. в российском обществе значительно вырос престиж профессии адвоката (с 3-го ранга в г. до 1-го в 2005 и 2010 гг.). По мнению респондентов, адвокаты находятся в выигрышном положении в проявлении личностных качеств и способностей, занятие этой деятельностью может принести популярность, известность. Результаты нашего исследования несколько диссонируют с мнением П. М. Козыревой о том, что "недоверие к адвокатам и юристам усиливает возросшее недовольство качеством оказываемых ими услуг. Многие граждане считают, что адвокаты и юристы коррумпированы, нечестны, не особенно заботятся об интересах своих клиентов, беспринципны и зависимы, не прилагают достаточных усилий, чтобы помочь людям, попавшим в беду" [Козырева, 2008:

96].

Существенно вырос престиж профессии судей. Если в 1970 г. эта профессиональная группа имела 5-й ранг, то в 2005 г. - 4-й, а в 2010 г. - 2-й. Данные нашего исследования совпали с результатами других [Леванский, Соколов: 12]. Опрошенные полагают, что у судей самый высокий, по сравнению с другими представителями юридических профессий, уровень заработной платы, и это совпадает с тем, что "в последние годы с помощью средств массовой информации в общественном сознании сформирован миф о высоком материальном положении судей" [Терехин, 2009: 34]. И в то же время отмечается высокий уровень недоверия к данной профессиональной группе, которое респонденты объясняют "низкой эффективностью решения их правовых ситуаций" [Ковалев 15: 97].

За последние три десятилетия вырос престиж профессии прокурора, что связано, по мнению граждан, с уважением в обществе. В то же время результаты других исследований показывают: "по мнению более половины респондентов, деятельность прокуратуры не соответствует в действительности своему предназначению (публичному преследованию по уголовным делам). 61,6% не чувствуют себя защищенными деятельностью прокуратуры" [Дзуцев, 2008: 175]. Высоко оценивается гражданами уровень заработной платы работников прокуратуры и возможности профессионального роста.

Практически не изменилась в иерархии юридических профессий оценка профессии нотариуса (6-й ранг в 1970 г., 5-й в 2005 г. и 6-й в 2010 г.). Существенно снизилась оценка профессии юрисконсульта. Если в 1970 г. она имела 2-й ранг, в 2005 г. - 3-й, то в 2010 г. 7-й.

Для сопоставления иерархии престижа юридических профессий, произошедших за три десятилетия в России, мы использовали коэффициент корреляции Кендалла стр. Таблица Расчет совпадений и инверсий для коэффициента корреляции Кендалла при сопоставлении престижа юридических профессий Виды юридических профессий Ранг в 1970 г. Ранг в 2005 г. Совпадения Р Инверсии Q Следователь 1 5,5 2 Юрисконсульт 2 3 3 Адвокат 3 1 4 Прокурор 4 2 3 Судья 5 4 2 Нотариус 6 5,5 1 Сотрудник милиции 7 7 0 Итого 28 28 15 (), относящегося к числу непараметрических, т.е. при его вычислении не играет роли характер распределения сравниваемых переменных. Коэффициент предназначен для работы с данными, полученными в ранговой шкале (табл. 2).

Для проверки правильности подсчета числа инверсий и совпадений использовалась следующая формула:

, где Р - число совпадений;

Q - число инверсий;

N - число ранжируемых признаков.

Подсчет коэффициента Кендалла осуществлялся по формуле: эмп. = (Р - Q): ((N - 1)N): энп. = 9/21 = 0, Уровень значимости коэффициента корреляции с помощью t - критерия Стьюдента проверялся по формуле:

- коэффициент корреляции Число степеней свободы в нашем случае будет k = п-2 = 7 - 2 = 5. Согласно таблице, для k = 5 критические значения критерия Стьюдента равны, соответственно, для p 0,01 tkp = 2,57 и для р 0,05 tkp = 4,03. Значение величины Тф = 1,12 tkp. 2,57 и 4,03.

Таким образом, в терминах статистических гипотез иерархия престижа юридических профессий за три десятилетия в России не претерпела статистически значимых отличий.

Чтобы проверить данное утверждение, а также выявить степень корреляционной зависимости между исследуемыми признаками, мы использовали коэффициент линейной корреляции Пирсона (R), а также линейную регрессию (г) в компьютерной обработке. Как показал анализ, R = 0,450468731, а r = 0,454545, что свидетельствует об умеренной корреляционной связи. Таким образом, несмотря на незначительную корреляционную зависимость, нельзя утверждать о том, что иерархия престижа юридических профессий на рубеже XX и XIX вв. приобрела в России статистически значимые отличия.

Рассматривая изменение иерархии юридических профессий с 2005 по 2010 г., для выявления степени корреляционной зависимости между исследуемыми признаками мы использовали коэффициент линейной корреляции Пирсона (R), а также линейную регрессию (г) в компьютерной обработке. Как показал анализ, R = 0,396412484, а r = 0,392857, что свидетельствует об умеренной корреляционной связи. Следователь стр. но, несмотря на проводимые реформы в сфере правоохранительной деятельности, не произошло значительных изменений в иерархии престижа юридических профессий.

Каковы же значимые изменения в иерархии престижа юридических профессий за последние четыре десятилетия? Как показал коэффициент линейной корреляции Пирсона R = 0, а r = 0,4, корреляционная зависимость слабо выражена, следовательно, мы не можем говорить о значительных изменениях в 2010 г. по сравнению с 1970 г. Таким образом, несмотря на повышение положения в иерархии престижа таких профессий, как адвокат, судья, и снижение престижа профессии юрисконсульта, данные исследований свидетельствуют о том, что статистически значимых отличий в расположении престижа юридических профессий за эти десятилетия в российском обществе не произошло, подтверждая предположение об устойчивости представлений населения о месте и значимости юридических профессиях в российском обществе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Дзуцев Х. Общественное мнение о деятельности правоохранительных органов // Наука.

Культура. Общество. 2008. N 3.

Ратинов А. Р., Ефремова Г. Х. Правовая психология и преступное поведение. Красноярск:

КПИ, 1988.

Ратинов А. Р. Правовая культура и вопросы правового воспитания. М.: Просвещение, 1976.

Козырева П. М. Правовое сознание и доверие // Полис. 2008. N 4.

Леванский В. А., Соколов Н. Я. Юристы в пословицах, характеризующих правовую систему общества // Государство и право. 2009. N 7.

Терехин В. А. Обеспечение независимости суда - приоритетное направление судебно правовой политики // Российская юстиция. 2009. N 10.

Ковалев В. В. Социальные стереотипы как образующая основа особенностей правового сознания российского общества // Философия права. 2008. N 3 (28).

стр. ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ В НАУКЕ: ДИСЦИПЛИНАРНЫЕ Заглавие статьи РАЗЛИЧИЯ Автор(ы) Е. Л. ДЬЯЧЕНКО Источник Социологические исследования, № 8, Август 2013, C. 101- Социология науки Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 50.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ В НАУКЕ: ДИСЦИПЛИНАРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ Автор: Е. Л. ДЬЯЧЕНКО ДЬЯЧЕНКО Екатерина Львовна - младший научный сотрудник Научно-учебной лаборатории инвестиционного анализа;

инженер-программист Библиотеки НИУ-ВШЭ Пермь (E-mail: dyachenko_ekater@mail.ru)1.

Аннотация. В России при оценке эффективности научной деятельности учитываются международные информационные рейтинги. Наиболее известные и широко используемые базы данных охватывают преимущественно англоязычную научную литературу. Насколько обоснованно применение международных наукометрических баз данных для оценки отечественных научных достижений? В исследовании предпринята попытка сравнить уровень интернационализации научного знания в социологии и прикладной физике, опираясь на количественные характеристики научной коммуникации. Полученные результаты указывают на существенную разницу в развитии данного процесса и, следовательно, на необходимость дифференцированного подхода к оценке эффективности научной деятельности.

Ключевые слова: наукометрия * интернационализация науки * индексы цитирования * Web of Science * Scopus В последние годы в официальных документах, регламентирующих научную деятельность в России, в качестве показателей эффективности работы ученого, исследовательской организации, национальной науки в целом все чаще применяются данные о числе публикаций и цитировании, полученные из международных баз данных научного цитирования, таких как Web of Science и Scopus. Например, публикационные и цитатные показатели из международных баз данных упоминаются как целевые индикаторы состояния науки в утвержденной распоряжением Правительства РФ от 08.12.2011 г.

"Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года", и в Указе Президента РФ от 07.05.2012 "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки". Целый ряд министерств и ведомств РФ учитывает показатели из международных баз данных в оценке эффективности работы учреждений, находящихся в их ведении [см., например: Приказ Мин-здравсоцразвития..., 2010;

Приказ Минобрнауки..., 2010;

Приказ Росстата..., 2010]. О степени распространения этих практик можно судить по тому, что они уже становятся частью регулирования науки на уровне регионов. К примеру, в Пермском крае недавно были приняты законы о дополнительном финансировании кандидатов и В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта N 11 - 01 - 0037, реализованного в рамках программы "Научный фонд НИУ ВШЭ" в 2012 - 2013 гг. Автор выражает благодарность за помощь в подготовке статьи к.соц.н. Ю. О. Папушиной (НИУ ВШЭ-Пермь).


стр. докторов наук, при этом получение учеными субсидий напрямую зависит от наличия публикаций "в изданиях, входящих в международные системы научного цитирования Web of Science и (или) Scopus" [Закон Пермского края N 892-ПК, 2011;

Закон Пермского края N 873-ПК, 2011]. Неудивительно, что все больше российских вузов принимают положения о поощрении своих ученых за публикации в международных журналах. Как правило, необходимым условием получения подобного бонуса либо условием, дающим преимущества, является включенность журнала в международные базы данных. В качестве примеров можно привести положения, принятые в НИУ-ВШЭ, МГИМО, СПбГУ, УрФУ [Порядок...;

Публикации...;

Приказ от 28.10.2011..., 2011;

Приказ ректора..., 2012].

В настоящее время в качестве международных наукометрических баз данных в России (как и за рубежом) чаще всего используются следующие ресурсы.

1) Web of Science. База данных, принадлежащая компании Thomson Reuters, ведет родословную от Science Citation Index, указателя цитирования научной литературы, созданного в середине XX века американским ученым Ю. Гарфилдом. В течение нескольких десятилетий базы данных цитирования, инициированные Ю. Гарфилдом, развивались и публиковались Институтом научной информации, расположенным в Филадельфии. В 1992 г. Институт вошел в корпорацию Thomson, ставшую правообладателем его разработок и продуктов. В настоящее время Web of Science (далее WoS) состоит из нескольких баз данных. Во-первых, в нее входят базы данных публикаций в научных журналах - Science Citation Index Expanded (более 8000 журналов естественнонаучного профиля), Social Sciences Citation Index (более 2500 тысяч журналов общественно-научного профиля) и Arts & Humanities Citation Index (более 2000 журналов гуманитарного профиля). Помимо этого, в WoS включены материалы более 148 конференций и более 30 000 книг. Данные Web of Science являются основой модуля оценки цитируемости научных журналов - Journal Citation Reports (далее - JCR). JCR содержит ряд показателей цитируемости, самым известным из которых является импакт фактор журнала.

2) Scopus. База данных, созданная издательской компанией Elsevier, стала доступна пользователям в 2004 г. В эту базу включено более 18 000 научных журналов по всем направлениям исследований, около 4,9 млн. докладов с конференций и более книжных серий. Охват научных журналов базами WoS и Scopus в немалой части пересекается. Авторитетные издания, обладающие международной известностью, как правило, включены и в ту, и в другую систему. В Scopus также включен модуль оценки цитируемости журналов, при этом разработчиками системы были предложены собственные показатели цитатной "популярности" изданий, альтернативные импакт фактору.

Обе системы, Web of Science и Scopus, являются международными базами данных в том смысле, что охватывают журналы, издаваемые в разных странах и на разных языках. При этом для включения журнала в базу Web of Science или в базу Scopus недостаточно желания издателей журнала, или, скажем, публикующихся в журнале авторов. Чтобы попасть в базу, журналы проходят отбор по ряду критериев. Наконец, обе системы являются коммерческими продуктами (платный доступ).

Реакция российского научного сообщества на использование международных баз данных для оценки научной работы весьма неоднозначна. Сторонники этого подхода говорят об объективности и прозрачности получаемых таким образом оценок, о простоте алгоритмов получения показателей, о том, что оценка науки по международным базам ориентирует ученых на интеграцию в мировое научное сообщество, противостоит изоляции отечественной науки. Противники же указывают прежде всего на то, что в международных базах находит отражение лишь небольшая часть трудов отечественных ученых, поэтому оценки по этим базам дают искаженную картину и задают неверные ориентиры.

Споры о том, адекватно ли отражают вклад в науку те или иные показатели, полученные из баз данных научного цитирования, конечно, не являются специфически российскими.

Например, американские и британские ученые, которым не приходится стр. жаловаться на малый охват отечественных журналов базами WoS и Scopus, находят достаточно поводов для критического обсуждения измерения научного успеха на основе этих баз [Lane, 2010;

Van Noorden, 2010]. Тем не менее использование баз данных научного цитирования для оценки научной деятельности и принятия управленческих решений становится все более распространенным. Как отметил в своей работе М. М.

Соколов, "...в глазах двух ключевых групп игроков поля науки у индексов цитирования есть достоинства, которые в некоторых контекстах искупают их недостатки" [Соколов, 2009].

Параллельно с внедрением наукометрических инструментов и методов в практику управления наукой ведутся исследования их валидности. Одним из важнейших направлений исследований является учет дисциплинарных различий. Было неоднократно подтверждено и фактически уже считается аксиомой то, что публикационное и цитатное поведение ученых из разных областей науки совсем не одинаково. Например, роль, которую играют монографии в распространении нового научного знания в гуманитарных дисциплинах гораздо важнее, чем в науках естественных;

написание работ в соавторстве более характерно для естественных дисциплин, чем для дисциплин общественных и гуманитарных, и так далее. Описание дисциплинарных различий с точки зрения публикационных и цитатных паттернов можно найти, в частности, в ряде работ [Huang et al., 2008;

Nederhof, 2006]. Естественно, эти различия должны учитываться при измерении вклада в науку, при оценке и сравнении эффективности работы разных ученых, организаций и т.д.

Одной из важных для наукометрии характеристик той или иной научной области является уровень ее интернационализации. Под уровнем интернационализации мы понимаем то, насколько универсальна (географически, национально) охватываемая научной областью проблематика, построенные в ее рамках теории, используемые методы и т.д. Здравый смысл подсказывает, что разные научные области интернационализированы в разной степени. Какую роль это играет в измерениях науки? Международные базы данных Web of Science и Scopus охватывают далеко не все издаваемые в мире научные журналы. Более того, набор индексируемых в них журналов не являет собой выборку, сбалансированную по дисциплинам, странам и языкам публикации [Archambault et al., 2006;

Hicks et al., 2011]. Одними экспертами эта несбалансированность принимается как данность, другим служит поводом говорить об американоцентризме наукометрических баз, третьи пытаются учесть влияние этого фактора на получаемые оценки. Один из главных и очевидных вопросов в этом контексте звучит так: одинаково ли несбалансированность баз "плоха" для разных дисциплин? В частности, Web of Science и Scopus индексируют только небольшую часть российских журналов, поэтому получаемые из этих баз публикационные и цитатные показатели российских ученых во многом определяются тем, как активно они публикуются в зарубежных изданиях [Савельева, Полетаев, 2009;

Kirchik et al., 2012]. Не находятся ли в такой системе оценки, например, российские историки в менее предпочтительном положении, чем российские физики или биологи, по той причине, что для историков публикации в зарубежных изданиях в целом менее свойственны, чем для "естественников", независимо от уровня/качества научной работы?

Для ответов на подобные вопросы и тем более ответов обоснованных недостаточно рассуждений "на уровне здравого смысла", возникает необходимость как-то сравнивать и оценивать уровень интернационализации разных научных областей. Для ряда дисциплин, таких как социология, экономика, психологические и педагогические науки и т.д., соотношение между национальным и наднациональным компонентами знания является предметом дискуссии научного сообщества. Соответственно, предметом дискуссии является то, в какой мере наличие или отсутствие зарубежных публикаций характеризует уровень научных достижений. Опубликованные исследования по вопросу интернационализации научных дисциплин не позволяют делать однозначных выводов [Nederhof, 2006]. Тем более что мировой научный ландшафт быстро ме стр. Таблица Распределение журналов по странам в Thomson Reuters Journal Citation Reports няется, соответственно результаты наукометрических исследований быстро теряют актуальность.

Ниже представлены результаты выполненного автором сравнительного исследования уровня интернационализации двух дисциплин-социологии и прикладной физики. В качестве объекта исследования были выбраны ведущие научные журналы по двум указанным дисциплинам. За уровень интернационализации научной области принимается мера, в которой научным журналам из этой области свойственен принцип "публикуем своих". Термин "свои" здесь употребляется в страновом и языковом смыслах. Оценивать уровень интернационализации дисциплины можно, анализируя и другие характеристики системы научной коммуникации, в частности, исследуя международное соавторство, цитирование зарубежных авторов (подобно, например, работе К. С. Губы [Губа, 2012]). Но этот анализ был оставлен за рамками данной работы, ограниченной изучением связи географии журналов с географией публикующихся в них авторов.

Выборка ведущих научных журналов была сформирована из изданий, имеющих "официальный" импакт-фактор (импакт-фактор по версии Thomson Reuters), т.е. изданий, индексируемых в базе данных Web of Science и включенных в соответствующую дисциплинарную категорию модуля оценки цитируемости журналов Journal Citation Reports (версия 2009 г., дисциплинарные категории "Sociology" и "Physics, Applied").


Выборку составили 113 журналов по социологии и 107 журналов по прикладной физике.

В таблице 1 представлено распределение вошедших в выборку журналов по странам в соответствии с отнесением журнала к стране в Journal Citation Reports. Мы видим, что для социологии и для прикладной физики первая тройка стран по количеству журналов одна и та же - США, Англия, Голландия, причем США лидируют со значительным отрывом. В рассматриваемых предметных категориях JCR журналы из этой страны составляют, соответственно, 45% и 39% общего количества. Отметим, что присутствие в таблице Англии вместо Великобритании обусловлено особенностями информационных баз Thomson Reuters, предоставляющих данные отдельно по Англии, Шотландии, Уэльсу и Северной Ирландии. Единственное российское издание по социологии, индексируемое Web of Science и имеющее импакт-фактор, - "Социологические исследования", отечественные издания по прикладной физике представлены 8 журналами. Вообще же отнесение журналов к странам в базе JCR в некоторой степени условно. Например, внушительное представительство Голландии отчасти объясняется тем, что в этой стране находятся штаб-квартиры нескольких крупнейших международных издательских компаний.

Из 113 социологических журналов 93 выходят на английском языке, еще 7 являются многоязычными, т.е. публикуют работы, написанные на разных языках. По 3 журнала выходит на немецком и французском языках, два - на испанском, русский язык представлен единственным журналом, как и еще четыре других языка. Что касается журналов по прикладной физике, 104 из 107 выходят на английском языке, оставшиеся являются многоязычными изданиями.

стр. Таблица Распределение журналов по странам в соответствии с местами работы главных редакторов Социология, 112 журналов Прикладная физика, 98 журналов США США 54 Англия Германия 20 Германия Англия 8 Канада Япония 6 Франция Китай 4 Австралия Россия 4 Испания Франция 3 Австрия, Бразилия, Индия, Корея, Швейцария - по 4, Румыния Норвегия, Польша, Хорватия, - Швеция - по 9 стран, в том числе Россия - по 1 9 стран - по 2;

7 стран - по Примечание: Данные о местах работы главных редакторов в исследовательских учреждениях были собраны с сайтов журналов. В нескольких журналах главные редакторы не совмещают эту должность с работой в исследовательской организации. Для некоторых журналов информация о главном редакторе отсутствовала на сайте.

Посмотрим теперь на географию журналов под другим углом. Как правило, главный редактор научного журнала совмещает эту должность с работой в одном или нескольких исследовательских учреждениях. В таблице 2 мы приводим распределение журналов выборки по странам в соответствии с местами работы главных редакторов. Здесь мы относим журнал к стране, если его главный редактор работает в научном учреждении этой страны.

Таблицы 1 и 2 сами по себе ничего не сообщают нам об уровне интернационализации научных дисциплин, они лишь характеризуют состав базы данных Web of Science2.

Сравнивать уровень интернационализации дисциплин мы будем, опираясь на данные о географии публикующихся в журналах авторов, а именно анализируя: 1) связь страновой принадлежности журнала с географией публикующихся в журнале авторов;

2) связь языка, на котором издается журнал, с географией публикующихся в журнале авторов.

Определенную трудность здесь представляет эмпирическая интерпретация понятий "страновая принадлежность журнала" и "география авторов". Начнем со второго. В измерениях науки авторов ассоциируют со странами по местам их работы, указанным в текстах публикаций. Мы будем придерживаться этой же практики, понимая под географией авторов распределение статей, опубликованных в журнале, по странам в соответствии с местами работы авторов. При этом одна и та же статья может быть отнесена сразу к нескольким странам, даже если она имеет только одного автора (ведь ученый может быть сотрудником нескольких организаций в разных странах).

Что касается определения страновой принадлежности журнала, общепринятой нормы на этот счет не существует. К какой стране отнести, например, журнал "Materials Letters", если он издается компанией Elsevier и имеет юридический адрес в Голландии, его главный редактор работает в немецком университете, по числу членов редколлегии лидируют американские ученые, а по количеству публикуемых в журнале статей - китайские?

Приведенный пример не является единственным и исключительным. В нашей работе вместо введения однозначного определения страновой принадлежности журнала мы рассмотрим ряд характеристик журнала, осуществляя географическую привязку разными способами. Такой подход в наукометрических исследованиях применялся и ранее [Archambault et al., 2006].

Следует понимать, что множество журналов, индексируемых в Web of Science, шире, чем множество журналов, включенных в JCR, следовательно, вошедших в нашу выборку. Однако же в большинстве случаев журнал, полностью индексируемый в Web of Science, входит и в JCR, так что анализ журналов из JCR позволяет делать некоторые выводы о Web of Science.

стр. Таблица Географический профиль журналов по социологии Лидирующая страна по числу Лидирующа Главные Публикаци я страна по Публикаци публикаций Язык редактор й из инояз.

Название числу й всего**, издани ы (места Стран***, Публикаци журнала членов 2009 я 2009 - й из этой редколлеги работы) и* страны, 2009 англ. США США США 1. Annual 52 Review of Sociology англ. США США 2. American 444 Journal of Sociology англ. США США США 3. American 87 Sociological Review англ. США и США США 4. Social 59 Англия Networks 5. Sociology of англ. Англия Англия Англи 206 я Health & Illness 6. Sociological англ. США США США 55 Methods & Research 7. Sociological англ. Канада США 43 Theory Англ. США Англия Англи 8. British 165 я Journal of Sociology англ. США США США 9. Social 63 Problems 10. Population англ. США США 67 and Development Review рус. Россия Россия Росси 103. 303 я Sotsiologichesk ie Issledovaniya * Данные о местах работы членов редколлегии в исследовательских учреждениях были собраны с сайтов журналов. В случаях, когда соответствующая информация отсутствовала на сайте либо редакторы не совмещали эту должность с работой в исследовательских организациях, либо в составе редколлегии были представлены несколько стран в равной степени, к журналу не была отнесена никакая страна в качестве "лидирующей по числу членов редколлегии".

** В число публикаций здесь входят те, для которых в базе Web of Science определена страновая принадлежность, т.е. идентифицированы авторы и организации, в которых авторы работают. В исследуемом массиве по социологии доля публикаций с неопределенной страновой принадлежностью составила 10%, в массиве по прикладной физике - 1,5%. Эти публикации были исключены из дальнейшего анализа.

*** В случае с англоязычным журналом в этом столбце указано число публикаций, среди авторов которых нет ученых из англоязычных стран. Также и с журналами, выходящими на других языках.

В ходе исследования были проанализированы данные по всем публикациям, вышедшим в 2009 - 2010 гг. в журналах выборки. Массив публикаций из 113 социологических журналов составил 12 602 документа, из 107 журналов по прикладной физике - 82 документов. В таблице 3 представлен образец собранных данных для некоторых из журналов выборки. Мы включили в таблицу социологические журналы с самым высоким импакт-фактором3, а также журнал "Социологические исследования".

Импакт-фактор журнала - показатель средней цитируемости публикуемых в нем статей. Классический импакт фактор ежегодно публикуется в базе данных JCR компании Thomson Reuters. Например, импакт-фактор журнала J в 2011 г. рассчитывается как А/В, где В - число статей, опубликованных в журнале J в 2009 - 2010 гг., А - число ссылок на публикации журнала J в 2009 - 2010 гг. из статей, вышедших в 2011 г. в журналах, индексируемых Web of Science. С нюансами алгоритма расчета можно познакомиться в: McVeigh M.E., Mann S.J. The Journal Impact Factor Denominator // JAMA. 2009. N 302(10) и в: Hubbard S.C., McVeigh M.E. Casting a wide net: the Journal Impact Factor numerator // Learned Publishing. 2011. N 24(2).

стр. Таблица Частота совпадения страновых характеристик в массивах журналов Номер рядом с названием журнала обозначает его позицию в рейтинге импакт-факторов (2009 JCR Social Science Edition, предметная категория - "Sociology"). В анализе были учтены все типы публикаций - исследовательские статьи, обзоры, письма в редакцию и т.д. Данные о местах работы авторов публикаций были получены из базы данных Web of Science, соответствующая информация о членах редакционных коллегий была собрана с сайтов журналов. Сбор данных осуществлялся в июле-августе 2011 г.

Анализ уровня интернационализации дисциплин начнем с рассмотрения связи между страновой принадлежностью журналов и географией публикующихся в них авторов. Для каждого из журналов выборки мы определили страну-лидера по числу публикаций (в заданный период времени, 2009 - 2010 гг.), а также там, где это было возможно, страну лидера по числу членов редколлегии и страну (страны), в которой работает главный редактор. В таблице 4 показано, насколько часто эти страны совпадают. Соответствующие показатели для социологии и прикладной физики расположены в одной и той же ячейке, разделены диагональной чертой. Так, например, для каждого из 113 журналов по социологии была определена страна-лидер по числу публикаций, для 87 журналов была определена страна-лидер по числу членов редколлегии, в 85 случаях (98%) это была одна и та же страна. В случае журналов по прикладной физике лидирующая страна по числу публикаций совпала с лидирующей страной по числу членов редколлегии только в 57% случаев.

Данные, приведенные в таблице 4, позволяют констатировать существенную разницу между дисциплинами. Журналы по прикладной физике демонстрируют менее сильную по сравнению с социологическими изданиями связь между составом редколлегий и географией публикующихся авторов. В этом смысле подход "публикуем своих" относится к журналам по прикладной физике в меньшей степени, чем к социологическим журналам.

Данные по высокоимпактным социологическим журналам хорошо иллюстрируют ситуацию - почти во всех изданиях состав редколлегии предсказывает страну-лидера по числу публикаций (см. таблицу 3).

Рассмотрим еще один показатель открытости журналов "не своим" авторам. Назовем американскими те журналы, в которых США является страной-лидером по числу публикаций, российскими - те, в которых Россия является страной-лидером, и так далее.

То есть будем ассоциировать журнал со страной исключительно по составу публикующихся в нем авторов. Зарубежными статьями для данного журнала будем называть те, среди авторов которых нет ученых из страны-лидера. Например, в "American Journal of Sociology" страной-лидером по числу публикаций является США. Статьи, написанные за анализируемый период 2009 - 2010 гг. без участия американских авторов, составляют здесь около 20% от общего количества. В "Социологических исследованиях" страной-лидером по числу публикаций является Россия. Статьи, стр. написанные в этот же период без участия российских авторов, составляют около 13% (см.

таблицу 3). Введенный нами показатель - доля зарубежных статей - в некоторой степени характеризует международную открытость журнала, несмотря на то, что наименование "зарубежные" в определенной мере условное. В целом по выборке для подавляющего большинства социологических изданий, а именно, для 82 из 113 журналов, зарубежные статьи формируют менее половины публикационного потока. В прикладной физике ситуация принципиально иная - журналов, имеющих выраженный национальный профиль, оказалось только 24 из 107.

Как нам представляется, будучи агрегированной по всем журналам дисциплины, доля зарубежных статей позволяет делать определенные выводы об уровне интернационализации дисциплины. Проведя такую агрегацию, мы получили, что для социологии средняя доля зарубежных статей составила 33% от общего количества, для прикладной физики - 65%. То есть, даже рассматривая только географию публикующихся авторов в отрыве от данных о составе редколлегий, мы наблюдаем, что в большинстве своем социологические журналы национально-центричны, и в целом для них более характерны публикации "среди своих" (в страновом отношении). Ни то, ни другое не относится к прикладной физике.

До сих пор в качестве маркеров "свой - чужой" мы оперировали странами, что, конечно, является упрощением. В частности, при таком подходе не учтен фактор языка. Можно предполагать, что, например, для ученых из Китая или из России опубликоваться в "American Journal of Sociology" в среднем труднее, чем британскому ученому, но в предыдущих рассуждениях и выводах мы это не учитывали, рассматривая все три случая как публикации в зарубежном журнале. Следующим шагом стало добавление в анализ языкового фактора. В контексте сравнения уровня интернационализации социологии и прикладной физики мы задались вопросом: одинаковую ли роль играют в этих дисциплинах языковые границы?

Для ответа на него были вычислены агрегированные доли иноязычных публикаций для обеих дисциплин, подобно тому, как ранее были вычислены агрегированные доли зарубежных статей. Так, например, для "American Journal of Sociology", как уже было отмечено, около 20% публикаций за 2009 - 2010 гг. (90 из 444) написаны без участия американских авторов, однако среди этих зарубежных статей большинство, а именно из 90, принадлежит ученым из англоязычных стран (см. таблицу 3). Без участия ученых из англоязычных стран написано только 35 статей, что составляет 8% от всех опубликованных статей. Такой подсчет был проведен для всех журналов выборки, исключая переводные издания и издания, принимающие к публикации рукописи на разных языках. В некоторых социологических журналах, как правило европейских, доля иноязычных статей достаточно высока, около и даже более половины публикационного потока, но по совокупности доля иноязычных публикаций составила в массиве по социологии только 15%, тогда как в массиве по прикладной физике - 64%.

Мы видим, что в прикладной физике публикации не на своем языке являются типичным явлением, в том смысле, что среди статей в ведущих журналах таких публикаций большинство. Этого нельзя сказать о социологии. Полученные данные показывают, что в социологических периодических изданиях языковые границы гораздо более заметны, публикация на чужом языке - скорее исключение, чем правило.

Таким образом, анализируя и сравнивая для двух выбранных научных дисциплин географическое распределение авторов журнальных публикаций, а также его связь с составом редколлегий и с языком публикации изданий, мы получили данные, указывающие на существенно меньший уровень интернационализации социологии по сравнению с прикладной физикой. Хотя в социологии публикации на иностранном языке и публикации в зарубежном журнале (в разных определениях "зарубежного") формируют значительную часть потока журнальных публикаций в социологии, эта часть все же не является большей или хотя бы близкой к половине потока, что мы видим в отношении прикладной физики.

стр. Как можно интерпретировать полученные нами результаты в контексте измерений эффективности научной деятельности? Когда мы оцениваем место российских ученых по международным базам данных, таким как Web of Science и Scopus, надо понимать, что в полученные из них публикационные и цитатные показатели входят данные: 1) из российских журналов, следовательно, показатели зависят от того, сколько отечественных журналов по дисциплине включено в базу данных;

2) из зарубежных журналов, следовательно, показатели зависят от того, насколько распространенными явлениями для той или иной дисциплины являются публикации в зарубежных журналах и публикации на иностранных языках.

Сравнив характеристики массивов журнальных публикаций и установив существенно меньшую интернационализацию социологии по сравнению с прикладной физикой, мы можем заключить, что географическая и языковая репрезентативность состава журналов в базе, по которой проводится измерение, играет в социологии более важную роль, чем в прикладной физике.

Будет уместно отметить, что в российском научном сообществе оценка состояния науки по международным базам данных особенно часто критикуется учеными от социогуманитарного фланга. С одной стороны, многими разделяется мнение, высказанное А. В. Юревичем: "Большая часть российских статей в области социогуманитарных наук не годится для международных изданий, причем не в силу содержательных недостатков, а вследствие национальных особенностей тематики. Приблизить же свои исследования к тематике международных журналов и, соответственно, удалиться от наиболее злободневных проблем страны означало бы вызвать в нашем обществе массовое ощущение, что деньги налогоплательщиков тратятся учеными впустую" [Юревич, 2011].

С другой стороны, высказывается точка зрения, что отрыв российской общественно научной мысли от мировой обусловлен историческими и политическими причинами, в настоящее же время отрыв этот сокращается, поскольку отсутствие железного занавеса, развитые телекоммуникационные технологии и глобализация общественных процессов ведут к интеграции национальных наук в мировую. Как бы то ни было, адекватность отражения общественных и гуманитарных наук в международных базах обсуждается учеными из разных стран. В конце концов, мир общественных наук, если смотреть на него через Web of Science, предстает как мир, в котором Канада по научной продуктивности превосходит Германию, что не может не вызывать сомнения в корректности этого подхода [Archambault et al., 2006].

Заметим, что "уравнять в правах" разные дисциплины в контексте процедур оценки науки не так просто. Создание методов оценки, в достаточной мере учитывающих дисциплинарную специфику и одновременно характеризующихся относительной простотой и прозрачностью, представляется задачей нетривиальной. По этой причине, среди прочих, в научном сообществе все чаще звучит призыв диверсифицировать показатели эффективности работы ученого, используемые при принятии решений.

В некотором смысле ответом на недостаточность существующих международных баз данных для измерений состояния науки является создание национальных индексов научного цитирования. Так, к примеру, авторы проекта Российский индекс научного цитирования (РИНЦ), стартовавшего в 2005 г., ставили целью систематизацию данных о потоке публикаций во всех российских научных журналах. На сайте РИНЦ сказано:

"Решение о создании национального индекса научного цитирования было обусловлено тем фактом, что лишь одна десятая от всех публикаций российских ученых попадает в международные базы данных научного цитирования, такие как Web of Science или Scopus.

Кроме того, многие направления российской науки (например, общественно гуманитарные) там вообще практически не представлены" [О проекте...]. В настоящее время база данных РИНЦ охватывает около 3300 российских научных журналов, однако недавно было анонсировано предстоящее сужение круга обрабатываемых изданий до самых авторитетных. РИНЦ является некоммерческим ресурсом с открытым доступом.

Создание единой электронной реферативной базы научных статей из отечественных журналов горячо приветствовалось российским научным сообществом, однако когда речь заходит об использовании базы для измерения вклада в науку, РИНЦ подвергается нападкам не меньше, чем международные базы данных научного цитирования. В частности, критики указывают на то, что в круг стр. индексируемых журналов попали издания, отнесение которых к разряду научных вызывает сомнения. В настоящее время РИНЦ используется для оценки отечественной науки наряду с международными базами, при этом понятно, что он никак не может быть альтернативой международным базам.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.