авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО-А ...»

-- [ Страница 3 ] --

Уый адыл й взаджы бынй фелвста фыд, рчъихоры фырты знгыл й аврдта м й базырй рсрфта, м знг, цы уыд, авд ахмы фестад. Стй й уд цджындзыл бабаста, цмй, цргс куы стха, уд й й дымг ма ахсса. Цргс атахт, уд цы уыдаид, рчъихоры фырт др йхи райхлдта м й фндаг адардта. Иуахмы бахцц иу ранм м ксы, иу хуыгс й хуыты алфарс кафы.

– Цуыл кафыс, цы хорздзинад дыл рцыдис? – бафарста й рчъихор фырт.

– Абон м хдзары хицау чындзхсв кны, авд уйыджы хойы рхаста, м ацы хуыт иууылдр ргвддзысты м с къдзилт мн уыдзысты загъта хуыгс.

– Мн м дзаумат скн, мн дын м фат, ме ’рдын м каф хъазты, з та д бсты хуыт ахиздзынн.

– м с хидыл куы тра, уд сын с къдзилты бынтн бат хъуы, – загъта хуыгс.

– Гъем хорз, – загъта лппу.

Изры хуыт куы фцйтардта хидыл, уд м-иу хуыт флууыдысты, кд сын апъа книд, згъг. Фл сын-иу хъилтй с синт ныддаудта, м-иу иннрдыгй абадтысты. Куы с рбатардтой, уд с ргвдын райдыдтой м сын уый с къдзилт голлагм ппарын райдыдта. Фынгыл куы ’рбадтысты, уд уый др кронй рбадтис. цг хуыгс та й уле бадтис. Й фатм йын ракс-бакс кнынц м дис кодтой, ай цавр диссаджы фат у, згъг.

– риут-ма, з др й фенон, – дзуры см рчъихоры фырт.

Уд ыл уйгуыт худын райдыдтой, ды та дзы цы кныс, д бон й сисын др куы н бауыдзн, згъг. Радтой йм й, уд цы уыдаид. Куы й райста, уд фхъавыд м й уйгуыты иу рнхъыл ауагъта й фат, м с срт зххы абадтысты. Стй та уд инн рнхъыл, – м уыдон др афлдхта. Ныууагъта ма дзы фараст уйыджы. Хдзары цыдриддр мулк уыдис, уыдон авд уйыджы ккойы бацамадта. Чызг м йхдг та инн дыуу уйыгыл сбадтысты м сын загъта:

– рт мйы бонм авд уйыджы хдзары куын ум, уд у амардзынн.

Цуынц, цуынц м, цас фцыдаиккой, чи зоны, фл ма с цалдр верст куы хъуыдис, уд с рстг фцис. Уыцы рстг та уйгуыт лдары фырты марынм рацй кодтой.

Уд рчъихоры фырт фат фехста, м авд уйыджы хдзары късрыл ныссагъд. Уд уйгуыт др бамбрстой, уый рчъихоры фырты фат кй у, уый, м й фстм мидм бакодтой, цынадтой й, хорз й федтой м йын загътой, цмй рчъихоры фыртн мацы згъа.

Уалынм рчъихоры фырт м уйгуыты хо др рбахцц сты. Тынг сыл фцин кодтой. Авд боны м авд хсвы минас фкодтой, стй уд сыл хрзбон загътой. С мулк йгуытыл самадтой м схим дзбх, ннизй рбахцц сты. Чындзхсв скодтой, авд хохы дтей уазджыт рхуыдтой. Иу абонй инн абонм минас фкодтой м афонм др дзбх, ннизй црынц».

СЫН АРЧИХОРА Жил один алдар. У него было три дочери и один сын. Доче ри ни за кого не выходили замуж. У сына алдара был друг. Отец друга занимался шитьем обуви из сыромятной кожи, поэтому друга алдарского сына называли сыном арчихора. Пришло вре мя, и алдар умер. Перед смертью он завещал сыну:

– Тому, кто не сядет на мою скамью, не отдавай в жены ни одну из сестер.

Алдар умер. После его смерти много женихов приходило, но на скамью отца никто не сел.

Как-то раз прилетел какой-то орел и сел на скамью отца.

Этот орел унес старшую сестру. На следующий день прилете ла галка и тоже села на скамью алдара. Галка унесла среднюю сестру. На третий день прилетела сорока и унесла младшую се стру.

Сын алдара остался один. Некому стало ему готовить и стелить постель. Как-то раз юноша задумался и говорит: «Не удивительно жениться на дочери алдара и вообще жениться на богатой невесте, удивительным было бы жениться на сестре девяти великанов, живущих на вершинах семи гор».

Вечером он решил, а утром послал за своим другом, сыном арчихора. Пришел к нему его друг, и говорит ему сын алдара.

– Мне очень трудно жить одному, я решил жениться.

– Если я могу тебе чем-нибудь помочь, я всегда готов, – от вечает сын арчихора.

– Я не хочу жениться ни на дочери алдара, ни на дочери бо гатого человека, я хочу жениться на сестре девяти великанов, живущих на вершинах семи гор, – говорит сын алдара.

– Я согласен, – отвечает сын арчихора, – но чтобы отпра виться туда, нужно взять с собой оружие.

– Вон на складе много ружей и давай выберем из них, – го ворит сын алдара.

– Это не оружие, нужно попросить сделать лук и стрелу из одного пуда железа – говорит сын арчихора, – другого выхода нет.

Сын алдара принес стрелу. Сын арчихора попробовал ее на прочность, и стрела погнулась. Тогда сын арчихора говорит сыну алдара:

– Отправляйся к Курдалагону черного неба и попроси его сделать лук и стрелу из булатной стали, чтобы наконечник ее весил три пуда.

Принес сын алдара стрелу в три пуда из булатной стали. Сын арчихора проверил стрелу на прочность, и когда она оказалась хорошей, он ударил ею по скале, и скала разлетелась на части.

– Это годится, – говорит сын арчихора, – пойдем.

Сели на коней и отправились в горы за невестой. Едут.

Сколько они проехали, кто знает, но в какое-то время насту пил вечер. Сын арчихора пошел на выступ горы и убил косулю.

Принес ее, освежевывает и говорит сыну алдара:

– Пойди-ка, посмотри с выступа горы, и где-нибудь будет или охотник, или дровосек, или путник и попроси у него огонь.

Туша косули есть, но нет костра, нет огня, чтобы ее сварить.

– Будь ты проклят, я рядом с тобой быть боюсь, как же я пойду в такую темноту, – отвечает сын алдара.

– Тогда сделай шампуры, – говорит сын арчихора, – а сам пошел на выступ горы.

Смотрит, в одном месте рядом с костром танцует какой то большой мужчина, с другой стороны сидит жена и плачет.

Мужчина прекратил танцевать и спрашивает жену:

– Что с тобой, почему плачешь? Чего тебе не хватает? Я же не насильно тебя унес.

Тогда жена отвечает:

– Об этом я ничего не говорю. Но мой единственный брат отправился за невестой, за сестрой девяти великанов, живущих на вершинах семи гор и я плачу – что с ним будет.

Муж ей отвечает:

– О том, что с ним случится, я тебе расскажу. Когда они до берутся, к ним выпустят жеребца и будут кричать «не упусти те». Путники поймают его, и если твой брат сядет на него, то начнет, сидя на жеребце, гореть синим пламенем.

Жена говорит мужу:

– Мой брат не такой бестолковый, чтобы сесть на коня из незнакомого села.

После этого разговора сын арчихора подошел к ним, по здоровался, попросил у них соли и огня. Не сказав им, кто он, ушел.

Добрался сын арчихора до своего друга, они развели костер, сделали шашлыки, наелись, отдохнули и отправились дальше.

Сын арчихора ничего не сказал своему другу о его сестре.

Утром отправились они в путь. Когда свечерело, сын ар чихора пошел на охоту и убил одного оленя. Затем он говорит своему другу:

– Пойди и найди где-нибудь огонь.

Сын алдара отвечает ему:

– Я здесь нахожусь из-за тебя, а ты меня куда отсылаешь?

Сын арчихора говорит ему:

– Тогда иди и собери дрова.

Сам пошел на выступ горы. Смотрит, опять в одном месте на пепелище танцует какой-то черный мужчина, рядом с ним сидит его жена и плачет. Мужчина прекратил танцевать и спра шивает жену.

– Что с тобой, почему ты плачешь? Чем тебе не нравится твоя жизнь?

Жена отвечает:

– Я о жизни своей ничего не говорю, но у нас, у трех сестер, есть единственный брат, он отправился на вершины семи гор за невестой, сестрой девяти великанов, и я не знаю, что с ним будет.

– О том, что с ним случится, я тебе расскажу, – говорит ей муж. – Когда он зайдет к ним, его будут сажать на резной стул, и если он сядет на него, то загорится синим пламенем, если не сядет – ничего не случится с ним.

Тогда жена засмеялась и говорит:

– Мой брат не такой бестолковый, чтобы сесть перед стар шими села на резной стул.

Этот разговор подслушал сын арчихора, но сыну алдара ни чего не сказал.

На третий день к вечеру сын арчихора убил дичь к ужину и опять говорит сыну алдара:

– Иди, живо найди огонь.

Сын алдара отвечает ему:

– Я боюсь здесь находиться рядом с тобой, а ты меня по сылаешь за огнем на ночь глядя.

Что мог ответить на это сын арчихора, и сам отправился на поиски огня. Посмотрел с холма и видит: посреди леса горит костер. Подошел к костру, видит на углях танцует какой-то ма ленький мужчина, около костра сидит женщина и рыдает.

Мужчина спрашивает ее:

– Что с тобой, почему ты плачешь, над моим танцем даже мертвый посмеется, или я тебя насильно унес?

– Я не об этом плачу, – говорит женщина, – у нас, троих сестер, есть единственный брат, он задумал жениться на сестре девяти великанов, и я не знаю, что с ним будет, поэтому плачу.

– О том, что с ним случится, я тебе расскажу, – говорит ей мужчина. – Когда он зайдет к ним, ему будут предлагать при губить. Если он пригубит, то окаменеет.

– Мой брат не такой глупый, говорит женщина, – чтобы пригубить перед младшими села.

Этот разговор сын арчихора опять подслушал, но сыну ал дара ничего не рассказал. Наступило утро, они собрались и отправились дальше. Как долго они шли, кто знает, но через какое-то время они дошли до страны великанов. Увидев путни ков, великаны выпустили к ним жеребца, а сами кричат:

– Эй, юноши, не упустите, наш жеребец убежал, помогите нам его поймать.

Услышав это, сын алдара сразу поймал жеребца.

Увидели это великаны и кричат сыну алдара:

– Садись на него и хорошо покатайся на нем.

Сын алдара хотел было уже сесть на жеребца, но его оста новил сын арчихора:

– Подожди, не садись на него, – говорит он, – скажи им:

«Если вам нужен вот конь, выйдите и уведите его. У меня свой конь хороший»

Сын алдара так им и сказал. Из своих кто-то пришел, сел на жеребца и превратился в пепел. Путники пошли дальше в жилище великанов, и великаны спрашивают их:

– Кто вы, откуда?

– Мы – женихи, – отвечают юноши.

Великаны завели их в жилище и попросили посадить сына алдара на резной стул.

Сын арчихора тогда говорит:

– У нас жених не садится на резной стул, на него должен сесть старший.

Когда старший сел на этот стул, он испустил синий огонь и сгорел.

Произнеся тост, великаны решили первым питье дать при губить сыну алдара. Сын арчихора говорит им:

– Это неправильно, пригубить питье должен первым млад ший.

Одни и другие замешкались, и сын арчихора толкнул руку того, в чьих руках было питье, оно вылилось на младшего сына, и он окаменел. Когда у великанов ничего не получилось, они говорят путникам:

– Мы девятером идем на охоту, а вы вдвоем, и если вы не убьете столько же дичи, сколько мы, мы вас съедим.

– Нет, так не пойдет, – говорит сын арчихора, – я иду один, а вы – в количестве ста человек, юношу и девушку давайте оставим здесь.

Что оставалось великанам, как не согласиться с услови ем. Уже будучи в горах, сына арчихора они оставили в ущелье, где водится резвая дичь, и куда сами сунутся не посмели. Сын арчихора не испугался. Всю дичь, находившуюся в ущелье, он загнал на скалу, выскочил с другой стороны навстречу дичи и скинул дичь с обрыва. Затем он прыгнул за дичью. Тех, которые остались живы, он ударил друг о друга и умертвил их. Затем он позвал великанов, чтобы они показались. Они к этому времени убили только двух животных.

Перед тем, как уйти на охоту великаны дали юноше и девуш ке ключи от восьми комнат, но с условием не открывать дверь восьмой комнаты. Девушка с юношей походили по семи другим комнатам, после чего юноша говорит, дескать, нельзя не увидеть, что же находится в этой восьмой комнате. Девушка не пускала его, но он все равно открыл дверь. Открыв дверь, он увидел – в углу привязан восьмиголовый великан, в другом углу – пища его лежит. Великан был очень худым, и юноша его пожалел.

– Если ты так жалеешь меня, положи мою еду около меня, – говорит ему великан.

Девушка не разрешала этого делать, но юноша все равно дал великану пищу. Закончив есть, великан стал в семь раз больше.

Он бросился к юноше и засунул его куда-то, затем схватил де вушку и унес с собой. Возвратившись, великаны увидели, что юноши и девушки в доме нет. Увидев это, великаны стали ру гать сына арчихора, но тронуть не посмели, они говорили, что он их обманул и позволил украсть их сестру.

– Нет, у меня нет такого брата, который бы убежал без меня, поищите его, – говорит сын арчихора.

Смотрят, ноги сына алдара свисают из-под крыши, и доста ли его оттуда. Великаны хотели убить своих гостей.

Сын арчихора говорит им:

– Дайте мне срок в три года, если я к назначенному сроку не вернусь, делайте с моим братом что хотите.

Ушел сын арчихора, иначе не могло и быть. Как долго он шел, кто знает, но он дошел до какого-то места, где увидел муж чину, пашущего двенадцатью парами быков, а борозды, кото рые переворачивал, он съедал.

– Сотворивший Вселенную единственный Бог, – говорит сын арчихора, – что я видел — то видел, но такого чуда, я еще никогда не видел. Я наедаюсь половиной кукурузного чурека, где же видано, чтобы человек ел землю, вспаханную двенадца тью парами быков и не наедался.

– В этом нет ничего удивительного, – говорит мужчина, – удивительно то, что семиголовый великан уносит чью-то неве сту, а он об этом не знает.

– Это – я, – говорит сын арчихора, – пойдем, будешь мне другом.

Мужчина согласился, и дальше они пошли вдвоем. Как дол го они шли, кто знает, но через некоторое время смотрят: идет один мужчина, на спине несет две горы и кричит:

– Почему я иду порожняком, что бы мне еще понести?

Сын арчихора, удивляясь, говорит:

– Сотворивший Вселенную единственный Бог, я не могу не сти свои стрелу и лук, как же он, неся на себе горы, все равно кричит, что идет порожняком.

– Это – не чудо, – говорит мужчина, – чудо – то, чью неве сту уносит семиголовый великан, а он не знает об этом. Сегод ня они промчались мимо этого места.

– Это – я, – говорит сын арчихора, – помоги мне, пойдем со мной.

Мужчина согласился, как же могло быть иначе. Дальше пошли по своей дороге втроем. Идут и видят: какой-то муж чина приложил ухо к земле и к чему-то прислушивается. Когда друзья подошли к нему, то спросили его:

– Хороший мужчина, что ты делаешь, зачем ты приложил ухо к земле?

– Вон в подземелье муравьи поссорились, и у одного сло малось бедро, а у другого – поясница. Над ними учинят суд, и я хочу узнать, что с ними будет.

– Разве это не чудо, – говорит сын арчихора, – я плохо слы шу то, что говорят рядом со мной, а он слушает то, что проис ходит в подземелье.

– Это – не чудо, – отвечает мужчина, – чудо – то, что тот, чью невесту уносит семиголовый великан, не знает об этом.

– Что ты видел? – спрашивает его сын арчихора.

– Вчера они промчались мимо этого места, – отвечает муж чина.

– Это – я, – говорит сын арчихора, – если хочешь, пойдем со мной.

Мужчина согласился, их стало четверо. Идут дальше и видят: какой то мужчина смотрит в небо. Сын арчихора тоже потер глаза, посмотрел вверх, но ничего там не уви дел.

– Хороший мужчина, на что ты смотришь в небо, ведь я там ничего не вижу?

– Я пустил стрелу, она застряла в небесных дверях, и я не доумеваю, почему она так долго не возвращается.

– Сотворивший Вселенную единственный Бог, я не вижу на версту, как же ты видишь то, что творится в небе.

– Это – не чудо, – отвечает мужчина, – чудо – то, что тот, у которого семиголовый великан украл невесту, не знает об этом.

– Что ты видел? Мы они и есть, – говорят путники.

– Вчера они промчались мимо этого места, – говорит муж чина.

– Пойдем с нами.

Мужчина согласился, и они пошли дальше.

Идут, идут, и сын арчихора говорит дальновидящему:

– Посмотри-ка, куда они добрались?

Мужчина посмотрел и говорит:

– Они перешли шесть гор, находятся на седьмой, нам нуж но поторопиться.

Они пошли быстрее и дошли до седьмой горы. Дальнови дящий посмотрел снова и не увидел семиголового великана с девушкой. Тогда они обратились к землеслушателю:

– Прислушайся к земле, может они отправились в подземе лье.

Он послушал и говорит:

– Вот в этом месте они спустились в подземелье.

– Мне понадобилась твоя помощь, – говорит землеслуша тель гороносителю, – ты же кричал, «что бы мне понести», неся на себе две горы.

Гороноситель приподнял гору и перевернул ее на другую сторону. Когда он ее перевернул, под горой открылась дверь.

Из дверного проема наверх вылетали горящие угли. Тогда в подземелье первым спустили землееда, затем дальновидящего и так далее, но никто из них не смог пробыть в жаре. Сын арчи хора сам решил спуститься и говорит:

– Когда я закричу «горю», вы меня опустите еще ниже.

Друзья поступили так, как они договорились с сыном ар чихора. Сын арчихора добрался до места, где находился семи головый великан. Великан спал. Из его рта вылетали горящие угли. Рядом с ним сидела сестра девяти великанов.

– Все произошло по вине твоего бестолкового брата, – го ворит девушка. – Если хочешь убить великана, убивай его спя щим, когда он проснется, ты ничего не сможешь сделать.

Сын арчихора пустил стрелу и снес все семь голов великана.

Убив великана, он передал его богатство наверх. Затем го ворит девушке, мол, давай я тебя в первую очередь отправлю на землю.

– Нет, – говорит девушка, – твои друзья предадут тебя.

– Нет, – говорит юноша, – мои друзья не такие.

Сын арчихора первой отправил девушку, как же иначе. Дру зья сына арчихора, увидев девушку, перевернули обратно гору на юношу, и он остался в подземелье, как же могло еще случит ся. Сын арчихора, оставшись в подземелье, стал волноваться.

Он ходил из угла в угол в доме. В какой-то момент он увидел в углу спящую столетнюю старуху, на лице у нее от старости вы росли большие грибы. Один клык у нее уходил в подземелье, другой – в небо. Увидев юношу, она говорит:

– О, юноша, не убивай меня, я исполню все, что ты скажешь.

– Тогда скажи мне, как твой сын добирается до земли, – го ворит сын арчихора.

– Иди в хлев, там находятся черный и бурый бараны. Если ты ухватишься за рога черного барана, он тебя бросит в седь мое подземелье, если ты ухватишься за рога бурого барана, он тебя бросит на землю, – говорит старуха.

Когда юноша зашел в хлев. Бог его направил к черному барану, и он бросил юношу в седьмое подземелье. Оказавшись в седьмом подземелье, он был приглашен в гости к одной старой женщине.

– Нана, я проголодался, угостила бы ты меня чем-нибудь, – говорит ей сын арчихора.

Старуха засуетилась, просеяла муку в корыте и села сверху на корточки.

– О, нана, не мочись, я не буду есть такую пищу.

– У нас нет воды, в воде сидит дракон.

– Дай-ка мне ведра, я принесу воду.

Старуха не давала им ведра, мол, съест тебя дракон, но юно ша все равно пошел. Дошел до берега источника. Он достал воду и видит: к нему приближается дракон, и говорит:

– Кто собака, кто осел, кто посмел сюда явиться, ведь даже птица не смеет пролетать надо мной.

Сын арчихора говорит ему:

– Ты старый, и тебе простительно.

– А тебе прощается на первый раз как гостю, – говорит ему дракон.

Старуха приготовила пищу на воде. Когда сельчане узнали, что у них есть вода, стали носить от них воду наперстками. Раз дав воду, старуха стала закрывать окна.

– Зачем ты закрываешь окна, что случилось? – обращается к ней юноша.

– Сегодня очередь царя платить дань дракону, и чтобы не видеть горе дочери царя, матери и отца, я их закрываю, – от вечает ему старуха.

Вывели дочь царя, а как же могло быть иначе. Когда люди добрались до середины дороги, человек, сопровождающий дочь царя повернул их обратно, от этого места, дескать, дальше идти нельзя.

Люди пошли обратно, а сын арчихора заскочил в фаэтон, в котором везли дочь царя.

– Быстро вылезай, – говорит ему человек сопровождающий дочь царя, – только мне можно ехать туда.

– Не разговаривай много, а то я тебя возьму за что-нибудь и сброшу, – сказал сын арчихора и выбросил его из фаэтона.

Когда они доехали до берега источника, дракон высунул го лову из воды, раскрыл пасть и говорит:

– Бросайте мне ее в пасть.

– У нас глаза налиты кровью, а мы должны ее положить тебе в пасть. Если она тебе нужна, то выйди и унеси ее, – гово рит ему сын арчихора.

Когда дракон вышел из воды, сын арчихора вонзил ему стрелу в горло, и дракон разлетелся на четыре части.

На обратном пути человек, сопровождающий дочь царя, пригрозил ей:

– Скажи, что я убил дракона.

Когда они приехали домой, царь запричитал:

– Люди без воды умирают, зачем же вы ее привезли обратно?

– Я убил дракона, – говорит человек, сопровождавший дочь царя.

– О, как ты его убил?

– Я убил его.

– Если так, то пустите к реке быков Цикара и Кобора, если они утолят свою жажду, ты говоришь, правду, и я отдам за тебя свою дочь, – говорит царь.

Отпустили быков, как же могло быть иначе. Кобор от пере пития лопнул на берегу источника, а Цикар лопнул, зайдя во двор, и во дворе появилось озеро. Царь сказал дочери, что от дает ее человеку, сопровождавшему ее. Дочь отвечает ему:

– За кого ты меня отдаешь, мой отец? Дракона убил юноша, живущий вон у той старухи.

Царь узнав об этом, послал за ним. Когда юноша явился, царь ему говорит:

– Выбирай из моих троих дочерей какую хочешь в жены, и еще тебе мое царство.

– Желаю счастья твоим дочерям, да будешь ты доволен сво им царством, но я земной человек, и если ты можешь, то помо ги мне туда добраться, – говорит юноша.

Все птицы были под покровительством царя, он их собрал и спросил у них, летит ли кто-нибудь из них на землю. Но в это время никто не летел.

– Пойдите, может кто-нибудь где-нибудь остался.

– Вон еще в расщелине скалы старый орел, больше никого, – говорят царю.

– Идите и приведите его.

Старого орла привели и спрашивают, может ли он полететь на землю.

– У меня уже нет сил, но рожденный от моей матери залиаг калм не мне оставляет детей, а сейчас он находится возле Бога, он отправился к Богу молиться.

– Отведи меня туда, где находится ваш дом, – говорит орлу юноша.

Они пошли, застали птенцов орла в беспокойстве, они пи щали:

– Зачем еще ты сюда явился, мы погибаем – этого не хватит, сегодня сюда придет нас есть залиаг калм.

– Не бойтесь, – говорит им сын арчихора.

Прошло некоторое время, и они видят: залиаг калм фыр кая приближается, и поднялась целая буря. Сын арчихора вы нул стрелы и всадил их сперва в один глаз залиаг калм, потом в другой. Слепой залиаг калм ударился о гору и разбил себе голову. Сын арчихора слез, разрезал его и сложил его части в одно место.

– Если наша мать прилетит, то от большой радости может тебе навредить, – говорят птенцы.

Тем временем они видят: пошел сильный дождь, тогда как на небе не было даже облачка.

– Что за чудо, на небе нет ни облачка, откуда же пошел дождь, – спрашивает сын арчихора.

– Это наша мать возвращается от Бога и плачет, мол, вер нусь в пустой дом, – отвечали ему птенцы орлицы.

Затем выглянуло солнце, и юноша опять удивился.

– Это наша мать увидела все и благодарит Бога за то, что застала нас живыми, – отвечают птенцы.

Затем подул ветер, и опять юноша спрашивает у птенцов, мол, что это такое.

– Это наша мать летит, и это – ветер от ее крыльев.

Тем временем прилетает орлица и спрашивает у птенцов, был ли у них залиаг калм.

– Здесь был один человек, и он убил залиаг калм, – говорят ей птенцы.

– О, почему вы его отпустили без меня – спрашивает орли ца.

– Мы боялись, вдруг ты ему что-нибудь сделаешь.

– О, что бы я ему сделала, спасителю моих птенцов?

– Тогда обещай, что не тронешь его, – говорят ей птенцы.

– Клянусь своей нерожденной сестрой, ничего, – отвечает орлица.

Орлица полетела, принесла мяса залиаг калм, и накормила им своих птенцов. После этого ей показали юношу. Увидев его, орлица от большой радости три раза проглотила, а затем вы бросила его и говорит ему:

– Вот тебе золотой дом, золотая кровать, живи здесь.

– Нет, – говорит сын арчихора, – я земной человек и хочу, чтобы ты меня доставила на землю.

Орлица его спрашивает:

– Ты не сможешь достать провизию для дороги на землю.

– Это мое дело, скажи сколько надо, – говорит сын арчи хора.

– Сто голов скота и двести ведер питья, – отвечает орлица.

– К какому дню?

– Сегодня пятница, чтобы в следующую пятницу ты был здесь, и мы отправимся.

Юноша пошел к царю и попросил у него необходимое для дороги. Царь подготовил все необходимое для дороги и с орли цей проводил его до назначенного места. У подножья гор всю провизию сложили на спину орлице, а юноша сел ей на шею.

Затем орлица говорит:

– Сколько раз я буду кричать, столько кусков мяса и ведер питья ты мне забросишь в рот.

Летят, летят: сколько раз орлица кричала, столько раз юно ша бросал ей в рот пищу. Когда до конца пути оставалась вер ста, пища закончилась. Тогда юноша, вытащил нож, отрезал икру ноги и бросил в рот орлицы. Орлица поняла, что это за мясо и положила его под язык. Они долетели до земли и орли ца говорит сыну арчихора:

– Ты пока иди, а то тебя снесет ветер от меня.

– Нет, я не пойду, ты – старше.

– А почему ты хромаешь? – спрашивает его орлица.

– Ноги затекли пока я сидел у тебя на шее.

– А ну, покажи?

Орлица посмотрела – икра ноги отрезана.

– Что у тебя с икрой? – спрашивает его орлица.

– Пищи не хватило, и я бросил ее тебе в рот.

– Оу, это удивительно, я не хотела, чтобы ты от нас уходил, иначе как бы я от спасителя своих детей взяла столько пищи.

Она вынула из-под языка икру ноги юноши, приложила к ноге сына арчихора, потерла крылом, и нога стала в семь раз лучше, чем была.

Затем она привязала юношу к столбу, чтобы при ее взлете его не унес ветер. Орлица, взлетела, как же иначе, сын арчихора отвязал себя и отправился в путь. В какое-то время он дошел до одного места и видит, как свинопас танцует вокруг своих свиней.

– Почему ты танцуешь, что хорошего с тобой случилось? – спрашивает сын арчихора.

– Сегодня мой хозяин устраивает свадьбу, он жениться на сестре девяти великанов, всех этих свиней зарежут, а хвосты достанутся мне, – отвечает свинопас.

– Одевай мою одежду, вот тебе моя стрела, мой лук, и тан цуй на пиру, а я вместо тебя попасу свиней.

– Когда будешь перегонять их через мост, нужно будет им поцеловать зады, – говорит свинопас.

– Хорошо, ответил юноша.

Вечером во время перегона через мост свиньи останавли вались в надежде, что юноша перецелует им всем зады. Но он избивал им бока палками, и они оказались да другом берегу.

Свиней юноша пригнал, и их стали резать, а юноша собирал их хвосты в мешок. Сели за стол, юноша сел с краю. Настоящий свинопас сел в начале стола. Все смотрят на его стрелу и удив ляются, что за чудесная стрела.

– Дайте мне ее, я тоже посмотрю на нее, – обращается к нему сын арчихора.

Великаны стали потешаться над ним, а тебе, мол, зачем она нужна, ты ее даже не поднимешь. Дали ему ее, как же иначе.

Взяв стрелу, юноша прицелился, пустил ее по ряду, где сидели великаны, и их головы оказались на земле. Затем пустил стре лу по другому ряду и их положил. Оставил из всех девятерых великанов. Все, что было в доме, он сложил на семерых велика нов. На двоих великанов они сели с девушкой, и говорит он им:

– Если через три месяца мы не будем в доме семи велика нов, я вас убью.

Идут, идут, как долго они шли, кто знает, но когда им оста лось еще несколько верст, время истекло. Как раз в это время великаны вывели сына алдара, чтобы убить. Сын арчихора пу стил стрелу, она вонзилась в порог дома семи великанов. Вели каны поняли, что это стрела сына арчихора, завели сына алдара обратно в дом, искупали его, накормили и попросили его ниче го не говорить сыну арчихора.

К тему времени сын арчихора и сестра великанов добрались до дома девяти великанов. Им очень обрадовались. Семь дней и семь ночей все пировали, затем отправили в дорогу юношу с девушкой. Свое богатство они сложили на великанов и до вольными, здоровыми добрались до дома. Устроили свадьбу, пригласили гостей из-за семи гор. Целую неделю пировали и до сегодняшнего дня живут довольными и здоровыми.

10. ХЪУМААГ КЪАБА Цардй нкъабаз лхъун-лг, лгигъдй ба хъбр нхст ка ‘дтй, уохн, ном Хъумааг Къаба, згъг.

Бхбл рабадид ‘ма будурти хаттй, нсгард раун бер нбал ниууагъта.

Уд еу бон кми адтй, уоми зрди уот рфтудй ‘ма з ба, згъг, м номбл гъу искнон, ‘ма еу гмх будур исарзта гъуи бунатн. бхбл рабадтй ‘ма йеурдиккй др кизг ‘ма лхъун рхссид ‘ма син хдзар искнид, иннердиккй др кизг ‘ма лхъун рхссид ‘ма син хдзар искнид.

Уотемй хъбр хуарз гъу искодта номбл. И гъун хан иссй. Цйбрц афонт рацудаид, удта гъу гъумбурд рнц ‘ма с ханн загътонц:

– Еу лг, еу бх, еу гал дуйнем н цруй, ‘ма уос куд ракорай, уот, кендта, ду ку рамлай, уд гъу н хан байзайнц.

Хан – Хъумааг Къаба ба син загъта:

– з нбарц думг дн, фххуцг мбл нййес, ‘ма мин макнт, уос ма корун кнт.

Гъу ба йин загътонц:

– Ходуйнаг др нин й, а уохн хуарз, устур гъуи ханн уос нййес, згъг, ‘ма дин мах ци згън, уобл н исарази нййес.

– Хуарз, – згъг, загъта хан. – Мадта мин кд н ракорун нбал ес уос, удта бстбл алли анз др рт хуарзи цуй киндзи, ‘ма уонй ба дуу рандй, ртиккаг ба нур цуй ‘ма гъе цмй м къохи бафтуй, уобл баархайун гъуй.

бхбл саргъ февардта, ф ‘й ибл бадтй ‘ма уосагор рандй. Цуй, цуй, уот ба ‘й еу бхгин фстегй исййфта, – уорс бхбл уорсрехе лг, ‘ма им дзоруй Хъумааг Къабам:

– Д фндаг раст, хуарз лг, кум уаис еунгй?

Е ба ин загъта:

– Уос корунм брг цун, фал мбл фххуцг нййес, ‘ма еунгй цун, бсти ртиккаг хуарз абони киндзи цуй, ‘ма усбл кд фххуст уаин, згъг, др гъавун.

– Мадта з д хцц ку уон, уд ду еунг н уодзн, – з Уасгерги дн, ‘ма Хуцауи ку фндуа, уд н къохи бафтуйдзнй бсти хуарз. Цгй, мн дин хъусцуд хнкъут лдзг ‘ма, хдзарм ку цун, уд й тугурм баглдзн, удта ниуазнбл з ковдзнн, ‘ма, ку раковон, уд фгъгър кндзнн «сиахс», згъг, ‘ма еу дхе фрразй кндзн ниуазнм, ‘ма, ка ‘й зонуй, ку схъалгъа кнонц, удта згъдзн: «Нуггурд ку адтн, – и кизги хцц н фиддлт бафедудтонц ‘ма уин уой брггнн ба ‘м фид хнкъут лдзг исврдта мн хдзари тугури», – згъг.

Хъумааг Къаба ‘ма Уасгерги уайун байддтонц, уайун, ‘ма киндзхонт куд рбадтнц, уот ба тургъи исмедг нц.

Ра с фестг кодтонц, ‘ма Уасгерги – зронд лг – иуазг, куд хестр адтй, уом гсг ‘й с уллй рбадун кодтонц.

Ковунм им ниуазн равардтонц, ракувта, удта фгъгър кодта:

– Сиахс! – згъг.

‘Ма им Хъумааг Къаба хе исраздр кодта ‘ма ниуазнм фллбурдта. Киндзхонт др ма сиахс др хългъа исистонц:

– Сиахс е ку н ‘й, уд ниуазн цмн райиста?!

Е ба загъта:

– Сиахс з куд н дн, нугигурд ма ку адтн, уд н фиддлт бафедудтонц, ‘ма брггннн ба м фид хнкъут лдзг тугурм баглста.

Тугурм исхизтнц ‘дзи цгй ристонц хъбр хъусцуд хнкъут лдзг.

Киндзхонт уддр не сарази нц, кизг мах й, згъг.

Бер фхъалгъа кодтонц, удта с трхон Уасгергим равардтонц, куд хестр адтй, уом гсг. Уасгерги ба загъта:

– Кизг уой фууд, мн уин фткъуы рардг кндзинн, ‘ма уин фйнрдги ратдзинан, ‘ма фткъуй рдг кмн равзура, блас др кмн рауа, дзгрг др кмн рафтауа ‘ма фткъут згълун кмн райидайонц, йе уой.

Фйн фткъуйрдги см равардтонц ‘ма с цхри баниурстонц. Киндзхонти мбал ка ‘дтй, уомн фткъуй рдг цхри басугъдй. Уасгергий мбал Къумааг Къабан ба суми унг равзурстй, раблас й, дзгрг рафтудта, фткъут ибл рзадй ‘ма гъзлун байддтонц. Уддр бабй не сарази нц:

– Грр, кизг, – згъг, – махн лврд ку адтй, мах гъдауй киндзхонтй ку сцудан, уд й мах ндр ескмн куд рауадздзиан.

– Мадта ма уин ндр трхон кнун, – згъг, загъта Уасгерги. – Мн см фйн уасни ратдзинн, ‘ма с ирайг дугъосиги рацвни, ‘ма уаснг фстм аги билм кмн ислуера ‘ма кмн ниууаса, и кизг гъе уой куд уа, уот.

Исарази нц уобл:

– Фууд дта, уот, – згъг, ‘ма фйн уаснги райистонц ‘ма с ирайг дугъосуги рацавтонц, ‘ма Уасгергий мбали уаснг фстм аги билм ислуирдта ‘ма ниууаста.

Киндзхонт др нбал исхъалгъа кодтонц, исарази нц, дзурд куд равардтонц, уом гсг, ‘ма уотемй и кизг Уасгергий мбали бацй.

Алай-булайй й рахудтонц. Схем ку ‘рхстг нц, уд Уасгерги Хъумааг Къабан загъта:

– Гъе нур фндараст фууо, – ‘ма ндр рдм бх фездахта.

Хъумааг Къаба уоси хцц гъум рхърттй ‘ма ибл гас гъу др рмбурд нц: хтлдзгъгут, уд фндурдзгъдгут, уд дуйней цийн гъаст исаразтонц, н хан, згъг, уос рхудта.

Уос ку ‘рхудта хан, уд хтунм некумбал цудй, балцит нбал кодта, ‘ма гъу мгур кнун баиддта.

Еу къуард нзт ку рацудй, уд уот мгур рнц и гъу ‘ма ницм рхаудтнц, гъу хлеу кнун др байддта. Уд ин и гъу дзорун байддтонц:

– Макн, еудадзуг д уоси разм ма бад, ескум балци фццо, кендта гъу хлеу кнун байддтонц, ‘ма д гъу гъууатй байзайдзнй.

уос др ин загъта:

– Фццо-ф, ескум балци, мнм д зрд ма ‘хсайд, ме ‘нзонг нсувр Мхмт пахумпарй дин соми кнун, удта дин уасх дттун, куд м баур неке баури гъст фккндзнн ду баурй фстм.

Хан хе блццон рвдзит ракодта бхй др, хуаллагй др ‘ма хрискснрдм рандй хестр хур хрискснрдиккй цардй, кстр хур ба хорфтун рдиккй.

рт бони фццудй, удта хурм бахърттй.

хурм хсвейуат искодта, сумй ба идарддр цун унафф искодта. Уд Мхмт-пахумпари зрди уот рфтудй: «з ба, згъг, хани уоси сувллонй ардм мин н зонгй, ‘ма соми ка кнуй, уой бавзарон, – цгй ми фссоми кнуй, ви н». Ма бацудй, дуарм искувта:

– О Хуцаути, мхе Хуцау, дуар мин ци райгон уа!

Дуар райгон й, ‘ма им хурзконд лхъуни хузи фммедг й, и уос ба уд хуйг кодта, хсвй-бонм лги къахй срм цидр гъудй, уой цтт кодта, ‘ма ин хуйун др н ниууагъта.

Уд им Мхмт-пахумпар дзоруй:

– Ци ‘й, а ксгм ку н ксис, дзоргм ку н дзорис, ходгм ку н ходис?

– Нимм уадз, – згъг, им дзоруй и уос др, – кен ‘дта ме ‘нзонг нсувр Мхмт-пахумпар истн, м болат крднй ду др ма мхе др марун.

Инн хсв бабй им уомй рсугъддр дарси, рсугъддр лхъуни хузи рцудй ‘ма бабй уот искувта:

– А Хуцаути, мхе Хуцау, дуар бабй мин ци байгон уа!

Дуар бабй байгон й, ‘ма бабй аварм уоси разм фммедг й ‘ма им дзоруй:

– Де ‘хсв хуарз!

Уос бабй гътт мардз, згъг, хуйуй ‘ма ин хуйун др н ниууагъта. Уд бабй м Мхмт-пахумпар дзоруй:

– Ци ‘й а: ксгм ку н ксис, дзоргм ку н дзорис, ходгм ку н ходис?

И уос бабй им дзоруй:

– Нимм уадз, нур нм дуккаг хсв рбацудт, кен ‘дта, ме ‘нзонг нсувр Мхмт-пахумпаристн, м болат крднй ду др м мхе др рамардзнн.

Уд им дзоруй бабй Мхмт-пахумпар:

–, – згъг, – кмй соми книс, гъе дн – Мхмт пахумпар, ‘ма мн номй д сувллонй ардм др цг соми ке ‘адтй, ем байрагс й, фал д лг-хан хестр хурм фусуни и ‘ма зоннгин й ‘ма дбл й иссердзудзн й, ‘ма дм мстгунй хъртдзн ‘ма мн дуари цхгрм цвун нимт-лдзг ‘ма, кд лдзгм фллбора, уд д уомй нндзнй ‘ма уд ирагън др флмн уодзнй, уой къохн др флмн уодзнй, на м кд лдзги срти балуера, удта д марг кндзнй.

Ханм хуар дзоруй:

– Ду амити хтис, д рсугъд уос ба нарти фсевди хцц длхъур-улхъурй хуссуй.

Ханн еци хабар куддр радзурдта хуар, уот зрд нбал нцойн кодта, бхбл хе баглста ‘ма, рт бони кми фцудй, уоми бони мбесм фстм рбауадй.

Фммедг й тургъм, бх бхбттнбл фууагъта ‘ма еци фдбл аварм фууайуй. Дуари цавд ци лдзг адтй, уом балуирдта ‘ма хъма фелваста ‘ма еци нсдзорг, нбафрсгй рархуста ‘ма й рамардта. худкка е ‘фснбун лдзг райста ‘ма срисфтм рацудй, мард ба еци хузнй авари ниууагъта.

Мхмт-пахумпар й куд н базудтайд, уайтагъддр сргъи рбалудтй ‘ма Хуцаум искувта.

– О Хуцаути, мхе Хуцау, аци мардбл рхи табт фестун кн, рхи табти буни ба ухн саудон куд рауайа, ‘ма мард куд игас кна, уот.

И уоси мардбл рхи табт фестадй, бунй ба саудон рауадй: хан уоси рамардта, згъг, худкка кумдр фллигъдй, уой ку базудтонц, уд гъуи ма ка ‘дтй, ет др хлеу кнун байддтонц, ‘ма гъуи еунг црг др нбал байзадй: гъу гъууатй байзадй.

Уд Хуцау еу къопеци сд урдунемй сазан исласун кодта. Билбл ма рауолфн, згъг, рлудтнц ‘ма с урдунт фуугъд кодтонц. Къопец йе ‘хурститй еуем дзоруй:

– Уайг, дл еци саудони еу дуу сазани рахсн, мах ба с рфтад искнн.

Ихурст дуу сазани райиста ‘ма с саудонм хснунм фххаста. Куддр с саудони рацавта, уот райгас нц ‘ма дони фцъиввитт кодтонц ‘ма ниффардг нц. Фстм рбаздахтнц ‘ма къопецн радзурдта: – Сазант, згъг, райгас нц, дони с куддр рацавтон, уот фллигъднц.

Къопец др им дзоруй:

– Куй ке низзадй, ду ба мн куд сайис: авд анзи хускъй ци сазант лууй, ет ба ма куд райгас нц, згъг, ма ин ср ркнун кодта. Инн ихурстм бабй дзоруй:

– Уайг, ду рахсн еу дуу сазани дл еци дони.

Е ба ин загъта:

– Дхудг др рауай м хцц ‘ма раздр еу сазан дхудг рацвдзн дони, кен ‘дта н бауунддзн ‘ма бабй мн ср др ркнун кндзн.

Ихурст дуу сазани райста ‘ма уотемй къопеци хцц саудонм ниццуднц. Къопец еу сазан райста, дони й рацавон, згъг, м ин донбл куддр сес фембалун кодта, уот къохй фцъиввитт кодта ‘ма дони ниффардг й.

Бадзи ирагс й къопецй еци саудонм мард игас ке кодта, ‘ма ихурстм дзоруй:

– Хсс фстм инн сазант, ‘ма с уотемй нхснадй исфицет.

худкка саудонбл цун байддта, ср куцй уайуй, уой бабрг кнон, згъг.

Хани гъууатм исцудй ‘ма гъууатихъамил фийнердм кодта, уотемй рхи табтм исхърттй.

Ра ‘й ибл зелнт кодта, ‘ма саудонн райидайн уой бунй ке адтй, уой базудта, фал им дуар некуцй иссердта ‘ма Хуцаум никкувта:

– О, Хуцау! Ци дессаг й, дта аци рхи табтм дуар куд некцирдиккй ес.

Уот ба им еу мнкъй дуар райирдта ‘ма ‘й фегон кодта.

Ба им кастй, уоми ба дин, индн, кондн н’ адтй, ухн уоси мард дзи лууй. сазанти гъудтаг зрди рбафтудй ‘ма и марди райста ‘ма ‘й саудони рацавта. Уос райгас й, фиццаг куд адтй, уомй др ма рсугъддр фестадй, ‘ма ибл къопец цинй рамардй.

– Кдй хтун, удй а уохн пайдабл нма исамбалдтн.

Ма ин загъта и уосн:

– Хуцау д мнн равардта, ‘ма абонй фстм мн д.

Уос ба ин загъта:

– цгй м Хуцау дун равардта, мард адтн ‘ма ду фрци ригас дн, гъе ма нур ба цун д урдунти разм, з ба дин д мулкм др рксон.

Къопеци хцц рацудй и уос, ‘ма урдунти разм рцуднц. Уосн амонун гъудй урдунтбл разелнт кодта, удта къопеци разм рбацудй. Къопец др им дзоруй:

– Рауай нур ба м цорм, ‘ма мах ба лг м уоси гъдауй црн.

Уос ба загъта:

– Барн, дл ма денгизи билбл авдес исйесон, – згъг, – удта дм фездахдзнн.

Авдес исиста, удта им дзоруй бабй къопец думггадбл ин рхуст й, уотемй:

– М думггадбл мин ма хуц, ма трс мин, мн ма мезг ракнон, – згъг, – ма денгизи билм ниууадй ‘ма Хуцаум искувта:

– О, Хуцау, дта денгизбл сор знхи хузн куд бауайон, уот ма денгизбл бауадй инн фарсрдм басмухъти бунт др н бахулуй нц, уотемй.

Къопец ма рауай-бауай ракодта денгизи билбл, удта е хурститн загъта:

– Ами м хездзинайт, з ба еци уоси агор цун, – ‘ма фснбун лдзг райста ‘ма рандй.

Уос денгизн е ‘нн фарсрдм ку бахизтй, уд фиййау рази фцй, фусти дзог билм куд рбаскъардта, уот.

Фиййау й ку рауидта, уд ниццийн кодта, Хуцау мин, згъг, цахн рсугъд уос равардта.

Е др им дзоруй:

– Мн Хуцау дун равардта, фал д фонс дзгъл ма уадз, дл бал с денгизм нискър, удта нхудт ба уарт блсти бунм цудзинан.

Фиййау ибл бауундтй ‘ма фуст денгизи билрдм куд нискъардта, уот и уос др денгизм ниууадй ‘ма бабй искувта:

– О, Хуцаути, мхе Хуцау, денгиз мин уот ци феста ‘ма ибл сори хузн куд бауайон, уот.

Денгизн бабй еци билй инн билм рбауадй къпп-къппй, цума сор знхбл уадй, уот, басмухъти бунт др бабй н бацъиф нц, уотемй.

Фиййау ма ‘й рагор-багор брг ракодта, фал ма ‘й кми райирдтайд, удта е др фуст ниццагъта ‘ма еци уоси агорунм рацудй. Уос инн фарсрдм денгизбл ку бахизтй, удта бабй Хуцаум искувта:

– О, Хуцаути Хуцау, мхе Хуцау! Снтуорс лхъун-лг бхгин м фестун кн.

‘Ма уорс бхгин фестадй, бхи рсугъдн др на ‘дтй, хе хузн хуарз арзт лхъуни хузн др дуйнебл н адтй. Еу устур надбл фцйцудй, ‘ма уот ба дин уой рдм сд бхгини рбацйцудй. Ет ба адтнц, – с хан рамардй ‘ма с хани уосн лг агурдтонц. Ку им рхстг нц, уд сд бхгини с бхтй рхизтнц ‘ма им с ураги сртбл ковг рбацуднц.

– Цидр изд д, цидр идауг д, корн ди, ‘ма н хан рамард, ‘ма нин н хани уосн лгн рауай – ханн.

Е ба син загъта:

– з хан др н дн, хундегер др н дн, м бон хандзинад др рбайс, уот др нй.

Дзорунц им уддр бабй:

– Корн ди, ‘ма нин рацо ханн.

Ис син арази й, фал син загъта:

– Арази дн сумахн хан ниллунбл уотемй, кд мин, хани уосй еу гъудтаг кордзнн, ‘ма мин уобл кд исарази уа, уд. Цот, ‘ма и бафрсет: лг-хан рги рамардй ‘ма з гъуама уой багъуди кнон, анзи бони унг им изрй м хъпплт цид барветдзнн, сумй ба мин с цид рбарветд еу фстм, гъе ма кд удм н лгй бабухсдзнй ‘ма уобл арази й, уд ин луун хан, кен ‘дт – н.

Ф ‘й им уаднц ‘ма ‘й бафарстонц ‘ма син уос дзуапп равардта:

– з арази дн уобл, гайтима мин м лгн уохн кад дттуй.

рбай кодтонц хани уоси схецн ханн лг рони.

Заманай аундгин уос амонун ин гъудй, хани мулкй кмидр цидр гъуд адтй, рсмбурдт кодта судзини унг др, удта син загъта адми хаттн:

– Гъе нур ба рветун авд надей астум дууадс бхгини, ‘ма кедр еронц дзгъл цугй, уони ардм куд кнонц, уот.

Рарвиста дууадс бхгини авд надей астум ‘ма фиццаг др рахстонц и уосн хе лги Хъумааг Къабай, удта, уоси ка райгас кодта, еци къопеци, удта и фиййауи.

рба с кодтонц, ‘ма син хан загъта къопец ма и фиййаун:

– Цот, мн ани хонет, ‘ма с хъбр хуарз хссет.

Хъумааг Къабай ба син загъта:

– Ай ба хонет, ‘ма ‘й никкидр хуздр хссет.

Уотемй анзи бон ку ‘рхърттй, удта устур хист исарзта ханн ‘ма устур хисти мбурди ба ахстити ракнун кодта ‘ма син загъта, з, згъг, лг н дн, фал силгоймаг дн, мн е ба мнн м лг й – Хъумааг Къаба, ‘ма еу кми адтй, уоми балци цудй, ‘ма ин уасх равардтон, куд уомй фстм м баури гъст неке фккндзнн, згъг. Ма, ку ‘рцудй, уд мбл фггурусхй ‘ма м рамардта. Мн аци къопец ба м иссердта мардй ‘ма м саудони рацавта, ‘ма гъе уой фрци ргас дн. Мн аци фиййау мм рхиц кодта, ‘ма уомй др мхе багъуай кодтон. Уот н адтй, уд мн с дуу др згънт, с баури гъст фцй м баур, уобл др с бафрсет.

И къопец др, и фиййау др загътонц:

– цгдзинадй уот адтй, хиц им хъбр ркодтон, фал баури гъст ба н баур н фцй.

– Гъе ‘ма алке уи хдзарм цуд, – згъг син загъта и къопец ма и фиййаун. – Сумах др, мн хуарз гъу, ухецн ндр хан баагорет.

худкка лг Хъумааг Къабай хцц рацуднц схи гъууатм ‘ма бабй дзи нугй гъу искодтонц ‘ма, фиццаг куд адтнц, уот гъздуг бабй исцнц.

Абони унг др ма гъе еци хуарз цардй црунц.

КУМААГ КАБА Жил бедный, но одаренный мужчина по имени Кумааг Каба.

Он садился на коня, разъезжал по полям, не осталось такого места, где бы он не побывал. Однажды в путешествии ему в го лову пришла мысль основать село и назвать его своим именем.

Кумааг Каба нашел ровное поле для села, сел на коня и, по па рам привозя девушек и парней из разных мест, строил им дома.

Так он основал хорошее село, назвал его своим именем и стал ханом этого села.

Прошло некоторое время, сельчане собрались и решили, что их хану нужно жениться.

– Ни человек, ни конь, ни бык не живет один, поэтому же нись, а то умрешь и некому будет править селом.

Хан Кумааг Каба ответил им:

– Я одинок, у меня нет родственников, и не заставляйте меня жениться.

Сельчане говорят:

– Как тебе не стыдно, ты глава такого хорошего, большого села, и у тебя нет жены. Нельзя не соглашаться с нашим реше нием.

– Хорошо, – сказал хан. – Если мне нельзя не жениться, то я хочу взять в жены одну из трех самых лучших девушек на свете, две из них уже вышли замуж, осталась третья.

Кумааг Каба оседлал коня и отправился на поиски невесты.

Ехал ехал, пока не догнал его всадник на белом коне с белыми усами и спрашивает Кумааг Каба:

– Да будет прямой твоя дорога, хороший человек, куда дер жишь путь?

Кумааг Каба отвечает:

– Я хочу жениться, но мне некому составить компанию, по этому я еду за третьей самой лучшей девушкой в мире, выходя щей сегодня замуж.

Путник говорит:

– Если я буду с тобой, ты не будешь одинок, я – Уасгерги, и, если Богу будет угодно, третья лучшая девушка в мире достанет ся тебе. Хорошо, вот тебе сухая рябая палка. Когда мы войдем в дом, ты забросишь ее на чердак, когда я произнесу тост, то крик ну «зять», а ты хватай чашу. Вокруг все начнут возмущаться, де скать, кто это такой, ты ответишь, что с девушкой вы обручены с рожденья и свидетельством тому – рябая палка на чердаке.

Кумааг Каба и Уасгерги отправились в путь и оказались в доме девушки как раз в тот момент, когда приехавшие за неве стой сели за стол. Уасгерги поднял гостей из-за стола, и так как Уасгерги был самым старшим из присутствующих, они с Кума аг Каба сели во главе стола. Уасгерги поднесли чашу, он произ нес тост, затем крикнул «зять». Кумааг Каба первым подбежал к Уасгерги, схватил чашу. Приехавшие за невестой и зять стали возмущаться: «Почему он не будучи зятем взял чашу»

Кумааг Каба говорит:

– Как же я не зять, когда мы обручены с этой девушкой с рожденья и свидетельством тому рябая палка на чердаке, кото рую закинул туда мой отец.

Залезли на чердак, и там действительно оказалась очень ко рявая рябая палка. Приехавшие за девушкой не соглашались с Кумааг Каба, долго спорили с ним, пока Уасгерги не сказал:

– Пусть девушка достанется тому, кто сможет из половины яблока, разделенного мной, вырастить яблочное дерево, кото рое зацветет, даст плоды и плоды созреют.

Уасгерги дал спорящим сторонам по половине яблока, ко торые были затем подложены в огонь. У человека со стороны приехавших за невестой половина яблока сгорела в огне, у дру га Уасгерги Кумааг Каба половика яблока утром проросла дере вом, зацвела, на яблоне выросли, затем упали на землю, ябло ки. Соперники Кумааг Каба не успокаивались:

– Как же так, девушка, ты же была просватана за нашего парня, и мы с почетом приехали за тобой, как мы уступим тебя другому.

– Я вам даю еще одно задание, – сказал Уасгерги. Каждой стороне я дам по петуху, вы должны будете окунуть петухов в кипящую воду – чей петух выскочит обратно, сядет на край котла и прокукарекает, та сторона получит девушку.

Стороны согласились, «пусть будет так», сказали они, оку нули петухов, данных им Уасгерги, в кипящую воду, после чего обратно из воды выскочил петух Кумааг Каба, сел на край котла и прокукарекал.

Соперники Кумааг Каба не стали больше спорить, согласно договору девушка досталась другу Уасгерги.

С песнями вывели Уасгерги и Кумааг Каба девушку. Когда они приблизились к дому Кумааг Каба, Уасгерги попрощался со своим другом и повернул своего коня в другую сторону.

Кумааг Каба со своей женой приехал в свое село, сельчане собрались и устроили большой пир в честь этого события.

Женившись, хан перестал странствовать и ходить в похо ды, и село начало беднеть. Через несколько лет село настолько обеднело, что народ стал покидать его. Сельчане стали поучать хана:

– Нельзя сидеть все время около своей жены, отправляйся в балц, а то народ покидает село, и село станет заброшенным.

Жена тоже говорит Куммаг Каба:

– Отравляйся в балц, обо мне не беспокойся, я клянусь тебе моим незнакомым братом ангелом Магометом, что не изменю тебе.

Хан собрался в дорогу, подготовил коня, запасся пищей и поехал на восток: старшая сестра Кумааг Каба жила на востоке, а младшая – на западе.

Через три дня Кумааг Каба добрался до старшей сестры, пе реночевал у нее, а утром отправился дальше. Тем временем ан гел Магомет решил: «Проверю на верность клятвам жену хана, которая с детства клянется мной, не зная меня».

– О Бог Богов, сделай так, чтобы дверь открылась.

Дверь открылась, и он зашел к жене хана в виде красивого юноши. Жена хана в этот момент шила, и даже не посмотрела на гостя. И днем и ночью она шила мужскую одежду. Ангел Ма гомет говорит ей:

– Ты почему на смотрящего на тебя не смотришь, с говоря щим с тобой не разговариваешь, со смеющимся не смеешься?

– Оставь меня, – отвечает жена хана, – а то клянусь своим незнакомым братом, я своими стальными ножницами заколю и себя и тебя.

На следующий вечер ангел Магомет пришел к жене хана еще в более красивой одежде, в виде еще более красивого юно ши и взмолился:

– О, Бог Богов, сделай так, чтобы дверь открылась.

Жена хана отвечает:

– Оставь меня, ты приходишь уже второй вечер, а то, кля нусь своим незнакомым братом ангелом Магометом, своими стальными ножницами я заколю и тебя, и себя.

Ангел Магомет говорит:

– Я тот, кем ты клянешься с детства. Я убедился в искрен ности твоих клятв и хочу тебя предупредить о том, что твой муж находится сейчас в гостях у старшей сестры, она обладает вещим даром и оклевещет тебя. Хан вернется домой рассер женным, я втыкаю поперек двери войлочную палку, и если он схватит палку, то побьет тебя ею, и тогда ты спасешься, если же он перепрыгнет палку – он тебя убьет.

Сестра говорит хану:

– Ты странствуешь, а твоя красивая жена изменяет тебе с нартской молодежью.

Как только услышал эту новость хан, он разволновался, сел на коня и трехдневный путь преодолел за один день. Ку мааг Каба зашел на веранду, привязал коня к коновязи и за тем зашел в комнату. Кумааг Каба перепрыгнул через палку, воткнутую в дверь, вынул кинжал и, ничего не сказав, ударил свою жену кинжалом насмерть. Сам, взяв свою палку с желез ным наконечником, пошел куда глаза глядят. Убитую жену хан оставил в доме.

Ангел Магомет в тот же момент узнал о случившемся и сра зу же появившись рядом с ней, взмолился:

– О, Бог мой, Бог, сделай так, чтобы покойница оказалась в медном гробу, а под медным гробом чтобы образовался ожив ляющий родник.

Покойница оказалась в медном гробу, над гробом образо вался оживляющий источник. Сельчане, узнав, что хан убил свою жену, а сам куда-то убежал, стали покидать село, и вскоре оно опустело.

Тем временем Бог направил одного купца со ста повозками, наполненными сазаном, отдохнуть к берегу моря. Купец оста новился, открепил повозки и говорит слуге:


– Беги вон к тому роднику, помой там одного-двух сазанов, а мы их приготовим.

Слуга взял двух сазанов и отнес помыть к роднику. Как только он их опустил в воду, они ожили и уплыли. Слуга вер нулся обратно и говорит купцу:

– Сазаны ожили как только я их опустил в воду и уплыли.

Купец отвечает:

– Ах ты, сукин сын, как ты смеешь меня обманывать, как могут ожить сазаны, которые семь лет лежат сушеными.

Слуге отрубили голову.

Купец обращается к другому слуге:

– Иди, помой одного-двух сазанов вон в том роднике.

Слуга ему отвечает:

– Поедем со мной, и сперва сам опустишь одного сазана в воду, а то ты не поверишь и отрубишь мне голову.

Слуга взял двух сазанов, и они с купцом пошли к родни ку. Купец взял одного сазана, и как только он опустил сазана в воду, сазан ожил, выскочил из рук и уплыл.

Купец понял, что родник обладает оживляющими свой ствами и говорит слуге:

– Неси обратно сазанов и свари их помыв.

Сам купец пошел против течения родника, чтобы узнать, откуда он течет. Купец дошел до заброшенного села хана, а затем, раздвигая камыши, дошел до медного гроба. Купец походил вокруг и понял, что начинается родник под медным гробом, но найти дверь гроба он не мог. Купец взмолился Богу:

– О, Бог! Неужели у этого медного гроба нет двери.

Затем купец нашел маленькую дверь гроба и открыл ее. От крыв дверь, он увидел в гробу очень красивую женщину.

Купец вспомнил историю с сазанами и опустил покойницу в родник. Женщина ожила, стала еще красивей чем прежде, и купец очень обрадовался:

– Сколько странствую, никогда мне еще так не повезло.

Купец говорит женщине:

– Бог отдал тебя мне, и с сегодняшнего дня – ты моя.

Жена хана отвечает:

– Действительно, Бог отдал меня тебе, я была мертвой и благодаря тебе ожила. Я иду к твоим повозкам, хочу посмо треть на твою собственность.

Жена хана с купцом пошли осматривать повозки. Купец в какой-то момент предложил жене хана жить как муж с женой.

Жена хана говорит:

– Подожди, я совершу на берегу моря омовение и вернусь к тебе.

Жена хана совершила омовение, купец опять предложил ей сожительство, держа ее за полу платья. Жена хана говорит:

– Не держи меня за полу платья, мне нужно справить ма ленькую нужду.

С этими словами она пошла к берегу моря и взмолилась Богу:

– О, Бог, сделай так, чтобы я по морю прошла, как по суше.

Так она прошла на другой берег, моря, даже не замочив башмаков.

Купец походил по берегу моря, затем говорит своим слугам:

– Вы ждите меня здесь, а я пойду искать эту женщину.

Взяв палку с железным наконечником, от отправился в путь. Тем временем жена хана, оказавшись на другом берегу моря, встретила пастуха, пригнавшего стадо овец к морю.

Увидев жену хана, пастух обрадовался тому, что Бог послал ему такую красивую женщину. Жена хана тоже в свою очередь говорит:

– Бог отдал меня тебе, но ты не оставляй свое стадо без присмотра, гони их к морю, а мы с тобой затем пойдем вон под те деревья.

Пастух поверил жене хана и погнал свое стадо к морю. Жена хана тоже пошла к морю и взмолилась Богу:

– О, Бог, мой Бог, сделай так, чтобы я как по суше перешла на другой берег моря.

Жена хана резво перешла по морю на другой берег даже не замочив башмаки.

Пастух ее искал-искал, но где бы он ее нашел, он оставил свое стадо баранов и отправился на ее поиски. Жена хана, пере йдя на другой берег моря, взмолилась Богу:

– О, Бог, мой Бог! Преврати меня во всадника на белом коне.

Жена хана превратилась во всадника на белом коме и отправилась в путь по широкой дороге. Навстречу – сто всадников. Всадники искали для жены своего хана мужа.

Всадники спешились и на коленях умоляли всадника на бе лом коне:

– Ты, наверное, ангел или дух святой, просим тебя, женись на жене нашего умершего хана.

Всадник на белом коне говорит:

– Я не хан, не султан и не могу стать ханом по своему же ланию.

Всадники во второй раз попросили его стать их ханом.

Всадник на белом коне согласится с таким условием:

– Идите и спросите у жены своего хана: так как муж ее умер недавно, я должен соблюсти обычай, целый год я буду каждый вечер посылать ей свою одежду, а на следующее утро забирать ее, и если она все это время сможет жить без мужчины – я со гласен быть ее мужем.

Всадники отправились с этим известием к жене своего хана, и она дала такой ответ:

– Я согласна с условием всадника на белом коме, я рада, что он оказывает такой почет моему мужу.

Всадник на белом коне стал ханом, собрал все имущество бывшего хана и сказал своему народу:

– Теперь я посылаю на перекресток семи дорог двенадцать всадников, чтобы они всех, кто им встретиться по пути, звали сюда.

Хан, то есть жена Кумааг Каба, как сказала, так и сделала.

Двенадцать всадников встретили на своем пути Кумааг Каба, купца и пастуха. Жена Кумааг Каба приказала заключить их в плен, очень хорошо содержать, а Кумааг Каба содержать лучше всех.

Когда со смерти бывшего хана прошел год, жена Кумааг Каба устроила большие поминки, затем приказала вывести пленников и говорит:

– Я не мужчина, я – женщина, а вот это – мой муж, Кумааг Каба.

Однажды он отправился в балц, а перед отъездом я дала ему клятву верности. Он вернулся домой и, не поверив в то, что я сдержала данное ему слово, убил меня. Вот этот купец нашел меня мертвой, опустил в оживляющий родник, и благодаря ему я ожила. Вот этот пастух склонял меня к сожительству, но и от него я спаслась. Если вы мне не верите, спросите у них о моей верности мужу.

И купец, и пастух подтвердили сказанное женой Кумааг Каба. Она отпустила этих двоих домой и сельчанам предложи ла найти себе другого хана.

Сама же со своим мужем Кумааг Каба отправилась в свое заброшенное село, устроили там все по-новому и стали еще бо гаче прежнего. И до сегодняшних дней они живут счастливо.

11. Л Д А Р Царди-уыди лдар. Уымн уыди иу фырт, кцы уыди ахм фыдуаг, м дондзаут донм н уагъта, с дурынт сын саста, куыройдзаут донм н уагъта – с къссат сын-иу байста м с скъуыдт кодта. Иухатт куы уыди, уд къулыбадджы чызджы дурын асаста. Чызг м смсты ис м й ралгъыста:

– Цалынм Аллар-Билары усн ссарай, уалынм цъх арт цъх фздг фуадз. Мй куы фцуай, уд дын иу боны балцы йедтм куынн нтыса, афт.

Лппу йхи мардта, м й фыд рмбырд кодта адмты м уыцы адмтй свзрста дыууадс барджы. Арвыста с лппуим Аллар-Билары агург. Уыдон с фндагыл куы цыдысты, уд смблдысты зронд лгыл: уымн й рихит й къахы улфдтм уыдысты, й длармы хъуынт др й фадгуытй зындысты.

Зронд лг лдары фыртн загъта:

– з ма лппу куы уыдтн, уд къулбадджы лгъыстй ацыдтн Аллар-Билары агурынм. Мем ахастон рт адылийы фсйнаг лдзг м ма у тбынджы брзнд. – Стй йын загъта: – Ацы дыууадс лджы арвит фстм.

Уый с арвыста м йхдг иунгй ацыди. Бир фцыди лгъз быдыры м сфлмцыди. м федта быдыры асту арт, бацыди уыцы артм м уый уыди нср зппадз. Уым сыгъди стыр арт, й алыварс уыди пылыстг бандтт врд. Лппу катайыл сси: куыд см бадзурон. Стй бадзырдта:

– Цыдуы ум?

Уд м сынтгй зронд лг рахъил и, м уый загъта:

– Годах, дде уазг дзуры.

Годах м рауади, рхизын й кодта, й бх ын бафснайдта.

Зронд лг загъта Годахн:

– Уазг др мын й ныббард, з Хуыцауй курдиаты лг дн м мын ацы сынтгй ддм ахизн нй. Годах, ам йын бахрын кн хсвр м й схуыссын кн.

лдары фырт куы схуыссыди, уд зронд лг й чызг Годахн загъта:

– Ацу м ды др й фарсм схуысс. Хуыцау дын мой рхаста.

Годах й фарсм куы рхуыссыди, уд йын лппу загъта:

– Цъх арт уадзын м мм хстг ма цу, з лгъыст дн.

Уд Годах фстм сыстади, цырагъ ссыгъта, м йын зронд лг загъта:

– Цы кныс?

Годах та йын фстм дзуапп радта:

– лгъыст у, усм йын хъомыс нй.

Зронд лг Годахн загъта:

– Райсом сыстын афонм баргн дзаумай цы хъуы, уый сцтт кн.

Уд Годах сцтт кодта боныцъхм лдары фыртн цы хъуыди, уый дзаумат. Годах ын с й ул скнын кодта, м Годахм басидти зронд лг.

Зронд лджы уынаффй Годах бацыди бхм, уый хстмондагй фсн михт хордта.

–Алас й, Годах, ды фондзыссдз айким фурдм найынм.

Куы й сласта фстм, уд та йын зронд лг загъта уымн:

– Бхы алас дем уыцы чырыны разм. Чырыны дуар куы байгом кнай, уд уым уыдзысты й дзаумат м см дзур хатиагау, вналг см ма бакн, м уд алчи й бынаты абаддзни. Уыдон с бынаты куы сбадой, уд й ардм ралас. Ардм й куы скнай, уд дл м ргъу чырыны м дзаумат, м й уырдм акн. Чырыны дуар байгом кн, м уым м дзаумат цъх арт уадзынц.

Крдзиуыл мдзгъд кнынц м см-иу сдзур хатиагау.

Уд алчи й быууаты абаддзни. Скн й фстм м разм.

Й разм й куы скодта, уд й й разы бхыл сбадын кодта м йын загъта:

– Хъусыс, ацы бхыл куы ацуай, уд ын амонын ницы хъуы, й идонм йын ма бавнал, уый та йын у фидауцы тыххй, ндр ын н хъуы идон. Фндагыл куы цуай, уд хорз фндаг куы ныууадза м взр фндагыл куы цуа, уд д зрд уынгг ма кнд. Бир куы фцуай, уд донм бахцц уыдзын. Уыцы дон флдахдзни къодхт м блст. Дхицн тынг трсдзын, фл иу бхы йхи бар уадз. Уый д доны уыцы фарс фкндзнис.

Уыцы фарс куы фуай, уд бхн й грзт-иу ын й ул бафтау м й рауадз.

Зронд лджы бх куы ауагъта, уд та смблди чызгыл.

Уый др й й мой кнынм хъавыди, фл йын не сси.

хсвы уым фци, райсомы чызг фарста лдары фырты, цы хорз д хъуы, згъг. Уый йын загъта:

– Ницы хорз м хъуы, рмст Аллар-Билары усн куы ссарин, уый йеддм.

Уд ын чызг загъта:

– Дл уыныс рт хрис бласы. Уыдон бынм ныццу, д нымты дхи батух м улгомм хуысгй дхи мард скн. Уырдм ртхдзни рт блоны – уыдон уыдзысты здт. Хистр зд абаддзни уллаг бласыл, астуыккаг – инн бласыл, кстр та – ртыккаг бласыл. С блстыл бир куы фбадой, уд дм хистр ртхдзни, м йм мацы бавнал. Астуыккаг др дм ртхдзни, м-иу уым др мацы бавнал. Кстр дм куы ртха, уд-иу уый ахсыны кой бакн. Куы й рцахсай, уд дын цалынм Хуыцауы уунк радта, уалынм й ма суадз, стй-иу й суадз, м уд фестдзысты рт зды. Уыдон д фрсдзысты, цы хорз д хъуы.


Уый сын загъта:

– Аллар-Билары усн агурын.

м йын загътой уыдон:

– рт фысы м рт мысы ссар.

Уд уый уыцы сахатыл ауади м ссардта, цы йын загътой, уый.

– Ныр дл уыныс уыцы галуан. Уырдм ацу, м дм рауайдзни рт фсндзых биргъы м сын-иу ауадз рт нл фысы. рт нл фысы ралидз-балидз кндзысты, рт биргъы с расур-басур кндзысты. Биргът уыдон куы сурой, уд-иу ды мидм бацу. Уым дм ратхдзни рт цргсы м сын-иу баппар рт мысы. Уыдоныл мах зилг дымг ауадздзыстм м с рахсс-бахсс кндзысты. Ды та-иу уд мидм бацу. Уым уыдзни ссдз чызджы, уыдон дм хсдзысты с бандтт, сбад, згъг, м-иу ды бадын ма баком. Куы сбадай, уд дын д ср ракндзысты, фл-иу згъ: «з ардм бадынм не ‘рбацыдтн, фл хъазынм».

м с-иу симын кн. Дхдг др-иу сем сим.

Кстр зд ын загъта:

– з фестдзынн бындз м къулы хуынкъй рбабырдзынн м Аллар-Билары ныхыл абырдзынн, м йыл куы абырон, уд-иу й ды д хъбысы акн, з ду куы агуырдтон, згъг.

Уд чызг др загъта:

– з та дум куы нхълм кастн.

Стй хрзггургггт арвыстой.

Уым чысыл ацардысты, м лппу хъыг кнын байдыдта.

Чызг й фарста:

– Цмн хъыг кныс? Цмн нкъард д?

Уд ын лппу загъта:

– М хдзарм м цуын фнды.

Уыдон ын загътой:

– Цалынм доныл хид кной, уалынм флуу.

Иу къуырим хид скодтой, м куы цыдысты, уд ын й усн фсдзуинт радта чызджы фыд. Ацыдысты м сем акодтой, здты сын чи бацамыдта, уыцы чызджы.

Цуынт байдыдтой м схцц сты нср зппадзм.

Уырдыгй др та акодтой зронд лджы чызджы – Годахы.

Зронд лг ын ралвар кодта й бх д грзт, ралвар ын кодта чырын. Уый ахм чырын уыдис, м д-иу цас бафндыдаид, уыййас адм дзы-иу рацыдаид. м ма йын ралвар кодта айдн. Уыцы айднм та уыди ахм миниуг, куылты-иу й рахастаис, уыййас агъуыст дзы-иу фестадаид.

м ппынрджиау схцц ис й фыды бстм м рынцади хъуы крон. м сын зронд лг цы айдн радта, уый асрфтой зххыл, цас с фндыдис, уыйас, м сын дзы агъуыст фестади.

Уайтагъд уыцы хъуыддаг хъум сыхъуысти м лдар рцыди й фыртм м йын загъта:

– Д усы мын фенын кн.

Уый йын фенын кодта й кусджытй иу. м йын загъта:

– Куывд дын, дзбхй кй рцыдт, уый тыххй.

Уый та йын скодта марыны фнд, м сцтт кодта алы хринаг м сыл ныккодта марг. Годах та, куы й хуыдтой лппуйы, уд ын загъта:

– Ком дар, ма-иу бахр.

Йхдг чырыны дуар байгом кодта, м й цас фндыди, уыййас адм дзы рацыди м ныппырх кодтой хрингт, рмст ма дзы иу дурыны састы баззади иу агуывзйы дзаг арахъ. лдар й рауагъта м й лврдта й фыртн, фл й уый н бакуымдта, абон з ком дарын, згъг. лдар агуывз зххыл ныццавта.

Дыккаг бон йм рцыди лдар м йын загъта:

– М бстт дын фенын кнон.

Бст уынынм куы цыдысты, уд та йын лдар н ауагъта фндаггаг хссын. Йхицн ахаста уазал фыд м уазал дон, й фыртн та ахаста цхджын дон м цхджын фыд, цмй флмца, уый тыххй. Уыдон ацыдысты хъдм. Уым лппу сдойны ис м фыдн загъта:

– Дон мын ратт, млын. лдар, д цст дын скъахон?

Уый фхъуыды кодта м загъта:

– Скъах.

м йын уый скъахта й цст. Ноджыдр та лппу сдойны ис м та йын й инн цст др скъахта. Лппу уайтагъд уыцы ран ахаудта. Й бх ын тардта лдар, фл йын бх трын н бакуымдта, м уыцы ран хъды асту баззади. Й срты ратахти зрватыкк. Зрватыкк куы федта лппуйы богът кнг м й бх й алыфарс рацу-бацу кнгй, – фтригъд кодта лппуйн. Стахти Хуыцаум м йын радзырдта лппуйы хъуыддаг. Хуыцау ын радта фткъуы, зрватыкк ртахти м й цврдта лппуйы риуыл. Лппу й риуыл фткъуыйы ссаргй фцин кодта, ахордта й м й цстй ракасти. м рцыди й хдзарм. Уый федта бир цагъд адм. Бафарста, м йын загътой:

– Д фыд ныл фсад скодта м с ныццагътам.

Уый с бафарста:

– М фыд та цы фци?

Уыдон ын загътой:

– Н зонм?

Уый сын загъта:

– Цуылн й амардтат?

м йын загътой, кй й амардтой, уый. Й мард ын бацагуырдта м й бабаста ндомд уырсы къдзилыл.

Лппу баззади й устытим м абон др ма цры м хры нмастй.

АЛДАР Жил-был один алдар. У алдара был только единственный сын.

Он был таким шаловливым, что, наверно, ни одна мать не родила больше такого. Он не пускал идущих за водой к воде – разбивал их кувшины, не пускал идущих молоть зерно к мельнице – рвал их кожаные мешки. Как-то раз юноша разбил кувшин дочери ведьмы. Девушка разозлилась и прокляла юношу:

– Пока ты не добудешь в жены Аллар-биллар, гори синим пламенем и испускай синий дым. И пусть твой месячный путь будет равен дневному.

Юноша стал гореть синим пламенем и испускать синий дым из-за проклятия дочери ведьмы. Юноша стал беспокоиться, дошел до того, что хотел убить себя.

Алдар посмотрел на состояние своего сына и собрал свой народ. Выбрал среди народа двенадцать всадников и поручил им сопровождать юношу в поисках Аллар-биллар.

Сын алдара с двенадцатью всадниками отправился в путь.

Едут, едут и встретили одного путника: у путника – усы до пят, а волосы подмышек видны из-под штанин.

– Куда держите путь, – спрашивает старик.

– К Аллар-биллар, – ответил сын алдара.

Тогда старик рассказал следующую историю:

– Из-за проклятия ведьмы я в молодые годы вышел из дому на поиски Аллар-биллар. Я вынес с собой железную палку длиной в три аршина. Палка теперь стерлась, посмотри, меньше притычки, которой запирают воловью шею в ярмо, но Аллар-биллар все равно не нашел. Пусть Бог направит тебя по лучшей дороге, чтобы путь твой был счастливым. Хочу тебе сказать еще вот что.

– Говори, пожалуйста, – говорит юноша.

– Отошли своих двенадцать спутников обратно домой, они тебе ничем не помогут, а просто гонять их по дорогам жалко.

Сын алдара отослал двенадцать всадников домой, и сам отправился на поиски Аллар-биллар. Ехал он, ехал. После такого пути по открытому полю он устал. Устал, что еще могло быть. Тем временем юноша огляделся вокруг и увидел огонь.

Он направил коня в сторону огня и доехал до него. Смотрит – склеп без крышки, в склепе горит большой костер, вокруг костра – сиденья из слоновой кости.

Юноша забеспокоился: как их позвать.

– Ладно, будь что будет, – сказал и кричит в склеп: «Можно войти!»

На крик на кровати приподнялся старик и говорит:

– Годах, посмотри! У двери – гость.

Годах вышла к двери, помогла гостью спешиться и пригласила его в дом. Затем вышла опять и привела в порядок коня гостя. Когда она вернулась в склеп, старик говорит ей:

– Бог так решил, что я не могу встать с этой кровати. Пусть простит меня гость. Но ты, Годах, ты пойди сделай ужин гостью, уложи его спать, он будет уставшим.

Гость поужинал и лег спать. Старик опять позвал свою дочь и говорит ей:

– Годах, иди и ляг рядом с гостем. Бог послал тебе жениха.

Годах так и поступила.

– Не подходи ко мне близко: огонь, синий дым я испускаю, из-за моего проклятия и ты сгоришь. Меня прокляла плохая женщина.

Годах встала с занятого места и рассказала историю юноши своему отцу, что лучше этого она могла сделать. И еще сказала:

– Он не может быть с женщиной.

Отец Годах немного погрустил, потом говорит дочери:

– Слышишь, Годах, чтобы завтра утром одежду гостя с ног до головы приготовили.

Когда гость встал. Годах одела на него новую одежду. Сын алдара очень хорошо выглядел в одежде, сшитой Годах. Отец опять позвал Годах:

– Дочка, дело обстоит так, что наш конь столько лет в ожидании битв и путешествий ест железные ломы. Ты пойди, отведи коня к морю, взяв с собой сто куриных яиц, и хорошо выкупай его.

Годах приводила с моря вымытого до блеска коня.

– Ко всему прочему, – говорит отец дочери, – доведи коня до вон того сундука, открой дверь сундука, там хранится снаряжение коня, не трогай его, а заговори с ним по-хатиагски – каждая часть снаряжения окажется на своем месте. После этого веди коня сюда. Сама подведи гостя к жестяному сундуку.

Там спрятано мое оружие. Давно оно не видело небесный свет, с тех пор, как я их забросил, поэтому они испускают синий огонь и стучат друг о друга. Откроешь крышку сундука, но не трогай оружие, а заговори с ним по-хатиагски, каждый вид оружия будет искать свое место. Когда снарядишь гостя, подведешь его в таком виде к моей кровати.

Все, что попросил сделать Годах ее отец, она выполнила.

После этого подвела сына алдара к отцу. Тогда старик попросил гостя сесть на коня и говорит ему:

– Слышишь, мой гость, ты отправляешься из моего дома, пусть встретишь ты только хорошее, но наказываю тебе: этот конь – вещий, ему ничего не нужно указывать, не трогай его за уздечку, не делай этого, она у него лишь для красоты. Пусть конь ведет себя как хочет. Кто знает, если он свернет с хорошей дороги и пойдет по плохой дороге – ты не беспокойся. Долго будешь ехать, доберешься до одной реки. Эта река выворачивает горы и деревья, ты очень испугаешься за себя, но пусть конь делает то, что хочет, он перенесет тебя через реку. Переберешься через реку, не забудь: положи все оружие на коня и отправь его обратно.

Сын алдара покинул гостеприимный склеп на удачливом коне. Едет, едет, кто знает, как долго ехал. Конь перенес его на другой берег реки, юноша спешился, прикрепил оружие к коню и отпустил его обратно, а сам пешком отправился дальше. Дошел до одного дома. Семья, находящаяся в доме, обрадовалась ему, хорошо его встретила. Больше всех обрадовалась гостю дочь, предложила ему себя, но юноша ей ничего не пообещал.

Утром девушка спрашивает у юноши:

– Гость, ты мне очень понравился, несмотря на то, что ничего мне не пообещал. Скажи мне прямо, что тебе нужно?

– Живи счастливо на белом свете! – говорит сын алдара, – мне ничего не надо, только, если это в твоих силах, помоги мне найти в жены Алдар-билар – это цель моего балца.

Девушка ему говорит:

– Вон видишь три ивы. Иди под эти деревья, завернувшись в войлок, ложись на спину под деревьями, притворись мертвым.

К этому месту прилетят три ангела в виде голубей. Старший ангел сядет на верхнее дерево, средний – на другое дерево, младший – на третье дерево. Они долго просидят на деревьях, затем с ивы слетит старший ангел, не трогай его. После этого слетит средний ангел – не трогай и его. Последним слетит младший ангел – постарайся его поймать. Когда поймаешь его, не отпускай, пока он не поклянется Богом. После произнесенной клятвы отпусти его. Три голубя – три ангела. Они спросят у тебя, чем тебе помочь, и ты расскажешь о своем желании.

Сын алдара поступил так, как ему посоветовала девушка от начала до конца. Три ангела спрашивают:

– Что ты ждешь?

– Я ищу Аллар-билар, – сказал сын алдара, – будьте ко мне добры, помогите мне своим умом найти в жены Аллар-билар.

Три ангела говорят юноше:

– Добудь трех баранов и три блинчика из кукурузной муки, сыворотки и сала. Вон видишь там замок, отправишься туда. Из замка выбегут три железномордых волка. Не пугайся, выпусти навстречу им баранов. Железномордые волки нападут на баранов, ты же спеши, помни о своей цели попасть в замок.

Вылетят три орла навстречу тебе – ты держи наготове блинчики.

Орлы накинутся на блинчики, а мы напустим на них вихрь.

Вихрь будет носить их туда-сюда по небу, ты же тем временем постарайся проникнуть в башню. В башне ты увидишь двадцать девушек, похожих одна на другую. Узнать, кто из них кто, очень трудно. Они очень обрадуются тебе, будут нести тебе стулья, предлагать тебе сесть. Не садись. Они отрежут тебе голову, как только ты сядешь на стул. Когда они не будут оставлять тебя в покое, ты скажи:

– Я не сидеть пришел сюда. Если вы так рады мне, развеселите меня, устройте для меня симд.

Сам иди танцевать симд. Младший ангел в виде мухи залетит в башню и сядет на лоб Аллар-билар. Следи за мухой, как только она проползет по лбу Аллар-билар, ты обними девушку и скажи ей: «Я искал тебя».

Тогда и Аллар-билар ответит тебе: «А я ждала тебя».

Сыну алдара удалось сделать все так, как наказывали ему три ангела.

Аллар-билар во все стороны послала гонцов. Устроили свадьбу и зажили с сыном алдара как муж и жена.

Весело бы они жили, как же иначе, но сын алдара загрустил, стал скучать по дому. Аллар-билар его спрашивает:

– Почему загрустил?

– Стал вспоминать наш дом, – говорит юноша.

Отец Аллар-билар говорит зятю:

– Не скучай по дому, потерпи здесь еще неделю, без моста река не даст тебе перейти.

Через неделю через реку был построен мост. Отец Аллар билар дал с ней слуг, и они отправились в дом сына алдара.

Идут они – юноша, Аллар-билар со слугами – добрались до трех ив. Оттуда они отправились в дом девушки, указавшей сыну алдара на трех ангелов.

Отдохнули они там, повеселились, затем сын алдара взял с собой девушку, сделавшую для него столько хорошего и женился на ней.

Долго они шли к открытому склепу. Наконец дошли. Старик и Годах очень обрадовались им. Старый отец отдал за сына алдара Годах. Сколько они жили в открытом склепе, не знаю, но алдарский сын опять задумал отправиться в путь. Старик решил, что его зять достоин приготовленных трех подарков:

вещего коня с оружием, сундука и зеркала. Сундук был не простой вещью. Он обладал такой особенностью: если вдруг во время войны понадобились бы воины, войска, то стоило бы открыть сундук, как из него вышло бы столько воинов, сколько нужно. Зеркало тоже было чудесным. Если бы ты надумал обосноваться в каком-нибудь месте, то зеркало нужно было бы обнести по границе необходимой местности, и там бы появились желаемые дворцы, башни и комнаты.

В самую последнюю очередь сын алдара попал в родные отцовские места. Остановился на краю села. Путники достали свое зеркало, обнесли его по одной поляне, и на этом месте появились такие комнаты и башни, какие они пожелали. Живет сын алдара с семьей в своих новых дворцах. Эта новость сразу же дошла до отца юноши, как же иначе.

Алдар позавидовал юноше из-за его дворцов, богатства, но больше всего из-за жен и подумал про себя: «Мой сын по хорошему никогда не отдаст мне своих жен, я бы пошел на него войной, но не смогу победить его. Если что-то и предпринимать, то разумно и хитро. У меня есть хорошая причина: мой сын благополучно вернулся из балца, пригнал добычу в виде скота, – я устрою кувд, налью яд в еду и питье и тогда... Чьи они будут, как не мои – и слуги, и жены. Все его богатство останется после него...».

Как-то раз к юноше прибыл приглашающий от алдара.

Юноша собрался в дорогу, и Годах ему говорит:

– Знай, что задумал сделать с тобой твой отец. Но делать нечего, он зовет тебя, так что иди, если не пойдешь – это будет неприлично, отец твой может тебя неправильно понять, да и народ что скажет – неизвестно. Одно наказываю тебе – ничего не ешь, не пей на кувде. Скажи: «Я держу пост».

Сын алдара отправился на кувд. Годах тем временем открыла крышку сундука, выпустила оттуда некоторые количество воинов и приказала им:

– Немедленно идите в дом алдара, разгромите еду и питье на столах, установленных по причине кувда, и обратно на место вернитесь. Не задерживайтесь.

Как только гости хотели сесть за столы, воины Годах появились в доме алдара. Они разгромили все питье и всю еду, выставленные на кувде, сами же вернулись в сундук.

Алдар был уже не рад. «Ох-хай! Он от меня не уйдет», – сказал алдар, каким-то образом еще кубок попал ему в руки. Немного питья осталось в сломанном кувшине. Алдар наполнил этим питьем кубок:

– Пригуби кубок, если даже не выпьешь.

– Я сегодня держу пост, – говорит юноша.

Алдар после такого ответа ударил кубок об землю. Юноша отправился в свой благополучный дом.

– Зря я надеялся, опять я потерпел поражение. Но я на этом не остановлюсь, я ему как-нибудь наврежу, – сказал алдар.

Немного прошло дней, как алдар уже придумал, как он поступит:

– У меня много земель. Поеду к нему и выманю его посмотреть мои владения. Я сам соберу еду и питье нам двоим в дорогу: себе – холодное мясо и холодную воду, а моему единственному сыну – соленое мясо и соленую воду.

Когда алдар был готов, он позвал своего сына:

– Если я умру, кто знает, мои стада, мое состояние остаются тебе, мой единственный наследник – ты. Приготовь себя к дороге и в путь – я покажу тебе свои владения. В дорогу ничего не бери, я взял все на двоих.

Отправились они в путь по одной дороге и доехали до дремучего леса. Долго ли они ехали, коротко ли, кто знает, но в одном месте они остановились на дороге отдохнуть, перекусить.

Алдар ест холодное мясо, пьет холодную несоленую воду, а сыну предлагает соленое мясо и соленую воду.

Поели, попили, сели на своих коней и поехали дальше.

Юношу стала мучить жажда. Соленая вода не утоляла жажду.

Юноша измучившись, обращается к отцу:

– Дай мне воды, я умираю от жажды.

– Дай я выколю тебе глаз и тогда напою тебя водой.

Юноша подумал и согласился. Алдар выколол ему глаз. Едут они дальше, юноша опять захотел пить. Алдар дал ему воду и выколол второй глаз. Юноша упал в этом месте и даже тот, который заслуживает этого, да не окажется в таком положении, в котором оказался сын алдара.

Алдар хотел забрать коня юноши, но конь не сдвинулся с места от своего хозяина.

От жалости наше светлое небо потемнело, как же иначе.

Вдруг над ним пролетает ласточка: услышала плачь юноши, увидела, как конь ходит вокруг него и пожалела юношу.

Ласточка взлетела в небеса к Большому Богу и рассказала ему о беде юноши.

– Вот отнеси юноше это яблоко, пусть он его съест и тогда прозреет, – сказал Большой Бог.

Ласточка принесла яблоко, положила его на грудь юноши.

Сын алдара съел яблоко, прозрел и смело поехал дальше.

На коне он направился к своему дому. Едет, едет, когда он добрался до своего дома – видит: вокруг дворца убитые в бою воины, оставшиеся лежать незахороненными, зашел в дом.

Семья ему очень обрадовалась. Он спрашивает у домочадцев:

– Что это за трупы вокруг дворца?

– Твой отец собрал войско, мы начали с ним воевать, вот столько воинов погибло.

– Куда же делся мой отец? – спрашивает юноша.

– Нам кажется, что он тоже погиб на войне, – ответили жены.

Поискали алдара среди убитых воинов, но не нашли.

12. АВД ФСЫМРЫ АРГЪАУ Раджыма-раджы цардис лг м ус. Уыдонн уыдис авд фырты. Иу куы уыдис, уд с иу загъта:

– Цй м фсхохм сау уйыгм тыхгнг ацум.

Авдй др сразы сты, ацыдысты м фыццаджыдр схцц сты галгсм. Уый с бафарста, кдм цут, згъг.

Стй сын загъта:

– Мн у м галы кд исчи й сыкъатй абырса, уд бастдзыстут уйыджы, кннод уын ухи бахрдзн.

Иу дзы бауад, схц-схц кны, м й гал йхдг фехста. Инн др м бацыд, м та уый др фехста. Ауадысты та улдр – смблдысты фыргсыл. Уый др сын загъта:

– Мн у кд исчи м фыры сиса, уд бастдзыстут уйыджы.

Иу дзы бауадис, схц-схц кны, м та уый др фыр йхдг фехста. Ауадысты улдр, м та сыл смблд родгс. Уый др та сын загъта:

– Мн у кд м роды исчи сиса, уд бастдзыстут уйыджы.

Бауадысты, схц-схц ыл фкодтой м й не ‘сфрзтой.

Ауадысты улдр, скастысты м дын уйыджы ус м чызг улхдзары бадынц. Уайын ма с хъуыдис иу стыр доны. Доны былм куы ‘рбахцц сты, уд уйыджы чызг улхдзарй ксы м загъта:

– Нана, дл нын дадам тыхгнджыт сцуы.

Мад загъта:

– Кс, м кд донн й тнджы рауайой, уд д фыдн дндаг схъауынн бздзысты, нам кд й арфы рауайой, уд та д фыдм нхълм мауал кс.

Уыдон ауадысты й ткк тнджы. Мад афт згъы:

– Д фыдн та авд комдзаджы.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.