авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 |

«Тюменская областная Дума Тюменский государственный университет Тюменский государственный нефтегазовый университет СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ ...»

-- [ Страница 12 ] --

Ведется реконструкция 3 крупных животноводческих комплексов. Переоснащается машинно-тракторный парк хозяйств. Приобретено 90 единиц высокоэффективной сельскохозяйственной техники.

За 1-е полугодие 2009 года к соответствующему периоду прошлого года производство молока увеличилось на 2,5%, скота и птицы - на 2,2%. Молочная продуктивность дойного стада выросла за год на 1,4%.

Таким образом, благодаря инновационному подходу областных и муниципальных органов исполнительной и законодательной власти Тюменской области агропромышленный комплекс на данный момент является единственной сферой экономики области, где наблюдается рост производства в кризисный период.

*** Б.М. Лихтенштейн СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ Кризисные явления в социально–экономической жизни страны стали, кроме всего прочего, катализатором в переоценке существующих реалий. В результате появляется более глубокое понимание роли социокультурных факторов, влияющих в том числе и на мировоззрение молодого поколения, которое вынуждено активнее реагировать на происходящие изменения и, естественным образом, реализовывать собственное индивидуализированное мировосприятие в практике принимаемых решений.

Эти процессы происходят на фоне масштабной информатизации общества, что предопределяет рост числа исследований, посвященных роли Интернета в социализации подрастающего поколения.

Еще несколько лет назад конкретные проявления влияния интернета на социокультурные процессы можно было зафиксировать только в российских мегаполисах - Москве и Санкт-Петербурге. В силу ряда условий как материального порядка, так и интеллектуального, только здесь можно было набрать количественно и качественно представительные выборки, позволяющие понять, насколько те тенденции, которые были зафиксированы в развитых европейских странах и США, начинают проявляться в России.

В настоящее время ситуация в целом по стране и в ряде регионов изменилась в этом вопросе в лучшую сторону. В 2008 году число пользователей Интернета в России выросло на 34,3% - до отметки в 47 миллионов человек, а на конец года, несмотря на кризис, прогнозируется увеличение до 63 миллионов человек, что составит около 34% населения [1].

Тем не менее, эксперты констатируют, что несмотря на высокие темпы прироста числа домашних хозяйств, оснащенных персональными компьютерами, и увеличение доступа к Интернету, уровень России по обеспеченности домохозяйств персональными компьютерами и доступом к Интернету значительно отстает от уровня стран Европейского Союза (в среднем по странам ЕС эти показатели составляют 62% и 52% соответственно). Такая ситуация предопределена отношением респондентов к современным технологиям: более половины опрошенных (57%) считают, что им Интернет не нужен, а 2% опрошенных категорически настроены против Интернета.

Определяя влияние информатизации общества на процессы социализации в широком смысле, нужно учитывать следующие тенденции:

• перемещение части коммуникационных взаимодействий молодежи в виртуальную реальность со всеми присущими этому явлению особенностями;

• появление интернет-зависимости, влияющей в том числе на поведение и ценностные ориентации части молодежи.

Сегодня окружающий мир начинает восприниматься как явление, созданное «информационным продуктом», и человек, погруженный в этот мир, начинает жить «чужими» обозначениями, проживает «чужую» жизнь, и, соответственно, теряет себя в обществе, ощущая выключенность из общественных структур. Такой разрыв с реальностью может вести к разочарованию и одиночеству и, соответственно, к уходу в виртуальную реальность интернет-взаимодействий.

Становится очевидным и тот факт, что чем больше, по мере развития развития общества, производится информационного продукта, тем меньшим становится, вследствие естественных ограничений, тот объем информации, которым конкретный человек может оперировать. Здесь, кстати, и истоки проблемы «информационного неравенства», поскольку в современном мире человека с человеком связывают не столько личностно-эмоциональные отношения, сколько информационные.

В активно развивающихся регионах, к которым, безусловно, относится Тюменская область и город Тюмень, компьютеры и Интернет стали существенно доступнее широким массам, и мы при проведении исследований в среде вузовской молодежи начинаем фиксировать связанные с этим проявления.

Происходит рост числа сайтов, широкое развитие формальных и неформальных интернет-сообществ, активно используются возможности создания «живых дневников» - блогов, т.е. происходит частичный перенос коммуникативных отношений в виртуальную реальность.

Говоря о влиянии интернет-зависимости на поведение пользователей компьютерных технологий, можно выделить 2 подхода: первый рассматривает интернет-зависимость как социальное явление, естественный феномен массовой культуры;

второй рассматривает интернет-зависимость как болезнь, как результат влияния среды сети на человеческую психику. Внешние проявления этой зависимости фиксируют смещение жизненных приоритетов, теряется контроль над временем, появляется нервозность и беспокойство, возникают проблемы в отношении с семьей и друзьями.

Автором в течение ряда лет ведутся исследования интернет-сообществ [2, 3], которые, по сути, представляют собой социальные образования, имеющие свою структуру – формальную или неформальную, предполагающую демократичную форму обмена мнениями, участия в дискуссиях, создания сети личных отношений в виртуальной среде. Развивающиеся сегодня программы компьютеризации школ, информатизации вузов изначально основаны на том, что Интернет приобретает серьезное социокультурное влияние.

Общеизвестно, что Интернет насыщен информацией самого разнообразного характера. Здесь доступны сайты экстремистского толка, порнографического содержания, сектантского характера, и без своеобразного путеводителя никогда нельзя с уверенностью говорить, чего же в этой доступности больше, позитивного или негативного.

Возникает вопрос, кто же возьмет на себя роль своеобразных «гуру», модераторов общения, которые в состоянии вести дискуссии, быть «в теме» всего, что интересует молодежь, стать на деле «наставниками» в процессе виртуальной социализации подрастающего поколения.

Исследования и опросы, которые мы проводили, анализ содержания и структуры построения тюменских сайтов убедительно показывают, что в этих вопросах у нас (а на самом деле и не только у нас) есть множество проблем.

Так, в 2006 году мы проводили опрос лидеров молодежных организаций Ямала, а это, как правило, инициативные, целеустремленные молодые люди, владеющие навыками работы на компьютере, стремящиеся к достижениям в жизни.

Полученные результаты зафиксировали даже в этой среде определенное недопонимание тех возможностей реализации своих жизненных устремлений, которые дает интернет-среда.

Если мы посмотрим современные публикации по созданию и использованию интернет-сообществ в молодежной политике, то увидим те же элементы информационных войн, которые из Интернета перетекают в реальную жизнь, особенно в Москве и Санкт-Петербурге, и становится ясным, что и регионы вскоре столкнутся с подобными проявлениями политической активности.

В то же время надо отметить, что понимание изменений, происходящих в социуме, связанных с влиянием информационных технологий, в молодежной среде формируется.

Анализ результатов опросов свидетельствует о появлении новых черт в описании жизненных стратегий современной молодежи, возникающих под влиянием компьютерных игр. Этот тип виртуальных взаимодействий очень распространен, не нужно напоминать, что россияне становятся в последние годы чемпионами мира по компьютерным играм.

В частности, отмечается, что компьютерные игры являются одним из рейтинговых способов проведения свободного времени среди студенческой молодежи города Тюмени. Особенно интересно то, что хотя по фактическому проведению свободного времени компьютерные игры находятся в середине списка, по предпочтениям они находятся на предпоследнем месте. Компьютерные игры в данном контексте оказываются не столько желательным видом развлечения, сколько вынужденным. Регулярное посещение кафе, дискотек, кино, концертов относительно дорого для многих групп молодежи, а компьютерные игры, кроме всего прочего, и более доступны.

В США, гораздо раньше столкнувшихся с данными проявлениями. Дж. Бек и М. Уэйд [4] отмечают, что поколение, родившееся после 70-х годов 20 века, так называемые «геймеры», резко отличается по своим жизненным стратегиям, установкам, а также поведением от прошлых поколений [5]. К отличительным качествам «геймеров» они относят: иммунитет к неудачам, психологическая неразличимость игры и реальности, убежденность в познаваемости мира, ориентация на потребление и уверенность в себе.

Отечественные исследования показывают, что эти установки сегодня не являются превалирующими в описании основной массы молодежной среды в России, но в этом видятся предпосылки возможных социальных противоречий в будущем, особенно при продолжении кризисных явлений в социально экономической жизни.

Резюмируя, необходимо отметить, что при реализации молодежной политики нужно взвешенно противопоставлять воздействию такого рода информационных продуктов процедуры воспитания личностей, обладающих активным и мобильным сознанием. Для того, чтобы это осуществлять, необходимо целенаправленно переносить часть взаимодействий в виртуальную среду.

Список литературы 1. Прогноз: 63 миллиона рунетчиков к концу 2009 года / http://www.bal con.ru/news/2009-05-13/.

2. Лихтенштейн Б.М. Социологические аспекты процесса формирования и функционирования сетевых социальных структур. Менеджмент в социальной сфере / Под ред. А.Н. Силина. Вып. 4. – Тюмень: Вектор Бук, 2002, с. 145 – 151.

3. Лихтенштейн Б.М. Социологические оценки влияния интернет-технологий на структурирование процессов социализации молодежи (региональный аспект).

Интернет и современное общество: Труды XI Всероссийской объединенной конференции. – СПб, 2008. с. 67 – 69.

4. Бек Дж., Уэйд М. Доигрались! Как поколение геймеров навсегда меняет бизнес-среду / Пер. с англ. А. Орешкина. - М.: Претекс, 2006.

*** Н.Н. Малинина, Д.Ю. Трушников СОЦИОГЕНЕЗ ГЕНДЕРНЫХ КОНФЛИКТОВ Гендерный конфликт является социокультурным феноменом общественного развития, так как в конфликте обнаруживается способ выражения гендерных противоречий в современном мире. Конфликтологический аспект гендера стал предметом научного дискурса, так как осознание гендерных различий возникает как последствие борьбы с социальным неравенством. Это борьба различных общественных движений - в основном феминистской направленности.

Гендерный конфликт — это взаимодействие или психологическое состояние, в основе которого лежит противоречивое восприятие гендерных ценностей, отношений, ролей, приводящее к столкновению интересов и целей.

Гендерный конфликт имеет биологические, психологические и социальные истоки. Во-первых, с помощью дифференциации полов природа обеспечивает выживание биологических систем (мужчины отвечают за динамику вида и обеспечивают изменчивость генофонда, а женщины сохраняют имеющийся генофонд и ответственны за стабильность вида). Во-вторых, гендерные конфликты зачастую коренятся в информационных моделях, складывающихся в психике участников. Мужчины и женщины по-разному прочитывают послания друг друга, и тогда ошибки восприятия и реагирования приводят к конфликтности взаимоотношений. Рассказ о невзгодах, неприятностях для женщин является попыткой получить сочувствие: они и не ожидают конкретных действий на свои жалобы. Мужчины же чувствуют себя обязанными среагировать «делом» на высказанные проблемы. В-третьих, для осознания проблем значение имеют субъективные и объективные социальные причины столкновения — из-за распределения домашних обязанностей и лидерства в семье, по поводу конкуренции на высокооплачиваемые и престижные рабочие места, участия во властных структурах. В конечном итоге конфликтные противоречия возникают не между мужчинами и женщинами как таковыми, а между традиционными и новыми ролями представителей разного пола.

На сущность отношений между женщиной и мужчиной в обществе повлияла трудовая активность женщин, которая вышла за рамки приватной семейной сферы, что привело к изменению норм, ценностей, моделей, образцов поведения как мужчин, так и женщин. Сфера оплачиваемой занятости характеризуется понятием рынок труда. Рынок труда состоит из двух принципиально различных секторов:

первичного и вторичного. Рабочие места в первичном секторе характеризуются высокой зарплатой, стабильной занятостью, хорошими условиями труда и наличием перспектив продвижения, и здесь сосредоточены в основном мужчины. Во вторичном секторе преимущественно заняты женщины, и работа лишена всех этих преимуществ.

Трудовая мобильность между секторами ограничена, и не происходит сглаживания различий между ними. Первичный и вторичный сектор отчетливо различаются по эффективности использования человеческого капитала, то есть фактически образования и квалификации: если в первичном секторе существуют реальные возможности реализовать полученное образование и профессиональный опыт, то во вторичном секторе отдача от образования и профессионального опыта приближается к нулю. Кроме того, сектора различаются и по уровню инвестиций в человеческий капитал: если в первичном секторе такие инвестиции охотно производятся работодателями в расчете на будущую отдачу, то во вторичном секторе работодатели избегают любых дополнительных вложений в образование и профессиональную подготовку своих работников. К работникам вторичного сектора работодатели относятся как к непостоянным, ненадежным и избегают вкладывать ресурсы, опасаясь того, что они никогда не окупятся. В то же время политика в отношении работников первичного сектора носит долговременный характер, они оцениваются как постоянные, надежные и, таким образом, представляют собой привилегированную группу с точки зрения дополнительных инвестиций. В итоге в рамках первичного сектора прослеживается устойчивая корреляция между образованием и профессиональной квалификацией, с одной стороны, и уровнем заработной платы, с другой, в то время как в другом секторе такой взаимосвязи не прослеживается. Таким образом, из-за различий в политике инвестирования в человеческий капитал, исходное различие между работниками первичного и вторичного сектора не только не снижается, но даже имеет тенденцию к увеличению.

Конфликтности социальных отношений способствует существующее в обществах сопротивление дальнейшему улучшению статуса женщин. Центральным для описания проблемы гендерного неравенства следует признать понятие дискриминации в занятости по признаку пола, которое описывают состояние и механизмы формирования гендерного экономического неравенства на рынке труда.

Дискриминация со стороны работодателя представляет собой сознательное поведение работодателя, и чем больше он склонен к дискриминации по признаку пола, тем больше будут различия в заработной плате мужчин и женщин в его фирме. Эта модель дискриминации имеет два важных следствия:

1. Работодатель, проводящий дискриминацию на уровне предпочтений, будет вынужден жертвовать частью прибыли ради реализации своей склонности к дискриминации. Это объясняется тем, что он должен предлагать потенциальным кандидатам заработную плату выше рыночной, так как выбирает работников на ограниченном сегменте рынка труда, отсекая ту его часть, где находятся дискриминируемые им работники (женщины).

2. Так как на рынке действуют две группы работодателей – проводящие политику дискриминации женщин и недискриминирующие, будет возникать разрыв в заработной плате мужчин и женщин. Чем больше женщин выходит на рынок труда, тем большая их часть (при прочих равных условиях) будет вынуждена поступать на работу в фирму, проводящие дискриминационную политику.

Дискриминация со стороны потребителя обычно возникает там, где высока частота и интенсивность контактов с потребителем, который предпочитает быть обслуженным, например, женщинами. Обычно именно с этим видом дискриминации связывают сохранение профессиональной сегрегации по полу на рынке труда. Если женщины пытаются найти работу по тем профессиям или должностям, где они являются объектом дискриминации со стороны потребителей, то им приходится соглашаться на более низкую заработную плату.

Многие меры и мероприятия, проводимые из лучших побуждений для устранения конфликтов между работой и семьей и защиты работников с семейными обязанностями, на деле приводят к усилению гендерного разделения домашних обязанностей и к укреплению идеализированного образа «кормильца-мужчины». Это объясняется тем, что данные меры основываются на предположении о том, что уход за иждивенцами в семье является исключительно женской обязанностью, и не признается тот факт, что мужчинам в этом плане также может принадлежать определенная роль. В трактовке различия социальных ролей признается, что личность предрасположена к определенным ролям, а сама роль — постоянно воспроизводимый стереотип поведения. Гендерная роль – это поведение, ожидаемое в данном обществе от мужчины или женщины как соответствующее его (ее) гендерному статусу. Понятие роли находится в тесной связи с понятием социального статуса. Гендерный статус - это нормативно определенное положение представителя данного пола в данном обществе, порождающее ожидаемое от мужчины или женщины поведение и социальные санкции за отклонение от установленных норм такого поведения. Можно сказать, что статусно-ролевые структуры обществ трансформируются под влиянием гендерного конфликта, в результате чего происходит закрепление, воспроизводство, обновление ценностей и норм социального порядка. Это наиболее значимый путь для раскрытия гендерного конфликта как фактора социокультурных изменений.

Список литературы 1. Бенериа Лурдес. Неоплачиваемый труд: в продолжение дискуссии // Гендер и экономика: мировой опыт и экспертиза российской практики. - М.: Русская панорама, 2002. – 361 с.

2. Блохина Н.А. Понятие гендера: становление, основные концепции и представления. // Общество и гендер. - Рязань: Издательство «Поверенный», 2003. 368 c.

3. Здравомыслова О.М. Семья и общество. Гендерное измерение российской трансформации. - М., Едиториал УРСС. - 2003. - 152 с.

4. Луков В.А., Кириллина В.Н.. Гендерный конфликт: система понятий// Знание.

Понимание. Умение. 2005 — № 1.

5. Тартаковская И.Н. Гендерная социология. – М.: ООО «Вариант» при участии ООО «Невский простор», 2005. – 368 с.

6. Теория и методология гендерных исследований /Под общ. ред. О.А.

Ворониной. - М.: МЦГИ - МВШСЭН - МФФ, 2001. - 416 с.

*** В.В. Мельник СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ И ТРУДОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНА Процессы, связанные с переходом России к рыночной экономике, начиная с средины 90-х годов прошлого века сопровождались высокими социальными издержками. «Социальная цена формирования рынка» заключается не только и не столько в понижении уровня жизни населения, сколько в потере людьми тех социальных гарантий, которые приносил социализм.1 Социальные гарантии обеспечивались государством, а государственные предприятия в отношениях работодатель - работник должны были вести себя как представители государства.

                                                             Рывкина Р.В. Социология российских реформ: социальные последствия экономических перемен. – М.: Издательский дом ГУ ВШЭ. 2004. С. 28.

Закрепленное у населения страны на уровне социально-культурного генотипа чувство патернализма преодолевается крайне медленно и с большими издержками.

Эти проблемы достаточно четко проявляются в анализе иерархии трудовых мотивов населения, выявленных нами в 2006 и 2009 годах, в ходе разработки социокультурного портрета региона. В мотивации («Какую работу Вы бы предпочли?») населения Тюменской области первое место занимает желание иметь пусть небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне – 43% на юге области и ХМАО и 46% - в ЯНАО. Доля тех, кто готов зарабатывать много, но без особых гарантий на будущее, почти в три раза меньше (18% на юге ТО, 17% в ХМАО и 21% в ЯНАО). За 3 года снизилась доля тех, кто готов вести свое дело (на свой страх и риск), с 17 до 9% на юге области и с 10 до 13 % - в северных округах. В целом по региону это снижение составило с 15 до 10 %.

Отметим существенную зависимость трудовых мотивов от образования работника. Чем более образованны люди, тем чаще они готовы много зарабатывать, пусть даже без особых гарантий на будущее. Так, в среднем по региону в группе респондентов с высшим образованием (20%) и послевузовским образованием (32%) доля тех, кто хотел бы «иметь собственное дело», составила 13%, вести его на свой страх и риск - 19%. Работники с более низким уровнем образования сегодня чаще всего предпочитают иметь пусть небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне.

По степени готовности к риску на рынке труда население области можно разделить на две категории. В первой категории это люди, готовые рисковать, даже без особых гарантий на будущее (30%, 28% и 33% на юге области, Югре и Ямале соответственно). Во второй - люди, согласные на минимум заработка при сохранении уверенности в завтрашнем дне (64%, 64%, 62% на юге области, Югре и Ямале). В сравнении с результатами исследования 2006 года доля не готовых к риску людей значительно увеличилась. При этом отметим, что доля населения Ямала, готового к риску, осталась без изменений (32%). Женщины чаще мужчин выбирают стабильность, гарантии завтрашнего дня, менее склонны к риску. Жители сельской местности предпочитают небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне на 15% чаще, чем городские жители.

Структура мотивации по возрастным группам имеет естественное различие.

Чем моложе группа населения, тем больше среди них доля тех, кто предпочитает много зарабатывать без гарантий на будущее и вести свое дело. Так, среди возрастной группы 18 - 25 лет и 25 - 34 лет 23% хотели бы много зарабатывать без гарантий на будущее, а 15% - иметь собственное дело, вести его на свой страх и риск. Тогда как среди лиц в возрасте 55-64 лет такие мотивы имеют лишь 11% и 5% соответственно. Переход от рыночно-ориентированного к патерналистскому типу трудовой мотивации происходит в старших возрастных группах – после 45 лет.

Таким образом, в трудовой мотивации наблюдаются две противоположные тенденции. Среди горожан моложе 35 лет с высшим образованием выросла доля тех, кто готов работать в рыночных условиях. Однако в возрастных когортах после 45 лет по сравнению с данными 2006 года существенно выросли патерналистские настроения работников, особенно на юге области и в ЯНАО. В среднем по области произошло увеличение доли работников, желающих иметь пусть небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне.

Тем не менее рыночные изменения в структуре занятости продолжаются, хотя и противоречиво. Так, в 2006 – 2009 годах степень удовлетворенности населения своим местом работы в зависимости от формы собственности предприятия претерпела некоторые изменения: доля удовлетворенных работой на частных предприятиях снизилась с 70,6% до 65,6 %, доля удовлетворенных работой на государственных предприятиях увеличилась с 68,1% до 72 %.

Проблемы неудовлетворенности выявили смену объектов недовольства. Если в 2006 году это были частные фирмы (18,8%), то сегодня это ИТД – 23,9% неудовлетворенных. Безусловно, одиночкам в кризисном рынке выживать сложно.

При этом степень удовлетворенности сотрудников частных предприятий и ООО возросла до 26,8%. И лишь 23,7% из всех работающих там желали бы трудиться на госпредприятиях. Отметим и снижение удовлетворенности наемных работников в промышленности, строительстве, финансовой сфере, но это снижение невелико (на 5-15%). Выявленная динамика в целом свидетельствует о разнонаправленном давлении кризиса на трудовые отношения, в том числе и давление на рынок труда безработицы. Представляется, что эти тенденции точно отражают кризисное состояние экономики, в которой тихой гаванью являются госпредприятия. Однако совершенно очевидно, что емкость рынка рабочих мест на государственных и муниципальных предприятиях ограничена. Поэтому и доля респондентов, работающих на государственных предприятиях, незначительно превышает долю желающих там работать. Вместе с тем рыночный потенциал населения велик. В 2009 году на предприятиях, находящихся в личной собственности, желало бы работать почти в 6 раз больше населения, чем работает в настоящее время. По результатам исследования 2006 года доля желающих работать на предприятиях, находящихся в личной собственности, была больше в 7 раз.

Неоднозначна и ситуация на рынке труда Тюменской области. Тот факт, что население северных округов моложе среднероссийского, обеспечил Тюменской области показатели экономической активности выше среднероссийских и одни из самых высоких в УРФО. Но внутрирегиональная ситуация существенно различается.

Статистические данные свидетельствуют о том, что в 1995 - 1998 годах на юге Тюменской области ситуация была существенно сложней. Уровень экономической активности (заятость населения) был ниже среднероссийского и самый низкий в регионе (57,6%). Со временем сказались специальные меры, предпринятые руководством области, и весь период до настоящего времени уровень экономической активности непрерывно возрастал. В настоящее время он практически совпадает со среднероссийским, но все же ниже, чем в северных округах. Если в Югре уровень экономической активности продолжает расти и в кризисный период, то на Ямале наблюдается его снижение с одного из самых высоких в стране - 80% в 2002 году до 73% в настоящее время, оставаясь, тем не менее, одним из самых высоких в УрФО. В 2009 году средний уровень экономической активности по России составлял 66,9%,, в УрФО - 67,6%. В Тюменской области он самый высокий, что происходит за счет более молодого населения северных округов. На юге области уровень экономической активности ниже, чем в соседней Свердловской области.

Ретроспективно, изменения на рынке труда, проходившие в Тюменской области после 1990-х годов можно подразделить на два специфических этапа: до 2000-го года и после. Первый период характеризовался ростом уровня безработицы на фоне институциональных изменений в структуре экономики, возникновением частной и муниципальной собственности. Во второй период происходило снижение уровня безработицы, в то же время формы собственности предприятий в экономике продолжали меняться. Значительно выросла доля частных предприятий, снизилась доля муниципальных и государственных, существенно уменьшилась доля предприятий смешанной (совместных предприятий) формы собственности.

Особенно активно институциональные преобразования происходят в ХМАО, где существенно выросла и продолжает расти доля предприятий совместной и смешанной форм собственности. Туда же переместился и основной поток инвестиций.

К 2004 году структура среднегодовой численности занятых в экономике Тюменской области по формам собственности стабилизировалась. Уровень безработицы в Тюменской области неуклонно снижался весь период после 1995 года и лишь с 2008 года наметился его рост. Причем среди мужчин он выше, чем среди женщин. Так, за 2008 год на юге области среди женщин уровень безработицы снизился с 5,8% до 5,1%, а среди мужчин вырос с 4,5% до 5,6%. В ХМАО уровень безработицы за 2008 год снизился на 1,7%, а в ЯНАО вырос с 3% до 4,9% среди женщин и с 2,4% до 6,4% среди мужчин. Однако отметим, что женщины чаще регистрируются в службах занятости, чем мужчины, которые, скорее всего, предпочитают работать, не оформляя трудовой договор. Основная часть безработных – люди наиболее активных возрастных групп: 20-29 лет (в этой группе больше мужчин) и 40-49 лет (в этой группе чаще встречаются женщины). Но даже в феврале 2009 года уровень безработицы на юге Тюменской области оставался практически на уровне 2001 года, тогда как в Челябинской и особенно в Курганской областях был выше.

По данным Федеральной службы занятости, к январю 2009 года численность незанятых среди экономически активного населения в Тюменской области возросла и составила 18%.1 В ХМАО этот показатель равен 17,5%. В меньшей степени кризисные явления сказались на рынке труда ЯНАО (незанятые составили 8,1% от экономически активного населения).2 В наибольшей же степени пострадал рынок труда на юге области, где среди экономически активного населения доля незанятых составила 23,1%, увеличившись на 18% по сравнению с данными за соответствующий период 2008 года.

К февралю 2009 года рынок труда ХМАО практически не пострадал, а в ЯНАО даже немного вырос, но колебания пока не превышают среднегодовых значений (см. таблицу).

Тем не менее остаются проблемы внутриобластных дисбалансов на рынке труда Тюменской области. Например, по данным областного центра занятости за 2008 год, уровень регистрируемой безработицы в сельских районах Тюменской области выше среднеобластного в 2 раза (в Сорокинском районе в 6 раз). Увеличение числа вакансий, заявленных организациями в органы государственной службы занятости, с 20,5 тыс. человек в 2005 году до 38,4 тыс. человек к 2007 году и наличие безработных в возрастных когортах до 30 лет на уровне выше среднероссийского и выше среднего по УрФО свидетельствуют о складывающемся как структурном, так и территориальном дисбалансе на рынке труда в Тюменской области.

Особенного внимания требуют возрастные когорты от 25 до 30 лет, имеющие риск попадания в перманентную безработицу. Эта проблема особенно актуальна для ЯНАО, где безработица в возрастной когорте до 30 лет превышает и среднероссийский, и среднеобластной уровень.

                                                             * По данным ФСЗ по ТО по состоянию на январь 2009 г.

Труд и занятость в Тюменской области (2003 - 2007 гг.): Стат. сб./Территориальный орган Федеральной службы госстатистики по Тюменской области. – Тюмень, 2008. С.33.

Развитие экономики Тюменской области и отдельных территорий (I квартал 2008 года). Доклад Губернатора Тюменской области. 2008 г. http://www.admtyumen.ru/economics/economy/Itogi.

Таблица Численность экономически активного населения, занятых и безработных (по состоянию на февраль 2009 г.) В том числе Уровень Уровень безрабо Эконо- экономичес Уровень тицы, мически кой занятости, в % от активности актив в % от числен ное населения, безра численности Регион ности населе- в % от занятые бот населения в экономии ние, численности ные возрасте чески тыс. населения в 15-72 лет актив возрасте человек ного 15-72 лет населения Российская Федерация 74844,9 67761,3 7083,6 66,9 60,5 9, Уральский ФО 6543,1 5960,2 582,9 67,6 61,6 8, Курганская область 423,4 346,1 77,3 56,6 46,3 18, Свердловск ая область 2380,8 2198,5 182,3 68,5 63,2 7, Тюменская область 1886,2 1736,8 149,4 70,2 64,6 7, в том числе:

ХМАО 924,1 870,9 53,2 76,4 72 5, Югра ЯНАО 317,9 299,7 18,2 73,4 69,2 5, Челябинская область 1852,6 1678,8 173,9 66,9 60,6 9, Источник: Информация для ведения мониторинга социально-экономического положения субъектов Российской Федерации в январе-мае 2009 года. Федеральная служба государственной статистики. Июнь 2009. С.6. // http://www.gks.ru/bgd/free/ с. 290- Анализ распределения среднегодовой численности занятых в экономике показывает, что рынок труда по видам экономической деятельности в разных регионах в Тюменской области сохраняет свою традиционную структуру. На первом месте стоит строительство (13,8%), на втором месте - добыча полезных ископаемых (2008 год - 12,3%, снизившись с 13,3% за пять лет). Далее идут транспорт и связь, торговля и услуги. В ХМАО - Югре в добыче полезных ископаемых занято 18,3%, в строительстве 15%, на транспорте и в связи 12,5%.

В ходе анкетного опроса был проведен ретроспективный анализ занятости населения области за десятилетний период (1998 - 2009 годы). Согласно ответам респондентов в целом по выборке в 1998 году имели оплачиваемую работу 59,7% жителей области, не имели работы 39,4%. Среди тех, кто после 1998 года продолжают работать по той же специальности и в той же организации 20,3%, 21,7%, 25% на юге области, в ХМАО и ЯНАО соответственно. Сменили организацию, но продолжают работать по той же специальности в ЯНАО 12,3%, в то время как на                                                              По методологии МОТ;

по итогам выборочного обследования населения по проблемам занятости, проведенного по состоянию на третью неделю февраля и мая 2009 г.

юге области и в ХМАО – 15%. Наиболее мобильными на рынке труда являются жители северных округов области. Доля безработных среди опрошенных на данный момент составляет 8,3%, 8,6%, 7,5% на юге области, в ХМАО и ЯНАО соответственно. Эти данные незначительно отличаются от статистических данных по безработице.

Основной мотив сохранения работы, профессии в течение указанного периода привычка к своей работе и коллективу. Разница между ответами жителей субъектов области составляет десятые доли процента (28,4% в среднем по ТО). Следующей по значимости причиной является узкий рынок занятости - «мне некуда уходить» 26,3% и 24% соответственно на юге ТО и в ХМАО. В ЯНАО на втором месте находится интерес к работе – 25,6%. На юге области с небольшим, а в ХМАО со значительным отрывом эта причина называется третьей. Важно отметить, что оплата труда в иерархии причин трудовой стабильности стоит лишь на четвертом месте, отставая при этом от привычки «к своей работе и коллективу» более чем на 10% во всех трех субъектах Федерации. Однако среди причин смены работы или профессии оплата труда занимает второе место, сразу после интересной работы, опередив такие причины, как сокращения и хорошие перспективы.

Сравнение результатов 2009 и 2006 годов свидетельствует о том, что ведущие причины смены работы не претерпели значительных изменений. Исследование года показывало, что при перемене работы, профессии для большинства жителей области ведущий мотив – вынужденное приспособление к тем переменам, которые произошли на рынке труда за годы реформ. Именно под влиянием развивающегося рынка называются основные причины – работа плохо оплачивалась (23,8% на юге ТО, 17,3% - в ХМАО и 19,8% - в ЯНАО);

закрытие предприятия, сокращения (21,2%, 16,5% 16% по субъектам соответственно). Отличительной особенностью северных округов является более высокое значение фактора интересной работы (18,5%, 22,7% и 21,3%) как при ее сохранении, так и при ее смене («появилась возможность лучшей работы» 18,8%, 24% и 22% на юге области, в ХМАО и ЯНАО соответственно) и стремление к более высокой оплате труда при смене работы.

К 2009 году картина несколько изменилась. Сегодня и на юге области меняют работу чаще по причине появления более интересной работы (29,1%), хотя раньше эта тенденция была локализована в северных округах. На втором месте плохая оплата труда – 23,4%. В ХМАО и ЯНАО иерархия причин смены работы не изменилась. Так, на первом месте стоит вынужденная потеря работы по причине сокращения или закрытия предприятия. На втором месте - появление более интересной работы, за ней - плохая оплата труда.

В настоящее время в мотивах работников северных округов и юга области преобладает значимость интересной работы с сохранением ориентации на социальную защищенность. В этом проявляется особенность рынка труда нефтегазового сектора: в северных моногородах трудовая мобильность часто возможна только в пределах одной компании, где, как правило, всё планируется и финансируется самой компанией (обучение, переквалификация, повышение квалификации). Стремление к риску не приветствуется самими условиями работы на Севере, а трудовое вознаграждение в нефтегазовых компаниях значительно превышает оплату труда на других предприятиях.

Среди населения области доля тех, кто выбрал активные стратегии адаптации в условиях реформ, меньше, чем в среднем по России. Прошедшие «тучные годы»

привели к тому, что в Тюменской области в большей степени, чем в среднем по России, сохранились, а во многом и развились, как мы уже отмечали, патерналистские настроения, особенно заметные на фоне завышенных ожиданий по отношению к работодателю. Первой реакцией работодателей на кризис осени 2008 года оказалось сжатие рынка труда. Предприятия реального сектора экономики осенью 2008 года либо приостановили свою работу, либо снизили размеры заработной платы, укоротили рабочую неделю, стали задерживать выплаты зарплаты. Сократилось число вакансий, особенно значительно в строительной отрасли, что связано с резким сокращением инвестиционных программ.

Официально спад производства к февралю 2009 года в Тюменской области достиг 16% по сравнению с данными за аналогичный период 2008 года. Предприятия и организации, стремясь сохранить опытные кадры, освобождаются в первую очередь от молодых, недавно нанятых работников, а также женщин и пенсионеров.

Появились высокообразованные безработные с квалификацией работников кредитных учреждений, финансовых компаний, маркетинга и рекламы.

Необходимо отметить активную работу всех федеральных, региональных и муниципальных структур власти по регулированию рынка труда и принятию антикризисных мер, в частности, подписание соглашения между Рострудом и правительством Тюменской области по финансированию областной программы содействия занятости населения. Объем ее финансирования составляет 417 млн.

рублей. Областной бюджет выделил 250 млн. рублей и 167 млн. рублей – федеральный.1 Программой предусмотрены создание временных рабочих мест и организация общественных работ на тех предприятиях, где планируется высвобождение людей. Программа предусматривает помощь в развитии малого предпринимательства, самозанятости и самообеспечении людям, ищущим работу.

Однако даже в условиях кризиса население не готово занимать объявленые вакансии. Так, в Исетском районе Тюменской области к концу февраля 2009 года на учете в службе занятости состояло более 200 человек, хотя заявленных вакансий было более 300. Администрация района вынуждена ввозить для работы на фермах вахтовым методом скотников, доярок и других работников из Курганской области, республик ближнего зарубежья, примыкающих к южным границам области. Местных работников не устраивают жесткие требования к трудовой дисциплине и условия оплаты труда (10-15 тысяч рублей в месяц).

Переход к рынку предполагает новые отношения между государством, работодателем, работником и профсоюзами. Особенностью современной российской ситуации является то, что пока лишь только один участник этих отношений – работодатель, ведет себя «скорее да, чем нет» - по-рыночному.

Население не готово взять на себя всю полноту ответственности за собственное благополучие. Этому не способствует двойственная политика государства, являющегося, с одной стороны, основным двигателем развития рынка, с другой демонстрирующего стремление обеспечивать социальные гарантии населения, а не развитие малого и среднего предпринимательства в необходимых масштабах, поддерживая, таким образом, патерналистские ожидания населения. Однако такое стремление вполне закономерно в условиях финансово-экономической нестабильности, сокращения доходов, риска остаться без работы. Особенно это важно для групп с низким уровнем образования, живущих в экономически менее развитых поселениях.

                                                             Администрация Тюменской области. 27.02.2009. http://www.admtyumen.ru/news/2009/02/.

На рынке труда в Тюменской области к лету 2009 года сохраняется стабильная ситуация, характеризующаяся рядом особенностей, в том числе переводом явной безработицы в скрытую: сокращение заработной платы, задержки и невыплаты заработной платы, неоплачиваемые отпуска и другие полулегальные меры.

Население Тюменской области не вполне готово к жестким требованиям работодателей и трудовой дисциплины в условиях кризиса. Существует разрыв между состоянием рынка труда и системой мотивации работников.

Усилия власти по стабилизации рынка труда ощутимы, но они не вполне соответствуют рыночным требованиям в условиях кризиса – освобождению рынка от неэффективного производства, переоборудованию и техническому обновлению отраслей, формированию инновационной производственной среды. Таким образом, упускаются возможности структурных изменений.

Анализ элементов трудового потенциала показал, что ситуация, сложившаяся в сфере занятости населения, относительно стабильна. В регионе сохраняется высокий уровень экономической активности, наметилась тенденция к сокращению размеров неполной занятости. Однако остается высоким уровень безработицы среди молодежи. Еще одним следствием кризиса является поляризация населения по уровням доходов.

Требуется разработка мер, особенно в сбалансированности спроса и предложения квалифицированной рабочей силы, в выявлении перспективной потребности предприятий в кадрах, организации процесса обучения, переобучения и повышения квалификации с учетом требований рынка труда. Без существенных усилий в этой области невозможно решать не то что вопросы инновационной экономики, но и просто повышения труда. С разрушением системы профессиональной подготовки и преподготовки кадров работники промышленных предприятий, как показывают данные опросов, практически не повышают своей квалификации.

Вместе с тем рыночный потенциал и, следовательно, уровень социально экономической активности населения велик. Особенно это затрагивает различные формы предпринимательской активности. По данным исследования, даже в условиях кризиса число лиц, готовых работать на предприятиях, находящихся в личной собственности, почти в 6 раз больше, чем работает там в настоящее время.

*** В.И. Мосин ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК ОСНОВА ПОСТКРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Сегодня в условиях серьезных экономических вызовов федеральные и региональные власти совместно с бизнесом реализуют курс Президента и Правительства Российской Федерации на модернизацию экономики и создание прочной базы для инновационного развития страны. При этом мировой кризис дает нам исторический шанс добиться усиления позиций России в глобальном экономическом пространстве. Наша стратегическая задача – создать условия для удовлетворения посткризисного спроса на отечественные товары и услуги высокого качества, произведенные с использованием самых передовых технологий.

Основным механизмом достижения этой стратегической цели является эффективная инвестиционная политика. Инвестиции нужны в первую очередь там, где они дают наибольшую экономическую, финансовую и социальную отдачу, а государственные инвестиции необходимы в тех отраслях, где участие частного сектора сильно ограничено.

Опыт Тульской области показывает, что серьезных успехов в инвестиционном развитии можно добиться, не располагая богатыми месторождениями сырья и мощнейшими финансовыми потоками от добычи углеводородов.

Основу экономики нашего региона составляет обрабатывающая промышленность, ядро которой – современные высокотехнологичные предприятия оборонно-промышленного комплекса, химической отрасли, металлургии, машиностроения, индустрии стройматериалов, пищевой промышленности.

Тульскую область можно назвать пионером в сфере сотрудничества с крупнейшими международными компаниями. Еще в начале 90-х годов сюда пришли первые в России инвесторы с мировыми брендами: «Проктер энд Гэмбл», «Каргилл», «Кнауф».

В настоящий момент целый ряд международных корпораций: «Юнилевер», «ЭсСиЭй», «Хайдельберг Цемент», «Форесия», «Хольцим», «Авиаген» и другие уже приняли решение о том, что Тульская область станет ключевым регионом для развития их производства. Основная задача сегодня – заинтересовать их в переносе сюда не просто технического производства, а также исследовательских и инженерных подразделений.

По результатам рейтинга инвестиционной привлекательности российских регионов в 2007 - 2008 годах, проведённого Рейтинговым агентством «Эксперт РА», Тульская область заняла 2-е место за наибольший прогресс в улучшении инвестиционного климата.

Активная инвестиционная политика региона обеспечила значительный приток капиталовложений. Только за 2008 год общий объём инвестиций в основной капитал, по данным Туластата, составил 53,4 млрд. рублей, или 125,6% к уровню 2007 года. Объём иностранных инвестиций возрос в 2,4 раза и достиг 429,5 млн.

долларов США.

Реализация инвестиционных проектов продолжается и сегодня, несмотря на объективные сложности финансового и экономического характера. Так, за первое полугодие 2009 года объем инвестиций в основной капитал составил 106,2% к уровню аналогичного периода прошлого года, а объем строительных работ – 128,7% на фоне общего снижения этих показателей в целом по стране и по ЦФО.

При этом создаются новые квалифицированные рабочие места, что повышает уровень жизни населения и снижает социальную напряжённость.

Приоритетным направлением работы органов государственной власти Тульской области остается поддержание и развитие в регионе привлекательных, стабильных условий инвестирования.

Сегодня в регионе эффективно действует механизм, позволяющий в короткие сроки предложить инвестору на выбор несколько вариантов инвестиционных площадок для размещения производства, строительства жилья. Уже сформирован так называемый портфель предложений для любой из компаний, рассматривающих открытие собственного производства в России. Введено в практику сопровождение крупных, значимых для региона инвестиционных проектов. Инвестору оказывается информационная и организационная поддержка, предоставляются налоговые льготы.

В частности, для вновь строящихся предприятий будет установлена минимальная ставка налога на прибыль организаций, зачисляемого в бюджет области, эти предприятия будут полностью освобождены от уплаты налога на имущество организаций.

Основной формой сотрудничества власти и бизнеса в реализации инвестиционной политики видится государственно-частное партнерство. Многие принципы такого партнерства и механизмы их реализации установлены законодательством и успешно применяются на практике. При этом особенно важно, что преобладающая часть государственных инвестиций направляется на строительство инфраструктуры общего пользования, финансирование которого за счет средств частных инвесторов резко снижает привлекательность проекта, а зачастую и просто невозможно в силу законодательных ограничений. Участие бюджетных инвестиций становится локомотивом инвестиционной активности частного бизнеса.

Наибольшая эффективность государственных капиталовложений в строительство инфраструктуры обеспечивается при локализации нескольких проектов, реализуемых частным бизнесом в пределах одной территории. Таким примером является проект общегосударственного значения «Промышленный комплекс город Новомосковск Тульской области», разработанный по инициативе администрации Тульской области и реализуемый при государственной поддержке за счет бюджетных ассигнований Инвестиционного фонда Российской Федерации. Во время своего визита в Новомосковск 14 сентября 2009 г., премьер-министр В.В.Путин одобрил деятельность администрации Тульской области по реализации этого проекта.

Сегодня должно быть ясно всем, что существенная поддержка государства и активное привлечение бизнеса к развитию регионов позволят не только достойно ответить на вызовы времени, но и создать основу будущей инновационной российской экономики.

*** В.В. Мойсов, Н.В. Дулина, В.В. Токарев РЕГИОНЫ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА (ШТРИХИ К СОЦИАЛЬНОМУ ПОРТРЕТУ) Ассоциацией региональных социологических центров «Группа 7/89» проводится инициативное исследование «Межрегиональный индекс кризисного сознания»

(«МИКС–2009»). Время проведения второй волны исследования МИКС–2009 – март 2009 года, число отдельных территорий исследования – 21. Общий объем выборки 12400 респондентов (не менее 500 респондентов в каждом отдельном регионе).

Первая волна прошла в ноябре 2008 года, общий объем выборки – 9700 респондентов, число отдельных территорий исследования – 17. В настоящее время «запускается» третья волна данного проекта.

Исследование во всех регионах проводится по сопоставимым методикам.

Выборка репрезентативна по полу, возрасту, территории проживания. Общей целью проекта является изучение особенностей восприятия различными группами населения российских регионов последствий экономического кризиса. Основные результаты выполненного исследования «по массиву в целом» могут быть сформулированы следующим образом.

Показатели социального самочувствия 1. Больше половины (53 %) опрошенных на момент проведения опроса говорили, что их материальное положение хуже, чем год назад.

2. Преобладающий среди респондентов способ оценки будущего уровня жизни за период между двумя волнами не изменился и в общем виде описывается формулой: «В ближайшем будущем мое положение будет ухудшаться, у большинства населения ситуация будет еще хуже, но через пять лет в стране все образуется». При этом доли «краткосрочных пессимистов» выросли (за счет снижения долей оптимистов). Уровень же долгосрочного социального оптимизма оказался весьма устойчивым – доля оптимистов по итогам мартовского замера составила те же 28 % и, как и в ноябре, превысила долю пессимистов.

Влияние кризиса и кризисные ожидания 1. За период между двумя волнами исследования информированность о кризисе практически не изменилась. Фактическое отсутствие изменений можно трактовать следующим образом: к моменту проведения первой волны исследования информированность уже достигла максимума, и события, произошедшие в экономике за период между двумя волнами, уже не добавили населению ясности в понимании механизмов экономических проблем.


2. Изменения кризисных ожиданий оказались более заметны. Доля респондентов, считающих, что кризис будет усиливаться, выросла с 39 % до 47 %.

3. На момент проведения исследования почти вдвое (с 44 % до 23 %) уменьшилась доля людей, которых кризис не затронул. В полтора раза (до 65 %) увеличилось число людей, на которых кризис повлиял негативно. Большинство этих людей (84 %) ожидают, что кризис окажет неблагоприятное воздействия на их материальное положение и в будущем.

4. На рабочих местах респонденты чаще всего сталкиваются с такими проявлениями кризиса, как сокращение заработной платы (26 % от числа работающих), задержки выплат (22 %), отмена премий и бонусов (19 %).

5. Существует разрыв между собственным опытом столкновения с проявлениями кризиса и опытом, полученным из коммуникаций. Наибольшей величины этот разрыв достигает в таких явлениях, как «переход к неполной занятости», «вынужденный отпуск» и «увольнение». Эти явления стали предметом обсуждения для большего числа людей по сравнению с числом тех, кого это реально затронуло.

6. Масштаб проявлений кризиса уступает кризисным ожиданиям. В ноябре 21% респондентов заявили, что увольнения уже происходят там, где работают они сами или члены их семей. Еще 27 % указали, что ожидают увольнения в течение ближайших недель или месяцев. В сумме эти два показателя дают почти 50 % – именно такой могла бы стать к марту доля респондентов, получивших информацию о состоявшихся увольнениях лично (на своем месте работы) или от членов семей. В действительности же доля таких ответов в марте составила только 24 %.

7. Сохранять привычный образ жизни сколь угодно долго рассчитывают 14% респондентов. На срок не меньше года ориентируется примерно каждый четвертый опрошенный. И столько же, 25 % респондентов, говорят о том, что смогут сохранять привычный образ жизни не более одного месяца.

Антикризисное поведение 1. В предполагаемом антикризисном поведении населения преобладают две стратегии – пассивная («резко сокращу расходы, буду экономить на всем») и активная («постараюсь найти дополнительные источники дохода»).

2. В случае нарушения трудовых прав со стороны работодателя бороться за них предполагают менее трети работающих. Соотношение позиций в данном случае далеко не в пользу активной группы трудящихся – «пассивные» варианты – «буду терпеть и ждать улучшения ситуации», «Уволюсь и постараюсь получить пособие» и «Буду искать другое место работы» – в сумме составляют больше половины всех ответов. И эти процентные соотношения за период между двумя волнами исследования практически не изменились, активность граждан не растет.

Оценка деятельности власти 1. Большинство респондентов (42 %) склонны полагать, что ответственность за последствия кризиса в российской экономике лежит на непродуманной политике российского руководства. На западные страны и США, несмотря на распространенность этого мнения в СМИ, возлагает ответственность лишь каждый пятый участник опроса. И еще 16 % респондентов выбрали вариант ответа «В кризисе виновата сама природа современной экономики».

Позиция «Виновата заграница» характерна для самых благополучных и/или стабильных категорий – молодежь, учащиеся, военные, обладатели высокого материального статуса. Позиция «Виновато руководство Российской Федерации»

характерна для наименее благополучных категорий населения.

2. Несмотря на распространенность представления о том, что руководство страны несет основную ответственность за последствия кризиса, относительное большинство респондентов (41 %) считает, что оно же (руководство) способствует преодолению этих последствий. Таким образом, на федеральную власть возлагается ответственность как за начало кризиса, так и за выход из него.

3. Работа регионального руководства оценивается заметно ниже. Треть респондентов (34 %) характеризуют ее (работу) как не способствующую преодолению последствий кризиса. Таким образом, можно предположить, что население пока стремится сохранить высокий уровень доверия к федеральной власти, осознавая некоторую ее вину за непродуманную экономическую политику последних лет. Недовольство же экономической ситуацией в соответствии с укоренившейся в обществе традицией направляется в адрес региональной власти.

4. В ответах на вопрос о том, следует ли положиться на президента и правительство во время кризиса, респонденты разделились на три группы сопоставимых размеров – положиться на действия руководства страны предпочитают 34%, самостоятельно влиять на принимаемые властью решения готовы 26%, к компромиссному варианту («в чем-то полагаться, в чем-то нет») склоняются 34% респондентов.

Протестная активность 1. Собственное участие в массовых выступлениях против роста цен и падения уровня жизни полагает возможными примерно каждый четвертый опрошенный.

2. Менее трети (32%) респондентов заявляют, что способные участвовать в акциях протеста люди есть в их ближайшем окружении. Эта оценка уровня протестной активности в точности совпадает со значением, зафиксированным по результатам первой волны исследования.

3. По данным проведенного исследования, социальная база заявленного протеста и база социально ответственного действия расходятся.

Придерживающиеся точки зрения, что именно они по преимуществу определяют собственное материальное положение, заметно реже считают для себя возможным участие в массовых акциях протеста по сравнению с теми, кто возлагает ответственность за свое положение на внешние обстоятельства. Иначе говоря, готовность к участию в протестных акциях декларируют прежде всего те, кто не склонен брать ответственность на себя. Очевидно, что степень реализации этого протеста не может быть высока.

*** СПИСОК АВТОРОВ Аквазба Екатерина Омаровна, доцент кафедры социальных наук Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат философских наук (г. Тюмень) Акулич Евгений Михайлович, директор института сервиса и социально информационных коммуникаций, заведующий кафедрой менеджмента социально культурной деятельности Тюменской государственной академии культуры и искусств, доктор социологических наук (г. Тюмень) Акулич Мария Михайловна, заведующая кафедрой социологии и социального управления Тюменского государственного университета, доктор социологических наук, профессор, действительный член РАСН (г. Тюмень) Алалыкин Александр Валерьевич, доцент кафедры мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Андрианова Елена Владимировна, преподаватель кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Бабаян Инна Вячеславовна, ассистент кафедры социальной антропологии и социальной работы Саратовского государственного технического университета, магистр социальной работы (г. Саратов) Бакланов Иван Леонидович, заместитель директора Института геологии и геоинформатики, аспирант кафедры теории и методики профессионального образования Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Батурин Владимир Юрьевич, преподаватель кафедры философии, истории, социологии и экономики Тюменского юридического института МВД России, кандидат экономических наук (г. Тюмень) Батырева Мария Владимировна, доцент кафедры социологии и социального управления Тюменского государственного университета, кандидат социологических наук, доцент (г. Тюмень) Беков Михаил Бексултанович, директор департамента по науке и инновациям Ямало-Ненецкого автономного округа, доктор философских наук (г. Салехард) Богомазов Константин Иванович, старший преподаватель кафедры экономики и социологии труда Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского (г.Омск) Вавулина Анастасия Сергеевна, преподаватель кафедры управления АПК Тюменской государственной сельскохозяйственной академии (г. Тюмень) Винокуров Александр Иванович, заместитель директора филиала ГОУ ВПО "Орловская региональная академия государственной службы", заведующий кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин, кандидат психологических наук (г. Смоленск) Воронов Виктор Васильевич, доктор социологических наук, ассоциированный профессор (Даугавпилс, Латвия) Гайдаржи Евгений Сергеевич, старший преподаватель кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета, кандидат психологических наук (г. Тюмень) Галеева Яна Игоревна, аспирант кафедры социологии и политологии Курского государственного университета (г. Курск) Ганопольский Михаил Григорьевич, главный научный сотрудник Институт проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН, доктор философских наук, профессор (г. Тюмень) Гембарская Анжелика Фратовна, директор НОУ ДПО «Институт предпринимательства УрФО» (г. Тюмень) Гильтман Марина Андреевна, доцент кафедры экономической теории и национальной экономики Тюменского государственного университета, кандидат экономических наук (г. Тюмень) Горяинова Марина Владимировна, аспирант заочной формы обучения кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел Тюменского юридического института МВД Российской Федерации (г. Тюмень) Грошев Игорь Львович, доцент кафедры маркетинга и муниципального управления Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Грошева Ирина Александровна, заведующая кафедрой философии и социально гуманитарных наук Тюменской государственной академии мировой экономики, управления и права, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Давыденко Владимир Александрович, и.о. заведующего кафедрой экономической социологии Тюменского государственного университета, доктор социологических наук, профессор (г. Тюмень) Денежкина Анна Владимировна, доцент кафедры экономики и социологии труда Омского государственного университета им.


Ф.М.Достоевского, кандидат экономических наук (г. Омск) Дряхлов Николай Иванович, профессор кафедры психологии труда и инженерной психологии Московского государственного университета, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор философских наук (г. Москва) Дулина Надежда Васильевна, заведующая кафедрой истории, культуры и социологии Волгоградского государственного технического университета, доктор социологических наук, профессор (г. Волгоград) Екимова Елена Юрьевна, младший научный сотрудник кафедры социальной работы Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Ельмендеева Любовь Владимировна, начальник отдела недропользования, экологии и природных ресурсов администрации Сургутского района аспирант кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета (г.Сургут) Заводовская Мария Анатольевна, аспирант кафедры всеобщей истории Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Заводовская Ольга Вениаминовна, директор издательско-полиграфического комплекса Тюменской государственной сельскохозяйственной академии, аспирант ИСПИ РАН (г. Тюмень) Закалюкина Елена Владимировна, соискатель кафедры теории и методики профессионального образования Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Захаров Владимир Григорьевич, доцент кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета, кандидат философских наук, доцент (г. Тюмень) Иванова Светлана Александровна, старший преподаватель кафедры мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Иванова Юлия Владимировна, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Тюменской государственной академии мировой экономики, управления и права, кандидат юридических наук (г. Тюмень) Ижикова Наталия Васильевна, доцент кафедры культурологи Петрозаводского государственного университета, кандидат культурологии (г. Петрозаводск) Ильин Александр Дмитриевич, аспирант кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Ишмаев Игорь Анатольевич, заместитель Губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа, директор департамента имущественных отношений (г. Салехард) Камалов Файсулла Сафиуллович, соискатель кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Карпов Виктор Петрович, профессор кафедры истории и культурологи Тюменского государственного нефтегазового университета, доктор исторических наук (г. Тюмень) Касимов Руслан Харисович, ассистент кафедры философии Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Ковальчук Алена Игоревна, преподаватель кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Когай Евгения Анатольевна, заведующая кафедрой социологии и политологии Курского государственного университета, доктор философских наук, профессор (г. Курск) Конев Юрий Михайлович, президент Тюменского государственного нефтегазового университета, доктор социологических наук, профессор (г. Тюмень) Кораблева Галина Борисовна, заведующая кафедрой теории и истории социологии Уральского государственного университета им. А.М. Горького, доктор социологических наук, профессор (г. Екатеринбург) Корепанов Геннадий Семенович, заместитель председателя Тюменской областной Думы, кандидат социологических наук, сопредседатель организационного комитета Тюменского межрегионального социологического форума (г. Тюмень) Кох Иван Адамович, заведующий кафедрой философии и культурологии Уральского государственного горного университета, доктор социологических наук, профессор (г. Екатеринбург) Кубарькова Ирина Сергеевна, соискатель кафедры теории и методики профессионального образования Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Кухтерина Елена Анатольевна, доцент кафедры социологии и социального управления Тюменского государственного университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Латов Юрий Валерьевич, ведущий научный сотрудник Академии управления МВД России, доктор социологических наук, доцент (г. Москва) Левашов Виктор Константинович, заведующий отделом Института социально политических исследований РАН, доктор социологических наук, профессор (г. Москва) Лихтенштейн Борис Максимович, доцент кафедры социального менеджмента Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Лучшева Людмила Владимировна, старший преподаватель кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского государственного технологического университета, кандидат социологических наук (г. Казань) Маленков Вячеслав Викторович, заведующий кафедрой менеджмента туризма и гостиничного бизнеса Тюменской государственной академии культуры и искусств, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Малинина Наталья Николаевна, соискатель кафедры теории и методики профессионального образования Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Манокина Татьяна Владимировна, начальник аналитического отдела информационно-аналитического управления административного департамента Администрации города Тюмени (г. Тюмень) Мельник Владимир Владимирович, профессор кафедры социологии и социального управления Тюменского государственного университета, доктор философских наук (г. Тюмень) Мехришвили Ламара Ленгизовна, профессор кафедры социальной работы Тюменского государственного нефтегазового университета, доктор социологических наук (г. Тюмень) Мишунина Алёна Александровна, профессор кафедры государственного и муниципального управления Тюменского государственного архитектурного строительного университета, кандидат юридических наук (г. Тюмень) Мойсов Виктор Владимирович, генеральный директор объединенного маркетингового агентства «Маркетдейта» (г. Москва) Моор Светлана Михайловна, профессор кафедры социальных технологий Тюменского государственного нефтегазового университета, доктор социологических наук (г. Тюмень) Мосин Василий Иванович, генеральный директор НП Тульский социологический центр, кандидат философских наук (г. Тула) Мустаева Флюра Альтафовна, декан социального факультета Магнитогорского государственного университета, кандидат педагогических наук (г. Магнитогорск) Муханова Мария Николаевна, старший научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат социологических наук (г. Москва) Насырова Наиля Рахматяновна, заведующая кафедрой социальных наук Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат юридических наук, доцент (г. Тюмень) Немировская Анна Валентиновна, доцент кафедры социологии Сибирского федерального университета, кандидат социологических наук (г. Красноярск) Немировский Валентин Геннадьевич, директор Центра социологических исследований Сибирского федерального университета, доктор социологических наук, профессор (г. Красноярск) Новопашин Александр Павлович, директор департамента информационной политики Тюменской области, кандидат политических наук (г. Тюмень) Овчар Надежда Андреевна, доцент кафедры истории, культуры и социологии Волгоградского государственного технического университета, кандидат социологических наук (г. Волгоград) Осеева Анастасия Александровна, старший преподаватель кафедры государственного и муниципального управления Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Остроухов Олег Викторович, заведующий сектором социальных индикаторов и показателей федеративных и межнациональных отношений Института социально политических исследований, доктор социологических наук Пить Виктор Викторович, директор Научно-технического центра «Перспектива», кандидат экономических наук (г. Тюмень) Половинко Владимир Семенович, заведующий кафедрой экономики и социологии труда Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского, доктор экономических наук, профессор (г. Омск) Прокопьев Дмитрий Владимирович, начальник юридического отдела аппарата Избирательной комиссии Тюменской области, кандидат юридических наук (г. Тюмень) Ромашкин Гариф Сергеевич, аспирант кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Ромашкина Гульнара Фатыховна, профессор кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета, доктор социологических наук (г. Тюмень) Савельев Дмитрий Леонидович, доцент кафедры государственного и муниципального управления Тюменского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Тюмень) Салагаев Александр Леонидович, заведующий кафедрой социальной и политической конфликтологии Казанского государственного технологического университета, доктор социологических наук, профессор (г. Казань) Салмин Алексей Павлович, депутат Тюменской областной Думы, председатель временной комиссии областной Думы по вопросам развития территориального общественного самоуправления в Тюменской области (г. Тюмень) Сасаки Масамиси, заслуженный профессор Университета Чуо, доктор философии, руководитель исследовательского проекта «Доверие» факультета социологии Университета Чуо (Токио) Сахнов Иван Александрович, младший научный сотрудник Социологического центра кафедры социальных коммуникаций и социологии Новосибирского государственного университета экономики и управления, кандидат социологических наук (г. Новосибирск) Свинарёва Екатерина Александровна, консультант заместителя Губернатора Тюменской области (г. Тюмень) Свинарёва Марина Юрьевна, старший преподаватель кафедры экономической теории и национальной экономики Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Сергеев Сергей Алексеевич, заведующий кафедрой социальной и политической конфликтологии Казанского государственного технологического университета, доктор политических наук, доцент (г. Казань) Силин Анатолий Николаевич, заведующий кафедрой социального менеджмента Тюменского государственного нефтегазового университета, доктор социологических наук, профессор (г. Тюмень) Симонова Людмила Михайловна, профессор, заведующая кафедрой мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета, доктор экономических наук (г. Тюмень) Симонова Мария Владимировна, аспирант кафедры мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Скульмовская Любовь Григорьевна, заведующая кафедрой социально культурного сервиса и туризма Нижневартовского государственного гуманитарного университета, доктор социологических наук, профессор (г. Нижневартовск) Сорокин Геннадий Геннадьевич, заместитель директора Института гуманитарных наук по информационным технологиям Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Стукен Татьяна Юрьевна, доцент кафедры экономики и социологии труда Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского, кандидат экономических наук (г. Омск) Тарасова Анна Николаевна, преподаватель кафедры экономической социологии Тюменского государственного университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Тимофеев Алексей Евгеньевич, студент Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Токарев Василий Владимирович, генеральный директор Центра социологических и маркетинговых исследований «Аналитик», кандидат технических наук (г. Волгоград) Тощенко Жан Терентьевич, декан социологического факультета, заведующий кафедрой теории и истории социологии Российского государственного гуманитарного университета, член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор, главный редактор журнала РАН "Социологические исследования" (г. Москва) Трушников Денис Юрьевич, заведующий кафедрой теории и методики профессионального образования Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат педагогических наук, доцент (г. Тюмень) Трушникова Вера Ивановна, соискатель кафедры теории и методики профессионального образования Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Федоров Николай Юрьевич, старший научный сотрудник Института социологии Российской академии наук, кандидат философских наук (г. Москва) Ферштейн Анна Дмитриевна, генеральный директор ООО «Профессиональный консалтинговый центр» (г. Пермь) Чеблаков Андрей Леонидович, консультант информационно-аналитического управления Тюменской областной Думы (г. Тюмень) Чердынцев Геннадий Митрофанович, доцент кафедры экономической теории и предпринимательства Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, кандидат экономических наук (г. Омск) Черемнова Галина Алексеевна, Институт проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН, аспирант (г. Тюмень) Чернышов Денис Борисович, доцент кафедры философии Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат философских наук (г. Тюмень) Чупина Наталья Андреевна, соискатель кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университетам (г. Тюмень) Шалабодов Александр Валерьевич, аспирант Тюменского государственного университета (г. Тюмень) Шафранов-Куцев Геннадий Филиппович, президент Тюменского государственного университета, доктор философских наук, профессор, член корреспондент РАО, действительный член РАЕН и РАСН, сопредседатель организационного комитета Тюменского межрегионального социологического форума (г. Тюмень) Щеглов Андрей Федорович, доцент кафедры географии Ишимского государственного педагогического института им. П.П. Ершова, кандидат географических наук (г. Ишим) Щербаков Геннадий Александрович, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления Тюменского государственного архитектурного строительного университета, кандидат социологических наук, доцент (г. Тюмень) Юдашкин Валентин Андреевич, доцент кафедры социального менеджмента Тюменского государственного нефтегазового университета, кандидат социологических наук (г. Тюмень) Юсупов Михаил Мирхамидович, старший научный сотрудник НИИ исследования общества Тюменского государственного нефтегазового университета (г. Тюмень) Яковлева Надежда Васильевна, заместитель директора Института гуманитарных наук Тюменского нефтегазового университета, кандидат политических наук, доцент (г. Тюмень) СОДЕРЖАНИЕ ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ Тощенко Ж.Т. Антиномия – важнейшая и специфическая характеристика общественного сознания ……………………………………………………………………….

Киричук С.М. Муниципальная и государственная власть: общественные интересы, диалог и взаимодействие ……………………………………………………………………… Шафранов-Куцев Г.Ф. Проблемы интеллектуального обеспечения инновационного развития региона …………………………………………………………... Корепанов Г.С. Воспроизводство региональных социально-экономических систем: на примере изучения Тюменского региона ………………………………………. Левашов В.К. Устойчивое развитие как интегральная социокультурная парадигма Воронов В.В. Современное состояние экономического сознания выпускников вузов Латгальского региона Латвии …………………………………………………………. Новопашин А.П. Практика социологического сопровождения управленческих решений исполнительных органов государственной власти ……………………………. Кох И.А. Социокультурное развитие малых городов …………………………………….. Силин А.Н. Крайний Север: альтернативные стратегии социально-экономического развития и механизмы их реализации ……………………………………………………… Сасаки М., Давыденко В.А., Латов Ю.В., Ромашкин Г.С. Доверие как элемент социального капитала современной России ………………………………………………. Салагаев А.Л., Сергеев С.А., Лучшева Л.В. Республика Татарстан перед кризисом и в период кризиса 2008-2009 гг. ……………………………………………….. Ромашкина Г.Ф. Динамика социального самочувствия населения Тюменского региона ………………………………………………………………….................................... Акулич Е.М., Акулич М.М. Проблема реализации региональной культурной политики: социокультурный анализ ………………………………………………………….. Кораблева Г.Б. Региональные аспекты развития дошкольного образования ………. Немировский В.Г. Специфика социокультурного портрета Красноярского края как элемента Социокультурного атласа регионов России …………………………………… Остроухов О.В. Социальные индикаторы и показатели федеративных отношений Секция «СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ»

Андрианова Е.В. Рынок труда в Тюменской области в условиях кризиса …………... Бабаян И.В. Социально-профессиональный статус музыканта в условиях социокультурных трансформаций …………………………………………………............... Бакланов И.Л., Закалюкина Е.В., Кубарькова И.С. Насилие в семье как социальная проблема ………………………………………………………………………….. Богомазов К.И. Социокультурный атлас регионов России и сетецентрическая концепция управления территориями ………………………………………………………. Гайдаржи Е.С. Комплексные индексы в социокультурных портретах регионов России ………………………………………………………………………............................... Галеева Я.И. Ценностные ориентиры и социальная ответственность региональных СМИ ……………………………………………………………………………………………….. Ганопольский М.Г., Черемнова Г.А. Тенденции профессионализма и корпоративизма в жизни региональной общности ………………………………………... Грошев И.Л., Грошева И.А. Диалог власти и Церкви как социокультурная проблема …………………………………………………………………………………………. Дряхлов Н.И. Взаимосвязь доверия и корпоративной культуры ………………………. Насырова Н.Р. Опыт решения социально-трудовых проблем регионального развития на примере Частных агентств занятости ……………………………………….. Овчар Н.А. Изучение региона как социокультурного пространства …………………… Половинко В.С. Роль профессиональных конкурсов в оценке и развитии управленческого резерва региона ………………………………………………….............. Скульмовская Л.Г. Наркомания и алкоголизм: зоны риска в среде подростков и молодежи …………………………………………………………………………………………. Трушников Д.Ю., Трушникова В.И. Межэтнический конфликт как столкновение образов «свой» и «чужой» …………………………………………………………………….. Чернышов Д.Б. Понимание и доверие: религиозный и психологический аспекты … Щеглов А.Ф. Социально-экономическое значение восстановления народных промыслов Приишимья …………………………………………………................................ Федоров Н.Ю. Человеческий капитал субъектов РФ и его реализация в экономике Щербаков Г.А. Особенности правового регулирования социальной политики в Тюменской области …………………………………………………………………………….. Юдашкин В.А., Чеблаков А.Л. Социокультурный портрет молодой семьи в Тюменской области: общественное мнение ……………………………………………….. Секция «ОСОБЕННОСТИ И РЕЗУЛЬТАТЫ РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ»

Дулина Н.В., Токарев В.В. Кризис и его отражение в показателях социального самочувствия и потребительских настроений волгоградцев …..................................... Заводовская О.А., Заводовская М.А. Экономическая и социальная проблема современного российского села – это состояние человеческого капитала …………... Ижикова Н.В. Социальный портрет инноватора Тюменской области и Республики Карелия: сравнительный анализ …………………………………………………………….. Карпов В.П. Тюменский Север в контексте советской индустриализации …………… Ковальчук А.И. Влияние экономического кризиса на средний класс в Тюменской области …………………………………………………………………………………………… Когай Е.А. Ценностные доминанты населения российских регионов:

компаративный подход ………………………………………………………………............... Манокина Т.В. Социальное самочувствие как индикатор изменений в обществе …. Мустаева Ф.А. Исследование влияния кризиса на семью в регионе …………………. Немировская А.В. Изучение базовых ценностей и удовлетворенности жизнью жителей Красноярского края в контексте разработки социокультурного портрета региона России ………………………………………………………………………………….. Стукен Т.Ю. Дискриминация на рынке труда Омской области ………………............... Ферштейн А.Д. Интегральный индекс качества жизни населения как основной показатель социально-экономической ситуации в регионе (с позиции стратегирования и маркетинга территории) ……………………………………………….. Чердынцев Г.М. Демографические процессы в условиях трансформационных преобразований (на примере Омской области) …………………………………………… Юсупов М.М. Ксенофобная агрессия: региональный аспект …………………………… Секция «ОБРАЗОВАНИЕ, ИННОВАЦИИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ:

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ»



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.