авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |

«Тюменская областная Дума Тюменский государственный университет Тюменский государственный нефтегазовый университет СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Основные проблемы и угрозы в социокультурном развитии региона связаны с сырьевым характером экономики, отставанием темпов инновационного развития, сложностями в формировании единой политической, социальной, экономической, промышленной среды региона. Нарастание патернализма и снижение мотивации активной деятельности не способствуют активизации экономического развития региона. Рынок труда испытывает внутренний дисбаланс, связанный с несовпадением желаемого и реального. Власти региона осознают и учитывают в своей деятельности эти угрозы, и исследования подтверждают данный вывод.

*** В.К. Левашов УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ КАК ИНТЕГРАЛЬНАЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ПАРАДИГМА Мировой экономический кризис, начавшийся в 2007 г. в США как финансовый и высветивший архаичный «колониальный» характер производственной структуры экономики России, на самом деле в своем основании имеет социокультурные корни.

Социокультурные в широком смысле этого понятия – как способ жизнесуществования общества, противостоящего природе. Военно-технические (ракетно-ядерные), производственно-ресурсные и экологические глобальные ограничения, вызревшие к концу ХХ века, диктуют необходимость смены культурно преобразующей парадигмы цивилизации в ее нынешней консьюмеристской форме, принявшей критический характер.

Глобальные тенденции развития во всё большей степени начинают накладываться и влиять на локальные и региональные социокультурные, в первую очередь - социально-экономические особенности развития. В свою очередь последние детерминируют процессы разработки, принятия и реализации социально политических стратегий. В настоящее время можно выделить несколько доминирующих, в широком смысле социокультурных, а в узком – социополитических стратегий:

• Североамериканская стратегия – экспансия интересов и ценностей США с помощью военного, финансового, информационного, технологического доминирования.

• Европейская стратегия – политическая и экономическая интеграция с помощью создания органов наднационального управления.

• Японская стратегия – ставка на авангардное технологическое развитие в сочетании с традиционной национальной трудовой этикой.

• Китайская стратегия – внутренняя социально-экономическая рыночная мобилизация и глобальная товарная и финансовая экспансия.

• Исламская стратегия – глобальная экспансия религиозных ценностей ислама.

• Еврейско-израильская стратегия – глобальная мобилизация человеческих и материальных ресурсов в интересах государства Израиль.

• Российская стратегия – поддержание статуса великой ядерной державы, замена идеологической стратагемы на ресурсную.

Все эти стратегии реализуются в условиях глобализирующегося мирового сообщества, в котором по мере развития научно-технического прогресса усиливается социокультурная взаимозависимость, меняется баланс национальных и наднациональных суверенитетов и характер отношений между социумом, экосферой и техносферой. В случае оптимизации в системе этих отношений социокультурных принципов терпимости, равноправия и жизнеспособности в глобальном, локальных и региональных сообществах в разной мере и формах возникает и развивается режим устойчивого развития.

Концептуальная модель возникновения устойчивого развития Режим устойчивого развития возникает не из ничего и не на пустом месте. Он зиждется на мировом научном потенциале. На протяжении истории человеческого общества несколько раз происходила смена парадигм – признаваемых в обществе систем знаний и убеждений, которые в течение определенного времени служат научной логической моделью постановки познавательных проблем и их решений [1, 11]. Смена одной господствующей (мифологической, теологической, натуралистической, социальной) парадигмы другой принимала, как правило, революционный в жизни и в умах людей характер.

Все парадигмы в разной степени и в разных формах продолжают проявляться в обществе. В настоящее время на их фундаменте и на фундаменте представлений об устойчивом развитии происходит становление интегральной ноосферной общенаучной парадигмы знаний, которая возникает как результат широкого синтеза наук о природе, обществе и человеке. Эта бурно развивающаяся сфера знаний обладает развитым внутренним синергетическим свойством организовывать вокруг себя новые направления научной систематизации информации и результатов исследований по сохранению и воспроизводству жизни.

Статистические данные показывают, что наша страна в последние годы медленно наращивает темпы добычи полезных ископаемых, производства продукции промышленности и сельского хозяйства. Существенно возрос за период 2000 – 2008 гг. внешнеторговый оборот и улучшилось сальдо внешнеторгового баланса. Но по остальным показателям промышленного и сельскохозяйственного производства Россия 2008 года еще не «дотянулась» до России 1990 года, по некоторым позициям – в разы. С учетом темпов роста инвестиций и развития можно предположить, что положение страны укрепилось к началу нового политического цикла. Однако, судя по данным социальной статистики и результатам опросов общественного мнения, эти перемены вряд ли кардинально изменили качество жизни российских граждан и улучшили положение общества. По мнению зарубежных и отечественных экспертов, фундаментальные факторы роста российской экономики достаточно сильны и долговременны. Есть все основания предполагать, что российские рынки могут быть достаточно устойчиво развивающимися.

В целом динамика экономических и социальных показателей свидетельствует, что российскому обществу и государству в силу благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры и решительных адекватных действий в сфере политического управления удалось преодолеть глубочайший за всю историю страны социально-экономический кризис 90-х годов ХХ века, стабилизировать и начать выправлять положение дел в сфере экономики, что не замедлило позитивно сказаться на общей социально-политической ситуации в стране. Действительно, впервые за пятнадцать лет формирование обществом новых органов представительной власти проходило в условиях экономического подъема и спокойной социально-политической обстановки. И все же научно-критическое отношение к достигнутым социально-экономическим реалиям заставляет сделать вывод о том, что в плане развития общества, социального развития, благосостояния граждан предшествующие годы носили подготовительный характер, создали условия для начала модернизации и устойчивого развития российского общества.

Потеряв темп развития, Россия для того чтобы сохраниться должна следовать не просто инновационной стратегии, согласно которой уже идут в общество знания большинство развитых стран. В политике, экономике, социальной и духовно нравственной сфере предстоит найти и взять на вооружение авангардные методы развития, которые позволят в полной мере без надрыва использовать имеющиеся в стране производительные силы.

В этой связи в рамках новой повестки дня для нашей страны актуализируется задача локализации и минимизации эффектов мирового финансового кризиса.

Адекватная политика в социально-экономической сфере действительно может превратить экономику России в зону стабильности и устойчивого развития. Для этого в стратегической перспективе предстоит найти и консолидировать необходимые ресурсы для отладки и запуска социально-экономических механизмов устойчивого развития российского общества, которое во все большей степени приобретает информационный характер. В среднесрочной перспективе предстоит поддержать экономический рост, привлечь новые инвестиции и технологии с целью реанимации, модернизации и запуска на новой информационно-технологической основе все еще замороженное, недогруженное или полуразрушенное российское промышленное и сельскохозяйственное производство.

Социологические наблюдения и измерения двух последних лет не показывают проявления массовых форм политического радикализма и экстремизма. Общество в своих формах политической жизнедеятельности медленно сдвигается в зону стабильного развития, умеренно позитивных настроений и легитимного отношения к существующему политическому режиму.

В целом стране накануне и после мирового экономического кризиса удалось в различных сферах жизнедеятельности сойти с траектории критического развития. Политика реформ стала более адекватной насущным интересам общества, что привело к уменьшению интенсивности проявления фундаментального социополитического противоречия между политикой государства и интересами общества.

Вместе с тем наряду с достигнутыми в сферах внутренней и внешней политики успехами в отношениях между государством и обществом присутствуют противоречия и проблемы, которые, несомненно, будут влиять на результаты предстоящих выборов. Ощутимый удар по доверию граждан к власти и проводимым ею реформам нанесла так называемая монетизация льгот. Только частично удалось достичь цели административной реформы - поставить под контроль общества и государства формирование властных органов в регионах. В наибольшей мере граждане обоснованно ожидали активной и успешной работы государства по объявленным приоритетными национальным проектам социальной сферы:

образованию, здравоохранению, доступному жилью и повышенному вниманию к сельскому хозяйству. Введение системы медицинского страхования и монетизация услуг здравоохранения привели к тому, что высокотехнологичные и дорогие методы и приемы лечения стали недоступны для широких слоев населения. Сложные, неоднозначные процессы происходят в сельском хозяйстве. Несмотря на предпринимаемые усилия и отдельные позитивные достижения, они результируются в постоянном росте цен на пищевые товары и пока еще неослабевающей зависимости от поставок многих видов продовольствия из-за границы. Не завершена, застопорилась реформа ЖКХ. Оказались оторванными от жизненных реалий законы нового жилищного кодекса. На рынке строительства жилья так и не заработала в комфортном для большей части граждан режиме ипотека.

Спекулятивно вверх взметнулись цены на жилье в столице и крупных городах, лишая социальной перспективы многие слои граждан, в первую очередь молодежь и молодые семьи.

Низкий уровень и качество жизни большинства населения страны на фоне роскоши и богатства новой политической и экономической элиты неизбежно выдвигают в центр общественных дискуссий вопросы о социальной цене реформ, социальной справедливости, коррупции и приоритетах будущей государственной политики. Курс экономических реформ в его воплощенной социальной эффективности поддерживается меньшинством населения, хотя число сторонников реформ за 15 лет увеличилось приблизительно в 3 раза, а число противников уменьшилось в 2 раза. По всей вероятности, число сторонников реформ будет расти по мере того, как граждане будут втягиваться в сферу экономических отношений и ощущать результаты своей трудовой деятельности. Пока таких экономически мотивированных граждан – меньшинство. Во многих сферах жизнедеятельности страны воспроизводится нелигитимный, коррупционный, криминальный характер общественных отношений.

В целом необходимо констатировать, что, как показывают данные социологического мониторинга «Как живешь, Россия?», в российском обществе и государстве сложились необходимые предпосылки для нового этапа развития, основанного на стратегии устойчивого развития и политической культуре консолидированных интересов.

Принимая во внимание достигнутый уровень социально-политической устойчивости российского общества – лучший за весь пятнадцатилетний период реформ, а также неизбежные изменения в политическом и экономическом развитии страны, которые происходят после выборов и смены президента, правительства, парламента, развитие социокультурного, социально-политического процесса может пойти по трем сценариям.

Траектория социально консолидированного устойчивого развития возникает в том случае, когда государство и общество найдут режим социально консолидированного устойчивого взаимодействия. Олигархический застой станет продолжением политики реализации интересов высшей бюрократии и крупнейших собственников. Радикальный хаос наступит в случае динамичного процесса кризиса гражданского общества, правового государства и ухудшения экономического положения населения.

Конкретная траектория социополитического развития общества и государства будет выстраиваться в диалектической взаимосвязи и проявлении в разных сферах жизнедеятельности, в разных пропорциях факторов всех трех сценариев. В период выборов органов власти и управления риски нестабильности обстановки в стране объективно возрастают. Однако, как мы отмечали ранее, в стране созданы предпосылки для продолжения движения общества и государства в зону стабильного и устойчивого развития.

Стратегия устойчивого развития российского общества возникает на основе процесса формирования современной политической культуры. В содержании и формах политической культуры гражданского общества идут динамичные изменения. Они выражаются в:

• переходе от культуры физического и социополитического господства к культуре согласования в системе отношений «человек-общество-природа»;

• замещении принципа «знание – сила» на «знание – возможность действия»;

• замещении антропосферной модели развития на биосферную;

• переходе от элитарной к массовой политической коммуникации;

• переходе от демократии меньшинства к демократии большинства;

• сочетании вертикали и горизонтали власти в сетевой демократии;

• замещении представительной демократии демократией массового прямого участия;

• департизации и децентрализации аппарата государственной власти.

Стратегия устойчивого консолидированного развития возникает как сплав современной политической культуры и новой социополитической реальности в многообразии социокультурных форм своего проявления.

Новая демократия возникает как инструмент гражданского общества, которое контролирует использование ресурсов на местах.

Субсидиарность предполагает первичность, приоритетность принятия решений на местах.

Экологическая устойчивость позволяет удовлетворять потребность живущих поколений людей без потерь для будущих, не нарушая биологического разнообразия и без ущерба для систем жизнеобеспечения.

Общее наследие устанавливает коллективное право от рождения для всех биологических видов на равное пользование источниками и ресурсами жизнесуществования.

Разнообразие является свойством любой живой системы восстанавливать и обновлять способности к жизни. Богатство разнообразного человеческого опыта и способностей отражаются в культурном разнообразии, которое выступает своеобразным генетическим банком культуры для еще более высокого уровня социального, интеллектуального, духовного совершенства, самоидентификации общности и смысла существования.

Права человека. В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, в которой были зафиксированы основные права, такие, как «жизненные стандарты, адекватные для здоровья и благополучия, включая пищу, одежду, жилье и медицинское обслуживание, необходимые социальные услуги, право на безопасное существование в случае безработицы».

Работа, жилище, занятость. Всеобщая декларация прав человека утверждает «право на работу, на свободный выбор занятости, на честные и выгодные условия работы и на защиту от безработицы».

Продовольственная безопасность. Страны и сообщества находятся в безопасности, когда люди имеют достаточно продовольствия. В частности, когда страна производит свое собственное продовольствие. Люди также нуждаются в здоровой пище, которая становится все более редким товаром. Глобализированное сельскохозяйственное производство лишает фермеров земли и вводит монокультурное производство, тем самым вздувая энвайронментальную и социальную цену такого производства. В то же время биотехнологии повышают экологические и продовольственные риски.

Равенство. Экономическая глобализация увеличивает пропасть между богатыми и бедными странами, между бедными и богатыми в большинстве стран, между мужчинами и женщинами. Социальные неурядицы и напряжения стали самыми большими угрозами миру и безопасности на планете. Установление равенства между странами и внутри них укрепит как демократию, так и устойчивость внутри сообществ.

Соблюдение предосторожности. Все действия должны базироваться на принципе предосторожности. Это означает, что если действие или использование какого-либо товара опасно для здоровья человека или окружающей среды, то должны быть предприняты меры предосторожности с тем, чтобы понизить пороги опасности или снять её, даже если есть неопределенность в научных данных по поводу размеров и видов опасности.

Нужно признать, что в сфере морали, этики и политической стратегии имеются серьезные проблемы, которые требуют решения. Прежде всего, нам необходимо признать, что ни одна из существовавших и существующих в настоящее время этических систем не смогла предотвратить по мере развития процессов глобализации нарастания динамики кризисных и катастрофических явлений. Ни одна из мировых религий не смогла предотвратить глобальные религиозные войны или катастрофы двух мировых войн в XX веке, локальные войны XXI века.

Десять этических заповедей Нагорной проповеди, главный этический принцип рациональной науки «знание - сила» на самом деле только подвели человечество к осознанию того естественного факта, что жизнь человека и жизнь на нашей планете конечна. Новая ядерно-компьютерная реальность заставляет по-новому понимать складывающуюся глобальную проблемную ситуацию. Старое антропоцентристское понимание смысла жизни рухнуло. Динамика и масштабы катастроф заставили отказаться от постулата, что человек и его общество являются уникальными социоприродными достижениями жизни на планете, так как человек обладает культурой - совокупностью материальных и духовных ценностей, приобретенных в процессе деятельности. Стало ясно, что ни экономическая, ни социальная, ни гуманитарная культуры не могут обеспечить прогресс жизни на планете. Новая интегральная социокультурная и научная парадигма, система ценностей и политическая стратегия возникают на осознании того факта, что жизнь ограничена в пространстве и времени, природа не в состоянии преодолеть созданные человеком силы самоуничтожения, мировая цивилизация вошла в режим неустойчивого развития.

На каких путях искать выход? Фаустовская цивилизация, культура господства человека над природой и гонка за массовым потреблением исчерпали себя. Новое глобальное общество возникает на принципах согласования интересов, сосуществования общества и природы, формирования новой культуры. Для того, чтобы жить в этом обществе, потребуются новые институты, инструменты, средства управления. Ясно, что пропуск в будущее получат те сообщества и государства, которые выстроят свои стратегии не на культуре господства и насилия, абсолютизации экономических, социальных или гуманитарных принципов, а на принципах устойчивого развития жизни, сохранения биологического и социокультурного разнообразия, самоподдержания источников и энергии жизни. Уже наступает время создавать новые научные и управленческие институты разработки и подготовки решений по минимизации кризисных и катастрофических явлений, переходу на режим устойчивого развития. Первым большим и важным делом было бы создание систем глобального, локального и регионального научного мониторинга кризисов и устойчивого развития в природе, обществе и техносфере. Это должна быть единая система, не разрывающая сферы жизнедеятельности и как можно полнее учитывающая роль человеческого и социального факторов в их креативном и деструктивном проявлении. Научная разработка и апробация таких систем уже ведется.

Экономическая глобализация резко обострила проблему социальной безопасности на планете. Она создала пути и условия как для расцвета, так и для деградации человеческих сообществ, государств, городов, поселений. Пока инициатива еще в значительной степени находится на стороне человека и общества, но очень скоро наши возможности начнут уменьшаться. Ученые и политики должны сделать выбор в пользу жизни.

Разработка национальной стратегии развития России как повестки дня и программы действий на XXI век – дело чрезвычайной важности. Соединение национальных традиций социальной демократии в России и стратегии устойчивого развития позволит избежать пустой растраты усилий и обратит социальную энергию во благо национального и глобального развития. Устойчивое развитие в нашей стране попало в западню, подготовленную радикальными реформами. Поэтому перед учеными стоит задача не только адаптации идей и разработки стратегии безопасного и устойчивого развития для России, но и утверждения их в общественном мнении и сознании политиков. Одна из целей настоящей и будущей работы - знакомство с теми передовыми разработками теории и практики устойчивого развития, которые появились у нас в стране и за рубежом. В частности, с национальными стратегиями, которые разработаны в США, Китае, других странах.

Составной частью этих стратегий являются системы измерения безопасности и устойчивости развития. Эта отрасль в настоящее время интенсивно развивается по многим направлениям. По сути, создается новая метрика социального развития. Она позволяет на основе верифицируемых количественных измерений уйти от черно белой «грубой» картины мира. В устойчиво развивающемся обществе будущего предстоит не только чувствовать и думать, «смеяться и плакать», но и научиться точно измерять жизнь, ставить диагноз, обладать достоверной информацией и принимать адекватные решения.

Особенность современной социокультурной ситуации заключается в том, что новые культура и стратегия консолидированного устойчивого развития пробивают себе дорогу к жизни одновременно параллельными курсами. На этом пути возможны повороты и откаты назад, но курс развития неизменен.

Он определяется потребностями объективно происходящих процессов в отношениях между человеком, обществом и природой.

Список литературы Кун Т. Структура научных революций. - М.: Прогресс, *** В.В. Воронов СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ ВЫПУСКНИКОВ ВУЗОВ ЛАТГАЛЬСКОГО РЕГИОНА ЛАТВИИ Цель проведенного исследования – оценка состояния (уровня и характера) экономического сознания и ценностных ориентаций выпускников вузов Латгальского региона Латвии. Латгалия – восточный регион Латвии, граничащий с Россией (Псковская область), Белоруссией, Литвой. Административный центр региона – Даугавпилс, второй по величине после Риги город Латвии. Латгалия отличается от других регионов страны (Курземе, Видземе, Земгале) выраженным славянским менталитетом (здесь компактно проживают русские, белорусы, поляки, украинцы), языком общения и традициями жителей, так как около полутора веков регион входил в состав Псковской, Витебской губерний Российского государства.

Эмпирической базой исследования стало социологическое обследование выпускников вузов Латгалии (они составляют 13% от общего их количества в Латвии) в конце мая – начале июня 2008 года, проведенное Центром экономических проектов Института социальных исследований Даугавпилсского университета на основе специально разработанной «Программы исследования экономического сознания выпускников вузов в регионе». По квотной выборке, заданной по трем параметрам: пол, возраст, вид полученного в вузе образования, был опрошен 241 выпускник дневной формы обучения вуза по программам «бакалавр» или «специалист» социально-гуманитарных, естественных и инженерно-технических факультетов Даугавпилсского университета, Резекненской высшей школы, а также двух региональных филиалов других латвийских вузов. Выборка выпускников вузов по полу (72% - женщины, 28% - мужчины);

по возрасту (72% - 21-24 лет, 16% 25-29 лет, 12% - старше 29 лет, но они не рассматриваются в исследовании), видам полученных в вузах профессий (социально-гуманитарные – 73 %, естественные – 14%, инженерно-технические – 13%) соответствует структуре генеральной совокупности, согласно статистическим данным Министерства образования и науки Латвии [см.1, 2]. Автор не претендует распространять результаты первого, по данной теме, исследования в Латвии на всех выпускников латвийских вузов, хотя некоторые его аспекты могут оказаться полезными при изучении аналогичной проблематики в других вузах страны.

В статье под экономическим сознанием понимается совокупность знаний, идей, чувств, настроений, которые формируют и определяют особенности восприятия и понимания экономических отношений, процессов в данном обществе. Это сознание формирует цели социально-трудовой деятельности, определяет способы и средства достижения этих целей, формирует мотивы экономического поведения [3;

18]. Под последним в статье понимается способ и характер экономических действий отдельного человека и социальных групп в определенных условиях экономической практики.

Главной детерминантой самого экономического сознания как сложной структуры выступает практическое экономическое мышление (см. рис.). Такое мышление включает в себя интересы, мотивы, оценки, которые могут меняться под влиянием внешних изменений экономической практики. Они-то и составляют содержание практического экономического мышления. Поэтому обществу, его различным институтам необходимо прилагать усилия, прежде всего по наполнению содержания практического экономического мышления молодежи, как и других социальных групп, социально значимыми ценностями, отвечающими устойчивому развитию экономики [4;

36-37, 114-115]. Среди респондентов мы выделили две возрастные группы. Первая – студенческая молодежь 18-24 лет. Процесс получения профессиональных знаний, умений и навыков наиболее интенсивно протекает в этой возрастной группе. Другая группа – 25-29 лет. В этот период первоначальное освоение профессии закончено, идет формирование квалифицированного специалиста. К 29 годам процесс социализации молодежи завершается, и личность полностью формируется как ответственная за свои дела и их результаты в сфере социально-экономических отношений [5;

248-249].

Структура экономического сознания выпускников вузов Экономическая идеология Экономическая психология чувственно- деятельно когнитивно- ценностно эмоциональный волевой рациональный оценочный компонент компонент компонент компонент Экономическое мышление как форма теоретического и практического отношения мысли к экономической действительности Реальное экономическое поведение Потенциальное экономическое установка на трудовую характер реализации объекты реализации деятельность (карьера, успех, полученного образования полученного семейное благополучие);

образования настроение (оптимизм / ожидание от сделанного пессимизм) на рынке вложения в свое образование, собственное квалификацию;

труда;

мотивация профессиональной продолжение учебы дело;

деятельности;

работа в фирме;

после вуза дальше;

экономическая позиция работа в госу- высокий доход с риском (способность оценить ситуацию в дарственном стабильности;

экономике);

средний, но стабильный учреждении;

отношение к собственности выезд за границу доход Рис. Структурная операционализация понятия «экономическое сознание»

Источник: составлено автором Отношение выпускников вузов к экономическим процессам в Латвии.

Экономическое сознание респондентов характеризует принятие или непринятие современных правил экономической деятельности, отношений и её социальных последствий в стране. Больше половины респондентов (59 %) считают, что развитие малого и среднего бизнеса – это важное условие развития экономики Латвии. Это связано с надеждой на увеличение числа новых рабочих мест, способствующих занятости населения. Возможно, такая позиция определяется тем, что основная доля видов экономической деятельности в регионе связана с предприятиями малого и среднего бизнеса в сфере услуг, где их невысокая рентабельность рассматривается как одна из форм индивидуального выживания частных собственников [6;

45-61].

Открытость экономики Латвии, ее интегрированность в европейскую и мировую экономику признает значительная часть выпускников вузов Латгалии. Так, развитие конкуренции в бизнесе, на рынке труда и в обществе относят к позитивным процессам 55% выпускников, необходимость инвестиций иностранного капитала в развитие экономики Латвии – 65% выпускников вузов Латгалии. Возможно, это соотносится с пониманием того, что для организации среднего и крупного конкурентоспособного бизнеса на внешних рынках нужны значительные вложения, которыми местные предприниматели не располагают.

Среди процессов, разрушающих экономику Латвии, наиболее часто называют безработицу или ее возможность (67%), расширение платного образования и других услуг (31%), появление слоя богатых (26%). Тем самым выпускники вузов Латгалии выражают негативное отношение к трудностям реализации своих способностей, к усилению неравных возможностей на получение образования, на обеспечение здоровья и т.д. Можно сказать, что респонденты достаточно определенно выступают против существующего либерально-прагматического типа развития рыночной экономики в Латвии, за социально ответственную экономику, то есть за более заметную роль государства в управлении экономикой и социальной сферой страны.

Сегодня в экономике Латвии господствует частная собственность (более 90% всех форм собственности). Однако лишь треть респондентов считают, что развитие и доминирование частной собственности способствует развитию экономики страны.

Так, на вопрос «Какой вид собственности наиболее эффективен для экономики Латвии?» 34% выпускников вузов Латгалии ответили в пользу «всеобщей частной собственности на природные ресурсы и капитал (земля, предприятия, финансы)» и 23% - за «сочетание частной и государственной собственности с преобладанием частной». В то же время на данный вопрос 15% респондентов ответили в пользу «господства государственной собственности на природные ресурсы и капитал» и 28% - за «сочетание государственной и частной собственности с преобладанием государственной». В целом более половины (51%) респондентов выступают за то или иное сочетание государственной и частной собственности в экономике Латвии.

В экономическом сознании выпускников вузов Латгалии выстраивается не вполне адекватная реальному положению дел оценка роли различных групп работающего населения в развитии экономики страны. Известно, что в аграрном секторе Латвии в настоящее время создается 3,5% ВВП страны, в индустриальном секторе – 21,3%, в секторе услуг – 75,2% (в том числе около 10% в секторе информационных услуг – телекоммуникации, связь, программное обеспечение, научные исследования и опытно-конструкторские разработки) [7]. Респонденты же на вопрос «Какие группы работающего населения в наибольшей степени способствуют развитию Латвии?» относительным большинством отдали предпочтение работникам индустриального сектора – 63%, работникам сектора традиционных услуг (торговля, финансы, транспорт, туризм и т.д.) – 60% и работникам информационного сектора услуг (телекоммуникации, связь, информационные технологии и т.д.) – 58%. Неожиданно высоко оценили выпускники вузов Латгалии роль работников аграрного сектора в развитии Латвии – 27% опрошенных (см. табл. 2). По-видимому, зависимость Латвии в продуктах питания от импорта, перешагнувшая порог экономической безопасности государства и разрушившая некогда сильное сельское хозяйство региона и страны, беспокоит профессиональную молодежь.

Отношение к бедности и богатству в сознании выпускников вузов Латгалии.

Рыночная экономика стимулирует дифференциацию доходов населения для повышения их конкурентоспособности в бизнесе, на рынке труда. Однако когда такая дифференциация не отражает величину усилий личности по развитию своего человеческого потенциала, а является результатом корысти или наживы, игрой внешних сил – она негативно воспринимается сознанием как нарушение социальной справедливости.

Что касается отношения выпускников вузов Латгалии к богатству, то опрос показал, что более половины респондентов отметили: богатство – не главное в жизни, 53% как к самоцели к нему не стремятся. Вместе с тем достаточно много сторонников получения богатства как законным путем (31%), так и с риском уголовного наказания (12%). Респонденты показали и высокий уровень толерантности в этом вопросе: лишь 4% отметили, что относятся к богатым с недоверием, считая, что они разбогатели за счет других. В целом можно полагать, что выпускники вузов Латгалии под богатством понимают не роскошь, а уровень и качество жизни с устойчивым материальным благополучием, достатком, основанным на личных усилиях и уровне квалификации работающего человека.

Отношение респондентов к труду и выбору профессии.

Экономический кризис серьезно обострил проблемы занятости в регионе и в стране: безработица за последний год выросла в стране с 6,1% до 16,3% и имеет тенденцию к дальнейшему росту. Однако даже в недавних условиях благоприятной экономической ситуации и относительной доступности информации о рынке труда значительное количество выпускников, как и в других регионах, все равно оказывалось в определенной степени не готово к переходу от учебы к работе.

Опрос показал, что абсолютное большинство респондентов осознанно выбрали свою профессию. На вопрос «Что привлекает Вас в Вашей профессии?» 98% ответили, что специальность интересная и дает возможность для творчества в труде, для профессионального роста (карьеры), что специальность хорошо оплачивается (96%). Среди выпускников вузов, обучавшихся на платной основе (29%), удовлетворенных профессией встречается больше, чем в целом по совокупности. Эти данные согласуются с результатами исследований, проведенных в России, где анализируются отдельные характеристики экономического сознания и поведения квалифицированной молодежи [8;

59]. При этом настораживает то обстоятельство, что в условиях жесткой рыночной конкуренции за рабочие места практически все 100% опрошенных отметили уверенность, которую дает специальность, в стабильности трудовой деятельности. Такой ответ с позиции «должного», но с явным отрывом от реальных трудностей трудоустройства и адаптации на рынке труда в соответствии с полученной профессией и уровнем квалификации выпускников вузов свидетельствует об остроте и сложности процесса их приспособления к новым реалиям и требованиям, связанным с началом трудовой деятельности. При этом личный опыт подработки во время учебы в вузе (его имеют 55% выпускников) явно свидетельствует об ином: лишь у 30% такая подработка была связана с полученной специальностью в вузе, у 33% – лишь частично связана, а у 37% – никак не связана. Кроме того, респонденты со знанием дела ответили на вопрос «Удовлетворяет ли Вас ожидаемый размер заработной платы квалифицированного специалиста в Латвии после окончания вуза?». Лишь 8% отметили, что «вполне удовлетворяет». Большинство же (52%) считает, что уровень зарплаты удовлетворяет лишь частично, и 40% считают, что он совершенно их не удовлетворяет.

Конкретизация представлений выпускников вузов Латгалии о приоритетах профессий на рынке труда Латвии дала интересные, хотя и весьма субъективные, то есть не вполне отвечающие действительности, ответы на вопрос «Какие профессии высшей квалификации, по Вашему мнению, востребованы, а какие не востребованы на рынке труда в Латвии?» (см. табл. 1) Ответы респондентов показывают, что в первую тройку самых востребованных профессий высшей квалификации на рынке труда в Латвии, по мнению выпускников вузов, входят: врачи (их отметили 89% ответивших), инженеры производственных специальностей - 87%, инженеры строительных специальностей - 85%. А к первой тройке невостребованных профессий высшей квалификации респонденты отнесли:

специалистов по искусству, музыке, архитектуре - 81% ответивших, специалистов по социальным наукам – социологов, психологов, социальных работников и других (60%), специалистов-филологов – журналистов, переводчиков (52%). Возможно, из за ограниченного спроса на таких специалистов на региональном рынке труда. В настоящее время ситуация здесь характеризуется неопределенностью конъюнктуры квалифицированной рабочей силы на рынке труда из-за наступившего глубокого кризиса в стране.

Таблица Приоритеты профессий высшей квалификации на рынке труда в Латвии в оценках латгальских студентов (% от числа ответивших, N = 239) Профессии Востребованы Не востребованы Врачи 89 Инженеры производственных 87 специальностей (энергетики, технологи и другие) Инженеры строительных специальностей 85 Инженеры по информационным 84 технологиям Специалисты по транспорту, логистике 77 Педагоги 74 Специалисты по экономике, менеджменту, 66 финансам Специалисты по точным наукам 59 (математики, физики) Специалисты по естественным наукам 53 (биология, химия и другие) Юристы 49 Специалисты-филологи (журналисты, 48 переводчики) Специалисты по социальным наукам 40 (социологи, психологи, социальные работники и другие) Специалисты по искусству, музыке, 19 архитектуре Какие трудовые ценности и установки преобладают у студентов? Основными критериями трудовой деятельности респондентов стали «возможность самореализации в труде» (60%), «поддержка и уважение других людей» (54%), то есть более половины их рассматривают профессиональную трудовую деятельность как способ самореализации личности, а не только как средство заработка. Такое отношение к труду соотносится у респондентов с высокой значимостью терминальных (базовых) ценностей, выступающих также в качестве ресурсных возможностей личности (образование, карьера, профессионализм (94%), хорошее здоровье (94%), крепкая семья (93%), и нацелено на «достижение материального благополучия» (83%).

Отметим, что более половины выпускников вузов обладают опытом частичной занятости на местном, региональном рынках труда, следовательно, имеют вполне реальное представление о конъюнктуре рабочих мест на этих рынках.

Примечательно, что 70 % их подрабатывали не всегда по выбранной в вузе специальности. Одной из причин этого является отсутствие на региональном уровне действующей системы профессиональной практики по избранной специальности для студентов старших курсов вузов Латгалии.

При изучении экономического сознания выпускников вузов возникает необходимость исследовать структуру их значимых целей, притязаний, а также направления, вероятность и методы достижения ими материальных и социальных благ. У респондентов спрашивали: «Кем Вы видите себя через 5 лет и что из перечисленного сможете иметь?». Предлагалось отметить несколько вариантов из возможных и достижимых для них. Наибольший процент в ответах выпускников вузов получила такая жизненная ценность, как «хорошая семья, работа по душе»

(48%). Достижимым благом для 25% оказалось собственное жилье (дом, квартира).

27% хотят продолжить образование (закончить магистратуру, докторантуру). Такое же количество выпускников рассчитывают жить там, где будут достойно оплачивать их труд, в том числе за пределами Латвии.

Считают достижимыми целями: «жить лучше, чем родители» - 20%, «иметь постоянную работу, но где – неизвестно» - 17%, «иметь прибыльный бизнес» - 16%.

Последние два ответа свидетельствуют о невысокой предрасположенности респондентов к деловой активности, предприимчивости, что заметно отличается от ориентации российского студенчества, где такая склонность отмечается почти у половины опрошенных [8;

59], [9;

126]. Одно из последних значений по частоте упоминания получила такая возможность, как «свободно выбирать место жительства и вид деятельности» (10%). Ввиду открытых границ между 27 странами Евросоюза, но различных «фильтрующих» требований национальных рынков труда к специалистам высшей квалификации (сертификация, язык, навыки и опыт работы по специальности и др.) такая возможность становится мало актуальной для большинства выпускников вузов региона. Последнее место в ответах получила возможность «пройти квалификацию, сменить специальность на более востребованную» (9%). Следовательно, привлекательность избранной профессии для 9/10 выпускников вузов Латгалии является вполне осознанной.

Вместе с тем из ответов виден общий невысокий уровень достижения целей, притязаний выпускников вузов (ни один из ответов не получил хотя бы больше половины голосов респондентов). Данное обстоятельство свидетельствует о преобладании активно-адаптационного и пассивно-адаптационного типов практического экономического сознания (и мышления) выпускников вузов Латгалии над активно-деятельным типом.

Несмотря на происходящие процессы дифференциации в экономическом сознании респондентов, в нем одновременно и бесконфликтно уживаются две системы ценностей: традиционно-трудовая и индивидуалистическая (рыночно прагматическая). При ответе выпускников вузов Латгалии на вопрос «Какие ценности Вы разделяете?» наиболее высокие ранги получили такие жизненные ценности, как «образование, профессионализм, карьера», «хорошее здоровье» (94%), «крепкая семья, работа по душе» (93%), «материальное благополучие» (83%), «любить и быть любимой(-ым)» (71%). Аналогичные позиции эти ценности занимают и у студенческой молодежи России, других постсоциалистических стран [10;

339], [11].

Более половины позитивных ответов получили и такие традиционные трудовые ценности, как «возможность самореализации в труде» (60%), «поддержка и уважение других людей» (54%). К ним примыкает и достаточно значительное число таких ответов, как «жить менее богато, с гарантированным уровнем доходов, без риска» (38%). Менее трети ответов отражают индивидуалистические ценности:

«расчет в жизни лишь на себя и свои силы» (30%), «жить богаче, но рискуя, действуя активно» (17%). Ценность богатства – на последнем месте среди всех ответов. Ее разделяют лишь 13% выпускников вузов Латгалии (см. табл. 2).

Таблица Отношение респондентов к терминальным и инструментальным ценностям ( % от числа опрошенных, N = 241 ) Виды ценностей Позитивное Ранг отношение Образование, профессионализм, карьера 94 Хорошее здоровье 94 Крепкая семья, работа по душе 93 Материальное благополучие 83 Любить и быть любимой(-ым) 71 Возможность самореализации в труде 60 Удача, везение 59 Поддержка и уважение других людей 54 Положение, связи (свои, родителей, родственников) 53 Предприимчивость 49 Трудолюбие, добросовестность 43 Жить менее богато, с гарантированным уровнем 38 дохода, без риска Расчет в жизни лишь на себя и свои силы 30 Жить богаче, но рискуя, действуя активно 17 Религия («следование религиозным заповедям») 16 Богатство («ни в чем себе не отказывать») 13 Одной из задач исследования было выяснение соответствия между собственным представлением выпускников вузов Латгалии о путях достижения жизненного успеха и их оценкой о преобладающих в латвийском обществе способах его достижения. Анализ ответов выпускников вузов показал отсутствие заметного разрыва между ними по ряду позиций. Общим в путях достижения жизненного успеха, как отдельной личности, так и в общественном представлении, является высокая оценка образования, уровня профессиональной подготовки, инициативы и настойчивости. Однако и роль внешних условий в достижении благосостояния заметна. Так, место работы (должность, уровень оплаты) важны для 76% студенческой молодежи, и эти же факторы представляются значимыми в Латвии для социального успеха у 74% опрошенных. «Удача, везение» важны для 80% выпускников вузов, и 59% отметили, что это сегодня помогает в Латвии стать успешным. Представляется положительным, что инициативу и настойчивость выбирают как инструмент достижения личного успеха 78% респондентов, в то время как прагматизм, циничность в достижении целей для себя отметили 50% опрошенных. Вместе с тем о росте конформизма в массовом сознании свидетельствуют и последние места в ранжировании ответов выпускников о том, что сегодня в Латвии помогает стать успешным: «добросовестный труд» - 43%, «прагматизм, умение постоять за себя» - 38%, «честность, принципиальность» - 13%.

В ответах большинства респондентов прослеживается устойчивая корреляция между их притязаниями и способами достижения жизненного успеха (профессиональная подготовка, высокая квалификация, хорошее здоровье). Вместе с тем в их экономическом сознании проявляется двойственность установки:

одновременно на авантюрно-внешние способы достижения жизненного успеха («удача, везение» – 80% ответов) и на трудовые активно-деятельные способы («инициатива, настойчивость» – 78% ответов). Эту эклектичность экономического сознания выпускников вузов Латгалии можно объяснить своеобразным приспособлением к складывающейся ситуации в современной социально экономической среде Латвии. С одной стороны, в условиях членства страны в ЕС и резко возросшей территориальной мобильности молодежи, интеграции в глобальную экономику действительно возросла степень везения, случая в достижении жизненных целей молодежи. Однако, с другой стороны, на локальном уровне многое продолжают решать такие традиционные личностные трудовые установки, как компетентность, инициатива, настойчивость молодых людей.

Весьма положительно, что в экономическом сознании выпускников вузов Латгалии, в аспекте достижительности социально-экономических целей, заметно возросла роль высшего образования и профессионализма. Заслуживает положительного внимания и тот факт, что вузовская молодежь, получая высшее образование и жизненный опыт в условиях либеральной рыночной экономики Латвии, не демонстрирует подавляющего смещения интересов в сторону прагматизма как базовой категории рациональности рынка. Эти интересы разделяют от 38% до 50% опрошенных.

На наш взгляд, это можно объяснить тем, что в Латгалии основной состав населения – латыши (около 44%) и русские (около 40%) [12;

142-143]. Оба народа (латыши и русские) принадлежат к «женскому» типу культуры (согласно этнометрическому подходу Г. Хофстеда к сравнительному анализу хозяйственно культурных ценностей), для которой характерны забота о ближних, приоритет семейных ценностей и которой чужда эгоистическая установка на индивидуалистическую пользу и выгоду [13;

80-86]. Исследование показало определенный консерватизм экономического мышления профессиональной молодежи Латгалии. Хотя современная молодежь региона мобильна, толерантна и легко принимает в свой ценностный мир материальные блага и деньги, почти половина её принимает их не любой ценой. Респонденты полагают, что социальный статус человека в немалой степени определяется его собственными усилиями в реализации способностей, а не только внешними обстоятельствами (личные связи, удача, везение, место работы и т.д.).

На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

Характер вовлеченности выпускников вузов, профессиональной молодежи Латгалии в социально-экономическую деятельность, различия в типах экономического сознания (мышления) и поведения (пассивно-адаптационный, активно-адаптационный и активно-деятельный) определяются не столько степенью субъективных факторов (пол, возраст, семейное и материальное положение), сколько степенью объективных факторов (преобладающей системой социально экономических ценностей, особенностями современного рынка труда, мобильностью молодежи).

Заметная часть профессиональной молодежи региона не разделяет либерально-рыночную направленность проводимой экономической политики страны, хотя и адаптируется к ней посредством активно-адаптационной и пассивно адаптационной форм практического экономического мышления и поведения.

Традиционно-нерыночная ценностная доминанта, при весьма заметном влиянии либерально-рыночной ценностной доминанты, в значительной степени определяет и разный характер экономической активности (моделей экономического поведения) выпускников вузов Латгалии: инициативный или пассивный, трудовой или прагматичный, конформистский или профессионально-реализующийся.

В целом у выпускников вузов, профессиональной молодежи региона преобладает промежуточный тип экономического сознания (мышления) и поведения - активно-адаптационный. Они как субъект экономической деятельности обладают востребованным в имеющейся экономической ситуации личностным потенциалом:

социально значимыми ценностями, сдержанным оптимизмом в отношении современных требований к ней на рынке труда, пониманием возможностей и границ влияния на происходящие социально-экономические процессы в обществе на основе собственных усилий.

Сопоставительный анализ наших данных с данными, полученными российскими авторами, показывает сходство экономического сознания и ценностных ориентаций латгальской и российской студенческой молодежи по отдельным их характеристикам (отношение к труду, выбору профессии, богатству, к базовым, смысложизненным ценностям и т.д.). В то же время видны различия по таким характеристикам, как: «стремление к знаниям, профессиональной подготовке» (у латгальской студенческой молодежи они выше);

ориентация на труд руководителя и предпринимательство (у латгальской студенческой молодежи они ниже). Имеются и другие сходства и различия. Поэтому представленные результаты могут быть полезны в дальнейших сравнительных исследованиях по аналогичной проблематике.

Список литературы 1. Melnis A., Abizre V. Prskats par Latvijas augstko izgltbu 2008.gad (skaiti, fakti, tendences). Izgltbas un zintnes ministrija, Augstks izgltbas un zintnes departaments. Rga, 2009. URL: http://izm.izm.gov.lv/registri-statistika/statistika augstaka/3290.html (дата обращения: 28.08.2009).

2. Egltis J. Izgltba zinanu ekonomikai.// Izgltba zinanu sabiedrbas attstbai Latvij. Zintniski ptnieciskie rakst.2007.№2 (13). Rga: Zintne,2007.Lpp.142-162.

3. Воронов В.В. Экономическое сознание и экономическая практика на рубеже XXI века. - Санкт-Петербург: НИИХ СПбГУ, 2003;

Voronov V. Sociology of economic practice and economic consciousness: questions of methodology. Daugavpils: Daugavpils University Academic Press „Saule”, 2008.

4. Бороноев А.О., Смирнов П.И. Россия и русские. Характер народа и судьбы страны. 2-е доп. изд. - Санкт-Петербург: “Санкт-Петербургская панорама”, 2001.


5.Волков Ю.Г., Епифанцев С.Н., Гулиев М.А. Социология: Учебное пособие.

Москва: ИКЦ «МарТ», 2007.

6.Voronovs V., Petrova I., Rako E. Reionls ekonomikas konkurtspjas paaugstinana un aktv adaptcija globalizcijas apstkos. - Daugavpils: DU Akadm.apg. „Saule”, 2006.

7. Eurostat yearbook 2008. URL: http://www.epp.eurostat.ec.europa.eu (дата обращения: 15.08.2009).

8. Могильчак Е.Л. Экономические ориентации студенчества – их взаимосвязи и методы формирования //Социологические исследования. 2005. № 10. С.57-62.

9. Тюрина Ю.А. Образовательная ситуация в дальневосточном регионе в представлениях студентов //Социологические исследования. 2008. № 11. С.123-127.

10. Троцук И.В. Студенчество постсоциалистических стран: ценностные ориентации./ Сорокинские чтения. Отечественная социология: обретение будущего через прошлое. Тезисы докладов IV Всероссийской научной конференции. Рязань:

Ряз.гос.ун-т им.С.А.Есенина, 2008. С.337-339.

11. Багдасарьян Н.Г., Немцов А.А., Кансузян Л.В. Послевузовские ожидания студенческой молодежи //Социологические исследования. 2003. № 6. С.113-119.

12. Latvijas statistikas gadagrmata 2007. - Rga: LR Centrl statistikas prvalde, 2008.

13. Латова Н., Латов Ю. Этнометрические подходы к сравнительному анализу хозяйственно-культурных ценностей.// Вопросы экономики. 2008. № 5. С.80-102.

*** А.П. Новопашин ПРАКТИКА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ Сегодня уже невозможно представить эффективное государственное управление без обратной связи между властью и населением, системного изучения общественного мнения и социальной экспертизы управленческих решений.

Исходя из этого в 2001 году в структуре исполнительных органов власти Тюменской области было создано специальное аналитическое подразделение, введена функция информационно-аналитического обеспечения управленческих решений путем системного изучения социально-политической ситуации и подготовки соответствующих документов.

За этот период сложилась вполне эффективная система организации и проведения социологических и мониторинговых исследований по текущим и актуальным для общества проблемам, что позволяет достаточно полно изучать складывающуюся ситуацию в социальной сфере на юге Тюменской области.

На основе этого руководству области регулярно готовятся аналитические материалы по наиболее актуальной проблематике, касающейся жизни наших граждан и самых важных текущих политических вопросов. Развернутые социологические исследования не только затрагивают такие значимые проблемы, как, к примеру, межэтнические и межнациональные отношения среди жителей юга области, оценки ими состояния охраны правопорядка и безопасности и т.п., но и в мониторинговом режиме обеспечивают руководство области информацией об оценке гражданами общей обстановки в социальной и политической сферах. Так, ежегодно изучается рейтинг проблем, наиболее значимых для населения, что позволяет не только фиксировать наличие проблем как таковых, но и на основе накопленных данных с достаточной степенью уверенности и достоверности прогнозировать развитие ситуации на близкую перспективу. В течение ряда лет нами проводились исследования по оценке населением эффективности реализации на территории области президентских национальных проектов и областных долгосрочных целевых программ;

во исполнение указов Президента налажено ежегодное изучение оценки населением эффективности деятельности органов государственной власти по заданным в этих указах критериям.

Полученные данные позволяют с высокой степенью достоверности (выборка по таким исследованиям обычно составляет не менее 0,1% от общего числа жителей юга области, что делает их вполне репрезентативными) оценить уровень и значимость беспокоящих население проблем.

Ежемесячные телефонные опросы жителей всех городов юга области (опрашивается не менее 1000 человек) ставят задачей определение отношения населения не только к важным политическим и социальным проблемам страны и региона, но и к вопросам, значимым в силу ситуативных факторов (так, в этом году уже трижды - по одному разу в квартал - мы изучали оценку населением влияния на его жизнь основных кризисных факторов). Полученные данные весьма интересны сопоставление результатов февральского, майского и августовского опросов свидетельствует о том, что наши люди — оптимисты, несмотря ни на какие кризисы.

Количество респондентов, с оптимизмом оценивающих свое будущее с точки зрения доходов, составляет 24,7%, что существенно лучше ситуации в феврале (16,4%).

Тех, кто не надеется на повышение доходов, но рассчитывает сохранить их уровень стабильным -27,9%. Можно отметить еще тот факт, что если раньше наибольшую тревогу по поводу кризиса высказывали люди пожилого возраста, то сейчас именно пенсионеры наиболее оптимистичны: 11,5% из них считают, что экономическая ситуация для них улучшилась (против 2,5% в феврале и 8,4% в мае) и это - прямой результат проводимой социальной политики.

При этом достаточно высок показатель (44%) числа опрошенных, осведомленных о мерах Правительства области по улучшению экономической ситуации (обычно политикой регионального уровня люди интересуются заметно меньше).

В связи с этим следует отметить, что проводимый нами ежедневный и еженедельный мониторинг печатных и электронных средств массовой информации направлен на получение данных об освещении ими деятельности исполнительных органов власти и принимаемых ею решений. В то же время информация в СМИ зачастую является выражением общей редакционной политики издания либо изложением субъективных взглядов авторов, что делает социологические исследования, с их охватом большинства населения, более объективным и достоверным каналом обратной связи.

Сам по себе системный подход и востребованность аналитической информации свидетельствуют о новых, современных принципах организации управления на уровне руководства области. Цикличность изучения наиболее значимых проблем позволяет не только зафиксировать их актуальность на конкретный момент, но и спрогнозировать тенденции их развития, а также оценить деятельность органов власти по решению этих проблем за предыдущий период и внести соответствующие коррективы в управленческие решения.

В Тюменской области формируется своя социологическая школа.

Правительством области, Тюменской областной Думой, муниципальными органами власти, высшими учебными заведениями, социологическими и маркетинговыми организациями наработан большой массив данных, накоплен опыт организации и проведения развернутых полевых исследований по самому широкому спектру современных проблем. Очевидно, что наступил период, когда становится востребованной координация этой работы на уровне региона. Высказываемая в последние годы идея создания координационного центра (совета) по проведению социологических исследований на территории области, действительно, могла бы способствовать этому. Наличие такого центра с участием всех компетентных и заинтересованных лиц, экспертного сообщества позволит не только координировать тематику проводимых в области социсследований, и тем самым избежать проведения исследований по одним и тем же темам, реально сэкономить значительные средства, но и даст возможность создать единый банк данных для совместного использования. Надеюсь, что это предложение найдет место в обсуждении проблем на данном форуме.

Желаю вам плодотворной работы, конструктивного и взаимовыгодного обмена мнениями, интересных находок и успехов в вашей работе.

***  И.А. Кох СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ МАЛЫХ ГОРОДОВ (Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ 08-03-00626а) В настоящее время город – это преобладающая социально-пространственная форма организации общества. Города отличаются от сельских поселений более высокой степенью развития социальной инфраструктуры, большим разнообразием форм и видов деятельности населения, архитектурными особенностями и комфортностью жилища, более разнообразной социальной структурой, почти адекватной структуре общества. Для города характерны концентрация большого числа жителей, значительная плотность населения на относительно ограниченной территории, наличие промышленных предприятий и связанных с ними объектов социальной инфраструктуры. Урбанизация особенно бурно развивается в XIX – XX вв. В настоящее время городское население на планете составляет примерно 41%, а в развитых странах Европы – до 80%.

Особое место среди городских поселений занимают малые города, к которым обычно относят города с населением до 100 тысяч жителей. Малых городов в России более трех тысяч, живет в них около 40 миллионов человек. Поэтому изучение тенденций социокультурного развития малых городов представляет большой интерес. Каждый город имеет свою особенность, свой стиль жизни, свой профиль промышленной деятельности и духовной культуры.

Актуальность исследования тенденций социокультурного развития малых городов обусловлена несколькими факторами. Во-первых, в современных условиях с переходом к рыночному хозяйству значительно изменилась структура занятости экономически активного населения. Если ранее в нашей стране преобладали города с монопрофильной промышленностью или градообразующими предприятиями, то в последние 20 лет трудовая деятельность жителей малых городов стала значительно разнообразней за счет развития сферы услуг и развлекательного бизнеса.

Экономика малых городов получила новые стимулы развития, которые положительно отразились на социально-экономическом благополучии населения городов и регионов в целом.

Во-вторых, малые города выступают ареной развития малого бизнеса и соответственно формирования среднего класса. Изменения экономической активности населения связаны прежде всего с развитием малых предприятий, которые более гибко реагируют на превратности экономической конъюнктуры и обеспечивают разнообразие форм занятости жителей. Всемерная поддержка малого предпринимательства со стороны местных органов власти способна обеспечить рост экономической активности, приток налоговых поступлений в местный бюджет, развитие социальной инфраструктуры.


В-третьих, …»проблемы малых городов проявляются гораздо острее ввиду их особой роли в системе экономических отношений. В больших и малых городах, как убедительно показывает практика, различные возможности обеспечения социально экономического развития. Столичные города, крупные торгово-промышленные центры, ориентированные на внешние рынки, более активно используют потенциал и механизмы социально-экономического роста. Наиболее благоприятные условия создаются в крупных городах за счет концентрации финансовых ресурсов, активности коммерческих структур, зарубежных инвесторов, наличия образовательных учреждений. Малые города отличаются ограниченностью указанных факторов развития. Вот поэтому обеспечение социально-экономического развития малых городов требует особого подхода» [1;

143].

Особенности социокультурного развития малыых городов в России обусловлены в первую очередь зависимостью от состояния экономики города, работы промышленных предприятий. Наличие в городе крупного градообразующего предприятия, на котором занято иногда до половины всего трудоспособного населения, имеет свои положительные и отрицательные стороны. Однако если ранее предприятия обычно содержали значительную долю социальной инфраструктуры малых городов (образование, здравоохранение, учреждения культуры, бытовые предприятия и др.), то в последние 15 – 20 лет социальные учреждения как непрофильные были переданы на баланс муниципальным органам власти. Это привело к временной дестабилизации социокультурного развития городов.

Принципиальное значение для социокультурного развития малых городов имеет положение дел в экономике региона и сфере занятости населения. В сложных условиях находятся города с градообразующим предприятием и слабым развитием малого предпринимательства. В современных рыночных условиях градообразующее предприятие, которое является монополистом на локальном рынке труда, при прочих равных условиях будет проявлять меньший спрос на рабочую силу и выплачивать меньшую зарплату, чем предприятие, действующее в условиях нормальной конкуренции. Особенности производственной технологии градообразующего предприятия определяют и демографическую, и профессиональную структуру спроса на рабочую силу в малом городе. В таких городах ограничивается профессиональная мобильность трудящихся, сужаются возможные сферы трудовой деятельности, что в наибольшей степени затрагивает интересы молодежи, стремящейся к расширению сферы профессиональных возможностей. Такая ситуация негативно отражается и на демографических процессах, стимулирует нежелательную миграцию. Наконец, возникают трудности в муниципальном управлении.

В условиях территориальной изолированности, монополизации градообразующим предприятием рынка труда и социально-экономической сферы складываются специфические тенденции социокультурного развития города с ограниченными возможностями. В малых городах складывается своеобразная структура спроса и предложения специалистов различных профессиональных групп, возникают диспропорции социокультурного развития, что можно оценить при сравнении ситуации в конкретном городе с другими городами в регионе. Важнейшим показателем уровня социокультурного развития городов является уровень и качество жизни населения. Оценка качества жизни предусматривает оценку не только уровня материального благосостояния людей, но и их здоровья, образования, сохранения окружающей среды, реализации прав и свобод, комфортности жилищных условий.

В Свердловской области многие малые города являются монопрофильными с градообразующими предприятиями. Эта ситуация сложилась еще в советское время и была обусловлена территориально-отраслевым разделением труда в стране.

Наличие больших запасов полезных ископаемых и их огромного разнообразия на Урале создало предпосылки для развития горнодобывающей и горно металлургической промышленности в регионе, а во время Великой Отечественной войны были эвакуированы из европейской части многие машиностроительные предприятия, которые остались здесь и после окончания войны. Именно сосредоточение этих предприятий и обусловило возникновение большого числа монопрофильных малых городов в регионе.

В 2008 году нами было проведено социологическое исследование социокультурных процессов в регионе, в рамках которого был осуществлен массовый анкетный опрос. Всего было опрошено 1004 жителя Свердловской области всех возрастных категорий. Исследование позволило выявить ряд проблем развития малых городов.

Жители малых городов видят немало преимуществ в регионе своего проживания. Сравним мнения жителей трех таких городов с мнением населения, проживающего в крупном городе Екатеринбурге (1 315 тыс. чел.) и в сельской местности (см. таблицу 1). Из приведенных данных видно, что население малых городов считает свой регион малоперспективным для жизни (от 9,3% до 16,5%) в противоположность Екатеринбургу (31,7%). Аналогично расцениваются и возможности трудовой активности для инициативных людей (от 5,2% в Североуральске до 27, 6% в Екатеринбурге). Согласно результатам опроса крупный город все же рассматривается как более привлекательный.

Среди непривлекательных черт отмечается слишком суровый климат, падение социальной активности.

Таблица Привлекательные черты региона Ответы в % к числу опрошенных Привлекательные черты Северо- Екатерин- Сельская региона Качканар Асбест уральск бург местность Красивая природа 62,9 54,8 67,0 29,7 48, Добрые, душевные 5,2 11,8 11,3 8,1 21, люди Это регион, 16,5 15,1 9,3 31,7 12, перспективный для жизни Здесь много 7,2 9,7 5,2 27,6 12, возможностей для инициативных людей Другое 3,1 2,2 3,1 1,2 0, Затруднились ответить 5,2 6,5 4,1 1,6 5, В оценке социокультурного развития городов определяющим фактором является материальное положение населения. Оценка своего материального положения и материального положения своей семьи в монопрофильных малых городах несколько ниже, чем в крупных городах (см. таблицу 2).

Таблица Оценка материального положения своего и своей семьи Оценка материального Северо- Екатерин Сельская Качканар Асбест уральск бург местность положения Денег не хватает на 14,3 13,0 15,9 10,6 11, повседневные затраты На повседневные затраты уходит 21,4 10,1 13,0 11,3 20, вся зарплата На повседневные затраты 10,0 24,6 17,4 13,9 8, хватает, но покупка одежды затруднительна В основном хватает, кроме 35,7 33,3 26,1 34,8 37, покупки дорогостоящих предметов Почти на все хватает, кроме 17,1 18,8 27,5 26,8 20, приобретения машины, квартиры Практически ни в чем себе не 1,4 0,0 0,0 2,6 2, отказываем Социокультурное развитие городов определяется по состоянию здоровья, образования, бытового обслуживания и жилищно-коммунального хозяйства, с учетом оценки жителями качества услуг, предоставляемых населению. Полученные ответы обобщены в таблице 3.

Качество жилищно-коммунального обслуживания половина опрошенных оценивает как «удовлетворительное», а 39,8% – как «плохое». Менее 7% считают его хорошим. Благоустроенность своего двора, микрорайона 42,5% жителей Свердловской области характеризуют как «удовлетворительное», а 44,9% – как «плохое». Эти данные свидетельствуют о наличии положительной взаимосвязи между указанными видами сервиса.

Разнообразие бытовых услуг, по мнению 56,3% жителей Свердловской области, является удовлетворительным. 19,4% опрошенных полагают его хорошим, а 18,6% дают противоположную оценку.

Таблица Качество услуг, предоставляемых населению Ответы в % к числу опрошенных рами повседневного двора, микрорайона Характер застройки Благоустроенность долговременного Снабжение това почты, телефона общественного Качество услуг бытовых услуг Качество ЖКХ Разнообразие Оценка качества услуг, пользования Снабжение товарами предоставляемых Уровень порядка спроса города населению Затруднились ответить 2,1 5,7 2,4 1,6 1,7 4,1 1,0 7, Плохо 39,8 18,6 2,9 2,6 44,9 31,3 11,8 27, Удовлетворительно 51,3 56,3 25,0 27,8 42,5 58,2 51,8 47, Хорошо 6,8 19,4 69,6 68,0 10,9 6,4 35,5 17, Все это обусловливает повышенное внимание к перспективам развития малых городов как субъектов социокультурного развития регионов. Поскольку в малых городах сосредоточена значительная часть населения, то исследование тенденций их развития приобретает все возрастающее значение.

Список литературы 1. Горнаева Л.А. Менеджмент в мире свободного предпринимательства: Курс лекций-этюдов /Л.А. Горнаева. О.В. Лаврова, В.Н. Шахаров. - Саратов, Сарат. гос.

техн. ун-т, 2002.

2. Заславская Т.И. Современное российское общество. Социальный механизм трансформации. - М.: Изд-во «Дело», 2004.

3. Любовный В.Я. Монопрофильные города России: Проблемы и возможные пути решения // Жилищное право. 2001. № 3.

4. Социально-экономическое развитие малых городов /Под ред. Г.Ю. Ветрова. – М.: Фонд «Институт экономики города», 2002.

*** А.Н. Силин КРАЙНИЙ СЕВЕР: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И МЕХАНИЗМЫ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ Несмотря на усиливающуюся роль Севера как главного рычага выживания и развития России, научному изучению и обоснованию стратегии и конкретных технологий формирования и функционирования здесь экономики и социальной сферы уделяется в нашей стране явно недостаточное внимание. Если в мире ежегодно созывается около 200 научных симпозиумов и конференций, посвященных проблемам Севера, то в России такие встречи можно сосчитать по пальцам.

В научное изучение северных проблем за рубежом вкладываются значительные средства государствами, даже в отличие от России не имеющими собственных территорий на Крайнем Севере (например, Японией), региональными властями, различными фондами и организациями (Международным энергетическим агентством (IEA), нефтегазовыми компаниями (ВР, Shell и др.) [1].

В России исследованием социально-экономических проблем Севера, к сожалению, занимаются единицы. Сегодня интерес к стратегии хозяйственного освоения российского Севера оказался выше за рубежом, чем у нас, и позиции России как в познании специфики и проблем Севера, так и в обосновании возможностей их эффективного использования и разрешения, оказались серьезно ослаблены.

На состоявшемся в апреле 2004 года совещании Президиума Госсовета в г. Салехарде с участием Президента Российской Федерации и руководителей северных объектов Федерации и нефтегазовых компаний обсуждались две полярные концепции освоения Севера:

- активное отселение нетрудоспособного населения с Севера в центральные и южные регионы страны, максимальное использование межрегиональной формы вахтового метода в топливодобывающих предприятиях;

- освоение и развитие территории Севера: соединение его с Центром России и другими странами надежными транспортными и телекоммуникационными магистралями, использование вахтового метода лишь как временное тактическое решение, не на словах, а на деле создание нормальных условий жизнедеятельности для аборигенного и адаптированного на Севере населения.

Разумеется, между этими двумя крайними позициями возможны различные промежуточные, видимо, одна из них и будет реализована. Однако следует признать, что исследованием и обоснованием стратегий освоения Севера в нашей стране по-настоящему никто не занимается. Известны лишь отдельные фрагментарные работы тюменских ученых, в т.ч. автора, занимающегося этой проблемой около 40 лет, и североведов из других регионов: экономистов, социологов, географов, медиков и др. [2 - 12].

Между тем необходимо на междисциплинарной основе разработать системный механизм управления социокультурными и социально-экономическими процессами для существующих и предстоящих условий развития циркумполярного региона и для разных сценариев изменения общей ситуации.

Актуальность этой проблемы, подтвержденная на состоявшемся в Салехарде 24 сентября этого года совещании премьер-министра России с руководителями крупнейших мировых энергетических компаний, обусловлена противоречиями между экстремальными условиями Крайнего Севера, непригодными для постоянного проживания пришлого населения и требующими повышенных затрат финансовых средств для создания приемлемого качества жизнедеятельности, с одной стороны, и необходимостью получения здесь топливно-энергетических и иных ресурсов, без которых страна не может обойтись - с другой. «Надо знать, куда мы будем двигаться через 5, 10 или 20 лет», - отметил на этом совещании премьер-министр. На эти вопросы частично должна ответить разрабатываемая в настоящее время ОАО «Газпром», Администрацией ЯНАО и Минэнерго России Программа комплексного освоения месторождений полуострова Ямал и прилегающих акваторий. Однако нужны еще механизмы реализации этой программы и соответствующие инновационные управленческие технологии по эффективному взаимодействию бизнеса, федеральных и местных органов власти и структур гражданского общества для обеспечения социального и физического самочувствия и в целом достойного качества жизни всех, кто живет и трудится на Севере, минимизации техногенного воздействия на арктические экосистемы, сохранения традиционного уклада жизни аборигенного населения. В рамках этих механизмов должны быть обоснованы и апробированы инновационные технологии отбора работников для северных предприятий и их адаптации в нетрадиционных условиях, сохранения здоровья и работоспособности людей и их потомства, социального обслуживания северян и др.

По каждой из предложенных инновационных управленческих технологий должно быть разработано экономическое и социологическое обоснование, проведены сравнительные расчеты экономической, социальной и экологической эффективности с альтернативными подходами.

Необходимо инициировать исследования, направленные на решение таких задач, как:

- анализ эффективности традиционной и вахтовой форм организации труда на Крайнем Севере для разных условий трудовой деятельности;

- выявление и анализ социального самочувствия традиционного и вахтового персонала северных предприятий;

- оценка существующих и инновационных технологий подбора кадров для северных предприятий, организации производства и социального обслуживания, пенсионного обслуживания северян, создания адаптационных механизмов для новичков и др.;

- оценка состояния здоровья стационарного и вахтового персонала на Севере по данным медстатистики и результатам субъективной самооценки работников;

- оценка существующих технологий медицинского обслуживания и реабилитации здоровья северян по данным экспертного опроса;

- оценка экологической ситуации и взаимодействия топливодобывающих предприятий с аборигенным населением Севера;

- общая оценка динамики и существующей ситуации в сфере регулирования социальных процессов на предприятиях Крайнего Севера, латентных социальных процессов, возможных траекторий изменений социальной ситуации.

Специфика циркумполярного региона, оказывающая значимое влияние на социально-экономические процессы, в настоящее время достаточно хорошо изучена. Это, в первую очередь, температурный и аэродинамический режим, бедность флоры и фауны при многообразии гнуса, однообразие ландшафта, слабое развитие инфраструктуры и др. [13].

При этом на здоровье человека на Севере значительное влияние оказывает не только температурный фактор, как обычно полагают, а комплексное воздействие контрастной фотопериодичности, холода, ветрового режима, повышенный геомагнитной активности, своеобразия микроэлементного состава воды и пищи и др.

Сотрудниками СО РАМН выявлен синдром полярного напряжения, который в отличие от синдрома стресса, изученного Г. Селье, присущ исключительно Северу.

По данным медсанчасти ООО «Газпром добыча Ямбург», лишь около 30% вахтовиков обладают адаптационными особенностями организма, позволяющими им находиться на Севере до глубокой старости без серьезных отклонений в состоянии здоровья [14]. Поэтому необходимо разработать и внедрить особые социальные механизмы и технологии, обеспечивающие здоровый образ жизни и, в итоге, здоровье людей, работающих на Севере, и их потомства.

Между тем известно, что северный алкоголизм поддается лечению значительно труднее, чем в южных и средних широтах. При этом, по данным медстатистики, в первые пять лет жизни на Севере доля смертей мужчин от отравления алкоголем и суицида в структуре смертности превышает 50%. Социологические исследования, проводимые нами в городах ЯНАО, показали, что из-за отставания развития социокультурных институтов значительная часть расходов северян приходится на спиртные напитки и азартные игры. В 90-х годах этот перечень дополнили наркотики [15 - 17].

Межрегиональный вахтовый метод, без которого при освоении Ямала не обойтись, оказывает существенное влияние на структуру социальных отношений в регионе, психологические установки и поведенческие стереотипы населения.

Негативные факторы межрегиональной вахты обусловлены частыми и значительными перемещениями в пространстве и связанными с этим климато зональными контрастами, изменениями качества пищи, питьевого режима, эпидемиологической и радиационной обстановки, нарушениями суточного режима, отклонениями сексологической обстановки, отключением от воспитания детей.

Жизнь в вахтовых поселках при практическом отсутствии персонального пространства требует от людей особых личностных качеств: социальной гибкости, владения навыками саморегуляции своего состояния, умения адаптироваться к коллективу, быстро принимать групповые нормы и ценности [18].

Вахтовая форма организации производства оказывает значимое воздействие не только на человека, но и на окружающую его среду, представляющую легкоранимые северные биогеоценозы.

Взаимосвязи экологической ситуации и вахтовой формы освоения Севера также неоднозначны. С одной стороны, вахтовый персонал пребывает на Севере значительно меньше времени, чем проживающий постоянно, живет без вторых и третьих членов семей, требует сооружения значительно меньшего количества объектов социальной инфраструктуры. Следовательно, существенно сокращается антропогенная нагрузка на природные ландшафты и негативные воздействия на условия жизни аборигенного населения. Но при этом отмечаются негативные последствия психологии вахтовика как временщика, не хозяина этой земли.

Учесть эти и другие социальные, экономические, культурологические, правовые и иные аспекты различных стратегий социально-экономического развития Крайнего Севера позволит разработка и реализация системного механизма управления циркумполярным регионом.

Список литературы 1. Котляков В.М., Агранат Г.А. Российский Север – край больших возможностей / Вестник РАН, № 1, 1999. – С. 50 - 59.

2. Прохоров Б.Б. Север в антропоэкологическом отношении / Человек на Севере: условия и качество жизни. – Сыктывкар: ИСЭПС Коми НЦ УРО РАН, 1999. – С. 36 - 39.

3. Корепанов Г.С. Социально-экономические и социокультурные особенности миграционных и демографических процессов в Тюменской области / Конституционно-правовые основы миграционной политики Российской Федерации. – Тюмень: Тюменская областная Дума, 2009. – С. 5 - 22.

4. Куцев Г.Ф. Новые города (социологический очерк на материалах Сибири). – М.: Мысль, 1982. – 269 с.

5. Зайдфудим П.Х., Голубчиков С.Н. Актуальные задачи постиндустриального этапа в освоении северных регионов / Проблемы современной экономики, № 3- (7-8), 2003. – С. 143.

6. Агранат Г.А. Использование ресурсов и освоение территории зарубежного Севера. – М.: Наука, 1984. – 263 с.

7. Агранат Г.А. Жаркие проблемы Севера / ЭКО, № 1, 2004. – С. 21 - 35.

8. Славин С.В. Освоение Севера. – М.: Наука, 1975. – 198 с.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.