авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«Тюменская областная Дума Тюменский государственный университет Тюменский государственный нефтегазовый университет СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Концептуальные недостатки законодательства, действующего в социальной сфере, обусловили вмешательство Конституционного суда. Нормотворчество порой осуществляется без должной теоретической подготовки, без продуманного плана последовательных действий, в результате чего такое законодательство противоречиво, в нем имеются серьезные пробелы неравномерного развития регионов. Это ставит перед Конституционным судом задачи особого рода - не только защитить основные социальные права граждан, но и способствовать выработке направления развития социального законодательства. Конституционный суд своими решениями и содержащимися в них правовыми позициями создает ориентиры для законодателя, способствуя последовательному развитию социального законодательства в направлении гармонизации интересов граждан и публичных интересов.

При этом суд, равно как и законодатель, не может действовать радикально, поскольку социальные права имеют значение политического стабилизатора, обеспечивая возможность поступательного общественного развития без эксцессов и революционных потрясений. Следовательно, должна быть гарантирована преемственность в развитии правового регулирования, его эволюционное преобразование в новую систему социальной защиты, учитывающую современные потребности граждан, с одной стороны, и публичные интересы - с другой.

В результате анализа распределения полномочий в социальной сфере определено, что доминирующая их часть передана на уровень субъектов Российской Федерации. Рассмотрим правовой механизм проводимого федеральным центром контроля эффективности реализации социальных полномочий регионами.

В связи с ростом внимания к вопросам социальной политики в нашем государстве, обновлением социальной стратегии, реформированием основ социальной защиты населения особую актуальность и значимость получают задачи оценки эффективности осуществляемых мер.

Современные исследователи, как правило, оценивают качество реализуемой социальной политики, используя следующие методы:

анализ планирования и исполнения бюджетов всех уровней и доли расходов в них на отрасли социальной сферы, социальную защиту населения, решение социально значимых проблем;

социальный мониторинг с использованием методов социологических исследований: изучение общественного мнения, экспертные опросы и т.п.;

анализ статистической информации.

В настоящее время утвержденный порядок мониторинга эффективности деятельности органов исполнительной власти содержит все эти методы. Не умаляя значимости других методов и подчеркивая необходимость комплексного использования всех способов исследования, отметим, что для институтов власти оценка эффективности социальной политики осуществляется приоритетно на основе статистических показателей. Анализ такого сложного и многоаспектного явления как реализация социальной политики требует сбора и оценки широкого круга показателей во многих сферах жизни общества. Именно система государственной статистики способна обеспечить сбор разнообразной, объективной и полной информации Единство стандартов собираемой информации позволяет осуществлять анализ данных в динамике и в разрезе территорий.

Порядок оценки эффективности деятельности органов власти определен в 2007 году Указом Президента Российской Федерации, в соответствии с которым разработан ряд документов, определяющих способы, сроки, показатели сбора и анализа информации.

В целях осуществления мониторинга создана Правительственная комиссия по оценке результативности деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти, которую возглавляет вице-премьер – руководитель аппарата Правительства Российской Федерации С. Собянин.

В качестве исходных показателей для проведения оценки эффективности деятельности региональных органов власти используются официальные данные, представленные в докладах высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации, официальные статистические данные Федеральной службы государственной статистики, ведомственной статистики и результаты опросов населения.

В проект федерального плана статистических работ на 2008 - 2010 годы включен специальный раздел «Показатели оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации», в основу которого положен перечень из 81 показателя, утвержденный Указом (с учетом дополнительных показателей).

Проанализировав показатели, используемые для оценки деятельности органов власти, сформулируем вывод о том, что большинство из них характеризует состояние именно социальной сферы.

Правительством Российской Федерации утвержден порядок выделения грантов регионам в целях содействия достижению и поощрения достижения наилучших значений показателей деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

По аналогии с уровнем субъектов Российской Федерации в области в настоящее время проводится обширная работа по подготовке к внедрению института оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления.

Во исполнение статьи 18.1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в 2008 году принят Указ Президента Российской Федерации «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов».

Указом утверждается перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов, а также устанавливается «принципиальная схема» проведения такой оценки. Большая часть этих показателей дублируется с показателями, предусмотренными для субъектов Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации утверждает перечень дополнительных показателей для оценки эффективности. Эти два перечня являются обязательными для всех городских округов и муниципальных районов страны. Кроме того, каждому субъекту Российской Федерации рекомендовано утвердить перечень дополнительных показателей для оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления по вопросам организации сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов, благоустройства и озеленения территории, освещения улиц.

В итоге для Тюменской области определено приблизительно 400 показателей (см. рисунок).

Информация по итогам оценки используется в двух направлениях. Во-первых, осуществляется мониторинг эффективности деятельности органов местного самоуправления, во-вторых, оценка или ранжирование деятельности органов местного самоуправления. По замыслу мониторинг позволит выявить «слабые места» в развитии муниципальных образований и скорректировать региональную социально-экономическую политику (в том числе принципы построения межбюджетных отношений) и социально-экономическую, в первую очередь бюджетную, политику органов местного самоуправления. Оценка (ранжирование) является преимущественно инструментом воздействия на руководство муниципальных образований. Итоги ранжирования - это мощный политический инструмент уже сами по себе, однако, он может сочетаться и с таким инструментом, как предоставление грантов, которые выделяются из бюджетов субъектов Российской Федерации.

Подводя итог, следует отметить, что в правовом поле социальной политики задействованы почти все институты власти, на все ветви и уровни власти для них определены соответствующие полномочия, предметы ведения и ответственность.

Нельзя утверждать, что Россия преобразовалась в полноценное социальное государство: по мнению многих исследователей нормотворческой и правовой деятельности органов власти, законодательная база далека от совершенства, она изобилует несогласованностью, неоднозначными определениями, недостаточной разработанностью норм, отставанием от жизненных реалий.

В результате реформирования социальной сферы отдельные нормативные документы, в основе которых лежали социально ориентированные, «правильные»

идеи, на практике оказались малоэффективными в силу непроработанных деталей и ошибок в реализации. Яркий тому пример - Федеральный закон о монетизации льгот, принятие которого, с одной стороны, позволило социальной политике преодолеть силу воздействия прошлого на современное развитие, приобрести институциональный вид и характер публичной государственной услуги, сохраняя социальную преемственность, четкое разграничение полномочий между Федерацией и регионами, а с другой стороны, вызвало широкий негативный резонанс среди населения страны.

Позитивным моментом является разработка и утверждение четкого алгоритма оценки эффективности деятельности региональных органов власти и органов местного самоуправления.

Устранение пробелов и недостатков в законодательной и нормативно-правовой базе социальной сферы, приведение их в соответствие с современной социально экономической ситуацией и реальной общественной потребностью упрочат гарантии реализации прав граждан и повысят качество жизни населения.

Правовая и нормотворческая деятельность федеральных и региональных органов власти в социальной сфере в последние годы отличается разносторонним и системным подходом к проблемам общества: дифференциацией направлений развития и распределения полномочий между уровнями власти, интеграцией усилий различных органов и служб для достижения общей цели – повышения качества жизни населения;

обобщением социальных норм и критериев для всех граждан и конкретизацией мер поддержки и защиты отдельных категорий населения. Эта деятельность, безусловно, способствует позитивному развитию разных отраслей социальной сферы.  ***  В.А. Юдашкин, А.Л. Чеблаков СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ПОРТРЕТ МОЛОДОЙ СЕМЬИ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ:

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В последние годы в практику информационно-аналитического обеспечения законодательной деятельности в субъектах Российской Федерации все шире внедряются социологические методы. В частности, Тюменская областная Дума ежегодно организует проведение 10-12 социологических исследований общественного мнения в связи в приоритетными направлениями своей законопроектной работы. Материалы исследований, естественно, - не единственный источник информации, которая необходима депутатам для принятия решений. Но этот источник становится все более значимым по мере того, как развивается процесс взаимодействия социологов и депутатов: первые сегодня лучше понимают статус, компетенцию законодательного органа власти, лучше обосновывают и точнее формулируют свои рекомендации;

вторые постепенно осознают ценность и место социологической информации в процессе выработки законодательных решений, научаются ее читать и понимать, видеть возможности и ограничения прикладных исследований.

Исследование по теме «Изучение общественного мнения по вопросам жизнедеятельности семьи и семейных отношений» проводилось в 2008 году в рамках региональных мероприятий Года семьи, объявленного в Российской Федерации. В центре внимания исследователей были проблемы молодой семьи, находящиеся в последнее время в центре особой государственной политики. Были проведены анкетный опрос жителей юга области в возрасте 18-35 лет, имеющие семьи (1594 респондента, выборка репрезентативна по возрасту и территории проживания респондентов) и экспертный опрос 70-ти специалистов органов государственной власти и местного самоуправления, связанных с реализацией государственной семейной политики (специалисты органов государственной власти и местного самоуправления, ЗАГСов, служб занятости, учреждений образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты населения).

Более половины участников анкетного опроса (61,4%) состоят в официальном браке;

каждый четвертый проживает в гражданском браке (26,9%);

11,5% указали, что у них неполная семья (в разводе, но имеют ребенка, матери или отцы – одиночки).

47,8% респондентов не считает регистрацию брака обязательным условием создания семьи. Чуть более трети опрошенных полагают, что регистрация брака дает определенную гарантию сохранения семьи. Свидетельством происшедшей в последние годы эволюции отношения к до- и внебрачным сексуальным связям является то, что 51,6% опрошенных жили совместно с супругом (супругой) до официального брака.

По мнению 66,4% опрошенных, с появлением семьи их жизнь изменилась в лучшую сторону.

Основными мотивами создания семьи для опрошенных были любовь, желание заботиться о близком человеке (67,%), возможность получить надежную моральную опору и психологическую поддержку (38,3%), а также ожидание рождения ребенка (28,3%). Мужчины сравнительно чаще, чем женщины, указывали также на такие мотивы, как важность иметь постоянного сексуального партнера, почувствовать себя семейным человеком.

Наиболее значимыми для благополучия семьи, по мнению опрошенных, являются такие ценности семейной жизни, как взаимная любовь, материальный достаток и уверенность в супруге.

К отрицательным сторонам семейной жизни каждый четвертый отнес бытовые проблемы, а именно – «кастрюли, пеленки, магазины и т.д.» (28,3%) и «необходимость слишком много работать, чтобы обеспечить материальное благополучие семьи» (24,2%);

22,8% считают, что семья «ограничивает личную свободу», 19,9% - «налагает чрезмерную ответственность за благополучие других»;

каждый десятый считает, что «семейная жизнь мешает профессиональному росту»

(последняя позиция прямо коррелирует с возрастом опрошенных).

В каждой второй полной семье конфликты возникают достаточно часто или время от времени, в каждой третьей – очень редко. Только 13,5% опрошенных указали, что конфликты в их семьях практически не возникают. Среди причин конфликтов (можно было указывать несколько) 26,6% указали на вредные привычки супруга, 18,5% на проблемы распределения и выполнения обязанностей по дому, 17,6% - на материальные проблемы, 16,0% - на различные подходы супругов к воспитанию детей, 13,4% - на влияние взаимоотношений с родителями, 7,8% - на различные подходы супругов к распределению семейного бюджета;

6,0% считают, что на возникновение конфликтов в их семьях оказывает влияние отношения одного из супругов с окружающими (друзьями).

Распределение ответов на вопрос об основных причинах, которые, по мнению опрошенных, приводят к разводам молодых семей, приведено в таблице 1.

Таблица % Материальные проблемы (отсутствие жилья, работы и т.д.) 39, Нежелание современной молодежи приспосабливаться друг к другу 34, Супружеская неверность 29, Нежелание ограничивать собственную свободу 25, Несоответствие интересов партнеров 18, Повышенная конфликтность, различный культурный уровень 13, Нежелание терпеть критику супруга 12, Одним из условий преодоления семейных проблем, важным признаком благополучия семьи является совместный семейный отдых: 26,8% респондентов указали, что постоянно или часто отдыхают всей семьей, чуть более трети опрошенных отдыхают вместе время от времени, треть участников опроса отметили, что отдыхают семьей довольно редко. При этом частота совместного семейного отдыха находится в прямой зависимости от степени отсутствия денежных проблем (по самооценке) и в обратной зависимости от количества детей в семье: чем больше в семье детей, тем реже эта семья может себе позволить отдыхать.

В структуре форм свободного времени значительный вес занимают формы пассивного отдыха: каждый четвертый респондент постоянно смотрит телевизор, каждый седьмой играет в компьютерные игры или находится в Интернете. В то же время три четверти опрошенных указали, что в свободное время стараются общаться со своей семьей, примерно такое же число занимаются домашними делами, каждый третий общается с друзьями. Более половины опрошенных указали, что практически не бывают в библиотеках, каждый третий не ходит в кино, театр, на концерты.

Самооценка материального положения респондентов приведена в таблице 2.

Таблица % Денег едва хватает на самое необходимое 15, Зарабатываем на самое необходимое 32, Зарабатываем достаточно, но сложно скопить деньги на дорогие вещи 30, Можем купить все кроме очень дорогих вещей 11, Нет денежных проблем, при желании могли бы купить дом или квартиру 1, При этом каждый четвертый респондент «время от времени оказывает материальную помощь своим родителям», 8,3% «регулярно оказывают материальную помощь». Оказывают помощь в ведении домашнего хозяйства 40,3% опрошенных. Четверть опрошенных указали, что у них нет возможности оказывать помощь своим родителям. В то же время регулярную материальную помощь от родителей получают 14,9% респондентов, 26.9% - эпизодическую материальную помощь;

39,0% опрошенных указали, что родители присматривают и ухаживают за детьми, 21,7% получают от родителей психологическую помощь. Отметим, что на вопрос «Как Вы считаете, может ли молодая семья, где оба супруга работают, прожить в настоящее время на свой заработок без материальной помощи родителей?», каждый четвертый (25,9%) ответил отрицательно.

Распределение мнения респондентов о проблемах, наиболее существенных для молодых семей, приведено в таблице 3.

Таблица Проблема % Отсутствие отдельного жилья 73, Нехватка денежных средств на содержание семьи 41, Трудоустройство 40, Получение профессионального образования 10, Отсутствие времени на отдых 9, Репродуктивное здоровье (проблема деторождения) 8, Взаимодействие с детскими дошкольными (нехватка мест) и 6, общеобразовательными учреждениями (качество обучения) Также к приоритетным проблемам были отнесены вредные привычки, высокий уровень цен и низкая зарплата, отсутствие помощи от государства семьям, которым не могут помочь родители.

Как видно, три четверти опрошенных наиболее приоритетной проблемой для молодых семей считают отсутствие отдельного жилья: менее половины опрошенных имеют собственное жилье (квартиру в благоустроенном доме – 28,1%, частный (собственный дом) – 16,8%). Около сорока процентов опрошенных живут в коммунальной квартире, в общежитии (пансионате) или снимают жилье у частных лиц (таблица 4):

Таблица Вид жилья % Собственная квартира в благоустроенном доме 28, Снимаем жилье у частных лиц 25, Частный (собственный) дом 16, Жилая площадь, принадлежащая родителям, либо близким или 15, дальним родственникам Комната в общежитии (пансионате) 9, Комната в коммунальной квартире 4, Большинство респондентов (87,9%), отвечая на вопрос «Считаете ли Вы доступной государственную программу по обеспечению жильем молодых семей?», указали, что получить жилье по программе могут лишь единицы.

На вопрос о наличии детей у участников опроса 40,0% ответили, что имеют одного ребенка, 21,9% - двух детей, 3,9% - трех детей и более;

29,8% респондентов в настоящее время детей не имеют, ожидают в ближайшее время рождения ребенка 5,1% опрошенных. Предполагают завести в будущем одного ребенка 26,9%, двух детей - 31,2%, трех и более – 8,8% опрошенных. Причины, по которым респонденты откладывают рождение ребенка, приведены в таблице 5:

Таблица % Надо обзавестись своим жильем 33, Сначала надо "встать на ноги" 31, Мы хотим пожить для "себя" 13, Проблемы со здоровьем 9, Нужно закончить учебу 9, При этом те, у кого детей еще нет, чаще называют такие причины как «желание пожить для «себя» и «сначала надо «встать на ноги»;

те, у кого дети уже есть, чаще указывают на жилищную проблему. Среди других причин респонденты чаще указывали возраст, материальные проблемы, нестабильность отношений, вредные привычки, отсутствие уверенности в будущем и в собственных силах, наличие ипотеки.

При ответе на вопрос «Что бы Вы сказали о супругах, которые могут, но не хотят иметь детей?» 63,3% полагают, что в жизни бывают разные ситуации, поэтому нет причин для осуждения;

четверть считают, что их не следует осуждать, однако 7,8% опрошенных все же осуждают таких супругов. Отметим, что одновременно 35,1% считают, что при благоприятных социально-экономических и политических условиях в семье должно быть трое детей и более, а 45,7% - двое детей.

Эксперты считают одними из самых важных проблем молодых семей, имеющих детей, проблемы обеспечения детей местами в дошкольных учреждениях, низкого качества образовательных услуг, нехватки специалистов, высокой стоимости обучения в специализированных учреждениях (платных детских садах, начальных школах, гимназиях, лицеях и т.п.).

В целом эксперты не считают системной работу с молодыми семьями в Тюменской области и в качестве первоочередных мер по совершенствованию этой работы считают необходимым:

- разработку эффективной жилищной политики по отношению к молодым семьям, - создание дополнительных мест в детских учреждениях, - организацию гибкой системы помощи молодым семьям («общественные организации, клубы молодых семей, отделы по работе с молодыми семьями»;

«одна структура, которая будет корректировать все существующие»;

«создание банка данных по молодым семьям» и т.п.).

Информация о распределении ответов экспертов на вопрос «Что, на Ваш взгляд, необходимо предпринять для изменения положения молодых семей в регионе?» приведена в таблице 6:

Таблица % Увеличить государственное финансирование целевых программ, 75, направленных на оказание помощи молодым семьям Разработать региональную целевую программу социальной поддержки 53, молодых семей Обеспечить механизмы взаимодействия всех субъектов, реализующих 53, социальную политику в отношении молодых семей Совершенствовать нормативно-законодательную основу, 39, регламентирующую условия жизнедеятельности молодых семей Активизировать общественные, гражданские инициативы для решения 31, проблем молодых семей, оказания им помощи и поддержки Среди основных мер, необходимых для сохранения традиционных семейных ценностей, повышения престижа материнства и отцовства, мотивации молодых семей к рождению детей, эксперты указывали следующие:

- «создание клубов по интересам, мест где смогут собраться молодые семьи с детьми для малышей»;

- «организация культурного досуга, проведение массовых спортивных мероприятий, чествование семейных юбиляров»;

- «работа со школьниками-старшеклассниками, создание музеев семьи.

Пропаганда хороших семей по СМИ»;

- «создание среди молодых семей уверенности в завтрашнем дне (создание условия для получения образования и трудоустройства, количественное и качественное улучшение ситуации с детскими садами) »;

- «увеличение пособий на детей, разработка системы льгот для женщин, имеющих детей, материальная поддержка многодетных семей»;

- «помощь в решении жилищных проблем молодых семей»;

- «пропаганда ценностей, способных укрепить семейные отношения, многодетности в СМИ» и др.

Информация, полученная в исследовании, позволяет, на наш взгляд, сделать выводы о том, что хотя в настоящее время проблемам молодых семей уделяется большое внимание, недостаточна системность в этой работе. В ее организации следует больше учитывать противоречивость системы ценностных ориентаций современной молодежи, значимость материальной поддержки молодых семей, необходимость повышения престижа материнства и отцовства в молодежной среде.

Очевидна необходимость выработки комплексной системы государственной молодежной политики, основывающейся на специальном федеральном законе и совокупности других законов и подзаконных актов. Необходимо - совершенствовать федеральное и региональное законодательство по вопросам поддержки молодых семей в строительстве и приобретении жилья (предоставление субсидий, беспроцентных ссуд, ипотечных кредитов, внедрение механизмов аренды государственного и муниципального жилья и других способов улучшения жилищных условий молодых семей и др.);

- обеспечить общественную экспертизу федеральных и региональных законопроектов с позиций оценки их влияния на положение молодой семьи и создания условий для выполнения ею своих функций;

- усилить государственный контроль соблюдения законодательства федерального и регионального уровней в части защиты прав и интересов молодой семьи, работающих членов семьи независимо от форм собственности организации, где они заняты, в том числе в случае прекращения трудового договора (контракта) и безработицы.

Для эффективной реализации молодежной семейной политики необходим мониторинг демографических, социально-экономических, правовых, социально психологических, воспитательно-образовательных и других проблем молодой семьи, а также общественно-государственный контроль выполнения всех социальных целевых программ, касающихся интересов молодых семей.

Исходя из того, что проблемы молодой семьи носят комплексный характер, целесообразно создание исполнительными органами государственной власти всех уровней межведомственных комиссий, деятельность которых была бы направлена на решение конкретных проблем молодых семей. Следует организовать подготовку ежегодных докладов о положении молодых семей в целях информирования органов власти, местного самоуправления, общественных организаций и населения о проблемах молодых семей.

Необходима разработка и реализация системы внеэкономических мер по усилению мотивации к рождению детей в российских семьях и обеспечению более благоприятных условий для их воспитания, образования, физического и духовного развития.

Особое внимание должно быть уделено программам деятельности центров (клубов) молодых семей, общественных объединений, благотворительных фондов и других негосударственных структур, занимающихся проблемами молодой семьи. На уровне органов исполнительной власти регионов и местного самоуправления объективно необходима координация на принципах социального партнерства деятельности всех государственных организаций, общественных объединений и коммерческих структур, связанных с решением проблем молодых семей.

Следует совершенствовать социальной рекламы семейных ценностей, здорового образа жизни, социально-благополучных молодых семей, опыта деятельности государственных структур и общественных учреждений в реализации молодежной семейной политики.

***  Секция «ОСОБЕННОСТИ И РЕЗУЛЬТАТЫ РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ»

Н.В. Дулина, В.В. Токарев КРИЗИС И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В ПОКАЗАТЕЛЯХ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ И ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ НАСТРОЕНИЙ ВОЛГОГРАДЦЕВ Как люди оценивают сложившуюся экономическую ситуацию, условия жизни, свое положение в обществе, собственные жизненные перспективы и перспективы для своей страны? Отражением всех этих вопросов является понятие «социальное самочувствие». Существует несколько подходов к его определению, однако в самом общем смысле под ним может быть понята оценка собственной жизни в контексте положения в обществе.

Существует большое количество методик измерения социального самочувствия, которые различаются формулировкой вопросов, задаваемых респондентам, а также процедурами обработки полученных ответов.

В рамках проекта «Волгоградский омнибус» (инициативное исследование, которое проводится Центром социологических и маркетинговых исследований «Аналитик», 8 волн в год) для измерения социального самочувствия используется методика «РИПН» – «Региональный индекс потребительских настроений» (замеры по этой методике начаты нами в апреле 2007 года). Согласно ей социальное самочувствие отражается в значениях ряда индексов: индекса межрегиональных сравнений, положения семьи, ожиданий, покупательской активности, индивидуального оптимизма, краткосрочного и долгосрочного социального оптимизма. Их значения измеряются в диапазоне от 0 до 200. Индекс равен 200, когда все население положительно оценивает экономическую ситуацию. Индекс равен 100, когда доля положительных и отрицательных оценок одинакова. Значения индекса ниже 100 означают преобладание в обществе негативных оценок.

В ходе июльской волны было получено 451 результативное интервью. Объект исследования – население Волгограда в возрасте 16 лет и старше. Выборка – стратифицированная систематическая, стратификация выборки проводилась по признаку «район проживания респондента». Максимальная статистическая погрешность случайной одноступенчатой выборки такого объема при уровне значимости 0,05 составляет 4,6 %.

Анализ результатов, полученных в ходе исследования и частично представленных на рисунке, позволяет сделать следующие выводы, относящиеся к «населению Волгограда в целом» (Отдельной точкой на диаграмме выделена группа «высокой финансовой активности»):

1. Проявившаяся в апреле - мае 2009 года тенденция роста показателей социального самочувствия населения, в значительной степени подтверждается.

Рост комплексного показателя социального самочувствия (индекса потребительских настроений), рассчитанного для волгоградцев в возрасте от 16 до 59 лет, составил 48 пунктов (индекс увеличился с 50 до 98). В то же время на основе результатов замеров, проведенных в июне - июле 2009 года, можно говорить о некоторой стабилизации значений большинства показателей социального самочувствия (кроме индекса покупательской активности населения).

Волна 1 (январь-февраль) Волна 8 Волна (ноябрь-декабрь) (март) Начало измерений (апрель 2007 г.) Волна 7 Волна (октябрь) (апрель май) Волна 6 Волна (сентябрь) (июнь) Очередной замер Группа высокой финан (июль 2009 г.) совой активности (80) Волна (июль) Апрель-декабрь 2007 года Январь-декабрь 2008 года Январь-июль 2009 года ПРИМЕЧАНИЕ: Для обеспечения сопоставимости данных с результатами ранее выполненных измерений расчет индексов потребительских настроений проведен по совокупности респондентов в возрасте от 16 до 59 лет.

Рис. Динамика изменения индекса потребительских настроений волгоградцев с апреля 2007 по июль 2009 года.

2. По состоянию на июль 2009 года самое низкое значение из всех показателей социального самочувствия по-прежнему зафиксировано для индекса межрегиональных сравнений (30 и 28 пунктов в июле и июне соответственно). Лишь 7 % жителей Волгограда в возрасте от 16 до 59 лет считают, что условия жизни в Волгоградской области лучше, чем в целом по стране (в июне таких было 5 %).

Противоположной точки зрения придерживаются 40 % волгоградцев (в июне – 32 %).

3. Одними из самых низких остаются значения оценки изменений положения семьи. Так, по результатам последнего замера (июль 2009 года) оно составило 41 пункт. Почти половина волгоградцев (48 %) в возрасте от 16 до 59 лет считает, что собственное материальное положение и положение их семьи ухудшилось по сравнению с предыдущим годом. Об изменениях к лучшему говорят лишь 12 % горожан.

4. Впервые за последние несколько месяцев в июле, как и ожидалось, наблюдался рост показателя покупательской активности населения, рассчитанного для жителей нашего города в возрасте от 16 до 59 лет. Если значение индекса покупательской активности (ИПА) в марте - июне 2009 года составляло 50 56 пунктов, то в июле оно возросло на 26 пунктов (до 82 пунктов). Однако значение ИПА по-прежнему не превышает 100 пунктов, что свидетельствует о преобладании в обществе негативных оценок существующей экономической ситуации. Лишь каждый четвертый волгоградец (23 %) считает, что сейчас благоприятное время для совершения крупных покупок. Иначе думают 33 % горожан.

5. Респонденты, отнесенные к группе «высокой финансовой активности», как правило, демонстрируют выраженную осторожность в оценках и прогнозах. Так, для этой группы самое низкое (по всем группам, выделенным по признаку «финансовой активности») значение имеют следующие показатели: «долгосрочный социальный оптимизм», «индивидуальный оптимизм», «краткосрочный социальный оптимизм».

*** О.В. Заводовская, М.А. Заводовская ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО СЕЛА – ЭТО СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА Каждое поколение застает в наличии определенный материальный результат, определенную сумму производительных сил, исторически сложившееся отношение людей к природе, друг к другу, а также технику, технологии, нравы, традиции, обычаи, которые, хотя, с одной стороны, и видоизменяются новым поколением, но, с другой стороны, предписывают ему его собственные условия жизни и придают ему определенное развитие, особый характер [1;

213].

Используя данные нашего исследования, проведенные в 2008 году в районах области, в ходе которых было опрошено 450 человек в 9 населенных пунктах, попытаемся проанализировать процессы в современном российском селе, то, что предопределяет способность населения к социальным изменениям, к дальнейшему социокультурному развитию. Как показал анализ результатов данного исследования, можно выделить три группы – специалисты, квалифицированные сельские рабочие, неквалифицированные сельские рабочие. Адаптационные способности рассматриваемых групп анализируются через социальное самочувствие и ценностные установки. Чем выше удовлетворенность внутренними факторами (труд, сельская инфраструктура и др.) и соответствующий уровень образования, тем успешнее развивается территория. Особое значение принадлежит потенциалу молодежи, который определяет будущее российского села. Это поколение прошло период социализации в последние годы прошлого века и первое десятилетие ХХI века.

Омоложение экономически неактивного сельского населения – тревожный симптом, психологически оно связано с высоким уровнем безработицы среди сельской молодежи. За основу понимания особенностей происходящих процессов на селе, социального состояния селянина мы взяли такой вопрос: удовлетворены ли вы своим материальным положением;

ответы: да - 39%;

нет - 53%;

затрудняюсь ответить - 8%. На основе различий социального самочувствия были выделены три группы по степени социальной адаптированности: оптимисты, нейтралы, пессимисты. На вопрос, удовлетворены ли вы, как у вас складывается жизнь, 64% ответили - да;

14% - нет;

22% - затрудняюсь ответить. Вопрос к респондентам:

удовлетворены ли вы возможностью досуга;

ответы: да - 30%;

нет - 55%;

затрудняюсь ответить - 15%. Удовлетворенность проведением свободного времени возросла, но мало. С одной стороны, люди привыкли, смирились с необходимостью отдавать немало времени работе дома и вне дома, «привязанность» к семейному хозяйству сохранилась, с другой стороны, временные возможности досуга сегодня стали немного лучше. Вопрос к респондентам: удовлетворены ли вы возможностью отдыха в период отпуска;

ответы: да - 33%;

нет - 55%;

затрудняюсь ответить - 12%.

При условии ориентации на инновационный путь развития на первый план в решении социально-трудовых проблем села выходит задача повышения качества человеческого капитала и прежде всего – его дееспособной части, обеспечивающей экономический рост [2;

315].

Благополучие каждого человека, его социальное самочувствие не сводится только к уровню жизни, оно должно быть определено мерой доступности средств (услуги, продукция, информация, финансы и др.) для решения жизненно важных социальных проблем, социальные реформы на селе должны способствовать именно этому. Необходимо в должном объеме и на современном инновационном уровне осуществлять меры по социальному развитию и инженерному обустройству сельских территорий Российской Федерации таким образом, чтобы уровень экономической активности слоев сельского населения, которые могут самостоятельно развивать свой мелкий и средний бизнес, становился выше.

Социальная незащищенность и социальное неблагополучие сказываются на незаинтересованности работников полностью раскрывать свой трудовой потенциал, отсутствии желания повышать свой квалификационный уровень, что непосредственно отражается на качестве человеческого потенциала в местном сообществе.

Характер труда, уровень образования являются социальным ресурсом более благоприятного социального самочувствия. Сплотить людей помогает общее дело, поиск новых экономических ниш и способов существования. Чтобы этот процесс самоорганизации территориальных сообществ и осознание сельскими жителями своих проблем, формулирование своих интересов и целей имел место, как правило, требуется появление нового инициативного лидера, который, сумев перебороть апатию и неуверенность односельчан, предложил бы план дальнейших действий. И хотя возможности для возрождения сел достаточно скромны, большое значение имеет сам факт, что люди пытаются что-то делать, например, направляют все силы на развитие ЛПХ, подворья, занимаются сбором трав, грибов и ягод «в промышленных масштабах», заготавливают кедровые орехи на продажу, пытаются привлечь в свои села городских туристов, жаждущих окунуться в мир природы. Роль местного лидера многопланова, оказываемое односельчанами доверие к такому лидеру может стать дополнительным ресурсом не только для выживания села, но и для нахождения новых и нетрадиционных источников развития. Именно сплоченность и солидарность жителей тех сел, где были найдены собственные рецепты самоорганизации, помогли преодолеть им возникшие трудности.

События современного периода трансформации России свидетельствуют о том, что проводимые в стране экономические реформы далеко не всегда учитывают особенности массового сознания жителей России. Главная экономическая и социальная проблема современного российского села – это состояние человеческого капитала. В отличие от физического капитала, включающего природные ресурсы, материально-вещественные и финансовые активы, человеческий капитал неотделим от человека и его способностей.

Список литературы 1. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация: Учеб. пособие. – М.:

Аспект Пресс, 1996. С. 213.

2. Хагуров А.А. Социология российского села. Под редакцией Нечаева В.И. - М.:

Институт социологии РАН, 2008. С. 315.

***  Н.В. Ижикова СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ИННОВАТОРА ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ И РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ Потребность повышения роли инновационного развития страны обусловлена назревшей необходимостью в обеспечении высокого качества жизни граждан, конкурентоспособного уровня экономики и необходимой национальной безопасности. А.А. Неклесса и П.Г. Щедровицкий, выдвигая идеи по развитию инновационной России, выделяют в российской истории и российской среде атмосферу творчества и повышенную креативность, причем «подобная специфика выражается как в привычных формах инновационной деятельности - научных исследованиях, изобретательстве и инженерных решениях, - так и в создании новых социогуманитарных технологий, искусстве, культуре» [1;

5].

В социологических исследованиях, проведенных в Республике Карелия, в Тюменской области [2], было уделено внимание взглядам респондентов на перспективы в будущем относительно семьи и лично респондента, об отношении к инновациям, о реальном участии в инновационном общественном процессе. Общие показатели представлены в табл. 1.

Таблица Показатель Тюменская область Республика Карелия (2007г.) (2006 г.) Числ-сть 3373,4 тыс. человек 697,5 тыс. человек населения Пол Мужской Женский Мужской Женский 44,3% 55,7% 42,2% 57,8% Карельское анкетирование выявило среди жителей не самый высокий процент новаторского, творческого потенциала. Всего 20% от всего населения готовы на креативную деятельность: 8,6% - «активные инноваторы» и 11,4% - «пассивные инноваторы». В Тюменском регионе он выше: 25,5% (9,5% и 16% соответственно).

Наиболее «новаторский» возраст в Карелии: от 31 до 40 лет и от 41 до 50 лет.

Тюменское исследование показало, что активные инноваторы – это преимущественно люди от 36 до 45 лет, тогда как в возрастной когорте молодых людей (26 - 35 лет) преобладают участники инноваций.

В обоих регионах новаторы реже встречаются в деревнях, селах и рабочих поселках. Их больше в малых и средних городах. Гендерный аспект в исследовании выявил среди активистов больший процент мужчин, а среди рядовых участников – женщин, которые чаще всего и бывают на «вторых» ролях, среди помощников. В Карелии среди активных инноваторов довольно высокий процент женатых и замужних (57,5%), затем – никогда не бывших женатыми и замужними (26,3%), и менее настроены на новое разведенные (13,8%) и вдовые (2,5%).

В наибольшей степени с инновационной активностью коррелирует образование (высшее и послевузовское - Тюмень;

среднее специальное, незаконченное высшее, высшее - Карелия) и властный ресурс (наличие подчиненных более 11 человек – Тюмень;

в Карелии: более 100 чел. – 4,1%;

51-100 чел. – 5,5%;

11-50 чел. – 13,7%;

5-10 чел. – 16,4%;

менее 5 чел. – 21,9%;

нет подчиненных- 38,4%). Люди с организаторскими способностями готовы брать ответственность за трудоустройство и благополучие других людей. В Тюмени установлено, что среди них в четыре раза больше руководителей, имеющих на основной работе более 100 подчиненных, в то время как доля инноваторов, не имеющих подчиненных, сократилась вдвое.

Люди с активной позицией, с установкой на освоение нового более обеспечены материально. Среди карельских инициаторов инновационной деятельности две трети относят себя к числу людей «зажиточных и обеспеченных», остальные - к числу «богатых» и несущественный процент к «необеспеченным».

В обоих регионах активные инноваторы или в команде (с другими) более позитивны в оценке окружающей среды, они чаще, чем в среднем по выборке, отмечают поддержку инновационной деятельности. То же состояние наблюдается в ответах по поводу социального самочувствия, удовлетворенности жизнью и уверенности в будущем (см. табл. 2 по Карелии).

Таблица Участие в инновациях и удовлетворенность жизнью (в %) Полностью Скорее Затрудн. Не очень Совсем Затр. с Отказ удовл. удовл. точно удовл. неудовл. ответом от оценить ответа активные- 20,0 43,8 13,8 16,3 3,8 1,3 1, инноваторы участники- 7,5 46,2 17,9 26,4 0,9 0, инноваторы Позитивная с точки зрения роста созидательного, творческого потенциала общества в целом тенденция (установка на собственные силы) указывает на постепенный уход от иждивенческих настроений. И наибольший процент таких людей-»карелов» обнаруживается среди «новаторов-организаторов»: «полностью зависит» и «пожалуй, зависит» - 85,2% и 11,1%. На 5% чаще инноваторы в Тюменской области, а в Карелии на 4,3%, соглашаются с утверждением «Я стал таким, какой я есть, благодаря собственным усилиям». Из этого можно сделать вывод, что инновационно активные люди опираются в жизни и работе исключительно на свои возможности и способности, не обвиняя в проблемах судьбу.

Понятно, что активные, деятельные люди вынуждены проходить через многие препятствия, в том числе через те, которые находятся в коридорах власти, в чиновничьих кабинетах. На табл. 3 видно, что чаще сталкиваются с фактами вымогательства и коррупции именно те, кто берется за внедрение новшеств в устоявшемся социальном мире власти и подчинения. Респонденты - жители Карелии отвечали на вопрос: «Как часто Вам лично приходилось сталкиваться с фактами вымогательства, взяток, коррупции?»

Следовательно, если человек мало участвует в деятельной жизни, то редки его встречи с представителями сфер управления и случаи определенного давления.

Чем активнее человек участвует в процессе внедрения инноваций, тем чаще он сталкивается с фактами вымогательства и взяток.

Таблица Участие в инновациях и факты вымогательства и коррупции (в %) Лично не Изредка Часто Затрудняюсь с Отказ от сталкивался сталкивался сталкивался ответом ответа активные- 27,6 42,1 23,7 5,3 1, инноваторы участники- 50,5 35,6 10,9 2,0 1, инноваторы Наличие газет, телевизионного вещания в жизни людей в анкетном опросе не выявило никакой тенденции. Не обнаруживается влияние просмотра экономических и политических передач на активную и неактивную позиции по отношению к новаторству.

Наличие мобильного телефона, компьютера, пользование новыми информационными технологиями, Интернетом отчасти выдает некоторую связь с творческим потенциалом «новатора» (см. табл. 4). Тем не менее необходимы новые данные, возможные в случае более детального исследования в этом направлении, для того, чтобы наиболее отчетливо эту связь выявить.

Таблица Наличие и использование мобильного телефона, использование компьютера, Интернета (в %) Активные-инноваторы Участники-инноваторы Карелия Тюмень Карелия Тюмень Наличие мобильного Общий Наличие мобильного Общий телефона -97,5 процент телефона- 94,3 процент Использование компьютера - 71,7 Использование компьютера - - 53, - 86,4 Использование 77, Интернета - 79,7 Использование Интернета 64, Респонденты, участвующие в инновациях в роли организаторов, значительно чаще используют указанные технические устройства и возможности: в Республике Карелия выявлены более высокие показатели, чем по Тюменской области. Тем не менее, в обоих регионах проценты выше, чем в целом по России. [3] В целом в инновационной деятельности регионов наблюдаются позитивные явления. К наиболее существенным составляющим, влияющим на инновационный потенциал населения, безусловно, относится образование. Чем выше его уровень, тем выше инновационный потенциал человека, и тем более активно он проявляет себя в жизни.

Также к существенным элементам, влияющим на проявление инновационной активности, относятся разделяемые человеком ценности и установки, количество человек, находящихся в подчинении у респондента на основной работе.

Исследовательская практика, несомненно, способна выявить и предложить позитивные социальные стратегии инновационного развития регионов, формирования мотивации и готовности к участию в инновационной деятельности, социальные факторы развития инновационной деятельности, а также общие вопросы инновационной культуры.

Список литературы 1. Неклесса А.А.., Щедровицкий П. Г. Инновационная Россия/ А.А. Неклесса, П.Г. Щедровицкий // Экономические стратегии. 2003. № 5.

2. На основе материалов: Лапин Н.И., Беляева Л.А., Ромашкина Г.Ф., Давыденко В.А., Мельник В.В., Тарасова А.Н., Андрианова Е.С., Ковальчук А.И., Комбарова Т.В., Корепанов Г.С. Социокультурный портрет региона: Тюменская область. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2008. 193 с.;

Социокультурный портрет Республики Карелия: По результатам социологического исследования/ В.М. Пивоев, В.Н. Бирин, Л.П. Швец, Н.В. Ижикова;

ПетрГУ. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2007. 160 с. http://gov.karelia.ru/gov/Info/ 2006/eco_union06.html.

3. Цитир. по «Социокультурный портрет региона: Тюменская область»;

Яковец Ю.В. Прогноз инновационного развития России на период до 2050 года с учетом мировых тенденций / Ю.В. Яковец, Б.Н. Кузык, В.И. Кушлин // Инновации, 2005. № 1, с. 50.

*** В.П. Карпов ТЮМЕНСКИЙ СЕВЕР В КОНТЕКСТЕ СОВЕТСКОЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ В Тюменской области, и прежде всего на её севере, произошли колоссальные перемены в результате создания Западно-Сибирского нефтегазового комплекса (ЗСНГК). Реализация крупнейшего инвестиционно-производственного проекта СССР стала триумфом экономики мобилизационного типа, действовавшей в 1950-е – 70-е гг. достаточно эффективно. Основой ЗСНГК была отраслевая структура со сквозной системой планирования – от Госплана до предприятий;

проект осуществлялся под прямым руководством Политбюро ЦК КПСС, тем самым продолжала действовать сталинская модель индустриализации, основы которой были заложены в 1930-е гг.

Достоинства советского строя нет смысла отделять от его пороков – они реализовывались как целостность, и для истории важна феноменология целостности, а не воспоминания о несбывшихся ожиданиях [1;

97]. ЗСНГК помог в короткие сроки осуществить реконструкцию топливно-энергетического комплекса СССР, дал импульс развитию многих отраслей промышленности и коренным образом изменил облик региона. Противоречия «индустриального взрыва» на Тюменском Севере стали результатом особенностей советской модели индустриализации. Среди них следует назвать в первую очередь:

1. Рекордные темпы. В экономической политике СССР фактор времени всегда играл огромную роль, но темпов и масштабов разработки нефтяных и газовых месторождений, подобных тюменским, не знала ни отечественная, ни мировая практика. Через 14 лет с начала эксплуатации тюменские промыслы получили миллиардную тонну нефти. Азербайджану понадобилось для этого 100 лет, Башкирии – 50, Татарии – 25. Второй миллиард тюменцы добыли уже через 3 года. В 2008 году в Ханты-Мансийском автономном округе был получен 9-й миллиард тонн нефти.

2. Разработка программы создания ЗСНГК велась параллельно с ее фактическим осуществлением. Обычная на зарубежном Севере цепь освоения:

сначала полная разведка месторождений, затем создание социальной и производственной инфраструктуры в районах нового промышленного освоения (РНПО), и после этого собственно добыча природных ресурсов - была отвергнута. В условиях «холодной войны», ожесточенного противостояния с Западом тюменская нефть была главным ресурсом СССР, и страна не могла ждать, когда весь район будет полностью изучен.

3. Отсутствие необходимой инфраструктуры и местных кадров соответствующей специализации (кроме геологов) в начальный период. Ранее к моменту, когда на новые районы возлагалась задача обеспечить значительные приросты добычи нефти, в них, как правило, уже были созданы значительные производственные мощности с соответствующим обустройством. Если было иначе (как, например, с Башкирией в 1930-е гг.), то район играл лишь вспомогательную, но не главную роль в наращивании общесоюзной нефтедобычи. В предыдущие периоды в выполнении заданных приростов добычи нефти по стране участвовало несколько нефтяных районов, которые выполняли определенную часть общей задачи. Теперь эта задача возлагалась полностью на плечи одной нефтегазовой провинции - Западной Сибири, так как старые нефтяные районы СССР исчерпали возможности роста.

4. В освоении региона участвовала практически вся страна. К середине 1980-х годов на предприятиях комплекса работали 750 тыс. человек, вахтовым методом были привлечены специалисты и рабочие из 320 городов СССР, строители из 11 союзных республик. На Тюменском Севере было задействовано 26 министерств, около 100 научно-исследовательских и проектных институтов, 20 главков, включая крупнейший в СССР – Главтюменнефтегаз. Создание ЗСНГК потребовало небывалых по размерам инвестиций, и государство решилось на них. В комплекс было вложено к концу 1980-х годов более 160 млрд. рублей.


5. Развитие промысловых мощностей и обустройство РНПО необходимо было сочетать с развитием крупных мощностей по транспорту нефти и газа. В свое время Волго-Уральский нефтяной район вызвал появление целой системы магистральных нефтепроводов, идущих на восток, на запад и на юг. Формирование в Западной Сибири главной нефтяной базы страны изменило ориентацию основных потоков нефти. Волго-Уральский район был «повернут» целиком на запад. Важнейшие функции дальнейшего развития сети магистральных нефтепроводов перешли к Западной Сибири. Отсюда нефтепроводы пошли на запад (Усть-Балык – Курган Альметьевск, Нижневартовск – Самара – Лисичанск – Кременчуг - Херсон - Одесса, Сургут – Новополоцк), на юг (Шаим - Тюмень, Усть-Балык – Омск – Павлодар – Чимкент – Чарджоу), на восток (Александровское - Анжеро-Судженск).

6. Ярко выраженный нефтегазовый профиль индустриализации региона.

Основные промышленные фонды Тюменской области в 1966–1985 гг. увеличились в 65 раз, а удельный вес нефтегазовых отраслей в их структуре – с 5, до 78% [2;

220].

Противоречия в индустриализации региона во многом связаны с её особенностями. Это, во-первых, элементы стихийности, обусловленные отсутствием долгосрочной общегосударственной программы развития, во-вторых, несоответствие между темпами промышленного и социального развития территории, в-третьих, сырьевой перекос в экономике региона, обусловивший моноотраслевое развитие хозяйства, в-четвертых, диспропорции в развитии основных отраслей специализации Западно-Сибирского нефтегазового комплекса и стагнация традиционных для региона отраслей промышленности. Далее - конфликт между интересами министерств и ведомств, участвующих в создании ЗСНГК, и интересами территории, и несоответствие между масштабами промышленного освоения и программами природоохранных мероприятий, в результате чего был нанесен колоссальный ущерб экологии региона и особенно его северной части.

Список литературы 1. Головнёв А.В. Диссовет: заметки антрополога // Уральский исторический вестник. – 2007. № 16.

2. Очерки истории Тюменской области. – Тюмень, 1994.

*** А.И. Ковальчук ВЛИЯНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА НА СРЕДНИЙ КЛАСС В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Экономический кризис вызвал снижение доходов населения, нисходящую профессиональную мобильность, в связи с чем произошло сокращение численности среднего класса, изменение его профессионального состава, предпочтений в выборе работы.

Данные социологического исследования «Социокультурный портрет региона»

позволяют выявить сокращение среднего класса в сопоставлении с данными 2006 года.

Согласно методике исследования к среднему классу в Тюменской области было отнесено население с образованием не ниже среднего специального, среднего уровня материальной обеспеченности и идентифицирующие себя с данным классом. Самоидентификация предполагала три уровня: в своем поселении, регионе и в масштабах всей страны.

Сокращение среднего класса с 2006 года составило от 5 до 7% в зависимости от самоидентификации. По уровням к среднему классу себя относят четверть населения при самоидентификации в своем поселении, 21% - в регионе и 19% – в стране. При этом, если в 2006 году к среднему классу уверенно относила себя половина населения, то в 2009 году только около 40%. Высок показатель отказавшихся от ответа. Если в 2006 году не смогли идентифицировать себя 4,8% респондентов, то в 2009-м уже 15%.

Сокращение среднего класса больше коснулось юга Тюменской области – 5%, где он сегодня составляет 18%. Средний класс наиболее представлен по-прежнему в Ямало-Ненецком автономном округе – 23%, его сокращение составило 4%.

В среднем классе Тюменской области равное количество мужчин и женщин, основу класса составляет население от 25 до 55 лет.

В городах проживает 83% респондентов, относящих себя к среднему классу, при этом численность среднего класса в селах сократилась по сравнению с показателем 2006 года на 3%.

Уверенность в будущем осталась на прежнем уровне у представителей среднего класса в ЯНАО (50%) и на юге области (60%), в ХМАО она возросла на 14% и достигла 60%. Наибольшую уверенность демонстрируют представители среднего класса в ХМАО: 25% вполне уверены в своем будущем, точно так же удовлетворенность своей жизнью осталась на прежнем уровне у представителей среднего класса в ЯНАО: 61% вполне или скорее удовлетворен своей жизнью в целом. На юге области 72% по-прежнему удовлетворены своей жизнью. В ХМАО удовлетворенность жизнью возросла на 13% и составила 72%.

Около 90% представителей среднего класса считают, что улучшение жизни зависит от них самих (на 10% больше, чем население в целом). При этом в году около 61% среднего класса верили, что любой человек может стать богатым, если этого захочет, в 2009 году эта цифра снизилась до 56%. Около 23% по прежнему считают, что человеку на роду написано быть богатым или бедным.

Среди представителей среднего класса на 5% сократилось число желающих иметь собственное дело и вести его на свой страх и риск и на 10% увеличилось количество предпочитающих иметь пусть небольшой, но твердый заработок.

Таблица Предпочтения в выборе работы у представителей среднего класса Тюменской области, % Варианты ответа 2006 год 2009 год Иметь пусть небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне 41,2 42, Иметь пусть небольшой, но твердый заработок 2,9 8, Иметь пусть небольшой, но твердый заработок, но больше свободного времени 4,9 8, Много зарабатывать, пусть даже без особых гарантий на будущее 22,1 20, Иметь собственное дело, вести его на свой страх и риск 18,5 13, Затрудняюсь ответить 8,5 3, Отказ от ответа 2,0 3, Всего 100 Число предпринимателей в среднем классе, тем не менее, по-прежнему составляет 5%. Изменения коснулись, прежде всего, наиболее многочисленных профессиональных групп в среднем классе: инженерно-технических работников, государственных служащих и среднего управленческого персонала. Их численность в 2006 году составляла 23%, в 2009 году она снизилась до 15%. Снизилась численность бухгалтеров, экономистов и работников банков (с 11 до 8%).

В 2009 году в среднем классе наиболее представленными оказались рабочие промышленности, транспорта и связи – 18%, увеличение с 2006 года составило 7%.

Также до 5% увеличилась численность работников торговли.

Остальные профессиональные группы составляют в среднем классе Тюменской области менее 5%.

Таким образом, в сравнении с показателем 2006 года средний класс сократился более чем на 5% и составил около 20% населения Тюменской области, при этом профессиональный состав среднего класса изменился в сторону увеличения числа высококвалифицированных рабочих.

В целом можно говорить о сохранении активной жизненной позиции у большинства представителей среднего класса. Изменились его предпочтения в выборе работы. Теперь его представители больше склоняются к стабильной, пусть и малооплачиваемой работе.

Список литературы 1. Социокультурный портрет региона. Типовая программа и методика.

Материалы конференции «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов». Москва, 27 июня – 1 июля 2005 г. / Под ред. Н.И. Лапина, Л.А. Беляевой. - М.: ИФРАН, 2006. – 328 с.

2. Средний класс в современной России / Отв. ред. М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова;

Ин-т социологии РАН. – М, 2008. - 320 с.

*** Е.А. Когай ЦЕННОСТНЫЕ ДОМИНАНТЫ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ:

КОМПАРАТИВНЫЙ ПОДХОД В условиях структурной трансформации российского общества возрастает роль социокультурных изменений, которые все более отчетливо приобретают региональную специфику, связанную с социально-историческими и этнонациональными особенностями развития субъектов Российской Федерации.

Следствием этого процесса становится высокая социокультурная дифференциация регионов России. В связи с этим исследователи поднимают вопрос о необходимости выявления тенденций естественного развития социально-культурных целостностей, каковыми являются регионы России, выработки соответствующих стратегий поддержки функционирования и развития этих целостностей, усиления их социально-экономического и культурного потенциала.

Результаты многолетнего социологического мониторинга, проводимого Институтом комплексных социальных исследований Российской академии наук (ИКСИ РАН), довольно отчетливо проявляют качественные изменения, произошедшие за последние десятилетия в массовом сознании российского общества, в частности, изменения ценностного порядка. При этом речь идет, в значительной степени, о ценностях экзистенциального характера – наличных, повседневных ориентирах человека в социальной действительности, установках, моральных принципах и нормативах. При этом ценностями могут выступать предметы или идеи, в отношении которых индивиды занимают позицию оценки, придают им важный статус в своей жизни, ощущают как необходимость стремление к обладанию ими. Система ценностей социальной группы или общества в целом, как правило, заключает в себе концентрированный опыт взаимодействия с окружающей средой – опыт, способный обеспечивать удовлетворительную адаптацию к изменению этой среды. Вместе с тем на наших глазах происходит динамичное изменение среды жизни, за которым ценностные изменения далеко не всегда поспевают. Соответственно насущной потребностью становится необходимость социологического исследования скрытой от наблюдателя эволюции субъективных мнений, перехода их в реально значимые факты социокультурного развития, необходимость тщательного анализа динамики смещения ценностей общества и отдельных социальных групп — ценностей, способных занять значительное место в выборе альтернатив будущего социального развития. Ценностные изменения далеко не всегда очевидны для стороннего наблюдателя, вместе с тем они перманентны. Фактически они составляют неконцептуализированную основу происходящих социальных трансформаций. И лишь при осуществлении непрерывной рефлексии над происходящими изменениями и сдвигами ценностных ориентаций сами ценностные системы, в свою очередь, способны сыграть интегрирующую роль в социальном развитии.


                                                             Работа выполнена в рамках проекта «Курская область и ЦФО в динамике социокультурных измерений» при поддержке РГНФ. Грант № 08-03-00498а.

Заметим, что мониторинговые исследования, проведенные ИКСИ РАН в 1993 2003 гг., не подтвердили распространенные в 90-е годы «суждения о потере нашими согражданами ценностных ориентиров, о глубоком дефиците и уж тем более полном вакууме ценностного сознания россиян» [1;

160]. Тем не менее мониторинг проявил три ключевые тенденции (назовем их доминантами) в динамике базовых ценностных ориентаций населения постсоветской России. Первая тенденция-доминанта (1993 1995 гг.) показала прочность основных жизненных ценностей населения России: в обозначенный период иерархия ценностных предпочтений оставалась практически константной. Так, в числе лидеров проявились ценности, проявляющие комфортность внутреннего мира человека и его микросреды: спокойная совесть, интересная работа, семья. В качестве аутсайдеров были обозначены такие ценности, как власть, успех, признание. Значимость ценностей материального характера проявлялась как невысокая.

Вторая тенденция-доминанта (1996-1997 гг.) обнаружила размывание прежде устойчивых и традиционных ценностных систем. На первый план стали выходить ценности материального, прагматического характера. В частности, ценность материального благосостояния стала оцениваться выше ценности свободы.

Ценность величины оплаты труда превысила значимость ценности интересной, творчески содержательной работы. Ценность спокойной совести получила меньшую по сравнению с предшествующим периодом поддержку. Возросла часть населения с уравнительными устремлениями, оценивающая высоко жизнь в условиях равенства доходов. Заметно снизилась значимость Закона и многих демократических институтов (таких, как многопартийность, выборы, референдумы и т.п.).

Социологическое измерение общественных настроений проявило нарастание тенденций формирования общества массового потребления. Появились опасения, что вот-вот осуществится ломка традиционной для России модели ценностных приоритетов. Однако в конце 90-х годов и начале нового века социологи обнаружили, что в динамике ценностных ориентаций россиян стали восстанавливаться многие установки, характерные для первой тенденции. Третья тенденция-доминанта (1999-2003 гг.) показала, что значимость спокойной совести и душевной гармонии стала приобретать почти абсолютное значение (91-94%), большой вес обрела ценность свободы. Лишь одна треть респондентов продолжала выше оценивать в жизни материальное благополучие. Повысилась оценка равенства возможностей для проявления творческих способностей, выполнения интересной, увлекательной работы.

На основании проведенного мониторинга М.К. Горшков выдвинул, на наш взгляд, справедливое предположение о том, что «процессы трансформации не затронули системообразующего основания ценностей россиян» [1;

160-166]. Данные мониторинга выявили также тот факт, что в постсоветской России продолжается процесс ценностного переосмысления и самоопределения [1;

172]. И этот процесс, как показывают различные социологические исследования, проявляет свою специфику как на уровне различных возрастных групп, так и на уровне различных регионов России. Курская и Тюменская области здесь тоже проявляют свою специфику.

В 2007 году Центр изучения социокультурных изменений Института философии (ЦИСИ ИФ РАН) предоставил результаты мониторинга «Наши ценности и интересы сегодня (1990 - 2006 гг.)» [2]. Методики, примененные в исследовании, позволили проявить совмещение традиционных и современных ценностей в сознании россиян, противоречивость социального самочувствия населения России, асимметрию важности и реализуемости прав и свобод человека, а также длительный кризис доверия институтам власти.

Летом 2007 года научно-исследовательской социологической лабораторией Курского государственного университета было осуществлено региональное полевое исследование, охватившее жителей 40 населенных пунктов нашей области. Опрос проводился по типу стратифицированной, многоступенчатой, случайной на этапе отбора респондентов выборки. Объем выборки составил 1128 человек, ошибка выборки по одному признаку не превышала 3 %. Представляется целесообразным проявить некоторые результаты регионального исследования, сравнить их с общероссийскими данными и данными, полученными в социологическом опросе, проведенном в 2006 году в Тюменской области.

В ходе социологического опроса жителям Курского края было предложено дать оценку по 11-балльной шкале измерений 14 суждениям, каждое из которых в определенной степени проявляет отношение к тем или иным ценностям. Ниже приведены суждения, предложенные для оценивания населению области.

Таблица Ценностные суждения, предложенные для оценки [3;

60] Ценностные суждения Ценности 1. В любых условиях красота делает человека лучше и чище Нравственность 2. Главное в жизни – забота о своем здоровье и благополучии Благополучие 3. Бывают обстоятельства, когда человек сам, по своей воле Своевольность может посягнуть на жизнь другого человека 4. Свобода человека – это то, без чего его жизнь теряет смысл Свобода 5. Только содержательная, интересная работа заслуживает Работа того, чтобы заниматься ею как основным делом жизни 6. Личная безопасность человека должна обеспечиваться Порядок законом и правоохранительными органами 7. В жизни главное внимание нужно уделать тому, чтобы Общительность установить хорошие семейные и дружеские отношения 8. Люди и государство должны больше всего заботиться о Семья детях 9. Я стал таким, какой я есть, главным образом благодаря Независимость собственным усилиям 10. Человек должен стремиться к тому, чтобы у него в первую Властность очередь была власть, возможность оказывать влияние на других 11. Нравственный, совестливый человек должен помогать Жертвенность бедным и слабым, даже если ему приходится отрывать что-то от себя 12. Главное – это инициатива, предприимчивость, поиск Инициативность нового в работе и жизни, даже если оказываешься в меньшинстве 13. Самое ценное на свете – это человеческая жизнь и никто Жизнь человека не вправе лишать человека жизни ни при каких обстоятельствах 14. Главное – это уважение к сложившимся обычаям, Традиция традициям Как же распределились ценностные предпочтения жителей Курской области?

Подсчет показал, что интегрирующее ядро ценностей (согласие более 60% опрошенных) составили ценности жизни человека (83,8%) и семьи (83,4%), а также ценности порядка (76,7%), общительности (71,9%), свободы (62,2 %), благополучия (62,1%) и независимости (60,1%). В интегрирующем резерве (поддержка ценностей от 45 до 60%) оказались ценности работы (57,5%), традиции (54,3%), инициативности (53,1%), жертвенности (52,9 %). Оппонирующий дифференциал (30-44,9%) составили ценности нравственности (поддержка 40,4% респондентов), наконец, в «зоне» конфликтогенной периферии (поддержка менее 30%) оказались ценности властности (24,6%) и своевольности (17,6 %). Последний слой проявляет отрицаемые ценности – то есть те, которые отвергаются большинством населения.

Проявим соотношение выявленных ценностей в таблице. Заметим при этом, что ценности, как правило, подразделяют на терминальные (ценности-цели) и инструментальные (ценности-средства);

при этом выделяют три культурных типа ценностей – традиционные, общечеловеческие и современные (либеральные, модернистские). Обозначим также виды потребностей, с которыми сопряжены изучаемые ценности: вит – витальные, инт – интеракционные, соц – социализированные, см – смысложизненные.

Таблица Культурные типы базовых ценностей жителей Курской области и их распределение Ценности Традиционные Общечеловеческие Современные Терминаль- Традиция (см) Порядок (инт) Жизнь человека ные 54,3 % 76,7 % (вит, см) Семья (вит, см) Благополучие (вит) 83,8 % 83,4 % 62,1 % Свобода (инт, см) Работа (вит, см) 62,2 % 57,5 % Инстру- Жертвенность Общительность (инт) Независимость (соц) ментальные (вит, см) 71,9 % 60,1 % 52,9 % Нравственность Инициативность Своевольность (см) (инт, соц, см) (соц) 17,6 % 40,4 % 53,1 % Властность (инт) 24,6 % Если обратиться к распределению полученных ответов согласно классификации культурных типов изучаемых базовых ценностей жителей области, то оказывается, что в отношении терминальных ценностей (ценностей-целей) лидируют ценности человеческой жизни и семьи, на втором месте оказываются ценности порядка, далее идут ценности свободы, благополучия, работы, и завершает список ценность традиции. Следует отметить, что ценность традиции в сознании населения Курской области явно ослабевает. Среди инструментальных ценностей лидирует общительность, далее идет независимость, близки по значениям ценности инициативности и жертвенности, наконец, минимальная поддержка достается властности и своевольности (псевдосвободы, вседозволенности). Общечеловеческие и современные компоненты приобретают все больший вес, традиционные ценности им явно уступают. В сознании курян, как впрочем, и в сознании всех россиян, на современном этапе оформилось динамичное совмещение трех культурно различаемых типов ценностей. Сегодня произошла стабилизация баланса культурно различных типов ценностей, сформировалась их взаимная толерантность.

Сравним оценки обозначенных суждений (табл. 3), данные жителями Курской области, жителями Тюменской области и России в целом, используя при этом 5-балльную шкалу измерений [3;

49–52]. Заметим, что данная система подсчета вносит некоторые коррективы в представление блоков ценностных предпочтений.

Таблица Ценности населения Курской области, Тюменской области и России Курская область, 2007 Тюменская область, 2006 Россия, R Ценности R Ценности R Ценности Баллы Баллы Баллы Интегрирующее ядро (свыше 4,4) 1 Семья 1 Семья 1–2 Семья 4,73 4,65 4, 2 Жизнь человека 2 Жизнь человека 1–2 Порядок 4,70 4,63 4, 3 Порядок 3 Порядок 3 Общительность 4,57 4,58 4, 4 Общительность 4 Общительность 4,49 4, Интегрирующий резерв (3,91–4,39) 5 Благополучие 5 Благополучие 4 Жизнь человека 4,25 4,33 4, 6 Свобода 6 Свобода 5 Традиция 4,24 4,30 4, 7 Независимость 7 Независимость 6 Свобода 4,23 4,27 4, 8 Работа 8 Работа 7 Независимость 4,14 4,23 4, 9 Инициативность 9 Традиция 8 Работа 4,02 4,07 4, 10 Традиция 9 Инициативность 4,01 4, 11 Жертвенность 10 Жертвенность 3,98 3, Оппонирующий дифференциал (3,0–3,9) 12 Нравственность 10 Инициативность 11 Благополучие 3,54 3,88 3, 11 Нравственность 12 Нравственность 3,75 3, 12 Жертвенность 3,   Конфликтогенная периферия (2,99 и меньше) 13 Властность 13 Своеволие 13 Властность 2,68 2,59 2, 14 Своевольность 14 Властность 14 Своевольность 2,42 2,51 2, Средняя поддержка ценностных суждений (в баллах) 4,00 3,97 3, Пристальное рассмотрение результатов опросов показывает, что оценки, данные жителями Курской и Тюменской областей, по первым восьми позициям в целом совпадают. Так, на первом месте в обозначенных регионах оказываются такие ценности, как семья и жизнь (соответственно первое и второе места), далее идут порядок и общительность (при этом балльные оценки очень близки). Ценности благополучия, свободы, независимости и работы также востребованы примерно одинаково. Как ни удивительно, в Курской области традиция (10-е место) чтится меньше, чем в Тюменском регионе (9-е место соответственно), и меньше, чем по России в целом (6-е место). Инициативность в Курской области получила большую поддержку, чем в Тюменской области и в среднем по России. Жертвенность (11-е место) ценится в Курском крае выше, чем в Тюменской области (12-е место).

Минимальную поддержку и в Курской области, и в Тюменском регионе, и по России в целом получили такие ценности, как властность и своевольность (понимаемая, скорее, как вседозволенность), что, в принципе, может свидетельствовать о восстановлении ценностного ядра в сознании населения этих регионов и россиян в целом.

Ценностные предпочтения населения регионов также находят свое проявление в обнаружении слоевых близостей. В связи с этим жителям Курской области было предложено дать ответ на вопрос: «В какой мере Вы чувствуете свою близость или отдаленность («свое» – «чужое») с такими людьми?». Распределение ответов представлено в соответствующей таблице.

Таблица Идентичность жителей Курской области «свое – чужое»

(2007 г., в % от числа ответивших) Идентифицируемые Свое Близ- Без- Дале- Чу- Затруд- Отказ категории кое, раз- кое, жое няюсь от но не личное но не отве- ответа свое чужое тить Жители поселения, в 48,5 28,1 9,8 6,0 2,9 3,5 1, котором я живу (деревня, село, город) Жители областного 25,4 33,5 18,9 11,4 5,1 4,4 1. центра, хотя я там и не живу Жители всей моей 17,3 28,9 22,3 18,9 6,1 5,3 1, Москва как столица 7,3 14,8 26,2 21,7 24,5 4,2 1, Жители всей России 16,4 17,3 19,6 25,9 14,1 5,4 1, Всё человечество 10,7 12,4 23,6 19,9 22,4 9,5 1, Опрос показал, что максимальную близость респонденты проявляют в отношении своих земляков, «близкое, но не свое» характеризует в первую очередь отношение с жителями областного центра, «далекими, но не чужими» предстают, прежде всего, жители всей России, а чужой населению Курской области видится Москва, при этом жители всей России и всё человечество характеризуются как более близкие. Тем самым максимальной оказалась степень отстраненности от столицы. Схожие результаты получены и в Тюменской области [4;

49-50]. Как это ни печально, но столица России Москва как территориальное образование воспринимается большинством респондентов рассматриваемых регионов формализованной системой, далекой от личности, от ее повседневных интересов.

Как справедливо отмечает Г.С. Корепанов, «идентичности микроуровня намного сильнее, чем макроуровня, а идентичность, связанная с Москвой, самая «худшая» [5;

60].

Для измерения близости в рассматриваемых регионах используем также коэффициент интенсивности близости (Киб), проявляющий отношение числа респондентов, отметивших наличие близости, к числу тех, кто отметил ее отсутствие.

Таблица Степень интенсивности слоевой близости (свое – чужое) Коэффициент Жители Жители Жители Жители Жители Жители интенсивности поселения областного всей моей Москвы – всей всей близости в котором центра, хотя области столицы России Земли я живу я там и не России живу Курская область, 8,55 3,58 1,85 0,48 0,84 0, 2007 год Тюменская 8,54 1,34 0,67 0,14 0,35 0, область, 2006 год Общечеловеческая близость в Курской области занимает не очень высокое место, ее интенсивность равна 0,55 (опрос в целом по России дал более высокий результат – 0,8). Еще меньшие показатели дает Тюменский регион (0,25). Таблица показывает, что за исключением солидарности с жителями поселения, с которыми они живут, жители Тюменской области проявляют гораздо меньшие показатели интенсивности близости, нежели куряне. Полагаем, здесь важную роль играет как географический фактор, так и социокультурный: Тюменская область более удалена от центра, она в значительной мере самодостаточна (следует напомнить, что Тюмень является столицей нефтегазового региона).

Население любого региона – это социокультурная общность, некоторое сообщество, проживающее на определенной территории и идентифицирующее себя с ценностями, традициями, стереотипами данного региона. Не секрет, что сегодня существенную трудность для социолога составляет проблема культурной идентификации россиянина. Вместе с тем для того, чтобы серьезно заниматься моделированием социально-политического и экономического устройства населения региона и российского общества в целом, следует более серьезно разобраться, в каком социуме мы живем, выявить определенный тип и уровень развития общероссийской, национальной и, в частности, региональной культуры, а также ценностного поля этой культуры. И если процесс самоидентификации русского человека в современной России происходит крайне болезненно, то важно отметить, что идентификация через локальность (когда в качестве оснований принимаются ценности дома и малой родины) является важным этапом в процессе личностного самоопределения. Замечено, что именно идентификация социального и культурного плана представляет собой существенный ресурс местного развития. Ведь чем большее количество людей увязывают свою судьбу, судьбу своих детей, свои жизненные планы и успехи с совместным проживанием в данном месте, тем большими они обладают ресурсами для составления и претворения в жизнь программ развития.

Список литературы 1. Горшков М.К. Кризис ценностей или динамика ценностных ориентаций? // Изменяющаяся Россия в зеркале социологии. – М.: Летний сад, 2004. – C. 160-172.

2. Лапин Н.И. Динамика базовых ценностей и социальное самочувствие россиян // Доклады Всероссийского социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России». - М., 2007. – С. 98–112.

3. Лапин Н.И. Структура ценностей россиян: всероссийский мониторинг и портрет региона // Опыт построения социокультурных портретов регионов России / Под ред. Е.А. Когай. – Курск: Изд-во Курск.гос.ун-та, 2007. – С. 47–62.

4. Социологический портрет Тюменского региона. – Тюмень: Тюменская областная Дума, 2007. – 92 с.

5. Корепанов Г.С. Анализ региональной идентичности на примере Тюменской области //Социокультурные портреты регионов России: опыт комплексной реализации. – Чебоксары: ЧГИГН, 2008. – С. 54–65.

*** Т.В. Манокина СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ КАК ИНДИКАТОР ИЗМЕНЕНИЙ В ОБЩЕСТВЕ Современная социально-экономическая ситуация настоятельно требует от органов местного самоуправления систематического отслеживания изменений качества жизни различных групп населения и своевременного принятия мер по недопущению резкого снижения существенных обстоятельств жизни. При этом важно заметить, что количественные показатели этой социально-экономической категории, отражающие уровень доходов населения, уровень бюджетной обеспеченности на душу населения, количество, объемы предоставляемых и потребляемых товаров и услуг и т.д., не дают представления о том, как само население их воспринимает, насколько оно удовлетворено этими параметрами. Тем более в последнее время даже в среде экономистов часто приходится слышать перефразированные слова одного из героев М. Булгакова: «Кризис – он в головах!».

Таким образом, необходимы субъективные показатели качества жизни, которые дают возможность определить, насколько высока степень социального благополучия в обществе в данный период.

Такую возможность предоставляют результаты социологического мониторинга «Экономика, политика, качество жизни горожан», который организуется социологической службой администрации города Тюмени с 1998 года (а по некоторым параметрам – с 1996 года).

Ключевым понятием, составляющим предметную область исследований, является понятие социального благополучия жителей города, которое включает в себя характеристики социального самочувствия, т.е. эмоционально заряженные людьми оценки своей жизненной ситуации и перспектив ее развития, и более приземленные оценки уровня своего материального благосостояния.

При высоких показателях социального благополучия можно говорить о том, что окружающая социальная ситуация благоприятна для населения, изменения в ней воспринимаются позитивно, в обществе наблюдается высокий уровень социальной стабильности. Если же эти показатели низкие, это означает, что социальная действительность воспринимается людьми негативно, общество нестабильно, в нем зреет напряженность.

Исследование особенностей социального благополучия жителей города включает в себя изучение следующих основных параметров:



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.