авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |

«Тюменская областная Дума Тюменский государственный университет Тюменский государственный нефтегазовый университет СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ ...»

-- [ Страница 9 ] --

Предварительные исследования автора показывают, что молодежь при выборе образования и профессии ориентируется в основном на текущую престижность и высокую оплату работы (в нефтяной и газовой промышленности) на примере своего конкретного моногорода. Учебные заведения, в свою очередь, также основываются на популярности профессии среди поступающих. Однако, с авторской точки зрения, недооценка и заведомо избыточная подготовка таких специалистов может привести к серьезным негативным результатам на рынке труда, к появлению системных диспропорций с переизбытком рабочей силы по одним специальностям и квалификациям и дефицитом – по другим.

Анализируя последние эмпирические исследования за рубежом, можно выделить, например, следующие результаты. В частности, исследователи Duranton G, Puga D довольно подробно рассмотрели проблемы специализации городов, а также предложили несколько вариантов решения моноспециализации:

реструктуризация, диверсификация отраслей, поощрение миграции рабочей силы [3]. В их работе также присутствует анализ преимуществ (меньше городской суеты, более сильный эффект точечной локализации) и недостатков (меньше инноваций и больший риск экономических падений из-за зависимости от одной отрасли) узкой специализации городов. Brezis E.S., Krugman P. также объясняли, почему специфические сектора могут колебаться в некоторых городах и когда монозависимость является источником риска для городов [2]. С точки зрения автора, указанные работы представляются очень интересными относительно подтверждения недостатков моногородов и вынесения предложений по решению проблем.

Довольно актуальными выглядят исследования Ioannides Y.M., Zanella G.. В своей работе, анализируя соседние территории, они установили, что домашние хозяйства перемещаются в местоположения, которые лучше обеспечивают, с их точки зрения, социальные взаимодействия для детей [6]. Для исследования автора эта работа является одной из ключевых, так как подобные тенденции проявляются в процессе поступления молодежи ХМАО, ЯНАО в образовательные учреждения. То есть, по общим наблюдениям, довольно значительная часть семей стремится переехать из моногородов Севера Тюменской области в крупные города (Екатеринбург, Тюмень, Омск, Москва) для того, чтобы дать возможность детям (от 17-18 лет) получить высшее образование в крупных вузах. Естественно, что некоторые выпускники этих вузов начинают карьеру в крупных городах и уже не возвращаются в родные моногорода Частично происходит ранняя миграция молодежи из городов ХМАО, ЯНАО.

Henderson V.J., Shalizi Z., Venables A.J. провели исследование географического размещения городов, экономических затрат, связанных с экономическим объединением пространств, необходимой государственной политики [5]. По мнению автора, заключения этих исследователей интересны при глобальном подходе к проблемам моногородов, и в основном они подтверждают изначально «грубый», неэкономический подход по освоению северных территорий, существовавший еще в советское время, когда расчет экономической эффективности, рисков и создание полноценной городской инфраструктуры практически не проводились.

Обсуждая проблемы рынка труда для молодежи в моногородах Тюменской области, нужно отметить, что Jurajda, Terrell K. проводили значительные исследования человеческого капитала и regional unemployment in transition economies [7]. Особое внимание было уделено соотношению квалификации работников и уровню занятости. Результаты этих исследований интересны авторам проекта, но если Jurajda, Terrell K. изучают проблему низкой квалификации, то в этом проекте делается акцент на монопрофильность квалификации (квалификация в нефтегазовой промышленности), получаемое молодежью образование.

В контексте изучения формирования социального и человеческого капитала и его влияния на карьерный выбор молодежи значительными выглядят труды Glaeser Edward L., Redlick С. Авторы изучают эти явления и делают несколько предположений, которые находят, по нашему мнению, свое подтверждение в моногородах Севера Тюменской области. Например, Glaeser Edward L., Redlick С.

считают, что «people who expect to move will also be less likely to invest in social capital» [4], изучают связь «between urban decline and human capital», утверждая, что обычно «people with more education are more likely to flee declining areas». По предварительным наблюдениям автора, это происходит сейчас и в моногородах ЯНАО, ХМАО: люди, приехавшие «на время» осваивать нефтяную, газовую отрасли в советское время, приезжающие временно («на заработки») сейчас, изначально планируют через 20-30 лет вернуться в более развитые города России, не собираются повышать социальный капитал в моногородах. А при ухудшающейся экономической ситуации покидают моногорода именно люди с высоким человеческим капиталом. В результате получается замкнутый круг: люди, градообразующие предприятия не заинтересованы в повышении социального, человеческого капитала, а правительство, изначально видя такое положение дел, также не осуществляет поддержки в этом направлении.

Анализируя другие эмпирические исследования, обязательно нужно отметить также работы Глазычева В.Л., который уделял большое внимание инфраструктуре, удобству городов, провел интересные исследования развития, освоения городов в Советском Союзе и России [9]. Однако вопросы, поднимаемые в настоящем проекте, практически не рассматривались. Зубаревич Н., изучая города в «transition economy», рассматривала воздействие различных факторов на динамику социальных процессов городов, гендерные, поколенческие различия в условиях адаптации, что представляется интересным для данного проекта.

Подводя общие итоги степени разработанности проблемы и предложений по данной проблеме, нужно сказать следующее:

большинство исследований посвящено проблемам городов, формирование и освоение которых происходило в рыночных системах, а проблемы моногородов Севера Тюменской области, как и многих в современной России, изначально возникли во время советской плановой экономики;

существуют предложения, направленные на кардинальные пути переселения, полного переустройства городов, более того, в странах с рыночной экономикой есть успешный опыт переустройства, расселения моногородов, переобучения населения (США, Канада, Германия, Франция). Но, учитывая текущую ситуацию и региональную специфику (огромная территориальная удаленность, высокие затраты на переустройство, расселение), по мнению автора, в данной конкретной ситуации необходимо более тщательное изучение проблемы и использование более «мягкого» подхода;

цель же идеи автора, помимо изучения диспропорций рынка труда для молодежи в моногородах, - исследовать процесс влияния социального, человеческого капитал на карьерные ожидания молодежи моногородов. Каким образом социальный капитал (в форме норм, ценностей, установок, мотивов) и человеческий капитал (образовательно-культурный уровень) двигают молодежью в моногородах при выборе образования, профессии? Как они формируют миграционные ожидания, то есть почему молодежь возвращается работать в родной моногород или уезжает из него на работу в крупные города? Полученные ответы на обозначенные вопросы, по нашему мнению, позволят в определенной мере прояснить суть происходящих явлений, а также сформировать предложения по решению указанных проблем моногородов в будущем.

Список литературы 1). Coleman James S. (1988). «Social Capital in the Creation of Human Capital».

American Journal of Sociology №94.

2). Duranton G. (2007). «From cities to productivity and growth in developing countries», University of Toronto, Working Paper 306, 12 December.

3). Duranton G. Puga D. (1999). «Diversity and Specialisation in cities: Why, where and when does it matter?», Discussion Paper uab-iae 443.99, 15 July.

4). Glaeser Edward L., Redlick С. (2007). «Social capital and urban growth», Journal of Planning History, Vol. 6, No. 1, 3-47 (2007).

5). Henderson V.J., Shalizi Z., Venables A J. (2000). «Geography and Development», The World Bank, Development Research Group Infrastructure and Environment, September.

6). Ioannides Y.M., Zanella G. (2008). «Searching for the Best Neighborhood:

Mobility and Social Interactions», Universita degli studi di siena, n. 533.

7). Jurajda. Terrell K. (2007). «Regional Unemployment and Human Capital in Transition Economies», IZA Discussion Paper №. 3176, November.

8). Putnam, Robert D. (2001), «Bowling Alone», Simon & Schuster.

9). Глазычев В.Л. (2008). «Урбанистика». - Москва: Из.дом «Европа».

10). Зубаревич Н. (2005). «Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода». – Москва: Издательский дом «Editorial URSS».

11). Зубаревич Н. (2009). «Влияние кризиса на регионы России: мониторинг».

Центр социально-консервативной политики, http://pda.cskp.ru, 13.02.2009.

12). Койшина Е.К. (2007). «Опыт мониторинга реализации молодежной политики в северном городе», СОЦИС, 8.

*** И.А. Сахнов СТИМУЛИРОВАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ КАК ОСНОВА ПРЕОДОЛЕНИЯ НЕГАТИВНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА Современное состояние общественных процессов в России в условиях социально-экономического кризиса обусловливает необходимость активного внедрения инноваций и нестандартных подходов к управлению решением социальных проблем, актуализирует внимание к обеспечению условий для продуктивной реализации внутреннего потенциала человека, и особенно в сфере предпринимательства. Структурная перестройка сферы занятости, обусловленная изменением экономической ситуации, является макро-фактором, активизирующим процессы социальной мобильности и способствующим, в том числе, переориентации некоторой части населения на новые, самостоятельные, формы занятости.

В большинстве своем этот процесс протекает стихийно и бесконтрольно, на основе размытых представлений о сфере предпринимательства, и, в результате, негативные последствия кризиса для неудачных предпринимателей только усиливаются.

Большинство современных отечественных исследований сферы предпринимательства сосредоточиваются на изучении институциональной среды, в которой формируется предпринимательская деятельность. Вместе с тем нам представляется важным изучение и личностных составляющих, находящихся в основе формирования и развития предпринимательской активности конкретных индивидов. Традиция исследования внутренней природы личности предпринимателя восходит к классическим работам В. Зомбарта, М. Вебера, И. Кирцнера, Й. Шумпетера и др. Вместе с тем малое количество современных работ о специфике личности российского предпринимателя, его опыте формирования и развития предпринимательской активности в условиях кризиса делают подобные исследования актуальными.

С целью изучения и обобщения особенностей личностных факторов, влияющих на формирование и развитие предпринимательской активности, нами было проведено социологическое исследование с применением метода полуформализованного интервью с действующими предпринимателями Новосибирской области для изучения особенностей когнитивных процессов в ходе осуществления предпринимательской деятельности.

В основу исследования легло изучение когнитивных регуляторов (а именно процессов целеполагания, интерпретации, обобщения) развития предпринимательской деятельности.

Полученные результаты исследования процесса целеполагания у действующих предпринимателей позволили выделить 2 группы предпринимателей – осуществляющих предпринимательскую деятельность вынужденно (так называемые «дельцы») и использующих деятельность как средство самовыражения (собственно предприниматели) - главным образом это те, кто пришел в эту область благодаря своим профессиональным интересам.

Изучая процесс интерпретации результатов предпринимательской деятельности, мы выявили, что, оценивая степень воздействия внешних и внутренних факторов на успешность бизнеса, предприниматели, говоря об успехах своей деятельности, в большей степени приписывают их себе (интернальная направленность), в то время как говоря о неудачах в бизнесе – в большей степени факторам внешнего воздействия (экстернальная направленность). Вместе с тем мы склонны рассматривать предпринимателей как интернально ориентированных субъектов, поскольку при оценке видов поддержки организации своего дела роль внешних факторов предпринимателями характеризовалась как несущественная, отдавалось предпочтение внутренней активности человека, тогда как незанятое население, напротив, больше ориентировано экстернально и предпочитает надеяться на внешние источники поддержки1.

Кроме того, обобщенный анализ когнитивных регуляторов показал, что данные регуляторы находятся в развитии, модифицируясь под воздействием результатов деятельности. Часть из тех, кто начинал свое дело в большей степени вынужденно, сегодня, в результате успешной деятельности, считают предпринимательскую деятельность уже своим призванием.

Таким образом, в ходе исследования мы пришли к выводу о том, что, воздействуя в большей степени на процессы постановки целей и интерпретации результатов целенаправленно, а не стихийно, возможно более продуктивно регулировать процесс развития предпринимательской активности. Кроме того, развитие предпринимательской активности безусловно, способствует и развитию гражданской ориентированной личности, поскольку осуществляющий предпринимательскую деятельность индивид помимо формирования экономического капитала активно формирует и использует социальный капитал, основу которого составляют деловая репутация и социальная ответственность, а это позволяет активнее участвовать в защите прав на собственность, быть готовым к взаимопомощи и взаимовыгодным действиям, помогать нуждающимся и др. - то есть реализовывать компоненты, способствующие развитию не только экономических, но и социально-демократических процессов в стране.

*** Л.М. Симонова, С.А. Иванова РОЛЬ ИННОВАЦИОННОЙ КОМПОНЕНТЫ В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ КЛАСТЕРОВ В современных условиях наиболее важной способностью конкурирующих субъектов становится способность обеспечивать передачу знаний, восприятие инноваций, их распространение. Принимая во внимание новые тенденции и направления конкурентоспособного развития в мире, в научной и деловой среде сегодня пользуются понятиями «новая экономика» и «инновационная экономика». В новой экономике снижается роль традиционных конкурентных преимуществ и повышается роль компетенций, основанных на знаниях. Под инновационной экономикой понимаются отрасли, выпускающие наукоемкую высокотехнологичную продукцию [3;

303].

С учетом этих двух концепций в настоящее время инновации связываются не столько с техническим прогрессом, новыми продуктами, производственными технологиями, сколько с взаимодействием между людьми, фирмами и окружающей их средой [2;

112]. Это так называемая «модель инновационного взаимодействия». В рамках данного подхода утверждается, что во всех отраслях и секторах экономики                                                              Выводы об ориентации поведения незанятого населения сделаны на основании вторичного анализа данных исследований, проведенных коллективом сотрудников НГУЭУ в 1995 и 2002 гг., результаты которых опубликованы в книгах «Безработица и самозанятость» (Новосибирск, 1997) и «Самостоятельная занятость в России: выживание или свободный выбор?» (Новосибирск, 2005).

можно найти продуктивные и инновационные фирмы, способные обеспечивать конкурентные преимущества на глобальных рынках. Характер самого экономического перехода к обществу, основанному на знаниях и инновациях, делает именно регионы ключевыми экономическими единицами в глобальной экономике, поскольку «обмен некоторыми типами информации происходит гораздо легче и с большей выгодой на региональном уровне непосредственно «лицом к лицу», чем через длинные коммуникационные каналы» [2;

113].

Широкое распространение во всем мире в изучении развития экономики регионов получил кластерный подход, теоретические аспекты которого достаточно подробно разработаны М. Портером и его последователями. Существует много видов и дефиниций кластеров, они различаются по масштабам, направленности, но в целом суть кластеров едина: кластер представляет собой группу географически локализованных взаимосвязанных компаний, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных услуг, инфраструктуры, научно исследовательских институтов, вузов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом. Важной отличительной чертой любого кластера является инновационная ориентированность, связанная с ожидаемым прорывом в области техники и технологии производства. Однако формирование кластеров связано с рядом серьезных вопросов. Во-первых, с тем, насколько новая технология соответствует данному типу производства, и не вызовет ли ее внедрение в промышленное предприятие старой формации серьёзных дисфункций, которые могут повлечь за собой снижение эффективности, надёжности и в конечном счете прибыльности данного производства. Во-вторых, существует ли необходимость формирования на базе данной технологии совершенно нового, не имеющего аналогов типа производства, при этом связанного с многочисленными рисками.

Решение поставленной проблемы многие связывают с развитием так называемых «знаньевых» технологий («эпистемических» технологий), способных вычленять технологические решения и определять условия их переноса в другие области промышленного производства, что в свою очередь предполагает объединение фундаментальной практико-ориентированной науки, проектно конструкторских разработок и новых высокотехнологичных производств [1]. Речь идет о формировании кластеров, являющихся базой выше рассмотренных «технологий познания». Построение данных кластеров связано с необходимостью объединения в рамках одной особой зоны следующих трех направлений:

производственные бизнес-проекты в конкретной технологической области;

фундаментальные разработки и современные системы проектирования новых продуктов;

подготовка производства этих продуктов.

Данное объединение активизирует развитие принципиально новых, не существующих сегодня отраслей и замещение новыми технологическими решениями значительных массивов российских промышленных производств.

Преимущество данных кластеров заключается в том, что они обеспечивают перемещение знаний о новых разработках в технологии производства различных отраслей промышленности и позволяют определить зоны приоритетных инвестиционных вложений, делая акцент не на ресурсодобывающие сектора промышленности, что особенно актуально для Тюменского региона.

Принимая во внимание особую роль кластеров в экономическом развитии, государство ставит задачу – разработка кластерной политики как одного из главных направлений промышленной политики по повышению национальной и региональной конкурентоспособности через стимулирование развития кластеров. По своему потенциалу и структуре кластерная политика является именно тем комплексом мероприятий, который может способствовать решению данной задачи через развитие высокотехнологичных рынков, повышение инновационности различных отраслей экономики, активизацию взаимодействия между государством, бизнесом и научным сообществом. Но достичь успеха от ее реализации можно только за счет хорошей координации действий и осознания необходимости постоянно повышать свою конкурентоспособность и компетентность как со стороны органов государственной власти, так и бизнеса, образовательных и научных учреждений. В заключение следует отметить, что грамотное использование кластерной политики может «a priori» дать необходимую информацию о перспективах использования в конкретном регионе новых прогрессивных технологий и методов хозяйствования, о том, как связывать и соорганизовывать разноинформационные знания.

Список литературы 1. Громыко Ю.В. Что такое кластеры и как их создавать http://www.situation.ru/app/j_art_1178.htm.

2. Калюжнова Н.Я. Конкурентоспособность российских регионов в условиях глобализации. - М.: ТЕИС, 2003. – 526 с.

3. Фатхутдинов Р.А. Глобальная конкурентоспособность. На стол современному руководителю. – М.: РИА «Стандарты и качество», 2009. – 464 с., ил.

*** М.В. Симонова РАЗВИТИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ТЮМЕНСКОГО РЕГИОНА Современное понимание конкурентоспособности региона все меньше связывается с наличием в нем богатых природных ресурсов вследствие обнаружения новых их источников и общим снижением ресурсоемкости экономики.

Общепризнанно, что «обремененность ресурсами» таит в себе известную долю риска. «В странах с преобладанием природных ресурсов в экономической деятельности ограниченное развитие получают стратегии, способы и подходы, ориентированные на повышение конкурентоспособности», - справедливо отмечает Майкл Портер. При этом все большую значимость приобретают институциональные факторы. Именно они наиболее трудно поддаются планируемым изменениям, но от них в наибольшей степени зависит качество бизнес-климата и конкурентные позиции региона.

Управление конкурентоспособностью на региональном уровне с необходимостью предполагает повышение степени интернационализации региональной экономики, то есть способности ее интегрирования в систему глобальных обменов товарами, финансами, рабочей силой, технологиями и информацией. Не случайно в числе первоочередных задач региональной целевой программы «Развитие инвестиционной и внешнеэкономической деятельности Тюменской области на 2008 - 2010 годы» значится формирование благоприятных экономических, организационных, правовых и иных условий для расширения экспортного потенциала региона и повышения его эффективности, а также совершенствование механизмов предоставления государственной финансовой, налоговой, информационно-консультационной, маркетинговой и другой помощи действующим потенциальным экспортерам Тюменской области.

Успешная реализация поставленных задач обеспечила достижение следующих результатов. В течение 1-го квартала 2009 года в зоне деятельности Тюменской таможни зарегистрировано 123 участника внешнеэкономической деятельности (ВЭД), из них 18 - впервые осуществляли внешнюю торговлю в этой зоне. Плановое задание по перечислению таможенных платежей в федеральный бюджет выполнено на 121,9 %. В доход федерального бюджета за 1-ый квартал 2009 года перечислено 617,34 млн. рублей, в том числе экспорт составил 77,35 млн. рублей, импортная составляющая - 520,4 млн. рублей.

В кризисных условиях решающее воздействие на конкурентоспособность региона оказывает сложившаяся институциональная среда и инфраструктура осуществления внешнеэкономической деятельности (ВЭД-инфраструктура). В Тюменской области она включает следующие элементы: департамент инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Тюменской области, Тюменская таможня Уральского таможенного управления, Торгово-промышленная палата Тюменской области, Региональный центр развития ВЭД, ОАО «Тюменская ярмарка» и т.п..

Банковский сегмент представлен региональными кредитными организациями с 79 филиалами в области и 25 - за ее пределами. На территории области действуют 7 региональных страховых компаний и 33 филиала страховых организаций из других регионов, более 20 региональных профессиональных участников рынка ценных бумаг (некредитных организаций). Активную деятельность осуществляют ряд лизинговых и инвестиционных компаний, консалтинговых фирм, оказывающих услуги в сфере экономики, аудита и управления.

Все перечисленные инфраструктурные единицы решают следующие задачи:

• проведение единой инвестиционной и внешнеэкономической политики Тюменской области;

• формирование механизмов государственной поддержки;

• реализация политики Тюменской области по государственной поддержке предпринимательства.

В кризисных условиях на первый план выходит задача создания благоприятного инвестиционного климата, содействие привлечению инвестиций и активизации внешнеэкономической деятельности в Тюменской области. Поэтому были разработаны мероприятия по повышению конкурентных позиций нашего региона на основе развития институтов и инфраструктуры ВЭД;

выработаны практические рекомендации по развитию инфраструктуры ВЭД как механизма эффективной интеграции Тюменского региона в мировое хозяйство. Они включают:

- формирование развитой системы информационного обеспечения участников внешнеэкономической деятельности Тюменской области и их потенциальных партнеров;

- организацию и проведение семинаров, конференций, форумов и иных обучающих мероприятий, в том числе курсов по повышению квалификации в сфере внешнеэкономической деятельности;

- стимулирование экспорта путем предоставления информационно консультационной, маркетинговой и другой помощи экспортерам области;

- выполнение функций организационно-протокольного характера, связанных с организацией визитов иностранных делегаций в Тюменскую область;

- увеличение доли экспорта продукции несырьевого сектора экономики Тюменской области и стимулирование экспорта готовой продукции с высокой долей добавленной стоимости;

- оптимизацию структуры импорта, увеличение выпуска импортозамещающих товаров народного потребления, реализацию инвестиционных проектов по созданию импортозамещающих производств.

*** Г.Г. Сорокин ОБУЧЕНИЕ ПОЖИЛЫХ ГРАЖДАН ОСНОВАМ ИКТ НА БАЗЕ БИБЛИОТЕК Знакомство представителей старшего поколения с современной компьютерной техникой является одной из наиболее актуальных задач геронтообразования. Это объясняется следующим. Во-первых, специфика жизни в современном обществе требует от граждан всех возрастов владения информационными технологиями как непременного составляющего функциональной грамотности. Во-вторых, информационные технологии открывают для пожилого человека новые возможности реализации образовательных потребностей, позволяют самостоятельно овладевать знаниями. В-третьих, освоение информационных технологий пожилыми людьми, профессиональная переквалификация с учётом информатизации современного производства в значительной степени могут способствовать решению проблем их занятости и трудоустройства.

Обучение ИКТ является наиболее востребованным у старшего поколения направлением геронтообразования (по популярности с компьютерными курсами могут соперничать только курсы валеологической и медицинской направленности).

Но, к сожалению, пока приходится констатировать, что данное направление в нашей стране развито чрезвычайно слабо. Так, в 2005 году только 20% учреждений, ведущих просветительскую и образовательную деятельность среди граждан третьего возраста, реализовывали программы обучения информационно коммуникационным технологиям. Главным препятствием развитию программ компьютерного образования пожилых людей является высокая стоимость реализации данных программ. Нередко образовательные учреждения функционируют практически на общественных началах, не имеют постоянного помещения для проведения даже лекционных и семинарских занятий, очень немногие могут позволить себе собственный компьютерный класс. Большинство учреждений, осуществляющих обучение пожилых работе с компьютером, используют техническую, а нередко и кадровую базу спонсоров – школ, вузов, библиотек и.т.д. Но, как правило, такая возможность имеется только в больших городах, в которых расположены крупные образовательные и культурные центры. В отдельных случаях данные центры сами выступают инициаторами организации на своей базе образовательных проектов для старшего поколения. Так, в последние 10 лет в нашей стране отмечается увеличение количества курсов компьютерной грамотности, реализуемых на базе информационно-библиотечных центров. Многие современные библиотеки располагают виртуальными читальными залами, пунктами доступа в Интернет. Нередко их штатные сотрудники имеют техническое или специальное педагогическое образование. Данные обстоятельства позволяют практически без привлечения дополнительных ресурсов организовывать компьютерные курсы. Задача “компьютерного ликбеза” населения достаточно органично вписывается в миссию библиотеки, которая всегда состояла не только в предоставлении информации широким слоям населения, но и в формировании информационной культуры, адекватной историческому времени. Обучение населения основам ИКТ – это, с одной стороны, логическое продолжение таких инноваций, как компьютеризация библиотек, создание на их базе пунктов доступа в Интернет, с другой – необходимая составляющая данных инноваций.

Можно выделить два подхода к формированию контингента слушателей компьютерных курсов, организуемых на базе информационно-библиотечных центров. В соответствии с первым библиотека ориентируется на потенциальных трансляторов информационной культуры – лиц, которые в дальнейшем смогут использовать полученные знания для выполнения просветительских и образовательных функций, а также передавать их другим людям (учителя, журналисты, сотрудники учреждений культуры и т.д.). Наибольшее распространение получил второй подход, в соответствии с которым контингент формируется из наименее социально защищённых категорий граждан, для которых доступ к традиционным формам образования существенно затруднён (инвалиды, безработные и т.д.). Одной из таких целевых категорий достаточно часто выступают и пожилые люди. Примером совместной реализации сразу двух описанных подходов может служить деятельность интернет-центра Томской областной универсальной научной библиотеки им. А.С. Пушкина, в которой наряду с группами, состоящими из сотрудников библиотек, сотрудников культурных и административных учреждений, формируются группы из инвалидов и пожилых людей. Из восьми образовательных направлений, реализующихся в библиотеке, четыре ориентированы специально на слушателей старшего возраста. По окончании курса обучения учащимся выдаётся сертификат компании Microsoft, одного из официальных партнёров центра.

Чрезвычайно интересным представляется опыт обучения пожилых граждан в библиотеках г. Екатеринбурга. В 2008 г. городское муниципальное объединение библиотек разработало программу “Дружественный Интернет для пожилых”.

Согласно ей на базе информационно-библиотечных центров предполагалось открыть курсы компьютерной грамотности для представителей старшего поколения продолжительностью 48 учебных часов [1;

5]. На данное предложение откликнулись 22 из 40 муниципальных библиотек города. Необходимо отметить, что в проекте приняли участие даже те библиотеки, в распоряжении которых имелось всего 1-2 компьютера. Проект вызвал большой интерес у горожан старшего возраста. За 2 года его работы обучение прошли более 1500 человек. Тот факт, что инициативы библиотек находят отклик у потенциальных учащихся, можно объяснить следующими факторами: возможность обучаться недалеко от места проживания;

возможность получения консультаций по мере необходимости;

доверие и уважение, которыми пользуются библиотеки и их сотрудники у старшего поколения.

Немаловажным является также то обстоятельство, что обучение осуществляется бесплатно.

В настоящее время библиотеками накоплен значительный опыт организации и реализации компьютерных курсов для старшего поколения, который целесообразно использовать для пополнения теории и совершенствования методики обучения в третьем возрасте. Но в целом следует отметить, что обучение пожилых в библиотеках - это не столько направление геронтообразования, сколько одно из направлений формирования информационной культуры населения всех возрастов.

Поэтому перспективы развития геронтообразования (в том числе и компьютерного образования пожилых) напрямую не связаны с образовательными практиками, которые реализуются сегодня в информационно-библиотечных центрах.

Список литературы 1). Вылегжанина У. Взятие Интернета //Российская газета - Неделя - Урал (Урал) № 4623 от 27 марта 2008 г.

*** Н.В. Яковлева РОЛЬ ИННОВАЦИОННЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ФОРМИРОВАНИИ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА ОРГАНИЗАЦИИ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА В условиях кризиса нарушается нормальная работа социальных механизмов саморегуляции и самоорганизации различных социальных систем. Возникают кризисные ситуации, решать которые необходимо в коллективных, групповых формах работы, в ходе социального взаимодействия и коммуникации. Особое значение в кризисные, переходные периоды приобретают инновационные социальные технологии, внедрение и применение которых позволяет менять технологии социальных процессов, усовершенствовать управление, обновить экономическую, политическую и духовные сферы общественной жизни, мобилизовать все имеющиеся ресурсы.

С внедрением в общественную практику новых социальных и информационных технологий и средств формируется новый технологический уклад, новая социальная реальность. Информация и знания с этих позиций можно считать непосредственной производительной силой. Сдвиг ведущих факторов территориального развития в сторону информации обусловил новое восприятие территориального пространства, которое специалисты [1] определяют как социоинформационное, где добавление «социо» содержит также культурологические, экономические и политические аспекты. В таком пространстве осуществляется взаимодействие информационной инфраструктуры с экономической, социальной, политической, правовой и культурной инфраструктурами.

Региональная социально-экономическая политика формирует и регулирует определенную инфраструктуру территории, представленную различными социальными институтами. И как уже отмечалось, каждый регион является уникальным по своему облику, по характеру внутренних процессов, по ходу прохождения реформ в нем. В этом ракурсе бизнес как социальный институт подобно зеркалу отражает эту специфику, являясь активным участником создания региональной социально-экономической политики через формирование политики бизнес-струкутр (компаний).

По мнению автора, территориальность является определяющим фактором, задающим рамки всем процессам, протекающим в определенном времени и пространстве, придавая им самобытность, раскрывая их специфику. Таким образом, определяя территориальные рамки социального пространства, мы можем говорить о конкретном его субъекте - территориальном сообществе: региональном, городском, поселковом, сельском, имея в виду определенную социокультурную ситуацию той или иной территориально-пространственной единицы: регион, город, поселок, село.

Все составляющие элементы социально-пространственных систем являются таковыми только при наличии коммуникации и формируются социальными технологиями. Формируется территориальная коммуникативная система, которую можно охарактеризовать как структурированную совокупность субъектов, объектов и их коммуникативной деятельности в социальном времени и пространстве территории.

В определении социального пространства автор придерживается позиций Т.М. Дридзе [2], которая сформулировала новую концепцию познания социальной действительности и представила ее как экоантропоцентристский подход.

Достоинством данной концепции, по мнению автора, является рассмотрение территориального пространства в единстве всего комплекса базовых составляющих жизнедеятельности человека: культуры, природы, экономики, социума, информации, интерактивного обмена между людьми, который зависит от систем социальных коммуникаций и социальных технологий, что обеспечивает воспроизводство социума территории. Это позволяет с позиций PR и его категорий рассмотреть не просто место и роль организации в социальном пространстве, но рассмотреть ее в конкретном социокультурном территориальном срезе.

Одним из социальных институтов, участвующих в формировании социокультурного пространства территории, является PR, роль которого заключается в организации коммуникаций и координации взаимоотношений людей в различных сферах: экономической, социальной, политической. Занимая одно из ведущих мест в формировании качественно новой коммуникативной сферы, PR способствует укреплению системы социальных коммуникаций территории.

Социокультурное пространство создает свою реальность (пространство), свои производные взаимосвязи, которые влияют на миссию организации и ее функции.

Формируется особое организационное пространство, которое становится объектом социальной технологизации. В процессе социальной технологизации осуществляется оптимизация всей структуры данного пространства, преодолевается его разбалансированность на основе внедрения инновационных социальных технологий в практическую деятельность с целью активного воздействия на развитие социальных систем организации. От сбалансированности организационного пространства, его структурных качеств зависит успешность процесса внедрения инноваций в организацию.

Таким образом, очень важно, насколько компания вписывается в систему социальных коммуникаций территории. PR-технологии как инструмент организации современного коммуникативного пространства и управления коммуникацией непосредственно участвует в формировании территориальной системы социальных коммуникаций. Технологии «паблик рилейшнз» – это инструмент, который позволяет комплексно решать проблемы организационной деятельности, а также выявлять реальное место компании в системе социальных коммуникаций территории.

Совершенствование управления компаниями различного профиля требует внедрения современных методов и приемов, позволяющих обеспечить адекватное удовлетворение потребностей человека, социальных групп и общества в целом с учетом рационального использования имеющихся ресурсов. С этой целью компании используют маркетинговую концепцию, в рамках которой предлагаются принципиально новые инструменты, позволяющие эффективно функционировать в условиях неопределенности внешней среды.

В последнее время таким эффективно действующим инструментом является комплекс интегрированных маркетинговых коммуникаций, значение которого в                                                              Экоантропоцентристская социология - это наука о способах самоорганизации и воспроизводства вещества и форм социальности, т.е. человеческого общежития. Она изучает механизмы и социально значимые следствия интерактивного обмена (метаболизма) человека с его природным, культурным и социальным окружением, опосредуемого социальной структурой и социальной инфраструктурой [1, С.99].

современных условиях развития бизнеса постоянно растет. В настоящее время в структурах бизнеса коммуникации с внешней и внутренней средой считаются основным ресурсом, требующим продуманного менеджмента и соответствующих инвестиций. Коммуникация становится фактором успеха в конкурентной борьбе. Эта тенденция усиливается в условиях усложнения коммуникативных процессов. Наряду с товарной конкуренцией компании все глубже вовлекаются в коммуникативную конкуренцию, стремясь завоевать лояльность покупателей и наиболее важные сегменты рынка. Применение интегрированных маркетинговых коммуникаций позволяет компании разработать адекватную современным условиям ведения бизнеса коммуникативную стратегию и политику, от которых зависит выбор и распределение ее ресурсов. Это предполагает наличие сформированного для данной социально-экономической ситуации коммуникативного набора. Ключевую роль в этом процессе играет PR, который выступает как составная часть и координатор системы интегрированных маркетинговых коммуникаций.

Поэтому первоочередной задачей компаний является выстраивание структурированного коммуникативного пространства, в рамках которого осуществляется эффективное управление информационными потоками, информационными ресурсами, коммуникативными отношениями. PR-технологии как разновидность социальной технологии организационной деятельности занимают полнокровное место наряду с производственной технологией.

Сложившаяся система социальных коммуникаций и социальных технологий, применяемых в организации, влияет на эффективность проведения инновационной деятельности.

Коммуникативное пространство компании – сфера, в которой осуществляется информационный обмен посредством коммуникаций. Такое пространство, его размеры и характер определяются путем установления фактов реакции на него реципиентов (действенных сообщений), либо обратной связью с ними с помощью проведения расширенных исследований (мониторинг) целевой аудитории (внутренней и внешней). Значительную часть коммуникаций составляют внешние связи. Без эффективных внешних связей между компанией и потребителями не могут быть спрогнозированы действительные потребности рынка, что приведет к потере компанией части своей рыночной доли, снизит прибыль. Коммуникации, ориентированные на внутреннюю целевую аудиторию, состоят из потока информации внутри самой компании и предназначены как для принятия решений, так и для ориентирования персонала на цели, поставленные топ-менеджментом. Без действенных и должным образом управляемых внутренних коммуникаций деятельность компании разбалансирована и фокусируется на достижении скорее частных, чем общих целей.

Как уже отмечалось, коммуникативное пространство компании является структурной составляющей социального пространства, которое согласно Бурдье может быть представлено как множество гомогенных полей. Эти поля имеют свои единицы измерения, константы и законы существования и функционирования.

Каждому полю соответствует свой капитал (экономика – деньги;

политика – власть;

культура – знание, информация, умение, мастерство, компетентность;

социум общественные связи, коммуникация как самоценность). «Паблик рилейшнз» – это тот инструмент, который позволяет компании обладать капиталом и инвестировать его в соответствующее поле. Капитал (у Бурдье) – есть власть позиции (положения).

У кого больший капитал, тот и главный (kapital) в данном поле… Бурдье выделяет следующие виды капитала: экономический, полити-ческий, культурный, символический, социальный. Современные компании ведут борьбу за то, чтобы владеть таким капиталом в каждом из этих полей. Эти поля взаимосвязаны и взаимопроницаемы. Капитал одного поля может служить ресурсом воспроизводства капитала в другом поле. В процессе воспроизводства капитал и ресурсы взаимно перетекают друг в друга. И чем больше доля владения капиталом в каждом из них, тем компания более конкурентоспособна на рынке. В каждом из этих полей компания преследует собственные специфические интересы и занимает соответствующее место в зависимости от размера капитала, инвестируемого ею в ту или иную социальную игру. Преследуя экономические, культурные и любые другие интересы, она тем самым проводит свою политическую линию. Таким образом, «паблик рилейшнз» – это основной ресурс в формировании политики компании относительно всех сфер ее деятельности. Стратегия и тактика выбора и использования ресурсов тесно соотносятся с общей стратегической линией поведения компании в социальном пространстве. Ресурсы – это вся совокупность средств осуществления политики компании, которая определяется как общие ориентиры для действий и принятия решений.

Стабильность существования компании в экономическом поле связана с тем, насколько успешна ее хозяйственная деятельность, насколько умело она продает обществу свои продукты и услуги, меняет их на ресурсы. Традиционно принято выделять следующие виды ресурсов деятельности компании: финансовые, материально-технические, энергетические, информационные, кадровые – это так называемые материальные активы.

Но в последнее время ведущую роль играют нематериальные активы. Как показывает практика, доля нематериальных (неосязаемых) активов в имуществе компаний неуклонно растет. Это обусловлено быстротой и масштабами техно логических изменений, активной инвестиционной деятельностью, обострением конкурентной борьбы, стремлением получить признание на рынке. В связи с этим проблема формирования нематериальных активов приобрела большое значение.

Нематериальные активы выражаются таким понятием, как, «гудвилл» (goodwill) - новое понятие для российских предприятий, и причем даже в западных теориях трактуемое весьма неоднозначно.

Goodwill (перевод с англ. – «хорошее отношение») – деловая репутация организации, величина, равная разнице между рыночной ценой предприятия (стоимостью его покупки) и стоимостью его реальных активов на момент приобретения;

ценность предприятия.

На фондовом рынке действует правило: «покупаются не акции - покупается компания». Немаловажное значение, а порой и решающее, для определения стоимости предприятия имеет его репутация. Именно она лежит в основе доверия, которое акционеры и инвесторы могут питать к данному предприятию. Репутация включает в себя следующие составляющие: известность фирмы;

рыночная власть:

комбинация финансовых возможностей, доля рынка, география присутствия;

лидерство по качеству производимой продукции;

стремление дорожить репутацией;

наличие легко узнаваемого имиджа;

адаптированность к месту пребывания: умение найти поддержку властей, привлечь местных специалистов, учесть специфику потребителя;

культура делового взаимодействия: ориентация на клиента, готовность к контакту, культура общения внутри предприятия;

участие в совместных проектах, инвестициях;

инвестиционная активность: налаживание и развитие производства, занятие стратегических позиций на рынке.

В другой трактовке «гудвилл» (goodwill) - это оценка кадрового состава пред приятия. Чем лучше и слаженнее работает коллектив, тем лучше его хозяйственные успехи. Это и оценка клиентуры компании, ведь только ее наличие обеспечивает его работу. С другой стороны, только отличная работа администрации может создать стабильную клиентуру, что дает увеличение стоимости активов.

PR-технологии - инструмент формирования благоприятного коммуникационного климата компании, основной ресурс создания ее нематериальных активов - деловой репутации, брэнда.

Основной задачей топ-менеджмента компании в экономическом поле является отстаивание позиции равноправного (или привилегированного) участника экономических отношений. Решается эта задача посредством технологий «паблик рилейшнз» как источником формирования социального партнерства.

Социальный капитал компании – это ее общественные связи. Связи и отношения компании являются непосредственным ее капиталом, который нуждается в постоянном и непрерывном воспроизводстве. Одни связи изживают себя, другие утрачиваются невольно из-за неумелой и непродуманной политики компании в этой сфере, третьи крепнут и создают предпосылки усиления ее социального влияния.

В социальном поле состоятельной считается та компания, которая имеет большое количество общественно значимых связей. Здесь ценится продуманная коммуникативная стратегия, посредством которой эти связи устанавливаются и поддерживаются. Количество связей компании показывает, насколько она влиятельна в деловых кругах. Большое количество связей компании в социальной, экономической и политической сферах позволяет ей маневрировать ресурсами с большей отдачей, за счет чего возрастает и ее социально-экономическая ценность.

Внедрение PR в структуру компании позволяет устанавливать большее количество высококачественных связей.

Культурный капитал компании представляет собой комплекс, состоящий из этических норм и ценностей, знаний, уровня образования, опыта и качества распространяемой информации, культуры отношений которыми владеет ее персонал. Таким образом, сотрудники сами являются носителями культурного капитала. В процессе формальных и неформальных коммуникаций внутрикорпоративной общности формируется организационная культура, которая выступает как субкультура, являющаяся составным элементом социокультурного пространства территории.

Организационная культура понимается как система формальных и неформальных правил и норм деятельности, обычаев и традиций, индивидуальных и групповых интересов, особенностей поведения членов данной компании, отличающихся стилем поведения, показателями удовлетворенности работой, уровнем взаимного сотрудничества, степенью идентификации членов компании с ее целями.

Последние исследования в области менеджмента показали, что чем сильнее организационная культура, тем прочнее положение компании в других гомогенных полях. Крепкая организационная культура – престиж и статус компании, которые выступают в качестве ресурса воспроизводства ее символического капитала.

Существует два основных варианта приращения культурного капитала – способность продуцировать новое знание и привилегированный доступ к уже имеющейся информации, что обеспечивается технологиями «паблик рилейшнз».

Символический капитал компании составляют ее доброе имя, популярность, имидж, репутация, все знаменитые имена, так или иначе связанные с нею, с ее историей, и сама ее история, звания, награды. Прочность позиций в символическом поле связана с тем, насколько непререкаемо общественное признание значимости компании, важности ее роли и вклада. Символический капитал компании в большей степени – производная от ее капиталов других видов.

Политический капитал – разновидность символического. Он показывает, насколько компания влиятельна в своем регионе, в своем профессиональном поле;

насколько с ней считаются, устанавливая правила игры и распределяя ресурсы, насколько она сама причастна к законотворчеству, нормотворчеству, к утверждению правил игры для других и себя. Для овладения политическим капиталом компании используют технологии лоббирования, что непосредственно входит в функции «паблик рилейшнз».

Опыт работы многих PR-агентств доказывает, что именно технологии «паблик рилейшнз» сегодня имеют наибольший эффект для достижения конкретных результатов. Это очень действенный инструмент воздействия на рынок, который в совокупности с другими маркетинговыми технологиями дает гарантированную отдачу и реальный результат.


Список литературы 1. Гольц Г.А. Географический подход и проблема интенсификации социально экономического развития // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва, 1988. – Т. 120, вып.1. – С. 32-43.

2. Дридзе Т.М. Экоантропоцентристская парадигма в социальном познании и социальном управлении // Человек. 1998. - № 2. - С. 95-105.

*** Секция «ОПЫТ МУНИЦИПАЛЬНОЙ РЕФОРМЫ И ДРУГИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ РОССИИ»

А.И. Винокуров РАЗРАБОТКА УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ПО РЕГИОНАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ НА ОСНОВЕ ДАННЫХ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ЭВОЛЮЦИИ Развитие регионов России в условиях глобального кризиса требует объективной оценки складывающейся социокультурной ситуации. Такая оценка нужна прежде всего администрации регионов для принятия управленческих решений по планированию и осуществлению необходимых мероприятий для предотвращения социальной напряжённости.

В связи с этим требуется современная система сравнительного анализа степени разбалансированности социальных функций регионов России. Результаты такого анализа могут стать основой оптимального выбора способов выхода регионов из кризиса, покажут контрасты социальной напряжённости, варианты их устранения.

Важным элементом системы сравнительного анализа является широкое использование экспертных оценок для определения целей и приоритетов развития конкретных регионов, выявления «узких мест», сдерживающих развитие региона.

С этой целью мы предлагаем методический подход к решению задач сравнительного анализа и разработки управленческих решений, адресованных исполнительной власти разных уровней. Содержание его заключается в проведении группового экспертного оценивания особенностей социокультурной ситуации регионов по ряду параметров:

а) по признаку целевого назначения (например, социокультурные основания стратегии антикризисного развития регионов России, реорганизация административно-территориального устройства на основе данных социокультурной ситуации и др.);

б) по отдельным элементам и показателям (например, социальное самочувствие населения;

культурный потенциал и культурный капитал;

трудовая мотивация и экономическая активность населения;

уровень и качество жизни населения и др.);

в) по системам управления социокультурным развитием региона (например, формирование отдельных проектов развития, перспективных направлений развития).

Теоретические основы проведения сравнительного анализа социокультурной ситуации регионов России заложены членом-корреспондентом РАН, профессором Н.И. Лапиным в типовой методике «Социокультурный портрет региона». В обобщённом виде суть их заключается в следующем:

организация сбора исходной статистической и социологической информации по десяти составляющим (регион как социокультурная общность, социально демографические особенности расселения населения в регионе, культурный потенциал и культурный капитал населения, трудовая мотивация и экономическая активность населения, уровень и качество жизни населения, социальная стратификация и социальная мобильность, реалии инновационной деятельности, правопорядок и правонарушения, государственное и муниципальное управление в регионе);

проведение сравнительного анализа полученных данных по согласованным правилам и алгоритмам;

разработка управленческих решений и рекомендаций исполнительной власти субъектов Федерации.

Наряду с проведением сравнительного анализа социокультурной ситуации региона должна быть разработана методология долгосрочного прогнозирования, которая потребует формирования и поддержания большой базы данных, собираемых с помощью Типовой методики.

Для этого следует создать научный центр, позволяющий обеспечивать сбор, хранение, обработку и выдачу информации по запросам органов власти регионов.

Основными направлениями работы такого центра должны стать:

мониторинг социокультурной ситуации регионов России, включающий оценку возрастающей роли социокультурных факторов в хозяйственном развитии региона;

прогнозирование социокультурного развития на ближне-, средне- и долгосрочную перспективу;

периодически уточняемый перечень управленческих технологий и приоритетных направлений социального развития;

научно-методическое обоснование мер антикризисного развития, предотвращения социальной напряжённости.

На наш взгляд, научно-организационным центром проведения сравнительного анализа и пргонозирования социокультурной эволюции регионов России может стать Центр изучения социокультурных изменений Института философии РАН (руководитель Лапин Н.И.) и научный координационный Совет при Секции философии, социологии, психологии и права Отделения общественных наук РАН.

*** М.В. Горяинова РЕАЛИЗАЦИЯ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОГРАММЫ ПО ОКАЗАНИЮ СОДЕЙСТВИЯ ДОБРОВОЛЬНОМУ ПЕРЕСЕЛЕНИЮ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ, ПРОЖИВАЮЩИХ ЗА РУБЕЖОМ: НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ Программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, в Тюменскую область разработана в соответствии с Указом Президента России от 22 июня 2006 № 637 «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

Программа согласована распоряжением Правительства РФ от 28.05. № 681-р и утверждена распоряжением Правительства Тюменской области от 06.08.2007 № 603-рп.

В рамках реализации программы по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, в Тюменскую область, утверждены постановления Правительства Тюменской области, устанавливающие первоочередные меры государственной поддержки за счет средств областного бюджета переехавших в Тюменскую область соотечественников:

Постановлением Правительства Тюменской области «О мерах социальной поддержки по частичному возмещению участникам Государственной программы расходов на оплату стоимости проживания по месту временного размещения» от 06.08.2007 №185-п предусмотрено частичное возмещение расходов на оплату стоимости временного проживания на срок до 6 месяцев. Возмещение в размере 70% от фактической стоимости проживания, но не более 200 рублей в сутки в сельской местности и не более 500 рублей – в городах. В 2009 году этой мерой поддержки воспользовались 57 участников программы.

Постановлением Правительства Тюменской области «О компенсации участникам Государственной программы части затрат на уплату процентов за ипотечный кредит» от 30.09.2007 № 236-п предусмотрена частичная компенсация процентной ставки за ипотечный кредит на строительство или приобретение жилья в течение первых трех лет с момента получения участником программы кредита.

Постановлением Правительства Тюменской области «О предоставлении участникам Государственной программы единовременной выплаты для организации и обустройства личного подсобного хозяйства» от 06.08.2007 №186-п предусмотрена единовременная выплата по 100 тыс. рублей на одно хозяйство при условии наличия сельскохозяйственных специальностей, навыков практической работы не менее трех лет. В 2009 году этой мерой социальной поддержки воспользовались пять участников программы.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 10.01.2007 № 1 «О компенсационном пакете участника Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» участникам программы и членам их семей предоставляется комплекс услуг, включающий в себя услуги государственных и муниципальных учреждений дошкольного воспитания, общего профессионального образования, социального обслуживания, здравоохранения и услуги государственной службы занятости.

Услуги, входящие в компенсационный пакет, оказываются переселившимся соотечественникам своевременно, с учетом их потребности.

Участники программы и члены их семей, переселившиеся в Тюменскую область, пользуются всеми услугами, предоставляемыми жителям области.

Порядок и условия предоставления мер социальной поддержки разъясняются всем прибывшим участникам программы в личной беседе со специалистами территориальных управлений социальной защиты населения департамента социального развития Тюменской области.

Предоставление информационных, консультативных и юридических услуг организуется уполномоченными органами территорий вселения.

Для координации деятельности органов исполнительной власти области и органов местного самоуправления территорий вселения, организации работы и осуществления контроля реализации программы в области создана система управления программой, включающая:

Межведомственную комиссию по оказанию содействия добровольному переселению в Тюменскую область соотечественников, проживающих за рубежом (аналогичные комиссии созданы и в органах местного самоуправления территорий вселения области);

Общественный консультативный совет;

уполномоченный орган области, ответственный за реализацию программы переселения (департамент экономики Тюменской области);

уполномоченный орган по осуществлению выплат из областного бюджета участникам Государственной программы (департамент социального развития Тюменской области).

В 2009 году программой переселения в Тюменскую область запланировано принять 196 участников Государственной программы. Процент достижения планового значения 2009 г. составил исходя из численности прибывших соотечественников 13,2 %, с учетом согласованных на переезд – 22,9%.

Как показывает анализ выполнения Программы, основной поток соотечественников, переселяющихся в Тюменскую область, приходится на Казахстан.

Так, наибольшее количество анкет получено из Казахстана (446 анкет или 48,5%), Украины (181 анкета или 19,7%), Молдовы (54 анкеты или 5,8%), Узбекистана (51 анкета или 5,5%), Киргизии (44 анкеты или 4,7%).


Все анкеты рассматриваются в соответствии с выработанным в Тюменской области порядком уполномоченными органами области и муниципальных образований, а также работодателями. При этом в целях соблюдения интересов Тюменской области и соотечественников работодатель или представитель муниципального образования предварительно согласовывают (при личной встрече или по телефону) условия проживания и трудоустройства с потенциальным участником программы.

Учитывая территориальную близость с Казахстаном, принят предварительный самостоятельный поиск соотечественниками рабочих мест. В таком случае работодатель направляет в областную Межведомственную комиссию гарантийное письмо об обязательстве предоставления конкретному соотечественнику рабочего места на срок не менее двух лет с определенной заработной платой. Одновременно соотечественник при заполнении анкеты указывает согласованную вакансию и делает ссылку на гарантийное письмо работодателя.

Решение о возможности участия соотечественника в программе принимается после всестороннего обсуждения на заседании Межведомственной комиссии по оказанию содействия добровольному переселению в Тюменскую область соотечественников, проживающих за рубежом.

Индивидуальный подход к каждому потенциальному кандидату, с одной стороны, повышает ответственность работодателя и администрации территории вселения за создание необходимых трудовых и жизненных условий, а с другой стороны, предоставляет своего рода гарантию, что переехавший в Тюменскую область специалист не останется без работы и жилья. Одновременно это позволяет соотечественнику точнее определиться с выбором места жительства и работы, реально узнав условия труда, возможности временного и постоянного жилищного обустройства в конкретном населенном пункте.

Всего Межведомственной комиссией принято в 2009 году положительное решение о согласовании переезда в Тюменскую область 177 соотечественников (с членами семей 481 человек).

Программой Тюменской области определено 8 территорий вселения: города Тюмень, Тобольск, Ишим и сельские районы – Викуловский, Ишимский, Ялуторовский, Сладковский, Уватский.

Планируемая численность участников Государственной программы до 2012 года составит 1000 человек, с членами семей – до 4000 человек (из расчета состава семьи 4 человека). По территориям вселения до 2012 года планируется принять:

г. Тюмень - 400 участников (1600 человек с членами семей);

г. Тобольск - 100 участников (400 человек);

г. Ишим - 20 участников (80 человек);

Викуловский район – 80 участников (320 человек);

Ишимский район – 60 участников (240 человек);

Сладковский район – 150 участников (600 человек);

Уватский район – 40 участников (160 человек);

Ялуторовский район – 150 участников (600 человек).

На территории вселения Тюменской области прибыло 122 участника программы (с членами семей 317 человека). Один участник программы умер, четыре участника программы и пять членов семей по семейным обстоятельствам выехали из Тюменской области.

Таким образом, по состоянию на июль 2009 года в муниципальных образованиях Тюменской области, отнесенных к территориям вселения, проживают 117 участников программы (с учетом членов семей 307 человек). При этом, в городе Тюмени – 61 участник программы (всего с членами семей 134 человека), в г. Ишиме – 6 участников программы (18 человек), в г. Тобольске – 1 (3 человека), в Ишимском районе – 12 (35 человек), в Сладковском районе – 17 (57 человек), в Ялуторовском районе – 17 (54 человека), в Викуловском районе – 2 (4 человека), в Уватском районе – 1 (2 человека).

Прибывшие семьи обеспечены жильем: приобрели жилье за счет собственных средств 12 семей, в том числе по программе ипотечного кредитования – 1 семья, построила дом 1 семья, в связи с вступлением в брак 1 участница переехала к мужу на постоянное место жительства, в муниципальном жилье проживает 12 семей, в жилье, предоставленном работодателями – 9 семей, в наемном жилье – 69 семей, временно разместились в гостинице – 2 семьи, у родственников – 12 семей. Шести семьям выделены земельные участки для индивидуального жилищного строительства и ведения личного подсобного хозяйства.

Из 117 участников программы 97 трудоустроены на предприятиях и организациях, 3 – занимаются личным подсобным хозяйством, 2 – проходят службу в вооруженных силах, 4 – заняты оформлением документов, 2 – выехали в Казахстан по семейным обстоятельствам. Одна участница программы уволилась по семейным обстоятельствам (в связи с вступлением в брак). Одна участница программы ожидает рождения ребенка. Остальные участники находятся в поисках работы, в том числе один – при содействии службы занятости.

Из числа членов семей трудоспособного возраста 33 человека работают, 3 – проходят службу в вооруженных силах, 1 – занимается личным подсобным хозяйством как основным видом деятельности, 6 – заняты поиском работы, в том числе 3 – при содействии службы занятости населения, 19 – заняты воспитанием детей и ведением домашнего хозяйства.

11 семей занимаются личным подсобным хозяйством как дополнительным видом деятельности.

В числе приехавших 107 детей. Тридцать три ребенка – дошкольного возраста, восемнадцать из которых посещают детские дошкольные учреждения, остальные находятся на домашнем воспитании. Дети школьного возраста обеспечены местами в общеобразовательных учреждениях. Двенадцать детей – студенты ВУЗов и учащиеся учреждений профессионального образования. Кроме того, в семьях участников программы после переезда в Тюменскую область родилось пять детей.

Услуги, входящие в компенсационный пакет, оказываются переселившимся соотечественникам своевременно, с учетом их потребности. Участники программы и члены их семей, переселившиеся в Тюменскую область, пользуются всеми услугами, предоставляемыми жителям области.

Программа реализуется при постоянном контроле со стороны федеральных и областных государственных органов власти Тюменской области. В состав Межведомственной комиссии включены представители Управления федеральной миграционной службы России по Тюменской области, Регионального управления Федеральной службы безопасности по Тюменской области, Главного управления внутренних дел по Тюменской области, Тюменской таможни Федеральной Таможенной службы России, органов исполнительной власти Тюменской области и органов местного самоуправления территорий вселения. На заседаниях МВК присутствуют представители Тюменской областной Думы, областной прокуратуры.

Законом Тюменской области от 25.02.2009 № 1 «О внесении изменений в Закон Тюменской области «Об областном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов» в составе расходов областного бюджета на 2009 год на реализацию программных мероприятий предусмотрено 29000 тыс. рублей. Из них субвенции бюджетам муниципальных образований для финансового обеспечения расходных обязательств муниципальных образований, возникающих при выполнении государственных полномочий Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления органам местного самоуправления в установленном порядке, в рамках реализации программы по содействию добровольному переселению соотечественников – 1051 тыс. рублей.

По состоянию на 01.07.2009 финансирование мероприятий программы составило 2 949,5 тыс. рублей, в том числе:

- на выплаты участникам программы 2460,5 тыс. рублей (1952,0 тыс. руб. – компенсация расходов по временному размещению, 508,5 тыс. руб. – единовременная выплата для организации и обустройства личного подсобного хозяйства);

- субвенции бюджетам муниципальных образований на исполнение переданных полномочий 489,0 тыс. рублей.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 20.10.2006 № 622 «Об утверждении правил предоставления субъектам Российской Федерации, включенным в государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, государственной поддержки за счет средств федерального бюджета» бюджету Тюменской области в порядке компенсации предоставлена субсидия в размере 2 913,1 тыс. рублей.

Таким образом, подводя итог полугодичному выполнению программы, можно сказать словами заместителя руководителя УФМС по Тюменской области «В Тюменской области программа переселения соотечественников действует эффективно».

*** Л.В. Ельмендеева, Н.А. Чупина СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ УЧАСТИЯ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РЕШЕНИИ ВОПРОСОВ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.                                                              Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // «Российская газета», № 237, 25.12.1993.   В отличие от советской правовой системы, в которой муниципальные образования считались частью единой системы государственных органов, ныне действующее российское законодательство рассматривает муниципальные образования как самостоятельный и равноправный субъект государственно правовых и гражданско-правовых отношений.

Помимо того, что Конституцией Российской Федерации местное самоуправление признано самостоятельным звеном, составляющим одну из основ конституционного строя Российской Федерации (РФ), в ст. 124 Гражданского Кодекса РФ муниципальные образования рассматриваются в качестве субъекта гражданских правоотношений наравне с иными участниками этих отношений - РФ, субъектами РФ, гражданами и юридическими лицами.1 Один из главных критериев политической культуры и развития общества - это увеличение объема полномочий местных властей. Актуальной проблемой на современном этапе является несовершенство механизма реального участия муниципальных образований в решении вопросов, связанных с недропользованием, при этом органы местного самоуправления не могут выступать гарантом соблюдения социально-экономических и экологических интересов населения, проживающего на соответствующей территории.

Конституционные гарантии деятельности муниципальных образований должны основываться на понимании того, что рациональное использование и охрана недр осуществляются в интересах нынешнего и будущих поколений народов Российской Федерации.

Эффективность процесса участия местного самоуправления в решении вопросов, связанных с недропользованием, во многом зависит от наличия всего комплекса необходимых законов, обеспечивающих организационную и экономическую самостоятельность муниципальных образований. Для действительной способности реализации права органов местного самоуправления на участие в сфере недропользования представляется необходимым наличие возможности осуществления права, то есть наличие финансово-экономической базы для обеспечения реальной самостоятельности органов местного самоуправления.

Все эти составляющие находятся в настоящее время в процессе формирования, но именно их неразрывное сочетание - наличие обладающих экономической и правовой возможностью организационных структур местного самоуправления при активном участии и заинтересованности государства и населения - может привести к созданию реального эффективного местного самоуправления, а значит, и обеспечению стабильного поступательного развития российского общества и российского государства.

Исследование конституционно-правовых принципов деятельности органов местного самоуправления в области недропользования определяется необходимостью совершенствования законодательства, в котором устанавливаются новые нормы, принципы и процедуры, направленные на урегулирование взаимоотношений недропользователей и муниципальных образований, упорядочение условий недропользования с учетом защиты социально экономических интересов населения, установление действенных механизмов контроля за рациональным недропользованием. Сфера недропользования                                                              Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 2) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», 29.01.1996, N 5, ст. 410.

Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 26.04.2007 «Послание Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию РФ» // «Парламентская газета», № 60, 27.04.2007, «Российская газета», № 90, 27.04.2007  «переходит из области административного регулирования в область конституционно-правового регулирования».

Законодательством о недрах установлено, что добытые полезные ископаемые в муниципальной собственности.2 Органы местного могут находиться самоуправления в соответствии с Конституцией наделяются собственной компетенцией в пределах полномочий. Полномочия же предоставляются законами.

Пределы самостоятельности местного самоуправления определяются наличием и объемом его финансово-экономической базы, устанавливаемой и регулируемой правовыми актами органов государственной власти. Перечень вопросов местного значения в соответствии с Конституцией (ст. 132) является открытым, т.е. кроме указанных в нем вопросов управления муниципальной собственностью, формирования, утверждения и исполнения местного бюджета, установления местных налогов и сборов, осуществления охраны общественного порядка предполагается решение органами местного самоуправления «иных вопросов местного значения». Полностью, детально они определяются федеральными законами и законами субъектов Федерации. Например, полномочия органов местного самоуправления в области природопользования установлены Федеральным законом № 131-ФЗ, в котором к вопросам местного значения отнесена организация мероприятий межпоселенческого характера по охране окружающей среды.3 Это различные мероприятия, проводимые органами местного самоуправления, по соблюдению правил, норм и нормативов в области экологической безопасности4, в том числе по охране недр. Статьей 5 Закона Российской Федерации «О недрах» установлены полномочия органов местного самоуправления в сфере регулирования отношений недропользования:

предоставление разрешений на разработку месторождений общераспространенных полезных ископаемых, контроль за разработкой таких месторождений, защита социально-экономических и экологических интересов населения при предоставлении недр в пользование и др. Названные вопросы, безусловно, связаны с материально-финансовым обеспечением местного самоуправления, поскольку исполнение этих полномочий требует больших финансовых затрат.

Проведенное исследование показывает, что основными направлениями муниципальной деятельности по организации мероприятий при пользовании недрами являются:

- определение основных направлений охраны недр в границах муниципального образования;

разработка и утверждение целевых программ в области недропользования и их реализация в границах муниципального образования;

- планирование, финансирование, материально-техническое обеспечение мероприятий по охране недр;

- содействие осуществлению и организации государственного контроля за состоянием, использованием и охраной недр;

                                                             Запись беседы Президента Российской Федерации с Министром природных ресурсов Российской Федерации // Пресс-релиз, 28.11.2004 г.  Закон РФ от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах» // «Собрание законодательства Российской Федерации», 06.03.1995, № 10, ст. 823.  Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации», 06.10.2003, № 40, ст. 3822.  Абанина Е.Н., Зенюкова О.В., Сухова Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 10 января 2002 г.

№ 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», 2-е издание, переработанное и дополненное. // Система «ГАРАНТ», 2007 г.  - учет и оценка состояния недр и природных ресурсов в муниципальном образовании;

принятие мер для предотвращения аварийных ситуаций и ликвидации экологических последствий техногенных аварий и катастроф при пользовании недрами.

Вместе с тем сегодня назрела необходимость корректировки политики государства в сфере участия муниципальных образований в решении вопросов, связанных с недропользованием. При этом уместно говорить прежде всего о совершениствовании действующих норм федеральных законодательных актов. К ним в первую очередь следует отнести такие, как: «Бюджетный кодекс Российской Федерации», «О федеральном бюджете на 2008 год и плановый период 2009 - годов», «О недрах», «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», а также нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации в сфере недропользования.

Необходимо и дополнительное принятие федеральных законов и нормативно правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам муниципальной собственности на природные ресурсы, обеспечения налоговых и бюджетных прав органов местного самоуправления в части платежей за пользование недрами, а также наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями в сфере недропользования.

Выработка правовых механизмов, используемых в целях реализации конституционных положений о правах муниципальных образований в сфере недропользования, не может осуществляться без учета принятых и утвержденных Правительством Российской Федерации планов мероприятий государственной политики. К утвержденным и действующим сегодня, в первую очередь имеющим отношение к исследуемой проблеме следует отнести планы мероприятий Правительства Российской Федерации в области использования минерального сырья и недропользования,1 стратегии развития топливно-энергетического комплекса на период 2010 - 2015 годов,2 совершенствование механизмов в сфере недропользования. *** Ю.В. Иванова ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ:

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ В Конституции Российской Федерации 1993 года местное самоуправление закреплено в качестве одной из основ конституционного строя и формы осуществления народовластия, в связи с чем населению, проживающему на территории муниципального образования, предоставлено право самостоятельно и                                                              Распоряжение Правительства Российской Федерации от 21.04.2003 № 494-Р «Об утверждении основ государственной политики в области использования минерального сырья и недропользования». // «Собрание законодательства Российской Федерации», 28.04.2003, № 17.

Ст. 1637.  Распоряжение Правительства Российской Федерации от 19.01.2006 № 38-р «О программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006 - 2008 годы)» // «Собрание законодательства Российской Федерации», 30.01.2006, № 5.

Ст. 589.

Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25.10.2005 № 1789-р «О концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006-2008 годах» // «Собрание законодательства Российской Федерации», 14.11.2005, № 46. Ст. 4720.

под свою ответственность решать вопросы местного значения. Являясь обособленными в системе управления государством, органы местного самоуправления представляют собой особый институт власти, обладающий правом самостоятельно решать вопросы местного значения, в том числе и экологические, исходя из интересов населения муниципального образования, с учетом исторических и иных местных традиций. Для реализации экологических задач органы местного самоуправления наделяются полномочиями, определяющими пределы самостоятельного решения населением вопросов местного значения по охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.