авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ УКРАИНЫ

И М Е Н И ЯРОСЛАВА МУДРОГО»

ХАРЬКОВСКАЯ

ЦИВИЛИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА:

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ

Монография

Под редакцией профессора

И. В. Спасибо-Фатеевой

Харьков

«Право»

2012

ББК 67.9(4УКР)304

Х-23

Утверждено к изданию ученым советом Национального университета

«Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого»

(протокол № 6 от 21 февраля 2012 г.) Авторский коллектив:

В. И. Борисова - гл. 1 разд. 3;

И. В. Бенедиктова - гл. 4 разд. 3;

Л. Н. Долгополова - гл. 4 разд. 4;

Т. В. Дуденко - гл. 5 разд. 5;

И. В. Жи линкова - гл. 3 разд. 3;

В. И. Крат - гл. 7 разд. 4;

В. Ф. Маслов - разд. 1;

Е. А. Мичурин - гл. 3 разд. 2;

Ю. В. Мыца - гл. 5 разд. 4;

О. А. Перво­ майский - гл. 2 разд. 3;

О. П. Печеный - гл. 3 разд. 4, главы 1, 3 разд. 5;

А. Н. Соловьев - гл. 6 разд. 3;

И. А. Спасибо - главы 1, 6 разд. 4;

И. В. Спасибо-Фатеева - главы 1, 2 разд. 2, гл. 5 разд. 3, гл. 2 разд. 5;

Е. Ю. Тычкова - гл. 2 разд. 4;

В. Л. Яроцкий - гл. 4 разд. Рецензенты:

Н. С. Кузнецова - доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Киевского национального университета им. Тараса Шевченко;

И. Н. Кучеренко - доктор юридических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины Харьковская цивилистическая школа: право собствен Х-23 ности : монография / под ред. И. В. Спасибо-Фатеевой. - Харь­ ков : Право, 2012. - 424 с.

ISBN 978-966-458-342- Монография содержит аналитические исследования важнейших проблем права собственности - понимание его сущности и анализ процессов, которые формируют современный взгляд на него;

основания и способы приобретения и прекращения права собственности, а также отдельные правовые режимы.

Для ученых, аспирантов, студентов, правоведов и широкого круга чи¬ тателей.

ББК 67.9(4УКР) © Авт. коллектив, ISBN 978-966-458-342-5 © «Право», Предисловие Безусловно, проблематика собственности для цивилистики явля­ ются определяющей.

Ей посвящены многочисленные труды классиков и современников. Немало монографий и статей вышло из-под пера представителей харьковской цивилистической школы. Одной из бле­ стящих публикаций на эту тему является помещенная здесь работа ректора Харьковского юридического института, тогда еще кандидата юридических наук Василия Филипповича Маслова, — «Вопросы об­ щей собственности на жилой дом в судебной практике». Она наглядно демонстрирует аналитическую направленность исследований этого поистине великого человека, сопряженную с редким умением вывести практическую проблему на теоретический уровень и, придав ее раз¬ решению универсальность, предложить соответствующий механизм практикам. Прекрасный стиль изложения, простой и доступный, но вместе с тем не л и ш е н н ы й глубины содержания, ш и р о к и й спектр проблематики, проникновение в ее различные срезы — все это харак¬ терно для научных трудов В. Ф. Маслова. Его работы используются не только современными молодыми исследователями, но и студента¬ ми. А главное, что им свойственно, — это профессионализм и высо¬ кий уровень ученого, которых нам так ныне не хватает.

Публикация этой работы преследовала цель вывести из «небытия советских времен» научный труд, значение которого не утрачено и в настоящее время, несмотря на значительные, существеннейшие из¬ менения, произошедшие в нашей стране за эти почти 60 лет.

Так, в 1991 г. был принят п р и н ц и п и а л ь н о н о в ы й закон, Закон «О собственности». Это было определенной вехой, поскольку именно с этим Законом в первую очередь связаны кардинальные изменения в регулировании отношений собственности, провозглашено равенство всех собственников, реанимировано частную собственность. Правда, не сразу. С н а ч а л а в Законе б ы л а з а ф и к с и р о в а н а и н д и в и д у а л ь н а я (частная трудовая и личная), а спустя некоторое время — уже частная Предисловие собственность безо всяких экивоков. Была предоставлена возмож­ ность использования частной собственности в предпринимательской деятельности. С 1992 г. в стране началась приватизация, что суще­ ственно сказалось на отношениях собственности, — государственная собственность стала постепенно сдавать свои позиции, а частная — наращивать свою мощь.

Следующей вехой стала Конституция 1996 г., с которой связаны два кардинальных измения в регулировании отношений собственности:

1) установлена самостоятельность коммунальной собственности, ко­ торая ранее была разновидностью государственной собственности;

2) де-юре прекратила свое существование коллективная собственность.

Наконец, третьей вехой можно считать принятие в 2004 г. нового Гражданского кодекса Украины, для которого характерны принципи¬ ально новые позиции, в том числе в отношении регулирования во¬ просов собственности.

Развивая конституционые положения о равенстве всех собственни¬ ков, ГК, во-первых, на законодательном уровне наконец отказался от понятия «форм» собственности, которое само по себе свидетельствует об особенностях тех или иных из них, а значит, об их неравенстве.

Во-вторых, ГК близко подошел к одному из существенных рефор¬ маторских начал — фиксации того единственно верного положения, что в рыночных отношениях должны участвовать только собственники.

Это полностью соответствует принципам, присущим гражданскому обществу и рыночной экономике. Такая позиция означает, что права хозяйственного ведения и оперативного управления более не должны существовать. Это шаг к реформированию государственной собствен¬ ности, причем последовательный и даже несколько запоздавший, ибо приватизация уже сыграла в этом существенную роль.

В-третьих, Г К м а к с и м а л ь н о у с т р а н и л с арены частного права государство, минимизировав его участие в отношениях собственно¬ сти. П р е ж д е всего это к а с а е т с я с о х р а н и в ш е й с я за г о с у д а р с т в о м возможности получить что-либо от частных лиц только в исключи¬ тельных случаях. Это клад, я в л я ю щ и й с я исторической ценностью (ч. 4 ст. 343 ГК), и выкуп у частных лиц памятников истории и куль¬ туры, если им угрожает повреждение или уничтожение вследствие действий или бездействия их собственника (ст. 352 ГК). Ныне ни вы¬ морочное имущество, ни бесхозное, ни имущество по недействитель¬ ным сделкам не поступает государству.

В-четвертых, ГК провел и упрочил конституционные гарантии неприкосновенности собственности. Это один из ключевых вопросов Предисловие развития общества, члены которого должны быть уверены в том, что их права надежно охраняются государством и не менее надежно за¬ щищаются им же в случае их нарушения, что их вложениям в пред¬ принимательскую деятельность ничего не грозит, кроме естествен¬ ного для этой с ф е р ы риска. И м е н н о такая стабильность позволит увеличить приток инвестиций в экономику, в том числе иностранных.

В свою очередь, это путь к модернизации основных фондов отече¬ ственных компаний, внедрению инновационных продуктов, вхожде¬ нию в глобализационные экономические и научные процессы и др.

Можно еще продолжать рассуждения о влиянии ГК на стабили¬ з а ц и ю р е г у л и р о в а н и я о т н о ш е н и й с о б с т в е н н о с т и, которое сулило многочисленные выгоды и начало которому было положено Консти¬ т у ц и е й У к р а и н ы. О д н а к о н а з в а н ы п е р в о с т е п е н н о в а ж н ы е и они требуют отчета о результатах их внедрения в право Украины. Отчет же этот, боюсь, даст негативное представление о состоянии дел в сфе¬ ре регулирования отношений собственности, да и в наших жизненных реалиях.

Вопросы права собственности всегда были проблемными, а ответы на них — неоднозначными. Со временем эти вопросы нагромождают¬ ся, а проблемы, если их не решать, обостряются. С начала 90-х годов прошлого века, когда отношения собственности претерпели существен¬ ные изменения, количество этих проблем стало увеличиваться в гео¬ метрической прогрессии, что является тревожной тенденцией. Их критическая масса еще немного и будет свидетельствовать о стойком нежелании со стороны государства решать проблемы собственности, а в определенных направлениях — не только заострить, но и иниции­ ровать их возникновение. Достаточно указать на такие, как собствен­ ность общесоюзных общественных организаций бывшего Союза ССР, собственность, которая возникла вследствие приватизации государ¬ ственного и коммунального имущества, в том числе жилья, и др.

Однако наиболее глобальной ошибкой украинского законодателя, повлекшей за собой весьма сложные последствия для украинского общества, стало принятие Хозяйственного кодекса. Этот факт сам по себе показателен, ибо до сих пор невозможно понять и объяснить, как могли быть приняты два концептуально разных кодекса, регулирую¬ щих отношения в одной сфере. И вот с 1 января 2004 г. страна и все субъекты п р а в о о т н о ш е н и й р а з р ы в а ю т с я м е ж д у п р о ш л ы м и буду Предисловие щим — между тем прогрессивным, что было наработано за последние годы и что на полном ходу нас запускало в р ы н о ч н у ю экономику, и гирями, которые навесил нам ХК, не позволяющий двигаться тем­ пами, диктуемыми рыночными законами.

С о б с т в е н н и к и оказались в центре перетягивания каната, один конец которого тянет ГК в сторону европейского развития и рыночной экономики, а другой — Х К в сторону административно-командной системы. В Х К сохранены такие квазисобственнические права, как хозяйственное ведение и оперативное управление, которых в ГК нет из принципиальных соображений.

Безусловно, усилиями ГК сущностно изменить сложившиеся права государственных, казенных и коммунальных предприятий не¬ возможно, да и неправильно. Тем более что государство само еще окончательно не о п р е д е л и л о с ь с тем, что будет д а л ь ш е делать со своими предприятиями. Представляется, для него этот вопрос даже не вторичный. Госпредприятия в том виде, как они ныне существуют, подвергаются остракизму, но тем не менее никто не предложил кон¬ цепцию их реформирования.

Однако это еще не все. Х К заложил очень опасную тенденцию рас¬ пространения этих квазисобственнических прав на негосударственные юридические лица. Он предлагает нашему вниманию целый спектр юридических лиц-несобственников, что вступает в естественное про¬ тиворечие с рыночными законами, да и вообще труднообъяснимо.

Впрочем, как и необъяснимо то, что все это проделывает один и тот же законодатель — украинский. Его эксперименты над правом зашли так далеко, что в ГК была введена доверительная собствен¬ ность, т. е. траст, под названим вида права собственности (в отсут­ ствие других его видов). Интересно то, что положення о ней должны содержаться в разделе о праве собственности, но их там нет. Частич¬ но н о р м ы о д о в е р и т е л ь н о й с о б с т в е н н о с т и п о м е щ е н ы в главу об управлении имуществом, но траст — не договор. И главное даже не в том, что наше законодательство принципиально отличается от ан¬ глийского и траста не знает, а в том, что это нам дает и нельзя ли обойтись без него? Ибо тогда надо видоизменять многое — и поло¬ жение опекуна, и учреждений, и многое другое. То есть нельзя было настолько упрощенно подходить к введению в ГК таких основопола¬ гающих изменений, которые следовало видеть системно.

Не менее странной является ситуация с коллективной собствен­ ностью. С 1996 г. ее как будто бы и нет, но в то же время она есть. Кто ее субъекты и в чем сущность — вряд ли кто-нибудь вразумительно может Предисловие объяснить. По сути, рассуждения о ее особенностях сводятся к одно¬ му — распределению ее на доли, но тогда не ясно, чем она отличается от общей долевой собственности. Если это собственность хозяйствен¬ ных обществ, то тогда причем тут коллектив, если субъектом этого права является одно лицо — само хозяйственное общество? Действи¬ тельно, понять трудно. Но с удивительным упорством до сих пор не¬ которые ученые продолжают отстаивать существование коллективной собственности, правда, уже не так ожесточенно, как ранее.

И наконец, что касается гарантий неприкосновенности собствен¬ ности, то ситуация здесь почти трагическая. Государство, вооружив¬ шись несовершенными законами и весьма неоднозначными подза¬ конными нормативно-правовыми актами, движется н а с т у п а ю щ и м демаршем на частных лиц, которые должны дрожать от его действий, потому что им выражается намерение ни много ни мало, а отобрать у них имущество.

Так, с передачей государством жилищного фонда в коммунальную собственность органы местного самоуправления стали повсеместно проводить п р и в а т и з а ц и ю подвалов и мансард, п о п о л н я я м е с т н ы е бюджеты, несмотря на то что согласно законодательству при прива¬ тизации квартир переходит право собственности и на вспомогатель¬ ные помещения. Более того, не возымело действия и Решение Кон¬ ституционного Суда Украины от 2 марта 2004 г. об о ф и ц и а л ь н о м толковании положений Закона Украины «О приватизации государ­ ственного жилищного фонда», которое органы местного самоуправ¬ л е н и я п р о д о л ж а ю т и г н о р и р о в а т ь, продавая п о д в а л ы и м а н с а р д ы, прямо как известный персонаж романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золо¬ той теленок» Паниковский, говоривший: «Я всех продам, куплю и еще раз продам, но уже дороже».

В отношении государственного имущества, используемого в пред¬ принимательской деятельности, которое подверглось приватизации, также постоянные боязни — то государство обещает забрать, нацио¬ нализировать, то признать недействительной приватизацию, то ре приватизировать. Ныне все стихло, но кто может быть уверен в том, что не будет повторных попыток подобного рода?

Угрозу реприватизации с ее сомнительной правовой подоплекой сменило засилье рейдерских атак. По сути происходит передел соб¬ ственности вследствие несовершенства корпоративного законодатель¬ ства и эфемерности судебной защиты. Корпоративное законодатель¬ ство действительно довольно длительное время пребывало в плачев Предисловие ном состоянии, ибо старый Закон «О хозяйственных обществах» 1991 г.

никак не р е ш а л всех п р о б л е м в этой сфере, а его ф р а г м е н т а р н ы е обновления лишь иллюстрировали библейское предостережение: не наливать новое вино в старые мехи. Долгожданный Закон об акцио­ н е р н ы х о б щ е с т в а х появился л и ш ь в 2008 г., однако и он далек от совершенства.

Следующая тотальная для страны проблема — с объектами социально-бытового назначения, которые государство п о о б е щ а л о отдать бесплатно, если будет иметь место приватизация имущества членами трудового коллектива того предприятия, где они работают.

Но и здесь все похоже на другую известную пословицу: «Я хозяин своего слова — сам дал, сам и забрал». Государство со временем опомнилось и попыталось интерпретировать свои обещания следую¬ щ и м образом: речь шла не о передаче объектов социально-бытового назначения в собственность, а о передаче в безвозмездное пользова¬ ние! П о э т о м у их надо еще раз выкупать. Так от п о с л о в и ц м о ж н о перейти к песням: «Эх, раз, еще раз, еще много-много раз». Хотя лучше бы сказать: «Этот стон у нас песней зовется».

Наконец, не дает покоя нашему государству и имущество обще¬ союзных общественных организаций бывшего Союза ССР. Конечно, особенно лакомый кусок — это имущество профсоюзов.

Вряд ли можно подвергнуть сомнению то, что уровень экономи¬ ческих отношений, правовая защищенность предпринимателя и част¬ ного лица непосредственно зависят от качества гражданского законо¬ дательства и правоприменения.

Непоследовательность и другие огрехи украинского законодателя известны и уже стали притчею во языцех, как и повседневные при¬ меры нарушения прав собственников. Как говорится, борьба за власть является борьбой за собственность.

Законодательство часто отражает краткосрочные экономические интересы различных экономических и политических групп. Посколь¬ ку вопрос отделения бизнеса от власти не р е ш е н и вряд ли будет ре¬ шен в ближайшее время, это приводит к эрозии правовой системы.

Я р к и м и примерами являются, кроме введения в Г К доверительной собственности, также законодательство о долевом участии в строи¬ тельстве, запрещенном ныне отнюдь не с целью охраны интересов мелких инвесторов жилья, т. е. лиц, покупающих себе таким образом квартиры, а в интересах банковско-строительных структур и страхо¬ вых компаний.

Предисловие Не делает чести и состояние учета вещных прав на недвижимое имущество. Принятие в 2010 г. нового Закона, регулирующего отношения в этой сфере, призвано существенно изменить подходы к моменту воз¬ никновения права собственности на недвижимость и его оформлению.

Н ы н е для у п о р я д о ч е н и я о т н о ш е н и й с о б с т в е н н о с т и требуется создание эффективного правового р е ж и м а, в частности, по т а к и м н а п р а в л е н и я м : а) у с т а н о в л е н и е четкой с и с т е м ы государственной регистрации прав на недвижимость;

б) устранение коллизий защиты прав добросовестного приобретателя и собственника;

в) унификация судебной практики по спорам о признании сделок недействительны¬ ми и последствий ничтожных сделок;

г) минимизация случав при¬ знания договоров незаключенными;

д) становление системы раскры¬ тия информации, особенно для корпоративных отношений;

е) реше¬ ние многочисленных проблем в сфере банкротства, конкурентного права, исполнения судебных решений и др.

Множество проблемных аспектов собственности связаны с участи¬ ем государства и других субъектов публичного права в гражданских правоотношениях, в том числе в отношениях собственности. Несмотря на декларации о равенстве всех собственников, для действий государ¬ ства и органов местного самоуправления характерно то, что они ведут себя в гражданских правоотношениях как властные субъекты, пользу¬ ясь этим о б ы ч н ы м для них статусом и забывая, что в отношениях собственности они такие же собственники, как и частные лица. Впро¬ чем, как властные субъекты они тем более должны взвешивать каждый свой шаг и относительно принятия нормативно-правовых актов, и их применения. В действительности же выходит иначе, как в той украин¬ ской песне: «Сам пью, сам гуляю, сам стелюся, сам лягаю ».

Не менее важно разобраться, наконец, в том, что представляет собой так называемая публичная собственность, т. е. собственность государ¬ ственная и коммунальная, поскольку она хоть и названа в ГК, но факти¬ чески выведена за пределы его правового регулирования, так как счита¬ ется, что это вопрос публичного права. Х К эти вопросы, конечно, решить не в состоянии. Принятый в сентябре 2006 г. Закон «Об управлении объ¬ ектами государственной собственности» также слишком слаб, чтобы охватить весь спектр этого регулирования, и не содержит принципиаль¬ ных положений, кардинально изменяющих ситуацию в этой сфере.

Все затронутые выше аспекты очень важны и для каждого соб¬ ственника, и для социума, и для государства.

Лягаю (укр.) - ложусь, хотя нельзя исключать и то, что государство может очень даже лягнуть других собственников (игра слов).

Предисловие Авторы монографии, представленной на суд читателя, приглаша¬ ют к обсуждению этих многочисленных вопросов и надеются, что предлагаемая читателю книга станет началом комплексного осмыс¬ ления накопившихся проблем в нашей научной и практической сфе¬ р е и попыткой дать на них ответы. Это, в свою очередь, внесет по¬ сильную лепту в дело повышения значения цивилистической науки и позволит использовать ее результаты для совершенствования за¬ конодательства и уровня правоприменения.

И. В. Спасибо-Фатеева, доктор юридических наук, профессор РАЗДЕЛ ЦИВИЛИСТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике Жилой дом в СССР является средством удовлетворения личной жилищной потребности собственника и членов его семьи, а жилой фонд личных собственников является дополнительным средством раз­ решения советским государством задачи обеспечения всех трудящихся хорошим и здоровым жилищем. Коммунистическая партия Советско­ го Союза и Советское правительство всегда уделяли и уделяют большое внимание индивидуальному жилищному строительству. Директивы XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951-1955 гг. предусматривают, наряду с проведением в жизнь широ¬ кой программы государственного жилищного строительства, также дальнейшее содействие строительству индивидуальных жилых домов в городах и в рабочих поселках, осуществляемому населением за счет собственных средств и с помощью государственного кредита.

П р а в о л и ч н о й с о б с т в е н н о с т и я в л я е т с я н е о т ъ е м л е м о й частью общественного устройства СССР. Признание за гражданами права личной собственности на жилой дом вытекает из признанной за со¬ ветскими гражданами свободы распоряжения личными трудовыми доходами и сбережениями.

В С С С Р право л и ч н о й с о б с т в е н н о с т и на ж и л о й дом является реальным, вполне обеспеченным правом. Каждый гражданин и каж¬ дая гражданка могут п р и о б р е с т и себе ж и л о й дом. Н о в практике встречаются случаи, когда граждане имеют жилой дом на праве общей Директивы XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951-1955 гг., Госполитиздат, 1953 г., стр. 26.

Раздел 1. Цивилистическое наследие собственности. Судам приходится часто сталкиваться со спорами по поводу общего объекта — жилого дома. Поэтому возникает необхо¬ димость в обобщении судебной практики по этому вопросу.

Основания возникновения общей собственности на жилой дом Жилой дом предназначен для удовлетворения личных жилищных по­ требностей собственника и членов его семьи. Как объект личной собствен­ ности, жилой дом может принадлежать одному субъекту. Но дом может находиться в собственности у нескольких субъектов, то есть составлять общую собственность. В таких случаях дом рассматривается как общее неразделенное имущество, принадлежащее двум или более субъектам.

В зависимости от характера внутренних взаимоотношений соб­ ственников наше законодательство и судебная практика различают общую долевую собственность и совместную собственность.

Определение общей долевой собственности дается в ст. 61 ГК Р С Ф С Р и соответствующих статьях ГК других союзных республик:

«Право собственности может принадлежать нескольким лицам со­ обща, по долям (общая собственность)».

В долевой собственности собственники связаны только имуще¬ ственными интересами.

В отличие от этого, в общей совместной собственности имуществен¬ ная общность соучастников определяется их лично-правовой связью (общая собственность супругов, общая собственность колхозного двора).

Отсюда вытекает неотчуждаемость права участия в совместной собствен¬ ности в период существования совместной собственности.

Кроме того, размер участия в общей долевой собственности всег¬ да определен. Каждому из субъектов общей долевой собственности принадлежит известная (определенная) часть в праве собственности.

В совместной же собственности размер участия, то есть размер доли участников, как правило, неизвестен до момента прекращения общей собственности.

Совместная собственность на жилой дом возникает в случае при¬ обретения дома супругами общим трудом в период зарегистрирован¬ ного брака.

В ст. 10 КЗоБ Р С Ф С Р устанавливается, что «имущество, принад¬ лежащее супругам до вступления в брак, остается раздельным иму¬ ществом. Имущество, нажитое супругами в течение брака, считается Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике общим имуществом супругов. Размер принадлежащей каждому су¬ пругу доли в случае спора определяется судом».

Ст. 125 КЗоС У С С Р говорит об имуществе, приобретенном су¬ пругами трудом в период зарегистрированного брака.

Хотя в ст. 10 КЗоБ Р С Ф С Р и не указывается на то, какое именно имущество, приобретенное в период брака, считается общим имуще¬ ством супругов, но законодатель имел в виду имущество, являющееся результатом совместного труда супругов.

«Для общности нажитого супругами во время брака имущества до¬ статочно, чтобы оба супруга выполняли какой-либо полезный труд, хотя бы труд обоих был совершенно разнородный и выполнялся ими раздель¬ но и в разных местах... Общность результатов труда в данном случае вы­ текает в силу закона из наличия брака, а не из каких-либо оснований».

Таким образом, для возникновения общего имущества супругов необходимо наличие двух юридических фактов: состояние в зареги¬ стрированном браке и приобретение имущества на трудовые сбере¬ жения в период состояния в браке.

Закон устанавливает общность только нажитого в период брака имущества, т. е. имущества, которое приобретено на трудовые сред¬ ства, являющегося результатом труда супругов.

Поэтому раздельным имуществом супруга будет дом, хотя и при¬ обретенный им в период брака, но приобретенный на личные средства, принадлежавшие ему до брака. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР в определении по делу № 510 по иску Овчаровой об исключении имущества из описи указала:

«...как видно из материала дела, Овчарова, состоя в зарегистриро¬ ванном браке с Овчаровым, фактически вместе с ним не проживала до 1940 года, работая и содержа семью на свои средства. Это обстоятель¬ ство подтверждается свидетельскими показаниями и документами.

Поскольку спорный дом был приобретен Овчаровой в период, когда Надо иметь в виду, что указание закона о необходимости наличия зарегистри­ рованного брака для возникновения совместной собственности супругов относится только к имущественным отношениям, возникшим после Указа от 8.У11.1944 г. Спор об имуществе, приобретенном сторонами, в период существования между ними фактического брака до издания Указа, должен быть разрешен в соответствии со ст. 10-й КЗоБ РСФСР (ст. 125 КЗоС УССР), а не общими нормами Гражданского кодек­ са. См. определение Суд. коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР по делу № 29, по иску Возикяна к Возикян о разделе имущества от 13 января 1949 г.

См. заключительное слово т. Курского на 2-й сессии ВЦИК 19/Х 1925 г., Сте­ нограф. отчет 2-й сессии ВЦИК XII созыва, 1925 г., стр. 303.

М. Рейхель. Общеимущественные отношения супругов в советском праве, «Сов.

гос. и право», 1940, № 8-9, стр. 114.

Раздел 1. Цивилистическое наследие она со своим мужем, ныне осужденным Овчаровым, совместно не про¬ живала и на средства, принадлежащие лично ей до брака, суд вправе был, согласно ст. 10-й КЗоБСО признать дом раздельным их имуще¬ ством и удовлетворить иск истицы». Раздельным имуществом супру¬ га будет также и дом, приобретенный одним из супругов по безвоз¬ мездной сделке или в порядке наследования, либо на средства, полу¬ ченные им в качестве награды, премии и т. п., так как в этих стучаях дом приобретен независимо от труда и средств другого супруга.

Общая собственность на жилой дом супругов может возникнуть в результате капитальной перестройки. Так, дом, принадлежащий до брака одному из супругов, может в период брака подвергаться значительному капитальному ремонту, перестройке и т. п., так что к моменту спора о до¬ ме, песледний существует только благодаря общим трудовым усилиям обоих супругов, т. е. благодаря тому, что супруги вкладывали в него личный труд и свои общие трудовые сбережения. В таком случае имеет место основание для применения ст. 10 КЗоБ РСФСР (ст. 125 КЗоС УССР).

Судебная коллегия Верховного суда СССР в определении по делу № 476 по иску Попова к Поповой, отменяя решение Воронежского областного суда и определение Судебной коллегии Верховного суда Р С Ф С Р в части признания за Поповым права собственности на дом, указала: «...из имеющихся в деле материалов видно, что хотя у Попо¬ ва и был дом при вступлении в брак с ответчицей Поповой, но этот дом был совершенно разрушен, непригоден для жилья;

...Лишь при вступлении в брак истца с ответчицей этот дом был капитально вос¬ становлен при помощи родителей ответчицы Поповой... При таких обстоятельствах нельзя считать, что дом истцом приобретен до вступ¬ ления в брак с ответчицей и не подлежит разделу, так как того дома, который был у истца до вступления в брак с ответчицей, не существу¬ ет, а имеющийся в настоящее время дом уже отстроен супругами в течение их брака и считается общим имуществом супругов и подле¬ жит разделу в соответствии с требованиями ст. 10 К З о Б С О ».

Необходимо отметить, что только в том случае, когда дом, при¬ надлежащий одному из супругов до брака, в период брака капиталь¬ но перестраивался, когда такую перестройку можно считать за соз¬ дание нового объекта, дом должен рассматриваться как общее иму Судебная практика, 1947 г., вып. 7-й, М., 1948, стр. 21—22.

Судебная практика, 1947 г., вып. 7, М., 1948 г., стр. 23-24;

см. также определе­ ние судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР по делу № 36/402, по иску Николаенко П. П. к Николаенко М. Д. о расторжении брака и раз­ деле имущества.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике щество супругов, ибо только в этих случаях имеет место вложение в дом общего труда и общих средств супругов, что и влечет за собой возникновение общей собственности иа это имущество. Производство текущего и даже капитального, но не восстановительного ремонта дома, не может привести к прекращению раздельной собственности на дом и возникновению общей собственности супругов.

Размер доли в праве собственности на дом определяется супру­ гами по взаимному соглашению. Супруги в таком случае подают совместное заявление в нотариальную контору, в котором указывают, как они определяют долю каждого супруга в своем общем имуществе.

Нотариус на основании этого заявления может выдать супругам сви¬ д е т е л ь с т в о о праве на о п р е д е л е н н у ю д о л ю в о б щ е м и м у щ е с т в е.

В о т н о ш е н и и д о м о с т р о е н и й это свидетельство приобретает силу только после регистрации его в органах коммунального хозяйства.

В случае спора о размере доли в общей собственности вопрос разрешается судом. При разрешении спора о размере доли супруга в праве собственности на общее имущество суд исходит из предполо¬ жения (презумпции) равенства долей супругов, так как советские законы устанавливают равенство по своей общественной полезности труда мужа по добыванию средств к жизни и труда жены по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей (примечание к ст. 125 КЗоС УССР). Предположение о равенстве долей супругов в общем имуще¬ стве может быть опровергнуто только в тех исключительных случаях, когда общественная полезность труда одного супруга явно не соот¬ ветствует общественной полезности труда другого супруга. В этом случае суд может признать за одним супругом большую часть, а за другим меньшую часть в праве на общее имущество.

В судебной практике возникает вопрос о том, как рассматривать дома, демуниципализированные (денационализированные) в период брака на имя одного из супругов, — а как общее или как раздельное имущество супругов? В свое время судебная практика союзных республик по этому вопросу была неодинаковой. Так, судебная практика РСФСР считала такой дом раздельным имуществом, принадлежащим супругу, на имя которого произведена демуниципализация. Такое положение в частности, было высказано ГКК Верховного суда РСФСР в 1927 году по делу № 32500.

И н у ю позицию заняла в этом вопросе судебная практика УССР.

Так, в определении по делу № 2280 за 1926 г. Г К К Верховного суда Приказ МЮ УССР от 10 марта 1948 г. о дополнении «Правил совершения нотариальных действий в нотариальных конторах УССР».

Судебная практика РСФСР, 1927 г., № 17, стр. 4.

Раздел 1. Цивилистическое наследие У С С Р указала: «...приобретение домостроения одним из супругов и денационализация этого домостроения на имя этого одного супруга не служит препятствием тому, чтобы другой супруг заявил свои пра­ ва на то же домостроение на основании своего участия в содержании домостроения во время супружества и ведения совместного хозяй­ ства... Это право одного из супругов требовать п р и з н а н и я общей собственности и раздела этого домостроения не является аннулиро¬ ванием акта денационализации».

Судебная практика У С С Р в этом вопросе находится в полном со¬ ответствии со смыслом законов о демуниципализации (денационали­ зации). Денационализация (демуниципализация) не являлась простым актом восстановления бывших собственников в их правах. Она про­ водилась в пользу лиц, осуществляющих трудовую связь с домовла¬ дением, т. е. в пользу тех лиц, которые проживали в доме и сохраняли его в хозяйственном отношении.

Поэтому было бы неправильным рассматривать такое имущество как раздельную собственность супругов, так как супруги, ведущие общее хозяйство (трудовая семья), совместно заботились о сохранности строе¬ ния, совместно производили ремонт, платили налоги и т. д. Хотя трудовая связь сама по себе не являлась основанием возникновения права соб¬ ственности у фактического владельца, но она не была безразличным явлением для факта демуниципализации (денационализации), ибо по ней определялось лицо, которому государство передавало данное до¬ мостроение в собственность. Поэтому денационализация в пользу опре¬ деленного лица по трудовому принципу в УССР не исключала возмож¬ ность других лиц в судебном порядке доказывать свою трудовую связь с данным домостроением и требовать на этом основании признания общей собственности на денационализированное строение.

По вышеизложенным соображениям необходимо признать, что дом демуниципализированный (денационализированный) на имя одного из супругов в период брака является общим имуществом супругов.

Таким образом, совместная собственность супругов на жилой дом возникает в случае приобретения дома в период брака на общие тру¬ довые сбережения, в случае капитальной перестройки дома, принад¬ лежащего одному из супругов на праве раздельной собственности, на общие средства супругов в период брака, а также в том случае, когда дом был в период брака демуниципализирован (денационализирован), хотя бы демуниципализация (денационализация) была произведена на имя одного из супругов.

Собрание определений ГКК Верх. суда УССР за 1926 г., Харьков, 1927 г. стр. 133.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике И з л о ж е н н ы е в ы ш е правила об о с н о в а н и я х возникновения со­ вместной собственности на дом супругов является частным проявле­ нием, последовательно осуществляемого в С С С Р принципа полного фактического равноправия мужчины и ж е н щ и н ы во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно политической жизни (ст. 122 Конституции СССР).

Общая долевая собственность на дом может возникнуть в отдель¬ ных случаях совместного строительства, то есть при строительстве дома на общие средства двух или более лиц.

Следует иметь ввиду, что право собственности на жилой дом в результате с т р о и т е л ь с т в а возникает на о с н о в а н и и н о т а р и а л ь н о удостоверенного и зарегистрированного в органах коммунального хозяйства договора на право постройки дома и бессрочного пользова¬ ния земельным участком. Следовательно, сам по себе факт участия третьих лиц в строительстве дома своим трудом и средствами, оказание различного рода помощи и содействия застройщику не может влечь за собой возникновения права собственности на возведенное строение.

В о с н о в н о м такой п о з и ц и и п р и д е р ж и в а е т с я в своей практике Верховный суд СССР. Так, например, Судебная коллегия по граждан­ ским делам Верховного суда СССР по делу № 36/57 1950 г. по иску Татолина к Абатуровой о праве собственности на половину дома, в котором истец Татолин ссылался на то, что он вместе с мужем от¬ ветчицы построил спорный дом, указала: «требования истца о при­ знании за ним права собственности на половину дома являются нео­ боснованными. Если истец затратил какой-либо материал или вложил свой труд в строительство опорного дома, то он может требовать воз¬ мещения стоимости этого материала и оплаты его труда, но не при­ знания за ним права на половину дома».

Аналогичное положение Судебная коллегия высказала и в 1951 г.

по делу № 36/1150 — по иску Ткаченко к Федорову.

Однако в отдельных случаях Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР рассматривает совместное строитель¬ ство как основание возникновения права общей собственности на возведенное строение. Такое положение выражено в определении Коллегии по делу № 36/972 — 1950 г. по иску Никандрова к Парамо¬ новой. Обстоятельства этого дела в интересующей нас части сводят¬ ся к следующему: в 1948 г. Парамонова получила земельный участок В РСФСР типовый договор называется: «Договор о предоставлении в бессроч­ ное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности», утв. МКХ РСФСР, 26/1У 1949 г.

Раздел 1. Цивилистическое наследие под застройку в г. Опочка. Не приступая к строительству, Парамоно­ ва предложила мужу своей сестры, Никандрову перевезти свой дом из деревни с тем, чтобы построить его на отведенном Парамоновой земельном участке и совместно пользоваться им.

Никандров разобрал принадлежащий ему дом и на общие средства с Парамоновой (которая для этой цели получила ссуду в коммуналь¬ ном банке) выстроил дом на земельном участке Парамоновой.

После этого Никандров и Парамонова поселились в выстроенном доме. Однако в коммунальном отделе П а р а м о н о в а о ф о р м и л а дом только на себя. Никандров обратился в суд с иском о признании за ним права собственности на дом. Решением Великолукского облсуда от 8-9 февраля 1950 г. Никандрову в иске было отказано.

Судебная коллегия, отменяя решения и определения, вынесенные по данному делу, высказала положение, что факт заключения договора на постройку дома на имя Парамоновой и в дальнейшем регистрация оконченного строительством дома на основании договора на ее имя, не имеют решающего значения. Решающим моментом коллегия счи¬ тает договоренность между Парамоновой и Никандровым о совместном строительстве дома с целью совместного его использования, и что на этом последнем основании необходимо признать возведенный ими дом общим трудом и на общие средства их общей собственностью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР принципиально не отрицала возможности признания общей собствен¬ н о с т и на ж и л о й д о м п р и с о в м е с т н о м с т р о и т е л ь с т в е и п о д е л у № 36/1356 1950 по иску Василенко к Иванову.

Таким образом, судебная практика не выработала общего правила по вопросу о том, при каких условиях совместное строительство влечет за собой возникновение общей собственности на возведенный дом.

М е ж д у тем до издания Указа П р е з и д и у м а Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 г., вопрос о правовом значении совместно¬ го строительства домов, возводимых на правах застройки, был раз¬ решен постановлением 58 Пленума Верховного суда СССР.

58-й Пленум Верховного суда СССР в своем постановлении от сентября 1937 г. по делу Шитовой-Бобелевой о выселении указал: «как правильно разъяснил 2 июня 1928 г. Верховный суд РСФСР, факт вло¬ жения труда или внесения имущества (денег, материалов) сам по себе не может служить основанием для признания за лицом, оказавшим такое содействие застройщику, вещного права на долю в праве застрой¬ ки... Однако это разъяснение не касается случаев, когда лица, связанные Ведомости Верховного Совета СССР, 1948 г., № 36.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике семейно-бытовыми отношениями, не только сообща вкладывали в за¬ стройку труд и вносили имущество, но делали это с вполне определен¬ ной целью — установить совместно право застройки и лишь вследствие юридической неосведомленности или по другим причинам оформили договор застройки не на имя всех участников такового».

Таким образом, участие в строительстве дома могло привести к уста¬ новлению общего права застройки только при наличии двух условий:

1) е с л и л и ц а, в о з в о д я щ и е с т р о е н и е, б ы л и с в я з а н ы с е м е й н о бытовыми отношениями;

и 2) если они вкладывали труд и вносили трудовые сбережения в строительство с вполне определенной целью — совместно использо¬ вать возведенный общим трудом и на общие средства жилой дом для личного в нем проживания, то есть, если между участниками строи¬ т е л ь с т в а с у щ е с т в о в а л а в п о л н е о п р е д е л е н н а я д о г о в о р е н н о с т ь об установлении права общей собственности на возводимое строение.

Постановление 58 Пленума может и должно получить применение и к индивидуальным застройщикам, возводящим дома на праве личной собственности. Некоторые народные суды гор. Харькова и Харьковской области стоят на правильном пути, применяя постановление 58 Пле¬ нума к случаям возведения домов на праве личной собственности.

Например, в 1937 году Быстригина В. И. вступила в брак с В. Ко телевским и они вместе поселились в доме, принадлежащем на праве личной собственности его матери Котелевской И. И. Ж и л и Быстри гина и Котелевские одной семьей. В связи с нуждаемостью в жилпло¬ щади в 1940 г. Быстригина с мужем с согласия Котелевской И. И.

и разрешения коммунального отдела на данном домовладении по¬ строили отдельный флигель. После войны муж Быстригиной — Ва¬ силий не возвратился в семью. Котелевская начала препятствовать Быстригиной в использовании построенного в 1940 году флигеля.

Быстригина обратилась в суд с иском о признании за ней права на долю в данном домовладении. Народный суд иск удовлетворил.

Харьковский областной суд придерживается иной практики. От¬ меняя решение народного суда по приведенному делу Быстригиной и Котелевской, областной суд указал, что «если дом принадлежал ответчице на праве личной собственности, то истица может требовать только возврата фактически затраченных ею средств, а не части в праве собственности на домовладение, так как в таких случаях по¬ становление 58 Пленума Верховного суда СССР неприменимо, ибо оно относится к праву застройки, а не к праву собственности».

Архив Нарсуда 2-го участка Ленинского р-на г. Харькова, 1950 г., № 2-280.

Раздел 1. Цивилистическое наследие Такие соображения Харьковский областной суд высказал по цело­ му ряду дел.

Мотивы Харьковского областного суда не могут быть признаны убедительными. Нет никаких оснований отказывать в присуждении части в праве собственности лицам, совместно возводящим жилой дом при наличии условий, указанных в постановлении 58 Пленума Верхов­ ного суда. То обстоятельство, что 58 Пленум разрешил вопрос лишь относительно участия в возведении строения на праве застройки, а не вообще вопроса о совместном строительстве, может быть объяснено, во-первых, тем, что в 1937 году, когда было вынесено это постановле­ ние, подавляющая часть новых строений могла быть возведена лишь на праве застройки;

во-вторых, тем, что оно было вынесено по кон¬ кретному делу, касающемуся спора о праве застройки.

Иное решение данного вопроса привело бы к противопоставлению права застройки праву личной собственности на жилой дом. Для такого противопоставления нет никаких оснований, так как цели, задачи обоих институтов были одни и те же: способствовать удовлетворению личных жилищных потребностей граждан за счет возведения ими индивидуальных жилых домов. Если потребительский характер права застройки требовал признания права на долю в праве застройки при наличии указанных в постановлении 58 Пленума условий, то нет оснований при тех же услови¬ ях отказывать в таком праве лицам, возводящим жилой дом на праве личной собственности. Тем более, что в настоящее время за бывшими застройщиками признано право личной собственности на эти строения.

Особо необходимо выделить случаи совместного строительства домов лицами, не состоящими в зарегистрированном браке, в период совместного сожительства.

Как уже указывалось, общая совместная собственность супругов, возникает только при наличии зарегистрированного брака. Поэтому при наличии фактического сожительства, общая совместная собствен¬ ность не может возникнуть. Но этим окончательно вопрос не разре¬ шается. В судебной практике возник в о п р о с о том, в о з м о ж н о л и признание общей долевой собственности, предусмотренной ст. 6 1 — 65 ГК, на дом, возведенный лицами, не состоящими в зарегистриро­ ванном браке, в период совместного сожительства?

Установив, что только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов, предусмотренные Кодексом законов о браке, семье и опеке, наше законодательство не приравнивает, однако, факти¬ ческое сожительство к случайной временной связи во всех случаях.

Разъяснение МЮ СССР от 5 мая 1952 г.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике Так, например, женщина, имеющая ребенка от лица, с которым она не состоит в зарегистрированном браке, но с которым совместно живет, ведет общее хозяйство и совместно воспитывает ребенка, права на по­ лучение пособия, установленного для одинокой матери, не имеет.

Также судебная практика не всегда полностью игнорирует фактиче­ ское сожительство. Так, например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР считает, что лицо, поселенное основным съемщиком на свою жилую площадь с целью совместной супружеской жизни, не может рассматриваться, как временный жилец, а должно рас¬ сматриваться, как постоянный пользователь жилой площадью.

Поэтому есть все основания признавать наличие семейно-бытовой связи в смысле постановления 58 П л е н у м а у лиц, находящихся в фактическом сожительстве, а совместно построенный дом считать их общей долевой собственностью.

В судебной практике возникает вопрос о том, какие доказательства допустимы для установления наличия между сторонами договоренности о совместном строительстве дома для личного в нем проживания.

Иногда суды считают, что наличие договора между сторонами должно быть доказано в соответствии с требованиями примечания ст. 136 ГК РСФСР.

Интересно в этом отношении дело по иску Шакирова и Мумино вой, дошедшее до Верховного суда СССР.

Обстоятельства дела в интересующей нас части сводятся к сле­ дующему:

Шакиров Гафур совместно со своим дядей Адиловым Абдуллой в 1940 — 43 гг. построили дом в г. Ташкенте. Право застройки было оформ­ лено на жену Адилова Абдуллы — Муминову. Шакиров, считая, что строительство дома было произведено в основном его силами и средства¬ ми, в мае 1949 г. обратился в суд с иском о признании за ним права на дом.

Дело рассматривалось несколькими судебными инстанциями с различным Положение о порядке назначения и выплаты государственных пособий и предоставления льгот беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям.

Утверждено СНК СССР 18 августа 1944 г., ст. 13.

См. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 24 января 1951 г. по делу № 36/23 по иску Зобовой к Бочкареву о жилой площади. См. также определение по делу № 03/72 по иску Писаревой к Архипову о праве на жилплощадь от 20 октября 1951 г.

Вопрос о том, как понимать «семейно-бытовые отношения», о которых говорит 58 Пленум, можно разрешить только иа основании изучения практики применения этого постановления. В данном случае достаточно лишь указать, что семейно бытовые отношения безусловно нельзя отождествить с брачно-семейными, что по¬ нятие семейно-бытовых отношений шире понятия брачно-семейных.

Раздел 1. Цивилистическое наследие исходом. Наконец, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Узбекской ССР в иске Шакирову отказала на том основании, что Шакиров не представил письменных доказательств об участии его в строительстве дома и что, поскольку стоимость застройки превышает руб., Шакиров в силу примечания к ст. 136 ГК УзССР не имел права до¬ казывать свои исковые требования свидетельскими показаниями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР, куда дело поступило по протесту председателя Верховного суда СССР, отменяя определение Верховного суда УзССР, указала: «Необосно¬ ванным представляется отказ в иске Шахирову и по тем соображени¬ ям, что им не были представлены письменные документы об участии его в стройке дома. Как видно из дела, стороны являются между собой родственниками, строительство дома производили по взаимному со¬ гласию — по устной между собой договоренности. Частично затраты, произведенные Ш а к и р о в ы м на строительство дома, признаны от¬ ветчиком. Таким образом, наличие договора между сторонами вне спора. При таких обстоятельствах дела ссылка в определении Судеб¬ ной коллегии по гражданским делам Верховного суда Узбекской ССР на то, что иск не может быть признан доказанным, так как, вопреки примечанию к ст. 136 Г К Узбекской ССР, размер его подтвержден свидетельскими показаниями, является неправильной. При рассмо¬ трении дела суд не установил действительной стоимости дома и раз¬ мер произведенных затрат как истцом, так и ответчиком».

Таким образом, здесь Судебная коллегия по гражданским делам высказала положение, что в случаях совместного строительства как сам факт участия, так и размер участия в строительстве может до¬ казываться свидетельскими показаниями.

Народные и областные суды широко допускают свидетельские показания для доказательства как факта совместного строительства, так и установления размера участия в строительстве.


При разрешении споров об установлении права общей собствен ности на жилой дом необходимо иметь в виду, что на дома, возведен ные за счет ссуды коммунального банка, налагается материальное запрещение с целью обеспечения выданной ссуды. Ссудополучатель не имеет права до окончания погашения ссуды продать или передать выстроенное за счет ссуды имущество без разрешения банка.

бочих и служащих предприятий, утвержден. постановлением Экономсовета при СНК СССР от 26/1У 1939 г. СЗ СССР, 1939, № 28, ст. 188.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике Судебная практика установила правило, что не только сам ссудо­ п о л у ч а т е л ь до о к о н ч а н и я п о г а ш е н и я ссуды не м о ж е т отчуждать строения, но и суд не может передать это строение третьим лицам или признать право на его часть, если на это не дает своего согласия коммунальный банк, наложивший материальное запрещение на иму­ щество. Это положение нашло свое отчетливое выражение в опреде­ лении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР по делу № 36/1356 за 1950 г. по иску Василенко к Иванову.

«На строение, являющееся обеспечением по выданной банком ссуде, налагается материальное запрещение... Если при новом рассмотрении дела коммунальный банк также будет возражать против передачи части дома Василенко, то суду следует разрешить вопрос лишь о возмещении истцу затрат, произведенных им на строительство дома».

Поэтому всякие споры по поводу строений, на которые наложено материальное запрещение коммунального банка с целью обеспечения выданной ссуды, могут разрешаться только с участием коммунально¬ го банка, наложившего запрещение. Право общей собственности на такой дом может быть признано за третьими лицами только с согласия коммунального банка, выдавшего ссуду.

Однако это правило не должно применяться к случаям, когда дом возводится супругами. В этом случае для признания общей собственности на дом согласие коммунального банка, выдавшего ссуду, не требуется.

Общность имущества супругов в данном случае вытекает из закона, в силу ст. 10 КЗоБС и правила кредитования индивидуального жилищ¬ ного строительства не отменили и не могли отменить этого положения.

Ст. 10 КЗоБС Р С Ф С Р (ст. 125 КЗоС УССР) под имуществом су¬ пругов понимает не только права супругов, но и их имущественные обязанности, возникающие из их общей хозяйственной деятельности.

Поэтому долг из договора ссуды, совершенного одним из супругов с ц е л ь ю возведения дома, является о б щ и м долгом обоих супругов, а дом, возведенный за счет ссуды, выданной одному из супругов, со¬ ставляет их общую совместную собственность.

В судебной практике спорным является вопрос о праве на дом лиц, приобретающих дом на общие средства с целью совместного в нем про¬ живания, если договор оформлен только на одного из приобретателей.

Суды иногда удовлетворяют иски таких приобретателей о при¬ знании за ними доли в праве собственности на приобретенное строе Определение Суд. коллегии Верховного суда СССР от 3 июня 1950 г. по делу № 36/552 Трепалиных с Трепалиной.

К. Седунов. Правовые вопросы, связанные со спорами о строениях.

Раздел 1. Цивилистическое наследие ние, иногда при аналогичных же условиях отказывают в иске о при­ знании доли в праве собственности и признают за ним только право требовать возмещения произведенных затрат.

В 1931 году родные братья Печенежские, Василий и Павел, при¬ обрели на совместные средства по договору купли-продажи домо¬ владение в г. Харькове. Договор купли-продажи был оформлен на имя Павла. Оба брата с семьями поселились в доме и пользовались им совместно. К а ж д ы й за свою часть платил налоги и сборы. В году Василий обратился в суд с иском о признании за ним права соб¬ ственности на часть указанного домовладения. Народный суд 4-го участка, Сталинского района г. Харькова, 23 мая 1950 г. иск удовлет­ ворил. Харьковский областной суд оставил решение в силе.

Но в других случаях суды, отказывая в иске приобретателям о при¬ знании за ними права общей собственности на приобретенный на об¬ щие средства дом, иногда ссылаются в обоснование своего решения на ст. 185 ГК РСФСР. Так, например, по делу Сапожникова и Савина Харьковский областной суд, отказывая в иске, указал: «Денежное уча¬ стие в приобретении дома без соблюдения ст. 185 ГК не создает права собственности на приобретенное домовладение. Истец мог бы пре­ тендовать только на возврат сумм, израсходованных в свое время».

С с ы л к а судов на н а р у ш е н и е требуемой законом обязательной формы заключения договора не может быть признана в данном случае убедительной.

Верховный суд СССР считает, что при наличии семейно-бытовой связи приобретателей и если домовладение приобреталось с целью совместного его использования, но л и ш ь вследствие юридической неосведомленности или по другим причинам стороны заключили договор на одного из приобретателей, суд должен признать спорное домовладение общей собственностью приобретателей.

Таким образом, вопрос об условиях возникновения общей соб¬ ственности в случаях приобретения дома на общие средства разре¬ шается судебной практикой аналогично разрешению этого вопроса в Архив нарсуда 4-го уч-ка, Сталинского р-на, 1950 г., № 512.

См. определение ГСК Верховного суда СССР от 29 декабря 1948 г. по делу № 1478 по иску Покидовой к Козлятиной о расторжении договора купли-продажи дома;

от 15 сентября 1949 г. по делу № 36/1042 по иску Астапкевичус к Яцунскиене.

См. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 11 /XII 1941 г., по делу Демидовых, приведенное в работе П. Орловского «Право собственности в практике Верховного суда СССР», «Соц. закон.», № 9, 10, 1944 г., стр. 16. Определение ГСК Верховного суда СССР от 13 января 1951 г. по делу № 36/1342 по иску Груз к Штрому.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике случаях совместного строительства. Такая практика должна быть признана правильной и соответствующей потребительскому назна¬ чению жилого дома в СССР.

Споры о разделах Осуществление собственниками своих правомочий не всегда про¬ текает при полном единодушии и взаимном согласии. Не редки случаи обращения в суд собственников для урегулирования споров по пово¬ ду общего объекта. Чаше всего возникают споры о разделах жилого дома. Как правило, собственники просят прекращения общей соб¬ ственности путем выделения каждому из них на праве собственности определенной части (этажа, квартиры, комнаты и т. д.), то есть просят произвести так называемый реальный раздел.

В связи с этим в судебной практике возник вопрос о том, возмож¬ но ли право собственности на так называемую реальную часть дома, то есть возможно ли дом как единый архитектурно-строительный объект разделить на несколько самостоятельных объектов права соб¬ ственности (этажи, квартиры, комнаты), разделить дом юридически, не нарушая его физической целостности.

Против юридического раздела дома возражают центральные орга¬ ны коммунального хозяйства, ссылаясь на хозяйственную нецелесо¬ образность такого раздела. Они считают, что в таких случаях уменьша¬ ется забота о сохранности дома в целом. В циркуляре НКВД РСФСР от 20/У 1929 г. главным аргументом против делимости строения на реальные части выдвигалось соображение об обеспечении надлежа¬ щего хозяйственного содержания строений. В этом циркуляре даже предложено отделам коммунального хозяйства рассматривать судебные решения о реальном разделе домов как решения о разделе пользования и по-прежнему регистрировать эти дома как принадлежащие на праве общей собственности, в которых только произведен раздел пользова¬ ния. Инструкция НККХ РСФСР от 25 декабря 1945 г. (инструкция МКХ УССР от 27 декабря 1947 г.) исходит также из неделимости строений.

Ведомственные инструкции М Ю также отрицают возможность признания права собственности на реальную часть строения.

Правила совершения нотариальных действий в нотариальных конторах УССР, сб.

«Нотариат УРСР», Киев, 1946 г.

Раздел 1. Цивилистическое наследие Практика Верховных судов с о ю з н ы х республик и Верховного суда С С С Р также относится отрицательно к возможности выдела реальной части строения в качестве самостоятельного объекта права собственности.

В докладе Г К К Верхсуда Р С Ф С Р за 1926 год указывалось: «нель­ зя признать п р а в и л ь н ы м такой раздел и м у щ е с т в а в натуре, когда, например, вследствие неделимости дома суд распределяет опреде­ л е н н ы е его части, комнаты м е ж д у собственниками. Такой раздел фактически устанавливает лишь порядок пользования домом, но не создает самостоятельных юридических собственников имущества, чего добиваются стороны в этих случаях».

Такое же положение высказано Верховным судом Р С Ф С Р и в году по делу Антюхина и Коротких.

Верховный суд У С С Р придерживался такой же практики. Еще в 1928 г. по делу гр-на Н. Кренделя с И. Крендель о разделе имущества, Г К К указала, что по точному смыслу ст. 64 и 65 ГК У С С Р раздел в натуре строения на части как самостоятельные объекты собствен¬ ности, когда эти части тесно связаны со всем строением, является недопустимым и нецелесообразным.

Иную позицию в этом вопросе занимают местные органы комму¬ нального хозяйства и народные суды. Местные органы коммунально¬ го хозяйства, как правило, дают заключение о возможности выдела реальных частей строения на праве собственности, а народные суды часто выносят решения о реальном разделе.

Вопрос о возможности признания права собственности на реальную часть дома вызвал дискуссию в литературе. Но в теории вопрос о делимости дома ставился до сих пор абстрактно. Теоретики занимались обсуждением вопроса о делимости дома вообще и не ставили решение этого вопроса в тесную связь с понятием «жилой дом», то есть решали этот вопрос без учета характера спорного объекта. Между тем, нельзя С. С. Аскарханов. Справочник по вопросам судебной практики, М., 1937 г., стр. 12.


в своих работах: «Переход права собственности на строения», «Сделки по строениям», «Право на строения и сделки по строениям». Развернутую аргументацию за допусти­ мость права собственности на реальную часть дома привела М. В. Зимелева в работе «Общая собственность в советском гражданском праве» (Ученые записки ВИЮН, вып. 2, 1941 г., стр. 85-89). Проф. Д. М. Генкин также пришел к выводу, что раздел дома в натуре возможен (см. Учебник гражданского права, 1944 г., том 1-й, стр. 243).

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике дать практически приемлемого решения этого вопроса без выяснения того, что мы понимаем под словом «жилой дом».

Под ж и л ы м домом понимается, прежде всего, жилое строение, предназначенное для постоянного в нем проживания, физически не­ разрывно связанное с земельным участком (домовладение).

Эта неразрывная связь строения и земельного участка выражена в примечании 2 к ст. 15 «Положения о земельных распорядках в городах», которое указывает: «При переходе в законном порядке от одних лиц к другим... права собственности на строения частновладельческие все права и обязанности по земельным участкам, обслуживающим эти строения, тем самым переходят к...новым владельцам...».

Следовательно, понятие права собственности на ж и л о й дом не совпадает по своему объему с правом собственности на строение.

Жилой дом, как объект личной собственности, не мыслим без связи с земельным участком. Земельный же участок не может быть объ¬ ектом личной собственности, так как единым и единственным субъ¬ ектом права собственности на землю в СССР является государство.

Поэтому, когда говорят о праве личной собственности на жилой дом, то при этом имеют в виду как личную собственность на жилое стро¬ ение, так и неразрывно связанное с этим право бессрочного пользо¬ вания з е м е л ь н ы м участком, на котором возведено это строение и который предназначен для обслуживания этого строения.

Жилой дом стабильно связан с земельным участком. Для правиль¬ ного хозяйственного использования строения необходим не только земельный участок в габаритах самого строения, но и вокруг него для обслуживания самого строения.

Не каждое жилое строение имеет самостоятельный земельный участок, специально предназначенный только для его обслуживания.

На одном земельном участке может находиться одно жилое строение (домостроение) и весь земельный участок может быть предназначен для обслуживания этого строения.

Но на одном и том же отдельном, самостоятельном земельном участке может находиться несколько жилых строений, и этот земельный И. Л. Брауде. Переход права собственности на строение, «Сов. гос. и право», № 7, 1946, стр. 58. Его же, Право на строение и сделки по строениям, М., 1950 г., стр. 14-22.

М. Д. Алексеев, сб. «Жилищные законы». МКХ. 1947 г., стр. 39-40;

ст. 16 по­ становления ВУЦИК и СНК УССР от 23/ІХ 1925 г. «О земельных распорядках внутри городской черты и черты поселений городского типа», см. И. Г. Готфрид и проф. В. Л. Кабалевский. Действующее жилищное законодательство на Украине, Харьков, 1927 г.

И. Л. Брауде. Право на строения и сделки по строениям, стр. 16.

Раздел 1. Цивилистическое наследие участок может быть предназначен для хозяйственного обслуживания всех этих строений в целом, которые составляют одно домовладение.

Под жилым домом, как объектом права личной собственности, нужно понимать домовладение.

Понятие домовладения дается в примечании к ст. 182 ГК Р С Ф С Р :

« В л а д е н и е м признается дом с п р и м ы к а ю щ и м и к нему ж и л ы м и и служебными дворовыми постройками».

Более развернутое определение домовладения содержит приме­ чание к ст. 182 Г К У С С Р : « Д о м о в л а д е н и е м признается один или несколько домов с примыкающими к ним строениями, которые рас¬ положены на одном и том же земельном участке».

Г К У С С Р правильно выдвигает самостоятельность, в н е ш н ю ю обособленность застроенного земельного участка как конститутивный признак домовладения. Так же рассматривают домовладение и орга¬ ны коммунального хозяйства. Так, например, согласованная с Н К Ю Р С Ф С Р инструкция Н К К Х Р С Ф С Р от 25 декабря 1945 г. (аналогич­ но — инструкция М К Х У С С Р от 27 декабря 1947 г.) «О порядке ре¬ гистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных посел¬ ках Р С Ф С Р » указывает, что объектом регистрации является домовла¬ дение в целом с самостоятельным земельным участком, под отдель¬ ным порядковым номером на улице, переулке, площади...».

Итак, д о м о в л а д е н и е м п р и з н а е т с я одно или несколько ж и л ы х строений с п р и м ы к а ю щ и м и к ним хозяйственными постройками, расположенные на обособленном земельном участке.

Решение вопроса о делимости дома прежде всего должно быть поставлено в зависимость от характера спорного объекта. С этой точки зрения необходимо различать, идет ли спор о разделе домовла¬ дения, состоящего из нескольких жилых строений или одного жило¬ го строения.

Действующие нормы не исключают возможности раздела в на¬ туре д о м о в л а д е н и я, с о с т о я щ е г о из н е с к о л ь к и х ж и л ы х с т р о е н и й.

В таких случаях допускается раздел домовладения на два или несколь¬ ко самостоятельных домовладений, если обслуживающий земельный Коммунальные органы придают иногда настолько решающее значение само­ стоятельности земельного участка, что определяют домовладение как «застроенный земельный участок, имеющий милицейский номер». Такое определение домовладе­ ния страдает тем основным недостатком, что не указывает на характер возведенных на земельном участке построек, а между тем домовладением будет не любой застро¬ енный земельный участок, а только тот, на котором имеется в качестве основного объекта жилое строение, притом постоянного, а не временного характера.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике участок возможно разделить на самостоятельные, независимые друг от друга участки. Вопрос о возможности раздела домовладения на несколько домовладений подведомствен коммунальным органам.

Допустим и другой вариант раздела в натуре такого домовладения:

выделение на праве собственности отдельных жилых строений путем их отчуждения. Действующие правила совершения нотариальных действий У С С Р в § 63 предусматривают возможность выделения на праве собственности отдельных жилых строений: «Часть домовладе­ ния в натуре (реальную часть) можно отчуждать только в тех случаях, когда данное домовладение состоит из нескольких жилых строений и когда орган коммунального хозяйства считает возможным и раз¬ решает выделить для обслуживания отчуждаемых строений часть земельного участка в натуре».

Эта статья Правил ставит возможность признания права собствен¬ ности на отдельные жилые строения домовладения в зависимость от воз¬ можности выделения для их обслуживания части земельного участка.

Однако, навряд ли можно признать это положение достаточно обо­ снованным. Земельный участок играет подсобную, служебную роль.

Он предназначен для хозяйственного обслуживания домовладения в целом. Поэтому вполне допустимо признание права собственности на отдельные жилые строения домовладения с оставлением земельного участка в общем совместном пользовании. Да этого не исключает и § этих правил. «Если на данном земельном участке имеется несколько жилых строений, принадлежащих отдельным собственникам, и при этом не надо выделять часть земельного участка, разрешение (имеется в виду разрешение на отчуждение реальной части домовладения — В. М.) коммунальных органов не требуется».

Таким образом, § 63 Правил исходит из возможности существо¬ вания домовладений, в которых отдельные жилые строения принад¬ лежат на праве собственности разным лицам, а земельный участок, основа домовладения, остается в общем нераздельном пользовании всех собственников.

Судебная практика широко допускает отчуждение строений, кото¬ рые находятся на одном земельном участке, с оставлением совместно¬ го пользования обслуживающим эти строения земельным участком.

Действующее право не допускает реального раздела домовладе¬ ния, состоящего из одного жилого строения, то есть вопрос о возмож См. инструкцию НКЮ УССР от 11 июля 1940 г. «Революційне право», 1940, № 15-16, стр. 47. См. также Инструктивное письмо ГКК РСФСР, 1927 г., № 1 (Сбор­ ник разъяснен. Верхсуда РСФСР, 1935 г., стр. 50).

Раздел 1. Цивилистическое наследие ности признания права собственности на отдельные части строения (этаж, квартира, комната) в настоящее время решается отрицательно.

В будущем законодательстве, однако, нет достаточных оснований сохранять это запрещение.

Нам представляется практически приемлемой точка зрения М. В. Зи мелевой, которая выходит из того, что нет никаких практических и теоретических препятствий против признания права собственности на реальную часть строения.

С о о б р а ж е н и я о хозяйственной н е ц е л е с о о б р а з н о с т и реального раздела строения, о том, что это ведет, якобы к ослаблению хозяй¬ ственных усилий собственника в поддержании общих частей строе¬ ния, не являются убедительными. Наличие нескольких самостоятель¬ ных субъектов права на одно и то же строение, вовсе не обязательно приведет к ослаблению общих усилий к поддержанию в надлежащем хозяйственном состоянии строения в целом. В реальной жизни соб¬ ственники, не посвященные в премудрости юридических теорий, в п о д а в л я ю щ е м большинстве случаев относятся к з а н и м а е м о й и м и части строения, как к собственности, т. е. считают, что им принад¬ лежит на праве собственности конкретная часть, та часть, которая находится в их пользовании. Они и представления не имеют, что им принадлежит, так называемая «идеальная» доля, то есть лишь опреде¬ ленная часть в самом праве собственности, а не квартира, комната, этаж и т. п. В обычном представлении право на часть понимается как конкретно-определенная часть, а не доля в общем праве собствен¬ ности на строение в целом. Предъявляя иск о разделе или выделе, стороны, как правило, просят выделить им в право собственности определенную часть: квартиру, этаж, комнату и т. п.

Несмотря на то, что участники общей собственности считают себя собственниками конкретных частей строения, несмотря на то, что на¬ родные суды часто удовлетворяют их иски о разделе строения, указывая в решении: «признать право собственности на квартиру № 2, которая состоит из двух комнат, тамбура к ней...» и т. п., собственники отдельных частей строения успешно справляются с распределением обязанностей по сохранению строения в целом. Из изученных нами дел по спорам, связанным со строениями, мы не встретили ни одного дела по поводу распределения обязанностей поддержания в надлежащем хозяйственном состоянии строения в целом. Предположение, что собственники отдель¬ ных частей не смогут распределить свои обязанности по поддержанию М. В. Зимелева. Указ. работа, стр. 26.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике общих частей строения, в равной мере относится и к общей собствен¬ ности. И там возможны споры по этому поводу.

Что касается санкции за бесхозяйственное отношение к строению, то она без всякого видимого ущерба может быть применена и к соб¬ ственности на часть строения. Применение санкции за бесхозяйствен¬ ное отношение к каждому из собственников в отдельности в большой степени соответствует советскому принципу личной ответственности за свою вину, за свои действия.

Изучение практики убеждает, что раздел строения на самостоя¬ тельные объекты собственности уменьшает количество споров, свя¬ занных с о б щ е й собственностью на строение. Поэтому народные суды, которым прежде всего и чаще всего приходится сталкиваться с этими спорами, часто выносят решения о признании права собствен¬ ности на реальные части строения: квартиры, комнаты, этажи и т. п.

В виду потребительского характера личной собственности на дом собственники в подавляющем большинстве случаев сами проживают в этих домах. В связи с этим почти всегда возникает необходимость раз¬ дела пользования между собственниками. Такое разделение всегда носит стабильный характер. К укреплению такого раздельного пользования и стремятся стороны. При отчуждении своей доли они указывают приоб¬ ретателю, какую именно часть они отчуждают. Приобретатели заинте¬ ресованы в том, чтобы заранее знать, в чем конкретно выражается при¬ обретаемая ими часть, что конкретно они получают в пользование после заключения договора. Собственники нуждаются в том, чтобы за ними было формально признано право на реальные части строения, чтобы придать пользованию этими частями прочный, стабильный характер.

Право собственности на выделенные части строения неизбежно должно быть связано с участием в общей собственности на те части здания, которые служат для поддержания его как единого архитектурно строительного объекта (крыша, водопровод, канализация и т. д.).

О с о б е н н о с т ь о б щ е й с о б с т в е н н о с т и на о б щ и е части с т р о е н и я должна заключаться в том, что участие в ней необходимо связано с наличием права собственности на реальную часть дома. Отчуждение права на реальную часть дома влечет за собой и отчуждение права участия в общей собственности.

Защищая точку зрения о целесообразности признать в будущем законодательстве возможность права собственности на реальную часть строения, необходимо отметить, что это вовсе не означает допустимо М. В. Зимелева. Указ. работа, стр. 79.

Раздел 1. Цивилистическое наследие сти раздела любого строения, что во всяком строении могут быть вы­ делены реальные части, которые могли бы быть использованы в соот­ ветствии с их хозяйственным назначением, то-есть для жилья.

Вопрос о возможности выделения реальных частей дома в каче­ стве самостоятельных объектов собственности должен быть отнесен к компетенции суда и решение его в каждом конкретном случае долж¬ но быть поставлено в зависимость от архитектурно-строительных особенностей, внутренней распланировки строения, с учетом того, на сколько с а м о с т о я т е л ь н ы х объектов п р е д п о л а г а е т с я разделить строение и т. д. Общее правило, которым мог бы руководствоваться при этом суд, содержится в ст. 65 Г К Р С Ф С Р и соответствующих статьях ГК других союзных республик. Положение статьи 65 ГК при¬ менительно к и н т е р е с у ю щ е м у нас вопросу необходимо понимать следующим образом: в том случае, когда каждая из выделенных ча¬ стей строения может быть использована самостоятельно, независимо от других частей его для ж и л ь я, д е л и м о с т ь с т р о е н и я допустима.

В этом случае можно было бы воспользоваться также выработанным нашей практикой понятием предмета договора ж и л и щ н о г о найма.

Как известно, предметом договора ж и л и щ н о г о найма может быть либо отдельная квартира, одна или несколько жилых комнат в квар¬ тире, но не часть комнаты. Равным образом не могут быть предметом договора жилищного найма кухни, коридоры, чуланы и другие места общего пользования. В соответствии с этим, можно было бы допу¬ стить выделение на праве собственности отдельных комнат, имеющих самостоятельный выход, нескольких жилых комнат с самостоятель¬ ным выходом, но не часть комнаты. Не могут быть выделены в каче¬ стве самостоятельного объекта права собственности кухня, коридор, кладовая и другие места общего пользования. Следует отметить, что народные суды иногда делят строения таким образом, что места обще¬ го пользования при разделе строений признаются за одним лицом, а жилые помещения за другим. Такой раздел строения в натуре недо¬ пустим, как недопустимо и такое распределение пользования.

Признание возможности выделения отдельных частей строения на праве собственности ничего общего не будет иметь с известным буржуазному праву институтом собственности на этажи, квартиры и т. п.

В буржуазном праве этот институт приспособлен к защите интере¬ сов к р у п н ы х к а п и т а л и с т о в — д о м о в л а д е л ь ц е в. Так, н а п р и м е р, предусмотренная французским законом от 28.VI.1938 г. собствен Учебник гражданского права для юридических вузов, 1944 г., том 2, стр. 63.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике ность на части дома (квартиры) представляет собой вид капиталисти­ ческого предприятия. Собственники квартир в силу закона образуют синдикат, являющийся законным представителем всех собственников (ст. 7). Уплата каждым из собственников причитающейся с него доли расхода на поддержание общих частей дома, составляющих совмест­ ную собственность (крыша, лестничные клетки, отопление, фунда­ мент и т. д.), обеспечивается законным залоговым правом синдиката на квартиру плательщика. Таким образом, малообеспеченный соб¬ ственник квартиры в случае даже временных и случайных затрудне¬ ний рискует быть лишенным своего права собственности на кварти¬ ру. В силу этого известная французскому праву поквартирная соб¬ ственность, рекламированная буржуазными юристами как средство обеспечения малоимущих слоев населения жилищем, в действитель¬ ности доступна только зажиточным, хорошо обеспеченным классам.

Особенно выгоден этот институт для капиталистов, строящих много­ квартирные дома, которые они затем продают по квартирам. Оставляя за собой на праве собственности большую часть квартир в таком до¬ ме, они обеспечивают себе полное господство над другими собствен¬ никами. Даже буржуазные ученые не могут скрыть спекулятивный характер поквартирной собственности. Некоторые из них прямо вы¬ нуждены признать, что предприниматели, строящие жилые дома для продажи, учли еще в X I X столетии, что продажа нового дома по эта¬ жам или по отдельным квартирам может дать им большую наживу, чем продажа всего дома в целом.

Судам приходится разрешать вопросы о распределении владения и пользования конкретными частями дома между собственниками (этажами, квартирами, комнатами).

При распределении владения и пользования отдельными частями дома необходимо учитывать его потребительское назначение. Нельзя при этом игнорировать того, что дом предназначен для удовлетворе¬ ния жилищных потребностей, что выделяемые части должны служить тому же хозяйственному назначению.

П о э т о м у не во всяком с т р о е н и и возможно п р о и з в е с т и раздел в л а д е н и я и п о л ь з о в а н и я ж и л ы м и п о м е щ е н и я м и. Это з а в и с и т от архитектурно-строительных особенностей спорного объекта.

См. Гражданское и торговое право капиталистических стран, М., 1949 г., стр. 205.

Р. Hebrand, La coproprit par appartements. Revue trimestrielle de droit civil, t. 37.

Paris. 1937. s. 23.

Colin et capitant, t. 1, p. 778.

Раздел 1. Цивилистическое наследие В качестве самостоятельных объектов владения и пользования могут быть выделены только такие части строения, которые могут быть самостоятельно использованы для жилья, то есть такие его части, ко¬ торые могли бы быть самостоятельным объектом жилищного найма.

В судебной практике по спорам о разделах строений довольно часто возникают вопросы о различного рода перепланировках жилых строений.

В судебных решениях часто можно встретить такие выражения:

«обязать стороны сделать перегородку в комнате №...», «закрыть дверь, ведущую из комнаты № 2 в комнату № 3», «прорубить дверь на месте оконного проема»... и т. п. Н а д о отметить, что народные суды, как правило, утверждают любую внутреннюю перепланировку строения, если на нее согласны спорящие стороны. Часто суды до¬ пускают не только внутреннюю, но и внешнюю перепланировку, что ведет к обезображиванию улицы, ухудшению внешнего вида строения и т. д. Коммунальные органы правильно возражают против таких технически неграмотных переустройств и перепланировок.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.