авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ «ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ УКРАИНЫ И М Е Н И ЯРОСЛАВА МУДРОГО» ХАРЬКОВСКАЯ ЦИВИЛИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА: ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Необходимо признать, что вопрос о всякого рода перепланировках (архитектурных, внутренних) не может решаться судом самостоятель¬ но. Этот вопрос всегда должен согласовываться с органами государ¬ ственного управления, в компетенцию которых входит утверждение проектов строительства индивидуальных ж и л ы х домов (городской архитектор, отделы коммунального хозяйства и т. д.). В каждом кон¬ кретном случае необходимо запросить эти органы о возможных ва¬ риантах перепланировки. Суды не могут выйти за пределы представ¬ ленных вариантов и должны выбрать один из них, но не создавать новых вариантов собственной властью. Суд лишь придает одному из этих вариантов обязательную силу для сторон и обязывает стороны произвести перепланировку в соответствии с предложенным органом государственного управления вариантом.

Само собой разумеется, что недопустимы такие варианты перепла¬ нировки, на которые ни одна из спорящих сторон не соглашается. Такие решения судов нереальны, не осуществимы, они не только не разрешают спора по существу, но и увеличивают количество этих споров.

Кроме архитектурно-строительных особенностей спорного строения, разделу пользования могут препятствовать и другие причины, например, невозможность совместного проживания сторон в спорном строении ввиду сложившихся между ними враждебных отношений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР по делу № 36/ 1951 г. Тепляковых о разделе дома указала: «Не принято во внимание судом при разрешении спора о разделе и то, что возможность совмест Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике ного проживания сторон в доме ввиду сложившихся враждебных от¬ ношений исключается. Учитывая, что на содержании ответчицы нахо¬ дятся двое малолетних детей, на воспитании которых ненормальные отношения родителей могут сказаться отрицательно, суду следовало обсудить вопрос о выделе истцу его доли в денежной компенсации».

П р и распределении владения и пользования ж и л ы м и помеще¬ ниями суд принимает во внимание размер доли в праве собственности каждого из собственников. Однако далеко не всегда возможно рас¬ пределение владения и пользования точно в соответствии с размером долей — этому часто препятствуют архитектурно-строительные осо¬ бенности спорного объекта. Поэтому иногда с согласия спорящих сторон или одной из них приходится производить перепланировку.

Если и путем перепланировки не удается достичь раздела пользования домом в соответствии с размером доли, то это распределение приходится производить так, как это предоставляется возможным в данном конкретном случае с максимальным приближением к размерам, долей в праве соб¬ ственности. В этих случаях приходится решать вопрос соответствующей компенсации той спорящей стороне, которой присуждается в реальное пользование меньшая часть дома, чем ей необходимо было бы выделить в соответствии с размером ее доли в праве собственности.

В судах г. Харькова применяется следующий способ взаимных компенсаций: стороне, которая получает в пользование м е н ь ш у ю часть строения, чем ей причитается по размеру доли в праве собствен¬ ности, присуждаются со стороны, которая получает большую часть, чем размер доли, периодические платежи в виде квартирной платы за пользование излишней против размера доли частью.

Этот способ расчетов хорош тем, что он облегчает положение сто¬ роны, с которой присуждается возмещение. Эта сторона всегда в со¬ стоянии исполнить возложенную на нее обязанность, так как платежи носят периодический характер и незначительны по своим размерам.

С другой стороны, этот способ компенсации имеет и ряд существен¬ ных недостатков. Размер возмещения определяется в этом случае весьма условно и далеко не всегда соответствует размеру «понесенно­ го ущерба». Достаточно сказать, что при таких методах расчетов учи¬ тывается в лучшем случае только размер полезной площади жилого дома, распределяемой между сторонами и не учитываются другие ка¬ чества выделенных в пользование собственникам частей строения.

Недостатки этого способа компенсации выявляются особенно при отчуждении сособственником своей доли постороннему лицу. В этих Раздел 1. Цивилистическое наследие случаях сособственник, который пользуется меньшей частью дома, чем размер его доли, навряд ли сможет получить действительную стоимость своей доли, так как приобретателя интересует не то, какой размер доли в праве собственности приобретает, а та конкретная часть дома, которую он получает в результате сделки в свое индивидуальное пользование.

Уже сказанного достаточно, чтобы убедиться, что рассмотренный способ компенсации не является единственно возможным.

В тех случаях, когда раздел владения и пользования домом про¬ изводится не в соответствии с размером долей в праве собственности, судебным решением можно было бы изменить размер долей в праве собственности и привести его в соответствие с произведенным раз¬ делом владения и пользования, а стороне, которая при этом лишается определенной части в праве собственности, присудить возмещение в размере стоимости отчуждаемой части со стороны, размер доли ко¬ торой соответственно увеличивается.

Такое решение вопроса о компенсациях уменьшит количество споров по поводу общего объекта на будущее время, так как устраняются осно¬ вания для различного рода перераспределения пользования. Раздел пользования приобретает стабильный характер. Это вносит четкость и определенность во взаимные отношения сособственников.

Нельзя не учитывать также того обстоятельства, что такое реше¬ ние облегчает участникам общей собственности отчуждение своей доли по ее действительной стоимости, увеличивает заинтересован¬ ность сособственников в хозяйственном поддержании общего объ¬ екта, т а к как такое р е ш е н и е е с л и п о л н о с т ь ю не устраняет, то по крайней мере сводит до минимума разрыв между правом собствен¬ ности на дом и правом владения и пользования этим домом, и в ре¬ зультате этого блага, извлекаемые каждым из сособственников при эксплуатации дома, приводятся в соответствие с размером доли в общем праве собственности.

Как раздел владения и пользования общим объектом, так и выдел из общей собственности допускаются действующим правом. От того, что они в данном случае комбинируются, применяются в отношении одного и того же объекта одновременно, они не могут быть признаны недопустимыми, противоправными.

Вот почему предлагаемому решению необходимо отдавать пред¬ почтение во всех тех случаях, когда у суда имеется полная уверен¬ ность в возможности приведения этого решения в исполнение, то есть во всех тех случаях, когда сторона, с которой присуждается возмеще Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике ние, желает и в состоянии исполнить возлагаемую на нее обязанность по выкупу соответствующей доли в праве собственности.

Во всех тех случаях, когда суд приходит к выводу о невозмож¬ ности произвести раздел владения и пользования домом, суд решает вопрос о так называемом выделе, то есть принудительном прекраще¬ нии права общей собственности с выплатой денежной компенсации выделяемому собственнику (ст. 65 ГК).

Спорным здесь является вопрос о том, какой из собственников дол­ жен считаться выделяющимся. Иногда утверждают, что выделяющимся собственником необходимо считать собственника, который предъявил иск о разделе. Такой чисто формальный подход нашей судебной практи¬ кой отвергается. Судебная практика, исходя из потребительского назна¬ чения жилого дома, выделяющимся признает того собственника, который в меньшей степени нуждается в реальном использовании дома. Этому собственнику и присуждается денежная компенсация.

Г К К Верховного суда Р С Ф С Р в своем и н с т р у к т и в н о м письме № 1 за 1927 г. дала судам следующие указания о порядке ликвидации общей собственности путем выдела:

«...суд должен прежде всего поставить сторонам вопрос: не же¬ лает ли кто-либо из них добровольно выплатить другому долю из общей собственности деньгами. При отсутствии такого согласия, суд выясняет имущественное положение сторон для определения, может ли ответчик (в виду заявления истца о выделе) выплатить выкуп ист¬ цу, и при отрицательном заключении по этому поводу, суд, присуждая истцу стоимость его доли с ответчика, должен оговорить, что при неуплате п р и с у ж д е н н о й с у м м ы взыскание о б р а щ а е т с я на о б щ у ю собственность и вырученная при публичной продаже сумма распре¬ деляется соразмерно долям, принадлежащим сторонам».

Если строение принадлежит на праве общей собственности, то и право пользования земельным участком принадлежит всем сособствен никам строения сообща. Доля в праве пользования земельным участком соответствует размеру доли в праве собственности на строение.

Совладельцы строения могут заключать договоры между собою о порядке пользования единым неразделенным придомовым земель¬ н ы м участком. Такие договоры не могут рассматриваться противо¬ речащими статье 21 ГК, так как в таком случае земельный участок не становится самостоятельным предметом гражданского оборота. Такие договоры не влекут за собой возникновения права пользования зе Сб. разъяснен. Верхсуда РСФСР, 1935, стр. 50.

Раздел 1. Цивилистическое наследие мельным участком. Право пользования земельным участком принад¬ лежит участникам договора в силу того, что им принадлежит право на строение. Участники договора лишь устанавливают порядок осу­ ществления принадлежащего им права. Хотя в результате договора и происходит выделение части земельного участка в натуре каждому землепользователю в отдельности, но размер этой выделенной части, как общее правило, должен соответствовать доле в праве собствен¬ ности на строение.

В судебной практике очень часто встречаются споры совладельцев строений о порядке пользования неразделенным земельным участком.

Н К К Х и Н К Ю РСФСР в циркуляре от 13 марта 1936 г. разъяснили, что «споры между совладельцами строений, находящихся на нераз¬ деленном земельном участке, о порядке пользования этим участком (пользование садом, местами под огороды и цветники, устройство внутреннего забора и ворот) разрешаются народным судом, который в надлежащих случаях (снос или перенос насаждений, устройство ворот) принимает во внимание заключение коммунального отдела».

Судебный порядок рассмотрения споров сособственников строе¬ ния о пользовании общим приусадебным участком устанавливает ст. Положения о земельных распорядках УССР. Приказ Н К Ю У С С Р от 11 июля 1940 г. № 812 подробно урегулировал этот вопрос.

Приказ Н К Ю У С С Р устанавливает, что суды не могут разрешать вопроса о разделе домовладений. Вопрос о разделе домовладений и об образовании из последних нескольких самостоятельных домовла¬ д е н и й р а з р е ш а ю т только о р г а н ы к о м м у н а л ь н о г о хозяйства, е с л и только раздел является целесообразным из хозяйственных соображе¬ ний и технически возможен. Суды могут лишь выделять в пользова¬ ние каждому сособственнику конкретные части единого приусадеб¬ ного участка. При выделении этих частей суд руководствуется, прежде всего, существующими санитарными, строительными и противопо¬ жарными правилами в отношении размера необходимых свободных проездов и разрывов между строениями, а также принимает во вни¬ мание размер доли каждой стороны в общем домовладении. Однако, суд не связан этими долями и вправе, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, отступать от этих долей.

Вопрос о разделе пользования усадьбой суд разрешает с участием эксперта (представителя архитектурно-строительного контроля, ком Бюллетень НККХ № 5, 1936 г.;

см. также Т. Д. Алексеев. Жилищные законы.

Сборник, М. — Л., 1947 г., стр. 65.

«Революційне право», 1940 г., № 15-16, стр. 47.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике мунального отдела и т. п.), который дает свое заключение о возмож¬ ных вариантах раздела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР также указывает, что споры между совладельцами строений о по¬ рядке пользования неразделенным земельным участком подлежат рассмотрению судебных органов.

Практика показала, что пользование земельным участком лучше всего д е л и т ь т а к и м о б р а з о м, ч т о б ы к а ж д ы й из с о с о б с т в е н н и к о в строения имел самостоятельный выход на улицу и на свою часть земельного участка. Если такой раздел недопустим по техническим особенностям домовладения, то часть земельного участка, непосред¬ ственно прилегающая к жилому строению, выделяется в общее поль¬ зование всех совладельцев строения (двор) для устройства общих служб (колодец, уборная и т. п.) и выхода на улицу, а остальная часть земельного участка, предназначенная под сад, огород и другие на¬ саждения, распределяется между совладельцами в соответствии с размером их доли в общей собственности на строение.

Отчуждение доли в общей собственности на дом В случае общей собственности на дом возможно как отчуждение дома в целом всеми сособственниками, так и отчуждение каждым сособствен ником принадлежащей ему доли в праве собственности на дом.

Ст. 62 ГК Р С Ф С Р (и соответствующие ст. ст. ГК других союзных республик) устанавливает, что владение, пользование и распоряжение общей собственностью должно производиться по общему согласию всех участников, а в случае разногласия — по большинству голосов.

Согласно буквальному смыслу этой статьи не только владение, поль¬ зование, но и отчуждение сбщей собственности возможно по боль¬ шинству голосов. Практика истолковала эту статью ограничительно.

Практика твердо придерживается положения, что распоряжение об¬ щей собственностью со стороны всех соучастников возможно только с общего их согласия. Н К Ю УССР еще в 1929 г. разъяснил, что «общая собственность отчуждается на основании общих положений, но не по большинству голосов, так как никого из участников нельзя боль¬ шинством голосов лишить его права».

См. определение № 113 за 1942 г., по иску Зицермана М. М. к Хворовой И. Г.

Сборник постановлений Пленумов и определений Коллегий Верховного суда Союза ССР за 1942 г., М., 1947 г., стр. 225.

«Червоне право», № 10, 1930 г., стр. 438.

Раздел 1. Цивилистическое наследие Такое толкование статьи 62 Р С Ф С Р и соответствующих статей ГК других союзных республик находится в полном соответствии с по¬ требительским характером личной собственности в социалистическом обществе. Участник общей собственности заинтересован не в полу¬ чении определенной ценности вещи, а в непосредственном исполь¬ зовании своей части в о б щ е й с о б с т в е н н о с т и для удовлетворения личных потребительских нужд. Поэтому отчуждение общего объекта допустимо только с согласия всех собственников. Каждый из соучаст¬ ников общей собственности самостоятельно распоряжается своей долей в общей собственности.

В случае продажи одним из соучастников своей доли в общей собственности, другие соучастники имеют право преимущественной покупки (ст. 64 ГК Р С Ф С Р и УССР). Отчуждающий свою долю соб¬ ственник должен представить доказательства, что другие сособствен ники о п о в е щ е н ы о предстоящей продаже части и об условиях, на каких эта часть отчуждается и не пожелали воспользоваться принад¬ лежащим им правом преимущественной покупки. Доказательством этого является: а) письменное заявление сособственников, подписи которых должны быть нотариально удостоверены;

б) отсутствие от¬ вета сособственников на поданное им продавцом через нотариальную контору сообщение о предстоящей продаже части домовладения и об условиях, на каких она отчуждается.

Действующее право не предусматривает последствий нарушения права преимущественной покупки.

Судебная практика признает в этих случаях право требовать по суду принудительного выкупа проданной постороннему лицу доли.

Еще в 1927 году Пленум Верховного суда Р С Ф С Р разъяснил, что «в случае продажи общим собственником своей доли, если продажа уже совершена, другой общий собственник имеет право обратиться в суд с иском не просто о признании сделки недействительной, а о переводе на него прав приобретателя, со внесением в суд как упла¬ ченных приобретателем денег, так и сборов, пошлин и всех других понесенных покупщиком необходимых расходов, с принятием всех обязательств покупщика. В этом случае суд определяет: в договоре и в отметке о реестре, где таковой требуется, заменить покупщика ист¬ цом с выдачей по вступлении решения в силу истцу исполнительно Правила совершения нотариальных действий УССР, от 1 июля 1946 г. 36. «Но­ тариат УРСР», Київ, 1946 р.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике го листа, а покупщику внесенных для него денег с освобождением последнего от всех обязательств перед продавцом».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР в определении по делу № 36/584 по иску Шелухина и др. к Тишиной от 30 июня 1951 г. указала, что «в соответствии с установившейся судебной практикой в случае продажи общим собственником своей доли, если продажа уже совершена, другой общий собственник име­ ет право обратиться в суд с иском не просто о признании сделки не¬ действительной, а о переводе на него прав приобретателя, со внесе¬ нием в суд как уплаченных приобретателем денег, так и сборов и пошлин и всех других понесенных покупателем необходимых рас¬ ходов, с принятием на себя всех обязательств покупщика».

Таким образом, согласно у с т а н о в и в ш е й с я судебной практике сделка, совершенная с нарушением прав преимущественной покупки, остается действительной, но только для одной стороны. Судебным решением происходит замена участников сделки: истец становится на место покупателя, а покупатель освобождается от всех принятых на себя обязательств по этой сделке.

Иное решение было вынесено Судебной коллегией по граждан¬ ским делам Верховного суда СССР 9 июня 1940 года. В этом решении указывается, что если собственник желает использовать свое право преимущественной покупки, то он может лишь добиваться признания недействительным договора купли-продажи доли постороннему лицу и приведения сторон в первоначальное положение. Судебная коллегия считает, что суд не может переводить на истца права приобретателя, так как собственник, продавший свою долю третьему лицу, может не согласиться продать ее другому сособственнику на тех же условиях, как постороннему лицу.

Вопрос о праве преимущественной покупки обсуждался и в юри¬ дической литературе.

М. В. Зимелева возражала против сохранения права преимущест¬ венной покупки.

По мнению М. В. Зимелевой «существование права преимуществен¬ ной покупки не может быть оправдано в советском праве, так как при Разъяснение Пленума Верховного суда РСФСР, протокол № 13 от 18/УІІ 1927 г., Судебная практика. № 17, стр. 2;

такое же положение было высказано ГКК РСФСР по делу № 36070. Суд. практика, 1927 г., стр. 3-4.

Сборник постановлений Пленумов и определений коллегий Верховного суда СССР, 1940 г., стр. 218.

М. В. Зимелева. Общая собственность в советском гражданском праве. Ученые записки ВИЮН, 1941 г., вып. 2.

Раздел 1. Цивилистическое наследие возникновении общей собственности по долям «вокруг общего объ­ екта группируются лица, не стоящие друг к другу в каких-то особых личных отношениях. Каждый из них значительно более заинтересован в возможности свободно продать свою долю в случае, если участие в общей собственности для него почему-либо неприятно, или невы¬ годно, чем в возможности п р и о б р е с т и долю своего сотоварища в случае ее отчуждения». «Право преимущественной покупки якобы неприемлемо для советского права, противоречит «принципам и ду­ ху социалистического гражданского права». Оно необычайно услож¬ няет и затрудняет оборот доли в общей собственности.

С мнением М. В. Зимелевой нельзя согласиться. Она исходит из чуждого советскому праву представления о содержании права личной собственности, так как на первый план в содержании личной собствен¬ ности выдвигает «свободу» распоряжения личной собственностью.

В данном случае автор отходит от принципиально правильных отправных позиций своей работы о потребительском характере общей собствен¬ ности в советском праве и выдвигает на первый план в содержании общей собственности ее оборотоспособность, а не средство удовлет¬ ворения потребительских нужд собственника. Исходя из потребитель­ ского характера личной собственности в СССР необходимо прийти к выводу, что именно отрицание права п р е и м у щ е с т в е н н о й покупки противоречит принципам и духу социалистического гражданского права. Личная собственность служит не для оборота, а для удовлетво­ рения потребительских нужд собственника. Поэтому условия оборота необходимо приспособить к потребительскому характеру права личной собственности, а не изменять содержание права личной собственности в интересах облегчения и упрощения оборота.

«Единственный», с точки зрения автора, аргумент, в защиту права преимущественной покупки, — а именно, что это право следует со¬ хранить «в силу потребительского характера института общей соб¬ ственности в советском праве и в силу длительности отношений общей собственности, основанных на совместном пользовании определенным объектом, неизбежности личного соприкосновения участников общей собственности...» остается автором не опровергнутым. Это и понятно.

Этот аргумент находится в полном соответствии с назначением и со¬ д е р ж а н и е м л и ч н о й собственности, з а к р е п л е н н ы м и Конституцией СССР, — ее потребительским характером. Автор отводит этому аргу¬ менту второстепенное значение в то время, как это единственный от¬ правной пункт правильного решения вопроса. Именно, исходя из по¬ требительского назначения права личной собственности, необходимо Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике сти учета длительных отношений общей собственности, учета неиз¬ бежности личного соприкосновения участников общей собственности, возможно дать правильный ответ на поставленный вопрос.

Конечно, в содержание права л и ч н о й собственности входит и свобода распоряжения правом личной собственности, но право пре¬ имущественной покупки не противоречит этой свободе распоряжения и даже не ограничивает ее.

Право преимущественной покупки охраняет личные интересы со¬ участников, а также согласованность, единство, спокойствие в использова¬ нии объекта собственности. Сохранение порядка и единства в среде со¬ участников является важным условием нормальной хозяйственной экс¬ плуатации объекта общей собственности, хозяйственной заботы о нем.

Сохранение в будущем ГК С С С Р права преимущественной по­ купки еще более необходимо, если будущий ГК признает возможность выдела реальных частей дома в качестве самостоятельных объектов собственности. Но тем большее значение право преимущественной покупки приобретает для тех случаев, когда реальный раздел домо¬ владения будет невозможен.

Что касается редакции ст. 64 ГК, то она требует изменения для более четкого выражения содержащихся в ней положений.

Во-первых, ст. 64 ГК не с достаточной четкостью отражает харак¬ тер права преимущественной покупки. Отсюда вытекает неясность последствий нарушения права преимущественной покупки. Судебная практика, как мы видели, рассматривает его как право сособственни ка оставить за собой отчужденную третьим лицам часть. В некоторых случаях нарушение права преимущественной покупки влекло за собой только признание сделки недействительной по требованию других сособственников и возвращение сторон в первоначальное положение.

Так рассматривают последствия нарушения права преимущественной покупки и некоторые авторы.

Со вторым решением нельзя согласиться. Когда один из сособ ственников продал свою долю в общей собственности третьему лицу без согласия другого соучастника, он нарушил субъективное право последнего. Отчуждатель связал себя в правовом отношении не толь¬ ко с покупателем, но фактом нарушения права преимущественной покупки другого сособственника, и с этим последним. Он уже передал свое право участия в общей собственности, но только не надлежаще¬ му лицу. Сделка должна быть признана для отчуждателя действитель П. Орловский. Право собственности в практике Верховного суда СССР, стр. 16.

Проф. С. Н. Ландкоф. «Основи цивільного права», Київ, 1948 р., стор. 138.

Раздел 1. Цивилистическое наследие ной, так как мотивы, которыми он руководствовался при ее заключе­ нии, не могут повлиять на ее действительность. Приобретатель в данном случае знает, что приобретает долю в праве собственности на общее имущество и должен считаться с правами других соучастников.

Поэтому право преимущественной покупки должно рассматриваться как право сособственников оставить за собой отчуждаемую или от­ чужденную третьим лицам долю. Только при таком решении вопроса право преимущественной покупки имеет свой разумный смысл.

Во-вторых, ст. 64 ГК Р С Ф С Р не указывает, на каких условиях за участником общей собственности сохраняется право преимуществен¬ ной покупки, то есть в нашем понимании, на каких условиях сособ ственник имеет право требовать оставления отчуждаемой или от¬ чужденной третьему лицу доли. Указание в ст. 64 ГК на то, что право п р е и м у щ е с т в е н н о й покупки не сохраняется в случае отчуждения объекта общей собственности с публичных торгов, является не усло¬ вием, а исключением из общего правила.

Из приказа Н К Ю СССР от 26/УШ 1942 г., № 8 3 можно сделать вывод, что собственник имеет право на преимущественное приоб¬ ретение отчуждаемой части, если он согласится уплатить отчуждате лю ту же цену, которую последний желает получить или получил от третьего лица. Однако согласия уплатить ту же цену, что и третье лицо, недостаточно, так как в договоре могут содержаться и другие условия, кроме цены, например, соглашение о порядке расчета, о предоставлении отчуждателю каких-либо услуг и т. п.

В Харьковской нотариальной практике был случай, когда участник общей собственности предложил ту же цену, но с уплатой через месяц.

Нотариус на этом основании отказал в совершении сделки купли-продажи доли третьему лицу, предлагавшему уплатить деньги немедленно, а затем через месяц у участника общей собственности, заявившего о своем со¬ гласии приобрести отчуждаемую долю, снова не оказалось денег. Поэто¬ му правильнее говорить, что собственник имеет право оставить за собой отчуждаемую долю на тех же условиях, на которых она отчуждается постороннему лицу. В этом отношении Правила совершения нотари¬ альных действий УССР от 1 июля 1946 г. правильно предусматривают обязанность сособственника предоставить доказательства нотариусу об отказе других сособственников от права преимущественной покупки на тех же условиях, на которых она отчуждается третьему лицу (§ 65).

Участник общей долевой собственности может подарить свою долю в общей собственности на домовладение. Возникает вопрос о Нотариат. Сборник официальных материалов, 1950 г., стр. 28.

Учебник гражданского права для вузов, 1944 г., том I, стр. 244.

Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике праве соучастника общей собственности совершать акт дарения в пользу третьих лиц и праве других собственников на преимуществен­ ное приобретение отчуждаемой доли, то есть о применении ст. 64 ГК Р С Ф С Р и соответствующих статей ГК других союзных республик.

Верховный суд РСФСР по делу Корсаковых истолковал ст. 64 ГК РСФСР в том смысле, что эта статья ограничивает только куплю-продажу доли в общей собственности, но не препятствует переходу доли имуще¬ ства в общей собственности по праву дарения. Судебная коллегия Вер¬ ховного суда СССР, рассматривая дело по протесту Прокурора СССР, отвергла эту точку зрения Верховного суда РСФСР. Она признала:

«Основное отличие общей собственности от собственности от¬ дельных лиц заключается в том, что владение, пользование и распоря¬ жение общей собственностью производится не по желанию отдель¬ ного участника общей собственности, а по общему согласию всех участников, в случае же разногласия — по большинству голосов (ст. 62 ГК). Это указание относится не только к договору купли-продажи, специально оговоренному в ст. 64 ГК, но и к договору дарения».

Следует отметить, что эти общие соображения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда С С С Р ни в какой мере не легли в основание решения данного дела по существу.

В данном случае спор шел не о праве участника общей долевой собственности распоряжаться своей долей, а об отчуждении участия в общей совместной собственности. В данном случае муж истицы, Ко рочков, подарил своей сестре половинную часть домовладения, которое было приобретено супругами при совместной жизни. При этом ни в добровольном, ни в судебном порядке доля его в общей совместной собственности на дом не была определена. Таким образом, если в дан¬ ном случае и мог возникнуть вопрос о применении ст. 64 ГК РСФСР, то только по аналогии, ибо эта статья имеет ввиду только общую до¬ левую собственность, но не совместную собственность супругов.

Также из того, что дарение всего строения в целом требует со¬ гласия всех участников общей собственности, вовсе не вытекает, что дарение доли требует согласия других участников общей собствен¬ ности. Ст. 64 ГК не требует согласия других участников общей соб¬ ственности на отчуждение доли, ст. 64 ГК дает только право на пре¬ имущественную покупку.

Нотариальная практика У С С Р допускает засвидетельствование договоров дарения части в общей долевой собственности на имя лиц, которых даритель выбирает.

Советская юстиция, 1940 г., № 14;

см. также П. Орловский. Указ. работа, стр. 16.

Раздел 1. Цивилистическое наследие Учитывая безвозмездный характер договора дарения, необходимо прийти к выводу, что нет оснований в применении ст. 64 ГК Р С Ф С Р и соответствующих статей ГК других союзных республик к договорам дарения участником общей долевой собственности своей доли тре­ тьему лицу. Дело не в том, что в природе нет права преимуществен­ ного получения дара и поэтому ст. 64 ГК Р С Ф С Р оговаривает только право преимущественной покупки, как это указывает Г. Н. Амфитеа¬ тров в своей статье о праве личной собственности. Речь здесь идет не о праве преимущественного получения дара, которого в действи¬ тельности нет в природе, а о праве сособственников выкупить по¬ даренную одним из сособственников долю в общей собственности третьему лицу, то есть, заменить дар в натуре денежной компенсаци¬ ей стоимости подаренной вещи.

Невозможность применения ст. 64 ГК Р С Ф С Р и соответствующих статей ГК других союзных республик к договорам дарения обосновы¬ вается следующими соображениями. Сособственник, отчуждая часть в праве собственности на домовладение по договору купли-продажи, имеет в виду получить за нее определенную денежную компенсацию, определенный материальный эквивалент. Его, если не вовсе не инте­ ресует, то меньше всего интересует личность приобретателя-покупателя.

Для него важно получить деньги за проданное имущество.

При дарении даритель желает одарить определенное лицо и только это лицо, а никого другого. Его интересует и желание одаряемого по¬ лучить дар. Одаряемого может интересовать только приобретение доли в данном домовладении. Если одаряемый не будет заинтересован в реальном использовании своей доли, он может ее продать и тогда остальные сособственники получат право преимущественной покупки.

Вот почему мы считаем, что нет оснований ставить возможность да¬ рения участником общей долевой собственности своей части третьим лицам от желания других сособственников, а сособственникам предо¬ ставлять в этом случае право преимущественной покупки.

С другой стороны, совершенно основательно указывает Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР, что участник общей совместной собственности не может отчуждать свою долю, предварительно не определив в добровольном или судебном порядке размер этой доли (приведенное дело Корочковых).

Печатается по: Маслов В. Ф. Вопросы общей собственности на жилой дом в судебной практике //Ученые записки Харьк. юрид.

ин-та. - Харьков: Изд-во Харьк. ун-та, 1954. - Вып. 5. - С. 141-167.

РАЗДЕЛ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ Глава 1. Современные реалии и тенденции развития учения о праве собственности Первая часть рассуждений, скорее философская Право собственности — феномен, кажущийся одновременно про¬ стым и необыкновенно сложным, ясным и непостижимым, линейным и структурированным, скомпилированным и рассредоточенным, не¬ обходимым для его постижения как такового и наоборот — лишь как предпосылка, инструмент и следствие действия различных правовых механизмов. Собственность подается чуть ли не как сущность со¬ циального бытия человека и одновременно как «ничто» в вещном ее понимании (сродни типологии по Сартру «Бытие и ничто»). Она под¬ разумевается сфокусированным сгустком возможностей человека, тем его кодом, использование которого раскроет необходимые на¬ правления для его продвижения по жизненным дорогам. Вместе с тем она, конечно, не может и не должна восприниматься кучей хлама, именуемой вещами или имуществом в повсеместном его понимании.

Ибо как таковое оно есть тлен и что сегодня кажется видимо важным и прекрасным, завтра уже не нужно, обременительно и уродливо.

Оборудование через какое-то время становится грудой металла, не востребованного, но реально существующего, вчера имевшего цен¬ ность и порождавшим конкуренцию, а сегодня за его счет невозмож¬ но погасить долги. То, что даже физически и зрительно существует, Раздел 2. Общие положения о праве собственности уже может быть «ничто», а то, чего еще нет, что как реальность не воссоздана, уже может цениться как потенциал, на который есть спрос и который порождает отношения, схожие с в о з н и к н о в е н и е м и ис­ пользованием гипотетических имущественных благ.

Собственность в р е л и г и о з н о м в о с п р и я т и и трактуется как зло, которое тянет человека в бездну грехов, или как возможность при¬ нести благо людям. В естественноправовой доктрине собственность видится как жизненная необходимость, такая же естественная, как и здоровье, свобода, сама жизнь.

Имея собственность, человек не только очерчивает свое собствен¬ ное пространство, расширяя или суживая его, но и способен реали¬ зовать себя, осуществить свои интересы, приобрести другие права.

И наоборот: собственность создает не только бремя («собственность обязывает»), но и ответственность перед социумом (особенно для публичной собственности). Она вынуждает и требует адекватного (а иногда и более того) отношения к себе, открывает шлюз тревогам и беспокойству о своей сохранности и, более того — приумножению себя. Последнее вынуждает включиться в постоянную круговерть отношений, дабы не остановиться, ибо остановка приведет к утратам, а даже снижение темпов — к деградации и постепенной ничтожности еще формально существующей собственности. Но одновременно это является стимулом постоянного развития, в том числе мысли, а зна¬ чит — формирования творческих идей, направленных на все усили¬ вающийся темп модернизации.

Право поощряет и сдерживает, направляет и мешает, т. е. тоже выполняет весьма неоднозначную роль. Оно иногда плетется, в то время когда отношения собственности уже давно вырвались вперед, и не видеть этого нельзя. Иногда это приводит не только к нелепостям и трудностям, но и к трагическим последствиям.

Право должно являться гибким инструментом, по сути обслужи¬ вающим общественные отношения, но одновременно и формирую¬ щ и м их, но ни в коей мере не препятствующим их развитию в том движении, которое объективно сформировалось. И наоборот — оно должно найти способы воздействия на те негативы, которые мешают этому движению. К несчастью, не исключены случаи, когда право Достаточно вспомнить «нетрудовые доходы», за которые наказывали в 70-80-х годах прошлого столетия, и тех, кто от этого пострадал и продолжал пребывать в «некомфортных местах» уже в то время, когда предпринимательство было разре¬ шено.

Глава 1. Современные реалии и тенденции развития учения о праве собственности следует ошибочным путем — приняв деформацию за верное русло.

Тогда м ы имеем большие проблемы, искоренение которых требует существенных усилий и времени.

Степень значительности феномена, называемого собственностью, трудно оценить, а уровень его модификаций постоянно изменяется (и отнюдь не в сторону упрощения) по мере изменения жизненного пространства и устройства.

Вторая часть рассуждений (постановочная) Рассуждения, изложенные выше, с очевидностью демонстрируют всю сложность п о н и м а н и я собственности и позволяют указать на некоторые из тех проблемных сфер, в которые оказывается вовлечен¬ н ы м исследователь, намеревающийся анализировать собственность и право собственности.

1. Р а з л и ч н ы у р о в н и регулирования о т н о ш е н и й собственности (конституционный и гражданско-правовой, а также многочисленны разновидности саморегулирования (корпоративное, локальное, до¬ говорное).

2. Перекрестное регулирование отношений собственности раз¬ личными отраслями законодательства.

3. О б щ е п р и н я т ы й подход к пониманию публичного и частного права обусловливает существование публичной и частной собствен¬ ности. Более узкая проблема — деление права собственности на типы, формы, виды.

4. Структурные изменения в экономике, политике, социуме и как следствие в сознании (вернее, в осознании этих изменений), а также темпы этих процессов сказались на правовых конструкциях, одни из которых со временем отмирают, другие — воссоздаются, третьи — укрепляют свои позиции.

5. Видоизменение объектов прав как следствие необыкновенно быстро развивающихся тенденций смены орудий труда, социокуль¬ турной среды человека и т. п.

6. Подмена правовых понятий и выверенных юридических кон¬ струкций экономическими, техническими, организационными, кото¬ рые не нашли своего адекватного воплощения в праве и в силу этого породили массу противоречий.

Раздел 2. Общие положения о праве собственности Третья часть рассуждений (аналитическая) Рассмотрим в несколько расширенном плане поставленные про¬ блемы.

Н е з а т р а г и в а я всех у р о в н е й р е г у л и р о в а н и я о т н о ш е н и й соб¬ ственности, м о ж н о предложить более внимательно отнестись к со¬ о т н о ш е н и ю к о н с т и т у ц и о н н о г о права с о б с т в е н н о с т и (и в п е р в у ю очередь всего, что связано с его з а щ и т о й ) и г р а ж д а н с к о г о п р а в а собственности. Те аксиоматические утверждения, что конституци¬ онные н о р м ы обусловливают гражданско-правовые, или, наоборот, что последние д о л ж н ы основываться на первых — пригодны л и ш ь для « в ы с о к о й » т е о р и и. Однако на п р а к т и к е часто случается, что конституционная норма оказывается слишком «оторванной» от тех о т н о ш е н и й, которые с к л а д ы в а ю т с я с п р и м е н е н и е м г р а ж д а н с к о п р а в о в ы х норм. Так, е с л и коснуться в о п р о с а о к о н с т и т у ц и о н н о м праве собственности (а оно все чаще понимается как субъективное право) и субъективном гражданском праве с о б с т в е н н о с т и, то оче¬ в и д н а их р а з н и ц а хотя бы п р и р а с с м о т р е н и и их в о з н и к н о в е н и я, п р е к р а щ е н и я и з а щ и т ы. Н а п р и м е р, с п о з и ц и й гражданского права лицо, чье имущество было выкуплено для общественных нужд (статьи 3 5 0, 351 Ц К У к р а и н ы ), п е р е с т а л о б ы т ь с о б с т в е н н и к о м.

В связи с э т и м не м о ж е т и д т и речь о з а щ и т е его п р а в а в с л у ч а е, если это и м у щ е с т в о д л и т е л ь н о е время не и с п о л ь з о в а л о с ь для тех н у ж д, у д о в л е т в о р е н и е к о т о р ы х п о с л у ж и л о о с н о в а н и е м д л я его выкупа. И с к б ы в ш е г о собственника в суде о б щ е й ю р и с д и к ц и и не подлежит удовлетворению.

Совсем иная позиция Конституционного Суда Украины, удовлет¬ ворившего требования такого лица о возврате его имущества в соб¬ ственность, причем даже без развернутой аргументации в силу оче¬ видности нарушений его права.

И м е е т с я н е м а л о случаев, когда л и ц о п о л у ч и л о р а з р е ш е н и е на строительство и приступило к возведению объекта, а через какое-то время был отменен акт, р а з р е ш а ю щ и й строительство. Лицо еще не стало собственником, однако очевидно нарушение его прав, которые должны быть защищены в порядке, подобном приведенному.

Дело рассматривалось Конституционным Судом Австрии (см.: Гаджиев, Г. А.

Конституционные основы современного права собственности [Текст] / Г. А. Гаджиев // Актуальные проблемы права собственности : материалы науч. чтений памяти проф. С. Н. Братуся (Москва, 25 окт. 2006 г.). - М. : Юриспруденция, 2007. - С. 11-12.

Глава 1. Современные реалии и тенденции развития учения о праве собственности Е щ е одним п р и м е р о м, д е м о н с т р и р у ю щ и м разноуровневое по­ нимание права собственности в сочетании с другими правами (пра­ в а м и на ч у ж о е и м у щ е с т в о, п р а в о м на ж и л и щ е ), я в л я е т с я н о р м а Закона Украины «Об ипотеке», согласно которой члены семьи соб­ ственника, заложившего свою квартиру, в случае обращения на нее взыскания обязаны ее освободить. Следствием этого, безусловно, я в л я ю т с я н а р у ш е н и я не только п р а в а на ж и л и щ е п р о ж и в а ю щ и х в квартире членов семьи, но и их вещных прав (прав на чужие вещи).

И если в РФ проблема разногласий между конституционными и субъ¬ ективными гражданскими правами была решена внесением измене¬ ний в ГК и ЖК, то в Украине эта проблема вообще не представляет интереса для обсуждения цивилистов.

Анализируя эти и многочисленные иные п р и м е р ы воздействия конституционных норм на право собственности, следует прийти к вы¬ воду о конституционном праве собственности как более широком, фундаментальном праве, которое должно не только провозглашать и гарантировать, но и обеспечивать действенными механизмами и за¬ щищать права каждого субъекта права собственности.

Перекрестное регулирование отношений собственности различ­ ными отраслями законодательства — это проблема несовершенства в целом украинского законодательства. Наличие различных кодексов, сфера регулирования которых так или иначе охватывает отношения собственности, а также целой толщи законов не только усложняет их регулирование, но нередко и запутывает его. Из-за отсутствия на¬ учных обоснований правового регулирования сложных, многоуров¬ невых отношений собственности законодатель нередко использует двойное, даже тройное нормирование одних и тех же сторон поведе¬ ния людей при осуществлении экономической деятельности. Это мы наблюдаем в дублировании, а зачастую в принципиально различных подходах к р е г у л и р о в а н и ю о т н о ш е н и й с о б с т в е н н о с т и в ГК, ЗК, ЖК, СК, а также многочисленных законах Украины. Эти противо¬ речия наиболее ощутимо сказываются на субъективных правах соб¬ ственников в судебной практике. Суд должен в таких случаях при Спасибо-Фатєєва, I. В. Методологічні витоки кодифікацій: потреби, обґрунто­ ваність, кон'юнктурність [Текст] : матеріали «круглого столу» АПрНУ «Методологія приватного права: сучасний стан та перспективи розвитку»/ I. В. Спасибо-Фатєєва // Право України. 2009. - № 8. - С. 62-71.

Андреев, В. К. О праве частной собственности в России (критический очерк) [Электронный ресурс] / В. К. Андреев. - М. : Волтерс Клувер, 2007. - Режим до¬ ступа: Справочная система «Консультант Плюс Проф.».

Раздел 2. Общие положения о праве собственности м е н и т ь н а д л е ж а щ у ю н о р м у права, н е з а в и с и м о от ее о т р а с л е в о й принадлежности.

Основываясь на делении права на частное и публичное, наряду с термином «частная собственность» часто употребляют термин «пу­ бличная собственность». Вместе с тем ее понятие в цивилистике не раскрывается. В лучшем случае предпринимаются попытки исследо­ вать в ц и в и л и с т и ч е с к о м русле государственную и к о м м у н а л ь н у ю собственность, и то не в целом, а в определенных ракурсах — ответ¬ ственность собственника, возникновение, защита права собствен¬ ности и некоторых иных. Как правило, это вызывает недовольство украинской цивилистической общественности, которая обвиняет ис¬ следователя в отходе от с п е ц и а л и з а ц и и 12.00.03. Однако следует возразить, что Конституция и ГК установили общий подход к регу¬ лированию отношений всех собственников и должно быть то общее, что роднит и объединяет частную и публичную собственность имен­ но как п р а в о в у ю к а т е г о р и ю. М е ж д у т е м с у щ е с т в е н н ы е р а з л и ч и я в субъектном составе обусловливают и весьма значительные различия в правовом режиме имущества, принадлежащего частным и публич¬ н ы м собственникам. Отсюда — дискутируемая проблема деления права собственности на типы, формы, виды. Кроме общетеоретиче¬ ского интереса, который вызывает эта дискуссия, конечно, немалое значение имеет и практический ее ракурс. Взять хотя бы то, публич¬ ным или частным собственником видятся партии, религиозные орга¬ низации? Можно ли считать частным собственником (в том понима­ нии, которое у нас устоялось) национальные акционерные компании или другие А О, контрольные пакеты акций которых принадлежат государству? И напротив, можно ли говорить о делении государствен¬ ной собственности на частную (используемую для удовлетворения частного интереса получения прибыли от своего имущества — госу¬ дарственных предприятий и др.) и публичную (не подлежащую от¬ ч у ж д е н и ю, приватизации, поскольку она призвана удовлетворять публичные интересы) ?

4. С начала 90-х гг. X X в. в Украине наряду с изменениями в эко¬ номике и сопутствующими им адекватными изменениями в других слоях н о о с ф е р ы кардинально обновилось законодательство о соб Спасибо-Фатєєва, І. Форми права власності [Текст] / I. В. Спасибо-Фатеева // Вісн. Акад. прав. наук України. - 2009. - № 3. - С. 145-154.

Годэн, Роберт П. Взаимосвязь между публичной и частной собственностью в Канаде и Квебеке [Текст] / Роберт П. Годэн // Вестн. гражд. права. - 2006. - Т. 6. № 2.

Иногда опережая, а чаще - запаздывая.

Глава 1. Современные реалии и тенденции развития учения о праве собственности ственности. И если в начале всех событий законодательство форми­ ровалось наспех и в каком-то «социальном порыве», чем объясняют­ ся его многочисленные проявления примитивизма, то его последую­ щее реформирование должно быть обдуманным, взвешенным и на основе согласованных концептуальных подходов. Однако, к сожале­ нию, этого не произошло. И если мы с улыбкой вспоминаем пресло¬ вутые а к ц и и трудового коллектива, коллективную с о б с т в е н н о с т ь работников госпредприятия и прочие «пережитки переходного пе­ риода», то невозможно объяснить то, как могло получиться, что наша страна имеет пальму первенства в виде Хозяйственного кодекса и не¬ сет ее на потеху всем с гордо поднятой головой недоросля.

Необходимость своевременного увязывания всех многочисленных факторов, в л и я ю щ и х на ф о р м и р о в а н и е правового регулирования собственности, дабы не допустить крена в том или ином направлении, демонстрируют события, которые убедительно доказывают, что кор¬ ни социалистической с о б с т в е н н о с т и ж и в у ч и и дают свои р о с т к и, несмотря на бойкое корчевание (приватизации, аренды и др.). Имен¬ но природа социалистической собственности сказалась на тотальном стремлении государственной собственности сохраниться, а в каком-то смысле и приумножиться, возомнив себя единственной «наследни¬ цей» социалистической собственности и не считаясь с другими быв¬ шими соцсобственниками — профсоюзами, общественными органи¬ з а ц и я м и, у к о т о р ы х г о с у д а р с т в о их и м у щ е с т в о р а з н ы м и п у т я м и старается отобрать.

В и д о и з м е н е н и е объектов прав повлекло за собой и изменение отношений между субъектами, складывающихся по поводу этих объ¬ ектов. Правовое же регулирование данных отношений часто запаз¬ дывает, а их научное о с м ы с л е н и е, как н и п р и с к о р б н о, еще более инертно. Консерватизм нашей цивилистической науки нередко при¬ водит не только к пробуксовке, но и к следованию ошибочным тео¬ риям. Это часто является результатом обычного подхода мерить из¬ вестными мерками. Однако для новых отношений эти мерки нередко не подходят вовсе. Так это случилось с интеллектуальной собствен¬ ностью, так это происходит в отношении корпоративной собствен¬ ности. И если история с интеллектуальной собственностью для ученых уже перешла в другое русло и подавляющее их большинство убеждено в правильности концепции исключительных прав, то дис¬ куссия с корпоративной собственностью пребывает н ы н ч е только в зачаточном состоянии. Однако сравнение между этими, хотя и весь Раздел 2. Общие положения о праве собственности ма разноплановыми, но в силу хотя бы употребляемой терминологии схожими правовыми явлениями провести можно. П о этому поводу Е. А. Суханов верно заметил, что понятие «интеллектуальная соб­ ственность» является «дважды у с л о в н ы м, т. к. не только не имеет никакого отношения к собственности, но и касается отнюдь не толь¬ ко результатов интеллектуальной деятельности в прямом смысле этих слов». В результате отказ от этого понятия в гражданском законода­ тельстве РФ обусловлен тем, что интеллектуальные (или исключи­ тельные) права — это принципиально иная группа прав, чем право собственности, выполняющая в отношении нематериальных объектов «ту же э к о н о м и ч е с к у ю ф у н к ц и ю, что и право с о б с т в е н н о с т и для материальных объектов, но совершенно другими правовыми сред¬ ствами, используя другие правовые механизмы».

Процесс воздействия научного осмысления на законодательное регулирование длился достаточно долго, ибо еще Я. А. Канторович писал в начале X X в., что у т е о р и и « у м с т в е н н о й с о б с т в е н н о с т и »


осталось мало приверженцев, не говоря уже о том, что подобные по сути высказывания имели место и ранее.

Что касается корпоративной собственности, то наблюдается со­ вершенно другая картина в сравнении с частной собственностью:

вместо схемы «один объект — один субъект» возникает иная — «на один объект — несколько (множественность) субъектов вложений, но с созданием единства — корпорации». Средства одного собствен¬ ника (корпорации) состоят из средств многих. Эти многие, в свою очередь, производят вложения не в одну, а во многие корпорации или иные источники накопления и расходования объединенных ресурсов (банки, негосударственные пенсионные фонды, страховые компании).

Капитал вроде бы имеет первозначение для каждой конкретной кор¬ порации, но вместе с тем обыкновенно перетекает в связи с функ Суханов, Е. А. Выступление на парламентских слушаниях в Госдуме 5 октября 2006 г. [Текст] / Е. А. Суханов // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. Комментарий. Текст. Предметный указатель. - М., 2007. - С. 26.

Дозорцев, В. А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодифи­ кации [Текст] : сб. ст. / В. А. Дозорцев. - М., 2003. - С. 114, 115, 291, 292, 348, 349.

Канторович, Я. А. Авторское право [Текст]. Систематизированный комментарий к постановлению ЦИК и СНК СССР от 30 января 1925 г. «Об основах авторского права» / Я. А. Канторович. - М., 1926. - С. 9.

Шершеневич, Г. Ф. Авторское право на литературные произведения [Текст] / Г. Ф. Шершеневич. - Казань, 1891. - С. 25-65;

Пиленко, А. А. Право изобретателя [Текст] / А. А. Пиленко. - М. : Статут, 2001. - С. 110-118. - (Классика российской цивилистики);

и др.

Глава 1. Современные реалии и тенденции развития учения о праве собственности ционированием рынка капиталов. Сами корпорации также находятся в постоянной трансформации, как правило, путем слияний и присо¬ единений. Хотя в о з м о ж н ы и о б р а т н ы е п р о ц е с с ы, о б у с л о в л е н н ы е конкурентным законодательством, снижением рисков при осуществ¬ лении разветвленной деятельности в разных странах.

6. Изложенное наглядно демонстрирует экономическую подопле­ ку собственности, без чего не только не обойтись, но именно она и с л у ж и т базой д л я п р а в о в о г о р е г у л и р о в а н и я. Однако п у п о в и н а между экономическим понятием собственности и правом собствен¬ ности не позволяет не только законодателю, но нередко и у ч е н ы м удерживаться на правовых позициях (при решении проблемы о фор¬ мах собственности, о собственности юридических лиц). А разветвле¬ ние и усложнение связей между собственником и имуществом, к которому (как он считает) он имеет отношение (в корпорациях), приводят к необходимости вести речь не о привычной триаде право¬ м о ч и й собственника, а об у п р а в л е н и и и м у щ е с т в о м к о р п о р а ц и и, благодаря чему так или иначе удовлетворяются и собственнические интересы ее участников.

Конечно, для любого практикующего юриста понятна надуман¬ ность конструкции триады правомочий собственника по отношению к участнику хозяйственного общества/акционеру. Воля последнего не может выражаться свободно, и он не может как угодно владеть, пользоваться и распоряжаться объектом своего права как вещью. Ис¬ ключать же его из субъектного состава о т н о ш е н и й собственности в корпорациях было бы также неверно, как и считать его собственни¬ ком, поскольку собственником имущества является сама корпорация.

Участник/акционер осуществляет свои права по отношению к иму¬ ществу, в формировании и приумножении которого, без сомнения, есть его доля, путем участия в управлении корпорацией (хозяйственным обществом). Перефразируя выражение «Через тернии — к звездам», можно говорить: «Через корпоративную собственность — к корпо¬ ративному управлению». Однако глубина идеи как раз в противопо¬ ложном: с п о м о щ ь ю надлежащего корпоративного управления до¬ стичь эффективной отдачи от корпоративной собственности в виде приращения капитала.

Поэтому можно даже сказать о том, что мы имеем натуральную (частную) и синтетическую (корпоративную) собственность. Можно То есть речь идет не об управлении имуществом собственника, регулируемым главой 70 ГК Украины, а об управлении юридическим лицом.

Раздел 2. Общие положения о праве собственности выразиться и иначе: прямая и косвенная собственность. Прямая — непосредственное о с у щ е с т в л е н и е правомочий, непосредственное воздействие на объект и непосредственное присвоение. Косвенная — все указанное осуществляется лицом, но опосредованно, поэтому возникают способы, позволяющие установить эту опосредованную связь. Данные способы и представляют собой корпоративное управ­ ление. Для этих целей и был придуман новый объект — ценная бу¬ мага, а к ц и я, которая я в л я е т с я с у р р о г а т о м и м у щ е с т в е н н ы х п р а в и буфером для двух субъектов — к о р п о р а ц и и и а к ц и о н е р о в. Она «сцепляет» их права, позволяя взаимовыгодно и взаимосвязанно их осуществлять.

Четвертая часть рассуждений (заключительная) Вопросы собственности являются основополагающими для пра¬ ва в целом. Это п р о ц е с с п о с т о я н н ы й, в его э п и ц е н т р е находится адаптация сущностного начала права собственности к тому или ино¬ му этапу развития общества.

Е с л и м ы п р и в ы к л и в о с п р и н и м а т ь с о б с т в е н н о с т ь как в е щ н о е право (право на вещь), то это вовсе не значит, что это раз и навсегда существующая данность. Постепенно мы стали говорить о собствен¬ никах имущества, в состав которого включаются имущественные, а также некоторые неимущественные права, имеющие стоимостную оценку. Позже возник термин «право интеллектуальной собствен¬ ности», которая по-иному регулируется, чем вещное право собствен¬ н о с т и. О ч е в и д н ы р а з л и ч и я этих п р а в по объекту и с о д е р ж а н и ю.

Пока еще ускользает от внимания цивилистов публичная собствен¬ ность, расцениваемая как публичная правовая категория. Все более очевидными становятся различия между в е щ н ы м правом собствен¬ ности и корпоративной собственностью, сущность которых весьма отлична.

С. С. Алексеев называет это метаморфозой собственности, качествен¬ ным разворотом от вещных к обязательственным отношениям, другой собственностью в сравнении с той, которая основана на греко-римской культуре. Тем не менее он считает ее собственностью, добавляя, что она в своем изначальном, первородном виде, т. е. как вещное отношение, Глава 2. Подходы к понятию форм, типов и видов права собственности и с ч е з а е т. Этот феномен невозможно оставить без внимания, когда вследствие постепенных отпадений от права собственности полномочий собственника (в интеллектуальной и корпоративной собственности), а затем и их заменителя — контроля (в корпоративной собственности) тем не менее остается нечто. Все это напоминает Чеширского кота из известной сказки об Алисе: последнее, с чем мы должны расстаться, — это с его улыбкой.

Подытоживая изложенное, отметим, что собственность является о б щ е с т в е н н о й категорией, и з м е н я ю щ е й с я соответственно с изме¬ нениями, которые п р и с у щ и обществу. Его агрессивность при непо¬ следовательном и слабом законодательном органе, проблемном состоянии судебной з а щ и т ы и м н о г и х других факторах приводит к тому, что собственник подвержен п о с т о я н н ы м нападениям и на¬ ходится в опасности. П о м и м о охотника и жертвы есть еще среда, от которой многое зависит. Это правовая культура, правовое общество или наоборот. Поэтому обсуждение вопросов собственности и ука¬ зание на проблемы в данной сфере само по себе решить ничего не могут, пока не будут решены вопросы той среды, в которую помещен собственник.

Глава 2. Подходы к понятию форм, типов и видов права собственности Термин «формы собственности» часто употреблялся в советское время и почти не фигурирует в современном юридическом лексиконе, постепенно исчезая из законодательных актов. Правда, еще встреча¬ ются выражения вроде «организации различных форм собственно¬ сти», «имущество, принадлежащее на разных формах собственности»

Алексеев, С. С. Собственность в акционерном обществе [Текст] / С. С. Алек­ сеев // Проблемы теории гражданского права. - М. : Статут, 2003. - С. 52, 54, 72, 73.

Прослеживается испарение того, что мы можем назвать материальной субстанцией свойств права собственности: от устранения акционера от «материальной собственности» АО, от участия в управлении АО, от кон­ троля за органами АО, т. е. устранение от любых проявлений (прямых и косвенных) правомочий собственника как прав на бумагу, так и прав из бумаги и даже возможности ее продать с приобретением, однако, возможнос¬ ти продать голос.

Раздел 2. Общие положения о праве собственности и подобные им. Тем не менее сущность этих выражений заключается в обозначении того, что различия между разными собственниками отсутствуют, они все равны. Такой подход закреплен и в Конституции Украины, которая установила равенство всех собственников. В свою очередь, это закладывает путь к пониманию единого института права с о б с т в е н н о с т и н е з а в и с и м о от п р а в о с у б ъ е к т н о с т и его н о с и т е л е й.

Поэтому использование в законодательстве термина « ф о р м ы соб¬ ственности» не является юридически значимым и не влечет за собой установления р а з л и ч и й в содержании права собственности. Этим и обусловлено то, что формы собственности в ГК Украины не регу¬ лируются, а сама эта категория воспринимается как экономическая, а не как правовая. Иное утверждение, в поддержку которого часто выдвигаются неправовые аргументы, предлагает идеологизирован¬ ную, политэкономическую трактовку собственности (прежде всего частной) или призыв к квалификации системности отношений соб¬ ственности, что непременно требует ее разделения на типы, формы и виды. Становится понятным, что в зависимости от того, какой по зициии следовать, будет отметаться или, напротив, поддерживаться существование ее различных форм.


Первая позиция предлагает монолитное понятие собственности, единое и нераздельное для всех собственников с одинаковым право¬ вым режимом их права. Вторая, наоборот, отстаивает плюралистиче¬ скую модель с р а з н ы м и п р а в о в ы м и р е ж и м а м и, из чего л о г и ч е с к и следует вывод о наличии форм собственности, поскольку содержания без соответствующей формы быть не может.

Системность в отношениях собственности заключается в указании сторонниками этой точки зрения на существование не только форм, но и видов, а также типов собственности. Эти понятия составляют определенную триаду, хотя между ними отсутствуют четкое разгра¬ ничение и взаимосогласованность.

Термин «типы собственности» ни в Конституции Украины, ни в ГК Украины не употребляется. О формах собственности в Консти­ т у ц и и у к а з ы в а е т с я в с л е д у ю щ е м контексте: К а б и н е т М и н и с т р о в Цивільне право України. Академічний курс [Текст] : підручник : у 2 т. Т. 1.

Загальна частина / за заг. ред. Я. М. Шевченко - К. : Ін Юре, 2003. - С. 274;

Соловь¬ ев, А. Н. Право собственности профессиональных союзов [Текст] / А. Н. Соловьев. Харьков, Райдер, 2003. - С. 30;

и др.

Єрмоленко, В. Категорія «форма права власності»: теоретико-методологічні основи обґрунтування [Текст] / В. Єрмоленко // Підриємництво, госп-во і право. 2008. - № 12. - С. 5.

Глава 2. Подходы к понятию форм, типов и видов права собственности Украины обеспечивает равные условия развития всех форм собствен­ н о с т и (ст. 116). В то же время Г К избегает п о д о б н ы х выражений.

Термин «виды собственности» в ГК употребляется, но не настолько последовательно, чтобы сделать вывод о с у щ н о с т и этого понятия и его соотношении с понятием форм собственности. Так, в ч. 1 ст. ГК содержится выражение о доверительной собственности как особом виде права собственности. Вместе с тем то, какие еще виды права собственности существуют, в ГК не устанавливается. Если же гово­ рить о видах общей собственности — долевой и совместной (ст. ГК), то в этом случае делению на виды подвергнуто не право соб¬ ственности, а право общей собственности. Однако тогда не ясно, как расценивать последнюю категорию (общую собственность): как фор­ му или тип собственности?

Из названных фрагментарных случаев использования в законода¬ тельстве т е р м и н о в трудно выявить с у щ н о с т ь типа, формы и вида права собственности и соотнести их между собой. Нельзя обнаружить стройную структуру отношений собственности по предложенным подходам. Так, наиболее высоким уровнем обобщения иногда счита¬ ется тип собственности, ниже — вид и последнее — форма. Но пред­ лагается и другое построение: «тип — форма — вид». Существует и двухзвенная структура: «форма — вид» или «тип — форма» либо «тип — вид». Не исключается и такое разделение, как «форма — вид — подвид».

Это само по себе свидетельствует о спорном видении системности в отношениях собственности вследствие отсутствия даже понимания каждого из элементов этой системы и их соотношения. В п р о ч е м, такой вывод хотя и очевиден, но не снимает напряжения в дискуссии относительно не только форм собственности, но и ее типов и видов.

Поэтому стоит разобраться с этими понятиями, установив критерий для структурирования права собственности. Этот вопрос также не из легких, поскольку шаткость системности отношений собственности как раз и обусловлена отсутствием проработанности критериев для ее внутренних градаций. Складывается впечатление, что предложения о тех или иных структурных элементах (типы, виды, формы) отно¬ шений собственности не основаны на четких критериях. Наверное, это и влечет за собой разрушение системного видения отношений собственности — как их не конструируй, они не складываются в ор¬ намент, а лучшее, что может из этого получиться, — детский калей¬ доскоп с его случайно сложенными картинками.

Раздел 2. Общие положения о праве собственности Тем не менее предпримем попытку выявить тот критерий, который логически удовлетворил бы самое оптимальное деление собствен­ ности на составляющие (пока не будем называть их ни типами, ни видами, ни формами). И з научных трудов и анализа нормативно правовых актов можно обнаружить следующие критерии, благодаря которым предлагается то или иное деление права собственности:

субъекты права собственности, связь между субъектом и объектом права собственности, назначение объекта, присвоение, интерес.

И м е н н о субъектный критерий нередко позволяет утверждать о частной, государственной и коммунальной собственности, т. е. обо¬ значать структуру собственности, состоящую из названных элемен­ тов. Между тем следует указать на допустимость сочетания имуще­ ства различных субъектов с созданием так называемой смешанной с о б с т в е н н о с т и в отличие от с о б с т в е н н о с т и « ч и с т о й » ф о р м ы или вида. Хотя т е р м и н « с м е ш а н н а я с о б с т в е н н о с т ь » и у п о т р е б л я е т с я в украинском законодательстве, но без объяснений того, является ли она однопорядковой с частной, государственной и коммунальной собственностью или это синтетически созданная собственность, за которой не стоит отдельный правовой р е ж и м, присущий праву соб¬ ственности.

Эти вопросы важны, но, как правило, они остаются без ответа.

Так, трудно выяснить то, какой правовой режим будет иметь имуще¬ ство, переданное участниками общества с ограниченной ответствен¬ ностью (ООО) в качестве вкладов — смешанной собственности или частной собственности. Ведь оно сформировалось в результате объ¬ единения имущества разных собственников (частных, государства и территориальных громад), но право на это имущество принадлежит созданному этими собственниками О О О, которое становится соб¬ ственником. Причем его собственность обозначена в ГК и Х К Украи¬ ны как частная. Из этого непременно следует и другой вопрос: а есть ли различие в правовом режиме имущества О О О, созданного только частными лицами и основанного на смешанной собственности разных субъектов (органов государства, действующих от его имени, органов местного самоуправления, действующих от имени территориальных громад, и т. п.)?

С одной стороны, отличий будто не усматривается, а с другой — хозяйственное, налоговое и иное публичное законодательство содер¬ жит особое регулирование тех или иных отношений с участием хо¬ зяйственных обществ, имущество которых образовывалось за счет Глава 2. Подходы к понятию форм, типов и видов права собственности г о с у д а р с т в е н н о й и л и к о м м у н а л ь н о й с о б с т в е н н о с т и. Общеизвест¬ на проблема правового р е ж и м а и м у щ е с т в а а к ц и о н е р н ы х о б щ е с т в, 100 % акций в которых принадлежат государству или созданных в про­ цессе корпоратизации или приватизации. Во всяком случае ст. 1 Закона Украины «Об акционерных обществах» указывает на различия этих обществ, выводя их из сферы своего правового регулирования.

Из приведенных вопросов автоматически вытекает ряд дополни¬ тельных: сколько времени будут существовать различия между право¬ вым режимом имущества этих хозяйственных обществ? Какой про¬ цент наличия доли публичной собственности в уставном капитале обществ определяет изменение правового режима имущества этого общества? Где будут регулироваться эти особенности правового ре¬ жима? Следует ли различать частную собственность хозяйственных обществ с участием государства или территориальных громад и част¬ ную собственность таких же обществ без участия публичного эле¬ мента и др.?

В последнее время стал общеупотребительным термин «государ¬ ственно-частное партнерство», что требует адекватной формы сосу¬ ществования собственности различных субъектов этого права. Вве¬ дение в оборот терминологии, экономическому содержанию которой придан легкий правовой окрас, порождает непреодолимые сложности.

Вследствие этого экономические представления о таком феномене развиваются без учета правовых конструкций, в которые они должны быть облечены, и вступают с ними в конфликт. Это мешает дальней¬ шему развитию экономически обоснованного явления, но одновремен¬ но требует правового осмысления и изменения в правовом регулиро¬ вании складывающихся отношений. Временные рамки, в пределах которых это происходит, сдерживают развитие указанных отношений, и это негативно отражается на реалиях.

В р а з в и т и е обозначенного субъектного к р и т е р и я п р и о б р е т а е т значение и связь между субъектом и объектом права собственности, что также вносит некоторые коррективы в осознание правособствен н и ч е с к и х я в л е н и й. Э т а связь м о ж е т б ы т ь н е п о с р е д с т в е н н о й и л и косвенной — тогда речь идет об индивидуализированной (персони¬ фицированной) и ассоциированной собственности. Благодаря нали¬ чию непосредственной правовой связи между лицом и имуществом, которое ему принадлежит, это лицо осуществляет в полной мере из¬ вестную к л а с с и ч е с к у ю т р и а д у правомочий собственника, своими действиями влияет на объект, действуя своей властью и в своем ин Раздел 2. Общие положения о праве собственности тересе. Ничего подобного не происходит при ассоциированной соб¬ с т в е н н о с т и, когда м е ж д у л и ц о м и и м у щ е с т в о м (которое, кстати, принадлежит не только и не столько ему, а многим и одновременно никому конкретно) имеется опосредованная связь. Такое видение господствует в экономической науке. Правовая же наука отвергает и его, указывая только на то, что схема экономических отношений в правовой плоскости упрощается. Вследствие этого складываются о б ы ч н ы е о т н о ш е н и я по типу «один субъект — один объект», ибо субъектом права собственности будут не многочисленные собствен¬ ники, о б ъ е д и н я ю щ и е свое и м у щ е с т в о, а созданная и м и организа¬ ция — юридическое лицо.

С этим следует безусловно согласиться, но отношения данного уровня тем не менее отличаются от отношений собственности перво¬ го, более простого уровня, поскольку лица, которые передали свое имущество создаваемой ими организации, непосредственную связь с ним потеряли. Они не могут, как обычные собственники, владеть, пользоваться и распоряжаться им. Да и собственниками (сособствен никами) этого имущества они не являются. Однако они воздействуют на него опосредованно — через участие в принятии решений органа¬ м и ю р и д и ч е с к о г о л и ц а (общего с о б р а н и я ), которому п е р е д а в а л и в качестве вкладов свое имущество. Кроме того, взамен передавае¬ мого ими организации имущества они приобретают корпоративные права (или права на долю в уставном капитале, или акции).

Присвоение как возможный критерий для деления собственности на виды, формы или типы берет свое начало в экономической плоскости.

При общественном присвоении возникает публичная собственность, при частном — частная собственность. Общественное присвоение может быть разного уровня — имущество будет принадлежать всему Украин¬ скому народу, государству или территориальным громадам.

Не заостряя внимания на этом аспекте, который требует отдельной дискуссии, стоит заметить, что в таком подходе есть смысл. Одно¬ временно возникает также множество вопросов относительно того, является ли публичная собственность такой же правовой категорией, как и частная собственность, и насколько к ней применимо то право¬ вое регулирование, которое предоставляется в ГК отношениям част¬ ной собственности. Не зря законодатель фактически лишь обозначил государство и территориальные громады в качестве субъектов права собственности, но не урегулировал в ГК отношения собственности, складывающиеся при их участии. Существенно различаются и под Глава 2. Подходы к понятию форм, типов и видов права собственности ходы к регулированию управления государственной собственностью в публичном законе («Об управлении объектами государственной собственности»), что даже терминологически не соотносится с граж¬ данскими правоотношениями.

Немного снято напряжение вокруг коллективной собственности, устоявшейся с советских времен, которая всегда в о с п р и н и м а л а с ь как воплощение коллективного присвоения имущества. Постепенно п р и ш л о осознание о ш и б о ч н о с т и этого взгляда, и даже такой «ба­ стион» сохранения устаревших правовых конструкций, как ХК Украины, уже утратил достаточно большой фрагмент регулирования коллективной собственности, признав, наконец, что хозяйственные общества являются частными собственниками. Зато в этом кодексе еще сохраняются такие «редуты» коллективной собственности, как отдельные виды предприятий, например, предприятия потребитель¬ ской кооперации, о б щ е с т в е н н о й о р г а н и з а ц и и, п р о и з в о д с т в е н н ы е кооперативы (глава 10 ХК). Надеемся, что и они в ближайшем вре¬ мени будут существовать в ином качестве.

Тесно связанным с предыдущим критерием является интерес. Он положен в основу разграничения частной собственности, субъектами которой выступают частные лица (физические и юридические) и ко¬ торая призвана удовлетворять исключительно их интересы и интере¬ сы публичной собственности и служит в свою очередь общественно¬ му интересу.

Назначение также фигурирует в качестве критерия классификации с о б с т в е н н о с т и, правда, не столь ярко и не т а к у б е д и т е л ь н о, как п р е д ы д у щ и е критерии. В ы д е л я ю т собственность для личного ис¬ пользования (индивидуальную, семейную собственность), для пред¬ принимательской и иной общественно-полезной деятельности (част¬ ную собственность), для нужд государства и общества в целом или его отдельных с о с т а в л я ю щ и х (государственную и к о м м у н а л ь н у ю собственность).

Возможно существование и других критериев, но и приведенные здесь свидетельствуют об их эклектичности, что неизбежно ведет к со¬ вершенно различным представлениям о системе права собственности.

Примечательно, что единого критерия деления собственности не су¬ ществует. Кроме того, если и говорить о таком делении, то нет ясности в том, как это право подразделяется — на типы, или на виды, или на формы, или на все вместе в определенном соответствии?

Раздел 2. Общие положения о праве собственности Предложены не только взаимодействие двух типов (или форм) собственности — публичной и частной, но и разветвленная система права собственности с более мелкими составляющими. Так, в рамках каждого из двух типов/форм собственности (публичной и частной) усматриваются различные их формы/типы.

Если говорить об иерархии деления собственности на т и п ы — ф о р м ы — в и д ы, то ф о р м а м и п у б л и ч н о й с о б с т в е н н о с т и как т и п а собственности н а з ы в а ю т с я государственная и коммунальная соб¬ с т в е н н о с т ь, а ф о р м а м и частной с о б с т в е н н о с т и — с о б с т в е н н о с т ь ф и з и ч е с к и х и ю р и д и ч е с к и х лиц. Несколько у с л о ж н я е т эту схему введение в нее третьего типа собственности — общественной. Тог¬ да получается, что есть три типа собственности — частная, публич¬ ная (государственная) и общественная, к которой относят собствен¬ ность народа Украины, т е р р и т о р и а л ь н ы х громад и о б щ е с т в е н н ы х организаций.

С а м ы м р а с п р о с т р а н е н н ы м является деление собственности на формы в зависимости от субъектов права собственности, но это не исключает других классификаций права собственности на различные виды и подвиды. Так, в качестве видов частной собственности пред¬ лагаются собственность физических лиц и собственность юридиче¬ ских л и ц. П о с л е д н я я же п о д р а з д е л я е т с я на п о д в и д ы — ч а с т н у ю собственность различных хозяйственных обществ (ООО, АО, полных, коммандитных), производственных кооперативов, потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций. При этом добавляется, что право собственности можно делить на формы, виды и подвиды и по другим критериям, если это позволяет выявить осо¬ бенности соответствующего вида и подвида права собственности.

Другое системное видение права собственности складывается, если выделять коллективную (общую, коммунальную и собственность общественных организаций) и персонифицированную (частную соб¬ ственность юридических и физических лиц и государственную соб Е. А. Суханов полагает, что никаких иных форм собственности, кроме частной и публичной, в действительности не существует, иное мнение следует считать «ре­ зультатом недоразумения, основанного на идеологизированной, политэкономической трактовке частной собственности» (см.: Гражданское право [Текст] : учебник : в 2 т. Т. 1 / отв.

ред. проф. Е. А. Суханов. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : БЕК, 1998. - С. 484).

Чигир, В. Ф. Общие положения о праве собственности [Текст] / В. Ф. Чигир // Промышленно-торговое право. - 1999. - № 2-3. - С. 93-103.

Ермишин П. Г. Основы экономической теории [Электронный ресурс] : курс лекций / П. Г. Емишин. - Режим доступа: http://www.aup.ru/books/m63.

Глава 2. Подходы к понятию форм, типов и видов права собственности ственности) как типы собственности. Определенной модификацией этого в и д е н и я я в л я е т с я у т в е р ж д е н и е об и н д и в и д у а л и з и р о в а н н о й и ассоциированной собственности. Первая аналогична персонифи¬ цированной по предыдущей классификации, а вторая представляет собой корпоративную или акционерную собственность.

В п р о ч е м, н а и б о л е е р а с п р о с т р а н е н н о й о с т а е т с я точка з р е н и я о частной, государственной и коммунальной формах собственности и доверительной собственности как виде и видах совместной соб¬ ственности — долевой и совместной.

Учитывая непреодолимые противоречия такой «системы», при¬ дать ей завершенный и согласованный вид вряд ли удастся. Но, не¬ смотря на неубедительность аргументов о собственности как систем¬ ном явлении, предпримем попытку это сделать. Итак, исходя из всей г а м м ы п р е д л о ж е н и й и р а з н о о б р а з н ы х подходов, п р е д с т а в л я ю т с я следующие компоновки структуры права собственности, в которых учитывается определенная иерархия между типами, формами и ви¬ дами права собственности:

типами права собственности являются публичная и частная соб­ ственность;

формами — в рамках публичного типа — собственность Украин¬ ского народа, государственная и коммунальная, в рамках частного типа — собственность юридических и физических лиц;

видами — в рамках каждой из форм:

виды государственной собственности — собственность государ¬ ства Украина, иностранных государств, государственного образова¬ ния — Автономной Республики Крым;

виды коммунальной собственности — собственность территори¬ альной громады села, поселка, города, района в городе;

виды частной собственности физических лиц — граждан Украи¬ ны, иностранных граждан и лиц без гражданства;

виды частной собственности юридических лиц — обществ и учреждений.

Тогда следовало бы вести речь и о подвидах частной собствен¬ ности предпринимательских и непредпринимательских обществ, а также о еще более дробной классификации собственности каждого из видов предпринимательских обществ (хозяйственных и произ¬ водственных кооперативов).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.