авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ «ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ УКРАИНЫ И М Е Н И ЯРОСЛАВА МУДРОГО» ХАРЬКОВСКАЯ ЦИВИЛИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА: ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ...»

-- [ Страница 5 ] --

б) при второй — участник договора хочет продать долю в общей долевой собственности, полностью соответствующую размеру его вклада. При такой ситуации логично и обоснованно утверждать о со¬ гласии на замену участника и продажу доли, а не о преимущественном праве покупки доли в общей долевой собственности.

3. Исключение относительно возникновения преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности Прежде всего исключает распространение норм о преимуществен¬ ном праве покупки продажа доли в праве общей долевой собствен¬ ности с публичных торгов. При этом нужно учитывать, что законода¬ тель употребляет словосочетание «публичные торги» в контексте обращения взыскания при нарушении (неисполнении или ненадле¬ ж а щ е м исполнении) обязательств. Такой вывод предопределен тол­ кованием как статей 366 и 591 ГК, так и других положений законода­ тельных актов (в частности, ст. 25 Закона Украины «Об обеспечении требований кредиторов и регистрации обременений», ст. 21 Закона Украины «О залоге»).

Термин «публичный» свидетельствует не об открытой продаже имущества с привлечением значительного круга лиц (что характерно Раздел 3. Правовые режимы собственности для большинства торгов), а о публичной «доминанте» в отношениях, возникающих при проведении торгов вследствие обращения взыска¬ ния при наличии нарушения обязательства или же других прав и воз¬ можным или же имеющемся вмешательством государства в процедуру обращения взыскания.

В результате наличия в законодательстве специальных предписа¬ ний (ч. 2 ст. 6 Закона Украины «О залоге», ч. 2 ст. 6 Закона Украины «Об ипотеке») не допускается проведение публичных торгов при за¬ логе (ипотеке) доли. Поскольку доля в праве общей долевой собствен¬ н о с т и не может быть передана в залог (ипотеку), потому что она должна быть выделена в натуре, т. е. должен прекратиться правовой режим общей долевой собственности.

Как следствие публичные торги по продаже доли в о б щ е й до¬ левой собственности проводятся л и ш ь в случае обращения взыска¬ ния при невыполнении договорных или недоговорных обязательств, недостаточности иного имущества. Для этого установлена отдельная процедура обращения взыскания (ст. 366 ГК), предполагающая, что будут учтены права иных сособственников и существование исклю¬ чения преимущественного права покупки в ст. 362 ГК при публич¬ ных торгах.

Таким образом, отсутствие преимущественного права при публич­ ных торгах связано со специфическим правовым режимом, установ¬ л е н н ы м для доли в праве общей долевой собственности, который п р о я в л я е т с я в н е в о з м о ж н о с т и п р о в е д е н и я п у б л и ч н ы х торгов без учета процедуры обращения взыскания, определенной в ст. 366 ГК.

Этот правовой режим направлен на охрану прав и интересов других сособственников, в частности и недопущение иных (посторонних) лиц в состав участников общей долевой собственности.

В то же время следует отметить, что с у щ е с т в у ю щ и й правовой режим доли несовершенен и это иллюстрирует пример из практики Европейского суда по правам человека, который отметил, что принад¬ лежавшая заявителю доля имущества была передана сособственнику в рамках исполнительного производства. Используя преимуществен¬ ное право, последний приобрел ее по стартовой цене, которая была ниже реальной рыночной цены. Однако такая сделка, дававшая со собственнику преимущество, не являлась оправданной с точки зрения общественных интересов, н а р у ш а я з а к о н н ы й и н т е р е с з а я в и т е л я и банка-кредитора в продаже имущества по наиболее высокой цене, возможной при данных обстоятельствах. Европейский суд не может Глава 3. Часть 2. Отдельные аспекты преимущественного права покупки...

не учитывать тот факт, что заявитель осуществил дополнительные вложения в имущество и общая стоимость недвижимости в Словакии значительно возросла с переходом страны к р ы н о ч н о й экономике.

Следовательно, установление справедливого равновесия между кон¬ курирующими интересами требовало, чтобы заявителю была предо¬ ставлена в о з м о ж н о с т ь продать свое и м у щ е с т в о по цене, соответ¬ ствующей ее рыночной стоимости, погасив при этом более значитель¬ ную долю своей задолженности. Этого можно было достичь, если бы сособственник мог воспользоваться своим преимущественным пра¬ вом покупки только по окончании публичных торгов.

Очевидно, что эти недостатки являются настолько несуществен¬ ными и могут быть решены с помощью имеющихся в исполнительном производстве механизмов. Например, путем привлечения государ¬ ственным исполнителем субъекта оценочной деятельности для определения р ы н о ч н о й стоимости доли в соответствии с Законом Украины «Об оценке имущества, имущественных прав и профессио¬ нальной оценочной деятельности в Украине».

Нельзя «обойти» вниманием и проблематику преимущественного права покупки доли при банкротстве, поскольку имущество при про¬ цедуре в о с с т а н о в л е н и я п л а т е ж е с п о с о б н о с т и и л и б а н к р о т с т в а по общему правилу продается на открытых торгах (статьи 19, 20, Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом»).

Ликвидатор, выявив д о л ю, п р и н а д л е ж а щ у ю банкроту в общем имуществе, с целью удовлетворения требований кредиторов в уста­ новленном порядке ставит вопрос о ее выделении (ч. 5 ст. 26 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или при¬ знании его банкротом»). Наличие требования о выделе доли направ¬ лено на создание механизма охраны прав других сособственников.

В случае, если выдел доли невозможен или против этого возражают другие сособственники (ст. 364 ГК), ликвидатор должен согласиться на материальную компенсацию стоимости доли банкрота, что полно¬ стью будет соответствовать сущности формирования ликвидационной массы. Впрочем, не исключены случаи злоупотреблений со стороны ликвидатора и его несогласия на материальную компенсацию, в свя¬ зи с чем не исключается при таких ситуациях распространение на продажу доли в праве общей долевой собственности правил о преиму Постановление ЕСПЧ от 10.07.2007 г. по делу «Канала (Капаїа) против Словакии»

(жалоба № 57239/00) [Текст] // Бюл. Европ. Суда по правам человека. - 2008. - № 2.

Раздел 3. Правовые режимы собственности щественном праве покупки. Поэтому неоправданной выглядит вы­ раженная в научно-практической литературе позиция, согласно кото­ рой в случае невозможности выдела применяется преимущественное право покупки при отчуждении доли в процедуре банкротства.

Если сособственник самостоятельно пожелает провести торги по отчуждению доли в праве о б щ е й долевой собственности, то из-за отсутствия механизма, учитывающего права и интересы других участ­ ников о б щ е й долевой собственности, д о л ж н о быть соблюдено их преимущественное право покупки.

Законодатель в положениях ст. 362 ГК достаточно четко и одно¬ значно связывает возникновение преимущественного права сособ ственника с намерением продать (заключить договор купли-продажи) долю в праве общей долевой собственности. Однако это не создает однозначности как в научно-практической литературе, так и судебной практике относительно того, на какие еще случаи не распространя¬ ется/распространяется преимущественное право.

Причем такое состояние неопределенности достаточно «красочно»

иллюстрируется позициями высших судебных инстанций, в частности:

а) если договором ренты установлено, что земельный участок пере­ дается за плату (кроме рентных платежей, выплачивается компенсация стоимости земельного участка), к отношениям сторон относительно ее передачи в собственность применяются общие положения о купле продаже, в том числе правила статьи 362 ГК о преимущественном праве покупки доли в праве общей долевой собственности ;

б) как куплю-продажу доли (ее части) в уставном капитале общества в со¬ ответствии с главой 54 Г К необходимо понимать также ее передачу в собственность по договору мены ;

в) предусмотренное ст. 362 ГК п р е и м у щ е с т в е н н о е п р а в о с о с о б с т в е н н и к а на п р и о б р е т е н и е д о л и другого сособственника касается лишь случаев продажи или мены доли в общем имуществе ;

г) куплей-продажей а к ц и й в соответ Поляков, Б. М. Закон Украины «О восстановлении платежеспособности долж­ ника или признания его банкротом» [Текст] : науч.-практ. коммент. / Б. М. Поляков ;

под общ. ред. Д. Н. Притыки. - К. : 1н Юре, 2003. - С. 148.

Абзац 2 п. 22-4 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 16 апре­ ля 2004 года № 7 «О практике применения судами земельного законодательства при рассмотрении гражданских дел».

Абзац 2 п. 31 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24 октября 2008 года № 13 «О практике рассмотрения судами корпоративных споров».

Постанова Вищого господарського суду України від 13.02.2007 р. у справі № 17/451 [Електронний ресурс] // Єдиний держ. реєстр суд. рішень України. - Режим доступу: http://reyestr.court.gov.ua/Review/466264.

Глава 3. Часть 2. Отдельные аспекты преимущественного права покупки...

ствии с главой 54 ГК необходимо считать и передачу их в собствен ностъ по договору мены ;

д) преимущественное право нераспростра¬ няется на о т н о ш е н и я дарения, иного безвозмездного отчуждения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью или общества с дополнительной ответственностью, а также обмен этой доли (ее части) на иное имущество.

В нотариальном законодательстве к конструкциям, исключающим преимущественное право покупки доли, отнесены договоры пожиз¬ ненного содержания;

дарения;

ренты (если имущество передается безвозмездно);

пожертвования;

мены части имущества;

наследствен¬ ный договор;

отчуждение части имущества, выделенной при согласии сособственников или по р е ш е н и ю суда, а также в случае продажи части имущества с публичных торгов (аукциона).

При заключении договора дарения (пожертвования) для дари­ теля важное значение имеет лицо одаряемого и/или цели использо¬ вания имущества при пожертвовании и безвозмездный характер этих отношений, не допускающий преимущественного права покупки.

Договор пожизненного содержания также по своей сущности не может быть охарактеризован как купля-продажа, поскольку должны осуществляться (предоставляться) материальное содержание и при¬ смотр. При этом существенным для отчуждателя «выступает» лицо приобретателя. Как следствие исключается применение преимуще¬ ственного права.

Внесение в качестве вклада доли в праве общей долевой соб¬ ственности в уставный капитал юридического лица хотя и не будет безвозмездным отчуждением, однако его нельзя квалифицировать как куплю-продажу, поэтому и не допускается распространение правил о преимущественном праве покупки доли.

Распоряжение долей путем составления завещания также не требует п р и м е н е н и я преимущественного права покупки доли, по¬ скольку оно является односторонней сделкой, которая априори не может расцениваться как купля-продажа.

Абзац 4 п. 32 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24 октября 2008 года № 13 «О практике рассмотрения судами корпоративных споров».

Абзац 2 п. 3.3 рекомендаций Высшего хозяйственного суда Украины от декабря 2007 г. № 04-5/14 «О практике применения законодательства в рассмотрении дел, которые возникают из корпоративных отношений».

Абзац 8 п. 54 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий но¬ тариусами Украины.

Раздел 3. Правовые режимы собственности Отсутствие единого подхода требует более детального рассмотре¬ ния правил соотношения преимущественного права покупки доли с такими правовыми конструкциями, как договоры мены и ренты.

Предпосылкой для применения преимущественного права по­ купки при заключении договора мены служит использование в па­ раграфе 6 главы 54 ГК Украины терминов «покупатель», «продавец»

(ч. 2 ст. 715) и словосочетания «к договору мены применяются общие положения о купле-продаже» (ст. 716). В итоге это послужило осно¬ ванием для вывода о том, что преимущественное право покупки рас¬ пространяется на случаи заключения договора мены, когда в обмен на долю в праве о б щ е й долевой собственности передаются вещи, определенные родовыми признаками. Ведь гипотетическая возмож¬ ность предоставить такие же вещи существует и у других сособствен ников, что исключается в случае желания получить вещь, определен¬ ную индивидуальными признаками. Такой подход имеет свои «ис­ токи» в русской литературе, хотя в ГК РФ имеется непосредственное указание, что преимущественное право применяется при отчуждении доли по договору мены (ч. 5 ст. 250), и акцентируется на невозмож¬ ности реализации этого права.

Вместе с тем вряд ли подобное обоснование выглядит логичным и учитывает сущность преимущественного права покупки доли и до¬ говора мены в украинском законодательстве:

во-первых, следует обратить внимание на то, что законодатель оперирует словосочетанием «к договору мены применяются общие положения о купле-продаже» (ст. 716 ГК), т. е. параграф 1 главы ГК Украины. В свою очередь, общие положения о купле-продаже не содержат указания или предписания относительно преимущественно¬ го права покупки. Это и неудивительно, поскольку преимущественное право покупки доли должно быть соблюдено до стадии заключения договора (сособственник должен известить других сособственников о намерении продать). Ведь оно «выступает» элементом правового режима доли, установленного для случаев ее продажи;

Гражданское право [Текст] : учебник : в 3 т. / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Тол­ стого. - Изд. 4-е, перераб. и доп. - М. : Проспект, 1999. - Т. 1. - С. 440.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г.

№ 51-ФЗ [Текст] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1994. - № 32. Ст. 3301.

Леонова, Л. Ю. Преимущественные права в гражданском праве [Текст] : автореф.

дис.... канд. юрид. наук / Л. Ю. Леонова. - М., 2005. - С. 10.

Глава 3. Часть 2. Отдельные аспекты преимущественного права покупки...

во-вторых, наличие указания о применении общих положений о купле-продаже свидетельствует об их распространении на исполне¬ ние и прекращение обязателъства, возникшего на основании заклю¬ чения договора мены. Такой вывод обусловлен системным толкова­ нием фразы «элементы которых содержатся в договоре мены, если это не противоречит сущности обязательства» (ст. 716 ГК);

в-третъих, в договоре мены для отчуждателя основное значение имеет п р и о б р е т е н и е в с о б с т в е н н о с т ь о п р е д е л е н н о г о и м у щ е с т в а, а при купле-продаже продавец стремится получить только денежную сумму;

в-четвертых, даже если гипотетически предположить, что пра¬ вила о преимущественном праве покупки применяются, то в случае нарушения преимущественного права невозможно исполнение пред¬ писаний ч. 4 ст. 362 ГК относительно внесения в депозит суда вещей, определенных родовыми признаками.

Таким образом, существуют достаточные основания для вывода о невозможности распространения правил о преимущественном пра¬ ве п о к у п к и доли в случае н а м е р е н и я ее о т ч у ж д е н и я по договору мены.

Основанием для вывода о возможности применения преимуще­ ственного права покупки доли при заключении договора ренты есть наличие словосочетания, что «к отношениям сторон относитель¬ но передачи и м у щ е с т в а п р и м е н я ю т с я о б щ и е п о л о ж е н и я о купле продаже» (ч. 2 ст. 734 ГК). Однако представляется весьма сомнитель¬ ным распространять положение ст. 362 ГК при заключении договора ренты, поскольку:

во-первых, заключение договора ренты направлено на существо¬ вание долгосрочных обязательств, связанных с получением получа¬ телем ренты от плательщика ренты рентных платежей в денежной или иной форме. То есть для получателя ренты (отчуждателя доли) основополагающее значение имеют как передача имущества в соб¬ ственность плательщика ренты, так и получение рентных платежей в денежной или иной форме. Поскольку обусловливается периодиче¬ ское поступление р е н т н ы х платежей, то в а ж н ы м является и непо¬ средственно лицо плательщика ренты. Соответственно при купле продаже продавец доли стремится получить только определенную денежную сумму. Это в любом случае не позволяет констатировать наличие к у п л и - п р о д а ж и тогда, когда заключается договор р е н т ы, а следовательно, и применять преимущественное право;

Раздел 3. Правовые режимы собственности во-вторых, законодатель допускает субсидиарное применение общих положений о купле-продаже только в части «отношений сторон отно­ сительно передачи имущества» (статьи 662-668 ГК), если это не проти­ воречит сути договора ренты. Причем употребление словосочетания «отношений сторон» детерминирует их распространение на обязатель¬ ства, возникшие на основании договора ренты. Изложенное свидетель¬ ствует о недопустимости применять или даже предполагать такую воз¬ можность относительно преимущественного права покупки.

Следовательно, н е в о з м о ж н о п р и м е н е н и е правил о преимуще¬ ственном праве покупки доли в случае намерения ее отчуждения по договору ренты.

Кроме того, исключается наличие преимущественного права по¬ купки в н е т и п и ч н ы х правовых р е ж и м а х общей долевой собствен¬ ности. К ним можно отнести:

а) паевой и н в е с т и ц и о н н ы й фонд, т. е. активы, п р и н а д л е ж а щ и е инвесторам на праве общей долевой собственности (ст. 22 Закона Украины «Об институтах общего инвестирования (паевые и корпора¬ тивные инвестиционные фонды)»). Отсутствие преимущественного права покупки связывается с тем, что так называемая доля «воплоща¬ ется» в инвестиционном сертификате, правовой режим оборота кото¬ рого определен в ст. 47 Закона Украины «Об институтах общего инве¬ стирования (паевые и корпоративные инвестиционные фонды)»;

б) общее и м у щ е с т в о сособственников многоквартирного дома, н а х о д я щ е е с я в о б щ е й д о л е в о й с о б с т в е н н о с т и (ч. 3 ст. 1 9 Закона Украины «Об объединении сособственников многоквартирного дома»). Исключение относительно применения преимущественного права основывается на том, что наличие правового режима общего и м у щ е с т в а фактически направлено на управление, использование и содержание общего имущества. В результате этого законодатель закрепляет специфику правового режима общего имущества, прояв¬ ляющуюся в регулировании прав и обязанностей членов относитель¬ но общего имущества уставом объединения (абз. 5 ч. 1 ст. 7 Закона Украины «Об объединении сособственников многоквартирного д о м а » ) ;

у с т а н о в л е н и и возможности распоряжения о б щ и м имуще¬ ством (ч. 4 ст. 19 Закона Украины «Об объединении сособственников многоквартирного дома»), а не долей.

Этот правовой режим вряд ли характеризуется совершенством и согласован¬ ностью, в частности относительно наличия права общей долевой собственности.

Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 382 ГК Украины для тех же объектов предусмо¬ трено право общей совместной собственности.

Глава 3. Частъ 2. Отделъные аспекты преимущественного права покупки...

4. Извещение о намерении продать долю в праве общей долевой собственности О к о н ч а т е л ь н ы й факт, с к о т о р ы м с в я з ы в а е т с я в о з н и к н о в е н и е п р е и м у щ е с т в е н н о г о права, — это извещение о намерении продатъ долю (далее — и з в е щ е н и е ). О с н о в н ы м в о п р о с о м, в о з н и к а ю щ и м п р и р а с с м о т р е н и и с у щ н о с т и и з в е щ е н и я, я в л я е т с я то, м о ж н о л и его к в а л и ф и ц и р о в а т ь к а к оферту, т. е. п р е д л о ж е н и е з а к л ю ч и т ь д о г о в о р (ст. 641 Г К ). П р и ч е м т а к о й в о п р о с не к а ж е т с я теорети¬ ческим, поскольку влияет на « в ы б о р » тех норм гражданского законодательства, что п о д л е ж а т п р и м е н е н и ю. П р и э т о м необхо¬ д и м о у ч и т ы в а т ь, что:

а) оферту может направить любая из сторон будущего договора (ст. 641 ГК), а извещение соответственно может сделать только участ¬ ник общей долевой собственности;

б) в отличие от предложения совершение и з в е щ е н и я является обязанностъю сособственника, который намеревается распорядиться своей долей путем заключения договора купли-продажи;

в) направление извещения, в противовес оферте, всегда ограни¬ ч и в а е т с я з а р а н е е о п р е д е л е н н ы м к р у г о м л и ц в правовом смысле (сособственником (-ами), а не в экономическом — как это обычно происходит при выборе будущего контрагента по договору;

г) извещение характеризуется организационным характером, по¬ скольку с его п о м о щ ь ю организуется продажа доли в праве общей долевой собственности. Неудивительно, что инициатива в этом во¬ просе возложена на сособственника, ведь именно он заинтересован в правомерной реализации принадлежащей ему доли с целью недо¬ пущения наступления негативных последствий в случае нарушения преимущественных прав других лиц;

д) извещение выполняет двойную «ролъ». Во-первых, информа¬ тивную, и м е ю щ у ю своим содержанием информирование носителя (-ей) п р е и м у щ е с т в е н н ы х прав о н а м е р е н и и продать долю в праве общей долевой собственности. Во-вторых, наоборот, это извещение характеризуется о п р е д е л е н н ы м и свойствами, « п р и б л и ж а ю щ и м и »

его к о ф е р т е. П о с к о л ь к у с п о м о щ ь ю и з в е щ е н и я о с у щ е с т в л я е т с я п р е д л о ж е н и е з а к л ю ч и т ь договор, ибо в н е м обязательно д о л ж н ы быть указаны цена и другие условия продажи доли. Однако в отличие Раздел 3. Правовые режимы собственности от оферты извещение не всегда имеет своим результатом заключение договора купли-продажи именно того размера доли и на указанных условиях. В случае множественности субъектов преимущественно¬ го права применяется такая конструкция решения коллизии преиму¬ щ е с т в е н н ы х прав, как право выбора покупателя (ч. 3 ст. 362 ГК), или же заключается договор купли-продажи доли с к а ж д ы м сособ ственником, но предметом выступают м е н ь ш и й размер доли и, ко¬ нечно же, уменьшенная цена;

е) в сравнении с предложением заключить договор это извещение может адресоваться нескольким носителям преимущественного пра¬ ва (в случае, когда сособственников трое и больше). Оферта, как из¬ вестно, должна быть адресована определенному лицу. Некоторую схожесть извещения возможно выявить с так называемой «публичной о ф е р т о й », которая о б р а щ е н а к н е о п р е д е л е н н о м у кругу л и ц (ч. ст. 641 ГК). Однако в публичной оферте содержится намерение субъ¬ екта заключить договор с л ю б ы м лицом, которое примет такое пред¬ ложение. Сособственник, направивший извещение нескольким участникам общей долевой собственности, не имеет не только такого намерения, но и возможности с к а ж д ы м л и ц о м заключать договор купли-продажи определенной доли в праве общей долевой собствен¬ ности, поскольку он реализует одну долю. Ограничение сособствен ника л и ш ь одной долей делает невозможной ее продажу каждому из участников общей долевой собственности, выразивших желание ее приобрести.

Т а к и м образом, на о с н о в а н и и и з л о ж е н н о г о следует констати¬ р о в а т ь н е в о з м о ж н о с т ь к в а л и ф и к а ц и и с о о б щ е н и я о п р о д а ж е как оферты.

В и з в е щ е н и и требуется обязательное у к а з а н и е цены и других условий продажи (абз. 1 ч. 2 ст. 362 ГК). Под ценой следует понимать денежную сумму, по которой сособственник намеревается продать долю в праве общей долевой собственности. К другим условиям про¬ дажи вследствие того, что отчуждается такой объект, как доля в пра¬ ве общей долевой собственности, можно отнести, в частности, размер доли (вся или часть), порядок оплаты (с рассрочкой или отсрочкой платежа), форму расчетов, обязанность по уплате расходов, связанных с оформлением договора, обеспечение исполнения обязательств по договору (например, установление неустойки).

Глава 4. Доверительная собственность как форма реализации охраняемых законом...

Глава 4. Доверительная собственность как форма реализации охраняемых законом интересов В условиях радикальных изменений, происходящих в Украине, и реформирования гражданского законодательства юридическая док­ трина и практика сформулировали ряд п р а в о в ы х новелл, которые д о л ж н ы способствовать г а р м о н и ч н о й а д а п т а ц и и в о б щ е м и р о в о м рыночном направлении развития и обеспечивать правовое регулиро­ вание правоотношений, возникающих между его субъектами. Такой конструкцией стал институт доверительной собственности. Довери­ тельная собственность (англ. trust — траст) является примером «раз­ деленного» между двумя собственниками права собственности, ко­ торое выступает единым основанием всех отношений экономическо­ го ц и к л а. Д л я ю р и д и ч е с к о г о о ф о р м л е н и я э к о н о м и ч е с к о й ж и з н и возможно и уместно разъединять правомочия собственности. Этот процесс, как правило, осложняется расчленением вещных прав, лич¬ ных прав и прав, производных от объединения лиц. Расщепление же права собственности означает установление еще одного права соб¬ ственности на одно и то же имущество. Хотя существуют мнения, что традиционно смысл «разделенной» собственности состоит в том, что право собственности не принадлежит ни собственнику, ни другому титульному владельцу с исключительными полномочиями на то же и м у щ е с т в о, однако м ы с ч и т а е м, ч т о п р и т а к о м « р а с щ е п л е н и и »

у управляющего возникает право, идентичное праву собственности реального собственника имущества, т. е. сосуществуют две проекции одного права собственности на одно и то же имущество.

В современной цивилистической доктрине присутствуют и другие мнения относительно сути доверительной собственности: «довери¬ тельный собственник является собственником и при этом единствен¬ ным собственником на это имущество, иных собственников нет. По этому критерию доверительная собственность по украинскому праву должна отграничиваться от англо-американской конструкции траста.

Учредитель и выгодоприобретатель доверительной собственности и м е ю т только обязательственные права т р е б о в а н и я и п о э т о м у не являются собственниками этого имущества». Однако данный вопрос Майданик, Р. А. Институт доверительной собственности в праве Украины: со­ стояние и перспективы [Текст] / Р. А. Майданик // Альманах цивилистики : сб. ст. / под ред. Р. А. Майданика. - К. : Всеукр. ассоц. издателей «Правова єдність», 2008. Вып. 1. - С. 203-204.

Раздел 3. Правовые режимы собственности (о правовой природе доверительной собственности) остается вопро­ сом толкования существующих норм этого института. ГК Украины н а з ы в а е т д о в е р и т е л ь н у ю с о б с т в е н н о с т ь о с о б е н н ы м в и д о м права собственности (ч. 2 ст. 316), автоматически наполняя этот институт вещно-правовым содержанием.

История возникновения и развития доверительной собственности ведется еще со времен Древнего Рима. Ориентируясь на принципы доверия, присущие дружбе, римские юристы заложили фундамент фидуциарного контракта, т. е. обязательственных отношений, осно­ в а н н ы х на вере. Н о р м ы з а к о н о д а т е л ь н о й базы этого государства включали очень много запретов и ограничений для определенных категорий граждан, и применение конструкции, которая предостав¬ ляла возможность передавать вещь на определенное время с обяза¬ т е л ь с т в о м в е р н у т ь ее в у к а з а н н ы й срок, б ы л о у д о б н о для о п е к и имущества, которое наследовалось или было завещано. Так, земля по наследованию переходила только сыну наследодателя. Если послед¬ ний не имел сына, она переходила в собственность государства или общины. Чтобы оставить имущество семье, владелец передавал не¬ д в и ж и м о с т ь в д о в е р и т е л ь н у ю с о б с т в е н н о с т ь. В таком случае он становился выгодоприобретателем, а управляющий непосредственно управлял этой землей и получал от этого прибыль.

По той же причине — легальный обход запретов и ограничений, установленных государством для представителей определенных сло¬ ев населения, — доверительная собственность возникает в Англии после распада Римской империи. Именно Англию считают страной, где институт доверительной собственности сформировался в совре¬ менном виде. В англосаксонской правовой семье конструкция дове¬ рительной собственности стала «визитной карточкой», яркой специ¬ фической чертой ее права. В Англии появление конструкции довери¬ тельной собственности датируется ХП—ХШ вв., когда л о р д ы этой страны, не имея возможности пользоваться своей земельной собствен¬ ностью, передавали ее держателям без права завещать или переусту¬ пать эту собственность в управление другому лицу, а сами получали с этого земельного участка прибыль. Для защиты права доверительной собственности был разработан специфический механизм — право справедливости — сборник реальных юридических норм, которые дополняют, а иногда и пересматривают систему общего права, на¬ чавшую действовать параллельно с общим правом и играющую значительную роль в англосаксонской правовой семье.

Глава 4. Доверительная собственность как форма реализации охраняемых законом...

Второе р о ж д е н и е траст получил в эпоху научно-технического развития, поскольку эта юридическая конструкция стала очень вы­ годной в использовании инвестиционными банками и другими фор­ мами объединения капиталов. Так доверительная собственность во­ шла в правовую систему Великобритании, а впоследствии была р е ц е п и и р о в а н а в право С Ш А, А в с т р а л и и, Канады, Я п о н и и, стран Латинской Америки и других государств англосаксонской правовой семьи и стран правовой семьи смешанного типа.

Цивилисты романо-германской правовой семьи задумывались над введением расщепленной собственности, когда речь шла о собствен­ ности монополий и было уместно единую собственность «расщепить на вещную и коммерческую». Однако эти идеи не н а ш л и большой п о д д е р ж к и ни в Е в р о п е, ни в Российской и м п е р и и начала X I X в.

В 20-е годы X X в. отечественные цивилисты активно обсуждали роль трестов в управлении государственной собственностью. При этом со¬ ветский трест по правовому характеру был очень близок к английскому трасту — праву доверительной собственности. К вопросу управления имуществом на принципах сугубо гражданско-правовых институтов вернулись в 90-е гг. X X в. вследствие реанимации частной собствен­ н о с т и. Д е к р е т К а б и н е т а М и н и с т р о в Украины от 17 марта 1993 г.

«О доверительных обществах» дал толчок созданию огромного коли­ чества обществ (подобных известной « М М М - к о м п а н и и » ) и траст фондов. По сути их предназначением была организация финансовых пирамид для быстрого обогащения учредителей этих компаний за счет своих вкладчиков. Основой возникновения такой ситуации стала не только неопытность рядовых граждан в новых экономических услови¬ ях, но и в первую очередь — отсутствие надлежащего механизма ре¬ гулирования и защиты более слабой стороны в подобных правоотно¬ шениях, поскольку сущностью деятельности этих компаний фактиче¬ ски была передача средств в собственность (по примеру доверительной собственности), а не в управление.

Упомянутый Декрет является д е й с т в у ю щ и м и по сегодняшний день с изменениями, внесенными согласно законов 1995 и 2006 гг. Он определяет понятие, особенности создания и деятельности довери¬ тельных обществ. По этому нормативному акту доверительное обще¬ ство — о б щ е с т в о с д о п о л н и т е л ь н о й о т в е т с т в е н н о с т ь ю, которое осуществляет представительскую деятельность согласно договору, заключенному с доверителем имущества (учредителем управления, учредителем доверительной собственности) по реализации его прав Раздел 3. Правовые режимы собственности собственника. П р и этом интересным коллизионным моментом рас¬ сматриваемого Декрета выступает то, что: а) имуществом доверителя являются средства, ценные бумаги и документы, которые удостоверяют право собственности учредителя;

б) доверитель имущества передает доверительному обществу полномочия собственника;

в) доверительное общество осуществляет представительские операции.

В чем смысл передачи права собственности на денежные средства и ценные бумаги с последующим осуществлением относительно этого имущества представительских операций? Ответ непригляден и лежит на поверхности. При этом Декрет оперирует терминологией, не соот¬ ветствующей терминологии ГК Украины, и упоминает даже о необхо¬ димости внесения в уставной капитал карбованцев — валюты, которая уже не является национальной валютой, хотя по логике вещей довери¬ тельные общества — это юридические лица, являющиеся профессио¬ нальными управляющими доверительной собственностью. Поэтому порядок установления и прекращения доверительной собственности и, что особо важно, сущность и содержание доверительной собствен¬ ности должны закрепляться нормативным актом.

Положения о доверительной собственности имеются в п. 2 ст. ГК Украины (хотя их не было в проекте Кодекса) и законах Украины «Об ипотечном кредитовании, операциях с консолидированным ипо­ течным долгом и ипотечных сертификатах» и «О финансово кредитных механизмах и управлении имуществом при строительстве жилья и операциях с недвижимостью» (оба с последующими изме¬ н е н и я м и ). Однако в них, как и в ГК, используется только т е р м и н «доверительная собственность» без его четкой дефиниции.

Закон Украины «Об ипотечном кредитовании, операциях с консо¬ л и д и р о в а н н ы м ипотечным долгом и ипотечных сертификатах» до внесения изменений и исключения такого толкования в ч. 1 ст. доверительной собственностью называл особую форму договорных имущественных отношений, регулирующую распоряжение платежа¬ ми по ипотечным активам. Позднее эта норма была исключена, но очень примечателен момент смешения правовой сути института — отнесение его к обязательственным формам, чем она была проигно¬ рирована и вступила в конфликт со ст. 316 ГК Украины.

Как видим, четко с ф о р м у л и р о в а н н о й и адекватно в с т р о е н н о й в украинское нормативное поле конструкции доверительной собствен¬ ности нет. С 2003 г. ничего в законодательном масштабе не измени¬ лось относительно исправления возникшей ситуации, соответствен Глава 4. Доверительная собственность как форма реализации охраняемых законом...

но — надежда в этом вопросе только на судебное правотворчество и доктрину.

Анализируя теоретические положения относительно понятия и толкования доверительной собственности как в международном праве, так и в национальной цивилистической науке, можно сделать вывод о том, что в обобщающем смысле под доверительной собствен¬ ностью (трастом) понимаются правоотношения, складывающиеся по поводу деятельности управляющего имуществом по эффективному осуществлению правомочий собственника этого имущества в инте¬ ресах собственника или указанного им лица (выгодоприобретателя), основанному на доверии между сторонами.

Здесь необходимо обратить внимание на несколько важных мо¬ ментов. Во-первых, содержанием права доверительной собственно¬ сти, по-видимому, также являются правомочия владения, пользования, р а с п о р я ж е н и я и, хотя ст. 317 Г К Украины не у п о м и н а е т об этом, правомочие управления, поскольку управление в установлении до¬ в е р и т е л ь н о й с о б с т в е н н о с т и — о с н о в н о й и н т е р е с ее у ч р е д и т е л я.

Управление как гражданско-правовая категория является абстракт¬ ным, может существовать в каждом правомочии триады права соб¬ ственности, а может быть вынесено и в отдельное правомочие, а так¬ же существует вне права собственности.

Во-вторых, доверительная собственность — это скорее всего не вид права собственности, а ограниченное вещное право (его можно относить к системе ограниченных вещных прав в одном ряду с сер¬ витутом, э м ф и т е в з и с о м, с у п е р ф и ц и е м и т. д. с с о о т в е т с т в у ю щ и м ограниченным вещным правам правовым режимом), которым целе¬ сообразно было бы дополнить ст. 395 ГК Украины о видах вещных прав на чужое имущество и исключить ч. 2 ст. 316 ГК Украины. Объем ограничения и его порядок устанавливаются договором об управлении имуществом.

В-третьих, не акцентируется внимание на таких важных услови¬ ях установления трастовых отношений, как «расщепление» права собственности, когда право собственности на имущество принадле¬ жит одному лицу (учредителю траста), право приобретения выгоды — другому лицу (управляющему), а право на ее получение — третьему лицу (выгодоприобретателю). В этом случае реальный собственник приобретает статус номинального, что в свою очередь в условиях правовой системы Украины закладывает фундамент для возникнове¬ ния многих проблем и недоразумений с дальнейшим использованием Раздел 3. Правовые режимы собственности имущества и защитой прав и интересов собственника после такого «расщепления».

По общепризнанному подходу в праве государств англо­ американской правовой семьи доверительная собственность устанав­ ливается как предотвращение возможности противоправного обога­ щения одного лица за счет другого, в интересах которого оно действу­ ет, а установление «инструментария» траста является специфическим способом защиты против такого обогащения. Это необходимо, по¬ скольку доверенное лицо действует не просто как представитель или управляющий имуществом, а как собственник имущества, передан­ ного в доверительную собственность, может им распоряжаться по своему усмотрению и не отчитываться о своих действиях, главное, чтобы был достигнут желаемый результат. Именно поэтому в Украи¬ не доверительная собственность устанавливается договором управ¬ ления имуществом, вводя таким образом обязательственные механиз¬ мы защиты прав и охраняемых законом интересов собственника.

В понимании юристов континентального права траст — сугубо вещно-правовая конструкция. Но это не совсем так. Англосаксонской правовой семье неизвестно деление права на частное и публичное, на отрасли, да и сам термин «гражданское право» по доктринальным позициям является условным. Институты, которые мы относим к обя¬ зательственным или вещным правам, в этой правовой семье состоят из традиционных институтов реальной и доверительной собствен¬ ности, договоров, деликтов и т. д. Н е с м о т р я на средневозрастную оболочку, право Великобритании оперирует более гибкими подхода¬ ми в регулировании правоотношений, «дефилируя» между нормами общего права и нормами права справедливости. Ю р и с т ы континен¬ тальной правовой семьи, анализируя конструкцию траста, пытаются поместить его в национальное вещное право, т. е. размещают этот институт в известной системе права. Но траст не может быть сугубо вещным институтом (он и возник в праве, которому такое разделение неизвестно), поскольку вещные права бессрочны, а траст всегда уста¬ навливается на определенный срок, он не длится бесконечно.

В вещных правах, как отмечал Ю. С. Гамбаров, между собствен¬ ником и вещью нет никого и ничего, т. е. при реализации своих право¬ мочий собственника человеку не нужно обращаться к третьим лицам, чего нельзя в полной мере сказать о трастовых отношениях. Поэтому разумно считать, что такой институт выступает как бы вещным, «ква¬ зивещным» институтом.

Глава 4. Доверительная собственность как форма реализации охраняемых законом...

Доверительная собственность устанавливается или по закону, или на о с н о в а н и и договора. О с о б е н н о с т ь ю траста является то, что он может быть установлен не только без ведома доверенного лица, но и против его воли — просто в силу закона. Еще одним отделяющим признаком классического траста является тот факт, что доверенное лицо — управляющий, как правило, не получает вознаграждения за свою деятельность как доверительный собственник. Исключение со­ ставляют случаи: а) когда статья о возложении обязанностей включе­ на в документ об установлении траста;

б) если обязанности доверен­ ного лица выполнял профессиональный управляющий, получивший прибыль в процессе совершения действий по управлению и м у щ е ­ ством, то он вправе рассчитывать на гонорар (цену прибыли);

в) когда в контракте с доверенным лицом прописан пункт об установ¬ лении вознаграждения;

г) когда доверенным лицом становится госу¬ дарственный попечитель и когда суд назначает доверенным лицом корпорацию или судебного исполнителя.

У субъектов гражданских правоотношений существует субъек¬ т и в н о е п р а в о передавать и м у щ е с т в о в д о в е р и т е л ь н у ю собствен¬ н о с т ь. П р и этом возникают о п р е д е л е н н ы е ю р и д и ч е с к и е возмож¬ ности, предоставленные субъекту, — правомочия. К ним относятся правомочия на собственные действия — в данном случае учредить (передать имущество) и прекратить доверительную собственность;

правомочия требования — возможность требовать от управляюще¬ го совершения тех действий с доверительной собственностью, ко¬ торые предусмотрены законом или договором, — предоставления отчета учредителю управления и т. д. Право требования к третьим лицам воздерживаться от посягательств на и м у щ е с т в о, переданное в доверительную собственность, — абсолютное право, следует за вещью и таким образом переходит к у п р а в л я ю щ е м у доверительной с о б с т в е н н о с т ь ю. Однако ц е л о с т н о с т ь и с о х р а н н о с т ь и м у щ е с т в а, переданного в доверительную собственность, составляют охраняе¬ мый законом интерес и самого учредителя. Также следует упомянуть о правомочиях на защиту, которые предусматривают возможность использования различных ю р и с д и к ц и о н н ы х и н е ю р и с д и к ц и о н н ы х форм защиты, вещно-правовых и обязательственно-правовых спо¬ собов з а щ и т ы н а р у ш е н н ы х прав при у ч р е ж д е н и и д о в е р и т е л ь н о й собственности.

Доверительная собственность устанавливается в интересах учре¬ дителя или указанного им третьего лица — бенефициария (выгодо Раздел 3. Правовые режимы собственности приобретателя). При этом интерес как категория социогуманитарно го познания обусловливает поведение человека в социуме и развитие самого социума, а интерес как правовая категория — формирование объективного права, существует до з а к р е п л е н и я в с у б ъ е к т и в н ы х правах и вне такого закрепления. Правовая сфера — сфера социальной жизни, которая состоит из совокупности нестабильных социальных систем. Эта нестабильность дает импульс динамичности всему, что с ней соприкасается, — праву, правоотношениям, правосознанию, правовой культуре, правовой системе в целом. Поэтому закон как объективное нормативно выраженное право не способен все охватить и предусмотреть своим регулированием все аспекты человеческой жизни. Исследования правовой сферы через категорию интереса, его сущности, роли, понятия, структуры, системы, без сомнения, означа¬ ют расширение горизонтов, обогащение уже существующих методо¬ логических подходов, связанных с пониманием потенциала права как социального регулятора. Интерес способен опосредовать «норматив¬ ную природу права и устранить погрешности императивов правово¬ го регулирования, будучи индикатором приспособленности поведения и н д и в и д о в ко в с е м ф а к т о р а м, о б у с л о в л е н н ы м д е й с т в и е м п р а в а в обществе». Само по себе право также способно вырабатывать ин¬ тересы, реагируя на вызовы реальной жизни. И в этом смысле инте¬ р е с ы как ю р и д и ч е с к а я категория п р о д о л ж а ю т выполнять задания права — они также регулируют общественные отношения, но уже на другом, более тонком уровне. И н т е р е с ы страхуют от неэффектив¬ ности действия права или от его «недействия» в тех или других си¬ туациях, и т а к и м образом они доносят конкретно желаемое благо конкретному лицу, даже тогда, когда право таких возможностей не предоставляет.

Нормативного определения термина «интерес» в украинском за¬ конодательстве нет. Более того, в различных нормативных актах ис­ пользуется разная терминология. Так, в Конституции Украины, Г К Украины и ряде других законов употребляется термин «интерес», в У К Украины речь идет о «правоохранительных интересах», в про¬ ц е с с у а л ь н ы х кодексах — о «законных интересах» и «охраняемых законом интересах». Кроме терминологической неопределенности, существуют и другие проблемы: иногда невозможно понять, какое Субочев, В. В. Теория законных интересов [Текст] : дис.... д-ра юрид. наук :

12.00.01 / В. В. Субочев ;

ГОУВПО «Тамбов. гос. ун-т». - Тамбов, 2009. - С. 385.

Глава 4. Доверительная собственность как форма реализации охраняемых законом...

значение было вложено законодателем в термин «интерес» в той или иной норме права;

часто интересы просто отождествляются с субъ­ ективными правами, заменяя друг друга;

прослеживается и другая ситуация, когда интересы и субъективные права противопоставляют­ ся д р у г другу, — з а к о н о д а т е л ь п р и м е н я е т р а з д е л и т е л ь н ы й с о ю з «права или интересы». Все это вносит дисбаланс в четкость юриди­ ческих конструкций, изменяет смысл понятий, меняет ориентиры в юридических средствах защиты и в конечном результате снижает эффективность правового регулирования в целом.

Ситуация не проясняется наличием судебного толкования понятия « о х р а н я е м ы й законом и н т е р е с », проведенного К о н с т и т у ц и о н н ы м Судом Украины по делу относительно официального толкования от­ дельных положений ч. 1 ст. 4 Гражданского процессуального кодекса Украины от 1 декабря 2004 г. Согласно этому Решению охраняемые законом и н т е р е с ы — это с т р е м л е н и е к п о л ь з о в а н и ю к о н к р е т н ы м м а т е р и а л ь н ы м и/или н е м а т е р и а л ь н ы м благом как обусловленное общим содержанием объективного права и прямо не опосредованное в субъективном праве простое легитимное дозволение, которое явля¬ ется самостоятельным объектом судебной защиты и других средств правовой охраны с целью удовлетворения индивидуальных и коллек¬ тивных потребностей, не противоречащих Конституции и законам Украины, общественным интересам, справедливости, добросовест¬ ности, разумности и другим общеправовым началам.

Охраняемые законом интересы регулируют ту сферу отношений, углубление в которую для субъективного права законодатель считает невозможным или нецелесообразным. Право порождает интересы, их регулирует, а интересы, в свою очередь, порождают право, в том числе право на юридические средства гарантии осуществления и охраны. На реализацию интересов большое влияние оказывает их сущность: какой именно интерес реализуется — частный или публич­ ный. Этот факт тянет за собой ц е л ы й ш л е й ф д а л ь н е й ш и х звеньев в механизме правового регулирования. При учреждении доверитель¬ ной собственности огромный пласт отношений остается неурегули¬ рованным, и категория охраняемых законом интересов — это именно тот юз, что позволит защитить интересы как учредителя и выгодо¬ приобретателя, так и управляющего доверительной собственностью Справа щодо офіційного тлумачення окремих положень частини першої статті Цивільного процесуального кодексу України [Текст] : Рішення Конституційного Суду України від 01.12.2004 р. // Уряд. кур'єр. - 2004. - № 239 (дод. «Документи»). С. 7-12.

Раздел 3. Правовые режимы собственности в рамках ст. 16 ГК Украины и инструментария процессуальных ко­ дексов.

Но при этом акцентируем внимание на том, что интерес — все­ охватывающая и универсальная категория, и можно смело утверждать о наличии как минимум четырех субъектов интересов: лицо, группа, общество, государство, а значит, м ы можем говорить об индивиду¬ альных, групповых, о б щ е с т в е н н ы х и государственных и н т е р е с а х в сфере учреждения доверительной собственности. И все они могут выступать как публичные, так и частные. Н и в коем случае нельзя их делить по субъекту и относить индивидуальные и групповые интере¬ сы к частным, а общественные и государственные — к публичным.

Государство также может преследовать частные интересы — интере¬ сы, которые не покрываются компетенцией государственных органов, а отдельное л и ц о — преследовать п у б л и ч н ы й интерес, передавая имущество в доверительную собственность. Что касается реализации конкретных охраняемых законом интересов в доверительной соб¬ ственности, то к ним можно отнести публичные и частные интересы в активизации гражданского оборота, трансформации экономических отношений, унификации гражданского законодательства в европей­ ском или м и р о в о м м а с ш т а б е, у в е л и ч е н и и аккумуляции капитала, получении быстрого эффекта от распоряжения объектами народного хозяйства. Однако для эффективного применения института довери¬ тельной собственности необходимо сформировать его основные по¬ н я т и я и м е х а н и з м ы р а б о т ы, н а д л е ж а щ и м о б р а з о м « в п и с а т ь » эту конструкцию в отечественную нормативную базу.

Глава 5. Корпоративная собственность Обычно собственность характеризуется как экономическая кате¬ гория, обусловливающая соответственно правовую категорию как право собственности в объективном и субъективном смыслах. По¬ следнее же анализируется посредством его субъектного состава, объ¬ ектов и содержания в смысле правомочий собственника. Такая типо¬ вая схема, как типовые квартиры в домах с типовыми проектами, дает свой результат в смысле общего представления об этом праве. В то же время феномен собственности, как и любой другой общественной институции, предполагает ее развитие, что не может не видоизменить наше представление о ее сущности.


Глава 5. Корпоративная собственность На протяжении последнего десятилетия в Украине стало более или менее активно восстанавливаться акционерное движение, воз­ никать акционерные общества. Рассмотрим право собственности этих юридических лиц, называя их корпорациями, как это общепринято в мире, что вряд ли может быть оспорено и в теории права Украины.

Поэтому первая оговорка, которую следует сделать, прежде чем при­ ступить к анализу отношений собственности, — это отождествление АО с корпорациями. Тогда логично утверждать, что право собствен­ ности АО есть право собственности корпораций или право корпора­ тивной собственности. Здесь также вряд ли можно ожидать весомых контраргументов против такой терминологии, поскольку как для за¬ конодателя, так и в науке стало общепринятым говорить о праве соб¬ ственности государства как о государственной собственности, а право собственности территориальных громад именовать коммунальной собственностью. Поэтому второй оговоркой будет понимание корпо¬ ративной собственности как собственности корпораций (АО).

Третьей оговоркой будет неразрывная связь анализа отношений корпоративной собственности и корпоративного управления как двух взаимосвязанных и в з а и м о о п р е д е л я ю щ и х правовых конструкций.

Наконец, четвертой оговоркой как ориентиром для проведения ис¬ следования корпоративной собственности является отслеживание ее истоков в экономических отношениях.

I. Экономический аспект корпоративной собственности 1. Экономические отношения по формированию корпоратив­ ной собственности в Украине. К пониманию корпоративной соб Спасибо-Фатєєва, I. В. Історико-економічний нарис розвитку акціонерного руху в Україні [Текст] / І. В. Спасибо-Фатєєва // Проблеми законності. - 2000. - № 45. С. 71-75;

Она же. Короткий нарис становлення корпоративного руху в Україні [Текст] / І. В. Спасибо-Фатєєва // Бюл. з корпоративного управління. - 2001. - № 3. - С. 9-10.

Спасибо-Фатєєва, І. В. АО с позиций теорий юридических лиц [Текст] / I. В. Спасибо-Фатєєва // Проблемы законности. - 1999. - № 40. - С. 57-67;

Она же.

Акціонерне товариство як різновид корпорації [Текст] / І. В. Спасибо-Фатєєва // Бюл.

з корпоративного управління. - 2001. - № 4. - С. 8-9.

Корпорациями принято считать и другие хозяйственные общества - с ограни­ ченной и дополнительной ответственностью. Однако для целей исследования сущнос­ ти корпоративной собственности ограничимся АО, именно в которых отношения собственности трансформировались настолько, что становится очевидным их прин¬ ципиальное отличие от отношений собственности в иных корпорациях и обществах.

Раздел 3. Правовые режимы собственности ственности следует подходить системно. Будучи взаимосвязанной с корпоративным управлением, она должна рассматриваться на двух уровнях, исходя из широкого и узкого пониманий самого корпоратив¬ ного управления. Корпоративное управление (в широком смысле) и корпоративная собственность неизбежно связаны с процессами привлечения капиталов для деятельности корпорации. Объективные процессы, наблюдаемые в сфере становления корпоративной соб¬ ственности, таковы. Если в советский период это были централизо­ в а н н ы е к а п и т а л ь н ы е в л о ж е н и я, то с н а ч а л а 90-х гг. X X в. с т а л и выстраиваться новые ориентиры, требующие новых источников фи¬ нансирования. Одним из них предполагались акционерные формы юридических лиц с привлечением капитала за счет продажи акций.

Сработала ли эта схема? Совершенно очевидно, что не сработала.

До настоящего времени в нашей стране преобладают частные (быв­ шие — закрытые) АО, создание которых не ставило целью привлече¬ ние капитала, а и м е л о и н ы е п р и о р и т е т ы — з а к р е п л е н и е влияния в корпоративном управлении (органах АО).

Эта тенденция прослеживается как при создании АО, так и при преобразовании государственной собственности прежде всего в кор¬ поративную. Сама идея приватизации основывалась на преобразова¬ нии госпредприятий в негосударственные корпорации путем оплаты госимущества приватизационными имущественными сертификатами.

Денежные средства при сертификатной приватизации играли незна¬ чительную роль, да и предназначались они не для накопления капи¬ тала корпорацией, а для расчета с государством. От государства такие корпорации также не получили д е н е ж н ы х средств, и это понятно, поскольку они приобрели и м у щ е с т в о в собственность, хотя в про¬ граммах приватизации была заложена постприватизационная под¬ держка таких корпораций.

Стратегические инвесторы появились значительно позже, но и они тотально не выполняли и продолжают не выполнять свои инвестици Широкое: во взаимосвязи участия корпорации в различных экономико-правовых процессах, структурах и механизмах - в инвестировании, обороте и проч. с их различными моделями. Узкое: построение, компетенция и функционирование орга­ нов корпорации (см.: Спасибо-Фатєєва, I. В. Сучасні проблеми корпоративного управління в Україні [Текст] / I. В. Спасибо-Фатєєва // Вісн. Акад. прав. наук Украї­ ни. - 2002. - № 3. - С. 92-115).

Спасибо-Фатєєва, I. В. Сучасні проблеми перетворення державної власності і корпоративних прав держави [Текст] / I. В. Спасибо-Фатєєва // Вісн. Акад. прав.

наук України. - 2002. - № 4. - С. 94-105.

Глава 5. Корпоративная собственность онные обязательства и изобличаются в занижении покупной цены.

Этот способ создания отечественных корпораций как источник вло¬ жения капиталов также не привлек ни денежных потоков, ни интере¬ са широких масс (хотя бы акционеров-работников) в участии в уве¬ личении капитала АО.

Н е л ь з я не назвать еще два э к о н о м и ч е с к и х рычага, не способ¬ ствующих капиталопотокам в АО, — это процессы банкротства гос¬ п р е д п р и я т и й с п р о д а ж е й их и м у щ е с т в а за б е с ц е н о к и п р о ц е с с ы удержания госсобственности путем создания государственных и на¬ циональных АО. Понятно, что такие «способы решения проблем» не приводят к притоку капитала за счет вложений средств в акции.

Наконец, процессы продажи пакетов акций иностранным инве¬ сторам сопровождались на протяжении 90-х годов и начала нового века такой возней при постоянном изменении законодательства и го¬ сударственных гарантий, что это не позволило иностранным инве¬ сторам убедиться в благополучности вложения инвестиций в украин¬ скую экономику (не считая некоторых камикадзе или отечественных н у в о р и ш е й, с о з д а ю щ и х компании за границей с ц е л ь ю обратного инвестирования в Украину). Это, конечно, не относится к «образцово показательному процессу прихода в украинскую экономику стале магната», принесшего и в бюджет деньги, и предполагается, что и в сам комбинат будут сделаны вложения. Пока мы только наблюдаем, как н а ш и власти н о с я т с я с « п и с а н о й т о р б о й » и н в е с т и ц и й, какие оценки и прогнозы при этом высказываются (а они весьма и весьма своеобразны и даже противоположные из них не л и ш е н ы весомых аргументов).

Одно л и ш ь совершенно очевидно из всего сказанного, что все эти процессы неэффективны для увеличения объемов корпоративной собственности и запуска самозадействования механизмов ее функ­ ционирования. Кроме того, экономические п р и ч и н ы неэффектив Что касается последнего, то это предмет отдельного обсуждения, в который оказывается втянутой вся страна, хотя определенно виноват здесь продавец - госу¬ дарство, и проблема с так называемой реприватизацией находится на грани полити¬ ки, что не предполагает никакой имущественной ответственности, а возлагает ее только на вторую сторону сделки - инвестора, приобревшего госимущество по за­ ниженной цене. Однако, помимо всего прочего, это не имеет отношения к нашей статье, ибо инвестор, обвиняемый в занижении покупной цены, если это так, то не доплатил государству, а не АО. Мы же анализируем отношения по капиталовложе­ ниям в АО. Более того, если это так, то позволю себе высказать совершенно крамоль¬ ную мысль, что это плохо для государства как продавца, а для развития АО это не плохо, ибо инвестор вкладывает больше средств в его развитие.

Раздел 3. Правовые режимы собственности ности преобразования госсобственности на корпоративную таковы:

а) высокие фондо- и энергоемкость производства, и м е в ш и е место на г о с п р е д п р и я т и я х ;

б) тотально у с т а р е в ш и е о с н о в н ы е средства, которые требуют практически полной замены, но за которые следо¬ вало заплатить при приватизации (вплоть до дооценки их стоимости при полной амортизации);

в) исторически сложившийся градообра¬ з у ю щ и й характер большинства крупных госпредприятий с необхо¬ димостью решения сопутствующих проблем при приватизации (социального, жилищного характера, переобучения лиц для их ново¬ го трудоустройства, м и г р а ц и и ) ;

г) т е с н ы е м е ж о т р а с л е в ы е хозяй¬ с т в е н н ы е связи (в том числе с п р е д п р и я т и я м и б ы в ш и х с о ю з н ы х республик), монопольный характер многих предприятий в регионе.

Р а з р ы в этих связей ставил под угрозу с а м о с у щ е с т в о в а н и е пред¬ приятий.

Эти макроэкономические процессы потребовали:

- продуманности и взаимосвязанности преобразований собствен¬ ности;

- согласования этих преобразований с госпрограммами социальной поддержки населения и мелкого бизнеса для решения вопросов жиз¬ необеспечения высвобождающихся с госпредприятий трудящихся;

- источников финансирования проводимых программ;


- сбалансирования налогообложения.

Даже такой беглый и поверхностный взгляд на проблему преоб¬ разования госсобственности в корпоративную с точки зрения отнюдь не экономиста позволяет утверждать, что объективно достичь того, к чему призывали лозунги при приватизации, было невозможно. Ни¬ какого эффективного собственника в результате этих процессов за¬ получить было нельзя.

Тогда следует поставить вопрос иначе: кто был бы заинтересован в капиталовложениях в акции?

Во-первых, финансово-промышленные группы, которых на начало 90-х годов в Украине просто не было. В настоящее же время подоб¬ ные структуры активны как в приобретении госсобственности, так и в иных способах укрупнения капитала. Цель — получение контро¬ ля не только за отдельным предприятием, но и за всей отраслью.

Об иностранных инвесторах речь уже шла.

Де-юре их практически нет, а де-факто они сформированы, хотя имеют различ¬ ную организационную структуру.

Глава 5. Корпоративная собственность Во-вторых, партнеры по производственной кооперации: если с л о ж и л и с ь более или менее д л и т е л ь н ы е х о з я й с т в е н н ы е связи, то партнеры, как правило, в той или иной мере осведомлены о действи¬ тельном состоянии дел друг друга и если есть возможность, то они заинтересованы поучаствовать в управлении делами партнера, что повлечет за собой иной уровень отношений между ними.

В-третьих, торговые компании, специализирующиеся на продаже продукции. Их интерес заключается в увеличении объемов продаж, что возможно при доступе к управлению своими контрагентами. В свое время «движение» по созданию в Украине так называемых торговых домов не получило должного распространения. Биржевая торговля до настоящего времени находится в зачаточном состоянии, а вот посред¬ ническая на неорганизованном рынке достаточно устоялась.

В-четвертых, финансовые учреждения — банки, инвестиционные компании, другие инвестиционные институты потенциально и про¬ фессионально заинтересованы во вложении денежных средств с их эффективной отдачей. Однако в Украине их участие в инвестировании также нельзя назвать типичным, поскольку инвестиционные компании не являются мощным институтом, скандалы на страховом рынке и от¬ сутствие негосударственных пенсионных фондов не способствуют у ч а с т и ю п о д о б н ы х и н с т и т у ц и о н а л ь н ы х и н в е с т о р о в во в л о ж е н и и средств в приобретение пакетов акций.

В-пятых, члены трудового коллектива, как правило, приобретали акции за счет приватизационных бумаг, а их приоритетные права на денежное приобретение акций мизерные, за исключением руководя¬ щего состава госпредприятий, которые сами или через других лиц приобретали крупные пакеты акций.

Наконец, в-шестых, любые желающие приобрести акции при до¬ полнительной эмиссии. Однако они должны при этом исходить из до¬ ходности таких вложений, чего нет в действительности, ибо дивиденды не платятся, а вторичный фондовый рынок, который мог бы дать при¬ ращение от курсовой разницы, не сложился. Кроме того, эмиссии акций преследуют другие цели, чем привлечение капитала, а именно: перерас¬ пределение управления. Следовательно, акции в открытую продажу попадают крайне редко. Приобретение же мелких пакетов акций бес¬ смысленно в связи с отсутствием у мелких акционеров механизмов влияния на управление, а также желания этого. То есть если даже пред¬ положить, что акции поступили в открытую продажу, то это настолько непривлекательно, что их приобретение вряд ли будет возможно.

Раздел 3. Правовые режимы собственности 2. Корпоративная собственность как результат динамических процессов использования капитала. Изложенное свидетельствует о том, что формирование корпоративной собственности в Украине экономически не обусловлено процессами притока капитала (как это ни парадоксально). Иначе говоря, у ее истоков не стоит объединение капиталов многочисленных инвесторов. Но это еще полбеды. Завер¬ шает прискорбную картину наших корпораций то, что корпоративный капитал и впоследствии практически обездвижен. Это и есть одно из основных сущностных противоречий самой природы корпоратив¬ ной собственности, которая должна быть в постоянном движении.

Так, в п о с л е в о е н н у ю эру Нью-йоркская фондовая биржа уверяла, что сделает каждого американскими акционерами, которые могли бы приобретать прибыль от операций с ними. Понятно, что интерес в приобретении акций состоит в их прибыльности, для чего немало¬ важное значение имеют дивиденды. По этому поводу также укажем на американский постулат, высказанный судом в деле о невыплате корпорацией Форда дивидендов акционерам с мотивировкой о необ­ ходимости расширения производства: «Коммерческая корпорация организована и направлена прежде всего для дохода акционеров».

Вследствие этих основополагающих для корпоративной собствен¬ ности ориентиров вместо нескольких постоянных акционеров созда¬ вался мир, в котором происходили постоянное движение капитала в акции, продажа и покупка акций и их производных. Это, в свою очередь, приносит доход и корпорациям, и акционерам. П р и этом производственный капитал стабилен, он наращивается и приносит прибыль. Управление стабильно и не зависит от перекупки пакетов акций. Приобретение пакетов акций ставит целью получение дохода, а не смещение руководителей (менеджеров, директоров, особенно если они хорошо работают).

В Украине нынче отстраиваются акционерные империи по типу тех, которые функционировали столетие назад на Западе, когда глав¬ ной определяющей целью вложения капитала было сосредоточение пакета акций, позволяющее безоговорочно управлять корпорацией, и сохранение закрытости АО.

Очевидно, вряд ли позволительно упрекать кого-либо в этом, ибо нам следует пройти этот путь закономерностей развития корпоратив¬ ной собственности и корпоративного управления. Единственное, на Вряд ли при этом подходит термин «стабилен», особенно когда речь идет о по­ стоянной угрозе реприватизации и корпоративных войнах.

Глава 5. Корпоративная собственность что следует указать как на негатив, — искусственное сдерживание данного процесса развития, который наблюдается в Украине и про­ является в д л и т е л ь н о м бойкотировании Закона « О б а к ц и о н е р н ы х обществах», принятом лишь в 2008 г., и стремлении л ю б ы м и спосо­ бами сохранить закрытость акционерных обществ. Вследствие этого у нас длительное время:

- абсолютно отсутствовал механизм, с д е р ж и в а ю щ и й к р у п н ы х акционеров и з а щ и щ а ю щ и й мелких акционеров (правила о сделках с заинтересованностью, крупных сделках, механизма выкупа акций и др.);

- напротив, распространено использование бизнес-структурами, заинтересованными в перераспределении собственности, мелких акционеров как орудия для блокирования деятельности АО путем подачи исков со втягиванием в длительные и бесперспективные су¬ дебные процессы;

- капитал концентрировался у группы лиц и при этом не фигури­ ровал в сделках на фондовом рынке, т. е. происходило приобретение (в том числе захват) и удерживание пакета акций, что влияет на сдер¬ живание инвестиционных потоков;

- формировалась тенденция к отделению производственного ка¬ питала от торгового, вследствие чего получение прибыли имело место за счет оборота капитала, выведенного за пределы корпорации.

С о в р е м е н н а я ситуация с у щ е с т в е н н ы м образом не изменилась с принятием Закона «Об акционерных обществах».

3. Структура корпоративной собственности. Интересы вло¬ жения капитала различными субъектами рыночных отношений во¬ площаются в так называемой структуре корпоративной собствен¬ ности, которая представляет собой деление уставного капитала АО на доли с соответствующим распределением пакетов акций между различными акционерами (мажоритарными, миноритарными, стра¬ тегическими инвесторами, финансовыми институтами и др.) Такая структура корпоративной собственности непосредственно отражает¬ ся на корпоративном управлении в узком смысле — формировании органов АО и их деятельности. Причем это настолько тесная и оче¬ видная связь, что отвергать ее указанием на некоторую противоречи¬ вость самого термина «структура собственности» нецелесообразно.

Этот термин является вспомогательным для понимания сущности всего комплекса отношений «корпоративная собственность — кор¬ поративное управление».

Раздел 3. Правовые режимы собственности Учитывая то значение, которое ныне придается в Украине корпо­ ративному управлению, можно, перефразировав выражение «Через тернии — к звездам», провести аналогию: «Через корпоративную собственность — к корпоративному управлению». Может быть, и м е н н о это и я в л я е т с я к в и н т э с с е н ц и е й н а ш и х п р о б л е м в д а н н о й сфере, поскольку следует стремится как раз к обратной связи: с по­ мощью надлежащего корпоративного управления достичь эффек­ тивной отдачи от корпоративной собственности в виде приращения капитала.

Структура корпоративной собственности позволяет определиться с тем, стоит ли вообще приобретать акции, поскольку сфера управ¬ ления уже обозначена крупными акционерами, а дохода от вложений не предвидится. И напротив, исходя из структуры корпоративной собственности «корпоративные пираты» устанавливают «слабое звено», через которое воздействуют на корпоративное управление, скупая акции или приобретая доверенности.

В свою очередь, такая ситуация с инвестированием в акции ска¬ зывается на корпоративном у п р а в л е н и и в ш и р о к о м с м ы с л е — на оборотоспособности капитала, привлекательности акций на фондовом рынке, что обусловливается эффективностью управления в АО, про¬ зрачностью этих п р о ц е с с о в, п р и б ы л ь н о с т ь ю компании, выплатой д и в и д е н д о в, р о с т о м курса акций и др. В отсутствие н о р м а л ь н о г о уровня этих показателей акции не будут привлекательными и, как следствие, степень оборотоспособности капитала снижается за счет устранения этих сфер для его привлечения.

С учетом п р и в е д е н н ы х р а с с у ж д е н и й у с т а в н ы й капитал — это сосредоточение (ядро) корпоративной собственности. Он является определителем корпоративного управления. Посредством корпора¬ тивного управления отрабатываются структуры капиталопотоков на производственный, торговый (оборотный) и потребительский. По¬ следние два стремятся к автономности и не создают базу для доход¬ ности производственного капитала.

Таким образом, м ы проследили связь от макропроцессов до ми¬ кропроцессов корпоративной собственности и корпоративного управ¬ ления с возвращением снова на макроуровень.

Если в таком ракурсе рассматривать п р о б л е м ы корпоративной собственности, то становятся очевидными и причины неэффектив¬ ности реформирования экономики. Мировой опыт проведения реформ в странах, которые могут послужить образцом в этом, указывает на Глава 5. Корпоративная собственность то, что именно в процессе реструктуризации старых организационно правовых форм предпринимательской деятельности наблюдаются темпы роста. Это связано в первую очередь с тем, что именно в ука­ з а н н ы й период привлекался н а и б о л ь ш и й объем и н в е с т и ц и й и это приводило к преобразованию отношений собственности и как след¬ ствие корпоративного управления.

В Украине ни такого инвестиционного бума, ни привлечения ка­ питала для сущностных изменений в структуре собственности, ни ощутимых сдвигов в корпоративном управлении в целом по стране не наблюдается. Украинскую действительность можно представить так: безденежная (сертификатная) приватизация = перекупка акций (вкладов, паев) = устранение мелких акционеров и сосредоточение пакетов акций в руках одного или группы лиц = рост производства и р а с ш и р е н и е б и з н е с а без д о п о л н и т е л ь н ы х и н в е с т и ц и й в в и д е структурных изменений уставного капитала = низкая прибыльность или отсутствие таковой и, как следствие, невыплата дивидендов = низкая активность фондового рынка, граничащая с отсутствием котировок акций отечественных АО по причине их неприбыльности, з а к р ы т о с т и АО и н е з а и н т е р е с о в а н н о с т и в п р и в л е ч е н и и капитала таким способом.

Итог: сущностное значение корпоративной собственности состо¬ ит, во-первых, в ее предназначении как аккумулятора капитала и при¬ чем таким образом, что «целое будет представлять собой больше, чем сумма его частей»;

во-вторых, в непосредственной связи с корпора­ т и в н ы м у п р а в л е н и е м ;

в-третьих, в высокой с т е п е н и доходности, приносимой ею;

в-четвертых, в мобильности капитала, который мо¬ билен настолько, насколько мобилен рынок акций;

в-пятых, сосредо¬ точение капитала позволяет решать направления его применимости, а значит, и доступности продукции и услуг и цен на них;

в-шестых, экономическая составляющая корпоративной собственности перерас¬ тает в с о ц и а л ь н у ю и п о л и т и ч е с к у ю, ибо к о р п о р а т и в н ы й капитал позволяет решать многочисленные социальные вопросы, в том числе стабильности, соцобеспечения, наличия рабочих мест и др., а также этим обуславливает политическую обстановку в стране, не говоря уже о непосредственном и опосредованном участии представителей крупного бизнеса в политической жизни.

3 цього питання також див.: Спасибо-Фатєєва, І. В. Трансформери власності в індивідуально-суспільному аспекті [Текст] / І. В. Спасибо-Фатєєва // Вісн. Акад.

прав. наук України. - 2006. - № 1.

Раздел 3. Правовые режимы собственности II. Правовой аспект корпоративной собственности 1. Изменение сущностных черт права собственности. Можно уверенно утверждать, что м ы пережили те дикие времена, когда на¬ блюдалось полное непонимание корпоративной собственности, когда а к ц и о н е р ы считали себя с о б с т в е н н и к а м и вещей ( и м у щ е с т в а ) АО и закрепляли за собой помещения, оборудование. Они «выходили»

из АО и забирали что-либо из вещей себе, оставляя свои акции. Это не было удивительно, ибо мы так стремительно пытались изменить сложившиеся представления о собственности, что мало кто осознавал, что такое акции, что такое АО и какие отношения при этом возника¬ ют. Теперь уже не следует объяснять то, что акционер не имеет доли в имуществе компании. Даже если его пропорциональная доля активов компании стоила, например, эквивалент одного здания или компью¬ тера, он не может считать их своими, использовать или продавать.

Таким образом, в схеме отношений корпоративной собственности акционер и вещь (имущество АО) разделены — это первое. Важно при этом отметить, что уже приведенный факт уводит от понимания корпоративной собственности как вещного права, которое по обык¬ новению, дошедшему до нас с римских времен, является олицетво¬ рением непосредственного господства над вещами.

Второе. Разделены и лица, чей капитал в совокупности дает кор¬ поративную собственность, — акционеры. Снова кажущийся пара¬ докс: акционеры объединяют свои средства, не объединяясь сами?

Здесь следует четко усвоить одно правило: имеет место не объедине¬ ние акционеров, а объединение их капиталов путем вложения ими средств в акции. А к ц и о н е р не находится ни в каких о т н о ш е н и я х с остальными акционерами (за исключением договоров, заключаемых между акционерами);

их общность интересов ограничена ценой ак¬ ционерного капитала. О н и не и м е ю т ни прав, ни обязанностей по отношению друг к другу. Даже если они и собираются один раз в год В этом отношении следовало бы указать и на то, что в АО эти процессы клас­ сически отделяли акционеров от имущества, «убирая» понимание их прав как вещных вообще. В отличие от акционеров пайщики в сельскохозяйственных коллективных предприятиях, которые в свое время создавались в Украине и ныне продолжают участвовать в отношениях так называемого расспаевания земель, имели право на пай, которое предоставляло им и права на земельные участки, т. е. в этой схеме вещная связь между вкладчиком (пайщиком) и имуществом юридического лица со¬ хранялась.

Глава 5. Корпоративная собственность на общее собрание и если гипотетически предположить, что собе¬ рутся все, то и тогда они не вступают между собой в правоотноше­ ния, ибо это мероприятие призвано реализовать право каждого на участие в управлении.

Третье. Наделяются полномочиями по управлению капиталом лица посторонние, но имеющие опыт именно в этой сфере, — менеджеры.

Четвертое. Э т а схема о т н о ш е н и й я в и л а с ь результатом свое¬ о б р а з н о г о торга м е ж д у н е п о с р е д с т в е н н о й п р е д п р и н и м а т е л ь с к о й д е я т е л ь н о с т ь ю с о б с т в е н н и к а с его о т в е т с т в е н н о с т ь ю за результа¬ т ы и у с т р а н е н и е м а к ц и о н е р о в от о т в е т с т в е н н о с т и за использова¬ н и е их к а п и т а л а. То е с т ь о н и л и ш ь п р и о б р е т а ю т п р е и м у щ е с т в а (в виде д и в и д е н д о в ), но л и ш е н ы н е г а т и в о в, за и с к л ю ч е н и е м не¬ с е н и я р и с к а н е п р и б ы л ь н о г о и с п о л ь з о в а н и я их к а п и т а л а в п л о т ь до его у т р а т ы.

Пятое. Как следствие отмечают отделение собственности и кон¬ троля, который был фокусом б о р ь б ы над корпоративным управле¬ нием.

Вот, пожалуй, основные черты, характеризующие право корпо¬ ративной собственности. Рассмотрим их несколько подробнее.

1. Освобождение от понимания акционеров как собственников кор­ пораций. Приемлема ли вообще модель, которая для экономистов вы¬ глядит априорным разумением права собственности корпораций и со¬ стоит в том, что акционеры и есть «собственники корпорации»? Сна¬ чала юристы их поправляли и говорили о том, что юридически имеют место разные собственники, у которых возникают разные объекты их права: у акционеров — акции, а у АО — имущество. Впрочем, скла¬ дывается впечатление, что модель «акционеры — собственники кор­ порации» вроде бы и не противоречит экономической структуре от¬ ношений, поскольку акционеры передали свой капитал корпорации, и она ими манипулирует постольку, поскольку они это определили и контролируют. Вместе с тем все далеко не так.

Спасибо-Фатєєва, I. В. Правова природа корпоративних правовідносин в акціо­ нерних товариствах [Текст] / I. В. Спасибо-Фатєєва // Вісн. Акад. прав. наук Укра­ їни. - 1998. - № 3. - С. 58-66;

Она же. Про розуміння акціонерних правовідносин [Текст] / I. В. Спасибо-Фатєєва // Вісн. Акад. прав. наук України. - 2000. - № 3. С. 91-101.

Очевидно даже различие терминов: управление вместо традиционных право­ мочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Это и неудивительно, ибо, не будучи собственниками, менеджеры осуществляют словно бы те же три правомочия, но совсем на иной правовой основе.

Раздел 3. Правовые режимы собственности Начнем с того, что бесспорно: единственная вещь, собственниками которой они являются, — это их акции, которые, однако, не предостав­ ляют им прав и обязанностей, традиционно связанных с собственно­ стью. Что касается прав, то вместо физических свойств, присущих телесной вещи, акционер, имея ценную бумагу, имеет (я бы даже ска­ зала) не набор прав, а их ожидание. И права эти словно бы касаются предприятия (имущества АО), но в то же время и нет, ибо не имеют отношения к его физическим свойствам, а относятся к абстрактному капиталу и его далеко не непосредственному использованию, а лишь через информирование об этом менеджерами и соответственно вы¬ сказываемой оценкой их деятельности. К тому же акционеры не несут никакой обязанности относительно предприятия (имущества или так называемой вещественной собственности). То есть отсутствует то, что составляет сущность правила «собственность обязывает».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.