авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Ивановский государственный ...»

-- [ Страница 2 ] --

Дж. Н. Клотц пишет [32]: «Первые попытки научить животных обще нию в самом полном смысле этого слова были безуспешны. До сих пор время от времени предполагается, что некоторые животные спо собны думать, размышлять и общаться. … Сегодня многие психо логи и антропологи считают, что эти животные не научились исполь зовать язык, – скорее то, что интерпретировалось как использование языка, было в действительности реакцией на условные рефлексы.

… Разрыв между человеком и антропоидами сохраняется, и спо собность использовать язык все еще остается уникальной человече ской особенностью».

Дело в том, что именно умение разговаривать (общаться) счита ется в науке одним из главных критериев способности мыслить. Как писал Л.С. Выготский, «значение слова, с психологической стороны,... есть не что иное, как обобщение, или понятие. Обобщение и зна чение слова суть синонимы. Всякое же обобщение, всякое образова ние понятия есть самый специфический, самый подлинный, самый несомненный акт мысли. Следовательно, мы вправе рассматривать значение слова как феномен мышления». При этом, как отмечается в [18], «способность животных к символизации была доказана разными способами». Поэтому «к настоящему времени доказательства наличия у животных элементов мышления представляются все более убеди тельными благодаря своему разнообразию и многократной проверке в ряде лабораторий, и голоса скептиков звучат все слабее» [18].

Таким образом, в вопросе о мышлении животных у ученых сего дня нет единодушного мнения. Причина этого, как обычно в таких случаях, кроется в попытках свести какое-то явление к чисто челове ческим проявлениям. То есть если животные не могут разговаривать на человеческом языке, то они не обладают мышлением? А может быть, это человек в чем-то ущербен, если он не понимает языка жи вотных, в то время как сами животные отлично понимают не только язык своей популяции и даже своего вида, но и языки животных дру гих видов?

Что значит понять? Понять, значит, расшифровать полученную из внешнего мира информацию и сформировать адекватную реакцию на нее. Информация – это некое знание, идея, закодированная в сим вольном виде. Зная смысл каждого символа, можно расшифровать по лученную информацию, то есть понять ее. И здесь в принципе не так уж и важно, является ли способность к пониманию этих символов врожденной или приобретенной. И здесь совершенно неважно, явля ется ли символ словом, или жестом, или мимикой, или другим движе нием тела, или запахом – все это может быть знаком, символом. И ес ли животные умеют понимать эти символы, то разве не говорит это о способности мыслить в том смысле, который вкладывал в это понятие Выготский? Человек уже практически разучился понимать язык жи вотных, но сами-то животные это умеют!

Так, в своей книге «Язык лошадей. Образ жизни, поведение, фор мы общения» [43] М. Шефер открывает богатый мир общения лоша дей. Надо было посвятить всю свою жизнь изучению этих животных, чтобы понять смысл символов языка животных. И эти символы часто универсальны для всего живого мира. Например, прямой взгляд чело века на необъезженную лошадь говорит об угрозе. Поэтому фраза «я не несу опасности» на языке животных выражается в том, что вы де монстративно отворачиваетесь от него. Я часто пользуюсь этим, если прохожу мимо птиц, например, галок или ворон, если не хочу, чтобы они улетали при моем приближении. Иногда я проходил на расстоя нии вытянутой руки от вороны, и она не пугалась меня. Секрет прост, когда я приближаюсь к ней, я демонстративно отворачиваюсь. Воро ны это понимают. К сожалению, мои познания языка животных на этом практически исчерпываются. Люди слишком озабочены общени ем друг с другом, чтобы делать попытки понять животных. И многие ученые-скептики, изучающие общение животных, пытаются найти в нем обычно нечто такое, что характерно именно для человеческого словесного общения. А так как они этого не находят, то заявляют, что животные мыслить не способны, чем вызывают несогласие со сторо ны владельцев домашних животных.

Итак, однозначного понимания феномена разума не существует.

Для нас слово «разум» ассоциировано с другим словом – «сознание».

В человеке сознание связано в первую очередь с ощущением соб ственного Я, с осознанием самого себя и своего места в мире (рефлек сия). Обладают ли способностью к подобному осознанию животные?

В поведении человека условно можно выделить две группы по ступков: осмысленные и неосмысленные. Неосмысленное поведение реализуется автоматически, рефлексивно. Рефлекс – это запрограмми рованный ответ на типичную ситуацию. Различают безусловный ре флекс, реализуемый врожденными механизмами, заложенными в осо бенностях строения тела, и условный рефлекс, приобретенный в про цессе жизнедеятельности. Неосмысленное поведение может быть реа лизовано и как результат неосознанного решения в подсознании неко торой творческой задачи, для которой не существует изначально за программированного механизма решения. Осмысленное поведение отличается присутствием в нем некоего осознающего начала – чело веческого Я. Под разумом мы понимаем обычно именно этот послед ний вариант поведения, освещенный светом осмысления.

Некоторые считают, что в поведении животных присутствуют только неосмысленные рефлексы. Получается, что животные – это очень сложные автоматы – биороботы. Справедливости ради необхо димо отметить, что в последнее время наметилась тенденция к пре одолению такого механистического понимания животного мира. По явилось множество исследований, показывающих, что животные мо гут и общаться друг с другом, и принимать незапрограммированные решения творческого характера, и использовать орудия труда, и обу чать своих детей приобретенным навыкам, и даже любить. И все-таки в массе своей люди не склонны наделять животных способностью ду мать. Значит, мы не верим в существование разума у животных.

Остается непонятным вопрос и о существовании у животных сво его Я. Наши предки были уверены в этом, но мы предпочитаем во всем сомневаться. Действительно, это очень сложный вопрос, на ко торый у нас нет ответа, и нам остается либо верить, либо нет. Поэтому мы вынуждены судить о нечеловеческом разуме, об осмысленности поведения животных лишь по косвенным проявлениям.

Говоря о поведении животных, мы обычно употребляем слово «инстинкт». В первую очередь, это инстинкты самосохранения и про должения рода. Приписывая животным инстинктивное поведение, мы ничего не объясняем. В отличие от рефлекса инстинкт – это не про грамма действий, а некая сила, некое напряжение, заставляющее жи вое существо искать способы для его ослабления, удовлетворения.

Самым простым и естественным способом для реализации инстинкта является тот, который запрограммирован в рефлексах. Например, мы берем в руки раскаленную сковородку, нам больно, и рефлекторно мы разжимаем руку и роняем сковородку. Но иногда такой рефлекторный путь может привести к последствиям, которые нежелательны с точки зрения инстинктов. Например, выронив сковородку, мы можем пора нить себя или другого человека. И тогда мы усилием воли подавляем свои рефлексы, обжигая себе руки. Именно этот волевой акт осмыс ленного противостояния своим природным рефлексам мы считаем разумным.

Здесь слово «осмысленный» имеет оттенок целесообразности по ведения. Другими словами, осмысленное поведение диктуется не только причинно-следственными механизмами (рефлексами), но и це лесообразностью с точки зрения достижения желаемых (оптималь ных) результатов в будущем. То есть в осмысленном поведении по мимо вопроса «почему я так поступаю» важную роль играет и вопрос «зачем (с какой целью) я это делаю».

Именно целесообразностью отличается осмысленное поведение.

Именно с наличием в природе целесообразности не согласны матери алистически настроенные ученые. И когда речь заходит о Боге, то ма териалист сразу же вспоминает о законе Ч. Дарвина, утверждающем, что живым миром движет слепой естественный отбор. Здесь акцент делается вовсе не на том, что это «естественный отбор», а на том, что он «слепой». Материалисты не желают признавать, что в природе су ществует целесообразность, направляющая естественный отбор к за ранее определенной цели.

Нельзя сказать, что наука совершенно не видит целесообразности в природе. Более того, целесообразность представлена, например, в физике целым набором так называемых вариационных принципов, а именно: принципом наименьшего действия, принципом минимума производства энтропии и т.п. Все они являются частными проявлени ями единого принципа оптимальности, который гласит: во Вселенной реализуются лишь оптимальные состояния и процессы (под опти мальным или равновесным понимается такое состояние системы, ко торое практически не изменяется или изменяется минимально воз можным образом при различных вариациях внутренней структуры) [35]. Народная мудрость оформила данный принцип в пословицу: что ни делается – все к лучшему. Из принципа оптимальности могут быть выведены практически все законы, по которым строится мир, в част ности, из вариационных принципов следуют законы сохранения энер гии, импульса и момента импульса, известные со школы.

Почему же физика не хочет вспоминать об этих принципах, когда речь заходит о Боге? Потому что она твердо стоит на позициях редук ционизма, который утверждает, что понять явление можно, только ес ли мы знаем механизмы его реализации. Так, например, вариационные принципы в механике приводят к тем же выводам, что и законы Нью тона. Но законы Ньютона кажутся нам более понятными, так как они полностью соответствуют идее причинно-следственной механики всех явлений природы. А вариационные принципы исходят из положения, что природа каким-то образом «знает» о том, куда надо направлять все процессы. Материалистам это очень не нравится, хотя понять суть вариационных принципов они так и не смогли.

Действительно, одним из наиболее значимых достижений науки является вывод о том, что у каждого явления природы есть своя меха ника. Однако, не желая видеть целесообразности природы, наука ока зывается в неприятном положении, принуждая себя не видеть очевид ного. Никто не отрицает наличие природных механизмов. Вопрос упирается не в механистичность природы, а в нежелание науки видеть ее целесообразность, не заметить которую невозможно. Чтобы проде монстрировать это, рассмотрим примеры из теории биосистем.

Теория Ч. Дарвина утверждает, что жизнь на Земле эволюциони рует от простейших форм к сложным, управляемая лишь слепыми за конами природы, которые «не ведают» о том, к чему же приведет их действие. Спорить о наличии таких законов сложно, так как доказа тельств слишком много. Даже генетическая теория не смогла пошат нуть теорию естественного отбора, которая лишь видоизменилась, придав эволюционному процессу прерывистость. Однако даже теория Дарвина вынуждена говорить об эволюции с позиций принципа опти мальности. Ведь естественный отбор «выбирает» самые лучшие фор мы. Рассмотрим, как описывает естественный отбор Пьер Тейяр де Шарден [42].

Согласно Шардену, столкнувшись с какой-то проблемой, жизнь действует путем порождения множества различных вариантов (мута ций), которое, расширяясь во всех возможных направлениях, обяза тельно найдет верные решения задачи поиска наиболее удачной орга низации живых существ, отвечающих требованиям внешней среды в данный момент времени. Он назвал это «техникой пробного нащупы вания», которая есть «неотразимое оружие всякого расширяющегося множества. В нем сочетаются слепая фантазия больших чисел и опре деленная целенаправленность. Это не просто случай, с которым его хотели смешать, но направленный случай. Все заполнить, чтобы все испробовать. Все испробовать, чтобы все найти». «Размножаясь в бес численности, жизнь делает себя неуязвимой от наносимых ей ударов и умножает свои шансы на продвижение вперед».

Когда какой-то вид живых организмов сталкивается с изменением условий существования, то в нем увеличивается количество мутаций, которые «прощупывают» все возможные варианты изменения струк туры организма. Неудачные мутации «забраковываются» внешней средой. Среди огромного количества неудачных вариантов обязатель но найдутся такие, для которых новые условия среды окажутся опти мальными. Такие решения получают преимущества во внутривидовой конкуренции, быстро заполняя собой имеющиеся свободные экологи ческие ниши, которым соответствуют угаданные формы и адаптации организмов. В результате со временем количество вариантов умень шается до нескольких наиболее удачных решений, дающих начало новым видам и подвидам. Остальные уходят с арены жизни, обогатив ее опытом ошибок. Они как бы отдают свою жизненную силу тем, кто «угадал» правильный путь. Все работает на благо выживания вида в целом, а не отдельной особи и даже не столько вида, сколько жизни в целом как некой неуничтожимой идеи.

Описанный механизм объясняет, зачем природе нужна ошибка.

Ведь если мы говорим, что природа подчиняется принципу оптималь ности, то почему в ней так много абсурда? Разве есть какая-то опти мальность в поведении ночной бабочки, летящей на огонь, или стаи саранчи, уничтожающей всю растительность в округе и затем гибну щей от голода, или мухи, бьющейся о стекло?

Оказывается, есть. Так, например, муха задействует один из самых эф фективных алгоритмов поиска опти мального решения – метод случайного поиска. Она не видит стекла. Но слу чайный поиск гарантирует, что реше ние рано или поздно будет найдено, если оно существует. Так что муха поступает мудро, тем более, если учесть, что при внимательном наблю дении в ее поведении можно обнару жить и элементы других методов по иска оптимума, например метода гра диентного спуска по освещенности.

Природа очень часто задействует подобные алгоритмы оптимизации. В этом смысле показательна тактика поиска мест взятка (нектара и пыль цы), осуществляемая пчелиной семьей [38]. Если одна из пчел найдет бога тую цветочную поляну, то при воз вращении в улей она совершает свой знаменитый «танец на сотах»

(рис. 19), который «рассказывает»

другим пчелам, куда нужно лететь, сколько энергии для этого потребует Рис. 19. Танец пчел (dic.acade ся, какие именно цветы растут на по mic.ru/dic.nsf/ntes/4679) ляне и т.п. После этого множество пчел вылетают по месту назначения. При этом они демонстрируют хорошее понимание переданной им информации. Это оптимизирует расход пчелиной энергии. Но почему-то не все пчелы, наблюдавшие танец, достаточно пунктуальны. Некоторые из них сбиваются с пути или даже изначально летят в неправильном направлении, иногда в со вершенно противоположном. Это уменьшает количество принесенно го в улей взятка. Но, оказывается, подобные ошибки изначально за программированы и несут в себе большую пользу. В принципе, при рода могла бы наградить пчел абсолютной роботоподобной безоши бочностью в понимании друг друга. Но она дала пчелам «право на ошибку». Даже процент пчел, сбившихся с пути, определен достаточ но строго (около 5 %). Именно «ошибочные» вылеты приносят, как правило, в улей информацию о других богатых источниках взятка, на которые эти пчелы иногда случайно натыкаются. Без «права на ошиб ку» улей долго не просуществовал бы. Таким образом, в ошибке, в абсурде всегда есть доля здравого смысла. Без абсурда (ошибки) не возможно достичь оптимального состояния.

Приведенные примеры демонстрируют, как в природе реализует ся поиск оптимального решения. В данном конкретном поисковом процессе такое решение, может быть, ищется впервые. И пусть для поиска решения задействуются рефлекторные механизмы, сам про цесс поиска полностью удовлетворяет понятию творчества. Конечно, саму пчелу здесь вряд ли можно ассоциировать с мыслящим суще ством, а вот пчелиный улей в целом как некий суперорганизм реали зует нечто такое, что вполне подходит под определение разума. И для этого совершенно не нужен мозг (у пчел нет мозга, хотя с определен ной степенью условности можно сказать, что сами пчелы являются своего рода элементами (нейронами) мозга улья). Информационный обмен между членами какого-то социума (например, между пчелами улья или между клетками многоклеточного организма) формирует своего рода абстрактную модель внешнего мира, в которой отрабаты ваются возможные сценарии поведения, из которых выбираются наилучшие. Именно в этом, по-видимому, состоит механика творче ства (мышления), то есть механика поиска оптимального решения.

Беда человека в том, что он слеп и не видит вещей, находящихся прямо перед ним. Человек не видит, что окружен организмами, кото рые с полным правом могут быть названы живыми существами: мура вейники, пчелиные семьи, леса, моря, биосфера, планета. Не видя жизни, тем более человек не может различить наличие у этих существ разума, под которым в данном контексте можно понимать подсистему моделирования внешнего мира, позволяющую осуществлять целесооб разное поведение системы в целом. В то же время именно социальные формы жизни наиболее очевидно демонстрируют разумное (целесо образное) поведение. А нам приходится только удивляться той целе сообразности и рациональности, которая царит в природе.

Да ведь и сам человек является социумом! Мы совершенно забы ваем, что наше тело состоит из огромного количества самостоятель ных существ – живых клеток. Каждый человек является колонией од ноклеточных существ, каждое из которых живет своей жизнью. Чем я отличаюсь от муравейника? Да в принципе ничем. И вот на базе этой колонии одноклеточных существ вдруг нарождается нечто, что мы называем своим Я. Почему мы считаем, что муравейник не способен обладать чем-то, похожим на мое Я?

Иерархия жизни подчинена правилу: каждое существо, являясь элементом каких-то социумов, само является социумом, построенным из более примитивных существ. Так, человек – это социум однокле точных существ и одновременно часть человечества. Каждое однокле точное существо – это социум, состоящий из живых молекул. Социум существует устойчиво лишь при наличии информационных связей между его элементами. Так, клетки нашего организма находятся в по стоянном общении, по сравнению с которым человеческая речь вы глядит лишь бледным упрощением. Информационная структура соци ума обладает целостностью и определенной самостоятельностью.

Именно эта целостность реализует в своем поведении принцип опти мальности, проявляя себя в форме личностного фактора биосистемы.

В человеке этот фактор рождает феномен «Я».

Информационные образования, аналогичные нашему Я, форми руются, по-видимому, и на базе других социумов. Это может быть эф фект (дух) коллектива, толпы, стаи, муравейника, леса и т.п. В эколо гии подобные качества называют эмерджентными, в теории систем – системными, или интегративными. В эзотерике их называют эгрего рами [2]. Об их наличии мы можем судить по присущим им проявле ниям целостности (так, ни одна птица в отдельности не знает путей миграции, которые знает только стая в целом;

стая является суще ством, обладающим собственным Я, не сводимом к сумме Я всех птиц стаи). Судя по опыту разного рода языческих мистерий, здесь суще ствует некоторое подобие с человеческим Я, что и привело однажды к рождению человекоподобных образов языческих богов. Единая це лостная информационная система Вселенной воплощает в себе Боже ственное Я.

Вообще феномен Я сложнее разума. Если разум можно свести к информационному моделированию внешнего мира, то феномен само сознания, в котором непосредственно присутствует Я, содержит в себе нечто большее. Здесь немалую роль играет нечто, что мы называем душой. Где находится моя душа? В чем состоит механика души?

5. Душа Термин «душа» в науке не используется. Тем не менее одно из направлений науки – психология – получило свое название от грече ского слова психо – душа. Поэтому можно утверждать, что в науке под душой понимают совокупность психических явлений, внутренний мир человека. Именно душа хранит наше Я (в первом приближении). В религиозном понимании это нечто нематериальное, независимое от физического тела, способное существовать даже после его смерти.

Поэтому смерть тела не ведет к гибели нашего Я. То есть после смер ти мы не перестанем осознавать себя как целостную личность, хотя и будем существовать в какой-то странной бестелесном форме.

Наука отрицает бессмертие души, считая, что смерть физического тела ведет к гибели сознания, к распаду человеческого Я. Большин ство ученых уверены, что сознание порождается человеческим моз гом. Поэтому разрушение мозга ведет и к разрушению сознания, а значит, и нашего Я, то есть души. После смерти – только пустота, не бытие.

Следующий вопрос может показаться не только крамольным, но и абсолютно идиотским: «А Вы уверены, что именно в мозгу форми руется наше Я? Вы уверены, что человек думает мозгом, что именно мозг является органом мышления»? Любой здравомыслящий человек ответит: «Конечно, уверен. Чем же еще я думаю? Конечно же, моз гом». И сразу же мы вспомним о том, что человек обладает самым развитым, самым большим мозгом. И именно это выделяет нас из ми ра животных. Мы считаем, что мы разумны потому, что у нас боль шой мозг.

Тем не менее не все ученые согласны с этим. Например, один из наиболее авторитетных в России специалистов в области нейрофизио логии Наталья Бехтерева считала, что мы не можем объяснить меха нику мышления [4]. Мозг может генерировать лишь самые простые мысли, типа, как перевернуть страницы читаемой книги или помешать сахар в стакане. А творческий процесс — это явление совершенно но вого порядка. И в качестве доводов она приводила многочисленные примеры обширных поражений коры головного мозга, которые не со провождались потерей способности человека мыслить и осознавать себя. Можно возразить, что сознание человека формируется не в коре головного мозга, а в более глубоких, то есть более древних его струк турах. Тогда, кстати, и животные должны обладать сознанием, так как эти структуры мозга у людей и у животных имеют одинаковое строе ние. Однако области мозга, отвечающие за формирование сознания, до сих пор не обнаружены. То есть мозг скорее транслирует мысль в движения тела, чем создает ее. Мозг управляет лишь телом, но не мыслью.

Нобелевский лауреат по медицине профессор Джон Экклз считал, что мозг человека лишь воспринимает мысли откуда-то извне, а вовсе не формирует их, подобно тому как, например, телевизор является лишь передатчиком телепрограмм, а вовсе не их создателем [47]. С ним солидарен и С. Гроф [14] и многие другие признанные исследова тели проблемы сознания. Ученых, пытающихся понять тайну созна ния путем изучения строения мозга, Гроф сравнивал с людьми, пыта ющимися понять принцип создания телепередач путем изучения бло ков телевизора.

Так, где же нам искать свое Я? В мозге? Физика знает много слу чаев заблуждений, когда некая природная реальность ищется в ло кальных объектах, в то время как их присутствие обнаруживается в окружающей среде. Например, принцип Маха, о котором уже упоми налось в главе «Вселенная», гласит, что массивность физических тел обусловлена не чем-то, сосредоточенным в этих телах, а гравитацион ным полем, окружающем их [46]. Не существует нечто такого, что «прячется» в самих телах, что мы воспринимаем в форме массы. При чина массивности тел находится в окружающем пространстве – в гра витационном поле. Может, нечто аналогичное происходит и в случае сознания? Может, наше Я, хоть и связано неразрывно с нами, но не локализовано в нашем теле или даже в некоторой части тела, а нахо дится в каком-то поле, которое мы создаем в окружающем простран стве? И это поле связано с нами каким-то невыясненным пока обра зом, как, например, гравитационное поле неразрывно связано с созда ющими их массивными предметами? Ведь именно посредством полей физические объекты информационно связаны друг с другом, порож дая единство Вселенной. Именно информационное единство Вселен ной порождает, по-видимому, те парадоксальные эффекты квантовой механики и теории относительности, которые приводят в замешатель ство всякого, кто пытается их осмыслить.

Судя по работам основателя волновой генетики П.П. Гаряева [10, 11], можно предположить, что наше Я надо искать, по-видимому, в биополе. Но что такое биополе? Да и существует ли оно вообще?

Слишком много про него говорят разного рода экстрасенсы и колду ны. Слишком большое раздражение вызывает само это слово у многих серьезных ученых.

Тем не менее в понятии биополя нет ничего сверхъестественного.

В употребление его ввел советский ученый А. Гурвич [15, 5]. Этим термином обозначалось проявляющееся при митозе (делении клеток) ультрафиолетовое излучение, влияющее на жизнедеятельность клеток.

Для иллюстрации действия «лучей Гурвича» весьма показателен известный опыт С. Мюге с использованием дрожжей, определенного штамма, чувствительного к биофоотонам [9]. В банку с питательным раствором (агаром) и дрожжами высаживались маленькие луковицы, так чтобы их корни находились в растворе. За двое суток дрожжи за полняли банку, наглядно вырисовывая пространство вокруг пророст ков, по форме и размерам совпадающее с формой и размерами взрос лой луковицы (чтобы сделать это видимым, дрожжи освещали с раз ных сторон). Таким образом, примерно за два дня можно было пред сказать, какая луковица по своей форме и размеру вырастет из данно го проростка к концу лета. Один раз дрожжи заняли объм очень странной, раздвоенной формы. Когда же этот проросток посадили, когда он вырос и стал взрослой луковицей, то е форма оказалась в точности похожа на форму дрожжей, она была раздвоенная.

Нечто подобное получа ется, когда на школьных уроках по физике делается опыт по визуализации маг нитного поля. Для этого на постоянный магнит кладут лист бумаги с насыпанными на него железными опилка ми. Лист слегка встряхива ют, и опилки выстраиваются в специфический узор, соот ветствующий силовым ли- Рис. 21. Визуализация магнитного поля поля с помощью железных опилок ниям магнитного (рис. 21). В опыте с луковицей происходит аналогичная визуализация биополя. Только в роли объектов, на которые воздействует данное по ле, выступают клетки живых дрожжей.

Более популярный способ визуализации биополя основан на явлении кирлиановского свече ния газового разряда, возникаю щего вблизи поверхности иссле дуемого объекта, когда его по мещают в электромагнитное поле высокой напряженности и высо кой частоты [45]. Уже классиче ским стал опыт с фотографией по методу Кирлиан листа, только что сорванного с дерева, от кото рого отрывается какая-то часть (рис. 22). На фотопленке прояв ляется свечение вокруг листа, которое охватывает в том числе и Рис. 22. Фотография по методу удаленную часть, как будто бы Кирлиан листа с оторванной она вовсе не была оторвана. Здесь верхней частью (http://coma.su/ также визуализируется то, что content/ view/142/31/) должно было быть – эталон структуры листа.

Таким образом, в пространстве, окружающем живой организм, обнаруживается присутствие некоторой неоднородности, которая имеет электромагнитную природу. Эта неоднородность влияет на жизнедеятельность клеток живых организмов, регулируя их митоз (деление). Именно эта неоднородность, в которой, как следует из экс периментов, зашифрована программа формирования организма, и бы ла названа биополем.

По определению физическим полем называется некоторая неод нородность пространства, в каждой точке которого на помещенный в нее пробный объект действует определенная сила. Например, элек трическое поле обнаруживается по кулоновской силе, действующей на пробный электрический заряд, магнитное поле в каждой точке про странства воздействует на магнитную стрелку, гравитационное поле оказывает силовое воздействие на массивные тела. В этом смысле об наруженное Гурвичем управляющее воздействие биофотонов на био системы также удовлетворяет определению поля. Правда, в отличие от физических полей биополе является не силовым, а векторным. Это значит, что протекание направленных биологических процессов осу ществляется не за счет энергии поля, как в случае силовых полей, а за счет энергии, накопленной в самих объектах, в данном случае в жи вых клетках. Поле в этом случае выступает лишь как управляющий фактор, поставляя информацию о направлении процессов. Такое поле с полным правом можно назвать также информационным. Другими словами, биофотон отличается от обычного фотона (кванта света) только тем, что основным его предназначением является не перенос энергии (она настолько мала, что трудно улавливается приборами), а перенос информации – управляющего сигнала, координирующего процесс деления клеток целостного организма.

Справедливости ради надо отметить, что «лучи Гурвича» – это не единственный информационный канал, регулирующий жизнедеятель ность клеток. Сильное управляющее воздействие оказывают, напри мер, метаболиты – вещества, являющиеся продуктами, шлаками кле точной жизнедеятельности, которые выбрасываются клеткой в меж клеточную жидкость [21]. Эти вещества переносятся по организму, создавая в различных его участках специфические условия, которые, в свою очередь, существенно влияют на жизнедеятельность клеток в этих участках, точнее, на то, какие именно гены активируются в хро мосомах в данной клетке в данный момент времени. От состава ак тивных генов зависит ферментный состав клетки. Каждый фермент определяет какой-то признак клетки, формируя ее специализацию, то есть способ ее существования, ее жизнедеятельность. Так замыкается цепь обратной связи, диктующая клеткам варианты их поведения из возможного набора вариантов, предусмотренных генетической про граммой.

Таким образом, состав внутренней среды является своего рода химическим компонентом сложного многокомпонентного биополя, которое координирует всю жизнедеятельность организма, соотнося ее с генетической программой и условиями внешней среды. Через меха низмы обратной связи внутренняя среда организма однозначно влияет на жизнедеятельность клеток. В свою очередь сами клетки влияют на параметры среды. Это и есть характерная особенность любого поля.

Биофотоны, метаболиты, излучаемые клетками ультразвуки – все это знаки, несущие информацию о жизни клеток. Совокупная система знаковых обменов образует единый информационный комплекс, син хронизирующий работу всех подсистем организма. Но в разговоре о душе нас будет интересовать в первую очередь именно электромаг нитная составляющая биополя.

Интересные результаты регистрации сверхслабых ультрафиоле товых излучений от биологических источников получены в Междуна родном институте биофизики под руководством Ф. Поппа (Германия).

В интерпретации Поппа хромосомы излучают когерентные, то есть синхронизированные по частоте и фазе, фотоны [9, 50]. Действи тельно, набор хромосом во всех клетках организма одинаков, а значит, следует ожидать от них одинаковых реакций, то есть клеточную массу с одинаковым хромосомным составом в некотором смысле можно рассматривать как лазерную систему.

Для физика слово «когерентность» обозначает, что в данном яв лении должны возникать голограммные эффекты. Слово «гологра фия» ассоциируется, в первую очередь, с объемной фотографией в лазерных лучах. При пересечении лазерных лучей в пространстве вследствие интерференции формируются стоячие электромагнитные волны, образующие некий голограммный паттерн (узор) – интерфе ренционную картину, в которой «вырисовывается» некоторая объем ная информация. Согласно голограммной гипотезе биополя, источни ком этой информации является набор хромосом живого организма [10, 11]. Именно голограммный паттерн хранит наше Я, именно он, а во все не мозг является, по-видимому, хранилищем нашей личности, нашего сознания.

Именно посредством голограммного паттерна реализуется один из механизмов координации внутренней жизни организма. Эта интер ференционная картина очень сложна. Каждой клетке в ней соответ ствует свой локальный паттерн (узор), совпадающий в пространстве с вещественной структурой клетки. Это он определяет эталон структу ры и функциональности клетки, которые в реальности всегда дефор мированы внешними факторами. Рассогласование вещественной и полевой структур клетки может привести ее к гибели, так как в отсут ствии полевого упорядочивающего фактора в клетке будет нарастать ошибка в координации внутренних процессов.

Посредством биополя мы управляем своим телом. Простой при мер: для того чтобы поднять руку, мы должны напрячь сотни тысяч мышечных волокон в строго дозированных комбинациях. Согласно теории биополя, для этого мы осуществляем определенное волевое усилие, которое деформирует биополе (как вы помните, именно в биополе хранится наше Я), приводя к некоторому рассогласованию моей «полевой руки» и «вещественной руки». Это рассогласование регистрируется на клеточном уровне. Каждая клетка реагирует на нарастающий в ней хаос потоком метаболитов, выбрасываемых ею в межклеточную жидкость. Информация об этом передается в мозг по нервным волокнам. Мозг, как сложнейший компьютер, анализирует полученную информацию и формирует управляющие сигналы, цель которых – стабилизировать полевую и вещественную структуры орга низма. Эти сигналы он и отправляет мышечным волокнам. Успешная стабилизация достигается благодаря принципу отрицательной обрат ной связи (система слежения), задействованной в данном процессе (переменные напряжения мышечных волокон заставляют руку делать микродвижения в целях поиска голограммной руки).

Является ли полевой паттерн данной клетки ее принадлежностью или он принадлежит организму в целом? Исчезает ли данный паттерн из совокупной полевой структуры организма после гибели клетки?

Интерференционная картина электромагнитной составляющей биопо ля формируется на основе информации, содержащейся в хромосомах.

Все комплекты хромосом во всех клетках абсолютно идентичны, и поэтому каждый из них хранит всю информацию о совокупном био поле всего организма (принцип голографии). То есть клеточный пат терн формируется не клеткой, а всем организмом, поэтому после смерти клетки он не исчезает, хотя в течение жизни клетка может де формировать его своими внутриклеточными процессами.

Биополевой паттерн – это эталон, по которому должен стро иться организм. Поэтому со смертью клетки он будет продолжать существовать и создавать условия для нарождения новой клетки, идентичной погибшей. Этот паттерн можно считать своего рода «ду шой» клетки, способной «реинкарнировать» (возрождаться) до тех пор, пока организм нуждается в выполняемой ею функции. Но даже после того как эта функция перестанет быть востребованной, инфор мация о данной клетке будет храниться в памяти организма (в струк туре хромосом), поэтому ее можно считать бессмертной, по крайней мере, до тех пор, пока существует сам организм.

Все живые существа имеют подобную полевую структуру, орга низующую все внутренние процессы. Не являются исключением и социальные организмы (надсистемы), так как любое поле подчиняется принципу суперпозиции, согласно которому все поля одной природы, созданные всеми объектами Вселенной, сливаются в единое недели мое целостное поле. Стоит предположить существование подобной биополевой структуры и у всей планеты. Частично эта структура про являет себя в форме гравитационного и электромагнитного полей планеты. Ведь неслучайно, как выясняется, именно магнитное поле Земли является основным проводником для перелетных птиц.

В этом отношении интересен опыт с эмбрионами лягушки, поме щенными в камеру из пермаллоя, не пропускающего внешние элек тромагнитные излучения (об этом опыте неоднократно упоминал П.П. Гаряев, в частности в [11]). Хотя в камере были созданы благо приятные для развития эмбрионов условия, они развивались в уродли вых мутантов, которые впоследствии погибали. Эмбрион, изолиро ванный от поля планеты, лишается важной доли генетической инфор мации. То есть не вся генетическая информация зашифрована в струк туре хромосом, а может, и сама эта структура поддерживается и коор динируется информацией, поступающей извне.

Кто знает, насколько сложна и упорядочена полевая структура планеты? И в этой структуре наблюдаются локальные островки с еще более сложной организацией, направляющие жизнедеятельность каж дого живого организма. Эти сложные паттерны создаются не столько нашими телами, сколько информационным полем планеты, в которое сливаются биополевые структуры всех биосистем. И после нашей смерти эти паттерны не распадаются, так как они являются первич ными (эталонными) по отношению к внутренней организации данного живого существа, и распад тела не может повлиять на программу формирования этого тела. Душа бессмертна. Возможно, кто-то даже возрождается для новой жизни.

Как всякое живое существо, планета имеет, по-видимому, свое Я, сверхсознание. Она вмешивается в жизнь населяющих ее подсистем, регулирует и направляет их особым образом. Люди умеют, в принци пе, слышать голос Земли, но перестали ему доверять, так как не могут найти ему логического объяснения. Он прорывается в наше сознание в виде голоса совести, но еще больше он присутствует во многих наших неосознанных интуитивных порывах. Именно в регулирующем воз действии планеты на нашу жизнь состоит природа морали и нрав ственности, хотя есть в этих нормах и доля произвольных соглаше ний, заключенных между собой людьми для оптимизации совместно го существования.

6. Бог В детстве я верил в Деда Мороза. Детское виденье мира более це лостно. У детей нет аналитических способностей, позволяющих выде лять детали. Это взрослый четко улавливает, что борода у Деда Моро за подвешена на веревочке. Дети этого не замечают. Они видят реаль ного Деда Мороза.

Уже в первых классах школы я понял, что Дед Мороз – это пере одетый человек. Школа развивает аналитические способности ребен ка. Это, с одной стороны, дает ему мощный инструмент познания ми ра, с другой – разрушает врожденную способность видеть органичную целостность явлений природы. Ребенок понимает, что его просто об манывали. Нет никакого Деда Мороза.

Когда мне было около тридцати пяти лет, я понял, что Дед Мороз действительно существует. С тех пор я постоянно упражняюсь в умении видеть целостную, живую сторону мира. И остается только глубоко сожалеть, что подавляющее большинство взрослых – слепые.

Парадокс мышления большинства взрослых людей состоит в том, что оно поляризовано. В любом явлении природы можно четко выде лить две противоречивые системы отсчета, две точки зрения [39]. Од на точка зрения опирается на детальность мира. Человек, стоящий на такой позиции, обладает хорошими аналитическими способностями, он четко различает детали явлений мира, ему кажется, что мир состо ит из множества не зависимых друг от друга объектов. Например, че ловечество состоит из отдельных людей, природа – из отдельных ор ганизмов, а каждый организм – из отдельных клеток. Любимый ин струмент познания для аналитика – микроскоп, через который хорошо различимы мелкие детали, но зато невозможно смотреть вдаль. По этому аналитик близорук, он слеп по отношению к большим расстоя ниям. Он не видит того, что все детали являются лишь частями едино го и неделимого целого, что природа вовсе не состоит из отдельных живых организмов, а сама является грандиозным живым существом, где каждый отдельный организм является лишь органичной клеточкой этого существа.

Есть и такая точка зрения, такая позиция, с которой человеку от крывается глобальная целесообразность всей Вселенной, ее жизнен ность и разумность. С этой позиции увидеть Деда Мороза не состав ляет особого труда. Правда, при этом, как в детстве, становятся нераз личимыми детали. Ведь когда смотришь вдаль, детали смазываются.

Обе точки зрения по-своему ущербны, так как строятся на добро вольном отказе видеть ту или иную половину мира. Совместить обе точки зрения невозможно, так же как невозможно построить микро скоп, который одновременно служил бы еще и телескопом. Поэтому люди обычно склоняются в ту или иную сторону, становясь после это го слепыми по отношению к противоположной точке зрения. Гармо ничный человек не ограничивает себя одной системой отсчета. Он знает о противоречивой сущности мироздания и развивает в себе оба инструмента познания, пользуясь поочередно то одним, то другим.

Нельзя совместить в одном приборе и микроскоп, и телескоп, но ни кто не запрещает иметь у себя оба прибора.

Попробуйте, например, увидеть (почувствовать) живых существ, не обладающих физическим телом! Возьмите, к примеру, такое суще ство, как сказка. Сказка – это информационная конструкция [35]. Она не имеет собственного тела, собственной материальности. Она может существовать только благодаря рассказчикам и слушателям. Сказка живет в памяти людей, при этом она не теряет своей самости, своей информационной целостности. Слушая сказку, человек постигает за ложенный в ней смысл, что дает ему определенные знания о мире. Эти знания встраиваются в субъективный мир человека, становясь частью его личного опыта. Теперь все дальнейшее поведение человека будет откорректировано этими знаниями, независимо от того, осознает ли человек данный факт или нет.

В этом смысле сказка очень похожа на вирус, который встраива ется в молекулу ДНК живой клетки, после чего данная клетка вынуж дена постоянно воспроизводить заложенную в вирусе программу жиз ни. Правда, вирус обладает телом (молекулы ДНК или РНК). Сказка – это информационный вирус, не обладающий собственным материаль ным телом. Во всем остальном сказка ничем не отличается от живого существа. Как живое существо, она может длительно существовать, не разрушаясь, эволюционировать, приспосабливаясь к условиям окру жающей среды, размножаться (порождать себе подобных) и т.п. Так, услышав хорошую сказку, человек испытывает желание рассказать ее кому-то другому. Идея, заложенная в сказке, настоятельно требует от человека, «зараженного этой идеей», чтобы он участвовал в ее раз множении. Вспомните, например: допустим вам рассказали смешной анекдот – тоже своего рода сказку. Сможете ли вы удержаться от того, чтобы не пересказать этот анекдот кому-то другому, если вы уверены, что все просто упадут от смеха? Анекдот требует от вас материально го воплощения, он хочет размножиться.

По большому счету, мы живем в море информационной живно сти. Сказка – это лишь один из примеров. Любая история, любой рас сказ, обладающий смыслом, – это живая информационная конструк ция. Именно смысл является душой подобных конструкций. Откуда они берутся? Они создаются человеком. Но человек вовсе не изобре тает их на пустом месте. Человек лишь облекает в словесную форму некоторую идею, которая существовала еще до того, как он задумал что-то выразить в словах. Создает ли человек саму идею? Мы при выкли считать, что наши мысли, наши идеи – это плод творения наше го мозга. Так ли это? Может быть, идеи существуют сами по себе, а человек способен лишь увидеть, почувствовать их, а потом облечь в словесные или иные формы?

Вопрос о том, что первично, идея или материя, мало волнует обычного человека. Даже фило софы уже смирились с его не разрешимостью. Победивший материализм приучил нас к мысли, что идея – это результат функционирования высокоорга низованной материи – мозга че ловека. Но это не есть доказан ный факт. Просто мы привыкли так думать. А вот известный психолог К.Г. Юнг считал, что некоторые идеи воплощены в природе независимо от того, знают о них люди или нет [49].

Юнг назвал их архетипами.

Если проанализировать сказки и легенды многих наро- Рис. 23. Архетип Деда Мороза дов, то можно увидеть, что люди разных национальностей одни те же силы природы представляют в сказках в виде примерно одинаковых образов. Например, дух зимы – это Дед Мороз. У него должна быть длинная седая борода, шуба, шап ка, посох, сани и т.п. (рис. 23). Это и есть архетип, то есть устойчивая ассоциация некоторой природной реальности с каким-то характерным образом.

Архетип – это объективно существующее явление, это некоторая идея, которая принадлежит не человеку и даже не человечеству. Ар хетип – это идея, принадлежащая самой природе. Это нечто первич ное по отношению к человеку, а потому независимое от него. Человек вовсе не создает эти идеи, он способен лишь «видеть» их и придавать им определенные формы. Возможно, именно для этого служит чело веческий мозг. Возможно, человек вообще не способен создавать идеи. Есть точка зрения, что именно идеи являются полноправными обитателями этого мира, а человек, как и все живое, – это лишь узел, в котором сливается воедино целый комплекс идей, образуя неповтори мый симбиоз – в нем воплощается наше Я. Как сказано в Библии, че ловек – это сосуд, способный наполняться разными идеями.

Во всех религиях суще ствует описание некоторых бестелесных сущностей.

Например, в христианстве – это ангелы, бесы, демоны и т.п. Кто они такие? Совре менный человек разучился понимать образный язык, которым в совершенстве владели наши предки. Со временная цивилизация тре бует от нас конкретного мышления. Поэтому, напри мер, в разговоре о таком ска Рис. 24. Архетип Лешего зочном персонаже, как Ле ший (рис. 24), мы обязатель но предполагаем наличие некоторого существа, обладающего физиче ским телом. Наши предки отлично понимали, что у Лешего (духа ле са) нет тела в нашем понимании этого слова. Можно, конечно, сказать, что телом Лешего является сам лес, но бесполезно искать какое-либо лохматое существо о двух руках и двух ногах. И если кто-то из людей и видел такое существо, то либо это не Леший, а кто-то другой, либо это галлюцинация, рожденная процессом духовного единения с лесом.

А кто такой Бес (рис. 25)? Если убрать все мистические наслоения и попытаться говорить современным научным языком, то Бес – это попросту некая навязчивая идея, подчиняющая себе человека. В каждом из нас живет множество идей. Весь комплекс идей сливается воедино в нашем внутреннем субъективном мире. Это наш микро косм, наша субъективная вселенная, наша личность, наше Я. Сливаясь в единое и неделимое целое, каждая из идей, образующих наш внутренний мир, вовсе не теряет своей целостности и относительной автономности – каж- Рис. 25. Архетип Беса, дая идея остается сама собой. Эти идеи (http://www.uned.es) являются источниками мотивации наших поступков. Какие-то идеи требуют от нас благородных по ступков, какие-то – наоборот.

Первые идеи мы ассоциируем с ангелами (рис. 26), вторые – с бе сами.

Обычно человеку трудно при знать некоторую автономность объектов своего внутреннего мира.

Все свои идеи мы считаем именно своими идеями. Однако иногда удается воочию убедиться в нали чии своеволия наших мыслей, особенно когда мы сталкиваемся с так называемыми навязчивыми идеями. Мы бы и рады не думать о чем-то, да не получается. Рис. 26. Архетип Ангела Наиболее ярко «бунт идей» (http://dem4a.livejournal.com) проявляется у шизофреников. Не все идеи своего микрокосма человек любит одинаково. О некоторых из них он предпочитает не вспоминать. Как говорят психологи, он вытесняет эти воспоминания из своего внутреннего мира. Но память безгранична, человек никогда ничего не забывает, о чем хорошо знают психотерапевты, способные под гипнозом вернуть человеку память о любом давно забытом событии жизни [24]. «Отвергнутые» идеи, ли шенные внимания со стороны осознающего центра человеческой лич ности, никуда не исчезают. Более того, иногда они «обижаются» на своего «хозяина». Тогда они формируют внутри человеческой лично сти свою альтернативную личность. То есть происходит «расщепле ние личности» – шизофрения (шизо – раскалывать, френ – ум, рассу док). Раньше это называлось «одержимостью бесами».

Общаясь друг с другом, люди обмениваются идеями. Идеи тре буют воплощения, они не хотят жить в микрокосме только одного че ловека, они хотят расширить свое присутствие во Вселенной. Расска зывая о чем-то своим собеседникам, или исполняя музыкальное про изведение, или создавая картину, строя дом, сажая дерево, рожая де тей, мы воплощаем идеи в материальном мире. Наши тела – это всего лишь аппараты для воплощения идей. Идеи движут миром. Именно идеи являются настоящими живыми существами в этом мире.

Не торопитесь отрицать существование информационных сущно стей (идей), если вы их пока еще не видите, не чувствуете. Для того чтобы научиться видеть их, нужно, по крайней мере, желание попро бовать сделать это. В том-то и состоит главная проблема поляризо ванного (скептичного) человека, что, не умея видеть явления, хорошо различимые с противоположной точки зрения, он просто отрицает их наличие, объявляя их сущим бредом. Привыкнув к тому, чтобы смотреть глазами, человек часто не в состоянии «смотреть» умом.

Принципиально отрицая то, на чем настаивают другие, далеко не глу пые, в общем-то, люди, скептичный поляризованный человек стано вится проповедником слепоты. Это не самый достойный путь.

Наверное, можно как-то рассмотреть мир идей с позиции совре менной физики. Но вообще-то пока этого никто еще не делал. Физика пока еще не касается вопросов, связанных с явлениями субъективного мира. Возможно, в квантовой физике делается некая попытка выхода на понимание идей, когда вводится понятие облака вероятностей, описывающего суть элементарных частиц. Облако вероятностей – это то, что может быть при определенных условиях. Это не то, что есть – это то, что может быть. И это вероятностное нечто вполне реально управляет микромиром. Говоря обыденным языкам, облако вероятно стей – это облако фантазии. Из этой фантазии строится реальный мир. Именно идеи, скорее всего, лежат в основе сути феноменов энер гии, энтропии и поля, в том числе и биополя. Однако пока что о мире идей вспоминают только философы, психологи да еще мистики (например, [2]).

Кто же такой Бог? Чтобы понять это, воспользуемся принципом подобия. Понять – значит найти такое знакомое и понятное тебе явле ние, которое было бы подобно тому, которое мы хотим понять.

Я – бог моего организма. Мое тело состоит из одноклеточных су ществ. Они общаются друг с другом на языке химических реакций, ультразвуковых колебаний, электромагнитных волн и т.п. В этом теле каким-то таинственным образом формируется мое Я, то есть мой субъективный мир, являющийся миниатюрной копией внешней все ленной. Я бог моей субъективной вселенной. Я ее творец. Понятно, что моя субъективная вселенная – это всего лишь страна-фантазия.


Объектами моей субъективной вселенной являются идеи, образы, фантазии. Таким образом, во мне создается пересечение двух миров:

мира материальных объектов (клеток моего организма) и мира идей (фантазий). Я могу не понимать, каким образом происходит это пере сечение. Я могу не понимать, каким образом строятся оба этих мира, из чего они состоят. Это уже неважно. Важно то, что это пересечение действительно существует.

Клетки моего организма умеют слышать голос моего Я. Доказа тельством этому является то, что мое тело слушается меня, мои клетки исполняют мою волю. Я также могу слышать голоса моих клеток, ощущая их в форме боли, когда им плохо, и в форме блаженства, ко гда им хорошо. Я нужен моему телу, потому что именно Я управляю им, именно Мое присутствие в этом теле делает его живым.

Теперь можно вспомнить, что все мы живем на живой планете. И планета устроена так же, как и любое живое существо. Это значит, что в роли «живых клеток» организма планеты выступаем мы сами. Обла дает ли планета своим субъективным миром, аналогичным моему Я?

Мы считаем, что планета – это мертвый субстрат, на котором происходит чудо рождения жизни. А вот наши предки считали нашу планету богиней. Они называли ее Га (рис. 27). То есть помимо тела планеты они еще наблюдали у нее нечто, что является планетарной личностью. Современный человек взбунтовался против своей матери, усомнившись в том, что она разумна, и даже в том, что она живая. Мы разучились видеть мир идей. Мы стали слепыми безумцами, оправды вая себя тем, что наука отрицает существование богов. Это неправда.

Это самообман. Наука ничего не знает о богах. Она их не изучает.

Рис. 27. Богиня Га (Гая, Гея) (http://www.netschools.ru) Мир иерархичен. Земля принадлежит Солнечной системе. Солнце принадлежит галактике Млечный путь. Миллиарды галактик образу ют Вселенную. Но это лишь тело Вселенной. Вселенная построена по тем же законам, что и любой живой организм. Обладает ли она своим Я? Почему люди возомнили, что только они могут обладать осознан ными микрокосмами? Даже высших животных, ежедневно демон стрирующих нам свою личную индивидуальность, мы лишили права иметь свое Я. Мы настолько ослепли, что не видим жизни у себя пе ред носом. Поэтому мы перестали видеть Бога.

Но это самообман, самооболванивание. Надо просто научиться смотреть не глазами, а умом, надо открыть глаза своего ума. Еще не все потеряно. Все больше и больше людей находят способ увидеть мир богов, увидеть самого Создателя, фантазирующего нами в своей суперфантазии под названием Вселенная. Как найти эту затерянную в море лжи и самообмана дорогу к Богу? Способен ли на это человек?

7. Человек Кто мы? Откуда мы? Зачем мы живем?

Кто-то считает, что первого человека создал Бог, вылепив его из глины (точнее, из праха земного), а затем вдохнув в него жизнь. Наука подобных чудес не признает. Здесь господствует точка зрения, выте кающая из теории Дарвина: человек является результатом длительно го эволюционного развития форм жизни от простейших одноклеточ ных до сложных многоклеточных, наделенных осмысленным поведе нием. Нашим предком считается обезьяноподобное существо, которое однажды по каким-то причинам слезло с дерева, встало на две ноги, утратило волосяной покров, научилось использовать орудия труда и, наконец, обрело способность мыслить. Считается, что эта теория под тверждается результатами археологических раскопок.

Честно мыслящий ученый, способный думать самостоятельно, далекий от политических войн за умы людей, хорошо понимает, что ни библейская, ни научная картины мира не могут быть доказанными.

И та, и другая являются предметом веры. Научная теория происхож дения человека кажется ученому более логичной, более соответству ющей научному мировоззрению, чем библейская, опирающаяся на понятие чуда. Наука не признает чудес и считает, что у каждого чуда есть своя механика, которая пока еще, возможно, не исследова на. Но, отрицая библейскую сказку о происхождении человека, уче ный сам невольно становится сказочником, создавая свою фантасти ческую версию нашего происхождения.

Действительно, археология дает человеку определенные факты, являющиеся следами отдаленных событий. Но затем начинается чи стое творчество. На основе полученных данных историки независимо от их научных регалий фантазируют на тему о возможных вариантах прошлого, выстраивая достаточно логичные картины. Однако чем стройнее нарисованная таким образом картина прошлого, тем больше раздражают некоторые неудобные артефакты, которые не вписывают ся в выстроенную уже фантазию [23], тем более что среди признанных уже артефактов часто обнаруживаются явные подделки. Все это за ставляет ученого блуждать в море лжи, чьих-то амбиций, политиче ских пристрастий и т.п.

Достаточно вспомнить факты из новейшей истории. Когда-то я был убежден, что красные были хорошими, а белые – плохими, маль чиш Кибальчиш – герой, а мальчиш Плохиш – предатель, Павлик Мо розов – настоящий пионер, а его отчим – враг народа. Я не считаю, что крах Советской Власти был благом для России, но суровые 90-е годы лично меня научили жить своим умом и крайне осторожно отно ситься к авторитетам. А сегодня я вижу, как переписывается история Великой Отечественной Войны. И факты вроде бы те же, да акценты другие. А что же говорить про еще более давние времена? Может быть, та история, которую нам преподают маститые профессора, – это результат хорошо отработанной фантазии, рожденной желанием зом бировать меня и мне подобных? Я не специалист в истории и не знаю, кто здесь прав, а кто неправ. Но верить историкам я больше не могу.

Не лучше ситуация и в той ветви естествознания, которая занима ется исследованием вопросов происхождения жизни на Земле и, в частности, вопросов происхождения человека. Здесь также много субъективного, близкого к политике.

Рис. 28. Эволюционная гипотеза происхождения человека (webkwestie.nl) Например, в экологии есть закон экологического соответствия, гласящий, что формы тел живых существ соответствуют их среде обитания [30]. Это значит, что если на моем теле есть какой-нибудь характерный бугорок, значит, он для чего-то мне нужен. Изучая фор мы тел и адаптации живых существ, мы можем однозначно судить о среде их обитания. И это хорошо работает в любых случаях, кроме тех, когда речь заходит о человеке. Попытка вывести происхождение человека из обезьяноподобного предка наталкивается на вопиющие противоречия с законом экологического соответствия. Современная научная картина происхождения человека от древесных обезьян (рис. 28) противоречит основополагающим законам природы.

Почему обезьяна встала на две ноги? Говорят, для того чтобы смотреть поверх высокой травы. Но в природе для этого используются совсем другие адаптации. Разве человек – это исключение? Тогда слишком уж много этих исключений. Например, зачем обезьяна сбро сила волосяной покров? Ни одно сухопутное животное Африки не идет на такие жертвы. Почему у нас опущена гортань? А ведь из-за этого мы можем подавиться во время еды. Почему у нас такая харак терная невытянутая форма черепа и такие слабые челюсти?

Обезьяна имеет очень хорошие адаптации к своей среде обита ния. Если поместить в эту среду человека, то ему будет крайне неуют но. Обезьяний рай не является нашим раем. А существует ли вообще среда, которая была бы благоприятна для человека, если бы он не вы делился из природы и жил бы в ней по ее законам?

Оказывается, адаптации человека вовсе не являются исключением из законов природы. Они вполне типичны для существ, обитающих по берегам водоемов, – амфибий. Обтекаемая форма тела, требующая прямохождения при выходе на сушу, как у пингвинов и современных мангровых обезьян, живущих в прибрежных зарослях;

тело, почти лишенное волосяного покрова, как у слонов, бегемотов и других крупных млекопитающих, тяготеющих к воде (мелкие волосы на теле являются рецепторами тока воды, а вовсе не рудиментами);

мощные ноги-ласты и менее мощные руки-ласты;

опущенная гортань, позво ляющая быстро восстанавливать дыхание при выныривании из воды, как у китов, моржей, мангровых обезьян и т.п.;

система жироотложе ния, как у морских млекопитающих;

нерациональная для сухопутных существ система потоотделения;

большой мозг, как у китов и слонов, несущий большой запас нейронов, так как при длительных задержках дыхания гибнут нервные клетки, – все это адаптации амфибии.

Так, может быть, человек про изошел от наяпитеков (или наядопитеков, от слова наяда – нимфа воды), как их называет Л.И. Ибраев, много лет пытающий ся «протолкнуть» свою теорию в научном мире [19]? То есть мы произошли от мифических су ществ, которые в народе именуют ся русалками (рис. 29)? Недаром ведь русские легенды говорят, что нашей прабабкой была русалка Рось!

Чем плоха версия происхож дения человека от русалок? А пло ха она только тем, что не опирается на любимый политиками лозунг:

«Труд создал из обезьяны челове ка!» Действительно, русалка ничем не отличается от человека. Для то- Рис. 29. Наяды го чтобы русалке стать человеком, (http://www.greekroman.ru) не потребовался процесс эволю ции – мы до сих пор не изменили формы своего тела, как были русал ками, так ими и остались, разве что чуть-чуть огрубели. Именно это и не нравится, вероятно, тем ученым, которые очень хотят отделить нас от природы. Наука ли это (поиск истины) или уже политика – сказать трудно. Поэтому гипотеза происхождения человека от приматов амфибий, сформулированная около полувека назад, остается практи чески незамеченной в науке. Точнее, о ней помнят, но старательно обходят ее вниманием, считая курьезом.


Да бог с ними, с русалками. Скорее всего – это очередная фанта зия ученых. Правда, не совсем понятно, чем эта фантазия хуже той, которая считается общепринятой. И та и другая недоказуемы. Просто хотелось подчеркнуть, что в науке нет единодушия по многим вопро сам, тем более нет убедительных доказательств ни одной версии про исхождения человека. Вопрос в другом – была ли в этом Воля Бога или игра слепого случая?

Эволюционная теория происхождения человека вовсе не проти воречит идее божественного сотворения. Единственный момент – вовсе необязательно использовать для этого вылепленную из глины куклу. Для того чтобы примат стал человекам, Богу достаточно было лишь чуть-чуть поменять структуру ДНК. И если именно в этом со стоит Божественная Воля, то никаких противоречий между библей ской и научной версиями не обнаруживается. Тем, кто придерживает ся библейской версии, придется смириться лишь с тем, что вовсе не глина была исходным материалом для творения человека, а высокоор ганизованный земной прах – живая материя. Наука должна лишь при нять тезис о том, что естественный отбор вовсе не является слепым.

Эволюция жизни на Земле очень напоминает процесс роста эм бриона многоклеточного живого организма. Дифференциация клеток, в процессе которой формируются различные ткани организма, реали зуется теми же механизмами, что и смена форм жизни на планете.

Этот процесс вовсе не стихийный, вовсе не слепые законы естествен ного отбора лежат в его основе. Мы знаем, что эмбриогенез многокле точного существа управляется генетической программой. По видимому, аналогичная программа существует и у планеты – своего рода программа планетогенеза. Это значит, что эволюция форм жиз ни, действительно, имеет место, но в этом процессе нет стихийности – эволюционный процесс на Земле направляется изначально существу ющей программой. У эволюции есть цель, а значит, есть разумная составляющая.

У каждой клетки нашего организма есть своя миссия, свой смысл.

У каждой популяции живых существ в природе также есть своя мис сия. Люди вовсе не являются исключением – мы дети природы. В чем смысл существования человечества? Какая у нас миссия? Зачем мы нужны живой планете?

Вернадский считал, что человечество рано или поздно станет ав тотрофным. Может быть, смысл нашего существования в том, чтобы нащупать новый способ автотрофности? Автотрофы – это живые су щества, способные поглощать рассеянную энергию из окружающей среды и за счет ее синтезировать биоорганику. Именно автотрофы по ставляют энергию для существования всей биосферы. В природе име ется пока только два вида автотрофов: хемосинтезирующие бактерии, живущие в глубоководных рифтовых разломах за счет внутренней энергии Земли, и фотосинтезирующие зеленые растения, связываю щие в органическом веществе энергию Солнца. В настоящее время появилось много сообщений о людях, которые ничего не едят (солн цееды). В условиях информационного хаоса трудно что-то сказать по этому поводу. Но вовсе необязательно достигать индивидуальной ав тотрофности. Ведь Вернадский говорил о коллективной автотрофно сти [6, 7], когда человечество перестанет пожирать природу и откроет для себя новые неисчерпаемые источники энергии, например, термо ядерный синтез. Это уже не совсем фантастика.

Еще одна идея Вернадского: роль человечества на планете состо ит в том, чтобы быть своего рода мозговой тканью Земли [6, 7], чтобы стать инструментом, с помощью которого планета осознает саму себя как мыслящее существо. Друг Вернадского Тейяр де Шарден назвал это состояние точкой Омеги – заключительным этапом эволюции пла неты [42].

А может быть, нам предначертана миссия «космической пыль цы», с помощью которой живые планеты обмениваются друг с другом генетической информацией подобно цветам на «космической по ляне»? Ведь недаром же человечество, которое изначально поклоня лось породившей его природе, однажды обратилось к небесному Богу.

А сегодня мы грезим космическими полетами к планетам, на которых мы смогли бы построить свои колонии.

Но судя по всему нам пока еще рано в космос. В настоящее время человечество реализует достаточно противоречивую миссию, которая очень напоминает миссию раковых клеток организма. Мы живем «во имя себя и во благо себя», а не во имя организма планеты, породив шей нас. В здоровом организме раковые клетки активизируются, как правило, в периоды перехода от одной фазы существования к другой.

Например, нечто подобное происходит в теле гусеницы, когда она становится куколкой. Кажется, что тело гусеницы превращается в сплошное бесструктурное месиво. На самом деле идет перестройка организма – рождение бабочки. Как сказал Ричард Бах: «То, что гусе ница называет концом света, Учитель называет бабочкой» [3]. Исто рия планеты, записанная в геологических слоях, была богата кризиса ми, когда практически вымирали одни формы жизни, уступая место другим, что очень похоже на фазы эмбриогенеза многоклеточного ор ганизма. Примерно так однажды вымерли динозавры. Может быть, мы являемся орудием планетогенеза, подводящим черту под эпохой гос подства теплокровных?

Где искать ответы на подобные вопросы? Наши предки говорили:

«Познай себя». Только идя вглубь своего Я, человек способен познать истину. Наука выбрала противоположный путь – исследование окру жающего мира. Какой путь более правильный? Тайны человеческой души наука пытается постичь, изучая физиологические процессы в мозге. Это не является самопознанием. Проблемы, возникающие на этом пути, говорят о том, что он ведет в тупик. Так, может быть правы были наши предки?

В предыдущей главе мы говорили о существовании мира идей, населенного информационными сущностями, тесно переплетенного с миром материи. Наши предки под самопознанием понимали именно исследование глубин мира идей, в котором пребывает мое Я. Что зна чит «познать себя»?

Общаясь с окружающим миром, мы получаем из него информа цию, на основе которой строится наш субъективный мир – микрокосм.

Предки говорили, что микрокосм есть повторение, копия макрокосма, или, как бы мы сказали сегодня, наша внутренняя модель Вселенной.

Мы строим свое миропонимание только на основании этой модели.

Насколько верна модель – настолько истинно наше миропонимание.

При этом современная наука опирается, главным образом, на осознан ную составляющую этой модели. Но это лишь мизерная доля нашего микрокосма. Основной массив информации скрывается в области, ко торую З. Фрейд назвал областью бессознательного [37]. Именно здесь, в неосознанной части нашего субъективного мира хранится достаточ но точная копия Вселенной, здесь рождаются наши мысли и мотива ция наших поступков, здесь расположены наша интуиция и мистиче ские озарения. Именно на эти зачастую не выразимые словами и обра зами знания опирались наши предки.

Современная наука начинает понимать, что истинная жизнь нашего Я реализуется в сфере бессознательного. Почему мы влюбля емся в определенного человека? Оказывается, особую роль в этом иг рают феромоны – пахучие вещества, несущие исчерпывающую ин формацию не только о строении организма, но и о характере, привыч ках, образе мышления данного человека. Мы не осознаем эти запахи, зато в подсознании идет работа по их расшифровке, выдавая в созна ние лишь непреодолимое чувство, которое невозможно объяснить рассудком. Мимика, жесты, непроизвольные движения – все это зна ки, понимаемые нашим Я на бессознательном уровне. Мы настолько сместили свое внимание в сторону осознанных рассудочных знаний, что совершенно перестали замечать голос своего бессознательного Я, назвав его интуицией, отнеся его почти в разряд непознаваемой ми стики. Но ведь это и есть наше Я, незаслуженно забытое нами в угоду яркости внешней информации!

Известный телепат Вольф Мессинг говорил, что все мы являемся телепатами [26]. Проходя в толпе людей, ловя краем глаза и краем уха обрывки какой-то информации, мы невольно читаем чужие мысли.

Здесь нет мистики, здесь мощная работа подсознания по расшифровке знаков, приходящих из внешнего мира. По мнению Мессинга, насто ящим телепатом является тот, который умеет отделить свои мысли от тех, которые он читает у людей.

То есть, научившись слушать голос своего неосознанного Я, мы получаем доступ к мудрецу, сравнимому с Богом. А если вспомнить о голограммной гипотезе души, согласно которой наше Я находится не в мозге, а в окружающем нас биополе, то начинаешь еще лучше пони мать некоторые высказывания древних мудрецов, которые считали, что в мире существует только одно Я – Бог.

Действительно, если наше Я находится в биополе, то к нему при менимо характерное для всех полей свойство суперпозиции – нераз рывное слияние отдельных полей в единое поле. Это значит, что наше Я есть всего лишь некий узелок (паттерн) в едином поле вселенской Души, вселенского Я. Это значит, что, слушая голос своего неосо знанного Я, мы слушаем Бога.

Как научиться разговаривать с Богом? Начнем с того, что все мы только этим и занимаемся. Нет ни одного человека, который не разго варивал бы с Богом. Разница лишь в том, понимаем ли мы это, слуша ем ли мы Его.

Задумайтесь над тем, как мы думаем. Что значит фраза «я ду маю»? Когда я думаю, я задаю себе внутренний вопрос, напрягаю что то там внутри (сосредотачиваюсь) и … жду ответа. Ответ приходит в мой внутренний мир, и я полагаю, что он пришел откуда-то изнутри.

Но попробуйте потренировать сове мышление (это, пожалуй, самое трудное занятие, известное человечеству), и однажды вы начнете по лучать такие ответы, которые невозможно вывести из вашего прошло го опыта. Эти ответы называются озарениями. История человеческой культуры – это история подобных озарений.

Атеист скажет, что озарения являются результатом работы мозга.

В конце концов, это не так уж и важно. Любые модели природных процессов имеют право на существование. Вопрос в том, какая модель лучше? В научную модель не вписываются многие «тайны» психики, объявленные наукой «вне закона». И все-таки они существуют!

Однажды от одного интересного человека я услышал такую исто рию: «Когда-то я был скептичным ученым. Я решил доказать, что все телепаты и ясновидящие – шарлатаны. Как честный ученый я решил поставить эксперимент на себе. Нашел методику, обещающую, что я стану ясновидящим за пять лет, и стал честно заниматься. … Когда через пять лет я стал ясновидящим, я никому ничего не захотел дока зывать».

Как найти путь к себе, то есть путь к Богу? Надо научиться слу шать голос своего бессознательного Я. Самый короткий и самый без опасный путь к себе лежит через совесть. Все обходные пути чрева ты разрушением психики. Путь через совесть безопасен и рекомендо ван всеми религиями. Совесть – это то, что соединяет наше сознание с нашим бессознательным. Любая попытка услышать свое бессозна тельное Я, приведет к тому, что первым делом человек слышит голос своей совести. Обмануть или обойти ее не удастся. Поэтому придется ее выслушать. Она потребует от человека определенных изменений.

Человек, не исполнивший требований совести (иногда для этого нуж ны многие годы), не допускается в мир Божественных откровений.

Сначала бывает больно, потому что совесть вытаскивает из тайников памяти все новую и новую грязь. Как говорится в одной сказке, «даже отчаянные храбрецы боятся заглянуть в зеркало, отражающее истин ную суть собственной души». Только тот, кто не испугается увидеть себя таким, как есть, а не таким, как хочется видеть (в христианстве это называется смирением), только тот, кто очистит свою душевную грязь истинным раскаянием, допускается в мир Божественных откро вений. Если проявить достаточное усердие на этом пути, то можно перестать воевать с самим собой, обманывать самого себя, игнориро вать самого себя. Постепенно можно научиться слушать самого себя.

И однажды совесть, точнее внутренний мир человека, посчитав, что в душе уже достаточно чисто, начинает отвечать на его вопросы. Это и есть разговор с Богом.

Заключение Человек мыслит стереотипами. Стереотипы экономят мышление.

Но в них скрыты и заблуждения, передаваемые из поколения в поко ление. Ломка стереотипов – дело весьма болезненное. Некоторые из них настолько глубоко проникают в сознание, что кажутся нам исти ной в последней инстанции. Ломка таких стереотипов грозит потерей опоры под ногами. Бывало, что некоторые студенты всерьез обижа лись на меня за то, что я разрушаю их стройный внутренний мир. Но разве может быть внутренний мир человека стройным и гармонич ным, если он пронизан самообманом?

Попробуйте, например, представить, что физическое простран ство не существует объективно, что это всего лишь плод нашей фан тазии! Как это не существует? Вот же оно? И все-таки попробуйте выйти за пределы обыденности и осознать иллюзорность физического пространства, как это сделал Иммануил Кант! Попробуйте встать на место того человека, которому Коперник доказывает, что не Солнце крутится вокруг Земли, а вовсе наоборот – Земля крутится вокруг Солнца. Наверное, Коперник выглядел в глазах своих современников каким-то мракобесом, отрицающим очевидные вещи.

Часто в споре с кем-нибудь возникает ощущение, что твой оппо нент несет полную чушь, как будто ты стоишь на ногах, а он – на го лове, и ты хочешь вернуть его в правильное положение, а он упирает ся. Но иногда происходит метаморфоза: ты вдруг понимаешь, что твой оппонент прав, и мир как будто переворачивается у тебя на глазах, и оказывается, что это ты стоишь на голове, а оппонент – на ногах.

Почему мы упрямо продолжаем обманывать себя, не желая заме чать, что у животных есть разум, или что все в природе пронизано це лесообразностью? Потому что не видим подтверждений этому? Наши безграмотные предки умели это видеть, а мы не видим. Почему? По тому что они – сказочники, напридумывали всяких глупостей от ску дости ума? А может, это мы утратили способность видеть?

Мы живем в эпоху всепроникающей лжи. И вовсе не потому, что раньше обманывали меньше. И в былые времена ложь и заблуждение лились рекой. Но мы не осознавали этого. Для того чтобы увидеть ложь, потребовалось довести ее до абсурда. И вот мы смотрим ре кламный ролик по телевизору и понимаем, что за потоком красивых слов есть истинный мотив, который принципиально отличается от то го, что вещает диктор. Мы настолько привыкли ко лжи, что начинаем верить ей. При этом мы понимаем, что нас обманывают. Парадокс!

За потоком лжи невозможно рассмотреть правду. Значит, нельзя верить никому? И здесь неожиданно рождается тревожный вопрос: а можно ли верить самому себе? Мы начинаем честно изучать себя и с ужасом убеждаемся, что мы обманываем себя на каждом шагу. Мы обманываем себя, потому что боимся заглянуть в свою душу в поис ках истины. Мы не хотим вспоминать о тех гадких поступках, которые совершили когда-то в прошлом, пытаясь оправдать свое малодушие, трусость, жадность, зависть, потому что надо как-то поднять соб ственную самооценку. Нам проще верить своей или чужой лжи, чем перестать обманывать себя. И тогда рождается еще один лживый сте реотип: я не верю себе потому, что истину знают только мудрецы;

я заблуждаюсь, потому что меня никто не научил истине;

покажите мне истину, и я сразу все пойму. Человеку проще обманывать себя в том, что никто не знает истины и что истина относительна.

Но зачем человек обманывает себя? Почему он не хочет видеть истины? Оказывается потому, что это очень болезненно. С детских лет в нашей душе воспитывается некий внутренний контролер, внут ренний судья, который соотносит наши поступки с неким эталоном.

Это наша совесть. Существует мнение, что совесть можно обмануть.

Это очередной самообман. Совесть нельзя обмануть, но ее можно иг норировать. Человек часто идет вопреки голосу совести. Но никому не нравятся ее обвинительные вердикты. Они очень болезненны. Не слу чайно люди говорят об угрызениях совести – совесть грызет душу. По этому люди придумали способ противостояния совести – игнорирова ние своего внутреннего голоса, неверие в его истинность. Нам легче поверить кому-то другому, слова которого придают нам силу в проти востоянии с совестью. Действительно, если животные не обладают разумом, то можно, например, забыть о том, что им может быть боль но. Можно поверить тем, кто считает, что вся природа существует только для того, чтобы удовлетворить ненасытные потребности чело века – венца творения. Совесть возражает, но мы ей не верим.

Почему мы перестали понимать природу? Животные понимают, а мы нет. А это, между прочим, приводит нас к болезням. Отрицание природы – это одновременно есть отрицание своего организма. Мы это знаем и хотим, чтобы природа рассказала нам, как избавиться от болезней. Но для этого я должен послушать себя. Но как только я об ращаюсь к себе, так сразу же лицом к лицу сталкиваюсь с совестью, которая, как зеркало, отражает мое душевное уродство. И я с отвра щением отворачиваюсь от себя. Как я могу идти дальше, вглубь свое го внутреннего мира, если первый же контакт с ним приводит к боли?

И вновь человек обращается за помощью к чужим людям в надежде, что они вылечат больное тело, не касаясь души.

Наши предки считали, что существует два пути познания мира:

путь правды и путь кривды, прямой путь к истине и кривой, обходной.

Прямой путь (правь) пролегает через человеческую душу. «Познай себя» – написано на воротах Дельфийского храма, потому что «мик рокосм есть отражение макрокосма». Только идя вглубь своего Я, можно познать истину. Кривой путь сравнивали с изогнутым луком.

Поэтому путь кривды назывался еще путем луковым или лукавым.

Лукавый путь пролегает через внешний мир, через изучение его зако нов. Но внешний мир обманчив, его сутью является игра иллюзии – лила майи. Поэтому человек, идущий по пути кривды, обречен на плутание в море лжи и самообмана.

«Весь мир – театр, и люди в нем – актеры». Мы играем в этом мире свои роли, надевая на себя личины (маски), не отражающие ис тинной сути наших Я. На работе я преподаватель, дома я муж и отец, в магазине я покупатель – это все маски. И в этом нет ничего гадкого и постыдного, как нет греха в детской игре, насквозь пронизанной фан тазиями. Печально лишь, когда маска срастается с душой, когда чело век перестает различать блистательную игру внешнего мира и истин ный свет интуиции, идущий из глубины собственного Я. Печально, когда мы отворачиваемся от себя, перестаем верить себе, считая, что внешний блеск несет в себе больше истины, чем голос собственной души. Печально потому, что это путь боли и страданий.

В душе современного человека прочно обосновалось противоре чие между сознанием и подсознанием, между осознанной и неосо знанной сторонами его внутреннего мира. Это напоминает войну с самим собой. Мы боимся ступить на теневую сторону своего внутрен него мира, потому что там нас поджидает безжалостный судья. И то гда мы выстраиваем крепостную стену, разделяющую внутреннюю вселенную на две враждующие страны. А еще мы воюем во внешнем мире с теми, кто осмеливается напомнить нам о существовании тене вой стороны наших внутренних вселенных. Тех, кто пытается загля нуть за эти крепостные стены, мы пугаем разрушением психики. У каждого из нас есть собственный отрицательный опыт общения с под сознанием в форме кошмарных снов. И нам не хочется, чтобы это бы ли сны наяву.

Вспомните мультфильм про крошку-енота, который пугал свое отражение в пруду! Ведь всего-то и нужно было – улыбнуться себе.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.