авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет ...»

-- [ Страница 2 ] --

На памятниках ванвиздинской культуры встречено значительное количество изделий из драгоценных и полудрагоценных материалов, изготовленных в Сасанидском Иране, в Се верном Причерноморье, часть которых попала на ЕСВ с южными мигрантами, другая – в процессе обмена с соседними и отдаленными племенами и народами, который носил как непосредственный, так и опосредованный характер. Предметом вывоза являлись меха, высо ко ценившиеся на международных рынках, особенно с VIII в., в связи со становлением Баг дадаского халифата. Таким образом, хозяйство ванвиздинского общества характеризуется сочетанием традиционных присваивающих форм хозяйства (охоты и рыболовства) с произ водящими (металлургией, металлообработкой, животноводством и, возможно, земледелием).

1.1.6.2. Бичевницкая культура На верхней Вычегде, Печоре, а также в Большеземельской тундре и нижнем Приобье исследованы памятники бичевницкой культуры, датируемой второй половиной I тыс. н.э.

Основная территория ее распространения - лесное Печорское Приуралье. Тиманский кряж определяет западную границу памятников бичевницкой культуры. В бассейне Вычегды они известны только в ее верхнем течении. Бичевницкие памятники представлены исключитель но поселениями. Они расположены по берегам рек и на останцах террас водораздельных озер Тимана, на тундровых озерах, в устьях речек и занимают площадь от 200 до 1000 кв.м. Пред ставлено два типа поселений: временные стоянки и долговременные поселения. Основную массу материалов поселений составляют обломки глиняных сосудов и кремневые скребки.

Керамика представлена сосудами чашевидной формы, украшенными оттисками зубчатого штампа, сочетанием наклонных вдавлений овальной или линзовидной формы, выполненных печатной или отступающей техникой, каннелюрами, глубокими ямками, печатными зубча тыми оттисками в виде зигзага и наклонных линий. Кроме сосудов, на поселениях встреча ются орудия труда, украшения, культовые изделия, оружие. К этой культуре могут быть отнесены изображения человеко-лосей. На поселениях также встречаются железные и костя ные наконечники стрел, ножи, шилья. В формировании бичевницкой культуры предполага ется участие двух компонентов: местного, генетически связанного с культурой раннего железного века лесного Припечорья, и арктического, пришлого из более северных тундро вых районов. Причина передвижения арктического населения в более южные районы объяс няется сдвигом ландшафтных зон, значительным расширением тундровой зоны и смещением Освоение и изучение региона к югу бореальных видов, существенным изменением естественно-географической ситуации в целом. Этническая принадлежность бичевницкой культуры определяется только на гипоте тическом уровне. По мнению А.М. Мурыгина, на обширной территории между Тиманским кряжем на западе и Нижней Обью на востоке, от верховий Печоры и северной Сосьвы до морского побережья, в раннем средневековье жили племена, входившие в нераспавшуюся полиэтничную финно-угро-самодийскую общность, из которой в дальнейшем выделились самодийский и угорский этносы. Ученый полагает, что Тиман во второй половине I тыс. н.э.

являлся контактной зоной для культур Печорского и Вычегодско-Мезенского бассейнов и пограничной линией двух хозяйственно-культурных ареалов. В Вычегодско-Мезенском бас сейне обитали ванвиздинские племена, в Печорском – бичевницкие, хотя археологические материалы свидетельствуют о возможном эпизодическом проникновении отдельных групп ванвиздинцев в бассейн Печоры (Мурыгин, 1992).

1.1.7. Эпоха развитого средневековья (X-XV вв.) В эпоху развитого средневековья на ЕСВ по письменным источникам, в частности, древнейшей русской летописи «Повесть временных лет», упоминаются три этноса: пермь, печера и югра. Кроме того, по данным фольклора, в при- и заполярных тундрах в древности обитали «сииртя». Однако, ни один из них четко не локализован. В настоящее время архео логически наиболее изученной является пермь. Определены древности югры. В последние десятилетия XX в. выделены памятники печеры, однако они пока единичны. Сииртя, пред положительно, сопоставляется с самодийцами (ненцами).

1.1.7.1. Пермь вычегодская Слово «пермь» имеет прибалтийско-финское происхождение и означает «край земли», «земля за рубежом». Таким образом, это географический термин, который стал экзоэтнони мом народа, так как пермь в «Повести временных лет» фигурирует в числе народов, имею щих свой язык и платящих дань Руси. Основываясь на данных «Жития Стефана Пермского», большинство исследователей полагает, что это название относится к предкам коми-зырян (пермь вычегодская) и коми-пермяков (пермь великая), хотя существует предположение, что оно распространялось и на древних удмуртов.

Культура перми вычегодской, изученная по археологическим источникам, получила название вымской, так как в долине Выми сосредоточено наибольшее количество памятни ков перми, и именно здесь находился важный центр формирования древних коми-зырян (Са вельева, 1971). Вымская культура перми вычегодской датируется XI-XIV вв. Этот период характеризуется завершением начального этапа формирования народности коми-зырян, про исходящего на базе родственных племен, упоминаемых в письменных источниках: вычег жан, вымичей, сысоличей, ужгинских сырьян и т.д. В «Житии Стефана Пермского», а также в источниках XV в. очерчивается ареал обитания вычегодских пермян - бассейн Вычегды с ее притоком Вымью, Вашка, Луза, Пинега. Археологические материалы убедительно свиде тельствуют об общности культуры перми вычегодской в XI-XIV вв. на Вычегде, Выми, Вашке, Сысоле, Лузе. С другой стороны, между памятниками отдельных районов имеются некоторые различия, что позволяет выделить семь локальных групп памятников, соответ ствующих территориально-племенным объединениям древних коми-зырян: вымская, нижне вычегодская, средневычегодская, удорская, верхнесысольская, среднесысольская, прилузская.

Наиболее изученной является вымская группа памятников (Савельева, 1987). Она представлена преимущественно могильниками и единичными поселениями. Большинство могильников насчитывает несколько сот погребений (Кичилькосьский I, Ыджыдъельский, Жигановский, Кокпомъягский, Вадъягский), некоторые – несколько десятков (Веслянский II, Петкойский, Отлинский I, II, Лялинский, Часадорский). Судя по ним, долина р.Выми в эпоху средневековья была заселена достаточно плотно. Могильники известны и в ныне не Освоение и изучение региона заселенных местах. В частности, в районе вымских порогов известно четыре могильника:

Кичилькосьский I, Кичилькосьский II, Ошмосский и Кедвавомский. Из поселений изучено Жигановское, расположенное возле д. Жигановка Княжпогостского района Республики Коми.

Особый интерес представляют материалы вымских могильников. Они, как правило, располагаются в глубине боровой террасы на берегу реки в возвышенной части бора, примы кающей к болотистой низине. Погребения отмечены на поверхности впадинами. Местное население приписывает эти могильники легендарной чуди.

При раскопках поселений и могильников найден богатейший материал, включающий разнообразные орудия труда, оружие, производственный инструментарий, предметы быта и украшения, которые позволяют с достаточной полнотой характеризовать хозяйство, быт, ма териальную и духовную культуру древних коми-зырян.

Материалы археологических раскопок этих памятников дали первые бесспорные сви детельства развития земледелия у древних коми-зырян. В одном из погребений Кичилькось ского I могильника, датируемом XI в., в медном котелке сохранились остатки зерен культурных злаков. Орудиями подготовки почвы к посеву могли служить железные топоры, которые встречаются на многих вымских памятниках. Они были необходимы для рубки и раскорчевки леса при подсечно-огневой системе земледелия, существовавшей у предков ко ми-зырян в эпоху средневековья и сохранявшейся вплоть до XVIII в. Дальнейшее развитие получило животноводство, на что указывают многочисленные кости домашних животных (коровы, лошади, овцы, свиньи), а также ножницы для стрижки овец, конские удила, фраг менты шерстяной пряжи, тканей, пряслица.

Значительный прогресс был достигнут в развитии кузнечного и бронзолитейного производств. Из железа изготовлялись все основные орудия труда, предметы вооружения, многие предметы быта. На Кичилькосьском I могильнике выявлены погребения кузнецов:

одно из них сопровождалось набором кузнечных инструментов (клещи, гвоздильня, моло ток), другое – железными крицами и шлаками. Металлографический анализ кузнечных изде лий показал, что местные кузнецы применяли широкий набор технологических схем при изготовлении изделий из железа и стали. Основным приемом производства орудий труда было сочетание в предмете посредством кузнечной сварки твердого стального лезвия и вяз кой железной основы. Уже в X-XI вв. в Вычегодском крае появляются трехслойные ножи.

Была освоена технология вварки и наварки стального лезвия в железную основу. Наряду с этим сохранялись архаичные местные технологии изготовления изделий из кричного железа, пакетной или стальной заготовки. Данные металлографического анализа позволяют просле дить процесс освоения местными кузнецами передовых европейских технологических схем изготовления железных изделий (Завьялов, 1992;

Зыков, 1992).

Найдены многочисленные деревообрабатывающие орудия: скобели, тесла, ложкари, а также шилья, кочедыки, сверла, стамески, пешни. Судя по набору производственного инвен таря, были развиты столярное (или бондарно-столярное), кожевенное (или сапожное), косто резное, ткацкое, а также керамическое производства.

Наиболее многочисленную категорию находок составляют украшения костюма. Сре ди них выделяются как местные, так и привозные. К наиболее популярным относятся височ ные подвески, разнообразные нагрудные украшения в виде ожерелий из бус, монетовидных привесок и бубенчиков. Важное место в костюме отводилось поясным украшениям. К ним относятся не только богато украшенные кожаные пояса с многочисленными бронзовыми накладками, но и спускающиеся от пояса нанизанные на кожаный шнурок многочастные украшения, включающие бусы, бубенчики, костяные и бронзовые уточки, коньки и шумящие подвески. К числу излюбленных украшений древних коми-зырян относятся и перстни из бронзы и серебра. Изделиями местных мастеров являются спиралевидные и трубчатые про низки, многочисленные бубенчики грушевидной, шаровидной и конусовидной форм. Много привозных украшений. Это бусы из стекла, горного хрусталя, сердолика, янтаря, серебра и бронзы. Обращают на себя внимание высокохудожественные ювелирные изделия, чаще все го из серебра. Среди них гривны, браслеты, лунницы, серьги, бляхи с изображением охотни Освоение и изучение региона чьих сцен, перстни и др. (рис. 8). Среди предметов импорта также представлены разнообраз ные бронзовые изделия городских ремесленников – фибулы, предметы поясной гарнитуры, перстни, различные типы шумящих подвесок. Они свидетельствуют об активных торговых связях древних коми-зырян.

Рис. 8. Пермь Вычегодская Условные обозначения:

1-5, 7-9 – Кичилькосьский I могильник;

6 – Веслянский II могильник 1,2 – круглые подвески;

3 – фибула, 4 – умбоновидная подвеска;

5 – якорьковая подвеска;

6 – калачевидная серьга;

7 – браслет с каменными вставками;

8 – древнекоми промысловый календарь (1 – серебро, бронза, 2-5, 8 – бронза, 6, 7 – серебро) Среди привозных превалируют древнерусские изделия. Первыми на ЕСВ, вероятно, проникают новгородские торговцы. С ними на берега Выми и Вычегды попадают западноев ропейские денарии. Так, а Кичилькосьском I могильнике найдены 54 западноевропейских денария(чешские, германские, датские, голландские и др). Прекрасные ювелирные изделия из серебра, серебра с позолотой, украшенные сканью и зернью, иногда инкрустированные каменными или стеклянными вставками, привозили на север купцы из Волжской Булгарии.

Так, на Кичилькосьском I могильнике в одном из погребений найден богатый комплекс дра гоценных украшений, состоящий из гривны и двух браслетов, инкрустированных каменными и стеклянными вставками (рис. 8). Булгарские купцы выступали посредниками в торговле с мусульманским среднеазиатским миром, откуда в земли коми-зырян проникают саманидские дирхемы и их оттиски. Наряду с привозными изделиями встречаются гирьки и детали от ве сов для взвешивания серебра. Таким образом, выделяются два основных направления торго вых связей – южное и западное. Южное направление осуществлялось по Камско Вычегодскому пути, западное – Сухоно-Вычегодскому. Пермь Вычегодская с X-XI вв. вклю Освоение и изучение региона чается в сферу экономических и политических интересов соседних раннефеодальных госу дарств Восточной Европы, которые были заинтересованы в расширении своей территории.

Европейский Север представлял интерес прежде всего как источник получения пушнины, пользовавшейся высоким спросом на международных рынках. Судя по имеющимся источни кам, контакты Перми Вычегодской с Волжской Бугарией ограничивались торговлей. Булгар ские купцы непосредственно сами или через посредников поставляли на Север украшения и предметы быта в обмен на меха. На ЕСВ не известны ни булгарские поселения, ни торговые фактории. Не встречается и булгарская керамика, которая могла бы свидетельствовать о проживании в рассматриваемом регионе волжских булгар.

Иной характер носили отношения Перми вычегодской и Руси. По данным письмен ных источников, уже с X-XI вв. пермь платила дань Новгороду, которая первоначально, ве роятно, взималась эпизодически. С XII в. на Вычегде и Выми появляются древнерусские городища, особый интерес среди которых представляет Пожегское городище на Выми, функционировавшее в XII-XIV вв. На городище сохранились остатки фортификационных сооружений, жилых, производственных и хозяйственных построек, многочисленные следы развития различных ремесел, занятий населения сельским хозяйством и промыслами. Среди костей домашних животных преобладают кости свиньи, что является косвенным доказатель ством важной роли земледелия в хозяйстве обитателей городища. Кроме того, найдены кости лошади, овцы и козы, свидетельствующие о развитии животноводства, а также диких живот ных - лисы, рыси, лося, северного оленя, зайца, бобра, белки. Среди костей диких животных преобладают кости зайца, затем следуют бобр, белка, лось, олень, лиса. Обилие костей диких животных и птиц, а также предметы охотничьего вооружения свидетельствуют о развитой охоте, особенно пушного промысла. Жители городища имели большой запас оружия - как охотничьего, так и боевого. Многочисленны железные наконечники стрел как универсаль ные, так и бронебойные.

Городище было расположено на стратегически важном участке магистрального пути продвижения русских дружинников в Сибирь. Оно являлось опорным пунктом сборщиков дани, а также важным ремесленно-торговым центром, не только обеспечивающим ремеслен ными изделиями собственные потребности, но и обслуживающим нужды окрестного местного населения. Древнерусская колонизация ЕСВ, начавшаяся в X-XI вв., продолжалась несколько столетий. На начальном этапе ( в X-XI вв.) русские дружинники, продвигаясь по Вычегде и Выми, знакомились с новыми землями, взимали дань с местного населения, одновременно осуществляя торговые сделки. В XII в. они укрепляют свои позиции в Коми крае, свидетель ством чего являются русские городища на Вычегде и Выми. Важной вехой в процессе вклю чения Коми края в состав Русского государства стала христианизация, проведенная впоследней четверти XIV в. выдающимся миссионером-просветителем Стефаном Пермским, первым епископом Пермской земли. По существу христианизация означала фактическое включение Коми края в состав Московского княжества, а в дальнейшем – Русского государ ства, что привело к глубоким изменениям в экономической, культурной и социальной сферах жизни коми-зырян (Савельева, 1993).

1.1.8. Тиман и Притиманье в эпоху позднего средневековья В регионе, территория которого включает Печорскую низменность, простирающуюся от Уральского хребта на востоке и юго-востоке до Тиманского кряжа на западе и юго-западе, в эпоху средневековья, по данным письменных источников, в таежной зоне обитали печера и югра, в тундрах Заполярья и Приполярья (по данным фольклора) – «сииртя», однако архео логические памятники этих этносов исследованы слабо. В настоящее время в рассматривае мом регионе известно два могильника, семь святилищ и восемь городищ.

Среди исследованных памятников в Притиманье представляет интерес Нерицкий мо гильник в связи с предположением о принадлежности его печере (Истомина, 1992). Могиль ник расположен при впадении р. Нерицы в Печору, в Ижемском районе Республики Коми.

Освоение и изучение региона Раскопано 29 погребений. Между могилами сохранились остатки ритуальных тризн в виде кострищ и вещей, оставленных в дар покойному. Вокруг одного из погребений на зна чительной площади были разбросаны предметы, связанные с металлобработкой, а также бронзовые изделия. Погребения совершены способом ингумации. Встречаются ритуальные перезахоронения. В некоторых ямах сохранились остатки внутрипогребальных конструкций в виде фрагментов коры, дерева, бересты. Встречаются остатки меха. Большинство погребе ний содержит богатый и разнообразный вещевой инвентарь. Найдено три топора, не менее 11 наконечников стрел, два наконечника копья, деревообрабатывающие инструменты, пред меты, связанные с металлообработкой, в частности, глиняная льячка, обломки тигля, две массивные железные наковаленки, железная гвоздильня, тигельные шарнирные клещи. В по гребениях много различных украшений. Среди них – предметы поясной гарнитуры, в том числе пряжка с изображением медведя в жертвенной позе, накладка с изображением головы быка или барана, богатая коллекция бус, пронизки, височные кольца, подвески, бубенчики и т.д. Среди подвесок особый интерес представляют две серебряные, одна из которых украше на зернью, на вторую нанесено изображение медведя в жертвенной позе, а также бронзовая орнитоантропоморфная. В могилы были положены глиняные сосуды: чашевидной формы, орнаментированные зубчатым штампом, горшковидной, орнаментированный пояском ямок и рядами отпечатков зубчатого штампа, а также сосуд с поддоном. Нерицкий могильник дати рован X-XI вв. По мнению исследователя могильника Т.В. Истоминой, он оставлен летопис ной «Печерой». Она отмечает, что в материалах могильника прослеживается сходство как с памятниками Перми Вычегодской, так и зауральских угро-самодийских культур.

С летописной печерой А.М. Мурыгиным сопоставляется Эшмесское пещерное святи лище, также содержащее уникальные материалы. Пещера представляет собой естественную подземную полость, образовавшуюся в карстующихся породах Среднего Тимана, в между речье р. Белая Кедва и ее правого притока р. Белый Эшмес, берущей начало в сухой долине, называемой местными охотниками «Мертвой долиной». Она была открыта в 1926 году ижемским охотником П.А. Вокуевым, который обнаружил в пещере два деревянных идола.

В 1981 году она была открыта вновь преподавателем Ухтинского индустриального института В.П. Торлоповым, который сообщил о пяти деревянных идолах, стоявших у входа в пещеру.

И, наконец, в 1982 году А.М. Мурыгиным были проведены исчерпывающие раскопки святи лища (Мурыгин, 1992). Пещера ориентирована входом на запад и расположена в выступе из вестняка правого борта долины. Она состоит из небольшого грота, переходящего в узкую щель. Культурные остатки залегали преимущественно у северной стенки центральной части входного участка грота. Эшмесское пещерное святилище на основе радиоуглеродных дат и монет датируется X-XI вв. При раскопках найдены костяные наконечники стрел, культовые изделия, кости животных. Абсолютное большинство костей принадлежит бобру (81,8 %).

Преобладают кости черепа или их фрагменты. Для пещеры характерен специфический набор культовых предметов, основную часть которых составляют подвески круглой формы, пре имущественно серебряные, с золочением, украшенные различными узорами. Изображения нанесены в граффити или выдавлены. В узорах преобладают солярные символы: круги, кольца, кресты, четырехлепестковые розетки. Встречаются подвески с золоченой личиной, накладки с изображением медвежьих голов. Одним из центральных зооморфных образов граффити является олень (рис. 9). А.М. Мурыгиным памятник рассматривается как родовое святилище печеры, которая поклонялась и приносила жертвы деревянным идолам, стоявшим у входа в пещеру. Важное место в жертвоприношениях отводилось бобру, охота на которого, вероятно, занимала важное место в жизни этого населения. Культовые серебряные подвески, по мнению исследователя, представляют собой атрибуты костюма шамана, общавшегося с верховным божеством – хозяйкой Вселенной, Матерью-Хозяйкой окружающей природы, зверей и людей. Культурные остатки эпохи средневековья выявлены и на других печорских святилищах: Канинской, Уньинской, Адакской пещерах, а также наземном святилище Лек Ижман II на Ижме. В материалах святилищ прослеживаются общие черты, обусловленные функциональным назначением памятников (Мурыгин, 1992).

Освоение и изучение региона Рис. 9. Средний Тиман. Эшмесская пещера. X-XI вв. н.э.

Условные обозначения:

Культовый инвентарь жертвенного места: 1,2 – идолы, 3-7 – подвески и накладки, (1,2 – дерево, 3-5 – серебро с позолотой, 6-7 – серебро с позолотой, бронза) На всех святилищах в состав жертвоприношений входило мясо жертвенных живот ных, наконечники стрел, украшения, культовые изделия, предметы быта, посуда. В остеоло гических материалах представлены кости, преимущественно головы, различных видов животных. В Канинской пещере преобладают кости медведя, Уньинской – северного оленя, Эшмесской – бобра. Значительное место занимают кости пушных животных (зайца, бобра, лисы, росомахи, песца, соболя, хорька, выдры и др.). Встречаются кости промысловых птиц и рыб. На некоторых святилищах (Канинская, Уньинская пещеры) найдены кости домашних Освоение и изучение региона животных (собаки, лошади, коровы, свиньи).

Предметы культового назначения представлены литыми и штампованными изображе ниями как реальных животных, так и фантастических существ, сочетающих черты различ ных животных и птиц, человекоподобных существ и т. д. В средневековом слое Уньинской пещеры найдены человеческие зубы и фаланги пальцев, принадлежащие не менее чем двум индивидам. В.И. Канивец предполагал, что эти факты свидетельствуют о существовании у средневекового населения Печорского края обряда ритуальных человеческих жертвоприно шений, встречающихся у многих народов мира (Канивец, 1964).

Наряду с могильниками и святилищами в восточном Притиманье известны городища первой половины II тыс. н.э. Представляет интерес городище Понъювом, расположенное на р. Ижма. Это небольшое городище-убежище площадью 180 кв.м., укрепленное с напольной стороны одним валом и рвом. При раскопках найдены керамика, кости, шлаки, стеклянные бусы, железный нож, обломок железной трехрогой остроги, железная пряжка и накладка, бронзовая пронизка, железная игла, обломок бронзолитейной льячки, фрагменты железных и бронзовых изделий. Вскрыто наземное жилище, на площади которого по длинной оси выяв лены столбовые ямки для поддерживания каркаса жилища и два очага, сложенные из круп ных валунов и известковых плиток. Городище датируется XII-XIII вв. и отнесено к культуре Перми Вычегодской (Плюснин, Волокитин, 1990). Вероятно, оно сооружено вымскми коми при продвижении их в бассейн Печоры. Четыре компактно расположенные городища откры ты возле с. Новый Бор в Усть-Цилемском районе Респулики Коми, в 50 км. севернее Поляр ного круга (Плюснин, 1991). Городища занимают небольшую площадь – от 200 до 400 кв.м.

и укреплены с одной стороны одним или двумя валами и рвами. Находки включают фраг менты керамики, шлаки, кости животных, наряду с которыми представлены обломки желез ных наконечников стрел, ножей, клиньев, глиняных грузил, тиглей для плавки бронзы, а также бронзовый котел. Городища датируются XII-XIV вв. и по керамике обнаруживают близость нижнеобским памятникам, оставленным югрой.

Против устья р.Ижма, на правом берегу р. Печоры, у дер. Васильевка в 20-е гг. XX в.

было открыто городище Поганый Нос, которое отличается от других печорских городищ значительно большими размерами. Его площадь составляет 4500 кв.м. С двух сторон оно за щищено крутыми обрывами, а с напольной стороны сохранились только остатки рва. На го родище были найдены три железные сулицы, железные наконечники стрел, боевой топор, крупный бронзовый крючок, дужка от котла, кресало с бронзовой рукояткой, массивная бронзовая ложка с зооморфным декором. Памятник отнесен к X-XII вв. (Мурыгин, 1992).

В Печорском Приуралье известны и неукрепленные поселения – селища, которые преимущественно располагаются по берегам рек и на останцах террас водораздельных озер Тимана, по краям тундровых озер, в устьях речек. Среди них выделяются памятники кратко временного обитания и долговременные поселения. Большая их часть относится ко второй половине I тыс. н.э., однако на некоторых поселениях встречаются изделия, относящиеся к первой половине II тыс. н.э. На Тиманском кряже поздние материалы представлены на па мятниках водораздельных озер Среднего Тимана: Кыско, Пижма II, Ружникова, Харловая I, Пижма I, Брысвинское. Массовым материалом поселений является керамика, наряду с кото рой встречаются предметы, связанные с металлобработкой, единичные железные и бронзо вые изделия (Мурыгин, 1992).

По мнению исследователя этих древностей А.М. Мурыгина, население Печорского ре гиона в эпоху средневековья было смешанным и разноэтничным, что в значительной мере определялось подвижным образом жизни обитателей высоких широт, совершавших сезон ные челночные миграции. Не исключается и полиэтничный состав этого населения. В тунд ровых районах представлены культуры субарктического типа, генетически восходящие к древнему субстрату евразийского происхождения, предположительно относящиеся к угро самодийскому населению. В лесном Припечорье формировались культуры переходного об лика от угро-самодийских Обского Зауралья к финно-угорским ЕСВ. Предполагается, что в начале II тыс. н.э. происходит постепенная дифференциация, а затем консолидация угорских Освоение и изучение региона и самодийских этнических общностей (Мурыгин, 1992).

Таким образом, территория Тиманского кряжа была освоена первобытными людьми в эпоху палеолита. На протяжении последующих тысячелетий она осваивалась разноэтнич ными, разнокультурными группами населения, среди которых были древние уральцы, фин но-угры, финно-пермские племена. Крайний север этой территории занимали угро самодийцы, предки современных угров и самодийцев. Важную роль в развитии экономики и культуры местного населения сыграли индоевропейские племена, влияние которых начинает прослеживаться с эпохи энеолита, когда северные племена заимствовали от пришлых индо европейцев идеи металлургии и металлообработки. Оно усиливается в эпоху бронзы и ран него железного века. Южные культурные импульсы прослеживаются и в эпоху средневековья. В первой половине II тыс. н.э. наиболее сильным было древнерусское куль турное влияние. В бассейне Вычегды и частично Мезени в это время обитали вычегодские пермяне, предки современных коми-зырян. Печорская равнина, включая тундровую зону, входила в ареал угорских и самодийских культур.

1.2. Географо-геологическая изученность 1.2.1. Начальный период изучения. Древняя картография.

Первые разработки полезных ископаемых Первое достоверное известие о знакомстве русских с Северо-Востоком современной европейской части России содержится в летописи 1114 года. Ладожский посадник Павел со общает, что «старые мужи у нас ходили за Югру и Самоядь в полуночные страны». Новго родцы первыми из русских пришли в Вычегодский и Печорский края для добычи «мягкого золота» – пушнины и сбору дани с местного населения, которое было немногочисленным, но, по-видимому, разнообразным. О реально существующих народностях, заселявших Север Евро пейской России, впервые повествуется в Несторовской летописи, в «Повести временных лет»

начала XII века: «а се суть инии языци, иже дань дают Руси: Чюдь, Весь Мурома, Черемис, Мордва, Пермь, Печора, Ямь, Литва, Змиигола, Корсь, Нарова, Либь» (Савельева Э.А., 1975).

В 1178 г. великий князь Всеволод Большое Гнездо заложил в устье реки Юг город Гледень, а в 1212 году был основан поблизости город Устюг. Последнему была суждена дол гая жизнь и роль форпоста в движении Московской Руси на Север, в Сибирь и Дальний Во сток. Если до XII века торговые связи Северо-Восточной части Европейской России преобладают со среднеазиатскими и даже причерноморскими странами, с камскими булга рами, Прибалтикой, то уже в начале XIV века Виледская и Лузская Пермцы (Коми, прожи вавшие на притоках Вычегды-Виледи и Лузе), а затем и вся Вычегодская Пермь попадает под влияние Устюга. В 1379 г. уроженец Устюга ростовский священник Стефан Храп (1340 1396) положил начало обращению коми в христианскую веру. Для успеха своей миссии по христианизации Стефан создал первую коми азбуку, письменность просуществовавшую до начала XVII века. В 1383 году была основана Пермская епархия, а ее столицей стал городок Усть-Вымь на р. Вычегде. Первым епископом стал Стефан, прозванный Пермским и причис ленный впоследствии к лику святых Русской православной церкви (Лащук Л.П., 1972).

В «Житии Святого Стефана епископа Пермского», написанного монахом Епифанием Премудрым, дан первый обзор географии Пермской земли: «Река же первая именем Вымь впаде в Вычегду, другая река Вычегда, обходяще всю землю Пермскую, потече в северную страну и впаде в Двину ниже Устюга 40 верст;

река же третья Вятка потече в другую сторону Перми и впаде в Каму реку…». В летописи имелась миниатюра о заселении Пермского края, где изображены реки и города (рис. 10). Первая историческая дата открытия полезных иско паемых в Печорском крае на Тимане относится к началу XIII века (1213 г.), когда стало из вестно «Цильменское» месторождение медных руд. По мнению многих исследователей, именно это месторождение (первооткрыватель его не известен) является первым открытием руд древней Руси (Адрианова В.П., 1950).

Освоение и изучение региона По свидетельству Н.М. Карамзина, в 1491 г.

царь Иван III посылает на р. Цильму (Средний Ти ман) поисковую партию иностранных (Иван и Вик тор) и русских (Андрей Петров и Василий Болтин) рудознатцев для отыскания серебряных руд. Осенью этого же года рудознатцы возвращаются в Москву и докладывают по начальству, что они «нашли руду серебряную и медяную… на р. Цильме, не доходя до Космы реки». На следующий год была послана по исковая группа уже с 340 рабочими для организации горного промысла. Известно, что промысел действо вал, было налажено производство медных и сереб ряных монет. Как долго действовало предприятие к настоящему времени не известно, и, скорее всего, работа была прекращена из-за малых запасов руды.

Тем не менее, этот промысел явился одним из пер вых промыслов государственного значения Москов ской Руси XV века.

Карты России до начала XVIII века сохрани лись лишь в исполнении западноевропейских карто графов, хотя выполнены они преимущественно на основе российских источников. На картах, сохра нившихся до наших дней, можно проследить, как география России постепенно освобождается от ан тичных и средневековых представлений о северных и северо-восточных окраинах Европы.

На карте венецианца Баттиста Анезье года впервые показаны реки Сев. Двина, Сухона, Печора и Обь под названием Югра;

города Устюг, Вологда, Пермь Великая. Из-за грубой картографи Рис. 10. Заселение Пермского края ческой ошибки северная часть карты получилась в зеркальном изображении: река Обь оказалась на Западе, реки Двина и Сухона на востоке, а Печора и Вычегда между ними. В противоположность античным представлениям, по кото рым реки имели истоки в больших горах, на этой карте северные реки России вытекают из больших озер (рис. 11).

Широкую известность в Европе и России получили карты московского живописца Анто на Вида, составленные совместно с беглым великокняжеским сокольничим из г. Серпухова Ива ном Ляцким. В 1537 г. на латинском и в 1542 г. на латинском и русском языках были составлены карты России, ориентированные на юго-восток. На них нанесены две реки под названием Печо ра. Одна впадает в Белое море западнее Двины, другая соответствует действительному положе нию. В верховьях последней нанесен правый приток без названия, соответствующий положению р. Щугор. Примерно на месте Южного Тимана обозначена область под названием Коньдори.

Кроме того, показаны области Пермь, Югра, Вятка, Корела, Вогуличь. Уральские горы на картах отсутствуют, но изображены горы по побережью Белого моря (рис. 12).

В 1546 г. появляется карта С. Гербертштейна, уточненная в 1557 г. Эта карта более подробно и точно изображает географические объекты нежели карта Вида-Ляцкого. Здесь впервые показаны Уральские горы под названием «Земной пояс». Сотрудник английской фирмы «Московская компания» Антоний Дженкинсон в 1562 г. составил первую карту Рос сии с градусной сеткой в масштабе около 1:9000000. Эта карта составлена по нескольким разным по времени источникам, в т.ч. по несохранившемуся русскому «Чертежу московских земель» (около 1497 г.). На карте Дженкинсона р. Мезень течет с востока на запад, Печора с несколькими притоками впадает в большое озеро, а затем вытекает из него к океану.

Освоение и изучение региона Рис. 11. Северная часть карты Московии Батиста Аньезе, 1525 г.

Рис. 12. Эскиз карты А. Вида и И. Ляцкого, 1542 г.

Освоение и изучение региона В Ледовитом океане нанесены острова Новая Земля, Колгуев, Вайгач и полуостров Канин, отделенный от материка узким перешейком. Область Кондора помещена приблизи тельно на территории Северного Тимана между рр. Мезенью и Печорой, а Пермия на Выче где и севернее ее между Сев. Двиной и Печорой (рис. 13).

Рис. 13. Упрощенная копия северной части карты России А. Дженкинсона, 1562 г.

Около 1570 года по приказу Ивана IV Грозного в Москве был составлен «Большой чертеж», явившийся итогом работ московской администрации в течение трех четвертей XVI века. Спустя более 50 лет по распоряжению Разрядного Приказа дьяк АфанасийМезенцев перечертил «Большой чертеж» с увеличением и дал к нему описание. Сам «Чертеж» к насто ящему времени утерян, но описание к нему под названием «Книга Большого Чертежа» со хранилось. В «Книге» приводятся описания географических объектов, указываются длины рек в верстах, положения устьев относительно устьев других рек. На Печоре указываются города Пустозерск и Николаев Посад на месте современной Усть-Цильмы. Река Цильма называется Чилма, и в нее впадают реки Чирка и Рубиха. Названы и другие притоки Печоры:

Пижма, Ижма с притоком Ухной (Ухта), Ледма, Соба с притоком Волчанкой, Посва, кото рую можно отождествить с р. Кожвой, и Чеогор (Щугор). Истоки Печоры находятся в горах на расстоянии 250 верст от устья р. Большая Мыла. В книге впервые приводятся сведения о Тиманском кряже, который разделяется на отдельные возвышенности под названием Боль шой, Меньшой и Шамгорский Камни. В Ледовитом океане указаны острова Святой Нос, под ним подразумевается полуостров Канин, отделенный от материка узким проливом, Колгуев, Вайгач, Новая Земля. Названы Печорская и Болванская губы. Карское море носит название Князькового моря, а побережье Байдарацкой губы – Нярымский Берег. Урал под названием Каменный Пояс описан очень скудно. Указано лишь, что правые притоки р. Печоры и левые притоки р. Оби находятся в горах. В общем описания в «Книге» достаточно обширны, одна ко все попытки воссоздать «Большой Чертеж» по этому описанию были неудачны. В июле 1611 г. английский корабль «Дружба» под командованием Джеймса Вэдена пришел в устье р. Печоры. Нужно заметить, что англичане прибыли самовольно: Московс-кому государству во время польской интервенции было не до защиты северных границ.

Торговый представитель Джосиас Логан, помощник капитана Вильям Пурсглов и Освоение и изучение региона матрос Уилсон на шлюпке добрались до Пустозерска и там остались на зиму. За эту зимовку они на оленях совершили поездки в Мезень и Усть-Цильму. Записывали рассказы о жизни населения, о природных условиях Печоры и Тимана. В частности, ими описан характер рель ефа северной части Тимана. Донесение В. Пурсглова о зимовке в Пустозерске (1611), днев ники и письма Д. Логана, опубликованные в 1626 г., впоследствии использовал русский наруралист А. Шренк, совершивший в 1837 г. путешествие на Печору и Большеземельскую тундру. В 1667 г. появляется «Чертеж Сибири», составленный воеводой Петром Годуновым.

Это единственная из сохранившихся русских карт XVII века, где изображена территория Пе чорского края. Под названием Камень нанесен Уральский хребет, реки Двина и без названия рек Вычегда и Печора с двумя притоками и большим озером в среднем течении. У озера Пе чоры показан населенный пункт М. Печорской. Известная русским с давних пор Новая Земля расположена на материке Сибири в качестве его северного окончания. Тиманский кряж как таковой отсутствует (рис. 14).

Рис. 14. Северо-западная часть «Чертежа Сибири» П. Годунова, 1667 г.

В 1688 г. Гийом Сансон на своей карте изломанной линией показал Уральский хребет, который на севере назвал Земным Поясом, а на юге Югорскими горами. На этой карте горы полукругом окружают реку Печору. Можно полагать, что составитель включил в состав гор и Тиманский кряж.

В 1664 году в составе посольства Нидерландской республики в Москве находился ам стердамский бургомистр и государственный деятель Николай Витсен. В своей книге «Север Освоение и изучение региона ная и Восточная Татария», изданной спустя 28 лет (1692), он привел карту Баренцева моря и части побережья между реками Двина и Печора. Карта сориентирована на восток. Подробно указаны населенные пункты на реке Мезени. Под названием Камень обозначен Тиманский кряж и указаны волоки между реками Пинегой и Кулоем, притоками Мезени Пёзой и Циль мой, Мезенской и Печорской Пижмами, рекой Ухтой и притоком р. Выми Шомвуквой, кото рую Н.Витсен назвал Малой Ухтой. Впервые в литературе Витсеном указано, что на р. Ухте, на расстоянии 1,5 мили от волока ниже по реке из воды выделяется нефть. По берегам же р. Ухты находятся слои доманика, куски которого горят «наподобие свечи». Данные о нефти Н. Витсен получил, по-видимому, от сведущих людей, проходивших по р. Ухте, являвшейся частью одного из путей из Европы в Сибирь.

О добывании нефти на р. Ухте и об использовании ее для смазки осей телег и даже лечения некоторых болезней упоминается в двинской летописи XV века (Кострик К., 1959).

Ухтинские нефтяные источники и доманиковые слои, пропитанные нефтью, были из вестны Петру Великому, который в 1697 году отправлял образцы доманика для исследова ний в Голландию. Результаты этих исследований не сохранились.

В 1704 г. Исбрант Идес, совершивший путешествие в Китай в составе русского по сольства, переделывает карту «Северной и Восточной Татарии» Н. Витсена. В отношении точности и подробности эта карта не превосходит карту Н. Витсена, но на ней впервые появ ляются новые населенные пункты и реки. Показаны село Ижма, река Ухта, Койгородок, Чер дынь, Соликамск. В 1706 г. в Париже, а затем в Амстердаме в 1710 г. вышли карты Московии Гийома Делиля. Как полагают некоторые исследователи (Рыбаков, 1974), эти кар ты были изготовлены по материалам двинского воеводы А.А. Матвеева, бывшего послом в Париже в 1705 г. Границы уездов и губерний на картах соответствуют их положению при мерно 1590 г. Нанесена граница, разделяющая территорию Московского государства к нача лу XVII века и зависимых от нее северо-восточных земель. Так, области Двина, Устюг, Вологда входят в зону русской государственности и отделены от областей Югория, Печора, Зыряния, Пермия и Вятка. Карта богато насыщена географическими объектами – населен ными пунктами, гидро- графией и рисунками гор. Русло р. Печоры по-прежнему показано с большими искажениями, а Тиманский кряж также отсутствует (рис. 15).

В 1720 г. по указанию Правительствующего Сената в России начались инструмен тальные картографические съемки, которые возглавил секретарь Сената И.К. Кириллов. В 1720-21 гг. первая съемка была произведена в районе Верхней Печоры геодезистом Ф. Мол чановым. В 1745 г. Российская Академия наук выпустила Атлас Российский из 19 карт. Кар ты имели в основе астрономические определения широт (долготы еще не определялись).

Определений было явно недостаточно для составления полноценной карты Северо-востока России. Тем не менее, на карте Атласа подробно нанесены устья рек вдоль побережья Барен цева моря, населенные пункты по рр. Вычегде, Мезени и Печоре. Однако многие названия здесь искажены. Например, р. Ижма названа Большой Ухтой, и в нее с юга впадает Малая Ухта. На другой карте один из левых притоков р. Выми назван р. Ухтой. Последнее обстоя тельство имеет определенные основания. Указанный приток р. Выми сегодня называется Шомвуква, что на коми языке означает «Кислая Вуква», а река Ухта, верховья которой воло ком соединились с Шомвуквой, на языке коми звучит как «Вуква (уква)». Дело в том, что в Коми крае и в частности на Тимане, некоторые реки своими верховьями, находящиеся по близости, но текущие в разные стороны, имеют одинаковые названия, например: Пижма Ме зенская и Пижма Печорская, Кедва Ижемская и Кедва Вымская, Чер Ижемская и Чер Выгодская и др. В 1745 г. архангелогородский рудознатец Федор Прядунов обратился в берг коллегию с прошением «завести в Пустозерском уезде при Малой р. Ухте нефтяной завод».

Первые сведения о деятельности Ф. Прядунова изложены в работе В.В. Крестинина «Краткая история о городе Архангельском», С-Петербург, 1792. Ф. Прядунов получил разрешение на организацию предприятия на «собственные средства» и предписание «содержать (его) без остановок, а в Берг-коллегию, что на том заводе делается, присылать верные рапорты в год по дважды – в январе и июле месяцах».

Освоение и изучение региона Рис. 15. Эскиз северной части карты России Делиля, 1706 г.

Начавший работу в 1746 г. нефтяной «завод» был устроен очень просто, но соответ ствовал уровню развития техники своего времени. Академик И.И. Лепехин так описывает этот завод: «Над самым ключом, посередине бьющим, построен был четырехугольный сруб, вышиною в тридцать рядов, из коих шесть загружены были на дно, а прочие на поверхности воды находились. Внутри сруба стоял узкодонный чан, через отверстие в дне которого из во ды текла нефть…». При заводе имелась плотина, защищавшая сруб от паводков. Предприя тие постоянно обслуживали 3-4 человека, в том числе и сын Ф. Прядунова. По свидетельству В.Н. Попова (1909), добыча нефти достигала 4 тыс. пудов и из нее «двоением» получали до тыс. пудов светлых продуктов. Вывозилась продукция зимой по р. Ижме и далее на оленях и лошадях до Архангельска, затем в Москву, Петербург и даже за границу, в частности в Гол ландию. Разработка ухтинской нефти производилась Ф. Прядуновым около 7 лет. В 1753 г.

Прядунов умер в Москве, где он содержался в тюрьме беррг-коллегии за неуплату с добытой в 1751 г. нефти десятинных денег в сумме 35 руб. 23 коп. После смерти Ф. Прядунова его за вод по решению берг-коллегии перешел к вологодскому купцу Нагавикову, затем к Ивану Освоение и изучение региона Мингалееву и с 1765 г. к яренскому купцу Михаилу Баженову. После указанного года исто рия предприятия неизвестна. Прекращение деятельности нефтяного завода на Ухте связано с трудностями разработки и доставки нефти из отдаленного и труднодоступного района.

Поиски нефти в бассейне р. Ухты позднее периодически продолжались разными предприимчивыми людьми, такими как житель Н. Усолья Ратов, купец Соболев. Нефтяные выходы были обнаружены по притокам Ухты: рр. Чуть, Ярега, Чибью и по притоку р. Седью – Посве. Однако эти находки не привели к возникновению каких-либо горных предприятий.

Принято считать, что прекращение поисков нефти и добычи ее в то время знаменова ло окончание периода поисков полезных ископаемых на Тимане «рудознатцами» и посте пенно начинается капиталистический период научных исследований и поисков.

1.2.2. Период научных географо-геологических экспедиций Весной 1771 г. адъюнт Российской Академии наук будущий академик И.И. Лепехин посетил районы, примыкающие к бассейнам рек Сысолы и Вычегды. Летом 1772 г. он занялся исследованиями побережья Белого моря, Мезенской, Пулойской и Чешской губ, пересек Ка нинскую тундру, прошел по восточной оконечности п-ва Канин и речкам Чиже и Чеше. По старой традиции он представил п-ов Канин как остров, хотя и выяснил, что образующие как бы перешеек рр. Чижа и Чеша часто пересыхают и практически не отделяют полуостров от ма терика. Сотрудник И.И. Лепехина Н.Я. Озерецковский исследовал южный и восточный берега Чешской губы, Индигскую бухту и мыс Святой Нос. Участник экспедиции И. Лепехина И.Г.

Георги впервые ввел в географическую литературу термин «увал», выделил и обзначил этим термином Тиманский кряж в районе истоков рр. Мезени, Вятки и Вычегды. Материалы экспе диции И. Лепехина отдельными разделами публиковались на протяжении 1780-1814 гг. В частности в издании 1805 г. приводятся краткие сведения о полезных ископаемых Тимана и о состоянии их разработок по р. Цильме, Пижме Печорской и Мезенской, Ижме и Ухте. Указы вается, что в 25 верстах от Усть-Цильмы по реке Цильме запасы медных руд позволили орга низовать медеплавильный завод. Описаны выходы черного аспидного камня (шифера) по рекам Печорская и Мезенская Пижма. (Шифер использовался для грифельных досок). Приво дятся сведения о нефтяном заводе, построенном в 300 км южнее с. Ижмы на р. Ухте, дается описание завода и технологического процесса добычи и переработки нефти.

В 1792 г. Академией наук составлен «Российский Атлас» из 44 карт. Территория Ти манского кряжа в общем отображена на листе «Архангельское наместничество» в масштабе 1:2604000. Полные астрономические определения для этой карты не производились, кроме небольшого количества определений широт опорных пунктов. Поэтому географические объ екты на картах нанесены с большими искажениями, но по сравнению с «Атласом» 1745 г.

относительное положение объектов несколько уточнено. Впервые, например, Канин, хоть и в искаженном виде, показан как полуостров (рис. 16).

В 1796 г. в С.Петербурге опубликована книга архангелогородца А.И. Фомина «Описа ние Белого моря с его берегами и островами вообще, также частные описания островной ка менной гряды, к коей принадлежат Соловки и топография Соловецкого монастыря с его островами». В этом произведении приводится первое в литературе упоминание о Тиманском кряже как обособленном горном сооружении: «Кряж Канин Камень, значительно понизившись и образовав каменистое дно Чешской губы, прослеживается далее в Мезенский край, где под названием Тиманского Камня доходит до р. Вычегды. С него текут реки на восток и на запад».

Во второй половине XVIII века и начале XIX века в России широко проводились ра боты по астрономическим определениям широт и долгот крупных населенных пунктов. К 1815 г. в Европейской России было определено 298 пунктов широт и долгот. Первое и един ственное к тому времени полное определение географических координат в Коми крае было проведено В.К. Вишневским (1781-1855 гг.) в Усть-Сысольске 25 марта 1814 года в 517 ша гах южнее и 186 шагах восточнее Троицкого собора.

Освоение и изучение региона Рис. 16. Восточная часть Архангельского наместничества, 1792 г.

С 1821 по 1829 годы по предписанию Министерства морского флота производились исследования и съемка берегов нижнего течения Печоры, островов и побережья Баренцева и Карского морей между полуостровами Канин и Ямал. Главным и бессменным исполнителем этих работ был штурман И.Н. Иванов, проведший пять полярных экспедиций. Картами, со ставленными И.Н. Ивановым с исключительной для того времени точностью, пользовались последующие исследователи А.И. Шренк, А.И. Кейзерлинг и П.И. Крузенштерн.

В 1837 году сотрудник Петербургского ботанического сада А.И. Шренк получил за дание изучить растительность северной тундры. Свою частную задачу А.И. Шренк расширил до всестороннего изучения тундровой и лесотундровой полосы Европейского северо-востока России. Он пересек Тиман по двум маршрутам: 1) по летнему почтовому тракту из Мезени в Усть-Цильму (по рр. Пёзе, Рочуге, Чирке и Цильме) и 2) по пути от Пустозерска к селению Пёша через избы Попова на р. Индиге. По личным наблюдениям и расспросам А.И. Шренк впервые делает попытку нарисовать связную картину орографии Северной части Тимана. Он указывает, что главный хребет Тимана – Чайцынский Камень, начиная от Ошкинской сопки Освоение и изучение региона (исток р. Сулы), принимает северо-западное направление до самого побережья, где опускает ся к морю скалистым берегом между устьями рек Лямцы и Васькиной и где мыс Чайцын Нос считается северной оконечностью Камня. Около же Ошкинской сопки Чайцын Камень имеет разветвление к востоку под названием Помбой, которое доходит до моря и оканчивается се вернее устья р. Индиги мысом Святой Нос. К югу от Ошкинской сопки Чайцын Камень име ет юго-юго-восточное разветвление и принимает характер широкой, волнообразно холмистой равнины (в междугорье р. Чирки и р. Рочуги) с отметками в 450 парижских футов над уровнем моря. Эта нагорная равнина, имея террасы, принимает вид отдельных холми стых цепей (Камней). Четласский Камень, а также Малый Камень по р. Чирке сложены гли нистым сланцем, пригодным для употребления на оселки. А.И. Шренк сообщает также историю горного дела на р. Цильме по добыче серебра и меди в конце XV века и историю исследований и добычи медной руды на Цильме купцом Рязановым в 1838-1841 гг. Из по лезных ископаемых в бассейне р. Цильмы отмечен серный колчедан, железистая охра, хал цедон, роговик, аметисты, известняк. Со ссылкой на работу Н. Витсена приводятся краткие сведения об Ухтинской нефти и доманике. Кроме Тимана А.И. Шренк исследует р. Печору в нижнем течении и Большеземельскую тундру. За свои исследования, обобщенные и издан ные в 1848 г. в двух томах, А.И. Шренк награжден Демидовской премией, присуждаемой за особо выдающиеся заслуги в естественных науках.


Одни из наиболее ранних геологических сведений (1841) о полуострове Канине име ются в материалах Ф.И. Рупрехта, описавшего в этих местах распространение слюдистых и глинистых сланцев, которые прорваны интрузивными породами, а также отметившим при сутствие в регионе угля, слюд и янтаря. В следующем году полуостров посетил К.И. Грен вигк. Собранные им полевые материалы были обработаны А.П. Карпинским, Ф.Н.

Чернышевым и С.И. Никитиным. Эти исследователи структуру Канина определили как горст, относящийся к системе Тимано-Печорских дислокаций. Интрузивные образования (граниты и диабазы), а также метаморфические породы были изучены и описаны А.П. Кар пинским. С.И. Никитин в бассейне р. Камбальницы установил раннемеловые отложения.

Научным событием, знаменующим качественный скачок в географическом, картогра фическом и геологическом изучении северо-востока Европейской России, стали исследова ния геолога Александра Кейзерлинга и геодезиста капитан-лейтенанта Павла Крузенштерна.

Экспедиция была организована Министерством финансов и Корпусом горных инженеров для изучения геологического строения края, поисков полезных ископаемых и составления географических карт на основе астрономических инструментальных определений широт и долгот. А. Кейзерлинг и П. Крузенштерн прибыли в Усть-Сысольск 17 июня 1843 г. Уездные власти помогли ученым со снаряжением, выделили проводников, весьма способствовавших успеху экспедиции. Экспедиция по рекам Южной и Северной Мылвам проходит на Печору в Троицко-Печорск, а оттуда маршрутом по всей Печоре. Из села Оксино в низовьях Печоры исследователи совершили рейд в Тиманскую тундру, пересекли бассейн реки Индиги и вы шли на Печору в Пустозерск. Далее в сентябре экспедиция по Печоре и Ижме добралась до с. Усть-Ухта. Здесь А. Кейзерлинг и П. Крузенштерн разделились. Первый с проводником на легкой лодке прошел вверх по р. Ухте, вышел на Шомвукву, перешел на р. Вымь, спустился по ней до устья и прибыл в Усть-Сысольск. П. Крузенштерн вместе с присоединившимся еще в Усть-Цильме промышленником и путешественником В.Н. Латкиным поднялся по р. Ижме до верховий, сделал переход по рекам Чер Ижемская и Чер Вычегодская на Вычегду и также прибыл в Усть-Сысольск.

А. Кейзерлинг впервые ввел в науку представление о Тимане как об обособленной горно-складчатой области. В маршруте по Северному Тиману он впервые описал кристалли ческие породы Бармина Мыса, известняки с силурийской фауной по р. Васькиной, кварцевые песчаники и выходы базальтов, которые отнес к каменноугольному возрасту. Кратко описа ны девонские породы по рр. Цильма и Воль, представленные осадками из красных и пестрых рухляков, красного и желтого песчаника с прослоями рухлякового известняка с фауной. На Южном Тимане Кейзерлинг дал первое научное описание Ухтинского нефтеносного района.

Освоение и изучение региона Он считал доманик источником жидкой нефти и определил по фауне его девонский возраст.

П.И. Крузенштерн отнаблюдал 47 новых пунктов и повторил наблюдения в Усть Сысольске, положив начало современной географической карте края.

В результате работ 1843 г. А. Кейзерлинг и П. Крузенштерн в 1846 г. выпустили кни гу «Научные наблюдения во время путешествия в Печорский край в 1843 г.», за что были награждены полной Демидовской премией. К книге была приложена геолого-географическая карта в масштабе 1:3000000 с прямоугольной географической сеткой. Долготы на этой карте приведены от Парижа, Гринвича и Ферро. Это была первая точная карта, составленная на основе инструментальных наблюдений положения географических объектов. На этой карте Тиманский кряж был выделен как более древнее горное сооружение, нежели Урал. Однако многие подробности (верховья притоков рек, положение вершин Уральских гор) нанесены были с ошибками. Тем не менее, вплоть почти до середины XX века географическая карта Крузенштерна являлась основой для всех последующих карт, особенно по району Тимана.

Сам П.И. Крузенштерн и другие геодезисты позднее постепенно уточняли детали карты.

Геологические исследования А. Кейзерлинга и картографический материал П. Кру зенштерна вошли в большую работу английского геолога Р.И. Мурчисона «Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского».

В 1846 г. Гельмерсеном в С. Петербурге опубликован разбор сочинения графа Кей зерлинга и капитан-лейтенанта Крузенштерна» под заглавием Wiissen schaft liche beobachtungen auf oiner Reise in das Petchora Land in Janre 1843. St. Petersburg, 1846. Наиболее важными в работе А. Кейзерлинга не без оснований признано: 1) открытие Тиманского хребта как обособленного горного сооружения;

2) описание доманикового сланца верхнеси лурийской формации;

3) утверждение, что Печорский бассейн представлен отложениями юрского периода;

4) нахождение у западной подошвы Уральских гор и на восточном склоне Тимана песчаников каменноугольного возраста.

В 1848 г. В. Струве в дополнение к разбору Гельмерсена публикует отзыв на работу П. Крузенштерна, указывая, что «… обзор страны, омываемой Печорой», составляет, без всякого сомнения, лучшую географическую карту Печорского бассейна.

Первый геологический очерк Европейской России, в т.ч. Урала и Тимана, вышел в 1849 г. под названием «Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского.

Составлено Сиром Родериком Импеем Мурчисоном на основании наблюдений, произведен ных им самим, Эдуардом Вернейлем и графом Александром Кейзерлингом» (1849, ч. 1, стр.

1-1141;

ч. 2, стр. 1-649;

Горн. Журн., ч. 1, кн. II, гл. XVII, стр. 179-213). В этой работе, в об щем основанной на исследованиях русских геологов, Тиман, согласно представлениям А.

Кейзерлинга, рассматриваетя не как ответвление Урала, а как одна из полос Финляндских (Лапландских) возвышенностей и считается восточным рубежом всех пермских осадков Рус ской плиты. Тиман состоит из палеозойских пород, одновозрастных с уральскими. Разница заключается в том, что вдоль всего Тиманского кряжа пермские отложения не имеют дисло каций, подобных тем, которые наблюдаются вдоль Урала.

Крупный вклад в изучение и промышленное освоение Тимана и его недр внес М.К.

Сидоров, известный предприниматель и промышленник Сибири и Севера России. Он свыше 20 лет (1860-1882) проводил исследования в бассейне р. Печоры, пытался начать добычу нефти на Ухте, каменного угля, золота и других полезных ископаемых по Печоре и на Урале.

Буровыми работами М.К. Сидорова в районе Ухты до глубины 52,9 м было установлено нефтеносных и 2 газоносных слоя и добыто свыше 1000 пудов нефти за 2 года. Благодаря усилиям М.К. Сидорова ухтинская нефть вторично становится известной в Западной Европе:

она экспонируется на международной выставке в Австрии. Выходят в свет работы М. К. Си дорова «Север России» (1870) и «Север России, о горных его богатствах и препятствиях к их разрешению» (1880), он выступает с докладом «О нефти на севере России» на торгово промышленном съезде в Москве летом 1882 г. Своей предпринимательской деятельностью, печатными трудами и выступлениями М.К. Сидоров обращает внимание общественности и правительства России на Север с его богатствами и на необходимость освоения этих бо Освоение и изучение региона гатств. Именно во многом благодаря усилиям М. К. Сидорова интерес к ухтинской нефти был поднят на государственный уровень. Не были забыты и другие полезные ископаемые.

В 1857 г. проводила работы поисковая партия Морского министерства под руковод ством горного инженера А. Антипова. Он, в частности, описал месторождение меди на р.

Цильме, им составлен по барометрическим наблюдениям профиль уреза этой реки, топогра фическая и геологическая карты ее бассейна.

В 1874 г. по Северному Тиману и р. Печоре работала экспедиция Минералогического общества под руководством профессора Казанского университета А.А. Штукенберга. Экспе диция исследовала палеозойские отложения в сравнении с одновозрастными напластования ми Урала, а также юрские и постплиоценовые осадки с целью составления детальной карты «Тиманского Камня». На Северном Тимане описаны также допалеозойские гнейсы и грани ты и гуронская (глинистые сланцы) формация осадочных пород. Установлено, что силурий ские, слабо развитые, отложения узкими поясами окаймляют «гнейсовую» ось Тимана, хотя их налегания на допалеозойские образования не установлено. Девонские отложения распро странены по всему хребту Тимана, начиная от верховьев р. Сулы до верховьев р. Вычегды.

К девонским отложениям на Тимане относятся месторождения медных руд. Большое разви тие имеют каменноугольные образования, представленные двумя ярусами: нижним из жер нового песчаника с остатками растений и верхним из горного известняка с богатой фауной.

Из каменноугольных известняков Тимана собраны и описаны 71 вид фауны, причем 11 видов из них были найдены раньше Шренком и Кейзерлингом. К отчету приложена карта северной части «Тиманского Камня» масштаба 20 в. в дюйме и 5 таблиц к описанию ископаемой фау ны. В 1885 г. профессор Казанского университета П.И. Кротов опубликовал работу «Следы ледникового периода в северо-восточной части Европейской части Азии и на Урале». В ра боте описаны следы ледников на юге Печорского бассейна. Впервые обосновывается мне ние, что Тиман, Северный Урал и большая часть Среднего Урала были покрыты общим ледником, распавшимся впоследствии на скандинавский и урало-тиманский. Этот ледник, по автору, двигался на юго-восток, хотя не исключены и частные направления движения. Для Тимана П.И. Кротов допускает движение ледника на восток, запад и юго-восток. Ледник к западу от Тимана достигал большего развития, чем к востоку, по-видимому, в момент наибольшего напряжения спускался с Тимана к юго-западу и там сливался с центрально русским ледниковым полем.


По ходатайству Министерства путей сообщения Геологический комитет организует на Тимане геолого-геодезическую экспедицию, которую возглавил геолог, будущий акаде мик РАН и председатель Геолкома Ф.Н. Чернышев. В состав экспедиции входили астроном О.О. Баклунд, горный инженер Н.О. Лебедев, топограф Д.Г. Сергеев. В 1889 и 1890 гг. экс педиция проводила геодезические и геологические исследования на всем протяжении Ти манского кряжа, начиная с р. Вычегды на юге и кончая полуостровом Канин на севере. В 1889 г. работы проводились в южной части примерно до широты рр. Мезенской и Печорской Пижм, в 1890 г. - на севере. Всего работами охвачено свыше 120 тыс. км2.

Геодезическая группа экспедиции провела наблюдения опорных астрономических пунктов. В августе 1889 г. О.О. Баклунд уточнил долготу Усть-Сысольска, проведя наблю дения в 300 м западнее Кафедрального Собора, примерно на линии здания Совета Мини стров Республики Коми. Кроме того, под руководством О.О. Баклунда отнаблюдались шесть пунктов на Тимане, в частности на Очпарме, там, где П. Крузенштерн наблюдений не прово дил. Как результат работ экспедиции публиковались предварительные отчеты: «Тиманские работы, проводимые в 1889 г. и в 1890 г.», в которых были сделаны выводы по географиче скому, орографическому и геологическому строению Тиманского хребта. Значительно позже эти выводы были обобщены в работе Ф.Н. Чернышева «Орографический очерк Тимана»

(1915). Ф.Н. Чернышев впервые создал объективную схему орографии Тимана, состоящего из параллельных гряд: Каменноугольной и собственно Тиманской. Каждая из этих гряд обособлена и представляет собой группу изолированных «Камней». Так, Тиманская (Запад ная) гряда состоит из Хайминского, Тиманского, Чайцынского и Косминского Камней. От Освоение и изучение региона четливо выраженным орографически Тиман представляется лишь в своей северной части.

Южнее он имеет вид плоской возвышенности с наиболее высокими отметками, не превыша ющими 300 м. И только Четласский Камень Среднего Тимана достигает отметки 463 м над уровнем моря. Орографическая и геологическая характеристика иллюстрирована рядом про филей: от р. Индига по р. Белой к Большим ее воротам и далее к истокам реки Травянки, впадающей в р. Волонгу;

по системе рек Пёши, Волоковой и Сулы;

по р. Цильме и ее прито ку Чирке, по р. Ухте и р. Нот-Чурк. Ф.Н. Чернышев впервые дал достаточно полное научное представление в целом о всех осадках, слагающих Тиман, начиная с протерозойских сланцев и кончая четвертичными отложениями. Он подробно описал массивные граниты, сиениты, габбро, прорывающие серицитовые метаморфические сланцы, известняки уинлокского яруса силура, верхнедевонские осадки и связанные с ними излияния базальтов на Северном Ти мане, детально описал каменноугольные отложения. Им детально характеризованы юрские и меловые образования, которые по фауне он расчленил на горизонты. В 1898 г. он составил первую геологическую карту Тимана в масштабе 1:420000. Ф.Н. Чернышев рассматривал Тиман как результат интенсивной блоковой тектоники, приведшей к образованию системы горстов (Четласский Камень, Цилемский Камень, Очъпарма, Джежимпарма) и сопряженных с ними грабенов. Среди грабенов он выделил и Ухтинский, который при последующем изу чении оказался Ухтинской складкой.

По Чернышеву Тиман был сформирован в результате трёх эпох горообразования: до верхнесилурийской, конца верхнедевонской и конца пермской.

Работы Ф.Н. Чернышева явились продолжением научного изучения Ухтинского нефтеносного района, начатого трудами А. Кейзерлинга. Ф.Н. Чернышев обосновал и объ явил Ухтинский район заведомо нефтеносным и подлежащим освоению. Он установил, что нефтяные выходы распределяются вдоль антиклинальной складки, сложенной песчаниками и мергелями под доманиковым горизонтом, опровергнув мнение А. Кейзерлинга, считав шего доманик источником нефти. Из других полезных ископаемых Чернышев описал гипс в устье р. Ухты, доманик на р. Вежа-Вож и медные руды на р. Цильме. Весьма ценной стала геологическая карта Тимана, изданная на трёх листах в масштабе 1: 420000, которая допол нялась позднее материалами Л.П. Лутугина (1890, 1891), Н.Я. Яковлева (1894).

Ф.Н. Чернышев и в последующие годы продолжал научные исследования северо востока Европейской России. Кроме уже упомянутого «Орографического очерка Тимана»

(1915) им была написана монография «Верхнекаменноугольные брахиоподы Урала и Тима на» (1902), которая, по мнению видного геолога К.И. Богдановича (1914), «навсегда останет ся красивейшим памятником деятельности Ф.Н. Чернышева, гордостью русской геологической литературы».

В 1894 г. для геологических исследований на Южном Тимане от Минералогического общества направляется геолог Н.Н. Яковлев. Он исследует бассейн рек Выми, Яренги и Ва сики. Данные по бассейну р. Выми, полученные Яковлевым, использовались Ф.Н. Черныше вым для составления геологической карты Южного Тимана.

В 1902 и 1904 годах в бассейне р. Ижмы проводил исследования профессор Москов ского университета А.П. Павлов при участии геолога А.А. Чернова. Основной целью А.П.

Павлова было изучение мезозойских отложений для увязки подразделений нижнего мела Средней России с Печорскими. Описаны тектонические дислокации мезозойских отложений по р. Ижме, которые Ф.Н. Чернышев относил к оползневым явлениям. А.А. Чернов отписал выходы асфальтитов на р. Ижме. Нефть Ухтинского района он считал мигрировавшей из глубоких поддоманиковых горизонтов. Высказал мнение, что нефтеносная толща увеличива ется к востоку от Ухты.

Детальные исследования были проведены на п-ове Канин финским геологом В. Рам сеем (1903), расчленившим метаморфические породы полуострова по петрографическому принципу на 7 свит: окварцованные известняки, слюдистые сланцы, черные углистые фил литы, филлиты, кварциты, известковистые филлиты и доломиты. На западном мысе Лудова том он установил и описал в доломитах Gymnosolen и сопоставил их с аналогичными Освоение и изучение региона породами Варангер-фиорда, о-ва Кильдина и п-ва Рыбачий. Ему принадлежит первенство в установлении на Канине нижнесилурийских и верхнедевонских отложений. Он же определил позднедевонский возраст здесь диабазов. В структурном отношении В. Рамсей считал Канин горстом, образованным в третичное время.

Работами и выступлениями М.К. Сидорова, исследованиями Ф.Н. Чернышева и дру гих геологов вновь пробуждался общественный и государственный интерес к Ухтинскому нефтеносному району. Например, в 1905 г. в скважине, пробуренной Г. Вороновым в верхо вьях р. Яреги, установлено наличие насыщенного тяжелой нефтью пласта песчаников. Фак тически были вскырты пласты Ярегского нефтяного месторождения, хотя и в крайней его периклинальной части. В 1908 г. нефть на Ухте даже стала предметом обсуждения в Госу дарственной Думе. Все это определило организацию Геолкомом очередной экспедиции на Ухту в составе геологов Н.Н. Яковлева, А.Н. Замятина и восьмерых топографов. В результа те работ была составлена на топографической основе карта района в масштабе 1:210000, на которой массив метаморфических сланцев от верховьев рр. Кедв Мезенской и Ижемской протягивается примерно на 10 км до верховьев р. Выми. Карта Ф.Н. Чернышева была значи тельно уточнена. Однако нефтеносных горизонтов в районе не установлено, но найдены вы ходы горючих газов, горько-соленых вод и сероводородных источников, гипсы, точильные камни. С начала 90х годов и вплоть до 1917 года в бассейне реки Ухты проводили поиски нефти многие предприниматели: А. Галин, Б. Вангель, Г. Волков, Г. Воронов, А. Гансберг и др. В геологическом отношении наиболее интересны работы А.Г. Гансберга. 10 лет с 1899 по 1909 годы он лично руководил бурением на нефть на Ухте. Бурение проведено на 14 отдель ных участках, во всех точках была получена нефть и, кроме того, установлено, что притоки нефти увеличиваются с глубиной. А.Г. Гансберг упорно продолжал добычу и переработку нефти и после Октябрьского переворота, и конец его деятельности положила гражданская война. Многочисленные частные исследования Ухтинского района не дают окончательного ответа на перспективы его нефтеносности. Для того чтобы окончательно определить про мышленную ценность Ухтинских нефтеносных земель, Горный департамент в 1910 году направляет новую экспедицию во главе с горным инженером В.И. Стукачевым. На основа нии материалов по четырем скважинам В.И. Стукачев посчитал запасы района, определив шимися в 2 млрд. тонн. Геолком посчитал эти расчеты слабо обоснованными и высказался за продолжение работ по оценке запасов. Закончив исследования в 1913 г., В.И. Стукачев сделал вывод: «Оторванность края от культурных центров, отсутствие на местах рабочего элемента и первобытные пути сообщения отклоняют от нормирования расходы при попыт ках организовать здесь промышленное предприятие, что рассчитывать на возникновение на Ухте нефтепромышленности пока нет оснований» (Стукачев В.И., 1914).

Выводы В.И. Стукачева, кроме А.Г. Гансберга, пытаются оспорить специалисты това рищества «Нефть», которое в 1914 г. развертывает буровые работы по рр. Чуть, Ярега и Чи бью. В устье р. Чибью зафиксирован выход горючего газа и в 1915 г. пробурены скважины, которые давали до 40 пудов нефти в сутки. Однако притоки быстро снизились, и летом 1916 г. разведочное бурение прекратили, а в 1917 г. товарищество «Нефть» поставило в известность Горный департамент о прекращении работ.

В целом нужно отметить, что период 1860-1917 гг. отличался сравнительно большим объемом исследований и большей площадью геологической съемки. Получено много новых данных по палеонтологии и стратиграфии, тектонике и полезным ископаемым.

Стратиграфический разрез Тимана, обоснованный фаунистически, определялся в сле дующем виде:

1. Свита метаморфических сланцев (свита М) доверхнесилурийского возраста. Свет лые и темно-серые серицито-глинистые сланцы, интенсивно дислоцированные и размытые до времени отложения палеонтологически охарактеризованных образований верхнего силура.

2. Верхний силур. Известняки и доломиты, несогласно залегающие на сланцах свиты М с фауной Pentamerus samojedicus Keys, Leperditia Hisingeri и др.

3. Девон. Нижний отдел и низы среднего отдела отсутствуют. Верхний отдел средне Освоение и изучение региона го девона несогласно перекрывающий верхнесилурийские слои, представлен мергелями, песчанистыми известняками и серыми песчаниками, доломитизированными известняками с обильной фауной Spirifer Anossofi и Stringocephalus Burtini. Наибольшее развитие имеет верхний девон, верхним горизонтом которого является доманик с фауной цефалопод, конхи фер, гастропод и рыб.

4. Карбон. Каменноугольные отложения трансгрессивно залегают на девонских и разделяются на 4 горизонта среднего и верхнего карбона: а) известняки и глины со Spirifer mosguensis, б) известняки и доломиты с Omphalotrochus whitreyi, в) известняк с Productus lora dOrb. и др., г) доломиты и известняки с Schwagerina princeps и др. Нижний отдел не выде лялся, хотя на р. Цильме был найден Productus gigantus, а на Ю. Тимане Productus striatus.

5. Пермские отложения. Нижний отдел перми, представленный карбонатами, разде лялся на 3 горизонта, над которыми непосредственно залегает красноцветная толща перми.

Вышележащая песчаниковая пачка, содержащая многочисленную фауну спирифер и продук тинов, отнесена к цехштейну.

6. Мезозойские отложения начинаются с келловейских слюдистых глин с конкреция ми и септариями и желтовато-серыми слюдистыми песчаниками с многослойной фауной ко доцерос и др. Киммериджские породы представлены глауконитовыми песчаниками и глинами с фауной ауцелл. Нижневолжские сланцеватые глины и битуминозные сланцы с белемнитами перекрыты отложениями неокома, представленного черными и зеленовато черными глауконитовыми глинами с фауной ауцелл и белемнитов.

Высказан взгляд о широком развитии постмиоценовых отложений, связанных, по Ф.Н. Чернышеву, бореальной трансгрессией.

В описываемый период Тиман рассматривается как древняя горно-складчатая об ласть, первые дислокации которой относятся к досилурийскому времени. Вторая эпоха акти визации тектонических движений по Ф.Н. Чернышеву относится к концу позднего девона, когда возникали слабые смещения пород и возникали блоковые подвижки. Третья эпоха в конце поздней перми сопровождалась также блоковыми движениями и формированием флексур и крупных опрокинутых складок вдоль западной окраины Тимана и дислокаций этих слоев по восточной окраине.

Из полезных ископаемых, кроме нефти, открыты и частично изучены горючие слан цы, асфальтиты, горючие газы, сероводородные источники, гипсы, кровельные сланцы. Тер ритория Тимана оставалась в геологическом отношении мало изученной.

Советский период изучения геологического строения Тимана начался работами А.А. Чернова и В.А. Варсанофьевой. Работы проводились экспедицией, снаряженной на сред ства П.П. Рябушинского. В 1917-1918 гг. А.А. Чернов изучает проблемы рудоносности девон ских глин в среднем течении реки Цильмы, в районе устья ручья Рудянки. Им были отмечены содержания золота и серебра в меденосных глинах и девонских жильных порфиритах. Содержа ние золота в желваках медной руды из глин составило, по его данным, 0,82 г/м3, в порфиритах – 0,49-0,59 г/м3. В.А. Варсанофьева в 1917 г. обследовала четвертичные отложения Тимана по рр. Цильма, Кузнечиха, Песчанка и установила их ледниковое происхождение.

Продолжается оценка перспективности Ухтинского нефтеносного района. Так, А.Н. Замятин (1919) по данным предыдущих буровых работ установил, что все выходы нефти по Ухте подчинены верхнедевонской песчано-мергельной толще, залегающей под до маником позднедевонского возраста. А.Н. Замятиным было установлено, что залежь (зале жи) нефти расположена в «размытом седле большого и весьма пологого антиклинала», что не отвечало представлениям Ф.Н. Чернышева о приуроченности нефти на Ухте к некоему грабену, располагавшемуся будто бы в районе Ухтинской складки. А.Н. Замятин, опираясь на результаты своих долголетних исследований Ухтинского района, а также на результаты буровых работ, делает вывод, что Ухтинский нефтеносный район не имеет промышленного значения. В следующем году К.П. Калицкий также дает отрицательную в целом оценку Ух тинским месторождениям нефти и доказывает ошибочность схемы геологического строения Ухтинского района, представленной Ф.Н. Чернышевым. К.П. Калицкий отметил, что в осно Освоение и изучение региона вании продуктивных горизонтов небольшой мощности залегают серицитовые сланцы свиты М и мнение, что нефть должна быть на глубинах 640-850, м ничем не обосновано. Беспер спективность Ухты, по мнению К.П. Калицкого, доказывается дебитом нефти из скважин.

Только казенная скважина №1 на Ухте давала в сутки до полутонны нефти, а другие и того меньше. В то же время еще в 1918 г. была опубликована работа И.М. Губкина, посвященная Ухтинскому нефтеносному району, где описаны его границы, пути сообщения, климатиче ские и экологические условия, современные взгляды на геологию и нефтеносность района, полученные в результате геологических и поисково-разведочных работ. И.М. Губкин сделал вывод о большой перспективности Тимана вообще и Ухтинского района в частности на по иски залежей нефти. В 1919 г. появляется работа А. Стопневича «Природные газы», где при водится краткая характеристика горючих газов Ухтинского района. Содержание метана в газе, выходящем в русле р. Ухты, вблизи р. Чибью, достигает 78,5%, а в газе, взятом из казенной разведочной скважины на р. Ухте, – 99,2%. Выделение газов отмечено из скважины на рр. Га зель, Ярега, Чуть. Установлено, что выходы нефти с горючими сланцами и горько-соленой во дой в Ухтинском районе тяготеют к полосе, где обнажены поддоманиковые горизонты.

1.2.3. Современный период изучения и освоения месторождений полезных ископаемых В 1919 г. были опубликованы работы А.П. Карпинского, посвященные развитию Рус ской плиты. В этих работах, в частности, была показана тесная связь Тимана и Урала и сде лан вывод о том, что Тиман, являясь ответвлением Урала, образован в результате возрождения древних структурных направлений в фундаменте Русской плиты. Конфигурация же в плане складчатых цепей Полярного Урала и Пай-Хоя определяется наличием в фундаменте Большезе мельской тундры жесткой глыбы Пыткова Камня. В 1920 г. была организована Северная науч но-промысловая экспедиция Академии наук, основным районом деятельности которой стал бассейн реки Печоры, а в частности и территория Тимана. Формально экспедицию возглавил А.П. Карпинский. Фактически геологическими работами экспедиции руководил А.А. Чернов, и в них участвовали В.А. Варсонофьева, Т.А. Добролюбова, Е.Д. Сошкина и др.

Изучением четвертичных отложений п-ова Канин и географическими исследованиями занималась в 1920-1930-е годы большая группа ученых, в составе которой работали В.П. Ан дросова, Г.В. Горбацкий, С.Г. Григорьев, М.М. Ермолаев, В.П. Кальянов, Д.Г. Панов и др.

В 1923 г. Д.В. Наливкин проделал критический анализ представлений А. Кейзерлинга, Ф. Чернышева, А. Замятина и К. Калицкого о строении антиклинали в бассейне р. Ухты и дал оценку Ухтинскому нефтяному месторождению. Он предложил свою схему стратигра фии, в которой вся толща отложений делилась на шесть пачек, охарактеризованных соответ ствующей руководящей фауной. Д.В. Наливкиным были сделаны следующие выводы:

1) Ухтинское месторождение нефти находится в ненарушенном пологом куполе.

2) Нефтеносные пласты могут быть встречены не только в центре купола, но и на крыльях.

3) Площадь месторождения и его запасы должны исчисляться большей цифрой, чем это делалось ранее.

4) Предположения о генезисе месторождения получают другую основу и должны быть пересмотрены.

В 1926 году А.А. Черновым были высказаны рекомендации по перспективам поисков золота в пиритизированных сланцах докембрия. В районе устья р. Мутной он в прежние го ды установил в дайке базальтов содержание золота до 0,14 г/т, серебра – до 2,2 г/т.

В 1926 г. в Ухтински й район прибыла партия Геолкома, возглавляемая А.А. Черепен никовым, для исследования газопроявлений. Было взято 19 проб из скважин, расположенных по рр. Чибью, Доманик, Крохаль, Ярега и др. В пробах был обнаружен гелий, что заставило исследовать и воды, вытекающие из скважин, которые в большинстве своем содержали барий.

Наличие последнего предопределило исследование вод на радиоактивность, и в следующем Освоение и изучение региона году в составе вод Ухтинского района было установлено высокое содержание радия – 7,6 мг на тысячу тонн. Открытие радиоактивных вод в районе было одной из причин планирования интенсификации дальнейших исследований района на государственном уровне. В связи с от крытием А.А. Черепенникова в 1927 г. была организована геологическая съемка на Среднем Тимане под руководством Е.Д. Шлыгина. Изучено геологическое строение и тектоника тер риторий бассейнов рек Печорской Пижмы, Выми с Шомвуквой, Ижмы и Седью. Е.Д. Шлы гин подтвердил представления Д.В. Наливкина о тектонике Тимана в районе Ухты, как пологой антиклинальной структуре с небольшими по амплитуде вертикальными перемеще ниями. По характеру соотношений фациальных особенностей разреза сделана попытка ре ставрации палеогеографии района. Из полезных ископаемых упоминаются нефть, серный колчедан, гипс.

В 1927 г. на Тимане проводились работы Ленинградской сельскохозяйственной лабо ратории по изучению почв под руководством Г.Н. Огнева. Попутно с почвоведческими ис следованиями в верхнем течении р. Вычегды произведен ряд геологических наблюдений и выявлено поднятие Джежимпарма.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.