авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Национальный университет обороны Украины

(Киев, Украина)

DCAF-центр (Женева, Швейцария)

Фред Шреер

Трансформирование

разведывательных служб:

как сделать их более сильными, динамичными,

результативными и эффективными

Киев-Женева

2011

2

УДК 355.40:356.251

ББК 66.3(4Oe.)+66.4(4Oe.)

С 68

Редакционный совет:

заместитель директора Женевского Центра демократичного контроля над вооруженными силами, доктор философии Ф.Флури (Швейцария) исполняющий обязанности начальника Национального университета оборони Украины, доктор военных наук, профессор, генерал-лейтенант Телелим В. М. (Украина) С 68 Шреер Ф. Трансформирование разведывательных служб: как сделать их более сильными, динамичными, результативными и эффективными: Монография. – К.;

Женева : Янтарь, 2011. – 305 с.

В предлагаемой Вашему вниманию монографии Фред Шрейер, эксперт, который давно занимается вопросами разведки, исследует проблему разведки от самых её истоков. На основе теоретических выкладок он рассматривает весь разведывательный цикл – от сбора информации вплоть до её перевода в конкретные действия – с точки зрения текущих и будущих требований. Рассмотрены современные взгляды на разведывательные службы и предложены конктетные меры по их совершенствованию. Книга рассчитана на читателя, интересующегосяся международной безопасностью, так как из большого объема информации в этом издании можно почерпнуть конкретные идеи и мысли.

© «Янтарь», © Национальный университет обороны Украины, (Киев, Украина), © DCAF Centre (Geneva, Switzerland), © Шреер Ф., СОДЕРЖАНИЕ Список аббревиатур Предисловие Введение О теории разведки О разведывательной политике, разведывательной стратегии и разведывательной доктрине Что такое разведка?

В чем назначение разведки?

В чем заключается деятельность разведывательных служб?

Как готовится разведывательная информация?

Чем разведывательные службы отличаются от других государственных органов?

О необходимости лучшей адаптации к изменениям, затронувшим предмет деятельности разведки Что изменилось?

Глобализация Государства Конфликты и войны Новые исполнители и угрозы Новые проблемы, которые должна решить разведка Исключительно значимые угрозы Транснациональная организованная преступность Транснациональный терроризм Действия разведки в условиях возрастающей сложности Больше загадок, чем головоломок Возрастающие расхождения между объектом и субъектом разведки О необходимости лучшей адаптации разведки к современным угрозам Реформа или непрерывная трансформация разведки?

Менеджмент знаний – путь к формированию всеобъемлющего знания Получение подразумеваемого знания и объединение его с имеющимся у разведки знанием Облегчить доступ к информации и ведениям секретного характера Извлекать больше уроков из прошлого, настоящего и прогнозов Использовать потенциал обмена профессиональной информацией для создания всеобъемлющего знания Заменить последовательность синхронностью Постоянно искать новое Преобразование разведывательных служб в постоянно обучающуюся организацию Становление «обучающейся организации» — лидера знаний Стратегии знания Управление разведкой Улучшение координации, распределения ресурсов и приоритетность их использования Координация Постановка задач и определение приоритетов распределения ресурсов Работа с темами и ресурсами, требующими внимания разведки Как улучшить сбор информации Сбор информации агентурной разведкой Сбор информации радиотехнической разведкой Сбор данных видовой разведки Как повысиь эффективность предупреждения Стратегическое и тактическое предупреждения Частые проблемы в предупреждении Цель – не предотвращать или уменьшать возможный ущерб, а предотвращать неожиданности Логический вывод – часть континуума Интенсификация стратегического предупреждения О необходимости расширения полномочий высокопоставленных политиков в стратегическом предупреждении Как улучшить анализ О различных видах разведывательной информации Как лучше преодолевать неизвестность Комплексный подход к сбору развединформации и ее анализу Трансформация анализа Аналитикоцентрический подход: повышение эффективности человеческого фактора Как удовлетворить потребность в практически значимых сведениях и сигнально-предупредительной информации Как оптимально внедрить достижения научно-технического прогресса изменений, происходящих в информационных технологиях и в использовании информации Сортировка и обработка огромного количества информации и данных Глубинный веб Об оптимальных условиях выгодного использования возможностей частного сектора О концентрации деятельности по сбору развединформации в сферах, в которых разведслужбы имеют сравнительное преимущество Как лучше удовлетворить возрастающую потребность в обмене разведданными и международном сотрудничестве Сотрудничество спецслужб и правоохранительных органов Сотрудничество и обмен информацией между разведывательными службами Сотрудничество и обмен информацией с другими организациями Как улучшить контрразведывательную деятельность Угрозы Стратегически последовательный ответ Проникновение в разведывательные системы противника Улучшение осведомлённости государства относительно КР рисков в государственном и частном секторе Разведывательные службы в настоящее время: более сильные, динамичные, результативные и эффективные Библиография Ссылки Об авторе Список аббревиатур 9/11 11 сентября 2001г., террористическая атака на Нью-Йорк и Вашингтон СПИД (AIDS) Синдром приобретенного иммунодефицита ARDA Группа передовых исследований и развития (США) БНД (BND) Служба внешней разведки Германии CD Компакт-диск ГУД (CEO) Главный управляющий директор ГФД (CFO) Главный финансовый директор ЦРУ (CIA) Центральное разведывательное управление США КР (CI) Контрразведка РР (COMINT ) Радиоразведка CONUS Континентальная часть США (включает все регионы США за исключением Аляски и Гавайев) ИКС (CNE) Использование компьютерных сетей Си-Ен-ЕН (CNN) телеканал (США) КПП (COTS) Коробочный программный продукт КрР (CRYPINT) Криптологическая разведка ОО (D&D) Отрицание и обман DARPA Агентство передовых оборонных исследовательских проектов ДНР (DNI) Директор национальной разведки (США) МО США (DoD) Департамент (Министерство) обороны США DVD Цифровой видео/ многосторонний диск ЭР (ELINT) Электронная разведка ЕС (EU) Евросоюз ФБР (FBI) Федеральное бюро расследований (США) ИКС (FLIR) Инфракрасный сенсор ЗТР (FISINT) Зарубежная техническая разведка ВВП (GDP) Валовой внутренний продукт GPS Спутниковая система навигации ВИЧ (HIV) Вирус иммунодефицита человека АР (HUMINT) Агентурная разведка HQ Штаб-квартира, головной офис, штаб СП (I&W) Сигналы и предупреждения РС (IC) Разведывательное сообщество ИКТ (ICT) Информационно-коммуникационные технологии ВР (IMINT) Видовая разведка ИСР (MASINT) Измерительно-сигнатурная разведка МОСК (MoD) Министерство обороны Соединенного королевства НАТО (NATO) Североатлантический Альянс ЯБХО (NBC) Ядерное, биологическое и химическое оружие НПО (NGO ) Неправительственные организации NIPF Приоритеты «Национальной разведывательной стратегии»

(РС США) Национальное управление военно-космической разведки УНР (NRO) США АНБ (NSA) Агентство национальной безопасности СНБ (NSC) Совет Национальной безопасности НА ВОПУ (NTIPA) Национальное агентство по выявлению и оценке приоритетности угроз национальной безопасности ОБСЕ (OSCE) Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе РОИ (OSINT) Разведка на основе открытых источников ПК (PC) Персональный компьютер ЧВК (PMC) Частная военная компания ФР (PHOTINT) Фоторазведка ЧОП (PSC) Частное охранное предприятие НИОКР (R&D) Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы ПРИ (RFID) Прибор радиочастотной идентификации ОУТС (RPV) Отдаленно управляемое транспортное средство НТ (S&T) Наука и Техника САР (SAR) Синтетический Апертурный Радар ТОРС (SARS) Тяжелый острый респираторный синдром, атипичная пневмония, SARS РТР (SIGINT) Радиотехническая разведка ССР ЕС (SITCEN) Совместный ситуационный центр ЕС ТР (TELINT) Телеметрическая разведка ТВ (TV) Телевидение БПЛА (UAV) Беспилотный летательный аппарат СК (UK) Соединенное Королевство ООН (UN) Организация Объединенных наций УНП ООН Управление ООН по наркотикам и преступности (UNODC) СССР (USSR) Союз Советских Социалистических Республик Оружие массового поражения ОМП (WMD) Предисловие Сразу после террористических атак 11 сентября 2001 года на Соединенные Штаты даже скептики и скептические наблюдатели осознали, что разведка играет значимую роль в обеспечении безопасности каждого государства. Кто еще, кроме разведывательных служб, может систематически поставлять информацию, оценивать ее, анализировать и, в случае необходимости, предупреждать об опасности? Однако в XXI столетии необходимы иные стратегии и тактики в обеспечении безопасности, чем, например, во времена Холодной войны. В те годы были четко определены враги и угрозы, основные действующие лица были хорошо известны, и акции проводились по принципу «око за око» на межгосударственном уровне. И так как серьезные изменения происходили не очень быстро, как правило, было достаточно времени для анализа и изучения всех возможных способов развития ситуации.

В современном мире доминирует «глобализация», характеризующаяся недостатком времени, ненадежными базами данных, сложными ситуациями и наличием «негосударственных врагов», которые часто лучше оснащены, имеют более точную информацию, особенно о ситуации на местах, и абсолютно не считаются с правилами и законами. Как и западные вооруженные силы, постоянно ощущающие острую необходимость приспосабливаться к новым условиям с 1989 года, разведывательные службы также участвуют в этой битве. Можно поставить под сомнения достаточность этих адаптаций, которые являются жизненно необходимыми для разведки. Принимая во внимание множественные сложные и противоречивые новые вызовы и угрозы безопасности, главным вопросом, в конце концов, будет следующий – не являются ли сегодняшние мышление и структуры разведывательных служб слишком узкими для того, чтобы поразить завтрашние цели.

Фред Шрейер, эксперт, который давно занимается вопросами разведки, в данной книге исследует проблему от самых её истоков. На основе теоретических выкладок он рассматривает весь разведывательный цикл – от сбора информации вплоть до её перевода в конкретные действия – с точки зрения текущих и будущих требований. Название последней главы «Разведывательные службы в настоящее время: более сильные, динамичные, результативные и эффективные» подчеркивает, что впереди – длинный путь к созданию, а затем сохранению разведслужб как полезного инструмента.

Несмотря на то, что из содержания создается впечатление, будто книга написана для специфической аудитории, тем не менее, её можно посоветовать любому читателю, интересующемуся международной безопасностью, так как из большого объема информации в этом издании можно почерпнуть конкретные идеи и мысли.

Очень приятно, что эта работа будет опубликована в сотрудничестве с Институтом по вопросам поддержания мира и управления конфликтами Национальной академии обороны Австрии и Женевским центром демократического контроля над вооруженными силами (DCAF) в рамках ежегодной программы сотрудничества.

Бригадир, д-р Вальтер Фейштингер, Национальная академия обороны, Вена Введение Никогда еще вызовы разведслужбам не предъявлялись так часто и с разных сторон, как за последние два десятилетия, – с тех пор, как некоторые службы не смогли предсказать падение Берлинской стены и распад Советской империи:

это началось с «дивидендов мира», которые в основном шли за счет вооруженных сил, но от которых не были избавлены и разведслужбы, деятельность которых стала менее эффективной;

когда сильное истощение возможностей разведки совпало с постоянно усиливающимися проявлениями насильственного экстремизма, ростом организованной преступности и терроризма, люди ощутили все возрастающую потребность в безопасности и защите. Все эти события совпали с определением новых задач для разведывательных служб;

попытки перестроить и модернизировать возможности разведки, совпавшие по времени с серьезными реформами в секторе безопасности Запада и стран переходной модели, были усложнены запоздалым давлением со стороны НПО, международных организаций и новых политических элит, настаивавших на повышении подотчетности разведывательных служб и на том, чтобы демократический и парламентский контроль были более эффективными;

одновременно призывы к необходимость адаптировать разведывательные службы к новым проблемам стали широко обсуждаемыми темами в публичных выступлениях, затрагивающих разведку в Европе и в США. Про реорганизацию вспоминали и тогда, когда у руководителя не было никаких идей, как сделать разведку более эффективной. 9/11 как событие американской истории, сильно изменившее ситуацию, повысило частоту и тональность призывов к реорганизации разведывательных служб;

более настойчивая часть общества при поддержке законодателей начала выражать недовольство продолжительным отсутствием сильного исполнительного контроля и тем фактом, что исполнительные директивы, получаемые разведкой, обычно бывают очень нечеткими, двусмысленными или сбивающими с толку, а определение приоритетов – как лучше добиться поставленной цели, какие ресурсы направить на ёё достижение – оставлено на усмотрение самих разведывательных служб;

сразу после 9/11 общественность, комментаторы, законодатели и главы правительств в США и Европе, также как и эксперты по всему миру, стали обвинять разведку в многочисленных провалах. А в ситуациях повторяющихся террористических атак эти же субъекты подвергали критике разведывательные службы за постоянные неудачи в сфере тактического и стратегического прогнозирования и призывали к проведению независимых расследований и парламентских комиссий;

эти расследования выявили различные правовые, институционные и культурные барьеры, которые не позволяли повысить ценность разведки путем эффективного и своевременного обмена информацией, что имеет значение на нескольких уровнях: внутри разведслужбы, а также между разведкой и правоохранительными органами, правительственными организациями;

между соответствующими агентствами и региональными и местными органами власти;

многие потребители разведывательной информации, которым более всего были нужны сведения о терроризме, не смогли получить эти данные из-за необходимости защиты источников и методов, наличия различных уровней секретности, отсутствия или ограничения доступа к компьютерным системам, содержавшим необходимые материалы. Все эти препятствия были настолько непреодолимы, что не было никакой возможности воспользоваться нужными сведениями;

другие серьезные неудачи свидетельствовали о том, что в «войне против терроризма» разведывательные службы выделяли недостаточно ресурсов для сбора, обработки и анализа информации по отслеживанию террористических угроз на международной арене;

что они слишком зависимы от технических средств сбора информации, уделяют слишком мало внимания агентурной разведке;

что лингвистические ресурсы разведки в сфере некоторых особенно важных языков были явно недостаточны;

среди других ярко проявившихся недочетов можно назвать следующие: отсутствие четко определенных требований и приоритетов, в результате чего разведку буквально наводнили требования тех, кто принимает решения, и многочисленных заказчиков. Многие требования были неконкретны;

по сути – часто противоречивы и запутаны, поэтому разведывательные службы, обладая ограниченными ресурсами, просто не могли их выполнить;

ряд событий – 9/11, дебаты по вопросу Ирака и ОМП в начале иракской войны – повлиял на тот факт, что некоторые правительства почувствовали себя обязанными предать огласке прогнозы, предоставленные разведкой, чтобы оправдать своё решение в пользу войны или мира, таким образом, предопределяя переход от эпохи «секретной разведки» к эпохе «общедоступной разведки»;

после ряда публикаций правительства обвинили в политизации и развращении разведки, манипулировании ее действиями, а разведывательные службы – которые должны предоставлять политикам объективную, беспристрастную информацию, а не отражать их заблуждения – в том, что они отступили под чрезмерным давлением и исказили информацию в угоду политике, чтобы сформировать общественное мнение;

принятие антитеррористического законодательства, нацеленного на оптимизацию действия по преследованию террористов, предупреждение террористических актов, расширение полномочий разведывательных служб в сферах поиска и наблюдения, что призвано способствовать прогнозированию, предупреждению и борьбе с терроризмом, подогрело споры по поводу мер, которые, с одной стороны, обеспечивают безопасность нации и общества, с другой – ограничивают фундаментальные гражданские свободы.

Кроме того, регулярно раздаются обвинения против «обычных подозреваемых» второй древнейшей профессии, такие как: участие в тайных операциях, саботаж, развязывание войны;

совершение действий от имени государства;

вербовка шпионов, которым угрожают их собственные государства;

заманивание людей в ловушку служения сомнительным государственным интересам;

ложь, воровство, секс в обмен на секреты;

шантаж, вымогательство, похищение людей, пытки и даже убийства – или предательство своей страны. Все эти аспекты видятся как часть работы разведывательных служб, что не очень сочетается с демократической этикой и политической культурой.

В последнее время новые критики пытаются сместить акцент с того, что разведывательные службы занимаются тем, чем не следует, на то, что они стали неспособны заниматься тем, чем должны. Ряд критиков утверждает, что разведывательные службы становятся слепыми и глухими.

Некоторые службы описываются даже как немощные. Таким образом, разведывательные службы кажутся обреченными на провал, если не подвергнутся серьезному усовершенствованию.

Большая часть вызовов происходит из того факта, что все демократии, как новые, так и старые, стоят перед фундаментальной и неизбежной дилеммой – соединить эффективность разведывательных служб и демократический гражданский контроль над ними. Одна из наиболее серьезных проблем работы разведывательных служб в условиях демократии заключается в том, чтобы найти правильный баланс между эффективностью – способностью разведывательных служб успешно выполнять предписанные роль и задачи – и прозрачностью, что подразумевает доступ к разведывательной информации. Соблюдение принципа секретности является жизненно важным для эффективности разведывательных служб, тогда как демократия призывает к открытости и подотчетности разведки, которая работает в контексте верховенства закона, уважения прав человека, сдерживания и противовесов, а также четко определенных полномочий.

Основной парадокс заключается в том, что принцип секретности не очень сочетается с демократией, но секреты иногда необходимы для защиты демократии. Гипертрофирование принципа секретности, как доказано, сказывается на эффективности разведки. С другой стороны, превалирование принципа прозрачности может повлиять на эффективность разведки, так как она может быть непозволительно дорогой и поставить под угрозу такие общественные ценности, как защита частной жизни, национальной безопасности и соблюдения законности. При слишком большой прозрачности не будет никакой разницы между разведкой, средствами массовой информации и НПО. Тщательное изучение деятельности разведывательных служб и обмен информацией очень важны для обеспечения их прозрачности, но это не должно влиять на их способность выполнять свои задачи. Главная задача политиков – понять эту дилемму и справляться с нею более последовательно и продуктивно.

Поиски путей разрешения перечисленных вызовов находятся вне компетенции и влияния разведслужб до тех пор, пока они остаются чувствительными к этим вызовам. Таким образом, в первую очередь, для исполнительной, частично для законодательной и судебной властей, возникает задача – осознать при поддержке общества в целом необходимость изменений и усовершенствований, что предполагает адаптацию, реформирование или трансформацию разведслужб.

Довольно несложно описать различные недостатки, которые мешают разведслужбам. Намного сложнее предложить осуществимые решения этих проблем. Тем не менее, главная цель данной работы – пролить свет на пути, благодаря которым можно сделать разведывательные службы разумнее, сильнее, динамичнее и эффективнее, а также значительно улучшить их возможности. Надеюсь, что эта книга вдохновит европейское разведывательное сообщество и послужит всем тем, кто хочет внести свой вклад в реализацию поставленных целей.

О ТЕОРИИ РАЗВЕДКИ Фундаментальным исходным условием является то, что разведывательные службы не могут целенаправленно быть адаптированы, переформированы, реформированы или трансформированы без четкого понимания теории, которая лежит в основе разведки. Всеобъемлющая теория разведки должна объяснять причинно-следственные связи и, таким образом, способствовать установлению истоков успеха и провала разведки до того, как они произойдут. Первопричина – это всё. Понимание причин прошлых неудач – это первый, самый важный и достаточно часто игнорируемый шаг к будущему успеху разведки.

К сожалению, теория разведки находится все еще в зародышевом состоянии. Это поразительно, принимая во внимание факт, что самые старые известные нам рассуждения о разведке мы находим в китайском классическом произведении «Искусство войны», авторство которого приписывают мудрецу и военному философу VI века до н.э. по имени Сунь Цзы. Значимость разведки объясняется в этом труде так: «Причина, благодаря которой просвещенный правитель и мудрый генерал завоевывают врага, когда бы они ни выступили в поход, и по которой их достижения превосходят достижения обычных людей – это предвидение…. То, что называется «предвидением», нельзя выпытать ни у духов, ни у богов, ни воссоздать по аналогии с прошлыми событиями или по вычислениям. Его нужно получить от людей, которые знают ситуацию врага». Т.е.

непосредственно от людей, которые имеют доступ к вражескому лагерю.

Шпионаж находится в центре такого понимания разведки. Из тесной связи между узнаванием секретов врага и достижением победы над ним следует, что защита своих собственных секретов – контрразведка – должна иметь такое же важное значение, как и получение секретов противника. Сунь Зы упоминает два способа достижения этой цели: (1) перевербовка вражеских агентов;

(2) отправка во вражеский лагерь шпионов, которые введены в заблуждение относительно вашего собственного положения, чтобы, если враг их схватит и заставит говорить, они непреднамеренно ввели в заблуждение его.

Конечная цель такого шпионажа – понять стратегию противника настолько хорошо, чтобы придумать способ обмануть и победить его при наименьших затратах. Для Сунь Цзы нанести поражение стратегии врага важнее, чем победить его армию в войне, а потому разведка так же жизненно важна, как и собственно армия: «Таким образом, первостепенно важно в войне разрушить стратегию противника. За этим следует разрушение его альянсов. И затем нападение на его армию». Следовательно, в конечном счете, разведка – это такая же борьба с врагом, как и вооруженное столкновение. Разница заключается в применяемых средствах.

Очевидно, что со временем понимание разведки вышло за пределы типов шпионажа, предложенных Сунь Цзы, – просто для победы в войне.

Хотя теории стратегии в равной мере важны для адаптации, реформирования или трансформации разведывательных служб, они не являются теориями разведки. В деле таком старом, как зафиксированная история, можно найти четкое понимание того, что это за наука, чем и как она занимается. Тем не менее, когда речь идет о разведке, такой поиск тщетен: еще не разработана общая теория. Одной из причин такого положения вещей есть то, что на протяжении столетий разведка была частной прерогативой монархов и генералов. Другая причина состоит в том, что разведка – хоть она и возникла как профессиональная дисциплина непосредственно накануне и во время Первой мировой войны сначала в Британии, а вскоре и в других воевавших странах – стала предметом серьезного научного изучения только после окончания Второй мировой войны, когда историки пытались осветить часть военной и дипломатической истории. Серьезная наука о разведке развилась из трех дисциплин: дипломатии, рекогносцировки и внутренней безопасности, однако разделительные линии между разведкой и этими сферами остались неоднозначными и проницаемыми. Исследователь разведки должен быть знаком в большей или меньшей степени с каждой из них, чтобы понимать сущность разведки. Таким образом, до недавнего времени историческое признание разведки было в лучшем случае скачкообразным, в еще меньшей степени признается ёё дальнейшее развитие как научной дисциплины. В отличие от других сфер научных исследований разведка противится изучению.

Каждая нация осуществляет разведывательную деятельность способами, которые специфичны – если не характерны – только для неё одной. Это справедливо даже для стран, которые тесно сотрудничают и совместно используют большие объемы разведывательной информации со времен Второй мировой войны, таких как США, СК, Канада, Австралия и Новая Зеландия. Лучшее понимание того, как другие страны осуществляют разведывательную деятельность, является важной основой общей теории разведки. Тем не менее, разведка часто игнорируется не только историками, но также и учеными, исследующими организации и вопросы национальной безопасности. Теоретики организаций, – в большинстве случаев, социологи, экономисты и представители школ бизнеса, – исследуют организационные проблемы, но предпочитают фокусироваться почти исключительно на понимании частных фирм. Политологи, которые занимаются проблемами национальной безопасности, рассматривают разведывательные службы как вспомогательные структуры в принятии решений, а не как явление, заслуживающее отдельного изучения.

Дополнительной причиной отсутствия научного интереса к предмету является тот факт, что в исследованиях и публикациях по вопросам разведки, как правило, представлены две позиции: внешняя и внутренняя. В большей степени представлены исследования, проведенные без доступа к оригиналам документов, в меньшей – исследования нескольких ученых, имеющих периодически официальный доступ к архивным документам некоторых разведывательных служб. Доступность таких документов зависит от страны и от изучаемого периода. Сама специфика разведдеятельности предопределяет засекреченность, и, следовательно, недоступность большинства документов, необходимых ученым для доказательства или опровержения разведывательной теории. Рассекречивание документов часто бывает частичным и неполным. В некоторых странах очень немногие – если вообще какие-либо – документы были рассекречены;

большая часть из них, как, например, в США, представляют собой законченные аналитические записки. Немногие политические или административные документы, и ещё в меньшей степени оперативные записи, доступны. Ещё реже встречаются в открытом доступе полные дела.

Таким образом, ясно, что большие проблемы в изучении разведки возникают вследствие неотъемлемого, фундаментального требования секретности. В конце концов, эффект от действий сотрудников разведки может быть только в том случае, если они делают свою работу тайно. А в результате обязательств не разглашать тайну даже после ухода из разведки – появление и распространение информации о разведывательных службах, разведывательном сообществе и их операциях является минимальным. И для этого есть серьезные основания. Как выяснилось в ходе расследования событий 9/11, нападавшие тщательно изучали режим безопасности и образ действия разведывательных служб, чтобы получить оперативное преимущество. В условиях новых, ассиметричных угроз жизненно необходимо, чтобы враг не мог ни получить, ни понять правила проведения операций разведывательной службы рассматриваемой страны.

Из-за сложностей в получении доступа к документам разведки и преодоления барьеров секретности, многие ученые просто избегали этой темы. Они концентрировались вместо этого на исследовании тем с более доступными данными, лучше соответствующим существующим теориям и не требующим тщательного изучения такого спорного дела, как шпионаж.

Более того, научные исследования не всегда приветствуются разведывательными агентствами и агентствами национальной безопасности, которые становятся предметом изучения и огласки. В 1950-х годах Пентагон засекретил и запретил на 5 лет публикацию книги Роберты Вольстеттер о провалах разведки в Перл Харборе, несмотря на то, что она пользовалась исключительно открытыми источниками. Полстолетия спустя битва между интересами национальной безопасности и правами общественности остается сложной и напряженной – даже в США, где публикаций о разведке намного больше, чем в какой-либо другой стране мира. Как следствие, в сфере теории разведки, в сравнении с другими науками, можно выполнить только очень ограниченный объем исследований.

Лакер заявляет прямо, что «все попытки создать амбициозную теорию разведки провалились». Остальные исследователи просто размышляют о том, в чем состоит проблема, – в неоднозначных инструментах, низком мастерстве исполнителя или сложности темы. Некоторые авторы даже сомневаются в пользе изучения разведки. Другие настаивают, что установить причинно-следственные связи между разведкой и определенными результатами возможно, и считают, что исследование этих связей поможет улучшить разведку. К сожалению, основная дискуссия разгорелась, наряду с остальными, по вопросу о том, как лучше изучать разведку – как эмпирическую теорию, описывая ёё явления и не предлагая никаких предписывающих комментариев, или как нормативную теорию, воспринимая её как более или менее удачную реализацию набора принципов и идеалов. Еще одна дискуссия ведется по вопросу о том, является ли теория разведки онтологией или эпистемологией.

Одно интересное предположение состоит в том, что общую теорию разведки можно вывести из кибернетики, поскольку слово разведчик происходит из греческого языка, где имело значения «кормчий», «правитель» – «тот, кто ведет корабль». Кормчий должен обладать навыками, интуицией и постоянной обратной связью с окружающим миром, чтобы точно вести судно. Таким образом, кибернетика может быть хорошей метафорой для определения роли разведки в государственном управлении.

Те, кто принимают решения, являются кормчими, правителями, которые должны использовать свои навыки, интуицию и постоянный поток информации, чтобы повысить в государственном масштабе ее эффективность разведки, которая трактуется как `наивысшая безопасность за наименьшую цену`. Существует несколько многообещающих подходов.

Несмотря на то, что некоторые авторы называют части своих работ «теория разведки», пока никто из них не предложил концепцию, которую можно было бы проверить.

Немногие службы преуспели больше. Прошло шестьдесят лет с момента оформления разведки в серьезную научную дисциплину, что ознаменовалось публикацией содержавшей много интересных идей книги Шермана Кента «Стратегическая разведка для американской внешней политики». В середине 1950-х годов он выступал за создание «Разведывательных наук», научного издания по разведке, которое продолжает быть революционным: по утверждению многих, это издание остается неофициальным печатным органом ЦРУ – изначально засекреченным и только с недавнего времени печатающегося без грифа секретности. Это издание содержит размышления о разведке изнутри самой профессии: размышления часто провокационные, всегда убедительные, которые неизбежно развивают теорию разведки, ее доктрину и представляют собой собрание наиболее ценных трудов по вопросам разведки.

Принимая в расчет то, что разведкой в разных ее проявлениях занимались с самого начала истории человечества, кажется странным, что научной дисциплиной она является только последние полстолетия. Это тем более странно, если учитывать всё возрастающее желание общественности знать больше, среди прочего и о разведке, поскольку на ее содержание идут деньги налогоплательщиков. Хендел, один из пионеров науки, еще в году признал: «Существенное распределение национальных ресурсов в пользу всех видов разведывательной деятельности и всё возрастающая роль, которую играет разведывательное сообщество в формировании нашей политики безопасности и внешней политики указывают на необходимость углублять наше понимание особых проблем и методов разведывательной работы». К этому же выводу в последние годы приходят и остальные ученые.

События 9/11, споры об иракском оружии массового поражения и террористические атаки на Бали, в Мадриде и Лондоне убедили, что разведка в настоящее время является неотъемлемой частью и краеугольным камнем системы управления. Одним из последствий этого видения стал рост количества исследований и учений о разведке. Правда, эта тенденция характерна только для немногих стран: «В отличие от других стран, где изучение разведки не очень приветствуется или вообще является запретным за пределами правящих кругов, исследования разведки считаются абсолютно обоснованным научным полем в Соединенных Штатах». В какой-то степени это справедливо и для СК, но в гораздо меньшей степени – для остальной Европы и мира. Кроме громадного количества мемуаров, шпионских романов, теорий и выдумок об интригах, заговорах и шпионских скандалах, существует очень мало книг и энциклопедий, которые описывают либо объясняют сущность разведки и используемых ею средств. Эти работы не способствуют развитию ни общей, ни европейской теории разведки.

Научным исследованиям разведки в Соединенном королевстве присущ более серьезный исторический подход, основной акцент делается на эмпирическом изучении примеров. В США предмет исследования в большей степени отнесен к политическим наукам, что, очевидно, влияет на способы его определения: больше внимания уделяется теоретическим рассуждениям, а также есть намерение исследовать разведку в более широкой – часто по принципу отнесенности к определенному агентству – научной плоскости.

Проблема обоих подходов заключается в том, что ученые «неразведчики» не хотят воспринимать разведку как науку.

Следовательно, необходимо еще больше научных исследований и учений о разведке, которые поддерживались бы разведчиками-практиками. С ростом транснационального и исламского терроризма и продуцируемых ими мировых событий, намного более заметной стала роль разведывательных служб в государственном управлении. Учение о разведке, исходя из этого, становится все более важным не только для понимания исторических событий, но и для понимания современной мировой политики. Отсюда следует логический вывод, сделанный Эрнестом Мейем: «Если ученые не скажут гражданам, что разведслужбы сделали для них в прошлом, почему граждане должны ожидать, что разведслужбы будут полезны в будущем?».

Учитывая международный и общественный резонанс по поводу действий разведки и ее заключений о наличии в Ираке ОМП, очень важно добиться лучшего понимания самого предмета разведки – чего еще не произошло.

Отсюда и потребность во всестороннем комплексном изучении разведки. Без четкого понимания ее возможностей, немыслимо вести обоснованный спор о том, что есть успех и неудача разведки. И, что более опасно, невозможно оценить силу и слабость разведывательной системы и произвести изменения к лучшему.

О разведывательной политике, разведывательной стратегии и разведывательной доктрине В дискуссиях по поводу адаптации, преобразования, реформирования или трансформации разведки возникает еще одна проблема – только у немногих разведывательных служб разработаны разведывательная политика и всеобъемлющая разведывательная стратегия. Более того, в отличие от военных разведывательных служб, повсюду в национальных разведывательных службах отсутствует общепринятая и понятная разведывательная доктрина – единый набор сроков, правил и установленных порядков организации, проведения операций и управления ими. Очень немногие службы провозгласили унифицированный свод правил. До тех пор, пока свод принципов и концепция деятельности не будут определены и не станут официальной доктриной, в действиях разведки будут наблюдаться изъяны и дисфункциональность. Нечастые кризисы подталкивали службы к импровизациям, целью которых было преодоление наиболее заметных изъянов и недееспособности. Однако эти улучшения были временными. Об эффективности подобных импровизаций свидетельствует разрешение возникавших проблем. Тот факт, что импровизация необходима практически при каждом кризисе, также доказывает, что выработанная доктрина устранит необходимость каждый раз заново изобретать колесо.

Разведывательная политика и стратегия должны предшествовать структурным и трансформационным программам. И тем, и другим должны предшествовать тщательная оценка существующих и потенциальных угроз.

Многое необходимо сделать для улучшения тактической разведки, в то же время стратегическая разведка является жизненно важным основанием для стратегии национальной безопасности и политики, стратегических приобретений и оперативных решений. Пришло время разведслужбам отступить, реконструировать, трансформировать и возродить себя, чтобы во II десятилетии XXI века стать фундаментом для формирования новой разведывательной политики, разведывательной стратегии и разведывательной доктрины.

ЧТО ТАКОЕ РАЗВЕДКА?

Чтобы разработать теорию разведки, а затем разведывательную политику, разведывательную стратегию и, наконец, разведывательную доктрину, необходимо изначально выработать систему понятий. Существует множество определений разведки, но они чаще сбивают с толку, чем разъясняют суть объекта. Определение, приемлемое для всех стран, все еще не выработано. Разведку можно определить как «знание или предвидение важных аспектов мира вокруг нас, которые используются политиками и военными лидерами для принятия решений». Стратегическая разведка предоставляет знания и информацию, необходимые или требуемые правительству для достижения целей на международном уровне. Разведку также можно определить как набор действий, проводимых в основном секретно правительственными агентствами. Эти действия включают сбор, анализ, оценку и интерпретацию информации, получаемой из открытых и секретных источников, с целью выработки продукта, который дает знание, необходимое для того, чтобы пролить свет на вопросы внешней политики и обеспечить принятие стратегических решений. Это определение разведки представляется традиционным и узким, поскольку разведывательные агентства выполняют более широкие функции: они принимают участие в секретных операциях, нацеленных на продвижение национальных интересов путем тайного манипулирования событиями и положением за рубежом, не открывая источник этого влияния. В конечном счете, разведывательные службы обязаны проводить контрразведывательные операции, призванные защитить страну, её народ и государственную тайну от атак враждебных разведывательных служб, других субъектов и угроз.

Миссия разведки предполагает решение нескольких задач: во-первых, мотивировать политику, во-вторых, обеспечивать операции, секретные, военные или полицейские, – все те, конечной целью которых является защита национальной безопасности. Действия разведки как вспомогательного силового инструмента затрагивают следующие аспекты:

во-первых, оптимизацию ресурсов;

во-вторых, умножение силы и способствование выполнению приказов;

в-третьих, реализацию оборонительной и сопутствующей наступательной функции. Исходя из того, что лучшее решение проблемы обычно предлагается на основе анализа причин, а не ощущений, разведка должна предоставить информацию, позволяющую ЛПР проявить предвидение и проницательность, а военному руководству – продемонстрировать закономерности во вверенных им областях, чтобы соблюдать предусмотрительность при планировании и проведении операций.

Более того, формы разведки в реальной практике весьма разнообразны – политическая, экономическая, технологическая, научная, военная, криминальная и контрразведка. Каждая из них характеризуется своими способами поиска и обработки определенного типа информации и может расставлять разные акценты в применяемых методах.

Далее мы приводим перечень наиболее часто встречаемых суждений о разведке, который, сведенный вместе, формирует теоретическую базу, способствующую лучшему пониманию разведки.

В широком понимании, термин разведка имеет 5 значений.

Специфическое знание. Знание скрытого и предвидение непредсказуемого;

знание, которое соответствует указанным или понятным потребностям тех, кто принимает решения и формирует политику, способствует решению задач формулирования и защиты национальных интересов, а также противостояния опасностям и угрозам со стороны настоящих или потенциальных противников.

Тип организации, продуцирующей такое знание. Функциональные структуры, которые существуют, чтобы заниматься разведывательной деятельностью и предоставлять разведывательную информацию и знание;

обычно разделяется на четыре разные, но в ряде случаев частично перекрывающие друг друга типы разведки – зарубежная, или внешняя, местная, или внутренняя, оборонная, или военная, и, в некоторых странах – криминальная разведка.

Деятельность, проводимая этими организациями. Как правило, деятельность всех разведывательных служб разделяется на три категории по выполняемым функциям: сбор данных, их анализ и контрразведка. В дополнение к этому, некоторым государствам могут понадобиться секретные операции, которые являются четвертой функцией, осуществляемой, как правило, службами внешней разведки.

Процесс, направляющий разведдеятельность. Процесс, при котором правительство и военное руководство запрашивают необходимую информацию, а разведывательные службы выполняют эти запросы, что реализуется в ходе цикла, состоящего из шести этапов: определение потребностей, планирование и руководство;

сбор данных;

их обработка;

анализ и подготовка, распространение аналитических разведывательных продуктов;

обратная связь.

Продукция, появляющаяся в результате этой деятельности и процессов, – начиная от предупреждений и отчетов о ситуации, сводок, оценок, прогнозов и заканчивая аналитическими справками в наиболее удобном для применения виде. Тщательно подготовленная продукция, которая соответствует конкретным запросам заказчика и является убедительной благодаря профессиональному анализу свидетельств, предположений, заключений и, если необходимо, возможных последствий для государства.

В чем назначение разведки?

Назначение разведки – информировать правительство: сообщать власти самую точную правду. Разведка предоставляет то специфическое знание, которым должно обладать государство, относительно стратегического окружения, других государств и враждебных неправительственных субъектов. Это знание должно служить гарантией того, что государство не пострадает, а его планы не будут нарушены в результате незнания ситуации государственными деятелями или военоначальниками, которые планируют, принимают и осуществляют решения. Разведка – это формирование беспристрастной информации о рисках, опасностях и угрозах национальному будущему, а также шансах и возможностях в продвижении национальных интересов. Чем более точна и своевременна разведка, тем эффективнее возможно применить минимальные ресурсы для достижения целей политики национальной безопасности.

Тот факт, что государства и другие неправительственные субъекты пытаются скрыть намерения, планы, потенциал и другую информацию, прибегая к дезинформации, отрицанию, обману, подрывным и другим тайным операциям, свидетельствует о необходимости существования национальной организации, обладающей своими секретами и тайными возможностями. Ей можно поручить выяснить, что же скрывается и держится в тайне и собрать информацию, которую нельзя получить без риска и ненужных затрат, при помощи иных способов и организаций.

В дополнение к сбору разведывательной информации разведывательные службы существуют для того, чтобы:

поддерживать на государственном уровне процесс принятия решений и формулирования политики. Разведка крайне важна при принятии правительственных решений о перспективных планах;

при осуществлении правительством выбора наиболее эффективных вариантов, шагов и мер для достижений целей национальной безопасности и внешней политики;

при обеспечении безопасности страны, защиты общества и свободы граждан;

обеспечить раннее предупреждение. Во все времена одна из целей разведки – предотвращение стратегических неожиданностей, направленных против правительства, народа и вооруженных сил. Поэтому разведка должна быть в состоянии заранее предупредить о надвигающемся кризисе, отследить возможные неожиданные действия, риски, опасности, угрозы и нападения.

Убедительный и своевременный анализ-прогноз приближающихся и потенциальных опасностей является важным средством умножения силы;

помогать эффективному управлению. Разведка должна предоставлять честную, критическую развединформацию, которая освещает как слабые места государства, так и слабости, ошибки правительства. Логический объективный анализ потенциально может развеять предубеждения политика и даже прогнозировать возможные провалы его действий. Разведывательные службы должны сообщать правительству все, что ему необходимо знать, а не только то, что ему хочется знать;

предоставлять долгосрочную экспертную оценку. Для того чтобы периодически пересматривать и совершенствовать национальные интересы, политику национальной безопасности, стратегию национальной безопасности и военную стратегию, разведка должна предоставлять информацию о предполагаемых изменениях в стратегическом окружении и иностранном потенциале, что предполагает исключительную компетентность в области национальной безопасности разведслужбы, превосходящую возможности других национальных институтов;

оказывать содействие в урегулировании внутренних и международных кризисов. Наиболее важным вкладом разведки является предоставление информации о намерениях существующих или потенциальных оппонентов, рисках насильственных изменений, возможных угрозах и нестабильности, а также информации о ситуациях, в которых все названные показатели, а также масштаб, потенциал, способы и методы разведдеятельности имеют значение для развития и возможного разрешения кризиса;

оказывать содействие системе национальной обороны и, в случае войны, проведению военных операций. Разведка необходима как условие всеобъемлющего планирования и организации обороны, консультант по военным НИОКР, закупкам оружия и оборудования. Отмеченное содействие разведки – conditiosine qua non (обязательное условие) и жизненная необходимость для принятия решений и достижения превосходства и успеха в войне или конфликте;

хранить и защищать секреты – источник жизненной силы разведки.

Особенность разведки заключается в том, что ее эффективность обусловливается способностью хранить секреты. Разведывательная служба не может раскрывать свои источники, методы, способы, намерения и знания или сообщать общественности, с кем и как она сотрудничает, чтобы об этом не стало известно объекту работы.

В чем заключается деятельность разведывательных служб?

Все разведывательные службы, как правило, выполняют три основные функции: сбор, анализ данных и контрразведка. Секретные операции, не часто применяемая четвертая функция, могут проводиться службами внешней разведки.

Сбор информации – это первооснова разведки: приобретение данных, которые закладывают основу для выработки доведенных до совершенства информации и знаний. Без сбора информации вся деятельность разведки сводится к попыткам угадывания. В процессе сбора информации задействуются как открытые источники, так и тайные, и секретные – шпионы, агенты и перебежчики, предоставляющие информацию, раздобыть которую другим путем невозможно. Также применяются методы и средства технического сбора информации.

Анализ информации – это сопоставление, оценка и анализ данных, полученных из всех источников, и трансформация их в готовый продукт.

Если в сборе информации доминируют передовые технологии, то в ее анализе все еще ощущается превосходство человеческого разума. Никакой объем данных или информации не заменит проницательного аналитика, способного увидеть политическую или оперативную важность события, действия или тенденции, которая может скрываться в огромном объеме запутанной и противоречивой информации. Анализ и определение ценности полученных данных происходят на всех уровнях разведки и могут быть проведены на базе одного, многих или всех источников. Оценка – это последний этап аналитического процесса, предполагающий использование всех источников, типов данных, информации и знаний. Стратегическая оценка представляет собой конечный разведывательный продукт, составленный на основе знаний, полученных из всех источников и дающий основания для действий. Он предоставляется правительству с целью предупреждения или ослабления сомнений при защите и достижении целей национальной политики, экономики и безопасности. Если аналитика предполагает «сведение всей информации воедино», главная цель анализа – ослабить сомнения политиков в ходе принятия решений по вопросам национальной безопасности и внешней политики. Более того, аналитики должны помочь разобраться в сложных вопросах и привлечь внимание к возникающим проблемам или угрозам национальным интересам. В связи с этим важно не только определить, что верно, но еще и что имеет отношение к запросу политика или лица, принимающего решения.


Контрразведка – это разведка, целью которой является раскрытие враждебных операций, проводимых иностранными разведывательными службами против страны, т.е. она поддерживает общенациональные усилия, направленные на предотвращение проникновения в государственные институты, в стране и за рубежом, представителей иностранных разведок, политических движений или групп с целью шпионажа, саботажа, организации подрывной деятельности или террористических атак.

Контрразведка не является службой безопасности, это разведка, на основе которой разрабатывается политика безопасности. Перекрывая внутренние и международные границы, контрразведка применяет оборонительные и наступательные меры защиты. Оборонительные меры предполагают изучение и проверку государственных служащих и сотрудников, надзор над агентами, известными или подозреваемыми, и наблюдение с целью выявления и нейтрализации присутствия иностранных разведок.

Наступательные меры включают проверку информации, касающейся иностранных разведывательных служб и их modus operandi (образ действия);

вербовку агентов и проведение операций с целью их внедрения, введения в заблуждение, срыва операции либо манипулирования в свою пользу враждебными разведслужбами и связанными с ними организациями. Более того, контрразведка является неотъемлемой частью разведывательного процесса: она дает возможность убедиться в том, что собранный материал является подлинным, что предполагает постоянные проверки надежности источников и достоверности информации. Контрразведка отличается от разведки тем, что существует для противодействия угрозам, и, в определенной степени, является органом реагирования. Результаты роботы не всегда проявляются немедленно, и контрразведывательное следствие не может быть ограничено произвольно установленными сроками.

Секретные операции включают в себя мероприятия, направленные на то, чтобы оказывать влияние на политические, военные или экономические условия, ситуации и развитие событий за рубежом. Они проводятся в тех случаях, когда необходимо скрыть от общественности роль собственного правительства. Это могут быть и пропагандистские мероприятия, действия, нацеленные на поддержку политических или военных групп в определенной стране, материально-техническая помощь, оказываемая другим странам в преодолении внутренних проблем. Секретные операции могут также включать мероприятия по пресечению незаконной деятельности, угрожающей национальным интересам или безопасности собственной страны – терроризма, организованной преступности или контрабанды наркотиков. Секретные операции не предусматривают военных действий в решении вопросов, которые не разрешимы при помощи дипломатии или других средств политики безопасности. Секретные операции являются политическим инструментом, связанным с определенными ограничениями, поэтому используются они параллельно с другими инструментами государственного управления.

Отмеченные функции и роли разведывательных служб являются общими для большинства разведывательных систем. Их распределение внутри и между разведывательными организациями в разных странах различно. Более того, эти функции выполняются успешнее, если являются составляющими единого процесса. Как указал Годсон, «трудно представить эффективную систему сбора информации без анализа, который направляет и ставит задачи перед теми, кто ее собирает. Контрразведка необходима для того, чтобы защитить собирающих данные от раскрытия, нейтрализации или использования их враждебными разведывательными службами. Точно так же, успешный план секретной операции должен основываться на эффективном сборе, анализе данных и контрразведке. Все эти факты свидетельствуют о синтезированной природе разведки – несколько её элементов являются частью единой объединенной системы, успех которой зависит от эффективной работы всех её составляющих. Короче говоря, это должна быть разведывательная система «полного цикла».

Как готовится разведывательная информация?

Разведывательная информация – это результат процесса, в ходе которого правительство, военное руководство, другие агентства и потребители запрашивают необходимую информацию, а разведывательные службы реагируют на эти запросы, реализуя шесть этапов разведывательного цикла: (1) определение потребностей, планирование и руководство;

(2) сбор данных;

(3) обработка данных;

(4) анализ и подготовка;

(5) распространение аналитических разведывательных продуктов и (6) обратная связь.

Этап определения потребностей, планирования и руководства предусматривает управление всем процессом подготовки разведывательной информации: инициализация процесса после получения запроса на информацию по теме, интересующей политиков и тех, кто принимает решения;

определение того, какие данные нужны, исходя из анализа угроз или списка приоритетов нерешенных стратегических или политических вопросов;

принятие решения о том, какие государства или негосударственные субъекты обеспечат разведывательное наблюдение и сбор информации;

доставка материалов заказчику.

Сбор предполагает получение данных или информации, требуемых политику, лицам, принимающим решения (ЛПР), военному руководству, другим агентствам и потребителям разведывательной информации. Системы управления сбором данных, в которых используются разнообразные средства и методы, применяются в следующих видах разведки:

разведка на основе открытых источников (РОИ) – сбор всех находящихся в открытом доступе данных и информации – из радио- и телепередач, журналов, газет, периодических изданий, книг, серой литературы, исследований, всевозможных интернет-ресурсов, а также фактов, утверждений и прогнозов бизнесменов, исследовательских центров, университетов, путешественников и т. д.;

агентурная разведка (АР) – информация, собранная людьми:

шпионами, агентами, инсайдерами или информаторами, а также полученная от перебежчиков и случайных помощников;

выяснение информации у дипломатов, бизнесменов, путешественников или ученых;

получение данных в ходе разговоров, подробных расспросов иностранного персонала;

получение информации в ходе визуального наблюдения или в результате проведения контрразведывательных операций и т.д.;

радиоэлектронная разведка (РЭР) – получение данных и информации путем перехвата, мониторинга и локализации радио, микроволнового, радарного и иного электромагнитного излучения, включая лазеры, видимый свет и электрооптику. Все данные, собранные при помощи открытых и тайных наземных центров, кораблей, подводных лодок, самолетов, ОУТС или БПЛА, спутников, записываются и передаются потребителям информации. РЭР может предоставить информацию о намерениях, планах, деятельности и событиях, связанных с угрозами, а также о характеристиках материалов и систем вооружения.

В РЭР выделяют пять подвидов:

Радиоразведка (РР) – получение данных и информации путем перехвата сообщений систем связи, радиопеленгации, анализа трафика и наблюдений за изменениями в объеме, модели и других характеристиках систем связи, таких как пакетный сигнал, скачкообразные изменения частоты, расширенный спектр и т.д.

Электронная разведка (ЭР) – перехват электромагнитных сигналов, мониторинг электронных эмиссий событий, активности, взаимосвязи, частоты или масштаба, режимов, последовательности, модели, сигнатур и содержания. Либо перехват эмиссий от радарных систем, систем слежений и оружия для определения их мощностей, таких как частота и дальность действия.

Зарубежная техническая разведка (ЗТР) – перехват и мониторинг данных, транслируемых радиомаяками, по каналам передачи видеосигналов и т.д. Не дающая изображения РЛС может обнаружить и отследить запуск ракеты, собрать данные о её характеристиках. Выделяется в этой связи еще одна категория – телеметрическая разведка (ТР) – получение данных путем перехвата сигналов, произведенных во время испытаний ракет, позволяющих оценить характеристики ракеты. Перехват таких сигналов дает возможность определить многие параметры иностранных ракетных систем, включая количество, размеры и точность боеголовок, грузоподъемность, дальность действия, что необходимо для оценивания возможного урона.

Криптологическая разведка (КрР) – взламывание кодов и расшифровка посланий, для чего необходимы математики и суперкомпьютеры.

Использование компьютерных сетей (ИКС) – получение данных и информации путем анализа трафика и сети, мониторинга электронной почты и перехвата сообщений, взлома компьютеров и проникновения в базы данных;

видовая разведка (ВР) – получение информации на основе фотографий (ФР, Фоторазведка), фильмов, видео, ТВ высокого разрешения или РЛС со спутников, самолетов, ОУТС, БПЛА и кораблей;

получение данных изображения земли, спутниковых сигналов, потоков данных, захваченных и реконструированных как изображения отражений в нескольких диапазонах (в том числе ИК-излучение, ультрафиолетовое, электронное или другие технологии по захвату изображений). ВР используется для определения возможностей ЯБХО, лагерей подготовки террористов, транспортных и иных передвижений, размещения военных объектов, ракетных установок, военных арсеналов и т.п. Составление карт и нанесение на них объектов все в большей степени зависит от ВР;

измерительно-сигнатурная разведка (ИСР) – охватывает как ВР, так и РЭР, используя видимый свет, ИК и ультрафиолетовое излучение, мульти и гиперспектральные данные, полученные при спектральном анализе отражений в нескольких диапазонах через спектр света. Также она анализирует физические и магнитные свойства, излучаемую или отраженную энергию радиочастот, лазеров, ударных волн, акустические параметры механического звука, вибрации или движения, а также образцы почвы, воды и воздуха. ИРС может не только выяснить возможности и боевые характеристики ракет, космических, воздушных и иных военных систем, но также определить наличие материалов, связанных с ОМП и его исследованиями, разработкой, хранением и производством. Сенсорные системы бывают мультиспектральные (диапазон 2-100), гиперспектральные (диапазон 100-1000) и ультраспектральные (диапазон 1 000 +) и захватывают видимый свет, ИК, ультрафиолетовый и радиоволновой сегмент электромагнитного спектра, что позволяет определять форму, вещественный состав, плотность, температуру, яркость, движение и химический состав объектов.


Обработка информации предполагает преобразование полученных данных и информации в форму, подходящую для анализа и производства готового продукта. Этот процесс включает ряд аспектов: перевод с иностранного языка, расшифровку, редактирование текста, перевод фильмов и цифровых сигналов в видимые изображения. Те данные и информация, которые не анализируются, сортируются, распределяются по категориям и приводятся в доступный для компьютерного поиска вид. Таким образом, к обработке данных также относится сортировка по темам и сокращение объема – расшифровка хранимой в фильмах и пленках информации через использование самых совершенных фотографических и электронных процессов.

Анализ и подготовка информации – это преобразование данных и информации в готовый продукт разведки. Этот этап включает сравнение, сопоставление, интеграцию, оценку и анализ всех имеющихся данных и трансформацию их в различную продукцию. Собранные данные и информация часто бывают фрагментарными и иногда противоречивыми, а потому определение их значимости и важности требует внимания специалистов. Таким образом, для проведения качественного анализа необходимо собрать лучшие умы, чтобы оценить события и явления, исходя из общедоступного знания и секретов, похищенных у противника.

Предметом анализа могут быть намерения, события и деятельность, потенциал и уязвимость, возможные варианты развития событий, различные регионы и проблемы, а также персоналии в различных контекстах – политическом, географическом, экономическом, научном, военном или биографическом. Система анализа определяет технологии сбора информации, выборку данных, которые потом обрабатываются и подготавливаются для нужд пользователей.

Распространение данных – доставка готового продукта разведки заказчику – тем самым политикам и ЛПР, запросы которых запустили разведывательный цикл. Чтобы быть полезным, продукт должен соответствовать пяти важнейшим критериям – релевантность, своевременность, точность, широта и безукоризненность, то есть он должен быть свободным от политической предвзятости, дезинформации, пропаганды, измышлений и т.п. Продукт должен содержать известное – факты;

объяснять, если это возможно, их происхождение – источники;

раскрывать механизм получения выводов – основные предположения;

объяснять последствия изменений основных факторов – альтернативные последствия;

и фиксировать то, что остается неизвестным. Основной проблемой для разведывательных служб является представление собранной, обработанной и проанализированной информации. Она должна отвечать требованиям заказчика как по содержанию, так и по манере подачи и в то же время в достаточной степени отражать возможности разведки давать ответы на поставленные вопросы.

Обратная связь должна обеспечиваться потребителями, которые выражают удовлетворение или недовольство, и ставят новые вопросы, уточняя ответы. В идеале, потребители разведки дают дополнительные указания тем, кто собирает и готовит разведывательную информацию, чтобы те, в свою очередь, предоставили дополнительные и более точные данные.

Обратная связь также нужна для определения новых областей поиска и выявления недостаточности информации, а также уточнения приоритетов или акцентов.

Чем разведывательные службы отличаются от других государственных органов?

Разведка – это жизненно важный элемент национальной безопасности.

Она определенно необходима, и разведывательное сообщество должно соответствовать предъявляемым к нему запросам. Если новости являются общедоступным товаром, то разведка должна обладать даром предвидения, что будет завтрашней новостью. Рассмотрение мировых событий через призму геополитики лежит в основе разведки и ее возможностей прогнозирования. Без разведки правительство, вооруженные силы и другие службы безопасности окажутся во власти более информированных противников и конкурентов. В будущем государственная разведка приобретет еще более значимый статус в силу трех дополнительных причин:

(1) только государство может обеспечить общую оценку глобальных источников информации, общее внедрение необходимого программного обеспечения для работы с информацией, общую оценку и регулирование информационных услуг;

(2) только на государство можно резонно рассчитывать в плане использования для всеобщего блага глобальной информации;

(3) только государство может на законных основаниях претендовать на правильное обращение как с открытыми, так и с закрытыми источниками, которые должны быть максимально засекречены.

Разведка уже стала ключевой компетенцией государства на любом уровне. Если государство претендует на роль третейского судьи или омбудсмена, верховного судьи в вопросах справедливости не только для настоящего, но и для будущих поколений, тогда оно должно освоить теорию разведки. Разведка не является самоцелью, это необходимый компонент формирования правильной политики и защиты национальных интересов.

Неотъемлемой частью этого процесса является способность делиться информацией с теми, кому она нужна, и постоянно обновлять её.

Только тогда, когда высшие ЛПР и политики, Совет национальной безопасности или подобные органы, руководство вооруженных сил, их стратеги и советники в достаточной степени проинформированы о ситуации в мире, возможном развитии событий, потенциальных и существующих угрозах, опасностях, рисках, возможностях и шансах, можно ожидать от них здравых суждений и разумной политики в сфере внутренней и внешней безопасности, национальной обороны и международных отношений. Такое знание также является необходимым условием определения национальных интересов;

развития адекватной политики безопасности, качественной стратегии национальной безопасности и соответствующей военной стратегии;

определения задач сил охраны инфраструктуры государственной важности, безопасности, а также вооруженных сил;

создания доктрины и проведение операций по ее реализации. Более того, это знание, планирование непредвиденных обстоятельств и своевременное предупреждение являются условиями эффективного управления кризисами.

Ни один государственный институт, кроме разведки, не может предоставить такое знание.

Руководство стало более сложной задачей в новых динамичных условиях и ситуации уязвимости. Чтобы реагировать на вызовы, государство должно лучше понимать их. Часто свобода выбора зависит от того, насколько рано выявлена проблема. Правильный выбор, в свою очередь, зависит от предвидения возможных последствий. Когда выбор сделан, обязательно знать, каков будет эффект от принятого решения, какие корректировки можно произвести и каких непреднамеренных последствий можно избежать. В любом случае, принятие правильного решения еще в большей степени будет зависеть от качества, своевременности и обоснованности имеющейся разведывательной информации. Следовательно, проинформированным политикам и ЛПР нужны надежные информация, ее оценка и прогнозирование возможных последствий. Хотя качественная развединформация не гарантирует хорошей политики, ненадежная информация может привести к плохой политике.

Чтобы получить информацию о намерениях, возможностях, средствах и методах, которую реальный или потенциальный противник отрицает или скрывает, государство должно рассчитывать на разведывательные службы, что требует полномочий и возможностей, недоступных другим государственным органам. Поэтому разведка – единственная сфера государственной деятельности, где следует поощрять нешаблонное, инновационное мышление, продуманный риск, отвагу и жертвы ради национальных интересов. В разведывательных службах должны работать самые талантливые люди, какие только есть в государстве. Риски и жертвы, на которые им придется пойти и преданность долгу, которую они должны проявлять, заслуживают величайшего уважения. Ни одна другая область государственного управления не может так сильно полагаться на инициативу, преданность, профессиональную мотивацию, суждения и беспристрастность своих сотрудников. И ни одна другая государственная организация не зависит так сильно от сотрудничества с другими агентствами, иностранными правительствами и разведывательными службами, частными лицами и добровольцами.

Чтобы достичь всего вышеуказанного, разведывательные службы должны выполнять большую часть своей работы по сбору и анализу данных в тайне. Следовательно, секретность – это бесценное средство.

Необходимость секретности означает, что деятельность и поведение разведывательных служб не могут быть так же прозрачны, как работа других государственных институтов, разведслужбы не могут становиться предметом публичного изучения и обсуждения. Обнародование информации об источниках, методах и средствах, финансировании либо достижениях разведывательных служб может привести к риску раскрытия их намерений, возможностей или целей, что поставит под угрозу их дальнейшую эффективность и успешное продолжение роботы по сбору данных.

Исторически сложилось так, что разведка является самым национальным из всех государственных институтов. Даже в большей степени, чем вооруженные силы, она должна обеспечивать государству преимущество над оппонентом. В руках ответственных демократических лидеров разведка – это главный помощник государства в выполнении обязательств перед его гражданами, что предполагает своевременное обнаружение враждебных намерений и угроз безопасности с целью их нейтрализации;

предотвращение ущерба, смертей и разрушений. Таким образом, разведка незаменима в качестве первой линии обороны и одного из самых важных средств в борьбе с терроризмом, организованной преступностью, распространением ОМП и с другими транснациональными угрозами. Как объективный индикатор и прогнозист, разведка заслуживает признания и достойного места не только в любой концепции демократического общества, но и в многосторонней сфере международного сотрудничества. Особенно в тех случаях, когда нет альтернативы эффективным разведывательным службам.

Тем не менее, нельзя забывать о двух важных предостережениях: (1) разведка не всеведуща и не всемогуща – как и у любой другой организации, у нее могут быть неудачи;

(2) разведывательная служба зависима, в наиболее доброжелательном смысле этого слова. По определению, она не принимает решений, не формирует политику, не ведет переговоры, не выигрывает войны, не улаживает разногласия – этим занимаются политики и ЛПР, дипломаты, командующие вооруженными силами и их штабы, а иногда судьи. Разведка, предоставляя полезную информацию и воплощая стратегические решения, выполняет функцию поддержки. Такое положение дел помогает – а иногда и мешает – лидерам стран в исполнении их долга;

но разведка не может брать на себя полномочия других органов.

Тем не менее, разведывательные службы должны лучше адаптироваться к изменениям, которые произошли в предмете исследования разведки. Большая часть взаимозависимого глобального сообщества в настоящее время столкнулась с нетрадиционными проблемами, решение которых парадигма, сформировавшаяся вокруг концепта государство и успешно работавшая в ХХ столетии, больше не обеспечивает. Отправной точкой подобной адаптации является оценка изменений, произошедших в мире, поскольку всем разведывательным сообществам, в первую очередь, необходимо соответствовать динамически меняющимся угрозам, опасностям, рискам. Несмотря на то, что возникновение, формы, направления, последствия и результаты будущих угроз в большинстве своем непредсказуемы, профессиональный долг лидеров разведывательных служб – смоделировать и воплотить процесс изменений и новую культуру в деятельность разведки. Эти шаги будут способствовать производству качественного знания в сфере разведки и предупреждению любых возможных вызовов национальной безопасности.

О НЕОБХОДИМОСТИ ЛУЧШЕЙ АДАПТАЦИИ К ИЗМЕНЕНИЯМ, ЗАТРОНУВШИМ ПРЕДМЕТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАЗВЕДКИ Что изменилось?

Окончание Холодной войны и глобализация привели к увеличению количества субъектов, источников конфликта и средств ведения борьбы.

Разведслужбы должны учитывать, что существенно изменилось количество и разнообразие рисков, опасностей и угроз, они приобретают все более транснациональный характер и могут появляться и видоизменяться очень быстро.

Вчерашние враги относились преимущественно к симметричному типу: статичные, предсказуемые, однородные, иерархичные, жесткие и неподдающиеся переменам. Сегодняшние враги принадлежат скорее к асимметричному типу: динамичные, непредсказуемые, нестабильные, объединенные в сеть, самоорганизующиеся, постоянно адаптирующиеся и развивающиеся.

Старые угрозы:

особое значение придавалось стратегическому ядерному и обычному вооружению, которое ассоциировалось с супердержавами и их союзниками по НАТО и Варшавскому договору и конфликтам их ставленников в странах третьего мира;

акцент национальной безопасности делался на НИОКР, соревновании в мощности и стратегической информации, а также на размещении войск, обладающих вполне понятной доктриной и правилами сражения;

намерения противника относительно легко устанавливались на основе индикаторов отклонения от «нормальности», по предпринимаемым мерам размещения и мобилизации;

для предупреждения угроз всегда имелись достаточные ресурсы.

В отличие от этого, новые угрозы:

все чаще исходят от негосударственных субъектов, реже от государств и вооруженных сил;

часто их причиной являются замороженные конфликты, распавшиеся либо распадающиеся государства, а в некоторых случаях они исходят от государств с враждебными режимами;

все чаще носят транснациональный, необычный, асимметричный характер, открыто демонстрируют намерение навредить, обладают большей мобильностью и скоростью, их воздействия и последствия имеют глобальную природу;

возникают более произвольно и нелинейно, практически невозможно предсказать их заранее или предвидеть намерения противника;

не предполагают использование доктрин и правил ведения борьбы;

их поддерживает пятая колонна – различного рода преступники и продажные субъекты, предоставляющие прикрытия и убежища, которые сложно обнаружить при помощи имеющихся разведывательных средств;

насилие все более перемещается в городские кварталы и в сферу внутренней безопасности, что сопровождается ростом экономической, этнической, религиозной и идеологической социальной напряженности.

Новый аспект нынешней ситуации – рост транснациональных угроз:

темная сторона глобализации стала одной из основных характерных черт международных отношений. Основными транснациональными силами, формирующими сегодняшнее лицо мира, являются: (1) экономическая интеграция, финансовая и торговая либерализация и экспансия, рост взаимозависимости национальных экономик;

(2) все возрастающая скорость и объем мировых информационных потоков;

(3) увеличение числа транснациональных организаций: международных организаций, мультинациональных корпораций, НПО, средств массовой информации, которые формируют образ мира в сознании людей, и неправительственных субъектов. Транснациональные угрозы в значительной степени являются результатом влияния этих сил.

Глобализация Глобализация под влиянием научной и технологической революций увеличивает взаимозависимость государств и обществ, в результате чего возникает глобальное разделение труда, возрастают возможности и потребности в сотрудничестве, что ведет к повышению общей эффективности и доходов. В то же время глобализация уменьшает свободу действий государств и международных организаций, увеличивая власть транснациональных субъектов, будь то бизнес-группы, НПО, распространители ОМП, преступные или террористические организации.

Последние, как правило, не представлены в сообществе, а потому наладить с ними коммуникацию достаточно сложно.

В глобальном соревновании появляются победители и проигравшие, что ведет к резкой асимметрии как между различными регионами, странами, так и между социальными группами с точки зрения экономических, социальных, военных, идеологических и духовных условий. Эта асимметрическая взаимозависимость и служит почвой для транснациональных угроз, опасностей и рисков. Часто возникнув в конкретном регионе и влияя на безопасность и стабильность государств и слоев населения в других регионах и странах, они становятся глобальным явлением. Подпитываясь конфликтами, насилием, обнищанием, радикализацией и другими явлениями процесса глобализации, эти угрозы являются более сложными, многомерными, многократно пересекающимися и долгосрочными по природе. Они представляют собой проблему, которую нельзя решить простыми методами, легко обуздать или ограничить.

Государства и международные организации еще не нашли действенного способа противостоять этим угрозам. Долгосрочные стратегии, которые затрагивали бы первопричины этих угроз, практически не представлены и их очень сложно разработать.

Государства Значимыми для формирования политики национальной безопасности и, следовательно, для разведслужб являются решения государств. За последние три десятилетия роль государства возросла – оно стало не только защитником, но и источником благосостояния. Принимая на себя ответственность в решении таких проблем, как всеобщая занятость, торговый баланс, нехватка ресурсов и стабильность цен, государство распространило контроль и на сферу экономики для обеспечения большей стабильности. Частью этих изменений было и внимание к вопросам охраны здоровья, пособий по безработице, благосостояния и прав человека. Все это должно было усилить значимость правительства и рост доверия к нему граждан. Несмотря на то, что правительства являются наиболее важными действующими лицами на международной арене, им бросают вызов как снизу, так и сверху. Сверху – международная торговля и мультинациональные корпорации, региональные ассоциации и международные организации разрушают то, что ранее считалось частью национального суверенитета. Важные рычаги, которые ранее были в руках государства, теперь стали частью частного или международного сектора, что подразумевает ослабление государственных структур, а также их уменьшение их автономии и власти. Тогда как банкиры и международные финансовые структуры отбирают у государства власть «сверху», негосударственные деятели, такие как наркоторговцы и террористы, подрывают государство снизу, их действия принимают все более разрушительный и конфронтационный характер. Стимулируемая нехваткой доступных государству ресурсов и ростом запросов населения, приватизация стала еще одним важным фактором ослабления государственной власти. В определенное время некоторые развитые страны окажутся не в состоянии обеспечить благополучие населения, гарантировать внутреннюю социальную стабильность и в то же время быть достойным конкурентом на международной арене. В то же время правительства больше не могут контролировать многие из факторов, которые определяют их внутреннюю экономику, такие как цены на энергию, минералы, металлы и продукты;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.