авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Национальный университет обороны Украины (Киев, Украина) DCAF-центр (Женева, Швейцария) Фред Шреер Трансформирование ...»

-- [ Страница 3 ] --

не заменяют знания. Информационные технологии позволяют организациям создавать продуманные базы данных и поисковые системы, но в ходе этого управления данными они забывают, что знания не живут сами по себе – они существуют только тогда, когда люди их применяют.

Если у организаций частного сектора уже существуют проблемы с обменом информацией, необходимой для превращения данных в знания, вопрос становится намного острее в разведывательных службах, где большая часть данных засекречивается, а секретность препятствует свободному потоку информацию. Принцип «необходимого знания» работает только тогда, когда известно, что и кому нужно знать. В разведке, которая характеризуется высокой степенью изменчивости и неопределенности, сложно определить, что необходимо знать конкретному аналитику или заказчику. Секретность не только неблагоприятна для сотрудничества между организациями, создающими знания, она противоречит самой сути информационной революции, где свободный поток информации движет продуктивностью и креативностью частного сектора, который использует новые идеи, работая в открытых, подвижных системах.

Секретность мешает службам, также как и разведывательным сообществам, превращать данные во всеобъемлющее знание: она усиливает организационные вертикали, которые мешают всем крупным бюрократиям – государственным и частным. Такое положение дел опасно в двух отношениях. Во-первых, секретность вредит или, по меньшей мере, препятствует четкости понимания аналитиком надежности источников, особенно если в секретных докладах используются разные описания одного и того же источника. Такой подход заставляет аналитика считать, что он обладает подтверждающей информацией из большего, чем есть на самом деле, количества источников. Во-вторых, излишняя секретность приводит к тому, что аналитик полагается на ненадежный источник, особенно когда существует недостаточность или даже отсутствие другой реальной информации. Кроме этого, секретность позволяет разведывательным службам скрывать свои просчеты, чтобы избежать перемен.

Добытые секреты не являются полезными, пока ими не поделятся соответствующим образом. Так как фактор времени приобретает в случае с секретами всю большую важность, просто необходимо предоставлять их быстро и без помех тем, кто может ими воспользоваться. Поэтому разведывательным службам нужно перейти от культуры «необходимого знания» к культуре «необходимо разделять». Этот переход приобретает все большую актуальность в настоящее время, когда нужно разгадать больше загадок, что требует непрерывной интеграции все большего объема важной информации. Следовательно, сейчас самое время для большего единообразия в системе допусков, чтобы все новые информационные технологические системы были совместимы по всему сообществу разведывательных служб. Необходимо также прийти к пониманию того, что разведывательные службы не могут больше существовать в изоляции.

Исследования высоконадежных организаций показывают, что они регулярно сводят вместе разные департаменты с целью лучшего понимания и решения проблемы. Также и разведывательным службам необходимо быть взаимосвязанными для постоянного обмена информацией. 24 часа 7 дней в неделю должно действовать организационно независимое пространство обмена, открытое не только для разведывательного сообщества, но и для неразведывательных элементов обеспечения национальной безопасности, представленное повсеместно и надежно защищенное.

Два всеохватывающих изменения условий, в которых действует разведка, увеличили потребность в более интегрированном разведывательном сообществе: (1) набор задач, поставленных перед разведкой, все меньше характеризуется резкими различиями между потребителями национальной, оперативной, тактической, дипломатической, политической, экономической и военной разведывательной информации.

Каждый из компонентов должен работать в еще более тесном сотрудничестве;

(2) ИТ предоставляют возможность для развития более органичной способности национальной разведки создавать объединенные «цепочки приращения ценности», в отличие от отдельных инфраструктур и цепочек приращения, которые традиционно связаны с каждой отдельной отраслью разведки.

ИТ позволяют большим предприятиям единообразно управлять неравными инфраструктурами для обеспечения поддержки потребителей и продукции. Следовательно, горизонтальная интеграция должна сконцентрироваться на процессах и возможностях, чтобы приобрести, синхронизировать, установить соотношения и передать сообществу национальной безопасности данные с такой способностью к реагированию, чтобы обеспечить успешность выполнения всех политических и оперативных миссий. Необходимо сконцентрироваться на потребностях политиков исполнителей, а не на нуждах поставщиков информации или разведки. Следовательно, необходим перенос акцента с владения информацией на ее применимость. Это подразумевает ориентированную на потребителя структуру и более унифицированный подход к управлению разведывательной цепочкой приращения, обязывающую к сквозному управлению и интеграции информации и функций разведки, включая запросы, распределение заданий, сбор, операции, сопоставление, маркировку, применение, архивирование, слияние и анализ, также как и линии коммуникации, инфраструктуры, стратегии и процедуры.

Модели реализации уже существуют и доказали свою эффективность в частном секторе. Одна из них, Covisint, созданная компаниями ДамлерКрайслер, Форд, Дженерал Моторс, Рено-Ниссан и ПСА Пежо Ситроен, используется не только производителями автомашин, но и производителями комплектующих и другими поставщиками. Используя единый стандарт данных, участники могут размещать свои заказы на комплектующие, оценивать предложения, объединять основные производственные заказы и даже получать доступ к отдельным компонентам цепочек приращения и поставок друг друга. Такая объединенная способность может привести к появлению новых концептов деятельности, в которых сбор, применение, обработка, анализ, отчетность и распространение будут происходить не предусматриваемым сегодня образом.

Мобильность, командная работа, кросс-организационное сотрудничество и обмен информацией, которые пока что не являются характерными чертами разведывательных агентств, станут ключевыми требованиями для действенного и своевременного производства всеобъемлющей информации на базе всех возможных источников.

Мобильность требует обмена информацией и скоординированных действий на всех уровнях процесса принятия решений. Предоставление индивидуальным пользователям собственного пространства для объявлений либо личной страницы будет иметь большое значение для улучшения кросс-организационного сотрудничества. Пользователи – это обычные люди, которые создают контент и имеют уникальную возможность разместить его. Улучшение профессиональных отношений и возможностей поиска информации – величайшая заслуга персональных страниц. Все элементы разведывательного сообщества смогут общаться друг с другом и предоставить подтверждающую документацию для своего продукта, передавая коллегам и заказчикам столько вспомогательной информации, сколько необходимо. Таким образом, используя Веб, можно избавить разведывательные службы от излишка информации и помочь пользователям общаться друг с другом.

Может показаться соблазнительной попытка применить требования командной работы и кросс-организационного сотрудничества сверху вниз.

Тем не менее, существует угроза, что слишком большое количество указаний и контроль сверху могут скорее подавить инициативу, воображение и быстроту, чем стимулировать их. Человеческий или софт фактор будут иметь сильное влияние при внедрении этого изменения культуры, так как разведывательные агентства являются традиционно замкнутыми структурами, в них очень сильно проявлены организационные аспекты.

Руководство разведки, тем не менее, должно быть способным отказаться от внедрения этих культурных изменений.

Извлекать больше уроков из прошлого, настоящего и прогнозов Организации, производящие знания, регулярно исследуют как успехи, так и поражения, используют поражения как возможность для извлечения уроков. Исследование более чем 150 новых продуктов показало, что «знания, полученные в результате неудач, часто полезны для достижения дальнейшего успеха… Проще говоря, неудача – это последний учитель».

Другие исследования подтверждают, что частные компании добились прорывов за счет эффективного «управления в период после провала».

Создавать такой тип культуры в государственных структурах сложнее.

Политический класс, перед которым обычно отвечает государственный сектор, неохотно признает какие-либо неудачи. А когда признание ошибки становится неизбежным, обязанность ее изучить, как правило, перекладывается на независимые комиссии внешних экспертов или на законодателей из комитетов по надзору. Обычно им поручается изучить проблему, дать рекомендации по ее «быстрому устранению» и принять решения – иногда законодательно – в отношении виновных. Те люди, которые должны бы были принимать участие в анализе ошибок, те, кто находится внутри разведывательных агентств, часто не допускаются к проведению анализа. Это приводит к упрощенным, но благозвучным рекомендациям и к тому, что разведывательные агентства занимают оборонительную позицию. Но такой подход не дает возможности тем, кто мог бы извлечь пользу из анализа, научиться.

Разведывательным службам и разведывательному сообществу необходимо дать возможность учиться на ошибках прошлого, даже таких, которые скрыты под покровом секретности. Обзоры после действия (After Action Reviews), которые часто поводятся в вооруженных силах, должны проводиться регулярно. В вооруженных силах, Обзор после действия представляет собой системный обзор или процесс отчета, при котором проводится анализ того, что произошло, почему это произошло и как это сделать лучше. Обсуждение проходит с участием непосредственных исполнителей и тех, кто отвечает за проект или учения. В Обзоре после действия принимают участие все, независимо от ранга, и цель этого мероприятия – обсуждение ошибок лидера. Проведение обзора сродни проводимым в корпорациях анализам причин неудач, цель которых – научиться на ошибках.

В разведке после каждой неудачи, большой или маленькой, должно проводиться внутреннее, некарательное расследование, цель которого – понять, где и почему служба или разведывательное сообщество допустили ошибку. Такие расследования должны стать общепринятой практикой, и люди, которые совершили ошибку, должны быть защищены, если их ошибка или неудачи были непредумышленными. Более того, уроками, извлеченными из ошибок необходимо делиться, как внутри службы, так и внутри сообщества, а также, насколько это возможно, с политиками и другими заказчиками.

Но эффективные оценки не будут действенными, если они выполняют функцию постфактум или «извлеченных уроков». Агентства должны поддерживать концепцию «опыта в ходе учебы», при которой профессионалы разведки систематически производят проверку и пересмотр по ходу того, как они, в режиме реального времени, продвигаются вперед, обучаясь и адаптируясь к новым вызовам. Более того, перспективные оценки («Насколько хорошо, как нам кажется, мы готовы справиться с …?») должны проводиться регулярно для того, чтобы выяснить насколько агентства готовы справиться с возможными будущими непредвиденными обстоятельствами. Таким образом, ретроспектива, или режим извлеченных уроков, процесс «опыта в ходе учебы» и перспективные оценки должны стать частью комплексного процесса также во всех разведывательных службах.

Склонность к обману, особенно самообману, – основная черта институционализации, процесса, в ходе которого инструменты политики (торговли или промышленности) стареют и умирают. Заняв ведущую позицию на определенном рынке, когда-то мобильная и инновационная организация начинает расслабляться. Это явление – ведущая тема в литературе по менеджменту. Но институционный распад в частном или государственном секторе не должен стать прогрессирующим или смертельным заболеванием. Единственное лекарство, применяемое от самодовольства и самообмана во многих организациях и учреждениях – проведение тщательных перспективных оценок, использование «опыта в ходе учебы» и «извлеченных уроков». Такой опыт и подготовка могут привить здравый смысл и сформировать интроспективные возможности для самоисправления. Это не устранит риск совершения ошибок – просто, будучи признанными, они не будут больше совершаться.

Также как и в медицинской практике – к примеру, на конференциях по заболеваемости, часто проводимых в учебных больницах, – в армии или в разведке критический самоанализ воспрепятствует появлению мыслей о том, что внутри организации все хорошо, а также сможет указать на возможные улучшения в процессах и процедурах. Следовательно, анализ ошибок не является методом, применяемым только в случае неудачи. Эффективная перспективная оценка может улучшить осведомленность, активизировать процессы и навыки, даже если проверка прошла успешно. В большинстве разведывательных служб существует должность генерального инспектора.

Перспективные оценки и процесс «извлеченных уроков», проводимые до начала действия, могут сочетаться с инспектированием либо дополнять его, но они не идентичны. В идеале, перспективная оценка до начала действия и процесс «извлеченных уроков» должны быть определены как процедура самооценки профессионалов, как часть стратегии продолжающегося обучения или как регулярное применение к самим себе глубоко укоренившихся норм и ценностей.

Использовать потенциал обмена профессиональной информацией для создания всеобъемлющего знания Одной из основных задач разведки является формирование и улучшение своих собственных информационных сетей, чтобы противостоять исключительным угрозам. Для разведки не существует никакой жизнеспособной альтернативы по двум причинам: только обмен профессиональной информацией может сделать более доступным и своевременным существующее внутреннее знание разведывательного сообщества;

а сети, в отличие от иерархий, неминуемо имеют избыточную информацию. Если пострадает или окажется недееспособной часть сети, другие ее части смогут выполнять ее работу. Такой подход делает хорошо управляемые сети наиболее эффективной организационной структурой для борьбы с исключительными угрозами и в периоды кризисов.

Для разведки такие сети должны выглядеть как система концентрических кругов, когда каждый круг – это одна сеть и все эти круги сообщаются между собой по модели сети. В самом внутреннем круге – разведывательная служба, где потенциал сетей всегда использовался недостаточно. Что необходимо – так это усилить коммуникацию внутри службы, поставить под сомнение вертикальные и горизонтальные барьеры, которые ограждают не секреты и организацию особых групп, а бюрократические компетенции. Более тесный обмен профессиональной информацией между аналитиками и всеми сотрудниками, занятыми сбором информации, включает использование настольной модели, принятой в Германии Bundesnachrichtendienst (БНД). Ее специфика заключается в сведении воедино анализа и специфического тематического сбора данных;

регулярные встречи региональных экспертов из разных сфер;

совместные задачи для экспертов широкого профиля, которые появляются в результате межпредметного и межрегионального анализа, – всех средств, способствующих достижению лучших результатов и более профессиональному выполнению функций разведки по защите безопасности.

Этот внутренний круг разведывательной службы должен быть связан с организациями следующего круга – национальной арены: взаимоотношения между службой и правительством, между агентствами, с нижними уровнями администрации, региональными и местными агентствами. Многое следует сделать в плане улучшения обмена информацией внутри правительства.

Существуют коммуникационные разрывы между службами и правительством, а также соперничество между службами. Решением должен стать отказ от взаимоблокирующих институтов такого типа и создание вместо них взаимосвязанных институтов. Более того, разведывательные службы должны «дотянуться» до многих национальных центров знаний, обладающих экспертными знаниями, которых не хватает разведке:

исследовательских центров, учебных заведений, НПО, центров «оценки рисков» и многих других специализированных организаций в частном секторе. С этой целью разведка должна критически пересмотреть возведенные ею самой барьеры и нужды своих партнеров по гражданскому обществу, профессиональные цели и целостность которых не должны быть подвергнуты риску.

Внешний концентрический круг этой системы сетецентрической разведки – сеть на международном уровне. Когда затронуты другие организации, такие как международные и региональные центры знаний, исследовательские центры, учебные заведения и НПО, правила международной арены должны применяться mutatis mutandis (с необходимыми поправками), что предполагает поиск новых подходов. Обмен информацией между главами разведывательных служб или аналитиками и специалистами, отвечающими за сбор информации, является не новой формой коммуникации, а стандартной практикой давних двусторонних обменов с другими разведывательными службами. В настоящее время наблюдается рост обмена информацией на многостороннем уровне, а также многосторонний обмен и совместное использование разведывательных данных. Тем не менее, большая часть из этого обмена затрагивает готовую информацию разведки, что может оказаться недостаточным в будущем.

Обмен информацией должен идти значительно дальше – к выяснению того, как воспринимать мир, как разобраться в ключевых вопросах и как воспользоваться преимуществами различных сил других разведывательных служб и стран. Построение сначала неформальных, а затем и формально оформленных партнерских отношений между разными службами требует долгосрочных обязательств, понимания уязвимых сторон каждого из партнеров и важности взаимодействия и взаимоуважения.

Решения по противодействию исключительным угрозам современному обществу достаточно часто принимаются на многостороннем уровне: в ООН, НАТО, ЕС и других организациях. Но оценки разведки, которые служат отправной точкой для правительств при принятии решений, производятся автономно, на национальном уровне. И хотя есть некоторые оправдания этому (сама природа продукта и суверенность государств), новые разногласия могут возникнуть в международном сообществе, как например, по вопросу вторжения в Ирак. До тех пор, пока существуют разногласия в определении национальных угроз, может ли международная политика стать конвергентной? Именно поэтому обмен разведывательной информацией на международном уровне должен перерасти в выборочные совместные многонациональные оценки.

ЕС уже имеет опыт таких оценок. Изначально в ЕС, после террористических атак в Мадриде, был назначен руководитель с широкими полномочиями по вопросам антитеррора (EU counterterrorism czar);

стали проводиться регулярные встречи всех служб безопасности ЕС для выработки совместных оценок. Более того, при участии совместного ситуационного центра ЕС (ССЦЕС) в составе Генерального Секретариата, ЕС предпринял широкомасштабную на данный момент попытку заложить на международном уровне, используя комплексные оценки ситуации и угроз, основы для своей общей внешней политики и политики безопасности.

Состоящий из аналитиков, откомандированных из внешних и внутренних разведывательных служб семи стран-членов ЕС, ССЦЕС действует на базе так называемого списка наблюдения из 25-30 кризисных регионов. Их совместные оценки должны способствовать принятию решений Советом ЕС.

Этот уникальный мультинациональный подход к обмену информацией имеет четыре преимущества: (1) расширяется база знаний;

(2) объединяется различная информация от разных по силе разведывательных служб;

(3) согласовывается культура предупреждения;

(4) совместные оценки и заключения помогают при реализации единых решений.

Следовательно, мы приходим к заключению, что если государства хотят соответствовать своему назначению – защищать своих граждан от исключительных угроз – у них нет иного выбора, кроме как организовать мультинациональный обмен информацией между разведками и службами безопасности, потому что не существует более мощной альтернативы борьбе с сетями.

Заменить последовательность синхронностью В мире, где стремительно развивается предпринимательство, предприятия должны постоянно сокращать во времени свой производственный цикл, чтобы оставаться конкурентоспособными.

Скорость, с которой фирмы разрабатывают и предоставляют новые продукты, стала очень важным моментом в конкурентной борьбе.

Предприниматели стараются сократить время разработки, производства и доставки и объединить эти операции в наиболее гладкий, по возможности, процесс. Скорость – значимый элемент этого процесса. На рынках, где оперирует частный сектор, «традиционная последовательность исследований, разработки, производства и маркетинга … заменена синхронностью: специалисты всех этих направлений работают вместе как команда, от начала исследования и до закрепления продукта на рынке».

Даже автомобильное производство, изначально бывшее моделью последовательного промышленного производственного цикла, стало командным делом, где специалисты по маркетингу, продажам, производству, дизайнеры, инженеры сидят в одной комнате с представителями потребителей, работая над одной общей задачей – созданием новой модели машины. В настоящий момент к этим командам должны присоединиться специалисты, которые следят за патентами и инновациями, что определяются фундаментальным изменениям в глобальной экономике, – например, спросом на автомобили, потребляющие новые виды топлива и энергии или экономно расходующие энергоресурсы. Такие комплексные, интерактивные, совместные социальные процессы приводят к ускоренному производству более качественных, ориентированных на рынок и, зачастую, более дешевых продуктов.

С недавних пор ускорение процесса передачи информации, в частности освещение событий в СМИ, заменяет последовательность, что заставляет политиков практически сразу же реагировать на события. Значит, разведывательные службы и разведывательное сообщество также должны приспособить свой производственный процесс к требованиям ускоряющейся информационной эры, где разведывательные службы только на несколько часов опережают Си-Эн-Эн, Аль-Джазиру и другие медиа, а чаще отстают от них. Необходимым предварительным условием подобного ускорения является замена последовательного процесса в разведывательном цикле более синхронным.

Традиционный разведывательный цикл является отправной точкой системы показателей и исполнения и все еще доминирует, так как соответствует общепринятой парадигме решения проблем. Он логически вытекает из того принципа, что лучший способ разработки разведывательной проблемы представляет собой последовательный, аккуратный, линейный процесс, идущий от вопроса (проблемы) к ответу (решению). Цикл начинается с понимания вопроса, следующие шаги включают сбор, обработку и анализ данных. Различные аналитические техники применяются для получения ответа на вопрос. Такой стиль мышления преобладает и применяется почти инстинктивно. И правда, общепринятая точка зрения состоит в том, что чем сложнее проблема, тем важнее следовать этому заведенному порядку. Тем не менее, в описанном подходе есть ряд недостатков.

Первый недостаток, как поясняет Кларк, заключается в том, что «он мешает реальному, основополагающему когнитивному процессу: ум не работает линейно – он переключается на различные аспекты проблемы в ходе поиска ее решения. На практике, офицер разведки должен возвращаться от анализа к сбору, затем к запросу, затем снова к сбору и снова к анализу, что кажется очень неорганизованным и никоим образом не напоминает цикл». Попытка сделать линейным нелинейный процесс, кроме того, сопровождается обособлением друг от друга участников цикла и возникновением временного промежутка между распространением информации и потребностью в ней.

Второй недостаток состоит в том, что последовательный ход цикла мешает гибкости, необходимой при столкновении с нетрадиционными угрозами. Его отображение в организационной структуре и процессе разведки может быть приемлемо для долгосрочных стратегических анализов и докладов разведки. Одной из характеристик разведки является то, что ее действия определяют события, и, следовательно, весь процесс постановки задач должен проходить быстро и при беспрецедентной интеграции тех, кто собирает, анализирует и заказывает информацию. Чтобы государственные средства сбора и анализа могли противостоять изменчивым, аморфным, асимметричным и постоянно меняющимся угрозам различных нетрадиционных типов – для которых может не быть «подходящего времени» – «необходим процесс практический, требующий непосредственного участия в управлении этими средствами, отличный от намеренно анонимной, форматированной модели, которая так хорошо служила нам в прошлом». Последовательный процесс хорошо работает, когда разведывательной службе нужно решить головоломку. Они намного менее эффективны в современном мире, полном загадок. Те, кто планирует и направляет разведдеятельность, ставит задачи, собирает информацию, обрабатывает и анализирует ее, а также политики должны работать совместно и одновременно, чтобы понять возникающие угрозы или неожиданности.

Еще одним недостатком является то, что циклом часто «злоупотребляют» некоторые руководители и администраторы, препятствующие любым изменениям, так как они могут затруднить гибкость и своевременность – реализацию необходимых качеств в деятельности разведки. Эта бескомпромиссная ориентация на цикл является одной из причин недостаточного обмена идеями и неполного совместного использования информации как внутри агентства, так и между агентствами.

Поэтому руководители и администраторы старого типа должны быть замещены одним, на который в разведывательном сообществе возложена задача продвижения стратегий сбора информации «на стыке», определения пробелов и способов их ликвидации.

Альтернативой традиционному разведывательному циклу может стать сконцентрированный на мишени (target-centric) процесс разведки, частью которого являются все, включая заказчиков. Цель сконцентрированного на мишени, или целеориентированного процесса, – составить совместную картину мишени или цели, из которой все участники могут использовать необходимые им для работы элементы, и которую все могут дополнять из своих ресурсов, подразумеваемого и явного знания, чтобы создать более точную картину мишени. Этот процесс не является линейным или цикличным – хотя в нем и присутствуют элементы обратной связи, или цикла. Сетевой процесс, имеющий социальный характер, при котором все участники сфокусированы на цели, следовательно, может быть рассмотрен как сетецентрический процесс сотрудничества. В этом процессе заказчики, у которых есть операционные проблемы, изучают информацию о мишени – картину мишени – и определяют, какая информация им необходима.

Аналитики разведки, которые работают вместе со специалистами по сбору информации, используют ту же картину мишени, переводят необходимость в «информационные пробелы» или «заказ на информацию», намечая тем самым задачи для специалистов по сбору данных. После получения необходимой информации ее включают в картину мишени. Из этой картины аналитики получают ценную оперативную информацию, которую они предоставляют заказчикам, а те, в свою очередь, могут снова проанализировать картину мишени и добавить новые запросы на информацию.

Проблемы, которые встают перед ЛПР, сложны. Немногие из них сводятся к ответам, которые можно получить от отдельной отрасли разведки.

Только разведывательное сообщество, которое интегрирует эти отрасли, насколько это возможно, создавая общую систему управления для комплексного сбора, обработки, использования, анализа, производства информации и поддержки потребителя, может помочь ответить на эти вопросы. Новые концепции работы, объединение отраслей являются неотъемлемыми частями этой интеграции. Национальная разведка с единым режимом безопасности, имеющая возможности многопланового карьерного развития, создаст новые мощные команды, способные анализировать сложные проблемы, поставленные перед разведкой, во всех их проявлениях и в течение всего времени их существования. Системы, принятые новой разведкой «общего применения и управления», соответствующие дополнительным требованиям и использующие общую структуру, позволят этим командам функционировать с беспрецедентной эффективностью.

Постоянно искать новое Инновация – это процесс, при котором идея или изобретение переводятся в товар или услугу, за которые люди будут платить. Чтобы стать инновацией, идея должна быть экономически оправданной и отвечать определенным потребностям. Инновация предусматривает осознанное применение информации, воображения и инициативы для получения большей или какой-либо новой экономической отдачи от имеющихся ресурсов. Она охватывает все процессы, при которых новые идеи вырабатываются и превращаются в полезные продукты. В бизнесе инновации часто становятся результатом применения научной или технической идеи и уменьшают зазор между потребностями или ожиданиями потребителя и характеристиками продукции. В социальном контексте инновации также важны при разработке новых методов сотрудничества, таких как создание альянсов, совместных предприятий, плавающего рабочего графика. Кроме того, инновации способствуют увеличению покупательской способности, чему примером может служить процесс покупки в рассрочку.

Инновации могут быть эволюционными или революционными. Первые вызваны многочисленными постепенно нарастающими прорывами в технологиях или процессах и бывают двух типов: постоянные эволюционные инновации возникают в результате изменения характеристик продукта вместо появления нового продукта и не требуют никакого обучения пользователей или изменений в жизни потребителей. Динамические постоянные эволюционные инновации требуют некоторого обучения пользователей, но они не нарушают быт потребителей. В отличие от них, революционные инновации – также называемые прерывистыми инновациями – требуют большего обучения пользователей, часто изменяют их быт и даже могут потребовать новых моделей поведения. Инновации синонимичны рискованным действиям, и фирмы, которые представляют революционные продукты или технологии, идут на большой риск, так как им нужно создать новые рынки. Менее рискованной является инновационная стратегия имитатора, который начинает выпуск нового продукта – как правило, созданного революционным инноватором – в условиях растущего спроса.

Затем имитатор идет дальше, чтобы лучше удовлетворить этот спрос при помощи более эффективного подхода. Несмотря на то, что многие инновации возникли из изобретений, существуют возможности осуществлять нововведения без изобретательства и изобретать без нововведений.

В частном секторе были разработаны стратегии создания организаций, способных на постоянные инновации – главная цель компании, создающей знания. Компании, которые хотят оставаться успешными, и в следующем десятилетии должны соответствовать глобальным и постоянно изменяющимся рынкам. Следовательно, они должны разработать более целостный подход к управлению, чем компании индустриальной эпохи. Их всех объединяет процесс, который может быть задан изначально, производства знания и определение его стоимости, что составляет суть инноваций. Разработка продукции в нестабильном окружении и секторах, таких как высокие технологии, представляет собой последовательный процесс, в котором наградой являются познание и возможность быстрого внедрения полученных знаний в последующий, также как и в предшествующий процессы разработки. Метод пробовать и учиться, основанный на серии небольших постепенных шагов, лежит в основе постоянных инноваций. Действенность свидетельствует о новаторстве метода, поддерживаемого продуктивным управлением. Метод пробовать и учиться нацелен на процесс, а не на результат, как и все действия, предполагающие постоянное совершенствование. Этот метод может применяться в четырех случаях: представление первых версий продукта на определенных рынках, создание прототипов, тестирование в реальных условиях и разработка в открытых центрах. Процесс успешного «вытачивания» нужного продукта путем серии повторяющихся шагов, которые приближают компанию к коммерчески успешному продукту, согласуется с процессом постоянного улучшения. Метод пробовать и учиться способствует процессу организационного обновления и согласуется с конечной целью постоянных инноваций. К тому же, он ассоциируется с быстрым обучением и ускорением процесса разработки продукта – основными требованиями фирм, работающих в режиме интернет-времени.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ СЛУЖБ В ПОСТОЯННО ОБУЧАЮЩИЕСЯ ОРГАНИЗАЦИИ Основное необходимое условие постоянной трансформации разведывательных служб предполагает процесс их превращения в постоянно обучающуюся организацию, которая особое внимание уделяет поиску и применению знания во всех сферах. Еще более важным, чем обеспечение постоянного процесса качественной трансформации, является одновременное изменение культуры. Изменение культуры лучше всего объясняется на примере концепции обучающейся организации: организация, производящая, приобретающая, интерпретирующая, передающая и сохраняющая знания, должна также целенаправленно изменять свое поведение, чтобы соответствовать новым знаниям и видению на высоком уровне. Разведывательному сообществу необходимо трансформироваться в сообщество, которое динамично заново создает себя, постоянно обучаясь и приспосабливаясь к изменениям в секторе национальной безопасности. Для этого нужно понять принципы исключительно богатой и глубокой теории сложности, которые включают самоорганизацию, обмен информацией, обратную связь, профессионализм и лидерство. Трансформация, прежде всего, предполагает интеллектуальную подготовку, требующую, чтобы лучшие умы занимались тем, чтобы привести разведывательные службы к новым более высоким показателям эффективности. Профессиональное образование является наилучшим способом изменения культуры.

Управление на каждом уровне сложной организации еще более часто апеллирует к самоорганизующимся системам, которые также противятся централизованному управлению и изменяют понимание индивидуальной ответственности. Инновации в сложной организации определяются возможностями регулярно производить новые и улучшенные процедуры и продукты, сочетая технологии и знания и добиваясь синергии. Только сообщество может предоставить доступ к необходимым областям широкого знания, и только самоорганизующиеся сообщества, которые работают преимущественно горизонтально, могут обеспечить тесное взаимодействие участников, что позволяет синтезировать новое знание.

Горизонтальное мышление в настоящее время применимо во всех областях – от бизнеса до образования, оборонного и разведывательного планирования. Вертикальное мышление всегда начинает с вопроса кто контролирует какую систему, тогда как горизонтальное мышление начинает с вопроса какой результат или эффект должен быть получен.

Ответа на этот вопрос уже нельзя добиться в жестких, иерархических структурах, существующих в разведывательных бюрократиях.

Динамические, самоорганизующиеся сообщества, не подгоняемые под организационные диаграммы, должны культивироваться и воспитываться, если ставится задача перестройки и постоянного обновления разведки.

Становление «обучающейся организации» – лидера знаний Чтобы разведывательные службы могли стать институтами, способными адаптироваться к переменам, необходимо решить две серьезные задачи. Первая предполагает создание культуры действительно обучающейся организации, которая ценит интеллектуальную любознательность и инновации на всех уровнях. Вторая задача требует от руководителей разведывательных служб умения применять новые знания и концепции, чтобы лидировать во все более сложном мире.

Чтобы эффективно управлять сетецентрической разведкой и наилучшим образом использовать обмен информацией, необходимо лидерство знаний. Следовательно, руководители разведки всех уровней должны стать лидерами знаний. Для этого необходимы новые навыки, способствующие обмену знаниями и сотрудничеству внутри сообществ, рабочих групп, ячеек и команд. Никакой набор навыков недостаточен для достижения лидерства знаний. Наоборот, лидеры должны демонстрировать много различных качеств, если они хотят показать лучшее в себе и своих людях. Кроме видения, смелости, целостности, честности, упорства и энергичности – качеств, которые высоко ценятся, лидерство требует узнаваемого подхода и стиля.

Если говорить о сотрудничестве, авторитет лидера знаний определяется только его собственным поведением. Усиление обмена знаниями и сотрудничества не будут возможны, пока лидер не проявит себя в этой сфере. Если в ХХ столетии авторитет лидера базировался на положении «знание – сила», то в XXI веке, авторитет приходит к тому, кто делится своим знанием и, таким образом, повышает ценность своего персонала, т.е. положение лидерства теперь звучит так: «обмен знаниями – сила». Смелость воплотить это положение в жизнь принципиально важна для долгосрочного благополучия движимых знаниями ячеек, рабочих групп и организаций.

Описанная ситуация поднимает проблему доверия. Доверие к лидеру знаний не насаждается сверху вниз;

оно должно формироваться снизу вверх.

Следовательно, лидер знаний должен быть лидером и с точки зрения подчиненных, и с точки зрения руководства. Сотрудникам разведки не только необходимо позволять больше действовать самостоятельно – у них должно быть как можно больше профессионального опыта. Опыт порождает доверие, необходимое для самостоятельных действий. Использование идей и мнений сотрудников ячеек и рабочих групп всех уровней необходимо для возникновения доверия.

Лидер знаний должен поощрять обмен информацией и сотрудничество, подчеркивая их ценность. Успешные совместные проекты должны быть отмечены и о них должно быть известно;

обмен информацией должен мотивироваться и поощряться. Руководство не должно «красть»

хорошие идеи. Оригинальное мышление должно поощряться и, если необходимо, давняя организационная ортодоксальность должна быть открыта для пересмотра. Более того, в такой стремительно изменяющейся среде, в которой действует разведка, лидерам знания нужно понять, что сотрудничество является не только внутренним приемом. Существующие возможности для сотрудничества с множеством организаций, даже с соперниками, должны быть полностью использованы. Будущее разведывательной службы также определяется и ее способностью использовать совместное знание, как в местном, так и в глобальном масштабе.

Мягкие навыки (soft skills) признаются необходимыми для лидера XXI столетия и высоко ценятся в сообществе. Современный лидер должен уметь:

привлекать сотрудников всех уровней сообщества или рабочей группы;

сопереживать проблемам, с которыми они столкнулись;

понимать интересы и мотивацию сотрудников, воспитывать в них стремление к инновациям и исследованиям;

предлагать обратную связь и самому быть открытым для критики;

признавать усилия, идеи и вклад других;

создавать благоприятную рабочую обстановку и укреплять культуру взаимного уважения и доверия;

обеспечивать условия, при которых никто не продвигается за счет другого;

изменять поведение сотрудников, лично демонстрируя качества, желательные для остальных;

поощрять лидерство и инициативу на всех уровнях сообщества, осознавая, что таким образом поднимается и собственный авторитет лидера;

поддерживать дальнейшее обучение, личное и профессиональное развитие сотрудников;

и защищать тех, чьи взгляды отличны. Так как разведка требует дисциплины, легко поддаться соблазну наказать несогласного, тогда как, защищая его, лидер поощряет инновационное мышление у остальных.

Кроме того, лидерам знания необходимо синтезировать все эти качества, чтобы соответствовать специфическим организационным потребностям и проблемам. Правильный подбор людей для конкретного проекта, предоставление возможности разным мотивациям объединиться в единую цель, культивирование идеи обмена между разными командами – необходимые навыки, которые позволяют лидеру знания синтезировать наилучшие идеи всех сообществ, рабочих групп или ячеек.

В то время как проблему лидерства традиционно рассматривают через призму власти и силы, лидерство знаний требует сдержанности и готовности к тому, что ваши идеи могут быть оспорены, улучшены или, если необходимо, отвергнуты. В движимой знаниями обстановке, лидеры не могут претендовать на то, что они знают все, и не могут претендовать на монополию на хорошие идеи. Становления лидера знаний начинается с осознания того, чему могут научить другие и чему следует еще научиться.

Стратегии знания Стратегии знания должны строиться на основе кратко-, средне- и долгосрочных целей разведки. Чтобы понять эти цели, лидеры знаний должны задаться несколькими вопросами:

Какие навыки потребуются сотрудникам, чтобы справиться с будущими вызовами?

Каков наш внутренний опыт? Как его можно улучшить?

Каков внешний опыт? Как мы можем его привлечь и организовать сотрудничество?

Кто те люди, которые нам нужны для совместной оценки рисков и возможностей?

Какую пользу будут иметь знания, приобретаемые нами для достижения текущих целей, в остальных направлениях нашей деятельности?

Тщательное рассмотрение этих и других вопросов должно позволить лидеру знаний провести программу культурных и организационных изменений, чтобы лучше подготовить разведывательную службу к будущим вызовам.

Лидер знания также должен быть в курсе того, что происходит в других сообществах и кругах в целом. Сбор информации и использование конкурентной разведки очень важны в деятельности разведслужб для более четкого понимания ими своих возможностей. Внимательное изучение конкурентов, их опыта поможет лидеру знаний избежать повторения ошибок, полученные знания обусловливают преимущество в соперничестве.

В конечном счете, лидер знаний должен культивировать такие стратегические ценности – уважение, обмен знаниями, доверие, инновации и способность к творчеству, – которые пригодятся в других организационных процессах.

Рассмотренный новый подход, предполагающий поощрение индивидуальной инициативы, резко отличен от прошлого опыта. Высшее руководство чаще было автором инициатив и не занималось их воплощением. Руководители и старшие аналитики, поднимаясь вверх, привыкли избегать рисков, которые могли бы сбить их с пути. Тенденции перекладывать риск на верхние эшелоны и ограничение индивидуальной инициативы, так как она может привести к ошибке, относятся к наиболее важным положениям, которые необходимо изменить, чтобы добиться успеха в борьбе с исключительными угрозами.

Более того, трансформация разведки должна признать дисфункциональную природу традиционных барьеров, разделяющих организации и роли сотрудников. Теория сложности разработала много новых способов оценки деятельности организации и эффективности инноваций. Наиболее успешной политикой будущего будет та, которая стремится к адаптации и инновациям путем проб и ошибок.

Функции лидера в разведке в скором времени изменятся: от статуса командира, контролирующего ситуацию, лидер перейдет в статус учителя профессионального мастерства и толкователя целей и задач.

Разведывательное сообщество должно создать мощный стимул и вознаграждение для руководителей, чтобы они изменились. Офицеры разведки должны чувствовать, что руководство поощряет в их работе обмен знаниями и информацией. Эти изменения приведут к появлению динамического обучающегося сообщества.

Цели могут быть дифференцированы на цели миссии и цели организации. К целям миссии относятся усилия, направленные на прогнозирование, внедрение и предотвращение угроз национальной безопасности, а также оказание помощи всем, кто разрабатывает и воплощает национальную политику безопасности, борется против войн, защищает народ, применяет законы для достижения целей политики национальной безопасности. Цели организации предполагают действия разведки, направленные на сохранение преимуществ над силами, которые угрожают безопасности страны.

Необходимо формировать спецслужбы, способные защищать национальные интересы в новой среде, где угрозы размыты и неизвестны, а конфликт неизбежен, но непредсказуем. Эта новая тенденция неизвестности в сочетании с распыленными ресурсами усложняют задачу трансформирования национальной безопасности и разведывательных служб.

Из-за того, что революции в технологиях и мировых взаимоотношениях пошатнули традиционные границы, стратегический, оперативный и тактический уровни объединились в единую, интегрированную вселенную, в которой событие на нижнем уровне дает длительный и сильный эффект на всех уровнях. И в этих условиях руководители разведки должны научиться справляться с неожиданностями, связанными с новыми рисками, опасностями и угрозами.

Управление разведкой В будущем успешное управление разведкой будет отличать способность трансформировать разведывательные службы и постоянно улучшать синхронный подход к разведывательному циклу через большую интеграцию и инновации. Этот подход объединит все элементы разведывательного процесса, чтобы непрерывно оказывать поддержку ЛПР, предоставляя точную, своевременную и имеющую практическую ценность информацию, соответствующую их запросам.

Достигнуть этого довольно сложно в силу ряд причин:

задачи, поставленные перед разведкой, стали более сложными, непостоянными и многочисленными, чем когда-либо ранее;

разведка должна работать более быстро на все возрастающее количество правительственных и других клиентов;

существенно возросли требования к участию разведки в обеспечении региональной и международной безопасности, а также международного, регионального и межправительственного сотрудничества;

расширение миссий, требований и круга заказчиков требует улучшения координации сбора, анализа, производства информации, а также сотрудничества служб, наряду с непрерывным распространением своих наработок.

Эти проблемы являются фоном, определяющим семь дополнительных задач, стоящих перед разведывательными службами, для решения которых необходимо выработать четкое видение, стратегии и действенные решения, чтобы улучшить:

1) координацию, распределение ресурсов и приоритетность их использования;

2) сбор разведывательной информации;

3) упреждение;

4) анализ;

5) использование достижений научного и технического прогресса, а также преобразования в информационных технологиях и способах использования информации;

6) информационный и разведывательный обмен и международное сотрудничество;

7) контрразведку.

Далее следует исследование этих аспектов и их роли в подготовке и организации работы разведывательных служб, нацеленной на лучшее обеспечение национальной и международной безопасности.

УЛУЧШЕНИЕ КООРДИНАЦИИ, РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕСУРСОВ И ПРИОРИТЕТНОСТЬ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Координация В целом, чем большее количество агентств входит в разведывательное сообщество государства, тем большей будет необходимость в координировании сбора данных, производства разведпродукции, сотрудничества и распространения информации между различными службами. Существует много причин, по которым следует улучшать координацию. Первая состоит в том, что для успешной разведывательной системы жизненно необходим четкий механизм эффективной расстановки приоритетов, что обеспечивает сосредоточение внимания разведки на вопросах, которые являются значимыми для исполнительных структур. Это дает сотрудникам, занимающихся сбором данных, точное представление о том, какую информацию от них ждут, и возможность определить ее недостаточность. Постоянный анализ успешности сбора информации о ключевых мишенях необходим для того, чтобы дорогостоящие и потенциально рискованные секретные операции по сбору информации проводились только тогда, когда это необходимо. Эффективная система приоритетов позволит вычленить значимые мишени для разных правительственных кругов, а также изменить приоритеты, как того требует ситуация. Другая причина состоит в том, что центральный координационный орган может контролировать отсутствие/наличие совпадений в миссии и деятельности агентств, а также предупреждать возможное соперничество между ними. Более того, хорошая координация обеспечивает взаимодополняющий сбор данных, их анализ, производство и распространение. Центральный координирующий орган также может исполнять роль механизма по составлению отчетности и распределению ресурсов. Хорошая координация обеспечивает единую для сообщества стратегию и работу по выполнению запросов правительства. Процесс распространения всеобъемлющих оценок, обратная связь и постановка задач – необходимая часть системы. В общем, центральный координирующий орган может стать основным разработчиком направлений сотрудничества и работы всего разведывательного сообщества. Кроме того, централизованный контролирующий орган может гарантировать общественности, что деятельность всех агентств и их потенциал подконтрольны одному органу, что обеспечивает отсутствие дублирования и избыточности, а также заполнение всех лакун.

В США и некоторых других странах преимущество отдается соперничеству между разными разведывательными агентствами, что приводит к риску дублирования. Конкурентный анализ не всегда гарантировал лучший анализ, но часто приводил к серьезной ограниченности. Как правило, такой подход «дает больше тепла, чем света».

Эффективность разведывательного анализа определяется точность отражения намерений и потенциала противника, а не фактом его преимуществ над анализом какого-либо другого агентства. Координация разведки «из всех источников» должна представлять собой разведывательный эквивалент квадратуры круга и осуществляться таким образом, чтобы учитывать потребности всех заказчиков, продукция же разведки должна быть доступна для использования высшими ЛПР и теми, кто разрабатывает и воплощает национальную внешнюю и внутреннюю политику. Пока что не был найден эффективный метод достижения этой цели. Но, тем не менее, прогноз национальной разведки должен иметь межведомственное одобрение, содержать позиции, значимые для различных министерств, что предполагает широкое и далеко идущее сотрудничество.


Добиться такого результата позволит хорошая координация.

Постановка задач и определение приоритетов в распределении ресурсов Планирование и управление разведкой предусматривает управление всем процессом разведдеятельности – от определения потребности ЛПР в информации;

определения необходимых данных, исходя из оценки угроз;

выбора приоритетности еще не решенных стратегических и политических вопросов;

принятия решения относительно того, какие страны либо группы за рубежом и внутри страны требуют наблюдения со стороны разведки, и до доставки продукта разведки потребителю. Разведывательным службам необходима система, определяющая правила применения ресурсов разведки.

Эта необходимость возникла в связи с тем, что ресурсы разведки ограничены. Всегда существуют важные темы, на разработку которых разведывательные службы могли бы выделять больше денег и людей, несмотря на возможную небольшую отдачу, если бы поток ресурсов был неисчерпаемым – чего нет на самом деле. Реакция на возникающие проблемы и потребности, следовательно, предполагает не только направление сил на разработку определенной темы, но и отвлечение их от решения другой задачи. Отправной точкой в определении этих необходимостей является правительство.

Как правительственное подразделение разведка должна действовать в соответствии с политикой существующего правительства и преследовать цели, соответствующие этой политике. Так как правительственные указания являются основой и катализатором работы разведки, отношения между теми, кто собирает и оценивает информацию, и теми, кто использует ее, разрабатывая государственную политику, – между поставщиками и потребителями – очень важны. Необходимыми условиями эффективного взаимодействия в этом случае являются политическое руководство и директивы политиков. Политическое руководство разведывательными службами со стороны людей, на которых они работают, определяет контроля со стороны исполнительной власти над деятельностью разведывательных служб. Если разведывательная служба не получает директив, тогда возрастает вероятность того, что ресурсы будут направлены не туда и потрачены впустую. Разведывательные агентства должны знать, какую информацию собирать и когда она необходима. Они должны быть осведомлены о том, полезна ли их продукция и что необходимо усовершенствовать, чтобы лучше удовлетворять запросы политиков и ЛП.

Руководство должно осуществляться сверху. Следовательно, политикам в большей степени необходимо ценить услуги разведки и непосредственно участвовать в управлении потенциалом разведки.

Только когда высшие политики и ЛПР хорошо информированы, они могут осуществлять необходимое руководство разведкой и принимать взвешенные политические решения. Многочисленные примеры ярко демонстрируют, что те политические лидеры, у которых интерес и понимание разведки появились до вступления в должность, с неизбежными исключениями, руководят деятельностью разведки лучше тех, кто входи в курс дела непосредственно на работе или незадолго до вступления в должность. Для поставщика разведывательной информации идеальным заказчиком является тот, кто знает, что он не знает. К сожалению, это качество встречается редко. Понятно, что высокопоставленные лица не любят признавать, что они не знают чего-то из той области, за которую они отвечают. Те же, кто так поступает, имеют явное преимущество, если они готовы предпринять определенные шаги чтобы исправить положение – например, запросить анализ и информацию.

Без разведывательных систем правительства были бы менее информированы. Мудрые правительства обращают внимание на указания разведки относительно возможных рисков, тогда как в частном секторе пользуются теми оценками рисков, которые есть на рынке и платят за эту информацию. Правительству необходимо полное, точное, своевременное и дающее основание для дальнейших действий знание. Решения, принятые на основе разведывательной информации, как правило, появляются вследствие кумулятивного эффекта последовательности докладов, а не вследствие отдельных отрывков информации. Производители разведывательной информации занимаются образованием своих заказчиков, демонстрируя им реальное положение дел. Образование дает знание, которое может повлиять на непредвидимые будущие решения. Фоновая информация может оказаться полезной завтра или на будущий год. Большая часть готовой разведывательной информации должна дать политикам знание о сложности задач, с которыми они столкнулись. Иногда информация поставщиков разведывательной информации может быть недостаточной, неточной и даже иногда вводить в заблуждение. Но ЛПР, которые постоянно используют разведывательную информацию, лучше знакомы с развитием ситуации, чем те, кто обходится без этого. Использование развединформации, как правительственной статистики, при всех их недостатках, позволяет лидерам не делать голословных заключений.

Задача разведки – оптимизировать национальную мощь и влияние государства на международной арене. Во время войны разведка способствует эффективному использованию оборонных мощностей. В борьбе с исключительными угрозами – иногда может изменить способы ведения этой борьбы. В мирное время воздействие разведки больше ощутимо в дипломатической сфере, чем в определении внешней политики. И в военное, и в мирное время стойкий «эффект» разведки состоит в кумулятивном, относительно предсказуемом вкладе в эффективность и влиятельность/способность оказывать влияние. Интуитивная прозорливость или удача могут изменять все привычные модели.

Основным слабым местом, обозначившимся у многих разведывательных служб в последнее время, являются трудности в проведении стратегической разведки. Стратегическая разведка предполагает предвидение и предупреждение о событиях или направлениях в глобальном окружении, которые могут повлиять на благосостояние и безопасность государств, их народов и интересов. Стратегическая разведка базируется на ситуативном понимании потенциально связанных с безопасностью последствий, рисков и возможностей, долгосрочных и краткосрочных. Такое положение дел не затрагивает исключительно будущие события, оно скорее касается способности принимать лучшее решение в настоящем, опираясь на основанный на информации вывод о будущих последствиях различных действий и бездействия. Знание истории также помогает в проведении стратегической разведки. К вариациям стратегической разведки относятся такие аспекты, как оценка рисков, разведка рисков, снижение рисков катастроф, чистая оценка, предвидение и фьючерсы. Кратко говоря, стратегическая разведка – это разведка, которая необходима для разработки и воплощения стратегии. Стратегия рассматривается не как план, а как логика, движущая планом. Стратегия поддерживает движение нации к целям, предлагая способы согласования различных переменных и/или управления ими. Стратегическая разведка включает составление всесторонних обзоров, в контексте которых рассматриваются различные события и предлагаются фрагментарные краткие характеристики, поступившие из разных источников, что делает их значимыми для потребителя информации. При исследовании положения дел за рубежом стратегическая разведка должна предоставить исчерпывающую экспертную оценку. Без тщательной экспертной оценки, основанной на знании препятствий и возможностей, также как друзей и врагов за границей, стратегия представляется не более чем абстрактной теорией. Следовательно, чем лучше стратегическая разведка, тем лучше стратегия.

Одной из причин спада в деятельности стратегической разведки является то, что для современных потребителей разведки срочность предпочтительнее тактического мышления. Когда потребитель явно апеллирует к данным текущей и тактической разведки, касающихся исключительных угроз, стратегической разведкой пренебрегают. О чем бы ни спросил потребитель, аналитики стремятся ответить с беспрецедентной скоростью. Но скорость не заменит качество и глубину. Разведывательные агентства теряют свое стратегическое преимущество, так как и производители и потребители слишком сосредоточены на сегодняшних текущих и тактических вопросах. Такое положение дел опасно в сегодняшнем взаимосвязанном и запутанном мире, где изобилуют смертельные заболевания;

подрывающие политику изменения обстановки;

перемещение населения;

торговля запрещенным товаром – от людей до ОМП;

нетерпимые системы верований;

смещение центров экономической власти;

финансовые разрывы;

глобальная энергетическая конкуренция;

эндемическая коррупция и инженерные прорывы – от био-манипулирования до нано-инженерии и новых систем вооружения. Эти вызовы носят настолько комплексный характер, что их невозможно объяснить только средствами текущей или тактической разведки. Эти многомерные и взаимосвязанные угрозы требуют изучения стратегической разведкой.

Потребители могут не обращаться к услугам стратегической разведки, но они будут нуждаться в ней более, чем когда-либо. По словам Хайденриха, «проинформированный стратегической разведкой потребитель может стать глобально подготовленным и стратегически мыслящим».

Возникла необходимость все быстрее обслуживать значительно большее количество правительственных клиентов с растущим числом разведывательных запросов. Это происходит потому, что государства должны быть в состоянии действовать намного более последовательно и комплексно, более всеобъемлюще, скоординировано и синхронно, применяя все инструменты политики национальной безопасности: внешнюю политику, экономическую политику и помощь, армию, правоохранительные службы и службы внутренней безопасности, силы обороны и защиты важнейших государственных инфраструктур, береговую охрану и пограничную служб, таможню, иммиграционные службы, авиационные и транспортные агентства, институты, контролирующие финансовые операции, службы по охране здоровья, агентства по чрезвычайным ситуациям. Разведка может и должна быть использована для помощи всем этим инструментам политики безопасности, оказания влияния на потенциальных противников до момента наступления кризиса. Деятельность разведки должна быть нацелена на предотвращение войн, являющихся последним средством в разрешении конфликтов, и обеспечить победу, если конфликт неизбежен. Для этого разведка должна создать среду обмена информацией, в которой доступ к данным соответствует роли, полномочиям и задачам каждого из реально или потенциально задействованных инструментов политики национальной безопасности, Информация должна быть своевременной, доступной и соответствовать потребностям заказчиков.


Условием всеобъемлющего, скоординированного и синхронного применения всех этих инструментов политики безопасности является разделяемая всеми и известная всем оценка стратегической ситуации:

уязвимость, риски, опасности, угрозы, возможности и шансы. Интеграция как внешней, так и внутренней разведки должна быть нацелена на восполнение пробелов в понимании уязвимости, угроз и опасностей для национальной безопасности. Такой подход также требует большей точности и глубины предупреждений, анализа и оценок, предоставляемых разведкой.

В то же время это приведет к большему количеству запросов от большего числа клиентов. Подразумевается, что национальная разведка должна не только быть более открытой для сотрудничества, более проницательной, объективной и смотрящей далеко вперед. Она должна выработать необходимый потенциал для того, чтобы быстро и своевременно предоставлять результаты по большему количеству требований. Политики, противники войны и представители правоохранительных органов в режиме реального времени должны реагировать быстрее на ситуацию, принимать и воплощать решения, поскольку обстоятельства, требующие реакции, быстро изменяются. Цикл «разведка – решение – воплощение» необходимо сократить в силу веских причин. Сокращенный цикл реагирования даст правительству серьезные стратегические и тактические преимущества перед оппонентами. Следовательно, скорость реагирования должна стать элементом нового вида сдерживания.

Возникает очевидная опасность того, что высокая скорость может привести к неправильной оценке и/или непропорциональному ответу. Но, в целом, национальная безопасность обеспечена лучше, когда правительство действует быстрее, чем те, кто хочет причинить вред стране и ее народу.

Сокращенный цикл реагирования также позволит разрушать, сдерживать, опережать и отвечать на вредоносные попытки до того, как противник достигнет своей цели. Это еще более трудная задача, особенно с точки зрения ответственности, возложенной на разведывательные службы – предоставлять информацию необходимую для успешного опережения, – что предполагает очень высокую степень ожиданий по отношению к потенциалу разведки.

Так как у разведки мало ресурсов, необходимо примирить спрос и предложение. Степень (не)эффективности и обоснованности/напрасности усилий разведки определяют действия ее руководства. Несмотря на то, что профессионалы разведки и современные системы могут сделать многое, они не могут сделать всего. Спрос постоянно превышает предложение. В промышленности к разрешению подобной ситуации возникло два подхода:

центральное планирование сверху – вниз, свободные рынки, движимые потребителем снизу – вверх. В ответ на вызовы Холодной войны западные разведки для решения проблемы распределения выбрали центральное планирование. В настоящий момент расточительность и неэффективность центрального планирования уже непозволительны. Планирование разведывательной деятельности на основе возникших задач уже не является достаточным – в настоящее время никакое центральное планирование не может должным образом предусмотреть потребности, возникающие в связи с задачей, не то, что определить и оценить все возможные пути ее разрешения. Централизованно контролируемая и управляемая разведывательная система упускает важнейший урок ХХ столетия: иногда лучше невидимая рука. «Создайте условия, в которых люди и организации стремятся к инновациям, и они будут работать плодотворно».

Целецентрическое, более синхронизированное управление разведывательным циклом, и есть необходимый новый подход.

Работа с темами и ресурсами, требующими внимания разведки В очень многих странах планы обеспечения национальной безопасности не сформированы окончательно, то есть важные проблемы названы, но не определена их приоритетность и способы достижения цели.

А именно в этих вопросах необходима ясность, так как без их четкого определения разведывательным службам сложно усовершенствовать планирование и распределение ресурсов. И пока у сотрудников разведки не будет точного представления об очередности и срочности задач, они не смогут создать надежную основу в виде комплексного использования средств, формирования систем сбора данных, подбора персонала, его подготовки и специализации.

План разрешения этой проблемы и приоритетные направления вызывают беспокойство. Проблем, соревнующихся за место в повестке дня национальной безопасности, все больше, их сложнее анализировать, чем военно-политические вопросы времен Холодной войны. Отсутствие четкого представления – серьезная проблема как для политиков, так и для разведки.

Запросы могут быть неясными или быстро изменяться. Вероятно, потребуется больше разнообразных способностей. В большинстве случаев политикам сложно работать с запросами, так как по многим новым проблемам не найдены способы воздействия, а иногда остается неясным, на кого следует оказывать влияние. В некоторых случаях имеющаяся информация выходит за пределы доступного или приемлемого политического выбора, что вызывает чувство неудовлетворенности, так как политики нуждаются в «действенной» информации, которую можно «как-то использовать». Но им сложно что-либо предпринимать, когда они не знают, как поступить. Следовательно, возникает разрыв между умением разведывательной службы поставлять информацию и умением политиков вырабатывать линию поведения по определенным вопросам и применять информацию.

Государства используют различные механизмы определения тем, требующих внимания разведки. Некоторые из них зарекомендовали себя неплохо, часто за счет того, что несколько стран организовали свои разведывательные структуры, занимающиеся сбором информации. В США из всех когда-либо существовавших структур Приоритеты «Национальной разведывательной стратегии» (ПНРС) и Национальное агентство по выявлению и оценке приоритетности угроз национальной безопасности (НАВОПУ) кажутся наиболее адекватными в определении механизмов и приоритетов разведки. В ПНРС используется матрица, проецирующая приоритеты правительственных и неправительственных групп в одном измерении на функциональные проблемы в другом измерении.

Приоритетными являются определенные ячейки матрицы с учетом общей важности вопроса и роли, которую могут сыграть правительственные и неправительственные группы. Система автоматизирована и доступна сотрудникам разведки, приоритеты пересматриваются регулярно на основании дополнений, представленных как сотрудниками разведки, так и сотрудниками министерств. Такая система удовлетворяет даже резидентов за рубежом. Хотя некоторые считают эту систему слишком громоздкой.

Изменения программ и приоритетов разведки определяются изменяющейся природой проблем. Два основных критерия должны применяться для определения первоочередных для решения разведки проблем. Первый включает интересы и заботы текущего правительства, а второй – факторы, которые, по мнению сотрудников разведки, способны повлиять на национальные интересы – независимо от того, существует ли запрос на эту информацию от заказчика. С первой категорией вопросов, как правило, легче справиться тем, кто может просто выслушать политика и определить значимые и незначимые факторы. В каком-то смысле такой подход предполагает перекладывание ответственности, но, с другой точки зрения, он иллюстрирует действенность демократии. Вокруг предмета национального интереса все время ведутся споры и дебаты, поэтому победители выборов, по крайней мере, на период их пребывания у власти, должны определиться в этом вопросе. Сотрудники разведки, которые не могут быть выбраны во властные структуры, должны следовать указаниям политиков. Следовать указаниям относительно важности того или иного вопроса не означает поставить разведку на службу интересам определенной политики либо спора в пользу этой политики, что привело бы к политизации разведки.

Интересы политиков легко могут оказаться в плену механизма определения приоритетов. Большая часть интересов политиков легко прослеживается в их речах и заявлениях. Сотрудники разведки, кроме информации, получаемой из вопросов и задач, поставленных перед ними политиками, зачастую довольно много узнают о государственных приоритетах из заявлений и выступлений членов правительства, что может способствовать перераспределению усилий разведслужбы.

Еще одна категория вопросов – те, которые, по мнению сотрудников разведки, требуют внимания, – не менее важна. Обращать внимание на вопросы, которыми на данный момент пренебрегают политики, но которые в будущем могут представлять угрозу для национальных интересов, – одна из наиболее важных функций разведки. Выводы разведывательных служб и разведсообщества в целом должны направлять работу и приоритеты политиков, как и политические интересы должны определять направления деятельности и приоритеты разведывательного сообщества.

Иногда процесс перекрестной проверки идет в обоих направлениях одновременно, и ни одна из сторон не обладает монополией либо инициативой. Тем не менее, один аспект требует всестороннего рассмотрения: до сих пор не выработана процедура определения разведывательной службой или сообществом вопроса, являющегося неактуальным в данный момент, но могущим приобрести внезапную важность завтра или через неделю, что заставит разведывательную службу значительно перераспределить свои ресурсы.

Если разведывательная служба или сообщество не уделяют достаточного, с точки зрения сбора и анализа данных, внимания вопросам, которые остро встанут через некоторое время, можно ли ожидать, что они окажутся достаточно сведущими в оценке потенциальных угроз, исходящих от этих вопросов? В этом случае особую актуальность приобретает систематическое определение приоритетов, так как оно заставляет пересматривать проблемы, не являющиеся приоритетными. Также полезными являются мозговые штурмы с привлечением экспертов со стороны. В конечном счете, эффективность процесса зависит от того, насколько сотрудники разведки чувствительны к тому, что происходит на границе их зоны ответственности и что заставляет думать о необходимости расширения или изменения этих зон.

Кроме рассмотренных подходов, существует еще ряд аспектов, усложняющих проблему выбора вопросов, заслуживающих внимания разведки. Одним из таких проблемных аспектов является определение временных рамок разрешения вопросов – краткосрочные против долгосрочных. Этот аспект частично связан с различием между вопросами, интересующими политиков, и теми, которые заслуживают внимания со стороны разведки. Временные рамки, задаваемые политиками, чаще всего имеют краткосрочный характер и часто совпадают с избирательным циклом.

Производителей разведывательной информации, которые являются частью несменяемой бюрократии, могут волновать и кратковременные и долговременные проблемы. Как решить, какой вид проблем имеет высший приоритет?

Деление проблем на краткосрочные и долгосрочные не является характерным только для разведки. Отдельные инвесторы, например, должны сделать подобный выбор, решая, куда вложить свои деньги.

Консультативные службы по инвестициям могут порекомендовать определенные акции, имеющие наилучшие перспективы на ближайшие семь месяцев, и другие – обещающие хорошие прибыли через несколько лет.

Инвестор делает выбор, основываясь на своих потребностях и обстоятельствах, например, решая, когда ему могут понадобиться деньги – вскоре или через несколько лет. У разведывательного сообщества нет «сопоставимого ориентира для того, чтобы сделать подобный выбор. Ему необходимо работать на тех политиков, которые в настоящий момент находятся у власти, а также освещать проблемы, которые в будущем могут привлечь внимание тех, кто будет находиться у власти».

Всегда рискованно уделять слишком много внимания только краткосрочным или только долгосрочным вопросам. Существенные инвестиции в подготовку людей со знанием сложного языка для работы над современной проблемой конкретной страны или региона может оказаться напрасной тратой сил, если проблема разрешиться или утратит важность. С другой стороны, инвестиции в подготовку или систему сбора данных, направленные на возникающую или прогнозируемую проблему, могут также оказаться напрасными, если проблема не разовьется до прогнозируемых масштабов или ее затмят более серьезные. Также существует проблема баланса между глубиной и качеством освещения какой-либо проблемы и способностью быстро и легко переключаться на разработку другой проблемы. Некоторые из элементов разведывательной службы, которые способствуют высококачественной разработке определенной страны – такие как тщательно культивируемая сеть агентурной разведки (АР), группы аналитиков, обладающих прекрасным знанием страны и ее языка – наименее взаимозаменяемы, когда речь заходит о переключении на другие страны или вопросы.

В отношении ресурсов должен быть принят ряд и других сложных решений, способствующих лучшему реагированию разведывательных служб на вызовы постоянно меняющегося мира. В разведывательных службах долгое время существовали опасения относительно того, что в анализе относительное преимущество отдается не специалистам, а универсалам. У разведывательных служб может возникнуть растущая потребность в специалистах. В целом, хорошего универсала можно превратить в специалиста за довольно короткий срок, тогда как обратное действие может быть завершено через довольно долгое время. США также часто критиковали за то, что универсалы получают больше признания, чем специалисты. Хотя в последнее время для аналитиков в различных разведывательных службах появилось больше возможностей в продвижении по службе, что позволяет им сохранить свою специализацию и не переходить в ряды управленцев. Мобильный универсал обладает большими возможностями получить повышение, чем у аналитик, который имеет репутацию ведущего эксперта по одному вопросу. Тем не менее, недостаточно глубокие знания разведслужб по отдельным вопросам может компенсироваться умением очень быстро реагировать на кризисы. Может быть также создана рабочая группа в результате перераспределения ресурсов с учетом насущных разведывательных нужд политиков. При таком положении вещей талантливые универсалы оказываются значительно полезнее специалистов. Но здесь необходимо избежать двух ошибок:

идеология не должна воздействовать на оценки, и максималисты не должны стремиться к накоплению как можно большего количества данных и информации. Когда приходится иметь дело с загадками, огромное количество дополнительной информации вряд ли приведет к лучшему пониманию проблемы – пока не будут получены новые веские доказательства.

Есть еще и другие аспекты управления, нуждающиеся в усовершенствовании. Среди них – ответ на вопрос о том, каков, по сравнению с остальными доступными ЛПР источниками информации, взнос разведки. Различия иногда теряются в ходе применения формального механизма определения приоритетов. Естественной видится тенденция распределять задачи по иерархии в зависимости от важности темы, а не от того, какую часть ниши лучше всех сможет заполнить разведка. По вопросам, тесно связанным с внешней политикой и политикой безопасности, и тем, которые представляют давний политический интерес, вклад разведки может быть ограничен более специфическими темами. В таких случаях наиболее важные события хорошо освещаются в СМИ, а те, которые не получили освещения, становятся известными политикам благодаря их контактам с основными действующими лицами. Разведка может внести больший вклад в разрешение вопросов, которые еще не привлекли внимание политиков. Это обусловливает необходимость оставаться впереди, а не просто на уровне, будущих или развивающихся проблем. Что, в свою очередь, подчеркивает важность для деятельности разведывательных служб и всего сообщества собственной инициативы, умения давать ответы на вопросы, не ожидая соответствующих распоряжения. Обладая эффективными организационными процедурами и руководством, разведывательные службы и сообщества в состоянии принимать, основываясь на указаниях высшего руководства, решения о том, чьи запросы выполнять первыми.

В вопросе распределения ресурсов рассмотрения требует не только аспект определения приоритетности различных проблем, но и распределения усилий по всем темам списка. Вопрос, какую проблему следует ставить на первое место, а какую на второе, широко обсуждается. Значительно меньше внимания уделяется тому, сколько же усилий необходимо направить на решение вопроса под номером два. В этом случае возникает необходимость принятия более серьезных решений о распределении ресурсов. Решения становятся еще более сложными и неприятными, когда рассматриваются вопросы номер три, четыре, пять и дальше.

Еще одной проблемой видится существующая тенденция к сильной концентрации ресурсов на наиболее приоритетных направлениях, чего не было бы в рационально управляемой разведывательной службе, способной реагировать и на текущие, и на возникающие угрозы. Всегда легко утверждать, что для решения проблемы Х, которая всеми считается крайне важной, следует выделить больше внимания, людей и денег. Более сложно бороться за решение проблемы У, когда ресурсы ограничены и большинство считает, что проблема Х важнее.

Эта тенденция, сводя на нет решение многих пока что менее важных вопросов, увеличивает проблематичность адаптации, когда ход событий внезапно привлечет всеобщее внимание к одной из подобных проблем.

Умение разведывательных служб быстро создать рабочие группы может удовлетворить текущие потребности в информации большинства политиков, но, ни в коей мере, не может заменить постоянную экспертизу. С недавних пор в деятельности разведслужб начато, с определенной долей успеха, применение аутсорсинга, или приглашения по контракту специалиста для ликвидации пробела.

В конечном счете политики, когда говорят о своих требованиях к разведке, чаще всего произносят слово релевантность. Необходимо, чтобы разведывательные службы предоставляли не только полезную информацию, но и такую, которая дополняет ту, что политик может найти в ежедневных или еженедельных изданиях. Наиболее важным требованием к эффективной разведке в настоящее время является анализ ниш. Аналитик так должен составить конечный продукт разведки, чтобы он соответствовал информационным – но никак не политическим – нуждам потребителя.

Главным в разведке является понимание того, чего хочет политик. Для этого, в свою очередь, необходим сотрудник разведки, близкий к политику. Как заметил Лак Джонсон, «наибольший успех, кажется, связан с наличием под рукой аналитика или офицера связи, который сидит в соседней комнате или рядом по коридору, ездит вместе с политиком за границу, участвует во встречах или предоставляет ежедневные сводки. Если отчет разведки содержит четкий ответ на главный в данный момент для политика вопрос, его не просто прочитают, его с жадностью проглотят».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.