авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Национальный университет обороны Украины (Киев, Украина) DCAF-центр (Женева, Швейцария) Фред Шреер Трансформирование ...»

-- [ Страница 4 ] --

КАК УЛУЧШИТЬ СБОР ИНФОРМАЦИИ Методы сбора информации очень изменились в конце XX века и стали более востребованными. Получение изображений с помощью ИСЗ и перехват электронных средств коммуникации – самое очевидное доказательство этому. Тем не менее, у многих новых фигур, не являющихся государствами, ощущается недостаток больших стационарных средств и объектов, на которые могут быть направлены мощности технических средств сбора информации. Кроме того, есть и другие изменения, которые очень усложняют и отрицательно влияют на сбор информации определенного содержания, и которые разведслужбы должны учитывать:

технологический прогресс, который помогает объектам разведслужб лучше защищать свои тайны и лучше скрывать свою деятельность, одновременно предоставил возможность субъектам и организациям, имеющим деньги, использовать передовые технологии, обеспечивающие маскировку, обман и конфиденциальность;

эти технологии стали доступны на свободном рынке;

усилия разведки должны быть распределены более равномерно по гораздо большему количеству более рассредоточенных целей, не имеющих подчас первостепенного значения. Это делает процесс планирования и управления сбором информации намного тяжелее, требует намного большей гибкости при сборе информации и более четкого и постоянного контроля;

неожиданные нападения случаются чаще всего тогда, когда невозможно предвидеть нестандартные комбинации угроз. Чтобы избежать неожиданных нападений, разведслужбам приходится разрабатывать более широкую агентурную сеть для постоянного мониторинга всех важных стран и тем – не обязательно с целью сбора информации, но и для того, чтобы «держать руку на пульсе» и выявлять какие-либо изменения;

важные сведения все чаще и чаще можно найти на все большем количестве иностранных языков. Это требует более адекватных возможностей динамичного просмотра иностранных материалов, направления их соответствующему человеку и быстрого получения точного перевода;

создание наилучших систем сбора информации может в настоящее время не рассматриваться как вариант, поскольку становится все более затратным, кроме того, уязвимость и меньшая гибкость, вызванные сокращением числа доступных систем, еще больше ограничивают технический сбор информации с помощью передовых технологий;

огромный рост объемов коммуникации усложняет процесс наведения на цель. Поскольку уменьшилась степень использования наземных микроволновых излучателей, оказалось намного сложнее снимать информацию с новых коммуникационных объектов, таких, например, как волоконно-оптический кабель, лазер, сотовые телефоны и электронная почта;

расширение доступа к Интернету и его использование облегчают не только сбор развединформации, приобретение знаний и технологий, перевод денег противниками, но и использование секретных каналов коммуникаций и стеганографии, путем размещения скрытых сообщений на веб-сайтах, картинках и в телевизионных выпусках;

утрата монополии и контроля государства над криптологией, открытый доступ и быстрое увеличение и распространение средств для относительно высококачественного кодирования частных коммуникаций продолжают уменьшать возможности получения важных данных с помощью РТР и РР;

рост количества коммерчески доступных спутниковых изображений с разрешением менее чем 1 – 2 метра – для многоспектральных изображений, с одной стороны, сужает простор деятельности спутников-шпионов, с другой – дает новый источник сбора информации из открытых источников, который могут использовать не только другие правительства, но и все соперники.

В настоящее время от 85 до 95% сведений, сообщающих об исключительных угрозах со стороны «несвятой троицы», приходит из РОИ.

Незначительная часть поступает в результате обмена разведданными с иностранными партнерами, от АР, РТР и ВР. Поэтому наблюдается увеличивающееся несоответствие между ростом исключительных угроз и разведывательных средств, имеющихся в распоряжении.

Что касается РОИ, реальные факты о террористических группах, распространении оружия и организованной преступности могут в достаточно частых случаях поступать слишком поздно. Эта же проблема в какой-то степени затрагивает и разрозненные части информации, получаемой в результате обмена разведданными, которые, с точки зрения количества, качества и практического значения для дальнейших превентивных действий, все более и более опускаются ниже обязательного минимума 'критической массы'. Получить полное представление об угрозе путем складывания «мозаики» из разрозненных кусков поступившей в результате обмена информации все чаще становится невозможным. Каждый из этих способов сбора информации требует дополнительных ресурсов для эффективного противодействия угрозам. Хотя РТР и ВР и будут продолжать исполнять свою часть работы в этом направлении, абсолютно очевидным является тот факт, что возникнет необходимость большей помощи со стороны АР в выяснении текущей ситуации.

Среди трех приоритетов разведки борьба с терроризмом является самой трудной задачей. Эффективная борьба с терроризмом требует качественных разведданных. Но развединформация, необходимая для противодействия терроризму, во многом отличается от тех сведений, которые были нужны во времена Холодной войны, хотя до сих пор многие разведслужбы в организационном смысле работают именно по таким принципам. Главные вызовы и проблемы для разведки в настоящее время связаны с агентурным и радиотехническим сбором информации, анализом, сотрудничеством с правоохранительными органами и обменом информацией. Они должны гарантировать, что в реальном времени сведения о террористической деятельности, имеющие большое практическое значение, достигают тех, кто может наиболее эффективно с ней бороться.

Развединформация, необходимая для противодействия терроризму, бывает трех типов:

Стратегическая – сведения о структуре террористических организаций, их руководстве, намерениях, целях, способах действия («модус операнди»), источниках финансирования, оружии и средствах, находящихся в распоряжении террористов, а также о контактах с иностранными подразделениям, в том числе зарубежными агентствами разведки, преступными организациями и странами, которые торгуют оружием.

Тактическая – сведения, которые имеют отношение к конкретным планам террористической деятельности, также называемые превентивными или СП разведданными (сигналы и предупреждения), которые могут дать государству возможность предотвращать террористические акты, нападения и препятствовать осуществлению планов террористов.

Психологическая – сведения об особенностях пропаганды, информационной деятельности и психологической войны террористов против государства – всех тех явлениях, которым нужно противостоять, а также данные о террористах, дающие возможность государству организовать распространение собственной информации и предпринимать собственные действия в психологической антитеррористической войне.

Примеры таких психологических данных разведки – индикаторы недовольства руководством в террористических организациях, сведения о принудительных методах, используемых в вербовке добровольцев, данные об эксплуатации детей и женщин в проведении террористических действий.

В то время, как результаты сбора стратегических и психологических сведений агентствами в общем удовлетворительны, сбор тактических, превентивных и СП сведений оставляет желать лучшего. Причина кроется в значительных трудностях проникновения в террористические организаций для сбора агентурных данных и информации РТР.

Стратегические и психологические сведения могут быть взяты из открытых и периферийных секретных источников, материалов допроса захваченных или сдавшихся террористов, анализа захваченных документов, IT оборудования и программного обеспечения. Однако точные тактические, превентивные и СП разведданные, как правило, могут быть получены только от «кротов», занимающих ключевые позиции в террористических организациях, и благодаря перехвату коммуникаций. Иногда такие сведения могут быть также получены от курьеров террористических групп, от подставных лиц, людей, служащих прикрытием, или связных, от тех, кто отвечает за финансовое обеспечение и логистическую поддержку, или от перебежчиков и т.п., но такие случаи довольно редки.

Сбор информации агентурной разведкой Успешность борьбы с терроризмом чрезвычайно зависит от АР (агентурной разведки, что предполагает использование агентов для получения информации) и, в определенных обстоятельствах, от успешного проведения секретных операций. Данные РТР и ВР также важны в антитеррористической деятельности, но получение разведданных, необходимых для борьбы с терроризмом, зависит гораздо больше от АР.

Хотя АР – одна из наименее дорогих видов разведки, она может быть самой трудновыполнимой, и является, несомненно, самой опасной для исполнителей. Ошибки могут быть роковыми, они могут поставить в неудобное положение правительство и страну и препятствовать достижению важных политических целей. Тем не менее, положения по АР должны по праву занимать главенствующие позиции и в законодательстве, регулирующем деятельность разведки.

Необходимым условием получения важных данных АР является физическое присутствие внутри цели. Там, где разведслужба не имеет никакого физического присутствия, АР будет полагаться прежде всего на перебежчиков, политических эмигрантов, задержанных, туристов, оппозиционные группы и иностранные службы правительственной связи. Но все эти источники разглашают свои тайны спустя какое-то время и на некотором расстоянии от событий, происходящих внутри цели, о которой они сообщают. Поэтому проникновение в организацию противника – задача еще более приоритетная, чем во времена Холодной войны. Возможно, это покажется слишком простым, но успех многих западных разведывательных служб в период Холодной войны объяснялся тем, что должностные лица Советского Союза и стран Варшавского договора изъявляли желание работать на эти службы в знак протеста против коррупции и нищеты их собственной жизни в странах с деспотическими режимами. В настоящее время, тем не менее, такая мотивация встречается редко, особенно в мусульманском мире.

Следовательно, для борьбы с терроризмом нужно существенно изменить способы сбора разведывательной информации. Террористы обычно не появляются на дипломатических вечеринках с коктейлями или на собраниях местных бизнесменов. В большинстве случаев они также вовлечены в различные виды преступной деятельности на задворках общества. Террористические группы могут иногда состоять полностью из членов одной этнической или религиозной группы или семейного клана. Их действия обычно нарушают права человека. Установление контактов с такими группами, очевидно, является проблемой для западных разведывательных агентств. Такие действия требуют долгой подготовки и готовности иметь дело с сомнительными, безнравственными и жестокими лицами, что, в большинстве случаев, не приемлемо для агентов разведки, служащих под официальным прикрытием мандата дипломата или военного атташе. Кроме того, подобная деятельность требует глубокого знания местных диалектов, традиций и культуры. Понадобится много времени и терпения, чтобы обучить сборщиков информации трудным навыкам и языкам. К тому же список групп во всем мире, которые когда-нибудь в будущем могут быть вовлечены в террористическую деятельность, довольно длинный. Определить, где найти агентов, чьи сообщения будут важны только в гипотетическом будущем, – еще одна проблема, содержащая риск быть бесполезно втянутым в связь с безнравственными и безжалостными лицами.

Переориентировка сбора информации АР требует некоторых жестких политических решений. Одно из них – отменить положения, подобные так называемым «Директивам Дойча» (“Deutch guidelines”), которые ЦРУ ввело в действие в 1995 году, и согласно которым было запрещено расходовать деньги налогоплательщиков для оплаты лицам, поставляющим сведения, в случае, если у них есть криминальное прошлое или существуют другие сомнительные обстоятельства в биографии.

Еще одно жесткое политическое решение связано с необходимостью брать на себя большой риск, обусловленный шпионажем против тех, кто стремится навредить. Необходимо освободиться от культуры «аннулирования риска», которая заразила много спецслужб в демократических странах Запада. Следующим решением должно стать решение о большем доверии неофициальному прикрытию – агентам, работающим по найму или владельцам местных компаний, которые не имеют той поддержки и защиты посольств, которые были бы доступны, если бы агент имел прикрытие как правительственное должностное лицо.

Вербовка станет еще труднее, так как семьи будут разделены из-за опасности поездки в такие «туры» одного из супругов или детей.

Кроме того, уроженцы Запада, и особенно американцы, больше не считаются «хорошими ребятами» во многих мусульманских странах. Если сотрудник спецслужб должен действовать в сфере бизнеса, значительное время необходимо посвятить изучению профессии – прикрытию. Еще более сложно обеспечивать материальное содержание, возможность передвижения, оплату, охрану здоровья и административные услуги. Агент не будет иметь дипломатической неприкосновенности и не сможет сразу же вернуться на родину в случае задержания в стране, в которой выполнял задание. Его могут арестовать, посадить в тюрьму, возможно, казнить. Даже если агенты выполняют свою работу под неофициальным прикрытием довольно хорошо и выглядят убедительно, немногие могут делать её настолько хорошо, чтобы приносить прибыль, а потому содержание агентурного аппарата будет стоить правительству, вероятно, значительно дороже, чем тех, кто действует под официальным прикрытием. Кроме того, существует риск, что агенты, работающие в бизнес-структурах, будут вовлекаться в неэтичную или нелегальную деятельность – чтобы «заняться бизнесом для себя» – и в случае обнаружения такого факта, ситуация может стать чрезвычайно противоречивой, поставить в неудобное положение собственное правительство, отвлечь внимание агента от официальной миссии.

Требования отличного знания иностранных языков для тех, кто собирает АР, трудновыполнимы. Мало кто из выпускников колледжей имеет такие знания и навыки, а выучить иностранный язык стоит дорого. Вербовка граждан, которые имеют этническое происхождение подобное членам тех обществ, в которых действуют террористические группы, может подвергнуть их риску и оказать сильное давление, особенно, если у агента есть семья в зоне объекта. Несмотря на то, что существует первоочередная потребность в большом количестве разведперсонала, свободно владеющего иностранными языками, особенно редкими, или многими языками и диалектами одновременно, отсутствие достаточного количества специалистов с высокой квалификацией – самый большой недостаток большинства разведслужб.

Кроме того, с административной точки зрения, трудно развивать ресурсы в странах и регионах, долгое время дающих прибежище террористам, а затраты на осуществление такой деятельности выше, чем на организацию работы персонала разведки при посольствах. Мало кто предвидел, какой серьезной проблемой станут такие страны и регионы, как Сомали, Балканы, Алжир, Йемен, Афганистан, Пакистан, Ирак или Чечня.

Спустя еще десять лет, возможно, появятся совсем другие угрозы от групп в других странах, о которых сегодня никто даже не подозревает. Поэтому переориентация АР, имеющая целью большее внимание террористическим или потенциальным террористическим группам, имеет важное административное значение для разведслужб. Бюджетные расходы не обязательно будут существенно увеличены, однако инфраструктура, необходимая для обучения и поддержки многочисленных агентов, служащих под неофициальным прикрытием, будет расширяться значительно. Кроме того, потребуется большое количество штатных сотрудников для работы по террористическим группам, которые, возможно, никогда не представят существенной угрозы интересам Запада. К тому же существуют огромные проблемы с профессионализмом разведчиков АР.

Внедрение в террористические организации является чрезвычайно сложным заданием. Как сказал Ален Шуе (Alain Chouet), бывший директор Службы внешней разведки Франции (Gnrale de la Scurit Exterieure), может понадобиться несколько лет для того, чтобы осведомители внедрились в радикальные исламистские организации. Даже если они успешны вначале, Аль-Каида часто «избавляется» от новых членов – они обычно являются главными кандидатами для миссий самоубийства.

Западным агентствам разведки, упустившим свои шансы ранее, возможно, уже слишком поздно удваивать усилия по внедрению в террористические организации. В то же время некоторые агентства сделали свою задачу еще тяжелее, выдав тайну прикрытия некоторых многообещающих осведомителей. В январе 2008 года полиция Испании арестовала в Барселоне 14 мужчин, которые подозревались в подготовке взрывов в метро в Европе. Следователи сообщили в суде, что аресты последовали за получением информации от осведомителя, работающего на разведку Франции. Французы были вынуждены отказаться от осведомителя.

Испанские власти заявили, что им ничего другого не оставалось;

все дело зависело, в значительной степени, от показаний осведомителя. Арабская и пакистанская разведслужбы также не очень помогли.

Майкл Шрёер (Michael Scheurer), который возглавлял подразделение ЦРУ, отвечающее за поиск Бен Ладена с 1992 до ноября 2004 года, сказал:

«Мы работали вместе с египтянами, иорданцами – самыми лучшими арабскими разведывательными службами – и они не завербовали ни одного человека, который мог бы предоставить информацию об Аль-Каиде».

Намного легче внедриться в секретные учреждения государства-противника, чем в террористическую организацию. Одним из способов проникновения является привлечение на свою сторону и вербовка террористов. Другим способом может быть подкуп или шантаж тех, кто уже является полноправными членами террористической организации. Обе операции чрезвычайно сложны, имеют малую вероятностью успеха.

Альтернативой вербовке члена организации может быть внедрение агента в группу: следовательно, нужно искать тех, кого бы завербовали террористы.

Террористы уже начали вербовку европейцев, и особенно своих соотечественников с европейскими паспортами. Однако глубокое недоверие к чужакам делает такое внедрение практически невозможным. Кроме того, это создает этические проблемы, которые часто не одобряет общественное мнение. Разведслужба может внедрить «крота» в террористическую организацию, но первым, что сделает руководство террористов – привлечет нового члена к убийству или другому подобному акту с целью проверки его неподдельной приверженности общему делу и его мотивации. Если агент возвращается и спрашивает у своего руководитель операции, должен ли он убить для того, чтобы доказать свою надёжность в глазах террористических лидеров, руководитель операции сталкивается с дилеммой. Он не может сказать своему агенту: иди и убей для того, чтобы мы смогли предотвратить другие убийства в будущем. Поручить вору поймать вора, возможно, и позволительно службам безопасности в определенных обстоятельствах, но совершить убийство, чтобы поймать убийцу, абсолютно непозволительно.

Такие ситуации также подтверждают необходимость существования парламентского контроля: необходимо четко определить, в какой мере и парламент, и общественность готовы взять на себя риски, связанные с содержанием большого количества агентов, имеющих отношения к террористическим группам. В отличие от ситуации в годы Холодной войны, когда некоторые действия разведки планировались так, чтобы их можно было отрицать, в настоящее время правительствам будет гораздо труднее избежать ответственности за серьёзные ошибки или непродуманные действия своих разведслужб или за действия, которые, в случае раскрытия или утечки информации могут привести к спорным ситуациям как в собственной стране, так и за границей.

Существуют также и другие факторы, нацеленные на защиту радикального исламизма от западных АР. Например, фундаменталистские направления, ассоциирующие себя с терроризмом, проповедуют самоотречение.

Предложения денег или секса, проверенные временем и опытом соблазны, используемые в шпионаже, вероятно, принесли бы больше вреда, чем пользы. Фанатическая преданность высшей цели также усложняет «обращение» членов террористических групп и получение полезной информации от задержанных террористов. Их не сильно беспокоит перспектива тюремного заключения, и они не боятся умереть.

Существует еще несколько других путей проникновения в террористические организации. Один из них – непрямой подход через организованную преступность, которая поддерживает отношения с террористическими группами, поскольку достоверно известно, что многие «джихадистов» когда-то были преступниками, наркозависимыми или алкоголиками до своего «обращения» в ислам и вступления в террористические группы. Для успешного осуществления такого проникновения, желательно, чтобы руководитель операции принадлежал к тому же этносу или религии, к которым принадлежат его объект и вся группа. Вербовка должна проводиться в достаточно необычных местах.

Однако разведслужбы часто стремятся избегать вербовки боевиков из этнической или религиозной группы, которая активно занимается терроризмом или организованной преступностью, а это усложняет внедрение в группу. Изменение существующих моделей вербовки и идеологической обработки будущих террористов и других радикалов могло бы облегчить их выявление в пунктах наблюдения, установленных на крупных дорожных пересечениях, вокруг мечетей или в момент их взаимодействия со священниками, преподавателями и т.п.

Кроме того, не может регулярный поток АР информации превентивного или указательно-предупредительного характера формироваться без сотрудничества с обществом, к которому принадлежат террористы. Такое сотрудничество редко является близким, особенно в отношении исламистских террористически организаций. Чувство религиозной солидарности и боязнь преследования за измену идеям ислама, а также сотрудничество с разведслужбами препятствуют получению помощи от законопослушных членов общества.

Наконец, более всего вызывает разочарование тот факт, что, даже если разведслужба успешно внедрила в террористическую организацию нескольких «кротов», остается вероятность осуществления террористических нападений без предостережения от последних.

Террористические группы, подобные Аль-Каиде, выучили такие основы шпионажа, например, ограничение информированности своих членов организации рамками их служебных обязанностей с целью обеспечения сохранности тайны. Поэтому только в том случае, если агенты непосредственно будут выбраны для проведения конкретной широкомасштабной операции (один шанс из тысячи!) или им удастся успешно установить нано-«жучки», они будут иметь возможность знать заранее о готовящемся нападении.

Вот почему большему количеству лучше обученного нового поколения шпионов должны быть доступны улучшенные методы сбора информации.

Безусловной целью деятельности разведки является развитие инновационных путей внедрения в наиболее труднодоступные объекты, которые тоже постоянно совершенствуют методы сокрытия своих намерений и способностей, а также анализ их действий.

Сложной задачей, стоящей перед разведслужбами, является отход от традиционных методов сбора информации в сторону целенаправленных методов. Сбор развединформации должен стать более ориентированным, инновационным, точным и сосредоточенным на том, что действительно важно, вместо того, чтобы безнадежно пытаться «объять необъятное».

Улучшение аналитического компонента в борьбе с терроризмом, возможно, является наиболее перспективной гарантией четкой сфокусированности сбора информации. Цель заключается не только в получении тактических сведений, но и в предоставлении всем партнерам по борьбе с терроризмом возможности адаптировать долговременную систему сбора информации к цели.

Качественные показатели сбора информации следует улучшить с точки зрения точности и скорости. АР придется сосредоточиться не столько на сборе сведений, сколько на облегчении этого процесса при помощи технических средств. Тайный сбор информации будет полагаться не столько на то, что услышат собственные шпионы, сколько на большое количество разнообразных датчиков, которые они смогут установить в нужном месте, используя уже существующие звуковые и видеоустройства, акустические, сейсмические, магнитные и оптические датчики, акселерометры, струйную технику и другие элементы, расположенные в нужных местах.

Результативность тайного сбора информации может, кроме того, увеличить широкомасштабное использования технического прогресса, который проявляется в развитии робототехнических технологий, маркировки, ПРИ (приборов радиочастотной идентификации) и особенно такой революционной продукции нанотехнологий, как, например, радио, микроэлектромеханические и другие сенсоры, размером с песчинку.

Рассеивание таких сенсоров в виде «умной пыли», которые могут обнаружить, вычислить и сообщить о деятельности, связанной с терроризмом, а также об изменениях в уровне такой деятельности, посредством приёмно-передаточной радиоустановки, значительно улучшит сбор информации для борьбы с терроризмом. «Умная пыль» делает возможным отслеживание террористов на больших расстояниях без визуального контакта. Использование радиоизотопов дает возможности следить за террористами на протяжении от 24 до 48 часов. Более доказательные сведения о террористической деятельности, сложно поддающейся обнаружению, требуют усовершенствованной АР, модернизированной самыми современными технологиями сбора информации.

Есть и другой аспект АР по отношению к этим современным технологиям сбора информации. Разведслужбы, вероятно, могут взломать больше кодов путем кражи кодового и нового шифровального программного обеспечения, чем с помощью суперкомпьютеров и математиков. Существует большая потребность в секретных или нестандартных способах сбора информации РТР, потому что они могут получить сведения путем максимального приближения к объектам, по сравнению с большинством других источников. Более тесное сотрудничество АР с технической разведкой усиливает их возможности. АР может обеспечить доступ к ценным сведениям РТР, которая способна подтвердить информацию, добытую АР. Благодаря существованию сотен средств коммуникаций, связанных с оптико-волоконными линиями передачи, все меньше простора остается для использования спутникового перехвата. Если РТР должна перехватывать такие сигналы, ей приходится подключаться к конкретным линиям в конкретных местах. Для этого необходима информацию о порядке нажатии клавиш прямо на клавиатуре персонального компьютера для того, чтобы программное обеспечение смогло шифровать сообщения. Кроме того, радиочастотное считывание установок так же, как и соединений ИК-излучения, которые трудно обнаружить, и лазерного радарного оборудования могут быть использованы РТР. Атаки на оборудование, обрабатывающее информацию, могут осуществляться с использованием излучающего оборудования, а также посредством прямого или косвенного доступа к программному обеспечению оборудования. Легче всего использовать сетевые ресурсы, разрешающие удаленный доступ к данным с помощью вирусов типа «Троянский Конь» (Trojan Horse), «Лазейка»

(Trapdoor) и более продвинутых средств.

АР может также помочь улучшить ВР. Видеоинформация может быть полезна для определения физиологических или поведенческих характеристик террористов. Чтобы ВР стала более эффективной, требуются инновационные средства адаптации, использующие новые части спектра, например, гиперспектральные изображения, позволяющие отличить отвод сточных вод из зданий, определить маскировочные средства, тепловые излучения, химическое или биологическое оружие и пр. Кроме того, АР может использовать ряд технологий ИСР и брать образцы материалов для обнаружения элементов, частиц, потоков и т.п.

Среди характеристик, которыми должны обладать специалисты по сбору АР, следует отметить развитое воображение, интуицию, творческий потенциал, нонконформизм, понимание культурной относительности, способность к научному размышлению в рамках междисциплинарного подхода, социальное и индивидуально-психологическое сопереживание, способность мгновенно приспосабливаться к неизвестным или быстро изменяющимся ситуациям и т.д. Люди, обладающие всеми перечисленными характеристиками, не сразу появляются в разведслужбах, а в рабочих бюрократических процессах такой тип людей обычно создает больше проблем, чем способствует решению вопросов. Все чаще оперативные работники приносят ключевые сведения, только действуя гибко, используя серьезные профессиональные навыки и находясь под таким прикрытием, которое предоставляет свободу действий и не связано с официальными базами, – под неофициальным. Соответственно, и проблемы, с которыми столкнутся тайные агенты, будут более опасными. К тому же деятельность контрразведки с использованием продвинутых средств наблюдения и противодействия наблюдению будет становиться все более и более важной.

Имея языковые навыки, понимая, на какой риск идут, и, будучи готовыми иметь дело с сомнительными, безжалостными и безнравственный лицами, такие сотрудники должны объединяться в небольшие группы, которые работают на одном участке. Они должны использовать все средства сбора информации, прежде всего, о намерениях, планах и возможностях, а также об организации, деятельности, ресурсах, коммуникациях, связях и передвижениях абсолютно разных террористических групп.

Первый и самый прямой вызов – просто идентифицировать новых террористов. У этих неосязаемых, бесформенных объектов часто отсутствуют характерные черты преступления, присущие традиционным террористическим организациям, поэтому разведке труднее воссоздать полную картину или получить четкое представление об их намерениях и возможностях, особенно о склонности к насилию, до момента нанесения удара.

Легко приспосабливающаяся природа противника диктует необходимость таких же быстрых действий разведки. Борьба с асимметрией и идиосинкразией требует нетипичного подхода. Асимметричная война предполагает способность врага постоянно изменять форму и методы – от использования фрагментов старых операций до вербовочных баз. Поэтому разведка также должна быть знакома с его организационными и боевыми методами для того, чтобы замечать первые признаки изменения оперативной модели и появление новых возможностей – типичных и нетипичных. Необходимым условием того, чтобы не допустить попытки террористических групп измениться и нанести удар, является сбор информации о структурных особенностях групп, их взаимосвязи, количестве членов, окружающей обстановке и деятельности, которая имеет непосредственное отношение к оценке вероятного результата попыток врага приспособиться и эволюционировать. Разведслужбы также должны выяснить, где именно этот враг мог бы овладеть «высшим знанием» или совершить какие-то беспрецедентные, аномальные действия. Они должны узнавать о возможностях противника, которые не понимают и которых не ожидают. Поэтому необходимо раскрывать связи с торговцами оружием и организованной преступностью, выяснять, как противодействовать этим источникам финансирования. Для этого нужно использовать объединенные междисциплинарные подходы на всех уровнях сбора разведданных и из анализа.

Обнаружение асимметрии не допускает возможности идиосинкразии.

Существует достаточное количество специалистов, знающих о возможностях террористов в плане широкомасштабного воздействия.

Проблема заключается в необходимости обнаружить заблаговременно необычные и аномальные пути, которыми могут быть доставлены вещества или механизмы разрушения. В этом случае может помочь методика типа «анализ нетипичных сигналов и схем обработки», позволяющая соединить все точки и лучше понять, как террористы могут использовать синергетическую природу террора, обмана, жестокости и непредсказуемости.

Относительно целей: как только они становятся известны, их нужно проанализировать с помощью трехмерной матрицы, основанной на местности, ситуации и времени;

каждый из этих элементов должен быть оценен с точки зрения непрерывности каждой переменной. Эти методы также помогают сосредоточиться на вторичных последствиях, которые могут быть даже более серьезными, чем первоначальные. Новые методы, такие как немецкая программа Rasterfahndung, психологический, расовый и географический анализ, кластерный анализ, проектирование системы эффективных связей и последовательный анализ, вместе с нешаблонным использованием и необходимостью задействовать все существующие ресурсы и способности разведки, могут помочь опознать и предупредить возможность идиосинкразических подходов соперников. Эти методы могут в то же время способствовать обнаружению черных ходов, за которыми мы не наблюдаем.

Успех террористов зависит от их способности быть всегда на один шаг впереди не только властей, но и антитеррористических технологий и тактик.

Фундаментальный организационный императив террористической группы побуждает их к постоянному поиску новых способов преодоления, обмана или нанесения поражения государственной системе безопасности и мер противодействия. Для понимания сути терроризма необходимо распознавать, как террористические группы учатся в постоянно меняющейся окружающей обстановке. Следовательно, для оценки собранных сведений нужны аналитические схемы, ориентированные на процесс тренировки и обучения, чтобы фиксировать и понимать значение обучения в деятельности террористической группы. Вникая в суть процессов тренировки и обучения террористических групп, разведслужбы не только смогут лучше оценить уровень угрозы со стороны террористических групп, разрабатывать и внедрять новые стратегии, но и надлежащим образом распределять средства для борьбы с терроризмом. Разведслужбы также смогут лучше определять необходимые меры противодействия, не допускать обмана или поражения, разрабатывать новые контрмеры, которые непосредственно нацелены на предотвращение возможностей террористов приспосабливаться и изменяться, а также найти возможность использовать процесс тренировки и обучения террористических групп против них же, руководя их действиями или влияя на результаты их деятельности, тем самым ограничивая способности террористов и уровни потенциальной угрозы.

Сбор информации радиотехнической разведкой Проникновение в средства коммуникации террористов является еще одним способом сбора точной информации превентивного и сигнально-предупреждающего характера. Около 80 – 90% развединформации об Аль-Каиде все еще поступает в виде РТР, но такой сбор усложнен неадекватными переводческими возможностями. Дорогие высокотехнологичные разведывательные системы, разработанные для контроля над электронным окружающим пространством, могут быть неэффективными против новых террористических организаций, использующих более простые методы тайных систем связи. В прошлом для передачи информации террористические группы полагались на курьеров.

Это усложняло проникновение в системы, кроме тех случаев, когда курьер был пойман и допрошен. Но те же технологии, которые способствуют глобализации, позволяют террористическим группам обеспечивать связь и действовать на глобальном уровне. С расширением зоны действий и созданием внешних сетей террористы все чаще и чаще прибегают к современным средствам коммуникаций, таким как, например, спутниковые и сотовые телефоны, факс, электронная почта, DVD, телевидение и Интернет.

Террористы используют Интернет для психологической войны, публичности и пропаганды, добычи данных, сбора развединформации и денежных средств, вербовки и мобилизации, создания сетей, обмена информацией, планирования и координации действий. Использование Интернета дает, по меньшей мере, восемь преимуществ, а именно: (1) легкий доступ к информации;

(2) небольшая степень или полное отсутствие регулирования, цензуры или других форм государственного контроля;

(3) потенциально огромная аудитория по всему миру;

(4) анонимность процесса передачи информации;

(5) быстрый поток информации;

(6) дешевизна пребывания в Сети;

(7) мультимедийная окружающая среда, позволяющая совмещать текст, графику, звук, видео, а также загружать фильмы, песни, книги, афиши и пр.;

(8) возможность влияния на освещение событий в традиционных средствах массовой информации.

Интернет делает возможным процесс мгновенной передачи информации между отдаленными и изолированными террористическими ячейками и вышестоящими или родственные организациями. Одна из самых больших возможностей совершения мгновенных коммуникаций, обеспеченных Интернетом, – поддержка постоянной осведомлённости о контактах и обстановке. Таким образом, ключевые лидеры террористических групп находятся в постоянном контакте и относительно легко командуют ячейками и организациями, что уменьшает возможность влияния на управление террористической группой. Однако террористы часто имеют систему связи, подобную неформальной, неконтролируемой системе «хавала» (hawala), для передачи кредитных денег от одного надёжного партнера другому. «Скармливание» ложной информации в этой системе имело бы большое значение для подрыва деятельности террористических групп и, в конечном счете, для ослабления внутреннего доверия. Случай с организацией Абу Нидаля (Abu Nidal), чье крушение может быть приписано потере лидером доверия к своим людям, показывает, что самый подлый террорист зависит от 'честности' другого террориста, выполняющего свое задание. Как только честность или преданность начинают вызывать сомнения, система доверия – связующий элемент организации – терпит крах.

Интернет также используется, чтобы распространять религиозные взгляды или идеологию террористических групп. Веб-сайты передают информацию относительно возможности обеспечить помощь, оговорить место назначения пересылаемых денег. Члены организаций также могут зарегистрироваться на веб-сайтах, чтобы получить моральную поддержку, сводку последних новостей о событиях в мире и о вкладе своей организации в общее дело. Максимально используя Интернет, через веб-сайты или электронную почту, террористические организации могут устанавливать контакт с большим количеством людей легко и дешево – создавая, по сути, свою собственную «сеть террористических новостей».

Множество веб-сайтов, функционирующих как средства информации и пропаганды джихада, стремятся радикализировать отдельных представителей мусульманства, а затем снабдить этих радикальных лиц информацией о том, как проводить террористические нападения. Аль-Каида даже дала разрешение на выпуск онлайн-журналов, например, Maaskar Al-Battar, который выпускал «филиал» Аль-Каиды в Саудовской Аравии.

Эти ресурсы нацелены на обеспечение дальнейшей поддержки радикальной идеологии, обучение отдельных радикалов принципам газавата (джихада), осуществление руководства в сфере правильного проведения наблюдения и выбора цели и даже информирование о правильном использовании некоторых систем вооружения. С запуском в 1996 веб-сайта Azzam.com – названного так в честь наставника бен Ладена – джихадисты получили профессионально выглядящий «виртуальный магазин», который позволял им оказывать воздействие, сообщать новости и инструктировать сторонников и потенциальных новобранцев, т.е. стал каналом для установления контактов с джихадистскими группами.

Таблица1: Как веб-сайты помогают в достижении целей террористов Цели террористов Задачи, выполняемые с Возможности Сети помощью веб-сайтов Улучшить составление, пересылка, синхронные (чат, видеоконференция, коммуникацию и получение многопользовательский диалог, среда MOO) и сообщений;

асинхронные (электронная почта, электронная поиск сообщений, доска объявлений, форум, пользовательская информации и людей;

группа);

общение в формате графический интерфейс пользователя;

«один – одному» и функция помощи;

один – многим»;

форма обратной связи;

сохранение регистрационное имя;

анонимности адрес электронной почты веб-мастера, контакты организации Увеличить сообщение о инструкции и механизмы для осуществления количество необходимости сбора оплаты;

собранных средств средств;

использование электронной торговли;

предоставление гиперссылки на другие ресурсы альтернативных способов сбора средств Проводить рассылка многоязычных управление контентом;

пропаганду сообщений по гиперссылки;

интернет-форумам;

каталог документов;

размещение ссылок на помощь в навигации в сетях Интернета;

форумы, видео и другие поиск в сетевых ресурсах по указателям;

веб-сайты группы;

бесплатный хостинг веб-сайта;

использование всеобщая доступность веб-сайтов в качестве онлайн информационных центров для размещений заявлений лидеров Увеличить рассылка по Сети загрузка файлов;

известность обновлений о событиях анимированные и броские баннеры, заставки, в группе, мучениках, слоганы;

истории, идеологии;

карты, выбираемые с помощью графического трактовка группой интерфейса;

новостных сообщений информационные ресурсы Преодолеть рассылка анонимные адреса электронной почты;

препятствия со зашифрованных услуги, защищенные с помощью пароля или стороны посланий через шифрования;

правоохранительных электронную почту, возможность скачать шифровальное и военных органов форумы, или «посты» программное обеспечение;

на веб-сайтах;

защита электронной почты;

перемещение стенография веб-сайтов на другие серверы для их большей безопасности Проводить вербовку размещение обращений интерактивные сервисы (игры, анимация, и обучение и историй мучеников, карты);

мультимедиа, процесс регистрации онлайн;

используемого для каталог;

вербовки;

мельтимедия;

использование броских ЧаВо (часто задаваемые вопросы), заставок, баннеров, предупреждения;

анимации, чтобы виртуальное сообщество привлечь внимание сочувствующих с особыми навыками и похожими взглядами;

создание крупных и функциональных онлайн-библиотек, учебных ресурсов Azzam.com стал важным механизмом, с помощью которого можно собрать средства для группы джихадистов и осуществлять связи добровольцев с группами джихадистов в таких местах, как Чечня и Босния.

Сайт также обеспечивал конфиденциальной информацией тех, кто хотел бы посетить военизированные тренировочные базы, управляемые такими организациями, как Аль-Каида.

Кроме того, Интернет предоставляет возможность террористам обратиться непосредственно и к своим приверженцам, и к противникам.

Аль-Каида использовала Интернет для того, чтобы вести в Ираке пропаганду в режиме реального времени, формировать общественное мнение и проводить дискуссию как в мусульманском, так и западном мире. В настоящее время все увеличивающаяся пропагандистская коммуникация Аль-Каиды ведется на английском языке и даже распространяется на американскую аудиторию – либо в переведенном виде, либо непосредственно транслируется англоговорящими членами Аль-Каиды, например, Адамом Гаданом (Adam Gadahn), членом организации с американскими корнями, который в начале января 2008 г. публично убеждал мусульман использовать насилие, чтобы таким образом выразить протест против поездки Президента США на Ближний Восток.

«Послание Бен Ладена к американскому народу» (сентябрь 2007 г.) и интервью Завахири (Zawahiri) (май 2007 г.) содержат конкретные американские культурно-исторические ссылки, которые почти наверняка были использованы с целью вызвать глубокий отклик в душе недовольных властями американских слушателей. Другими словами, «паутина» стала своевременным, действенным и эффективным инструментом для проведения информационной войны, абсолютно необходимой для того, чтобы сломать волю врага и мотивировать собственные силы. Описанные подходы являются важным фактором, так как большинство серьёзных СМИ часто не доступны террористическим организациям – хотя некоторые высшие лидеры Аль-Каиды, такие, как Усама бен Ладен и Айман Аль-Завахири (Ayman Al-Zawahiri), полагаются на более классические СМИ на арабском языке, в частности, на телеканал Аль Джазира (Al Jazeera TV), для распространения важных сообщений. Поэтому скрытый контроль над Интернетом и отслеживание коммуникаций между отдельными лицами и ячейками террористических организаций стал ключевым фактором в кампании против терроризма.

Тем не менее, существует ряд препятствий, которые мешают выявлять, фиксировать и оценивать степень использования Интернета террористами.

Во-первых, традиционные поисковые системы, подобные Google, действуют очень медленно и выдают крошечное количество данных предметных указателей в Сети, обычно первые 101 Кб веб-страницы. Ключевые слова, вводимые в поисковое окно Google, ищутся только в сохраненных сведениях огромных баз данных Google, а не в Сети непосредственно. Во-вторых, террористические веб-сайты, могут использовать и другие средства, чтобы сделать себя невидимыми для поисковых агентов, а также, используя страницы, защищенные паролями, неиндексированные мета-теги, брандмауэры, реляционные базы данных, скрипты логирования «пауков» и контент в реальном времени. Хотя большинство исследователей, занимающихся изучением сетей террористов, понимают ограничения общедоступных поисковых систем и используют «ручной» сбор, хранение и анализ сетевого содержимого.

Более того, в процессе сравнения веб-сайтов террористов с правительственными веб-сайтами США выяснилось, что уровень осведомлённости в специфике всемирной паутины террористов не уступает уровню государственных служб США. Более того, на террористических сайтах гораздо чаще используются мультимедийные ресурсы и передовые мультимедийные технологии, чем на правительственных ресурсах, и они не менее эффективно, чем государственные службы США, обеспечивают связь и взаимодействие. Поскольку международные правоохранительные органы, разведслужбы и агентства наращивают усилия по контролю за такими веб-сайтами, террористы-исламисты используют как низкотехнологические, так и высокотехнологические средства для поддержки своей операционной безопасности.

В февральском номере интернет-журнала Technical Mujahid, вышедшем в 2007 г., есть статья, которая призывает террористов скачивать программу Secrets of the Mujahideen, являющуюся прикладной базой для зашифровки (стеганографии), которая может спрятать информацию между пикселями на изображении, а затем сжимает данные файла, чтобы не допустить проведения стенографического анализа. Приведем еще один пример действий по обеспечению операционной безопасности, простых в исполнении и не дающих АНБ возможности перехватывать сообщения электронной почты: террористы набирают сообщения в бесплатных онлайновых службах, затем дают возможность другим войти в систему и прочесть набранные сообщения, которые даже не нужно отсылать. Что касается зашифровки, вышеупомянутая программа Secrets дает возможность высшей степени ассиметричного шифрования с использованием пяти лучших алгоритмов в криптографии. Эта программа содержит надежные симметричные криптосистемы, общедоступные и персональные 2048-битные ключи, имеет возможность сильного сжатия данных, использования тайных криптографических ключей и алгоритмов, безопасного удаления файлов, исключает извлечение данных, позволяет запускать программы с флэш-диска – то есть, программу даже не нужно устанавливать на жесткий диск компьютера.

Тем не менее, использование современных средств коммуникации делает террористов уязвимыми и легко выявляемыми для разведслужб, при условии, что службы могут справиться со «вспышкой» количества данных и коммуникаций посредством беспроводной связи, перехватывать коммуникации, совершаемые по волоконно-оптическим кабелям, справляться с пакетными коммутациями, взламывать коды и получать информацию об отработке правил коммуникации в террористических группах. Высокотехнологические разведывательные средства должны повлиять на этот центр тяжести.

Реакция разведывательных служб на эти грандиозные изменения в системе коммуникаций в последние годы была затруднена, так как появление сотовой связи, Интернета и электронной почты привело к «взрыву» количества информации и беспроводной передачи данных. С этим взрывом службы справляются с большим трудом. Из-за большого объема интернет-трафика очень проблематично выделять конкретные письма электронной почты. Проблема также усложняется массовым переходом на волоконно-оптические кабели и пакетные коммутации, т.е. использованием самых передовых методов, подрывающих деятельность РТР. Перехватить коммуникации по волоконно-оптическим линиям гораздо сложнее, чем коммуникации по системам проводной или микроволновой связи, потому что «врезание» в кабели может их разрушить. Даже если свет мог бы просачиваться из кабеля, не повреждая его, разведслужбам было бы очень трудно это осуществить, так как кабельный оператор обязательно заметит потерю света и, следовательно, выявил устройство для прослушивания. Тем не менее, снятие информации возможно осуществить, изгибая волокна таким образом, чтобы некоторое количество излучающегося сигнала могло просочиться в достаточной степени для его возможного обнаружения с помощью подходящей видео- и оптической аппаратуры, а также фотодетекторов, и не настолько сильно, чтобы допустить потускнение светового сигнала дальше по линии. Агентство национальной безопасности США (АНБ) и его союзники инвестировали сотни миллионов долларов, начиная с конца 1980-х, чтобы получить доступ к трафику, проходящему через волоконно-оптический кабель.

Пакетная коммутация – еще одна огромная проблема. Такой способ в настоящее время широко распространён в телефонии и большинстве форм передачи данных, позволяет распределять фрагменты цифровой передачи данных – «пакеты» небольшим группам. Индивидуальные пакеты могут затем перемещаться любым маршрутом до своего места назначения, где они повторно собираются в первоначальное сообщение или высказывание.


Отслеживать пакеты – задача, стоящая перед разведслужбами. Чрезвычайно трудно повторно собрать сообщение, когда его фрагменты могут мгновенно перемещаться по любому из сотен направлений. Немногие разведслужбы способны освоить это мастерство.

Расшифровка традиционно является самой большой проблемой.

Только огромные организации подобно Агентству национальной безопасности, нанимающему на работу больше математиков, чем любая другая организация во всем мире, и использующая самые мощные суперкомпьютеры мира, действительно, справляются с этим хорошо.

Во время Холодной войны АНБ задействовало три четверти своих ресурсов против Советского блока и стран Варшавского Договора – столько же, сколько в настоящее время тратится на борьбу с мусульманским фундаменталистским террором. По сообщениям, наблюдались некоторые успехи подобно расшифровке двух глобальных мусульманских финансовых сетей – al Barakaat и al Taqwa, которые бен Ладен использовал для отправления инструкций и информации членам Аль-Каиды по всему миру.

Тем не менее, террористы тоже постоянно учатся на своих ошибках и продолжают менять свой modus operandi для того, чтобы не дать разведслужбам собрать о себе развединформацию. Успешное использование РТР и РР США для ареста нескольких главарей боевиков Аль-Каиды в Афганистане и Пакистане в течение последних пяти лет заставил террористов быть осторожнее в использовании современных средств коммуникации, как, например, спутниковые и мобильные телефоны, и использовать лучшие средства защиты коммуникации. Результаты этого можно увидеть в Ираке. Террористы также научились использовать радиоэлектронное подавление (РЭП) против РТР. По сообщениям в году, бен Ладен отдал свой сотовый телефон своему же телохранителю, который затем поехал в противоположном направлении от того места, куда направился сам лидер Аль-Каиды, покидая Афганистан, таким образом заставив сотрудников разведки США двигаться в неправильном направлении. Кроме того, перехваченные сообщения не всегда нужно принимать за чистую монету, иногда они наоборот являются источником дезинформации или обмана.

Хотя успех многих антитеррористических операций по всему миру может быть приписан успешным перехватам коммуникаций, даже их становится труднее осуществлять, главным образом, по следующим причинам: РТР технически все более усложняется, не только из-за новых технологий, таких как, например, широкополосная система передачи с расширением спектра, увеличение использования лазерных и миллиметровых волн в передаче данных, системы связи со скачкообразной перестройкой частоты, передатчики сигналов с предварительным сжатием во времени, сигналы со встроенными радиолокационными ловушками и увеличенная направленность сигналов, но и из-за их доступности на рынке для любого, у кого есть деньги и оборудование для сжатия данных, продвинутые средства маскировки, укрытия и средства радиоэлектронного подавления. Криптографические навыки могут позволить террористам планировать широкомасштабные разрушения и оставаться необнаруженными. Используя коммерчески доступные системы кодирования и кодируя сообщение с помощью одноразовых шифров, террористы значительно усложняют процесс расшифровки своих коммуникаций.

Прибавьте к этим методам те, которые требуют частых изменений идентификации пользователя, или методику стеганографии, которая прячет сообщения на веб-сайтах или в изображениях, или в частотах, расположенных на краю телевизионной электронной эмиссии, – все это делает перехват террористических сообщений практически невозможным. В дополнение к более чем 600 арабским веб-сайтам, используемым для джихадистских инструкций, существует до 5 000 исламистских и подобных экстремистских веб-сайтов, действующих в Интернете постоянно, и которые немногие разведывательные службы во всем мире фиксируют и адекватно переводят.

Кроме того, что значительный рост объема цифровой информации, передаваемой во всем мире, все более и более усложняет поиски по-настоящему ценных крупиц развединформации среди всего объема материалов, которые РТР собирает каждый день, административное управление РТР также становится более трудным. Такая ситуация складывается из-за нежелания органов политической и судебной власти, а также организаций по защите прав человека признать, что существует потребность в обновлении законов и процедур, касающихся перехватов коммуникаций, что позволило бы разведслужбам и органам безопасности справиться с новой ситуацией и не дать террористам возможности использовать эти технологии. Негативные последствия грубого нарушения закона, которые в начале 2006 стали результатом несанкционированного контроля АНБ над коммуникациями между потенциальными террористами за границей с гражданами США, в дальнейшем ограничили сбор РТР.

К счастью для разведывательных служб, споры по поводу законодательства заглушаются техническими разработками, которые облегчают процесс наблюдения за кем угодно и, что важно, за каждым.

Фактически, намного легче контролировать любого, если есть возможность регулярно, но при этом тайно, фиксировать информацию о каждом, что является одним из самых больших секретов современных операторов перехвата сообщений. Компьютеры, ведущие самый детальный учет о том, что ищет, пишет или делает его владелец, могут «прослушиваться» на больших расстояниях с помощью таких же ловушек в программе, которые были встроены в спутники и которые к настоящему времени стали еще более сложными.

Больший объем инвестирования в НИОКР обязательно окупится. Эти вложения необходимы не только для того, чтобы иметь возможность использовать все новейшие технологии по перехвату информации, но также и для того, чтобы обеспечить безопасность собственных систем, отслеживать и находить взломщиков систем и развивать асимметричные меры противодействия. Однако и в такой ситуации люди, которые должны прочитать отфильтрованные собранные факты, полученные в результате перехвата с помощью автоматизированного программного обеспечения, обычно оказываются заваленными объемом потенциально интересного, но, в конечном счете, в основном не относящегося к делу материала, который попадает к ним на экраны.

Следовательно, возникла критическая необходимость улучшить способность РТР справляться с постоянно увеличивающимся объемом перехватываемого трафика коммуникаций. Обработка РТР, анализ и отчеты должны осуществляться быстрее и более эффективно для того, чтобы стать действенным инструментом определения объектов и целей, особенно международных террористических организаций. Технология доступна и, несмотря на довольно высокую стоимость, позволяет компьютерам выводить на экраны большие объемы сообщений, относящихся к вопросам, которые могут потенциально интересовать разведслужбы. Алгоритмы искусственного интеллекта могут формироваться так, чтобы идентифицировать перехваченные сообщения, которые содержат полезную информацию, основанную на поисках ключевого слова – часть группы технологий, известных как «глубинный анализ текстов и данных».

Новые системы и методы компьютерной обработки могут своевременно извлечь информацию из огромного количества собранных данных, затем сопоставить, объединить и установить соотношение их таким способом, чтобы облегчить использование в работе аналитиков. Если системы программного обеспечения настроены должным образом, базы данных могут идентифицировать системные связи, не очень заметные по отдельным сообщениям разведданных, проводя кластерный анализ, осуществляя проектирование эффективных связей системы, а также анализ временных рядов. Возможность применять такие методы в РТР очевидна.

Программное обеспечение глубинного анализа данных, доступное на рынке, может просмотреть в течение нескольких минут миллионы перехваченных радиосообщений, телефонных звонков, факсов и электронных писем, чтобы найти конкретные сообщения разведки или идентифицировать системные связи, содержащиеся в перехваченных сообщениях. С надлежащей технологией голосовой идентификации, эти системы могут также определять голоса в тысячах прослушанных телефонных разговорах, даже если говорящий постоянно меняет телефоны, чтобы избежать обнаружения.

Сбор данных видовой разведки Серия беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), использующихся в данное время, стала менее ограниченной в диапазоне и возможностях, следовательно, она приобретает значимую роль в борьбе с исключительными угрозами. БПЛА производятся приблизительно 250 фирмами в 34 странах.

Они относительно недороги по сравнению с некоторыми из высокотехнологических спутниковых платформ и систем. Израильские БПЛА серии Hermes или типа Heron и Eagle находятся в эксплуатации вооруженных сил многих стран. Некоторые из лучших БПЛА могут находиться в воздухе до 48 часов на высоте 15 км. Примером может служить реактивный самолет Global Hawk, стоимость которого приблизительно миллионов долларов. Американский Predator B, например, может находиться в воздухе на большой высоте в течение долгого времени, оснащен турбовинтовой беспилотной системой наблюдения и может использоваться для осуществление разведывательных операций, рекогносцировочной съёмки и определения объектов цели. Используемые как орудийные платформы, несущие ракеты класса воздух – земля и класса воздух –воздух, 102 системы, находящиеся на вооружении военно-морского флота, стоят по 40 миллионов долларов каждая. Самый новый в настоящий момент MQ-9 Reaper стоимостью в 53 миллиона долларов может развивать скорость вдвое быстрее, чем Predator, является самым смертоносным БПЛА, на нем установлены управляемые ракеты и бомбы весом до 500 фунтов. Эти продвинутые БПЛА в считанные минуты собирают имеющие большое практическое значение разведданные с изображениями, полученными с помощью синтетического апертурного радара (САР), видеокамер и системы инфракрасного сенсора (ИКС). Полученные изображения могут быть распространены в режиме реального времени как среди сборщиков развединформации на линии фронта, солдат, боевых командиров, так и национальных разведслужб почти мгновенно с помощью спутника и спутникового ретранслятора или через другие средства связи. Собранные изображения могут далее улучшить процесс обмена информацией между всеми правительственными организациями, имеющими отношение к делу.


Но для этого должно быть устранено понятие ‘владение информацией’.

КАК ПОВЫСИТЬ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ В известнейших случаях провала разведки по предупреждению угроз самые критические ошибки редко допускались сотрудниками, ответственными за сбор первичной информации, иногда – аналитиками, которые делают выводы из развединформации, но чаще всего – потребителями продукции разведывательных служб, принимающими решения. Политика основывается на сжатом восприятии, и объёмы административной работы ограничивают осмысление. Случаи провала действий разведки по предупреждению угроз являются больше политическими, чем организационными.

Предупреждение – главное задание разведывательных служб.

Предупреждающая развединформация в целом сводится к сведениями, касающимся: (1) прямого действия со стороны враждебных государств и негосударственных субъектов против нации или ее союзников, с привлечением регулярных войск и нетрадиционных сил;

(2) других событий, особенно конфликтов, затрагивающих интересы национальной безопасности, в которые враждебные государства или негосударственные субъекты могли бы быть вовлечены;

(3) значительных вооруженных конфликтов или других агрессивных действий между странами, которые могли бы подвергнуть опасности национальные интересы;

(4) враждебных действий, происходящих в результате исключительных угроз.

«Предупреждение – нечто неосязаемое, абстракция, теория, дедукция, восприятие, вера. Это продукт рассуждения или логики, гипотеза, обоснованность которой не может быть ни подтверждена, ни опровергнута, пока не станет слишком поздно». Как другие идеи, оно будет воспринято с различной степенью понимания или уверенности каждым человеком, в зависимости от совокупности изменчивых факторов, которые включают:

знание фактов, подкрепляющих гипотезу;

готовность слушать или понимать;

предубеждения относительно вероятного образа действия противника;

знание целей противника и его военной и политической доктрины;

знание истории или прецедентов;

объективность;

гибкость ума;

готовность рисковать;

ограничения во времени;

доверие к человеку, дающему предупреждение. Предупреждение должно быть нацелено, прежде всего, на предотвращение кризиса, потому что предотвращение кризиса – это предотвращение последствий, цена которых может быть несоизмеримо высока. Предупреждение имеет особое значение, когда дело касается отражения исключительных угроз. И ещё: предупреждение должно помочь высшим чиновникам предотвращать или ограничивать ущерб от угроз стране и ее населению, ее представительствам за границей или интересам национальной безопасности.

Стратегическое и тактическое предупреждения Предупреждение может быть или стратегическим, или тактическим.

Тактическое предупреждение сосредоточивается на определенных инцидентах, которые подвергают опасности интересы национальной безопасности, например, террористические удары, события, связанные с ОМП, военное нападение, незаконные сделки, политические кризисы за границей. Анализ тактического предупреждения обычно предполагает поиск и оценку характерной информации об инциденте, преступнике, цели, выборе времени и методах. Цель состоит в том, чтобы не допустить и ограничить ущерб, выявляя заранее когда, где и как противник нанесет сильный удар непосредственно по стране, бросит вызов вооруженным силам, персоналу или интересам страны за границей, совершит опасный прорыв в сфере вооружения.

Стратегическое предупреждение стремится к аналитическому осмыслению и эффективной передаче высшим чиновникам важных данных, способствующих принятию решений, об изменениях в характере или уровне угроз безопасности, требующих повторного анализа готовности государства удержать позиции, предотвратить или ограничить ущерб гораздо раньше, чем появятся индикаторы, характерные для конкретного инцидента. Таким образом, стратегическое предупреждение характеризуется косвенным доказательством и общим описанием опасности.

Проблемы, с которыми сталкиваются в этом случае, – изменения в уровне вероятности того, что противник нанесет удар или произойдет событие, которое нанесет вред национальным интересам;

изменения в механизмах соперника, нацеленных на нанесение урона. Цель стратегического предупреждения состоит в том, чтобы помочь в принятии политических решений относительно оборонной готовности и планирования на случай появления непредвиденных обстоятельств, включая профилактические действия, варьирующиеся от дипломатических демаршей, предварительного позиционирования военного оборудования и боеприпасов и до превентивных ударов с помощью самых подходящих доступных средств с целью предотвратить появление потенциальных угроз.

Синтез этих двух аспектов предупреждающих действий имеет конечной целью эффективное предупреждение, направленное на защиту интересов национальной безопасности.

Внезапное нападение может увеличить ущерб. Его предвидение может или предотвратить, или уменьшить возможный вред. Механизм предупреждения действенен не всегда, поскольку соответствующие структуры могут не обладать подготовкой к преодолению определенных угроз в момент их выявления. Эффективное стратегическое предупреждение часто необходимо для того, чтобы гарантировать последующее наличие соответствующего уровня средств по обнаружению и предотвращению конкретных нападений и опасных событий. Таким образом, надлежащее стратегическое предупреждение дает возможность улучшить анализ разведданных, имеющий целью тактическое предупреждение, и повышает готовность правительства и общества предотвратить или ограничить возможный ущерб.

Тем не менее, исторический опыт показывает, что предотвращение неожиданных нападений является невозможным, а количество инцидентов или неожиданных изменений тактики может быть уменьшено, но не ликвидировано полностью. Даже самые лучшее и наиболее специализированные разведывательные службы не могут надеяться на то, что им удастся проникнуть в каждый заговор или каким-либо иным способом предвидеть каждое разрушительное происшествие. «Ужасная правда заключается в том, что даже лучшие системы разведки будут терпеть большие поражения». Разведка никогда не может быть всезнающей.

Попытки создать идеальную разведывательную систему, способную достичь прекрасных результатов, являются безнадёжным делом. Следовательно, высшие чиновники должны признать, что предупреждение не может быть сделано с абсолютной уверенностью, даже при идеальных обстоятельствах.

Частые проблемы в предупреждении Частые проблемы, сопровождающие анализ предупреждений, не сильно изменились с тех пор, как Грабо (Grabo) впервые написала о них.

Перечислим шесть самых значимых угроз: (1) неадекватное представление о появляющихся угрозах, особенно об угрозах с низкой вероятностью реализации, но большим потенциалом опасности;

(2) последующий не отвечающий требованиям сбор информации о таких угрозах;

(3) нарушение цепи коммуникации между специалистами по сбору информации, аналитиками и агентствами;

(4) отказ учитывать взгляды меньшинства;

(5) нехватка надлежащих ресурсов или времени, чтобы отреагировать на аномальные явления в планах действий;

(6) незащищённость от обмана.

Дальнейшее изучение аналитических проблем проводит Дэвис (Davis), который заявляет в своей работе «Исследование стратегического предупреждения» (Occasional Paper on Strategic Warning): «Аналитики сталкиваются с двумя конкретными проблемами, связанными со стратегическим предупреждением: преодоление своего собственного образа мышления и образа мышления политических должностных лиц. В ситуациях, связанных с главными политическими проблемами, относительно которых аналитики достигли общего оценочного мнения и часто о нем докладывали, им очень трудно признать, что информация не была подтверждена, а потому необходимо изучать альтернативные вероятные значения пробелов в диагностической информации, умышленно созданных в результате проведений соперником операции Отрицание и Обман (ОО).

Трудно преодолевать нежелание лиц, принимающих решения, брать на себя ответственность за дорогостоящие, непопулярные и иные неудобные контрмеры, особенно в отношении проблем, на которых лидеры еще не сосредоточились, а аналитики не достигли уверенного согласия».

Аналитические элементы для тактического и стратегического анализа предупреждения являются почти одинаковыми: обработка обширного объема информации, поступившей из всех источников, которая могла бы предупреждать о надвигающихся угрозах или об угрозах за пределами прямой видимости;

способность независимых экспертов разобраться в существе вопроса;

практический опыт, позволяющий определить, какие из многих потенциальных угроз заслуживают самого большого внимания;

профессионализм разведчика;

аналитические методологии, необходимые для принятия решения, касающиеся сути проблемы или неуверенности в ее понимании;

требования высшими чиновниками рассмотреть проблему и принять соответствующие меры, несмотря на неоднозначность проблемы.

Главная аналитическая задача состоит в умении отрешиться от существующей неуверенности в оценке прошлых событий и в перспективах надвигающихся угроз или угроз за пределами прямой видимости, которые могли бы подвергнуть опасности национальные интересы.

Цель – предотвращать или уменьшать возможный ущерб, а не предотвращать неожиданности Любое серьезное исследование предупреждений должно на первое место ставить предотвращение или ограничение ущерба, а не нереальный критерий – предотвращение неожиданности. Главная цель эффективной системы предупреждения состоит в том, чтобы максимизировать ограничение ущерба, а не обеспечить точность прогнозов. Таким образом, анализ развединформации, касающейся предупреждения, должен стремиться предотвратить или ограничить ущерб интересам национальной безопасности путем передачи своевременных, убедительных и облегчающих принятие решений оценок ситуации, которые помогают высшим чиновникам принимать защитные, профилактические и упреждающие меры против возможных угроз, а также принимать меры для защиты от надвигающихся угроз.

Решение о принятии мер по предотвращению возможного ущерба, о необходимых действиях и обеспечении их эффективности лежит на высших чиновниках. Ответственность разведаналитиков заключается в том, чтобы облегчить процессы принятия решений и мер путем предоставления хорошо выверенного описания вероятности изменений или средств реализации угрозы, а также с помощью определения и оценки вариантов, позволяющих государствам предотвратить, предвосхитить, снять остроту или иным способом ограничить ущерб от угрозы. И человек, передающий предупреждение, должен всегда иметь в виду следующее: «Предупреждение не существует, пока оно не было передано высшему чиновнику, который должен знать, что он был предупрежден».

Ясно, что правительство, соответственно подготовленное к ответу на враждебные действия и другие события разрушающего характера, и которое не получает никакого предупреждения о конкретном инциденте, способно лучше предотвратить ущерб, чем правительство, которое получает предупреждение, но не готово адекватно реагировать. Неотъемлемая роль технического и секретного сбора развединформации в осуществлении тактического предупреждения может оправдать их огромную важность в осуществлении анализа. Тем не менее, необходимость подготовиться заранее к борьбе против угроз национальным интересам, подвергает сомнению степень, в которой аналитические процессы полагаются больше на тактическое, нежели на стратегическое предупреждение. Для того, чтобы разведывательное сообществе могло выполнить свой профессиональный долг по предотвращению и ограничению ущерба национальной безопасности в последующие несколько лет, лидеры должны существенно расширить возможности разведки в выполнении стратегической работы по предупреждению, требующей больших затрат сил и энергии. Следует обратить особое внимание на следующие аспекты: (1) разработку доктрины, уточняющей существенные параметры эффективного предупреждения;

(2) укомплектование персоналом, осуществляющим всесторонний и прогностический анализ и стратегическое предупреждение;

(3) карьерные стимулы;

(4) постоянное вовлечение руководства в процесс;

и особенно (5) обучение мастерству разведчика, которое будет гарантировать получение аналитического предупреждения, способствующего принятию решения, высшими чиновниками.

Стратегическое предупреждение – это не то же самое, что текущая развединформация. Предупреждение не появляется в процессе компиляции фактов. Предупреждение полагается на всестороннее исследование и является оценкой вероятностей, порождающих убеждённость, которая приводит к действию. Стратегическое предупреждение, как полный оценочный анализ, зависит от использования информации, полученной из всех источников, которая может выглядеть неубедительной, однако позволяет опытному аналитику составить оценочное суждение о вырисовывающейся опасности с высокой вероятностью. Как правило, требуются и убедительные данные, и правильные выводы для того, чтобы подвигнуть высших чиновников на принятие своевременных мер.

Разведывательные службы привыкли наблюдать за линейными изменениями, но иногда изменение выглядит логарифмически: оно происходит постепенно, и кажется, ничего особенного не должно произойти, как вдруг происходит главное изменение внезапно и неожиданно.

Доктринальная приверженность к прямому оценочному прогнозу – построению предположения о наиболее вероятном результате – был первопричиной некоторых провалов предупреждения. Экспертные знания аналитиков, в действительности, не всегда берут верх над опасностями, которые таит в себе процесс оценивания информации. Доступные данные, касающиеся сложной проблемы, по сути, являются неоднозначными, могут использоваться для манипуляции по принципу «отрицания и обмана» или же могут быть неверно истолкованы. Понимание аналитиками хода ситуации, касающейся конкретной исследуемой проблемы не всегда дает им возможность компетентно объяснять события, кажущиеся беспрецедентными или исключительными. Такое часто происходит из-за составления оценки, учитывающей все плюсы и минусы зарубежных игроков.

Для стратегического предупреждения должна быть создана программа «сигналов и предупреждений», которая должна состоять из минимального количества узкоспециализированных подразделений и наблюдательных комитетов, создающих аналитические доклады, предупреждающих об опасности, руководящих сбором информации, а также определяющих индикаторы. Программа будет искать аномалии: отклонения от нормы, неожиданности и необычные явления. Внимание программы «сигналов и предупреждений» (СП) будет сконцентрировано на тех сферах постоянно изменяющегося внешнего мира, которые представляют самую большую угрозу, и изменения которых имеют наибольшие последствия – социальные, экономические, политические, религиозные и технологические.

Деятельность с использованием логических выводов или «уменьшенных ключевых признаков» в распознавании образов – часть совокупности тесно связанных между собой явлений (континуума), исследующих события или состояния, обозначающие развитие угрозы.

Логический вывод – часть континуума Континуум включает четыре фазы: представление сведений;

знания, основанные на интуиции;

изучение и выводы. Континуум начинается в фазе слепого представления сведений – когда аналитики не знают, что они не знают. Просмотр информации не является строго направленным или предопределенным, его цель – выявить в событиях аномалии или проявления характерных признаков. Иногда интуитивные оповещения о появляющихся тенденциях могут основываться на инстинктах и случайных наблюдениях, а не на рациональной экстраполяции, когда аналитики не знают, что они знают. На этой стадии аналитики могут начать изучение и формально признать доводы за или против данных – когда аналитики знают, что они не знают. И в результате сопоставления одних фактов с другими или аномалий с аномалиями появляется вывод, который, в значительной степени, был непризнан, – когда аналитики знают, что они знают.

Чтобы справляться с аномалиями, существуют основные шаги, выполняя которые, можно избавиться от необъективных предположений, которые очень часто используются для заполнения пробелов в объяснениях непонятного:

приостановите рассуждение. Возможность понять что-либо новое требует свежего взгляда на вещи. Для абсолютно новой ситуации не существует никакой истории и никаких экспертов. Бесконечное воображение – вот способ обнаружить то, чего не знает человек;

разделите. Успешность выводов зависит от понимания аномалии. Чтобы начать поиск, нужно использовать самые обширные ресурсы – от выступлений, лекций, публикаций до сетевых дневников и журналов. После того, как было собрано множество аномалий, они должны быть распределены по разделам или категориям, например, «не относящееся к делу», «доказательство» и «исключения из правила». Исключения будут новой сферой, в которой могут быть найдены новые значения;

комбинация. Когда аномалии собраны, разделены, их нужно скомбинировать для получения общей картины. Метод комбинирования позволяет соединить вместе фрагменты с помощью творческого подхода, не допуская никакой мысли или склонности к стратегическому замыслу.

Немногие из аналитиков способны распознать принципы и установить связи, не очевидные для большинства. Самыми подходящими аналитиками будут те, кто слегка эксцентричен и чрезвычайно здравомыслящ;

отслеживание тем и тенденций. Мысленный сдвиг в сторону отслеживания тем и тенденций, находящихся в разработке – это уход от подтверждения гипотезы аналитиков, от реагирования на временный всплеск активности, которая следует за такими тенденциями;

и вместо этого – попытка доказать несостоятельность характерных черт или тенденций;

время, чтобы действовать. Принятие решения состоится, как только будут идентифицированы угрозы и вероятность изменения ситуации.

Должно быть доказана качественность изменения, чтобы определить его как факт. Концепция получает соответствующее время на реализацию прежде, чем произойдет изменение. На этой стадии раннее предупреждение о появлении признаков изменения может помочь в разработке планов действий в ответ на изменения, независимо от того, насколько они существенны.

Методология и процесс, которые используются в определении индикаторов, – фундаментальный компонент успешности СП, но не менее важной является и сама система сбора данных и предупреждения об опасности аналитиков. Чтобы узнать о событиях, которые могли бы быть предшественниками опасных действий, необходимо собрать достоверные данные. В то время, как каждая аналитическая команда СП должна проводить свой собственный анализ, считывание данных, определение и руководство распределением заданий по сбору информации, системы семантического анализа для систематизации статей, содержащих новости, и пресс-релизов значительно уменьшается количество информации, которую аналитики должны обработать, что повышает эффективность их работы.

Построение новой гипотезы и определение новых каналов связи улучшат сбор информации для того, чтобы составить необходимые списки индикаторов, независимо от изменений в сторону нешаблонного анализа.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.