авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«US SI AN A ER CA R NT DE CE ...»

-- [ Страница 4 ] --

Rantala L. Venjn Vallan Kuolan Niemimaalla Kyneet Suomalaiset Tiedemiehet Ja Heidn Kirjoituksensa. Rovaniemi, 2010. 74 p.

Vre Henry. Fredrik Nylander – a Finnish botanist // Memoranda Soc. Fauna Flora Fennica. Hki, 2008. 84. P. 95-101. = Вэре Х. Фредрик Нюландер – финский ботаник // Фауна Флора Фенника. Хельсинки, 2008. 84. C. 95-101.

Приложение Список трудов, опубликованных по материалам экспедиций на Кольский полуостров Auer Vin. Anteil der finnischen Forscher an der Erforschung von Kola, ostkarelen und Igermaland // Fennia 67:3. Helsinki, 1942. 136 s. = Ауэр Вяйнё.

Участие финских ученых в изучении Кольского полуострова, Восточной Карелии и Ингерманландии // Фения 67:3. Хельсинки, 1942. 136 с.

Auer Vin. Suomalaisten tutkijain Kuolassa, Ita-Karjalassa ja Inkerissa suorittaman tutkimustyon merkityksesta // Теrrа. Helsinki, 1958. 54. S. 15-20.

Castrn. Anteckningar under en resa genom finska och ryska Lappmarken 1842 // Suomi. 1842. 4. S. 3-35. = Кастрен. Записи о поездке через Финскую и Русскую Лапландию 1842 г. // Финляндия. 1842. 4. С. 3-35.

Castrn. Nordiska resor och forskningar. Frsta bandet. M.A. Castrns Reseminntn frn ren 1838-1844 // Resa till Lappland, Norra Russland och Sibirien ren 1841-44. Hfors, 1852. 320 s. (s. 99-320 ryska samer) Karta. = Кастрен. Путевые воспоминания М.А.Кастрена 1838-1844 гг. Путешествие в Лапландию, Северную Россию и Сибирь в 1841-44 // Северные путешествия и исследования.

Т. I. Хельсингфорс, 1852. 320 с. (С. 99-320 – русские саамы). Карта.

Castrn. Ngra dagar i Lappland. Tv resebref af M.A. Castrn // Joukahainen XIV.

Hki, 1913. S. 10-33. = Кастрен. Несколько дней в Лапландии. Два отчета о поездках М.А.Кастрена // Joukahainen XIV. Хельсинки, 1913. С. 10-33.

East Karelia and Kola Lapmark described by Finnish Scientists and Philologists // Fennia. 42:3. Hki, 1921. 280 p.

Europus. Die Verbreitung der Finnen in lterer Zeit und die russischen Lappen:

Verhandlungen der Berliner Gesellschaft fr Antropologie 16 Oct. // Zeitschrift fr Ethnologie.VIII. Berlin, 1875. S. 228-230. = Эуропеус. Распространение финнов в старые времена и русских лопарей: заседание Берлинского общества антропологии 16 окт. // Журнал этнологии. VIII. Берлин, 1875. С. 228-230.

Fellman J. Bidrag till Lappmarkens Fauna // Suomi. Hfors, 1841. 7.

P. 213-283. – Феллман Я. Пособие по фауне Лапландии // Финляндия.

Хельсингфорс, 1848. 7. C. 213-283.

Fellman J. Index Plantarun Phanerogamarum, in territorio Kolaensi lectarum // Бюлл. Императорского общества натуралистов Москвы. М., 1831. III. С. 299-328.

Fellman J. Venjn lappalaisista: Kuolan niemimaalla kyneiden suomalaisten tiedemiesten matkakertomuksia // Acta Lapponica Fenniae 20. Rovaniemi, 2008.

S. 3-6. = Феллман Я. О лопарях России: отчет о поездке финских ученых, посетивших Кольский полуостров // Акта Лаппоника Фенниэ 20. Рованиеми, 2008. C. 3-6.

Fellman N.I. Plant vasculares in Lapponia orientali sponte nascetes. Hfors, 1882. I-LXX+99 s. = Феллман Н.И. Сосудистые растения в восточной Лапландии. Хельсингфорс, 1882. I-LXX+99 с.

Hittonen Ilmari. Suomalaisten tutkijain osuus Kuollan niemimaan kasviston selvittelyss // Luonnon tutkija. 62. Hki, 1958. P. 46-55. Photo, map. = Хиитонен Ил.

Участие финских ученых в познании флоры Кольского полуострова // Luonnon tutkija. 62. Хельсинки, 1958. С. 46-55. Фото, карта.

Homn Theodor. It-Karjala ja Kuollan Lappi suomalaisten luonnon ja kielentutkijain kuvaamina. Otava-Hki, 1918. XV+384 s. Karttoja. = Хомен Т. Описание финскими учеными и лингвистами Восточной Карелии и Кольской Лапландии.

Отава, Хельсинки, 1918. XV+384 с. Карты.

Hllstrm K.H., Hintikka N.J. Suomen luonnontieteilijin rajantakaiset tutkimursetket. Kuolan niemimaalle // Kirjassa: Oma Maa III. Porvoo, S. 647-652 = Хэллстрём К.Х., Хинтикка Т.Й. Экспедиции финских натуралистов на Кольский полуостров // Kirjassa: Oma Maa III. Порвоо, 1928. С. 647-652.

Itkonen T.I., Europaeuksen D.E.D. Kuolan-lappalainen sana-ja satukerelm // Suomi. Hki, 1923. viides jakso, 2. osa. S. 128-138. = Итконен Т.И., Еуропеус Д.Е.Д.

Собрание слов и сказок Кольских лопарей // Suomi. Хельсинки, 1923.

5-е изд. Ч.2. C. 128-138.

Jokongalaisia satuja // Suomalais-ugrilaisen Seuran Toimituksia / Koonnut D.E.D.Europus. Hki, 1931. LX. S. 281-323. = Йоканьгские сказки // Деятельность Финско-венгерского общества / сост. Д.Е.Д.Еуропеус. Хельсинки, 1931. LX. C. 281-323.

Lnnrot. Matkat 1828-1844 // WG. Espoo, 1981. S. 257-272;

328-346. = Лённрот.

Поездки 1828-1844 гг. // ВГ. Эспоо, 1981. С. 257-272;

328-346.

Nickul Karl. Petsamon tutkimus ja Suomen Maantieteellinen Seura // Terra 50. 1-2.

Hki, 1938. S.154-160. = Никул К. Исследование Петсамо и Географическое общество Финляндии // Терра 50 1-2. Хельсинки, 1938. С. 154-160.

Nylander Fr. Spicilegium Plantarum Fennicarum. Hfors, 1843. I. 31 p.;

Spicilegium... Hfors. 1844. II. 38 p.;

Spicilegium… Hfors, 1846. III. 16 p. = Нюландер Ф.

Спицилегиум Плантарум Фенникарум (Растения Фенноскандии). Хельсингфорс, 1843. I. 31 с.;

Спицилегиум … Хельсингфорс, 1844. II. 38 с.;

Спицилегиум … Хельсингфорс, 1846. III. 16 с.

Saalas Uunio. Suomalaisten miesten It-Karjalassa ja Kuolan Lapissa suorittamasta hynteistietteellisest tutkimustyst // Suomen Hynteistieteellien Aikakauskirja 8 no. Hki, 1942. S. 167-179. = Саалас У. Об участии финских ученых в энтомологическом исследовании Восточной Карелии и Кольской Лапландии // Suomen Hynteistieteellien Aikakauskirja 8. Хельсинки, 1942. № 2. С. 167-179.

Silfverberg Hans. Finnish entomologists on the Peninsula // Notulae Tntomologicae. Hki, 1988. 68. P. 115-120.

Sjgren. Anteckningar om frsamlingarne I Kemi-Lappmark. Hfors, 1828.

S. 251-255. = Шёгрен. Документы по общинам в Кеми-Лапландии.

Хельсингфорс, 1828. C. 251-255.

Sjgren. Bemerkungen ber die Russischen Lappmarken. Russische Miscellen zur genauern Kenntniss Russlands und seiner Bewohner. St. Petersburg, 1830. Vol.3.

S. 1-67. = Шёгрен. Заметки о Русской Лапландии и ее жителях. СПб., 1830. Т.3. C. 1-67.

Toivonen Y.H. Jacob Fellmanin muistiinpanot lapin…ja suomen kielest.

JSFOu XXXIII, 3. Hki, 1916-20. (Nuortijrvtn, Imandran murre). = Тойвонен Ю.Х.

Примечания Йакоба Феллмана о лапландском и финском языках. JSFOu XXXIII, 3.

Хельсинки, 1916-20. (Диалект Нуортиярви, Имандры).

Vahtola Jouko. Petsamo Suomen tieteen tutkimuksen kohteena // Teoksessa:

Turjanmeren maa. Petsamon historia 1920-1944. Rovaniemi, 1999. P. 485-508. = Вахтола Й.

Петсамо (Печенга) в качестве объекта исследования финской науки // Труды: Земля у Северного Ледовитого океана. История Петсамо 1920-1944 гг. Рованиеми, 1999. С. 485-508.

Vin Auer. Anteil der finnischen Forscher an der Erforschung von Kola, Ostkarelen und Ingermanland // Fennia. 67. Hki, 1942. No. 3. 136 p.

Wissenschaftliche Ergebnisse der finnischen Expeditionen nach der Halbinsel Kola in den Jahren 1887-1892. Hfors, 1890-1892.

Сведения об авторе Шабалина Ольга Вячеславовна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра гуманитарных проблем Баренц-региона Кольского научного центра РАН Shabalina Olga Vyacheslavovna, Ph. D. (History), Senior Researcher of Barents centre of the Humanities KSC RAS УДК 061.6:332. А.Г.Саморукова, В.П.Петров К ВОПРОСУ О РОЛИ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В РАЗВИТИИ НАУКИ НА КОЛЬСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ В ПЕРИОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МУРМАНСКОГО СОВНАРХОЗА В 1957-1965 ГОДАХ Аннотация В статье рассмотрена деятельность региональных органов власти в 1957-1965 гг. Это был новый период в развитии экономики страны, когда была сформирована территориальная система управления. В новых условиях хозяйствования большое внимание уделялось содружеству Мурманского совета народного хозяйства и научных учреждений Кольского филиала АН СССР, что позволяло расширить научные исследования, направленные на изучение природных ресурсов области, и дать научное обоснование их практическому использованию, что, в свою очередь, способствовало экономическому развитию области. По сути, органы региональной власти, обсуждая деятельность Кольского филиала и критикуя отдельные моменты в работе, формулировали систему научных задач, отвечающих потребностям времени. При этом серьезное внимание уделялось вопросу организации практической реализации научных достижений.

Ключевые слова:

региональная власть, академическая наука, координация научных исследований, внедрение в производство.

A.G.Samorukova, V.P.Petrov ON THE ROLE OF LOCAL AUTHORITIES IN THE DEVELOPMENT OF SCIENCE ON THE KOLA PENINSULA DURING THE SERVICE OF MURMANSK ECONOMIC COUNCIL (1957-1965) Abstract The article discusses the activities of regional authorities in 1957-1965. That was a new period in the economic development of the country – a territorial system of administration. Under the new conditions of economic management, more emphasis was placed on the cooperation between the Murmansk Economic Council and scientific institutions of the Kola Branch of the USSR Academy of Sciences. This enabled the expansion of scientific research aimed at studying natural resources of the area and making scientific forecasts of their practical utilization, which in turn contributed to economic development in the region. When discussing the performance of the Kola Branch and criticizing certain aspects of their work, the regional authorities essentially formulated a system of scientific objectives meeting the needs of the time. In so doing, much attention was given to the practical application of scientific achievements.

Key words:

regional authorities, academic science, coordination of scientific research, practical application.

После Октябрьской революции 1917 г. наша страна развивалась и шла по неизведанным мировой практикой путям политического и социально-экономического развития. Высшее партийное и советское руководство находилось в постоянном поиске оптимальных моделей и механизмов руководства экономикой страны с целью решения сложнейших проблем восстановления её промышленного и научно-технического потенциала после губительных разрушений Первой мировой и гражданской войн (1914-1920 гг.) и Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.).

Последовательно апробировались и реализовывались в масштабах страны модели управления экономикой, которые отражали специфику определенных этапов советской истории государства: военного коммунизма, НЭПа, индустриализации и коллективизации, «всё для фронта» и послевоенного восстановления страны.

Особый этап развития, в политическом лексиконе получивший название «оттепель, десталинизация, борьба с последствиями культа личности», имел место после смерти И.В.Сталина в период руководства КПСС и страной Н.С.Хрущевым (1956-1964 гг.).

Сложившаяся к тому времени система централизованного государственного руководства экономикой страны через специализированные министерства и ведомства – система, которая уже к 1957 г. обеспечила четырехкратное увеличение объема промышленной продукции по сравнению с довоенным уровнем, подверглась критике, некоторые основания для которой были объективными. Прежде всего, это относилось к глубоким межведомственным барьерам, которые мешали кооперированию и научно-техническому прогрессу производства.

Февральский 1957 г. Пленум ЦК КПСС принял Постановление о переходе к территориальному принципу управления экономикой по административным районам и об образовании Советов народного хозяйства (СНХ). В РСФСР было образовано 70 экономических районов, одним из которых стал Мурманский.

Предполагалось, что структура совнархозов должна определяться спецификой экономического района при сохранении некоторых единых организационных принципов. С образованием СНХ и экономических районов повышалась роль и ответственность местных партийных и советских органов за социально-экономическое развитие региона. В определенном смысле новая система экономического управления возвращала к практике руководства экономикой первых лет (1917-1920) советской власти – времени образования центрального ВСНХ и местных СНХ.

Ожидалось, что в новых условиях хозяйствования большее внимание будет уделяться сотрудничеству совнархозов и научных учреждений, что позволит добиваться успехов в экономическом развитии районов, а также расширять научные исследования, направленные на изучение природных ресурсов краев и областей и научное обоснование их практического использования.

С точки зрения участия Академии наук СССР в научном обеспечении прогресса в народном хозяйстве, децентрализация хозяйственной жизни страны имела как положительные, так и негативные последствия. Ведь Академия наук была по существу «министерством» науки в стране, и такая её роль была органичной в условиях централизованного государственного управления. С другой стороны, Академия наук к началу 1960-х гг. создала разветвленную сеть комплексных региональных научных учреждений, получивших статус её филиалов.

Они были призваны проводить фундаментальные и прикладные исследования по научному обеспечению развития производительных сил регионов с учетом их специфики в части природных и народнохозяйственных ресурсов. Поэтому усиление роли местных партийных, советских и хозяйственных органов в социально-экономическом развитии регионов неизбежно должно было отразиться на деятельности их научных центров.

Мурманская область к 1957 г. превратилась в промышленно развитый экономический регион, который обеспечивал страну минеральным сырьем, цветными металлами, железорудным сырьем, рыбной продукцией и т.д., обладал достаточно высоким для того времени научно-техническим и кадровым потенциалом. Мурманский совет народного хозяйства непосредственно руководил деятельностью 185 предприятий области. В его работе важное место занимали вопросы планирования, изучения перспектив комплексного использования природных богатств Кольского полуострова, им был разработан перспективный план развития народного хозяйства области на 1959-1965 гг.

Децентрализация экономики отнюдь не означала принципиальных изменений роли центральных органов государственной власти. Единство административно-хозяйственного механизма страны обеспечивалось через партийные органы. Активную позицию во взаимодействии региональной и хозяйственной власти и академического учреждения в этот период занимал Мурманский обком КПСС, который координировал деятельность всех органов региональной власти и, в частности, контролировал работу как совнархоза, так и научных учреждений.

Самым значительным научным учреждением области в рассматриваемый период являлся Кольский филиал АН СССР. Основанный в 1930 г. в виде маленькой исследовательской станции, Филиал вырос до достаточно значимого комплексного учреждения с высокими перспективами развития. Центральное место в исследованиях научного учреждения занимали работы по дальнейшему выявлению природных богатств Кольского полуострова, в первую очередь, по изучению геологии, минералогии и геохимии, все шире проводились исследования в области горного дела и обогащения руд полезных ископаемых, технологии переработки минерального сырья, строительных материалов, экономики.

В целях укрепления и дальнейшего развития Кольского филиала АН СССР бюро Обкома КПСС 19 апреля 1958 г. приняло постановление «О мерах помощи Кольскому филиалу АН СССР», которое затрагивало широкий круг вопросов жизнедеятельности академического учреждения [НА КНЦ РАН Ф.1. Оп. 6. Д. 421. Л. 75-78]. Необходимость взаимодействия органов региональной власти Мурманской области и руководства Кольского филиала Академии наук СССР была обусловлена рядом причин. С одной стороны, это диктовалось внутренними потребностями самой науки, в частности сложностью и комплексностью исследований, для успешного решения которых требовалось объединение усилий научных коллективов и производственных объединений области, помощь органов местной власти. С другой стороны, имелась объективная необходимость координации исследовательского труда с другими сферами общественной деятельности, и прежде всего с промышленностью и сельским хозяйством.

Так как решение многих практических финансовых и хозяйственных вопросов зависело непосредственно от Мурманского совнархоза, Мурманский обком КПСС адресовал ему свои предложения и рекомендации по дальнейшему развитию Кольского филиала АН СССР, поставил конкретные задачи. Прежде всего это касалось укрепления материально-технической базы науки. Так, признавая необходимым завершить строительство I очереди научного городка для Кольского филиала АН СССР в пос.Апатиты в IV квартале 1959 г., бюро Обкома КПСС предлагало Мурманскому совнархозу совместно с Кольским филиалом разработать график ввода в эксплуатацию отдельных объектов стройки. Для строительства Кольского филиала АН СССР в указанный срок тресту «Апатитстрой» предлагалось выделить целевым назначением необходимые стройматериалы. Помимо этого, по заданию бюро Обкома КПСС Облпроект для строительства II очереди научного городка должен был выполнить в 1958 г. проектирование 3 жилых домов.

В связи с необходимостью проведения опытных и опытно-промышленных испытаний новых и усовершенствования существующих методов переработки минерального сырья Обком КПСС обязал Мурманский совнархоз осуществить в течение 1958-1960 гг. строительство экспериментальной базы Филиала силами и средствами совнархоза. Мурманскому совнархозу и директорам предприятий было рекомендовано выделять Кольскому филиалу АН СССР средства для приобретения новейшего научного оборудования и проведения крупно-лабораторных и опытно-промышленных работ по тематике этих предприятий.

В целях получения технико-экономических показателей эффективности разработанного в лабораториях Филиала сернокислотного способа переработки лопаритового и перовскитового концентратов совнархоз совместно с Кольским филиалом АН СССР должен был испытать этот способ в полузаводских масштабах на одном из комбинатов области.

Особое внимание уделялось развитию Мурманского морского биологического института Кольского филиала АН СССР. Совнархозу было предложено оказать помощь в ремонте судов и обеспечении их навигационным и промысловым оборудованием, строительстве лабораторных и жилых зданий.

В целях содействия внедрению результатов научно-исследовательских работ и дальнейшего развития рыбной промышленности бюро Обкома КПСС сочло целесообразным провести в декабре 1958 г. в г.Мурманске конференцию по перспективам развития рыбодобычи на Мурмане и проблеме прогнозирования рыбных ресурсов. Созыв и проведение конференции поручались ПИНРО, Мурманскому морскому биологическому институту Кольского филиала АН СССР и Мурманскому совнархозу.

В поле зрения Обкома КПСС находились и другие не менее важные вопросы. Предлагалось решить проблему издания научных трудов Кольского филиала с помощью книжной редакции «Полярной правды», которой было поручено начиная с 1959 г. обеспечить ежегодное издание научных трудов в объеме 100 печатных листов.

В постановлении бюро Обкома КПСС рассматривались также вопросы взаимодействия научных учреждений с предприятиями области. Ряд предложений, которые в первую очередь касались финансирования, Обком КПСС направил в Президиум Академии наук СССР. В частности, речь шла о том, чтобы обеспечить финансированием и оборудованием строительство I очереди научного городка Кольского филиала АН СССР (ввод в эксплуатацию в IV квартале 1959 г.). Речь шла о конкретных мероприятиях: в течение 1958-1959 гг. подготовить проектную документацию на II очередь строительства;

выделить средства на строительство производственных объектов Полярно-альпийского ботанического сада;

решить вопрос о строительстве зданий для Мурманского морского биологического института.

Постановление затрагивало и ряд кадровых вопросов. Обращаясь в Президиум АН СССР, Мурманский обком КПСС просил оказать помощь в подборе и подготовке высококвалифицированных кадров для нового Института химии и технологии редких элементов и минерального сырья и других учреждений Кольского филиала АН СССР.

В целях подготовки докторов наук из среды научных сотрудников, длительное время работающих в Кольском филиале АН СССР, бюро Обкома КПСС просило Президиум АН СССР разрешить вопрос об их прикомандировании к центральным институтам на срок до 2 лет для завершения диссертационных работ.

Новые требования, которые предъявлялись к научным учреждениям АН СССР, в частности к ее филиалам, в связи с образованием совнархозов, были обозначены в докладе руководителя Кольского филиала АН СССР члена-корреспондента АН СССР А.В. Сидоренко, выступившего 31 марта 1958 г.

в Президиуме Совета по координации научной деятельности академий наук союзных республик и филиалов. Главные научные направления деятельности Филиала определялись на то время основными чертами экономики Кольского полуострова. Филиал исследовал геологическое строение полуострова как основу для выявления полезных ископаемых, изучал его растительные ресурсы и водные запасы. А.В.Сидоренко подчеркнул, что в связи с созданием в Мурманской области мощной промышленности принимаются меры для развития исследований по вопросам добычи и переработки полезных ископаемых, по экономической оценке и выбору наиболее рациональных путей освоения природных богатств полуострова. Учитывая большое значение природных ресурсов Кольского полуострова для народного хозяйства страны, многие научные исследования Филиала приобретали общесоюзное значение, а важнейшие результаты его деятельности за последние годы представлялись значимыми для народного хозяйства. Так, был выявлен и изучен ряд новых месторождений редких металлов, разработан электротермический способ получения силумина и алюминиевых сплавов из кианита, позволяющий значительно расширить производство и снизить их себестоимость.

На заседании Президиума Совета по координации научной деятельности председатель Президиума КФАН СССР говорил и о тех положительных результатах, которые проявились уже через год после тесного сотрудничества совнархоза и Филиала. Благодаря созданию совнархоза укрепились непосредственные связи науки с производством. Прежде всего, прямая связь Филиала с совнархозом, минуя сложный аппарат бывших министерств и главков, значительно ускорила производственную проверку предложений ученых и внедрение этих предложений в практику.

В лаборатории строительных материалов Филиала была разработана высокоэффективная технология производства силикальцитных строительных материалов из нового сырья – богатых железом кварцевых отходов, получаемых при обогащении железных руд Оленегорского железорудного предприятия.

Несмотря на явные преимущества нового метода, предложенного учеными, он длительное время не получал практического осуществления. Министерство промышленных строительных материалов в течение 3 лет не могло решить вопрос организации производства силикальцитных изделий на основе разработанной Филиалом технологии. Мурманский совнархоз с первых дней своего существования заинтересовался предложениями ученых и начал строительство крупного завода по изготовлению этих изделий.

Совнархоз решительно взялся и за реализацию другого предложения Кольского филиала АН СССР. Также при его активном участии было внедрено в производство предложение об использовании металлургических шлаков комбинатов «Североникель» и «Печенганикель». Эти материалы впервые в мировой практике стали применяться для изготовления легковесных пористых наполнителей для бетонов (термозита) и шлаковаты. Мурманский совнархоз оказал помощь ученым в проведении укрупненных полупромышленных опытов, давших хорошие результаты, после чего приступил к проектированию шлакопередельных заводов по выработке строительных материалов.

С помощью совнархоза более быстрыми темпами проверялись в промышленных условиях и внедрялись в жизнь и другие предложения ученых. Так, на Оленегорской обогатительной фабрике специальной бригадой, в которую входили сотрудники КФАН СССР и работники фабрики, в промышленных условиях был проверен метод дополнительной флотации железных материалов из отходов, остающихся после обогащения. Этот метод позволил увеличить выход железорудного концентрата и улучшить его качество, что предполагало годовую экономию в десятки миллионов рублей.

Совнархозом было принято решение организовать производство титановых и железоокисных красителей из титановых руд по технологиям, разработанным учеными Кольского филиала АН СССР.

За время, прошедшее после организации совнархоза, значительно повысилась роль науки в определении путей развития как отдельных отраслей народного хозяйства, так и экономики всего Кольского региона в целом. Геологи и экономисты Филиала обосновали целесообразность создания в восточной части полуострова (на базе месторождений кианита) крупного рудника и обогатительной фабрики для увеличения производства алюминия, получения высокостойких огнеупоров.

В соответствии с постановлением 1958 г. серьезная помощь со стороны совнархоза была оказана в координации действий со всеми предприятиями промышленно-экономического района, что способствовало, в свою очередь, развитию и укреплению научных учреждений Кольского филиала. В первую очередь это касалось исследований в области разработки апатитонефелиновых месторождений Хибин, которые проводились сотрудниками Филиала и горняками комбината «Апатит» совместно, причем комбинат для этих работ выделил средства и штаты. Успешно осуществлялись совместные исследования, ведущиеся на Оленегорском железорудном предприятии. Строительство академического городка, лабораторных и жилых зданий для Кольского филиала АН СССР вел трест «Апатитстрой». Мурманский совнархоз планировал также построить Кольскому филиалу АН СССР корпус для укрупненных лабораторных и полупромышленных исследований [Обсуждение…, 1958: 104-105].

Однако, как отмечал А.В.Сидоренко, в 1958 г. помощь, оказываемая научным учреждениям со стороны предприятий и Мурманского совнархоза, была недостаточна и носила эпизодический характер. Для того чтобы она стала постоянной, нужно, чтобы Госплан СССР по договоренности с АН СССР дал право совнархозам финансировать часть научных исследований, проводимых в филиалах, и выделять оборудование для полупромышленных испытаний [Сидоренко, 1958: 61-64].

Укреплению творческого содружества совнархоза и научных учреждений способствовали совместно проводимые мероприятия.

Значительным событием в жизни Мурманской области стала конференция по перспективам использования минерального сырья и развития горно-металлургической промышленности Мурманского экономического района, проведенная в 1958 г. совместно Кольским филиалом АН СССР и Мурманским совнархозом. В работе конференции принимало участие свыше 400 чел., в том числе представители Госплана СССР, Московского, Ленинградского, Вологодского совнархозов, научных учреждений Москвы и Ленинграда, различных предприятий [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп. 6. Д. 453].

Проблема тесной увязки науки с практикой народного хозяйства приобрела новый ракурс в связи с выходом 3 апреля 1961 г. Постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР «О мерах по улучшению координации научно-исследовательских работ в стране и деятельности АН СССР».

Постановление непосредственно коснулось Кольского филиала АН СССР [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д.581. Л.8]. Согласно этому постановлению, КФАН СССР, наряду с несколькими другими филиалами вместе с его научно-исследовательскими учреждениями – институтами, отделами и лабораториями был передан из Академии наук СССР в ведение Государственного комитета Совмина РСФСР по координации научно-исследовательских работ, одной из основных задач которого являлось соединение науки с практикой народного хозяйства. Постановление о передаче в его ведение филиалов Академии наук СССР имело целью приблизить их к решению конкретных вопросов, связанных с развитием производительных сил соответствующих экономических районов РСФСР.

В качестве положительного примера председатель Государственного комитета Совета министров РСФСР по координации научно-исследовательских работ П.И.Аброскин отметил деятельность Кольского филиала АН СССР:

«Кольским филиалом в содружестве с Северо-Западным геологическим управлением Главгеологии РСФСР и промышленными предприятиями открыты месторождения с крупными запасами различных руд. Даны прогнозы поиска руд никеля и апатита, позволившие выявить новые их месторождения. На базе этих месторождений в Мурманской области создана мощная горнорудная и металлургическая промышленность» [Аброскин, 1962: 61].

В приложении к постановлению СМ РСФСР «О дальнейшем развитии филиалов Академии наук и институтов, переданных в ведение Государственного комитета Совета министров РСФСР по координации научно-исследовательских работ» от 12 мая 1962 г. определялись основные направления научных исследований в Кольском филиале АН СССР на ближайшие годы: закономерности размещения руд редких и цветных металлов, разработка научных основ рациональной эксплуатации месторождений, комплексная переработка и экономика минерального сырья, металлургия цветных и редких металлов, геофизические исследования в космическом пространстве, распространение радиоволн, экономика промышленности [НА КНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 6. Д.605. Л. 91].

Кольский филиал АН СССР в те годы находился в противоречивом положении. С одной стороны, он подчинялся Государственному комитету Совмина РСФСР по координации научно-исследовательских работ, с другой – находился в ведении АН СССР. Вместе с тем обращает на себя внимание то обстоятельство, что, несмотря на сложившуюся двойственность положения, по-прежнему особую активность и самое пристальное внимание в этот период проявляли именно областные органы власти.

25 января 1963 г. в Кольском филиале АН СССР состоялась встреча ученых с первым секретарем Мурманского обкома КПСС Г.Я.Денисовым и председателем Мурманского совнархоза В.А.Шлыковым. По материалам встречи можно в значительной мере судить о работе Кольского филиала АН СССР, его взаимоотношениях с местной властью, его роли в жизни области и связываемых с ним надежд и планах. Встреча была посвящена рассмотрению итогов работы и планам на будущее. Выступивший на встрече Г.Я.Денисов четко обозначил, что совнархоз, наряду с руководством промышленными предприятиями, должен заниматься перспективными работами, а перспективные работы совнархоз связывает с Филиалом. В выступлении шла речь и о том, что многое было упущено органами региональной власти, в частности, не рассматривалась тематика исследований, вовремя не подхватывалось то ценное, что было в наработках ученых.

Председатель Президиума Филиала Е.К.Козлов остановился на одном из основных вопросов – внедрении работ ученых в производство. Существенным недостатком являлось то, что внедрение занимало значительный отрезок времени. Тем не менее, важнейшим результатом 1962 г. Президиум Кольского филиала АН СССР счел то, что почти все намеченные к внедрению работы доведены до сведения Совета министров СССР и РСФСР и выполнялись в сроки, предусмотренные соответствующими постановлениями. Немаловажным явилось и то, что в основу 3 постановлений Совета министров РСФСР были положены работы Кольского филиала: 1) по использованию вермикулита в народном хозяйстве страны;

2) по освоению природных богатств Мурманской области;

3) по комплексному использованию природных богатств Мурманской области, по усилению геологопоисковых работ в Мурманской области.

Е.К.Козлов отметил не менее значимую сторону деятельности Филиала – координацию научных исследований. В соответствии с этим в Филиале в 1962 г. состоялось координационное совещание по вопросам перспективного развития энергетики северных районов европейской части СССР. Проведена подготовка к Всесоюзному совещанию по геологии никелевых месторождений и перспективам никеленосности территории СССР и совещанию по проблемам вермикулита и флогопита.

Претензии к органам местной власти, в частности к совнархозу, содержались в выступлениях директоров институтов Филиала. Директор Института химии и технологии редких элементов и минерального сырья О.С.Игнатьев отметил: «При наличии сравнительно удовлетворительных связей непосредственно с предприятиями мы еще не добились должного контакта и взаимопонимания с аппаратом совнархоза». В.И.Белокосков, заведующий лабораторией ИХТРЕМС, вину за затянувшее строительство опытно-промышленной установки на Ловозерском горно-обогатительном комбинате возложил на горно-металлургическое управление совнархоза, затянувшее дискуссию по техническим вопросам [НА КНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 6. Д.664-а. Л. 15]. В свою очередь, И.А.Турчанинов, директор Горно-металлургического института, рассказал о мерах по сближению с совнархозом. Это выразилось в том, что ученый совет института ввел в свой состав представителя совнархоза.

Вместе с тем, судя по материалам встречи, возможности органов региональной власти были довольно значительными в решении конкретных задач. Речь шла о том, что для выполнения плана работ 1963 г. Филиал рассчитывал на серьезную помощь со стороны Мурманского совнархоза и Областного комитета КПСС, а именно:

«1. Обеспечить строительство опытного цеха согласно соответствующему постановлению Совета Министров РСФСР.

2. Обеспечить своевременную поставку представительных проб (сырья. – Авт.) для проведения укрупненных технологических испытаний по их обогащению с Ковдорского месторождения восточной части Кольского полуострова.

3. Решить вопрос с поставкой африкандской руды из неразрушенных горизонтов для проведения опытов по ее обогащению.

4. Обеспечить строительство опытной обогатительной установки в Ковдоре.

5. Выделить ассигнования на строительство флотационного цеха в Оленегорске.

6. Завершить строительство изотопной лаборатории, т.е. дать указание «Апатитстрою», чтобы он приступил к строительству объектов Кольского филиала, включенных в государственный план 1963 г.»

[НА КНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 6. Д.664-а. Л. 42-44].

В течение 1963 г. деятельность Филиала рассматривалась партийными органами области несколько раз и на разных уровнях. Так, с апреля по июль 1963 г.

состоялось пять заседаний бюро Мурманского обкома КПСС, посвященных работе академического учреждения, его роли в развитии производительных сил Кольского полуострова. Серьезное внимание уделялось вопросу организации практической реализации научных достижений [ГАМО. Ф. П-1. Оп. 23. Д. 12].

Рассматривая достижения и положительные моменты деятельности Филиала в 1962 г. и обсуждая задачи на 1963-1965 гг., был отмечен несомненный положительный момент, который нашел свое отражение в плане на 1963 г.: по сравнению с 1962 г. более чем в 2 раза выросло число работ, определенных постановлениями правительства.

В то же время на заседании бюро Обкома КПСС были вскрыты и крупные недостатки в работе научного учреждения: отмечалась по-прежнему недостаточная связь институтов Филиала с предприятиями, исследовательскими лабораториями предприятий и организациями области. На работе самого Филиала не лучшим образом сказывалась слабая производственно-экспериментальная база, остро ощущался недостаток высококвалифицированных научных работников.

Бюро Обкома КПСС подвергло критике планы отдельных институтов, в частности Горно-металлургического, включавшие мелкие, незначительные темы, которые отвлекают силы ученых от решения более важных проблем. Сроки выполнения ряда работ, предусмотренных постановлениями Совета министров СССР и РСФСР, находились под угрозой срыва. Институт мало уделял внимания улучшению технологии горных работ на предприятиях совнархоза, улучшению вентиляции, способов отбойки и выпуска руды. Приостановлены работы по изучению трудоемкости производственных процессов. Геологическим институтом задерживалось выполнение работ по отдельным районам, что снижает ценность проводимых в этих районах поисковых работ. Производственные геологоразведочные экспедиции области не получают научно обоснованных прогнозов направлений поисковых работ, особенно по никелевым месторождениям, вследствие чего экспедиции нередко вели поисковые работы, опираясь только на эмпирические закономерности. Таким образом, на разведку тратились значительные средства, а прироста запасов богатых руд не происходило. Из тематики работ института неправильно исключено изучение перспективных слюдоносных районов.

Бюро Обкома КПСС обратило особое внимание на то обстоятельство, что Филиалом не принято достаточных мер по изучению специфических особенностей Ковдорского месторождения вермикулита, до сих пор не выполнено постановление правительства об организации лаборатории по комплексному использованию этого ценного минерального сырья [ГАМО. Ф. П-1. Оп. 23. Д. 12. Л. 32]. Также было сосредоточено внимание на особо тяжелом положении Мурманского морского биологического института, материальная база которого почти не развивалась, и было отмечено неудовлетворительное состояние теплично-оранжерейного хозяйства Ботанического сада. Была затронута и кадровая политика, в частности бюро указало на медленный рост научных кадров. В качестве негативного примера был приведен Полярный геофизический институт, в котором отдельные лаборатории возглавляли работники, не имеющие ученой степени.

В принятом на заседании бюро постановлении была определена важнейшая задача КФАН СССР: сосредоточение усилий научных сотрудников на решении проблем дальнейшего развития производительных сил области, на выявлении принципиально новых возможностей технического прогресса производства, координации научных исследований по изучению минеральных богатств Кольского полуострова, ведущихся научными учреждениями страны.

Конкретные задачи были поставлены перед Президиумом Кольского филиала АН СССР. Прежде всего, это касалось оказания всесторонней помощи предприятиям по внедрению в производство законченных исследовательских работ.

Мурманскому совнархозу предписывалось потребовать от хозяйственных руководителей и промышленных предприятий при заключении договоров на проведение научно-исследовательских работ выяснять возможности их выполнения Кольским филиалом АН СССР [ГАМО. Ф. П-1. Оп. 23. Д. 12. Л. 32].

Обращалось внимание на необходимость принять меры по выполнению плана капитального строительства, в течение 1963 г. провести опытные работы по применению вермикулита в сельском хозяйстве, для чего требовалось построить в Ботаническом саду две теплицы.

Трест «Апатитстрой» бюро обязало в 1963 г. принять все необходимые меры для строительства и ввода в Филиале цезиевой установки и изотопной лаборатории.

В апреле того же 1963 г. положение дел в КФАН СССР обсуждалось на VIII пленуме Обкома КПСС, где с отчетом и анализом работы Филиала выступил секретарь Кировского горкома Гурьянов. Пленум отметил тот же существенный недостаток: много времени уходит от момента открытия месторождения и лабораторной проверки обогащения до производства. Такое положение дел на то время сложилось с переработкой перовскитового концентрата, а также с комплексным использованием апатитовых и железных руд.

Представители Кировского горкома отметили необходимость того, чтобы Кольский филиал АН СССР проводил испытания технологии освоения новых схем обогащения у себя в лабораториях, в условиях максимально приближенных к производству (как на моделях будущих фабрик, так и на промышленных установках), с тем, чтобы следующим этапом имело место непосредственное проектирование действующих предприятий.

Горком партии не только обратился в Обком КПСС с просьбой рассмотреть это предложение, но и взял на себя шефство над строительством производственного корпуса Филиала, где будет возможно проводить такие испытания [ГАМО. Ф. П-1. Оп.23. Д.8. Л. 14-15].

В ноябре 1963 г. XIV Областная партийная конференция, отметив большую проделанную Кольским филиалом АН СССР работу и помощь в развитии горно-металлургической промышленности области, обратила внимание на то, что деятельность академического учреждения могла быть еще эффективнее и плодотворнее. Для этого научные работники должны быть более тесно связаны с производством, оказывать предприятиям более действенную помощь в создании и внедрении новой техники, совершенствовании технологии. Научные работники Филиала плохо увязывают свою работу с запросами промышленности. Отдельные важные исследовательские работы долгое время не выходят за пределы опытных.

С отчетом о работе Кольского филиала АН СССР на партийной конференции выступил председатель Президиума Е.К.Козлов [Ф. П-1. Оп. 23. Д. 1. Л. 141-142].

В докладе он сделал акцент на положительных моментах в проделанной работе и отметил, что тематика научно-исследовательских работ апробируется не только в Академии наук, но и областных организациях. Именно это позволяет создавать работы, имеющие не только научное, но и одновременно большое народнохозяйственное значение. Примером возросшей зрелости и роли Кольского филиала АН СССР являлся тот факт, что 60% плановых исследований научное учреждение вело по постановлениям Совета министров РСФСР, которые значились в планах особо важных работ [ГАМО. Ф. П-1. Оп. 23. Д. 1. Л. 147].

Особое внимание в выступлении Е.К.Козлова уделялось одной из важных сторон деятельности Филиала – координации научных исследований, что было крайне существенным в плане связи науки с производством. Важным событием явилось создание в 1962 г. при Президиуме КФАН координационного научного совета по применению вермикулита в народном хозяйстве, в частности в сельском хозяйстве. Уже весной 1962 г. сотрудники Ботанического сада, совхоза «Индустрия» и ПОВИРа планировали приступить к опытам по использованию вермикулита [ГАМО. Ф. П-139. Оп. 1. Д. 34. Л. 109].

Проведенная в 1961 г. реорганизация АН СССР и передача её филиалов в Государственный комитет по координации в 1963 г. была признана неудачной.

Президиум Академии наук вынужден был вернуться к вопросу о положении филиалов. По мнению президента АН СССР М.В.Келдыша, переданные в Госкомитет филиалы остались по существу в том же составе и было создано объединение филиалов параллельно с Академией наук [Келдыш, 1963: 22]. Это привело к тому, что руководство научной работой со стороны Академии, естественно, ослабло. Президиум АН СССР счел целесообразным те учреждения, которые занимались в основном разработкой проблем естественных и общественных наук, вновь целиком подчинить Академии наук СССР.

Это приветствовалось и на местах. Так, председатель Кольского филиала АН СССР Е.К.Козлов, выступая на XIV областной партийной конференции в 1963 г., отметил, что Президиуму Кольского филиала АН СССР с помощью Мурманского обкома КПСС удалось доказать, что деятельность Филиала, его организационная структура лучше всего соответствуют и будут соответствовать развитию производительных сил края и изучению его природных богатств. Благодаря этому прошедшая реорганизация научных учреждений не отразилась на работе Кольского филиала [ГАМО. Ф. П-1. Оп. 23. Д. 1. Л. 141]. В 1964 г. Кольский филиал АН СССР как комплексное научное учреждение целиком восстановил свою деятельность в составе Академии наук. Это было расценено его сотрудниками как признание той большой роли, которую Филиал играет и призван играть в дальнейшем [ГАМО. Ф. П-139. Оп. 1. Д. 49. Л. 123].

После очередной реорганизации Академия наук СССР активизировала свою деятельность в региональных филиалах в рамках существовавшей практики экспертных комиссий, когда ведущие ученые страны анализировали качество проводимых научных исследований, их востребованность в экономике страны, помогали с определением дальнейших приоритетов. В этом ряду следует отметить большую проверку Кольского филиала по линии АН СССР в 1965 г., когда Президиум АН СССР направил комиссию во главе с акад.

Б.П.Константиновым для комплексного обследования Филиала.

По итогам работы комиссии 18 октября 1965 г. было проведено расширенное заседание Президиума Кольского филиала АН СССР совместно с комиссией Президиума АН СССР и представителями Мурманского обкома КПСС [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп. 6. Д. 701], на котором в целом был дан объективный и доброжелательный анализ деятельности КФАН СССР. В заключение комиссией было констатировано, что Филиал по сути являлся форпостом науки на Крайнем Севере и за годы своего существования превратился в крупнейший научный центр, успешно выполняющий свои задачи по научному обеспечению социально-экономического развития Мурманской области.

К середине 1960-х гг. в Филиале сформировалась структура, традиционная для подобных академических учреждений. Здесь сложилась система научных учреждений, позволяющая всесторонне исследовать любые проблемы, возникающие в ходе освоения края. В указанное время Филиал имел в своем составе пять институтов и Полярно-альпийский ботанический сад, по сути дела также являющийся институтом. Эти исследовательские учреждения работали по четырем основным направлениям: изучение и освоение сырьевых богатств края, а также решение вопросов технического прогресса в промышленности;

изучение растительных ресурсов;

изучение биологии водного бассейна, окружающего Кольский полуостров;

исследования земной коры и физики полярной ионосферы [Обсуждение деятельности..., 1966].

Кольский филиал АН СССР вырос и по количеству, и по качеству научных кадров. В 1965 г. в Филиале было свыше 300 научных работников, из которых более 90 – кандидатов наук [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп. 6. Д. 701. Л. 3].

Кольский филиал АН СССР много дал Кольскому полуострову и всей стране в отношении разработки как практических, так и научных проблем.

К середине 1960-х гг. относится накопившееся обострение в масштабе страны противоречий между тенденцией отраслевого развития промышленности и системой территориального управления народным хозяйством. Сентябрьский пленум ЦК КПСС (1965), а затем и XXIII съезд КПСС (1966) отметили, что в работе промышленности наметилось замедление темпов роста производства и производительности труда, снижение эффективности использования производственных фондов, капитальных вложений, нарушилось единство технической политики, научно-исследовательские организации оказались оторванными от производства, вследствие чего тормозилась разработка и внедрение новой техники. Законом, принятым Верховным Советом СССР 2 октября 1965 г., территориальная экономическая система и совнархозы разных уровней были упразднены;

экономика страны вновь вернулась к системе отраслевых министерств. При этом руководящая и контролирующая роль региональных партийных органов в деятельности Кольского филиала АН СССР не изменилась, тогда как конкретная поддержка со стороны регионального хозяйственного органа с ликвидацией последнего была утрачена. Это не способствовало координации деятельности научных учреждений и промышленных предприятий в преодолении барьеров и узковедомственных интересов при реализации крупных межотраслевых научно-технических проектов и программ как на региональном, так и на общесоюзном уровне.

Источники ГАМО. Ф. П-1. Оп.3. (Мурманский отдел КПСС. Промышленный отдел).

ГАМО. Ф. П-112. (Кировский городской комитет КП РСФСР).

ГАМО. Ф. П-139. (Партийный комитет Кольского научного центра АН СССР).

НА КНЦ. Ф.1. Оп.6. (Научно-документальные материалы канцелярии Президиума Кольского филиала им. С.М. Кирова АН СССР за 1930-1965 гг.).

Список литературы Аброскин П.И. Работу филиалов – на уровень новых задач // Вестн. АН СССР. 1962. № 5. С. 60-64.

Келдыш М.В. О мерах по улучшению деятельности АН СССР и академий наук союзных республик // Вестн. АН СССР. 1963. № 6. С. 3-22.

Обсуждение деятельности Кольского филиала // Вестн. АН СССР.

1966. № 6. С. Обсуждение работы Казанского и Кольского филиалов (В Президиуме Совета по координации научной деятельности академий наук союзных республик и филиалов.) // Вестн. АН СССР. 1958. № 6. С. 104-105.

Сидоренко А.В. На новом пути // Наука и жизнь. 1958. № 9. С. 61-64.

Сведения об авторах Саморукова Антонина Григорьевна, научный сотрудник Центра гуманитарных проблем Баренц-региона Кольского научного центра РАН Петров Валентин Петрович, доктор геолого-минералогических наук, профессор, заместитель Председателя Кольского научного центра РАН Samorukova Antonina Grigoryevna, a Researcher of Barents centre of the Humanities KSC RAS Petrov Valentin Petrovich, Dr. Sci. (Geology-Mineralogy), Professor, Deputy Chairman of the Presidium of the KSC RAS УДК 061.62:94 (470.21) Е.И.Макарова, В.П.Петров, А.Д.Токарев «ТРУДНЫЕ МОМЕНТЫ» В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОЛЬСКОЙ БАЗЫ АН СССР В 1936-1939 ГГ.

Аннотация Рассмотрены некоторые аспекты деятельности Кольской базы АН СССР в предвоенный период. Показано возрастание её роли в научном обеспечении промышленного освоения региона. Существенное влияние на эффективность её работы, наряду с объективными факторами (недостатки материального и финансового обеспечения, нерациональное размещение Базы), оказывали характерная для рассматриваемого периода сложная политическая обстановка в стране, возросшее внимание и требовательность со стороны местных партийных и советских органов, резко усилившаяся политическая составляющая в подборе кадров, ослабление руководства и контроля деятельности Базы со стороны Академии наук. Следствием этого были проявления острых конфликтных ситуаций в коллективе, непростые взаимоотношения «старых» и «новых» кадров, необоснованная дискриминация и удаление высококвалифицированных специалистов.

Ключевые слова:

Кольская база АН СССР, научное учреждение, научная деятельность, Кольский полуостров.

E.I.Makarova, V.P.Petrov, A.D.Tokarev «HARD MOMENTS» IN ACTIVITY OF THE KOLA SCIENTIFIC BASE OF THE USSR ACADEMY OF SCIENCES IN 1936- Abstract This article examines a certain aspects of the activity of the Kola Base of the USSR AS during the pre-war period, and shows its increasing role in scientific support of industrial development of the region. A difficult political situation in the country, which was typical for that period, increased attention and exactingness from the local partial and Soviet bodies, intensified dramatically political component in selection of personnel, weakening of leadership and control of the Academy of Sciences for the activity of the Base exerted a substantial influence upon efficiency of its work along with objective factors (lack of material and financial support, unreasonable placement of the Base). The consequence of all these facts was the manifestation of critical conflict situations within a team of researchers, difficult relationships between «old» and «young» personnel, ungrounded discrimination and removal of high qualified specialists.


Key words:

Kola Scientific Base of the USSR AS, scientific institution, scientific activity, Kola Peninsula.

Знать историю отечественной науки, неотъемлемой частью которой является её региональный сектор, имеющий свою историю и свой уникальный опыт, означает – иметь возможность использовать этот нарратив для успешного решения проблем научного и организационного характера в современных условиях социально-экономического и культурного развития страны и её региональных субъектов с учетом преимуществ и недостатков уже накопленного опыта взаимодействия триады «власть – наука – производство».

Кольский научный центр Российской академии наук, прошедший 80-летний путь развития, из которых 60 лет связаны с советским периодом, является форпостом науки на Крайнем Севере, имеет непререкаемый авторитет во всем Евро-Арктическом Баренц-регионе. Его деятельность неразрывно связана с первыми пятилетками индустриализации страны, военным лихолетьем Великой Отечественной войны, послевоенным стремительным восстановлением экономики и «взлетными» 1960-1980-ми гг., аналога которым нет в истории других государств. Летопись событий прошлого Кольского научного центра наполнена не только славными страницами, подчас в ней отражены и «трудные моменты» истории, и за ними вместе с уроками освоения ресурсов Севера стоит другой немаловажный для потомков опыт – «испытание на прочность».

Историю научных исследований Кольского полуострова Академией наук в 1920-1930-х гг. условно можно разделить на несколько этапов [НА КНЦ РАН. Ф.1.

Оп.6. Д. 44. Л.1]. Первый этап связан с деятельностью энтузиастов-исследователей во главе с академиком А.Е.Ферсманом на территории почти неизведанного Кольского полуострова, он привел к открытию целого ряда месторождений, главным из которых стало Хибинское месторождение апатитонефелиновых руд. Второй этап связан с созданием в первой половине 1930-х гг. промышленности, осваивавшей богатства Хибинских тундр, когда научные исследования направлены на решение задач индустриализации края, и в этих целях была организована Хибинская горная станция – первый опыт научного стационарного учреждения Академии наук на Крайнем Севере, на периферии страны. Третий этап определяется бурным ростом промышленности в середине 1930-х гг., которая предъявляла все новые требования к науке, в связи с чем возникла необходимость создания Кольской базы АН СССР (КБАН) – учреждения, обеспечивающего основу для проведения комплексных научных исследований в тесной взаимосвязи с производством. Уже становится очевидным, что именно такой подход дает наибольшие результаты в решении задач освоения природных богатств Кольского полуострова. И, наконец, четвертый этап, условно определяемый нами второй половиной 1930-х гг., ознаменован расширением и углублением научно-исследовательских работ на всей территории Кольского полуострова, что обусловлено растущими потребностями промышленного, сельскохозяйственного и культурного освоения края. В структуре Кольской базы АН СССР создаются Геологический, Экономический, Климатологический, Зоологический отделы, биохимическая и почвенная лаборатории, на базе которых организуются комплексные научные исследования под руководством выдающихся ученых и ведущих специалистов страны [Оранжиреева, 2008: 5]. Уже в этот период академик А.Е.Ферсман определяет структуру КБАН СССР как «комплексное научное учреждение, занимающееся классическими комплексными исследованиями и решающее промышленные задачи прикладного характера»

[НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 9. Л. 195-198].

Каждый из обозначенных четырех этапов истории становления и развития Кольской базы АН СССР имел свои характерные черты и особенности. Первые три периода, получившие широкое освещение в печати глазами современников и в отдельных более поздних изданиях, достаточно полно представлены в региональной отечественной истории. Что касается четвертого периода, то и сегодня, по прошествии многих десятилетий, это болевая точка в памяти людей и лакуна отечественной истории освоения Европейского Севера, требующая исторической реконструкции. В настоящей статье предпринята попытка осветить отдельные «трудные моменты» жизни и деятельности Кольской базы АН СССР этого периода, опираясь на сохранившиеся архивные документы, публикации СМИ, свидетельства очевидцев той уже далекой эпохи.

При анализе событий второй половины 1930-х гг. необходимо учитывать, с одной стороны, необычайно высокие темпы индустриализации и культурного подъема региона, еще недавно обозначенного «белым пятном» на карте, при дефиците кадровой базы и слабой обеспеченности технологиями и инфраструктурой, а с другой – сложную социально-политическую обстановку в стране, определяемую современными историками как период политических репрессий. Важно при этом помнить, что не только объективные факторы влияли на ход конкретных событий и судеб «трудных лет» в жизни КБАН – были обстоятельства и субъективного характера, такие как занятость директора КБАН академика А.Е.Ферсмана руководством еще несколькими академическими учреждениями в отдаленных регионах, находившимися в стадии организации, тогда как Кольская база уже достигла определенных научных успехов и признания. Казалось, А.Е.Ферсман решил проблему обеспечения решения задач, поставленных перед Базой руководством АН СССР и правительственной политикой в сфере науки, пригласив на должность заместителя директора Кольской базы в августе 1935 г. И.Д.Чернобаева (рис.1).

За плечами этого человека, с которым А.Е.Ферсман был лично знаком по работе и высоко ценил его деловые качества, был немалый организаторский опыт, полученный еще на должности зампреда Государственного геодезического совета во Владивостоке и на других важных участках по правительственным заданиям. И.Д.Чернобаев сразу же активно включился в научно-организационную деятельность, успешно решив целый ряд вопросов по расширению тематики научных исследований и по подбору научных кадров. Его политический авторитет коммуниста с партийным стажем с 1917 г. позволил ему поднимать вопросы, требовавшие вмешательства местных партийных и советских органов.

Рис.1. А.Е.Ферсман (справа) и И.Д.Чернобаев в Хибинах. Из фондов Кировского историко-краеведческого музея (фото публикуется впервые) Из тезисов доклада И.Д.Чернобаева на Объединенном заседании Президиума Кировского районного исполкома и бюро Кировского районного комитета ВКП(б) 30 января 1936 г. видно, что он достаточно объективно оценивал деятельность вверенной ему Базы (рис.2) [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 34. Л.24-25].

Кратко осветив историю создания, роль научных кадров и состояние научно-исследовательских работ и отметив успешную работу отдельных научных направлений (ботаников, химиков и экономистов), он критически охарактеризовал исследования метеорологов, климатологов и геологов, указав, что они «отстают от бурного роста развивающейся промышленности района».

И.Д.Чернобаев одним из первых в истории Кольской базы обратил внимание на необходимость развертывания исследований гуманитарной направленности.

Так, отмечая, что База создала научную основу для практического освоения Крайнего Севера в вопросах минералогии, петрографии и геологии, он подчеркнул, что при этом «выпали из поля деятельности важнейшие вопросы по изучению условий труда, быта и культуры, влияния полярной ночи и дня на жизнь человека, сейсмологии, «северных сияний», гидрогеологии (вода – количество, качество), проблем топлива, рыбного хозяйства». Именно И.Д.Чернобаев первым обратил особое внимание на необходимость расширения научных исследований на всем пространстве Кольского полуострова, подчеркивая, что «проведение научных исследований Базы не удовлетворяет в настоящее время темпам развития народного хозяйства края. Это связано с ограниченными возможностями базы: дефицит рабочих и жилых помещений, отдаленность базы от г. Кировска, разрозненность научных подразделений. Тематика исследований направлена в основном на решение проблем горнодобывающей промышленности».

Рис.2. Копия тезисов доклада И.Д.Чернобаева к совместному совещанию Кировского райисполкома и райкома ВКП(б) 30 января 1936 г.

Отметил и кадровые проблемы: наличие в коллективе «в прошлом социально чуждых» сотрудников, слабую заинтересованность отдельных сотрудников в практической реализации результатов своих работ».

«Комплектование штата Базы, – отметил И.Д.Чернобаев, – приходится проводить исключительно за счет приглашенных сотрудников из Москвы и Ленинграда.

Каждому, в том числе обслуживающему персоналу, надо предоставить жилье, заботиться о его питании, что приводит к значительным затратам по обеспечению научных исследований». В заключение он предложил конкретные мероприятия по «реорганизации и развертыванию работы Кольской базы, в результате которых База должна превратиться в научно-исследовательский центр не только горнопромышленного района, а всего Кольского полуострова».

По мнению И.Д.Чернобаева, Кольская база должна стать «штабом научной мысли», отделы Базы необходимо сконцентрировать в одном месте и создать на территории Ботсада «научный городок» [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 34. Л.29-44].


Следует отметить, что уже тогда совместное заседание ученых и властных структур с большой ответственностью подошло к поставленной проблеме и приняло развернутое постановление по докладу И.Д.Чернобаева. Учитывая, с какой ответственностью органы советской и партийной власти подошли к решаемой проблеме, целесообразно привести весь текст постановления [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 34. Л.26].

Здесь и далее в цитатах сохраняется оригинальная стилистика, орфография и пунктуация.

Постановление Объединенного Заседания Президиума Кировского районного исполкома и бюро Районного комитета ВКП(б). 30/1-1936 г.

СЛУШАЛИ: Доклад Зам. Председателя Президиума Кольской Базы Академии наук СССР т. Чернобаева И.Д. по вопросу о расширении деятельности Кольской Базы Академии наук.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Признать, что характер, масштаб и объем работ на Кольской базы в настоящее время ни в какой мере не удовлетворяют новых многочисленных требований всего народного хозяйства Кольского полуострова, и что резко ощущаемый в настоящее время разрыв между реальными возможностями Базы на сегодняшний день и поставленной перед ней задачей стать действительно крупным центром советской научной мысли на Кольском полуострове – должен быть ликвидирован в самое ближайшее время, причем основные необходимые в этом направлении мероприятия должны быть осуществлены в 1936 г.

2. Признать необходимым сосредоточить всю научно-исследовательскую работу, связанную с изучением производительных сил Кольского полуострова, а также работ по изучению условий труда и быта в едином центре, в виде организации специального «научного городка» на территории Ботанического сада.

3. Проект мероприятий по реорганизации и расширении деятельности, предусмотренный в докладной записке т. Чернобаева – одобрить.

4. В планах работ 1936-37 гг. предусмотреть строительство на территории сада основного здания, жилых домов для научных сотрудников и прочих подобных сооружений.

5. Предложить руководству Базы Академии Наук построить план капитального строительства с таким расчетом, чтобы в 1937 г. перечисленные выше объекты строительства были сданы в эксплотацию.

6. Предложить Райздравотделу и органам пролетарского туризма представить свои соображения о возможности использования помещения Базы Академии Наук на озере М.Вудьявр со всем его недвижимым имуществом под Дом Отдыха, санаторий или Дом туризма.

7. Обратить самое серьезное внимание Академии Наук на вопрос создания постоянных высококвалифицированных специалистов в системе Кольской базы, отметив следующие моменты:

а) неудачный подбор кадров на сегодняшний день, часть из лиц социально чуждых в прошлом.

б) недостаточность квалифицированного руководящего научного персонала, в) незначительный процент партийно-комсомольской прослойки, г) отсутствие стимула для закрепления на постоянную работу высококвалифицированных кадров, причем одна из причин заключается в низкой оплате труда, даже по сравнению с оплатой труда работников с той же квалификацией в других учреждениях, находящихся в г. Кировске.

8. В связи со сказанным в п.7 настоящего постановления:

а) просить Академию Наук принять все меры к обеспечению Кольской базы квалифицированным руководящим составом.

б) признать, что основные кадры научных работников должны быть обеспечены средствами по линии бюджета и только по линии выполнения отдельных заданий местных организаций должны привлекаться работники с оплатой за счет целевых средств, считая, что такая постановка вопроса явится залогом углубленной и широкой проработки научных проблем, разрешение которых даст действительно прочную теоретически хорошо обоснованную базу для дальнейшего комплексного развития всего социалистического строительства края. Одновременно с этим обратить внимание Академии Наук на то, что выделенный ею в 1936 г. лимит в 21 штатную единицу для Кольской базы совершенно недостаточен и ни в коей мере не обеспечивает выполнения плана исследовательских работ, даже в том масштабе, в котором он намечен на сегодняшний день.

в) просить Президиум Академии Наук утвердить решение Комитета по базам и филиалам АН об увеличении ставок научному персоналу Кольской базы Академии Наук.

9. Признать, что Кольская база должна явиться не только научно-исследовательским учреждением, но и центром, планирующим и организующим работу других учреждений, ведущих исследование на Кольском полуострове.

10. Обратить внимание Академии Наук на назревшую необходимость постановки широких комплексных исследований на территории всего Кольского полуострова, в целях изучения и освоения, вновь вовлекаемых в социалистическое строительство районов и в целях составления общего географо-экономического обзора полуострова, его природных ресурсов и пути дальнейшего развития народного хозяйства.

11. Поставить перед Президиумом Академии Наук вопрос о сосредоточении в Кольской Базе всех экспедиционных исследований Академии Наук на Кольском полуострове, возложив на Базу руководство и ответственность за целевые установки, и качество научной продукции.

12. Обеспечить составление в 1936-37 г. почвенной карты промышленного района Кольского полуострова.

13. Принять к сведению заявление т. Чернобаева о том, что с целью расширения работ Ботанического Сада, а также и обеспечения работ по озеленению г.Кировска им приглашены научные работники, в том числе академик Украинской Академии Наук Любиненко, проф. Тюрин, проф. Иванова и ученые специалисты Шульц, Гурский, Быстров и другие.

Председатель РИК-а Коорт Секретарь Районного Комитета ВКП (б) Клепов Почти сразу после принятия постановления на Базе последовал ряд организационных мер «по обеспечению Кольской базы квалифицированным руководящим составом». Характерно, что под различными предлогами Базу в период конца 1936 – начала 1938 гг. покинули сотрудники с большим опытом работы в условиях Заполярья, те, кто вместе с академиком А.Е.Ферсманом стоял у истоков организации Хибинской горной станции и делил с ним трудности первой пятилетки существования «Тиетты». Так, в январе 1936 года вынуждена была «по семейным обстоятельствам» уволиться с Базы Е.П.Кесслер, стоявшая у истоков организации, строительства и обслуживания сначала Хибинской горной станции, а затем и Кольской базы [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.18. Д. 259. Л.12]. Вслед за ней «по семейным обстоятельствам» уехала в Москву и первая заведующая геохимической лабораторией И.Д.Борнеман-Старынкевич [НА КНЦ РАН Ф. 1. Оп.18. Д. 64. Л.48].

А в ноябре 1936 г. ушла «в отпуск с последующим увольнением» А.М.Оранжиреева [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.18. Д. 425. Л.67], ученый секретарь Базы, организатор первого научного архива и автор первой летописи по истории деятельности Академии Наук на Кольском полуострове [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.5. Д. 38]. Хотя эта работа еще в то время была подготовлена к печати, ее издание было осуществлено лишь через 70 с лишним лет – в 2008 г. [Оранжиреева, 2008]. Подбор новых руководителей и сотрудников Базы проходил с явным влиянием политического климата того времени. С одной стороны, произошла смена руководящего состава, но при этом вряд ли можно назвать случайностью, что по социальному происхождению все покинувшие Базу сотрудники были «бывшими дворянами» (рис.3).

Рис.3. Социальный состав руководящего и научного персонала Кольской Базы Академии наук СССР на 30 января 1936 г.

С другой стороны, на должность нового заведующего геохимической лабораторией был направлен Б.Н.Мелентьев, отбывший административную ссылку по ст. 58, п. 1 в 1933-1936 гг. в Казахстане [Мелентьев, 2008: 32]. С 1 апреля 1936 г. на работу в КБАН СССР был приглашен А.Н.Лабунцов, ставший первым заведующим Геолого-геохимическим отделом (вначале именуемым сектором), определявшим основную деятельность Кольской базы всего довоенного периода (рис.4) [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.18. Д. 342. Л.2]. Дворянского происхождения, бывший полковник, воевавший в армии Колчака, А.Н.Лабунцов решил сразу определить приоритеты предстоящей работы этого научного подразделения, организовав 27 марта 1936 г.

расширенное совещание. На нем присутствовали Д.И.Щербаков, И.Д.Чернобаев, В.Х.Дараган, Б.М.Куплетский. А.Н.Лабунцов выступил с докладом, четко изложив свои взгляды на организацию успешной работы Геологического сектора [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 44. Л.5]. Исходя из ограниченности средств и штатов, он поставил на обсуждение вопрос о включении кольской научной тематики в планы ведущих геологических институтов страны при условии их тесного взаимодействия с Кольской базой. Свое руководство сектором А.Н.Лабунцов предполагал осуществлять по совместительству с основной работой в Ломоносовском институте геохимии, кристаллографии и минералогии АН СССР (ЛИГЕМ), о чем поставил в известность своих коллег. Он также предложил привлечь уже в качестве консультанта к работе на Кольской базе И.Д.Борнеман-Старынкевич как одного из самых авторитетных специалистов области аналитической химии. Все условия, выдвинутые А.Н.Лабунцовым, были включены в составленное им письмо, которое он адресовал Комитету по руководству филиалами и базами Академии наук СССР и лично академику А.Е.Ферсману. В письме излагались задачи, направления, а также план предполагаемых исследований, опиравшийся на «согласованную кооперацию работ с головными институтами, производственными организациями и Мурманским окрисполкомом». Залогом успешной работы Отдела А.Н.Лабунцов считал кадровое и материально-техническое обеспечение, подкрепленное обоснованным ассигнованием проводимых исследований. Несмотря на столь продуманную стратегию управления, А.Н.Лабунцов был освобожден от работы на Кольской базе уже в начале 1938 г. с формулировкой «за срыв программы работ 1937 г.»

[НА КНЦ РАН. Ф1. Оп.18. Д. 342. Л.14]. Не было принято во внимание то обстоятельство, что выдвинутые им и принятые на вышеназванном совещании условия так и не были выполнены, не были учтены и научные заслуги А.Н.Лабунцова – первооткрывателя промышленно значимых апатитонефелиновых месторождений и ученого секретаря Комитета по организации Хибинской горной станции Академии наук (с октября 1929 г. до открытия ХИГС в июле 1930 г.), заведующего «изыскательско-разведочным отделом», а затем сотрудника геолого-разведочного отдела треста «Апатит» в 1929-1933 гг. [Ученые..., 2010: 257].

Рис.4. Первые сотрудники Геолого-геохимического отдела во главе с его руководителем А.Н.Лабунцовым. На фото (слева направо):

Волкова Мария Ивановна, Бурова Татьяна Александровна, Тереховко Анатолий Семенович (?), Лабунцов Александр Николаевич, Борнеман-Старынкевич Ирина Дмитриевна, Оранжиреева Антонина Михайловна (уч. секретарь КБАН), Мелентьев Борис Николаевич, 1936 год.

Фото из архива М.А.Лабунцовой Характеризуя деятельность Хибинской горной станции – Кольской базы АН СССР первой половины 1930-х гг., нельзя не отметить, что 1936 г. был переломным во всех отношениях: с этого времени значительно увеличился объем научно-исследовательских работ, более чем в два раза увеличился общий бюджет Базы, научный состав пополнили молодые специалисты: географ С.Л.Луцкий и климатолог А.П.Павлов, инженер-геолог В.Х.Дараган с женой К.Е.Дараган (зав. канцелярией Базы). В корне изменилась структура Базы:

с 1936 г. она стала комплексным научным учреждением, поскольку в ее штате фактически, а не формально, как годом ранее, появились самостоятельные научные подразделения: 1) Геолого-геохимический отдел, 2) Эконом-географический отдел, 3) Зоологический отдел, 4) Ботанический сад;

5) лаборатории: геохимическая, биохимическая, почвенная;

6) экспедиции: почвенная, петрографическая, ботаническая [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 44. Л.1-4]. Достаточно сравнить штатную численность: на 1 декабря 1935 г. – 15, на 1 декабря 1936 г. – 27 сотрудников (без учета 7 экспедиционных работников) [АРАН. Ф.188. Оп.1. Д. 209. Л.1].

Нельзя не отметить характерную для этого времени хорошо налаженную тесную взаимосвязь с градообразующим учреждением региона – трестом «Апатит», который с самого начала оказывал большую помощь в обеспечении строительства Базы и оснащения ее рабочих и жилых помещений в лице его первого управляющего В.И.Кондрикова. В.И.Кондриков быстро находил общий язык с руководителями любого ранга;

к нему доброжелательно относился сам С.М.Киров;

его сразу оценил за быстрый ум и широту мышления в деле «апатитовой проблемы» академик А.Е.Ферсман, с которым его связывала личная дружба;

он был вхож в столичные кабинеты крупных партийных деятелей – С.Орджоникидзе, Рудзутака и др. Тесно сотрудничая с учеными Кольской базы, В.И.Кондриков активно поддерживал все новое в проведении научных работ – в области экономических расчетов, геологии, химии. В июне 1934 г.

вместе с группой ученых, подробно осмотрев медно-никелевое месторождение Монче-тундры, он организовал крупномасштабное ее освоение. По совету академика А.Е.Ферсмана В.И.Кондриков поехал в Западную Европу для ознакомления с работой зарубежных обогатительных фабрик и, впечатленный высокой механизацией предприятий, сразу осуществил заказы на оборудование для треста [ГАМО. Ф.773. Оп.1. Д.8. Л.158, 172, 224-236]. Со второй половины 1930-х гг. «красный директор» попадает в опалу. В июле 1936 г. бюро Ленинградского обкома ВКП(б) объявляет В.И.Кондрикову строгий выговор «за антиморальные поступки, недостойное члена партии поведение в быту, нечуткое, пренебрежительное отношение к подчиненным по службе, непроизводительную трату государственных средств (покупка салон-вагона)», а 15 марта 1937 г. «за участие в деятельности троцкистско-зиновьевской оппозиции» он арестован и как «враг народа» приговорен к расстрелу (август того же года) [ГАМО Ф.773. Оп.1. Д.1. Л. 276].

События в тресте «Апатит» – аресты, зачистки почти всего руководящего состава – не могли не затронуть судьбу Кольской базы. 11 февраля 1937 г.

постановлением Собрания АН СССР отстраняется от руководства Кольской базы И.Д.Чернобаев «согласно собственному заявлению с 1 марта 1937 года»

[АРАН. Ф.188. Оп.1. Д. 372. Л.2]. В это же время тяжелый недуг приковывает А.Е.Ферсмана к больничной кровати, исполнение обязанностей по руководству Базой в отсутствие академика А.Е.Ферсмана с 25 марта возлагается на и.о. ученого секретаря В.Х.Дарагана (рис.5) [НА КНЦ РАН Ф.1. Оп.18. Д. 147. Л.5, 43].

Рис.5. Заместитель директора КБАН И.Д.Чернобаев, и.о. ученого секретаря КБАН В.Х.Дараган (?) (фото публикуется впервые) Из архивных документов видно, что последнее заседание ученых КБАН СССР с участием И.Д.Чернобаева состоялось 11 марта 1937 г., где еще в присутствии А.Е.Ферсмана рассматривался вопрос о приеме делегатов Северной экскурсии Международного геологического конгресса. Строились планы приема приезжих, планировались экскурсии, в том числе при помощи В.И.Кондрикова [НА КНЦ РАН.

Ф.1. Оп.6. Д. № 44. Л.29]. А через несколько дней последовал арест зам. директора Базы И.Д.Чернобаева с обвинением в «шпионско-террористической деятельности».

Случайно или нет, но перед этими трагическими событиями в Кольской базе произошло чрезвычайное происшествие: 6 февраля случился пожар, в результате которого вышла из строя электростанция Базы, причем причины пожара и меры по восстановлению электростанции рассматривались сначала в Москве на специальном совещании в Академии наук 8 февраля, а затем 27 февраля на совещании в КБАН [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 44. Л.28]. Несмотря на то, что электроснабжение Кольской базы было восстановлено уже в марте месяце и был поднят вопрос о необходимости прокладки линии электропередачи для централизованного электроснабжения, начались серьёзные разногласия в коллективе. 6 марта под председательством И.Д.Чернобаева состоялось совещание заведующих отделами и ученых Кольской базы. На повестке дня стоял вопрос о деятельности Экономического (Эконом-географического) отдела Базы [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д.

44. Л.33-37]. Заведующий отделом профессор Г.Н.Соловьянов в подробном докладе сообщил о состоянии работ, проводимых отделом, подробно объясняя причины задержки выполнения того или иного планового задания. Затем выступил И.Д.Чернобаев: «Экономический отдел является самым тяжелым отделом на Базе в финансовом отношении. … У экономического отдела нет финансового годового плана. Профессор Соловьянов получил доверенность на заключение договоров.

Договоры были заключены для базы невыгодные и дирекцией рассмотрены не были.

Сдача договоров задерживалась. Органической связи с заказчиками не было. Ни одна работа на научном кружке не докладывалась». Все сказанное подтвердил бухгалтер Сироткин: «Экономический отдел в финансовом отношении – самый тяжелый, убыточный. Мы платим пени, и будем платить неустойки заказчикам».

И.о. ученого секретаря В.Х.Дараган поддержал ту же точку зрения: «Фактически экономического отдела у нас нет, а есть Г.Н.Соловьянов, выполняющий вольно или невольно роль подрядчика. … Позиция, которую Вы заняли при расчетах с исполнителями работ, по отношению к Базе неправильная.... Мы не имеем подлинников сделанных Вами работ. Вы их сдали непосредственно тресту, а с претензиями обращаются к нам и заказчики, и исполнители работ». Совещание вынесло постановление: «Отдел не выполнил взятых на себя обязательств по договорам с хозорганизациями по причинам поздней сдачи на выполнение научно-исследовательских тем…» [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 44. Л.33-37]. Осенью 1937 г. после серии разбирательств (уже без участия И.Д.Чернобаева) профессор Г.Н.Соловьянов с должности заведующего Географо-экономическим отделом и из штата КБАН был уволен «за срыв работ 1936 года». Положение дел в Географо-экономическом отделе достаточно подробно отражено в акте передачи дел от 15 сентября 1937 г., где и.о. ученого секретаря КБАН В.Х.Дараган передает дела вновь назначенному ученому секретарю Т.Т.Барышеву [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 57. Л.33-37]. «В 1937 году работы планом не предусмотрены. Работы по договорам с трестами «Североникель» и «Апатит» по вине б. [ывшего] Заведующего названным отделом Г.Н.Соловьянова не выполнены в установленный срок, признаны заказчиками в качественном отношении неудовлетворительными и не подлежат оплате, в связи, с чем против Соловьянова возбуждено Кольской базой уголовное дело. В настоящее время работы Соловьянова направлены судебными органами на экспертизу»

[НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.5. Д. 62. Л.1а]. Сохранившиеся в Научном архиве КНЦ РАН документы с заключениями экспертов по договорным работам Соловьянова свидетельствуют не в пользу проведенных им работ [Тараканов, 2011: 93-111].

Несмотря на все происходившие события, Кольская база подготовилась к приему делегации Северной экскурсии 17-й сессии Международного геологического конгресса: были организованы и проведены мероприятия по ремонту помещений административного здания Базы и культурно-бытовых построек на ее территории, а также расположенных неподалеку строений Ботанического сада [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д. 57. Л.63]. База успешно справилась с работами по обслуживанию геологической экскурсии, которая проходила 10-16 июля 1937 г. без академика А.Е.Ферсмана и его заместителя.

Дальнейшее развитие научных исследований стало проблемой, требовавшей принятия немедленных мер: план работ, представленный в Академию наук, не был утвержден, работы велись по временному плану, составленному в марте 1937 г.

академиком А.Е.Ферсманом, при этом бюджетное финансирование Базы было сокращено вдвое. Штатное расписание в соответствии с предложенным планом работ, не обеспечивало успешного проведения исследований. Такое состояние дел на Кольской Базе не могло не вызвать обеспокоенности в Комитете по филиалам и базам АН СССР. 26 июля 1937 г. под председательством академика В.А. Комарова было проведено заседание, где с докладом о деятельности КБАН выступил и.о. ученого секретаря Базы В.Х.Дараган и по его итогам был принят ряд решений:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.