авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«В.И. Симоненков Сталинские спецтюрьмы (шарашки) МОСКВА 1 2012 «И ...»

-- [ Страница 7 ] --

Как отмечено в справочнике «Нобелевские лауреаты», Герц вместе с другими учеными жил в благоустроенном городке, но за колючей проволокой.

Если раньше он считал, советское общество самым справедливым на земле, то постигнув его, он при первой возможности Герц решил вернулся на родину, как только представилась такая возможность в 55-м году. В Лейпциге он стал профессором Университета Карла Маркса, директором Физического института.

Шарашка немецких ученых в Сухуми Манфреда фон Арденне Институт «А»9-го управления НКВД, размещался вблизи Сухуми,в бывшем санатории «Синоп».

Руководство коллективом института «А» в составе 187сотрудников, в числе которых, 106 человек были немцкие специалисты,было доверено немецкому барону Манфреду фон Арденне. Перед сотрудниками института стояли задачи а) по созданию электромагнитныхметодов разделения изотоповурана и масс-спектрометрию тяжелых атомов;

б) работа над усовершенствованием электронных микроскопов и участие в организации их серийного производства.

Благодаря фон Арденне в СССР появился первый масс спектрометр.

В рамках решения поставленных задач были созданы первые центрифуги под руководством доктора Стейнбека.

Но и над диффузным методом немецкие ученые работали весьма интенсивно.

Профессор Тиссен (мировой авторитет в данной области) создает сверхтонкие диафрагмы для газодиффузионных установок разделения изотопов Многие немецкие специалисты были награждены наградами СССР или большими денежными премиями.

Среди немецких ученых, привлеченных к работам над атомным проектом в СССР, Манфред фон Арденне поставил своеобразный рекорд, получив за свои работы две Сталинские премии. После возвращения в Германию он на эти деньги сумел открыть первый в социалистическом лагере частный научный институт.

В марте 1953 г. после обращения канцлера ФРГ Конрада Аденауэра к советскому правительству с просьбой отпустить соотечественников на родину, немцам была предоставлена возможность вернуться в фатерланд. «К концу 1955 г. все немцы вернулись в Германию, и соблазна остаться в СССР ни у кого, даже у обласканных лауреатов, не возникло».

Шарашка немецких ученых в Обнинске Рудольфа Хайнца Позе В конце 80-х годов мне довелось читать лекции в Обнинском институте повышения квалификации инженеров атомной промышленности и даже совместно с работниками института издать три учебных пособия.

Большинство из тех, с кем мне доводилось встречаться, гордились Обнинском, как Атомным Наукоградом, но на информацию о том, что основателями этого Наукограда были немецкие ученые - было наложено строжайшее табу.

И до сих пор на сайтах Интернета отсутствуют подробности о том, как немецкие ученые (с советскими зеками и немецкими военнопленными), под руководством профессора Хайнца Позе создали Лабораторию "В" и в 46/50 годах превратили деревню Обнинск в Атомный Наукоград.

Среди прибывших из Германии, были ученые физики с мировыми именами: Карл-Фридрих Вайсс, Эрнст Рексер, Вернер Чулиус, Хельмут Шефферс, Ханс-Юрген фон Эрцен, Карл Ренкер, Вольфганг Буркхардт и др.

Вместе с немецкими учеными пришли эшелоны с оборудованием их бывших лабораторий на заводах АЕГ, на фирме Шотт Иена и на фирме Мансфельд, что позволило создать 8 самых современных лабораторий:

Хайнца Позе - по ядерным процессам;

Вернера Чулиуса (WernerCzulius) - по ядерным реакторам;

Вальтера Германна (WalterHerrmann) - по изучению отдельных проблем ядерного рспада;

Вестмайера (Westmayer) - по систематике ядерных реакций;

проф. Карл-Фридрих Вайсс (CarlFriedrichWeiss) - по изучению искусственной радиоактивности;

Шмидта (Schmidt) -по развитию методологии ядерных измерений;

проф. Эрнста Рексера (ErnstRexer) - по прикладной ядерной физике;

Ганса Юргена фон Эрцен (HansJrgenvonOertzen) - по изучению циклотрона и проблемы высоких напряжений.

После взрыва атомной бомбы в 1949 г., их отстранили от исследований, и потребовали готовить себе русскую смену.

Если придерживаться этических норм, то Обнинские Иваны-непомнящие, обязаны поставить памятник отцу основателю Обнинского Наукограда Рудольфу Хайнцу Позе.

«Мне у немцев учиться нечему, я у Циолковского учился!».

С.Королев Русско-немецкая шарашка ракетчиков В 1945г. после разгрома фашистской Германии союзники победители приступили к дележу трофеев. Специалисты по средствам вооружения были поражены научными достижениями немецких ученых в области создания ракет.

Если на первом этапе дележа трофеев все страны пытались захватить как можно больше немецких ракет и технических средств их изготовления и запусков, то американцы особенно большие усилия направили на поиск и захват немецких «мозгов» т.е. специалистов, которые эти ракеты создавали. Особенно интенсивные усилия были направлены на поиск главного идеолога в области создания ракет Вернера фон Брауна, а также его главного идеологического помощника Гельмута Греттрупа, чтобы склонить их на организацию работ в Америке по созданию ракетной промышленности.

Кстати, англичанами были также предприняты значительные усилия по поиску главного ракетчика Вермахта Вернера фон Брауна, но с исключительной целью, чтобы без суда и следствия повесить его на первом суку осины, за массированное разрушение английских городов немецкими ракетами ФАУ-1 и ФАУ-2, разработанных Брауном.

Американцам сопутствовала удача, они вышли на Вернера фон Брауна и пообещали ему создать все условия для воплощения в жизнь всех его идей в области создания и совершенствования ракетной отрасли Америки.

Гельмут Герттруп поддался на уговоры Советских властей, которые пообещали ему создать все условия для развития его идей по созданию ракет для СССР.

Он посчитал, что «двум медведям в одной берлоге в Америке» будет тесно и, предпочёл Россию вместо Америки.

Вклад немецких специалистов в создании ракетного щита России В мае 1946 г. службы НКВД доставили в СССР первую партию немецких специалистов по ракетной технике порядка 234 человека: 13 профессоров, 32 доктора инженера, более 100 инженеров и несколько практиков и техников.

Вместе с семьями их было более 800 человек.

Сначала их разместили в подмосковных санаториях в Монино, Валентиновке и на Клязьме и отвозили на работу в ракетные институты в Химках, Монино и Подлипках.

Это страшно не понравилось зам. наркома НКВД Ивану Серову. Он потребовал изоляции этих «фашистов» в отдельном месте и, добился того, чтобы их поселили на острове Городомля среди озера Селигер.

Территория острова Городомля была отделена от суши достаточно широкими проливами, и попасть на нее (или уйти с него) незамеченным, практически было невозможно.

Все это способствовало сохранению в тайне и работ немецкого коллектива и, удобный надзор за их поведением.

На острове существовали здания жилого городка и корпуса ликвидированного научно-исследовательского института по борьбе с опасными заболеваниями скота.

Немцы с удовольствием благоустроили это благодатное место: разбили цветники, построили спортивные сооружения, привели в божеский вид округу и свои жилища.

В производственных корпусах острова начали создавать исследовательские лаборатории, которые оснащались вывозимым из Германии оборудованием и приборами.

На острове поселилось большое количество лиц из НКВД.

Фактически организовалась тюрьма не тюрьма, а некая научно-производственная шарашка под эгидой НКВД.

Создаваемые лаборатории и научно-исследовательские подразделения, входили, как филиал №1 института НИИ 88, который занимался проектированием, экспериментальной отработкой и исследованиями космических аппаратов и ракет.

Возглавил немецкий коллектив филиала №1 Гельмут Греттруп, бывший ближайший сподвижник фон Брауна.

Как в США в Алабаме под руководством Вернера фон Брауна немцы мечтали удивить мир своими научно техническими достижениями, точно также и в СССР на острове Городомля немецкие специалисты под руководством Гельмута Греттрупа мечтали удивить мир своими разработками ракетно-космических комплексов.

К сожалению, если в Америке немцы смогли реализовать свою мечту и прославить Америку высадкой первых людей на Луну, то советская система (своим немцам) этого осуществить не позволила.

С коллективом ракетчиков под руководством фон Брауна не захотели отправляться работать в Америку ряд крупнейших немецких ученых по созданию ракетных комплексов. Их затем и перетащили в Советский Союз:

доктор В.Вольф - баллистик, доктор Умифенбах - двигательные системы доктор Пейзе - термодинамик, доктор Ф.Ланге - специалист по радиолокации, доктор В.Альбринг - аэродинамик, доктор К.Магнус - физик и теоретик гироскопист, доктор Г.Хох - теоретик и специалист по управлению, доктор Блазиг - специалист по рулевым машинкам.

Крупнейший в мире немецкий аэродинамик профессор Гюнтер Бок, хотя и был прикомандирован к ЦАГИ, но постоянно консультировал специалистов Гельмута Греттрупа.

Первой задачей для немецких специалистов была – оказание помощи советским специалистам в изготовлении ракет ФАУ-2 из отдельных ракетных блоков и систем, которые были найдены на немецких заводах, а затем привезены в Советский Союз. Затем следовали работы по созданию различных испытательных стендов и комплексов запуска и сопровождения полета ракет.

Первый пуск ракеты Фау-2 состоялся 18 октября 1947 г.

на полигоне Капустин Яр. Ракета пролетела 207 км и, отклонилась на 30 км от курса и разрушилась в плотных слоях атмосферы. При последующих запусках, отклонения оказались абсолютно недопустимыми.

Положение спасли находившиеся на полигоне немецкие специалисты. Доктор Магнус, специалист в области гироскопии, и доктор Хох — специалист в области систем управления. Они выявили причины и сделали необходимые изменения в системах управления ракет.

Отклонения в падении ракет вошли в заданную норму.

Несмотря на то, что только пять из одиннадцати запущенных ракет Фау-2, достигли планируемых целей, немецкие специалисты получили от министра обороны Дмитрия Устинова премии по 25000 рублей и канистру спирта, что в условиях заброшенного в степях полигона, играло не последнюю роль.

Следующей задачей для немецких специалистов стали оказание помощи специалистам Сергея Королева по созданию советской ракеты Р-1, как абсолютно точного аналога немецкой ракеты ФАУ-2. Необходимо было подобрать советские материалы, способные заменить немецкие.

В 1948-1949 гг. проведены две серии пусков ракет Р-1.

Причем, из 29 запущенных ракет аварии потерпели лишь три.

Это позволило Королеву амбициозно заявить, что нам немцы больше не нужны.

Руководство отрасли не разделяло оптимизма Королева, поскольку нашим специалистам еще было далеко до немецкого коллектива ученых докторов и профессоров, которые первыми в мире прокладывали пути в ракетостроении.

Разведка подтверждала, что выполняемые «советскими»

немцами работы под руководством Гельмута Греттрупа в значительной степени опережают достижения, достигнутые немецкими учеными в Америке под руководством Вернера фон Брауна.

В проектах нового поколения ракет Гельмут Греттруп дал миру технические решения, ныне хрестоматийные для всех ракетчиков мира — отделяющиеся головные части, несущие баки, плоские форсуночные головки двигателей, управление вектором тяги с помощью двигателей и др.

Греттруп впервые в мире теоретически сформулировал доктрину проектирования сложных систем, которая только в комплексе обеспечивает успех.

Работа Королева с немецкими специалистами достаточно быстро, приобрела своеобразный характер.

Немцы проектировали детали, узлы и агрегаты новых вариантов ракет, чертежи забирались конструкторами Королева. Фамилии немецких конструкторов затирались (в соответствии с режимом секретности), ставили свои и пускали в производство.

Немецких специалистов не подпускали к испытательным боксам, объясняя это чрезвычайной занятостью всех стендов.

В июне 1947 г. состоялся научно-технический совет НИИ-88 на котором Гельмут Греттруп представил проект ракеты «Г-1». Созданный немецкими конструкторами проект содержал принципиально новые идеи и предложения, позволяя увеличение дальности ракеты в раза без увеличения размеров ракеты и повышение точности попадания в 10 раз.

В это время в Подлипках коллектив советских конструкторов под руководством Королева осуществлял подобный параллельный проект ракеты Р-2, периодически сверяя его с немецкими работами, о которых, немцы по условиям секретности, ничего не знали.

Используя дружеские связи, Королев добился, чтобы его проект был принят к реализации, хотя многие в руководстве отрасли считали немецкий проект лучшим во многих отношениях. Впрочем, ряд идей, заложенных в проект Г-1, был заимствован Королевым в своем проекте.

Следующей разработкой немецких специалистов стал проект Г-2 - мощная ракета, способная доставлять боеголовку весом в тонну на расстояние свыше 2500 км. В поисках оптимального технического решения коллектив Греттрупа рассмотрела около десятка вариантов компоновки ракеты.

При этом был выдвинут целый каскад новых идей.

Этот проект постигла судьба предыдущего проекта.

Руководство НИИ-88 ориентировала Гельмута Греттрупа на разработку ракеты-носителя с дальностью 3000 км и боевой нагрузкой в 3 тонны. Работа над проектом началась 4 апреля 1949 года, получившего название «Г-4».

1 октября 1949 года Научно-технический совет НИИ-88, в том числе Гонор, Победоносцев и Королев, посетили Городомлю. Немцы доложили о результатах советским коллегам, которые увезли с собой их материалы.

В ноябре того же года немецких конструкторов попросили внести в проект ряд изменений, которые были выполнены к февралю 1950 г.

Тем временем, 7 декабря 1949 года в НИИ- рассмотрели два проекта - Г-4 и Р-3. - Немецкий проект был признан лучшим из двух. Однако проект Г-4 руководство НИИ-88 отклонило.

Следующий проект ракеты Гельмута Греттрупа Г-5, состоял из центрального блока, окруженного четырьмя отделяющимися боковыми блоками конической формы.

Немецкий проект, способный доставлять термоядерную боеголовку на межконтинентальные расстояния, даже не дошел до окончательного рассмотрения.

Немецкий историк ракетостроения Олаф Прзбельский считает эту работу коллектива немецких ракетчиков под руководством Гельмута Греттрупа абсолютным прорывом мысли в создании ракет нового поколения, как прототип многоступенчатой ракеты "пакетной схемы".

Основные конструкторские решения ракеты Г-5, были использованы Королевым при создании ракеты Р-7, а также для запуска первых искусственных спутников и пилотируемых кораблей «Восток», «Восход», «Союз» и «Прогресс».

Расчеты немецких аэродинамиков под руководством профессора Гюнтера Бока, легли в основу королевских ракет, но, ни Королев, ни правительство Советского Союза им даже спасибо не сказали.

Отказ от помощи немецких ученых в создании ракет Учитывая опыт «совместных» работ немецких и советских специалистов, не будет сильным преувеличением сказать, что советская дорога в космос начиналась на Городомле - трудами немецких ученых под руководством Гельмута Греттрупа.

Но, руководство отрасли устало от соперничества Королева с Гельмутом Греттрупом, и они пошли на уступки Королеву о необходимости избавится от немецкого коллектива.

В своих воспоминаниях бывший зам. нач. отдела в КБ Челомея Сергей Хрущев (сын Никиты) так оценивал отношения Королева к немецким специалистам:

«Королев всеми силами пытался "потопить" немца Гертрупа, который сделал лучшую ракету, чем его Р-2».

В октябре 1950 г. Советское правительство приняло решение об отправке немецких специалистов в ГДР и, филиал №1 НИИ-88 прекратил свою деятельность.

В фильме «Укрощение огня» есть такая циничная фраза, приписываемая С.Королеву:

«Мне у немцев учиться нечему, я у Циолковского учился».

Собственно, на чем и погорел Советский Союз.

Когда возникло соперничество между Советским Союзом и Америкой по доставке первого человека на Луну, очередной доморощенный проект Королева – «Н-1», оказалась абсолютно не конкурентным по сравнению с американской ракетой Apollo-8, созданной немецкими специалистами под руководством Вернера фон Брауна.

К сожалению, свою мечту обойти Вернера фон Брауна, по полете к Луне, Греттруп не смог осуществить.Жена Греттрупа описала те события в мемуарах «В тени красной ракеты».

В итоге, вырвав немецких ракетчиков из Родины, пообещав им «золотые горы», а затем, выжав из них все, что только можно, коллектив немецких ракетчиков выкинули из СССР.

Ни на стенах выставки по НИИ-88, ни в Большой советской энциклопедии, ни в энциклопедии «Космонавтика» нет ни слова о Генеральном конструкторе Гельмуте Греттрупе и коллективе немецких ученых, заложивших основы советского ракетостроения. Таковы Совковые этические нормы.

А нужно ли было изгонять немцев из России?

В 1946 г, Сталину был предложен план полета человека в Космос, но последовал ответ: «Полстраны в руинах, надо подождать, пока не поднимемся». Наконец, за несколько недель до своей смерти Сталин, подписал этот план.

ОКБ-1Королева, подготовило проект трёхступенчатой ракеты «Восток» на базе двухступенчатой ракеты «Р-7»

(основа немецкая) с добавлением третьей ступени.

Первая ракета из этой серии, запущенная 23.09.58г. и последующие 7 ракет до 1.12.60г. либо взрывались, либо терялось управление (немецкие узлы работали безупречно).

И вот, после всех этих «фейерверков» 12.04.61 г. 8-й ракетой «Восток» отправлен в Космос Юрий Гагарин.

К счастью, на этот раз всё обошлось благополучно.

3.08.64 г. ЦК КПСС, ставит перед главным конструктором Королёвым цель осуществить высадкусоветскогокосмонавтанаЛуне, обогнав США.

ОКБ-1 Королева приступило к разработке сверхтяжелой ракеты-носителя «Н1». Началось гонка конструкторов Королева с конструкторами Вернера фон Брауна.

Результат соревнования оказался более чем печальный не только для коллектива Королева, но и для всего народа России. Было создано 8 ракет «Н1», первые четыре из которых взорвались при пусках, а остальные четыре затем были выброшены на свалку. Следует учесть, что стоимость каждой ракеты «Н1» была равна стоимости создания большого города.

На созданных немцами под руководством Вернера фон Брауна ракетах «Сатурн-V», американцы шесть раз побывали на Луне с ноября 1969г. по 1972 г.

В Америке на первое место ставились знания специалистов, а в СССР - партийная принадлежность и близость к верхам.

Среди российских главных конструкторов Королева, Челомея, Глушко,шла непримиримая конкурентная борьба, в которой Гельмут Греттруп был «затоптан».

Были бездарно растрачены громадные ресурсы, что привело страну к очередной карточной системе на продукты питания.

Вернер фон Браун, как основоположник ракетостроения Считая себя патриотом России, тем не менее, мне хочется снять шляпу перед немецким ученым, потомственным рыцарем Мальтийскогоордена бароном Вернером Магнусом Максимилианом фон Брауном. Перед гением человеческой мысли, позволившей земному человеку впервые посетить Луну.

В 1929г. студент Берлинского университета Вернер фон Браун написал курсовую работу «Теория дальних ракет», которая предусматривала автономную систему управления полетом, учитывающую вращение Земли, переменность вектора магнитного поля, специальные гироинтеграторы.

Его ракета «Агрегат-4», имела всё, чем снабжены современные баллистические гиганты.

По тому времени его идеи были настолько феноменальны, что у современников возникли абсурдные предположения, что, он воспользовался знаниями из параллельных миров. Иначе, он не мог обогнать науку всего Мира на 15-20 лет.

Созданные в СССР Глушко и Королевым в 1938-39гг.

опытные ракеты, по сравнению с ракетами Вернера фон Брауна, представляли детскими шутихами.

В 1945-46гг. Королев и Глушко были направлены в Германию, учится, как надо делать ракеты на примере немецких ракет, созданных Вернер фон Брауном.

Тем не менее, в «Советской энциклопедии», М.1985г.

(стр.51) написано: «…разработки Брауна существенно отставали по техническому уровню от работ, проводившихся в СССР под руководством С.П.Королева…».

За Вернером фон Брауномпосле войны охотились англичане, чтобы за разрушение Лондона ракетами ФАУ повеситьего на первом же суку без всякого суда и следствия.

За разработчиками ракет ФАУ-2 охотились и спецслужбы Советского Союза. Но, Вернеру фон Брауну была известна судьба немецких коммунистов, искавших убежище в СССР от фашизма, которых Сталин уничтожил поголовно.

Сдача в плен американцам и стала козырной картой его судьбы. Вместе со своей командой из 115 ведущих немецких специалистов он создал основное ядро американской ракетной отрасли. В разгаре становления в структуру фон Брауна к нему прибыли еще 765 его бывших сотрудников.

Это был могучий научно-технический коллектив, на создание которого Германия (до разгрома) потратила миллиарды марок. И американцы использовали этот капитал.

В 1960 г. Вернер фон Браун назначается в Америке директором космического центра им. Дж. Маршала, ответственным за создание ракет гражданского космического ведомства NASA.

В 1961 г. президент США Джон Кеннеди ставит перед Вернером фон Брауном национальную американскую цель – «американцы должны первыми достичь Луны».

Необходимо отметить, что это была мечта жизни фон Брауна.

Еще в начале 1944 г. фон Браун со своими единомышленниками Гельмутом Греттрупом провели расчеты и определили объем доработок Фау-2 для запуска с ее помощью спутника Земли! Соглядатаи Мюллера были взбешены, отвлечением Брауна от основных работ.

Последовал арест фон Брауна в гестапо в марте 1944г. и только по личному ходатайству рейхсминистра вооружений Шпеера перед Гитлером, последовало его освобождение.

Постановка задачи Джоном Кеннеди, стала звездным часом для Вернера фон Брауна.

После высадки американцев на Луну, в неудачах советской космонавтики обвинили Бориса Чертока, который в 1945 г.

не сумел выкрасть у американцев Вернера фон Брауна.

На что Борис Черток резко парировал:

«И очень хорошо, что эта авантюра мне не удалась.

Просидел бы у нас фон Браун без толку на острове, как его единомышленник Гельмут Греттруп, а потом отправили бы его в ГДР».

Ныне о Вернере фон Брауне, напоминает лишь скромный памятник на кладбище ракетно-космического центра в Хантсвилле и его именем названа небольшая планета.

«Техника без людей, овладевших техникой, мертва.

Техника во главе с людьми, овладевшими техникой, может и должна дать чудеса».

И Сталин Немецкая шарашка самолетчиков в форме завода № Руководством авиационной отрасли было принято решение о необходимости перебазировать немецкие самолетостроительные заводы Юнкерса из городов Дессау, Галле, Штасфурта и Берлина на территорию завода N 458, расположенного в 100 км к северу от Москвы, поселок Иваньково (почтовое отделение Подберезье).

В связи с постановкой принципиально новых задач в апреле 1946 г. завод №458 переименовали в Государственный опытный завод №1.

Директором завода был назначен Абрамов Виктор Иванович, а исполняющим обязанности главного инженера - Вознесенский Феодосий Павлович.

Завод располагался в живописной местности (Московское море), но с очень убогой инфраструктурой.

Особенно острая проблема была с жильем.

Необходимо было поселить до 500 немецких специалистов, и около 1000 человек их семей.

В течение всего лета и осени 1946 г. шла интенсивная подготовка для приема немецких специалистов:

восстанавливались и расширялись цеха, ремонтировались жилые дома, строились финские домики на одну-две семьи В работе участвовало более 2000 строителей, в том числе 1100 немецких военнопленных.

. Место для размещения домов было выбрано в сосновом лесу. Было возведено 150 финских домиков, но это проблемы не решало. Тем более что возведенные наспех домики не были обеспечены ни водопроводом, ни канализацией, ни электричеством.

В преддверии зимы они для немцев представляли не лучшее зрелище. Особенно дощатые туалеты на морозе.

Основной задачей немецких специалистов было продолжение проектных и экспериментальных работ, начатых еще в Германии.

Промышленная база завода существенно пополнялась оборудованием, вывезенным с немецких заводов. Это были первоклассные станки, по сравнению с которыми отечественные станки выглядели предельно убогими.

Немецкое оборудование позволяло производить детали с высокой точностью. Прибывшие немецкие специалисты, создали школу подготовки советских специалистов, способных выполнять самые сложные задачи.

Из Германии были доставлены новейшие разработки реактивных самолетов с разной степенью готовности.

Планировалось продолжить работы по этим самолетам, а если они окажутся удачными, то довести их до серийного производства Новый директор привез с собой команду управленцев и ближайших сподвижников, которых требовалось разместить в благоустроенных квартирах.

Для этих целей наскоро возвели бараки и переселили в них семьи рабочих из благоустроенных квартир кирпичных домов. Были и слезы, и проклятия в адрес свалившихся на головы местным рабочим этих проклятых «фашистов» в форме немецких самолетостроителей и их руководителей.

Но и немецким переселенцам радостей было мало. Они приехали из больших благоустроенных домов и квартир.

Следом за ними пришли эшелоны с их дорогой мебелью, разместить которую в отведенные им метры жилья, не было ни какой возможности.

Тут уже у немецких женщин не обошлось без слез. Им пришлось выбрасывать дорогую мягкую мебель и впервые осваивать двухярусные кровати.

Организация быта, депортированных немцев Постепенно быт немецких специалистов налаживался.

Тем более что они чувствовали максимальную заботу о них в условиях послевоенной разрухи и лишений в России.

Немцы видели, что русский директорат завода и русские рабочие получают оклады в полтора раза меньше, чем близкие по рангу немецкие специалисты.

Для них был создан закрытый продуктовый магазин, куда допуск для русского населения был закрыт. В тот период существовала продуктовая карточная система. Немецкие семьи получали продуктовые карточки с большим продуктовым содержанием, как по количеству, так и по качеству.

При фабрике-кухне некоторые залы заводской столовый были выделены специально для немецких специалистов.

Для немецких детишек были организованы специальные классы с преподаванием на немецком языке. Для детей дошкольного возраста организованы детские садики, уход за которыми осуществляли жены немецких специалистов.

Даже в подобных условиях немцы умели интересно организовать свой досуг. В клубе "Дружба" и на фабрике кухне они проводили различные тематические вечера с хорошим декоративным оформлением и музыкальным сопровождением.

Немецкие специалисты даже стали получать ежегодные оплачиваемые отпуска. К сожалению, выезжать за пределы своего поселка они не имели право. За этим бдительно следили соответствующие структуры НКВД.

Приходилось свой отпуск проводить только в своем домике.

Вместе с тем, настроение немецких специалистов усугублялось тем, что они находились в положении депортированных: не имели гражданства. Их взаимоотношения с «работодателями» не были закреплены договорами. Они не имели права связываться с работниками немецкого посольства, являясь, по сути, подневольными рабами сталинской шарашки.

Их каждый шаг находился под надзором служб НКВД.

Организация работы немецких специалистов на заводе № В соответствии с поставленными задачами на заводе было организовано два ОКБ:

ОКБ-1 - по проектированию и освоению тяжелых бомбардировщиков во главе с Главным конструктором доктором Брунольфом Бааде.

Заместителями Главного конструктора были инженер Петр Николаевич Обрубов и немецкий инженер Ф.Фрайтаг, выпускник Гёттингенского университета.

Основу ОКБ-1 составили сотрудники самолетного предприятия в Дессау.

В группу ведущих сотрудников ОКБ- входили также автор проекта бомбардировщика «Ju 287» Г.Вокке, главный инженер завода Юнкерса в Дессау И.Хазелоф.

Исследования по аэродинамике возглавляли доктор Г. Бокхауз, в прошлом - руководитель отдела аэродинамики фирмы «Юнкерс» и К.Штраус, получивший докторскую степень в Ганноверском университете.

ОКБ-2 - по проектированию и освоению экспериментальных самолетов с жидкостным ракетным двигателем возглавлял Главный конструктор Гайнц Рессинг.

Заместителем Главного конструктора был назначен русский инженер Александр Яковлевич Березняк.

Для улучшения взаимопонимания были организованы курсы изучения иностранного языка. Немцы изучали русский, а русские, соответственно, изучали немецкий.

Для изучения ненормативной лексики - курсы не потребовались: своим умом доходили, что к чему.

Служебная и техническая документация оформлялась на двух языках. Слева на немецком. Справа на русском.

Для решения технических производственных вопросов использовались только квалифицированные переводчики, привлеченные на завод службой НКВД.

Судьба проектов самолетов Вокке с обратной стреловидностью крыла С нарастанием скоростей самолетов они все больше принимали обтекаемый вид стреловидной формы. Для всех аэродинамиков мира это превратилось в незыблемые догмы.

В период Второй мировой войны разведки многих стран завладели секретной информацией о том, что в Германии один из одаренных конструкторов фирмы Юнкерс Ганс Вокке создал проект бомбардировщика «Ju-287V» с обратной стреловидностью крыла, который был реализован в двух экземплярах.

В плане, это получалось чёрт те что, как будто самолет должен лететь задом на перед.

На основании 17 опытных полетов, фирмой Юнкерс была создана улучшенная конструкция самолета под шифром «EF-131», завершить испытания которого в Третьем Рейхе так и не успели.

Возможность этого бомбардировщика развивать скорость 800 км/ч и нести до 4000 кг бомб очень заинтересовали советских военных и, когда представилась возможность, они притащили этот опытный образец на завод №1 вместе с его создателями.

Статические испытания EF-131в ЦАГИ выявили недостаточная прочность фюзеляжа. По усилению конструкции, опытные полеты самолета позволили выявить, дополнительные слабые места и изготовить второй экземпляр с улучшенной конструкцией.

Одновременно было продолжено создание нового варианта этого самолета с обратной стреловидностью крыла, начатого коллективом Баада еще на заводе «Юнкерс», получившего шифр EF-132.

Оснащенный шестью двигателями ТРД "Юмо-012" с тягой по 3000 кгс. самолет обеспечивал дальность полета км, с бомбовой нагрузкой 4 т. кг, обеспечивая скорость - км/ч.

Результаты испытаний EF-132. Были признаны положительными, но была поставлена новая задача по улучшению самолета. Отмечена необходимость взамен шести маломощных двигателей ТРД "Юмо-012", использовать всего два микулинскими двигателями АМ ТРДК-01.

Разработка нового варианта началась в 1947 г. как инициативный проект ОКБ Бааде и в 1948 г. начались его испытания, которые шли с переменным успехом из-за отказов двигателей Микулина.

В 1949 г., после замены двигателей, полеты продолжили. 24 мая заводские испытания самолета были завершены. Максимальная скорость составила 904 км/ч, дальность полета - 2000 км.

Не приступая к Государственным испытаниям, коллективу Бааде приказали переделать этот бомбардировщик в дальний разведчик «140-Р» с дальностью полета 3600 км. и высотой полета 14 100 м.

Для достижения требуемых данных, на самолете решили установить новые, более экономичные двигатели ВК-1.

На концах крыла установили топливные баки, увеличивающие общий запас топлива до 14 000 л.

Эти чертовы топливные баки и стали той последней каплей, которая погубила перспективную идею.

Первый полет был осуществлен 12 октября 1949 г. октября самолет вторично поднялся в воздух. Оба полета были прерваны из-за сильной вибрации крыла. Самолет вернули на завод.

К изучению проблемы подключились специалисты ЦАГИ.

Было высказано предположение, что источником вибраций являлись расположенные на концах крыла баки.

18 июля 1950 г. правительственным решением все работы по самолету "140-Р" были прекращены.

В тот период, это был последний созданный в СССР самолет с крылом обратной стреловидности.

После неудачных испытаний разведчика "140-Р" в ЦАГИ поставили крест на этом направлении, считая нежелательным применения такого крыла в авиастроении.

Есть ли перспективы у самолетов с обратной стреловидностью Несмотря на то, что ученые мужи из ЦАГИ одним росчерком пера поставили вне закона самолеты с обратной стреловидностью, эта идея не оставляет в покое многих конструкторов вот уж несколько десятилетий.

Многие авторитетные ученые мужи от аэродинамики и исследовательские центры, в 40-50– е годы подвергли лавинной обструкции немецкую идею создания самолетов с обратной стреловидностью крыла. И на этом, казалось, все успокоились.

Но, в 1970-е годы начали просачиваться сведения, что.

американская фирма «Грумман» (ныне входит в состав объединения «Hортроп-Грумман») получила контракт на $71,3 млн. на разработку, постройку и летные испытания двух опытных самолетов Х-29А/В с обратной стреловидностью.

Результаты испытаний, строго засекречены, но были подтверждены данные о том, что их можно использовать, на более коротких взлетно-посадочных полосах.

За эту идею уцепились российские военные, подключив целую рать аэродинамиков и конструкторов. Они мечтали решить одну из самых болезненных проблем российских авианосцев с малой длиной палубных взлетно-посадочных площадок.

В России в ОКБ Сухого был создан экспериментальный истребителе С-37, получивший название «Беркут».

Начавшиеся в 1997 г. летные испытания, продолжались несколько лет. Как отметил Главный конструктор «Беркута», что довести его до серийного производства (из-за возникающих вибраций), пока не удалось. Судя по всему, идея доктора Г. Вокке и, усилия коллектива «советских немцев» под руководством доктора Брунольда Бааде довести «до ума» эту идею, не такие уже и беспочвенные.

Завершение работ Немецких специалистов в России Последней работой ОКБ-1 явилось создание фронтового бомбардировщика с крылом обычной стреловидности.

Самолет "150" впервые поднялся в воздух 5 октября 1952 г.

До конца года успели провести восемь полетов. Они дали обнадеживающие результаты.

Весной 1953 г. полеты продолжили, но 9 мая 1953 г.

Заходя на посадку против солнца, пилот неверно рассчитал траекторию и слишком рано взял ручку "на себя". Самолет взмыл вверх, потерял скорость и упал на аэродром с высоты метров. Руководство МАП решило не восстанавливать поврежденный самолет и прекратить испытания.

Вскоре после этого ОКБ-1 было закрыто и немецким специалистам разрешили вернуться на родину. Последние из них (в том числе Б.

Бааде) покинули СССР летом 1954 г.

Аналогичным образом завершили разработки самолетов «EF-126», «346-П», «486», которые не пошли в серийное производство.

Неудачей завершилась и работа по созданию специалистами ОКБ-2 сверхзвукового истребителя-перехватчика "486" по схеме "бесхвостка" с треугольным крылом, под руководством бывшего конструктора фирмы «Хейнкель»

Зигфрида Гюнтера.

В июне 1951г. МАП закрыло эти темы. Сотрудников ОКБ 2 распределили по другим отделам завода, а в 1954г.

отправлены в Германию с нулевой оценкой их достижений.

Сколько было потрачено средств на перебазировку немецких специалистов из Германии в Россию. Фактически у них поломали жизнь;

потеря жилья и имущества, потеря прежней работы, нарушен ритм обучения детей и работа в своеобразной Сталинской шарашке, под надзором НКВД с потерей всякой инициативы в работе.

Конструктора, гордость мирового авиастроения фактически были измочалены и выброшены на помойку.

«Идущий по следу никогда не обгонит впереди идущего».

Леонардо да Винчи Наступление эры реактивных двигателей Как бы ни относились к председателю РВС СССР М.Н.Тухачевскому, но одно бесспорно, что его следует считать родоначальником нового направления в авиационной промышленности СССР - в организации фундаментальных работ по созданию ракет и реактивных самолетов..

21 сентября 1933 г. он издал приказ Реввоенсовета СССР об организации на базе ГДЛ и МосГИРД первого в мире Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) РККА и, постоянно поддерживал его морально и материально.

Начальником РНИИ был назначен И.Т.Клейменов, а его заместителем — С.П.Королев.

Под покровительством Тухачевского в РНИИ развернул работы В.П. Глушко, по совершенствованию своего ЖРД ОРМ-1, разработанного еще 1930-31гг.

Одновременно воплощали в жизнь свои идей по созданию реактивных двигателей С. П. Королев, А. Ф. Цандер, А. М., А. М.Исаев, А.Г. Костиков и Л. С. Душкин.

Судя по всему, между конструкторскими группами не обошлось без соперничества и, даже грубого подсиживания.

Когда началось мракобесие и, был расстрелян Тухачевский, бдительные сотрудники РНИИ А.Г. Костиков и Л.С. Душкин написали письмо в ОГПУ, о явных сподвижниках Тухачевского начальнике РНИИ Клейменове, Королеве и Глушко.

В результате, И.Т.Клейменова расстреляли, Королева на Колыму добывать золотишко, а Глушко отправили в Бутырку для прохождения дальнейшей службы.

Эта операция позволила Костикову занять места начальника РНИИ, а Л.С. Душкину устранить своего главного конкурента в создании первого жидкостного реактивного двигателя ЖРД Д-1-А-1100.

15 мая 1942 г. стал днем торжества Л.С. Душкина.

Летчик-испытатель Григорий Яковлевич Бахчиванджи совершил первый полет в СССР на реактивном самолете БИ-1 с жидкостным реактивным двигателем ЖРД Д-1-А 1100 конструктора Л.С. Душкина.

Это был величайший прорыв в развитии авиации, хотя двигатель и не производил особого впечатления: рабочий ресурс двигателя составлял 18мин., а продолжительность непрерывной работы двигателя порядка 200 сек.

Л.С. Душкин был признан первым создателем реактивного двигателя в СССР, отправившего пилота в небо. Душкину пришлось недолго почивать на лаврах удачи. Во время очередного полета самолет БИ-1 вошел в пикирование и Бахчиванджи погиб. Вместе с ним погибли и все перспективы этого двигателя.

Главный конкурент Л.С. Душкина Валентин Глушко, из Бутырки попал в Тушинскую моторную шарашку ОКБ-82.

Несмотря на основные планы ОКБ по разработке дизельных авиадизелей, ему были представлены все возможности, продолжить свои работы по созданию реактивных двигателей.

Получив допуск, к своим ранее разработанным чертежам и расчетам, он, в Тушинской шарашке, закончил создание конструкции своего первого реактивного двигателя.

После начала войны в 1941г. и, перевода ОКБ-82 на Казанские авиационные заводы №22 и №16, Глушко были предоставлены все условия для воплощения в металле его проектов самолетных ЖРД РД-1, РД-1ХЗ, РД-2 и РД-3.

Тем не менее, руководство страны прекрасно понимало, что реактивные двигатели это дело далекого будущего, а война требовала немедленного, массового производства двигателей.

Значительные надежды возлагались на Чаромского и Яковлева, считая, что только дизельные двигатели могут решить сложные проблемы дальней бомбардировочной авиации, чтобы, согласно коммунистической доктрине – «громить врага в его собственном логове».

Прискорбные результаты налетов советской авиации на Берлин 22 июля 1941 г. германская авиация произвела первый налет на Москву, а затем они стали систематическими. С июля 1941 г. и по апрель 1942 г. подразделения Люфтваффе совершили против Москвы около самолетовылетов, сбросив 1610 фугасных бомб и около тыс. зажигательных.

Сталин приказал специальному подразделению дальней бомбардировочной авиации под руководством знаменитого полярного летчика Водопьянова, нанести ответные удары по столице Германии Берлину:

«Т-щу Водопьянову. Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9/VIII на 10/VIII или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налет на Берлин… 8.8.41г. И. Сталин».

Сомневаясь в успехе подобной операции, в своей докладной записке И.В. Сталину Водопьянов сообщал, что "дизельные" бомбардировщики не готовы к подобным операциям. Судя по ответу, Сталин тот был в курсе проблем с авиадизелями, но приказал выполнять приказ.

Первую бомбардировку Берлина произвели самолеты ДБ-3 ВВС Балтийского флота в ночь на 8 августа. В средствах массовой информации налет на Берлин был представлен, как феноменальное достижение советской науки и техники. Из ушедших на Берлин 10 машин в Пушкино вернулось только две машины, причем, немцы категорически отрицали появление советских самолетовв районе Берлина.

Конечно, во время войны следует считать возможным некоторое преувеличение успехов, поскольку сообщение о налетах советских самолетов на Берлин в значительной мере подняло моральный дух москвичей гибнувших под немецкими бомбами в Москве.

Об эффективности налета на Берлин можно судить по тому, что руководителя налета на Берлин Водопьянова, сняли с должности командира дивизии, сохранив звание комбрига.

Командующему ВВС генералу П.Ф. Жигареву было приказано повторить налет на Берлин.

Из-за коротких взлетных полос аэродрома в Пушкино (при полной бомбовой нагрузке), ряд самолетов попали в аварию при взлете. У других отказали двигатели. Из самолетов благополучно поднялись в воздух 7 самолетов ТБ-7 и три самолета Ер-2. Из этого налета - на свой аэродром вернулся единственный бомбардировщик ТБ-7, оснащенный моторами М-30 под командованием майора Угрюмова.

Дизельные моторы М-30 и М-40 главных конструкторов Чаромского и Яковлева продемонстрировали полную непригодность к длительным боевым полетам.

В ходе испытаний 10% дизельных моторов М-30 не смогли наработать более 50 ч, при этом примерно каждый третий дизель выходил из строя, не проработав и 10 ч!

Это переполнило чашу терпения Сталина и в марте года было принято разгромное решение ликвидировать завод №82. Этим решением мотивировалось необходимость укрепления производственной базы завода № 45, передав ему все ценное оборудования с завода №82. Попытка главного конструктора ОКБ-1 завода Тулупова, обратится с письмом к Л.З. Мехлису, чтобы предотвратить разгром детище НКВД завод №82 - не помогло.

На завод №82 нагрянули «коршуны» с завода № 45, и утащили все ценное оборудование, включая и работавших на них квалифицированных станочников.

Так эти «знаменитые» налеты на Берлин, стали «лебединой» песней завода №82 по производству дизелей.

Не известно, чьими молитвами, но 4 июня 1942 г. ГКО выпустил решение №1866сс, в котором НКАПу предлагалось на месте завода №82 организовать новый завод №500 "по производству мелких серий авиационных дизелей".

При этом теперь уже заводу №45 было предписано, срочно передать станочное оборудование на завод №500 и вернуть на завод №500 бывших рабочих завода №82.

Однако, в той суматохе ни НКАП, ни Госплан СССР, ни завод №45 не выполнили предписаний высшего руководящего органа страны. Чаромскому и руководству завода №500 пришлось самим, по крохам собирая необходимые станки.

Конец эры дизелей завода № Несмотря на все усилия двигателистов довести серийные дизели АЧ-30Б до требуемого уровня надежности никак не удавалось. В 1944г. в приказе №359, отмечалась неудовлетворительная работа, как конструктора Чаромского, так и завода №500. На заседании коллегии НКАП 15 ноября 1945 г. снова отмечалась неудовлетворительная работа главного конструктора А.Д.

Чаромского и завода №500.

Всего за 1945 г. завод № 500 сумел изготовить 397 шт.

АЧ-30Б и в первые месяцы 1946 г., еще 26 шт. Затем выпуск дизелей полностью прекратился.

За годы войны выпущено более 1000 двигателей АЧ 30Б.

Из несколько десятков бомбардировщиков Ер-2 с дизелями АЧ-30Б, было совершили всего 75 боевых вылетов.

Затем вся эта груда дорогостоящего металла пошла в металлолом.

На попытки В.М. Яковлева и в 1946г. развернуть создание на заводе №500 новых моделей дизельных двигателей, в МАП сказали – поигрались и хватит.

Наиболее поднаторевший в придворных интригах главный конструктор завода №45 В.М. Яковлев, пытался вместе с Чаромскиим и, друзьями в министерских креслах, сколотить своеобразную «Мекку» по дизелестроению.

Но, новый министр АП дал понять В.М. Яковлеву и А.Д.

Чаромскому,что в авиации время дизелей безвозвратно ушло. Приказом министра АП за №271сс от 10.05.48г.

планы выпуска дизелей с завода №500 снимались.

( РГАЭ. Фонд 69. Оп.1. Д. 235).

За проделанную работу руководство отрасли благодарило работиков завода.

Указом Президиума Верховного Совета СССР №222/ 232 работника завода были награждены орденами и медали. Среди которых были: А.Д. Чаромский – Орден Ленина, Ф.Я. Тулупов – Орден Трудового Красного Знамени, Р.К. Дума - медаль за Трудовую доблесть, а Главный технолог завода №500 и шарашки ОТБ-82 Г.Б.

Дейч - оказался без награды. Sela Vie.

(ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Д. 402).

Конец эры бензиновых двигателей завода № Многие фанатики всю жизнь изобретают «вечный двигатель», хотя это и противоречит законам физики.

Главный конструктор ОКБ-2 завода №500 Сергей Степанович Баландин прославился тем, что всю свою сознательную жизнь посвятил созданию безшатунных авиамоторов, способных развивать мощности до 24 500 л.с.

Его феерические обещания околдовали не только руководителей МАП, но и самого корифея всех наук Великого Сталина.

Постановлениями Правительства от 15.08.1936 г., от 19.06.1941 г., от 30.07. г. (подписаны И.В. Сталиным) – создаются максимально благоприятные условия для изобретателя в реализации его идей.

В мае 1943 г. С.С. Баландин назначается начальником и научным руководителем лаборатории спецдвигателей в ЦИАМ.

В соответствии с пожеланием Сталина ему в помощь подключаются: Спец. КБ ВВС + 4 НИИ, + 3 ОКБ МАП + 5 серийных авиазаводов.

Постановлением Совета Министров СССР от 9.07.1946 г., главным «козлом отпущения» был определен завод №500, на котором для Баландина было организовано ОКБ-2 с назначением его Главным конструктором;

производственно-хозяйственная деятельность которого, определялась постановлением Совета Министров от 9.07.46г. за №1499-666сс. Все работы по созданию безшатунных авиадвигателей Баландина строго контролировало правительство.

Министром АП Хруничевым М.В. были изданы приказы №547с от 15.08.46г., №665с от15.10.46г., №125с от 21.03.47г. и №197с от 10.04.47г. в котором были указаны сроки и соисполнители работ Баландина заводом №500, заводом №315, заводом №120, ЦИАМ и другими предприятиями МАП.

В результате всей этой суматохи и суеты можно констатировать, что «гора родила мышь». Сколько было угроблено денег и трудовых ресурсов трудно подсчитать.

Общими усилиями ОКБ-2 и завода №500 были изготовлены 9 опытных образцов двигателей от 140 л.с. до 3500 л.с.

Закончено поузловое производство и начата отладка авиадвигателей рекордной мощности - 10 000 л.с. (М-127) и 12 500 л.с. (М-127К). Завешено проектирование и поузловое изготовление безшатунного авиационного дизеля мощностью 14 000 л.с. (М-127Д) и в форсированном варианте М-127ДФ - мощностью 24 500 л.с.

Сложность и неотработанность конструкторских решений не позволили опытные конструкции довести до серии.

В недрах архивов РГАЭ в фонде 69 (дело 202) хранится весьма эмоциональный отчет за 1947г. о том, с какими трудностями приходилось сталкиваться на заводе № при создании 24-и цилиндрового двойного действия авиамотора М-127 мощностью в 9000 л.с.

Любопытно, что отчет о работах ОКБ-2 на заводе №500 в 1948г. был направлен в 8 ГУ МАП 18.01.48г. за подписью не Баландина, а И.О. Гл. конструктора ОКБ-2 Козакова?

Отчет изобилует жалобами на косность и непонимание институтов и заводов, подключенных постановлениями правительства. Особенно много в отчете нареканий на работу завода №500. (РГАЭ. Ф.8164. Оп.1. Д. 1679).

В 1951 г. отсутствие реальных сдвигов в надеждах на возможность постановки на серию безшатунных двигателей, а также подавляющая тематика реактивных двигателей в МАП, окончательно похоронило надежды Сергея Баландина поднять в небо безшатунный бензиновый двигатель.

В 1951 г, Сталин видимо окончательно понял, что в попытках получить самый мощный в мире авиационный двигатель, деньги и 14 лет работы заводов потрачены бессмысленно. Обычно, таких неудачников Сталин безжалостно расстреливал, но Сергею Баландину повезло.

ОКБ-2 на заводе №500 было расформировано, все наработки были выброшены на свалку, а Баландин переведен в ЦИАМ (в научный отстойник), где занимая различные второстепенные должности, доживал свой век.

Но, до сих пор находятся тысячи фанатиков конструкторов, мечтающих создать нечто подобное.

Судьба двигателя ТР-1 конструктора А.Люлька на заводе № В отечественной истории по созданию отечественных реактивных двигателей, пальма первенства отдается Архипу Михайловичу Люлька, который создал не цельнотянутый, а родной отечественный реактивный двигатель ТР-1.

В 1947г. завод №500 получил задание изготовить опытную партию реактивных двигателей ТР-1. После ознакомления с чертежами двигателя, руководство завода стало отчаянно отбиваться от организации производства этого двигателя.


В это же время было получено задание на организацию производства реактивных двигателей, типа английских двигателей модели Дервент-5.

Руководство завода №500 решило, что «двух седоков Боливар не вынесет».

Тем более, имея неудачный довоенный опыт работы с этим конструктором, руководство завода №500 (имея связи в МАП) умудрилось спихнуть этот заказ на завод №45.

В процессе изготовления двигателей ТР-1 руководство завода №45 постоянно получало нахлобучки и разносы от министерства за срыв сроков изготовления двигателя ТР 1.

Заводу №45 пришлось устранить 46 основных конструкторских дефектов, 236 дефектов, негативно влиявших на надежность двигателя. Было внесено изменения в конструкторскую документацию, выпущены 1346 извещения об изменениях, подготовлено 320 чертежей по доводке и улучшения деталей. Себестоимость двигателя получилась в 775 тыс. рублей, что было в 5 раз дороже себестоимости истребителя «Як» с мотором М-105.

Всего было выпущено 29 двигателей ТР-1 и на этом все успокоились.

Пользуясь «всеядностью» завода №45 Главный конструктор завода №300 А.А.Микулин предпринял попытку обязать завод №45 изготавливать и его зарождающее детище - реактивный двигатель АМТКРД-01.

В кулуарах МАП было подготовлено постановление правительства и приказ министра №479 от 23.06.46г., которые обязывали завод№45 изготовить малую серию реактивных двигателей Микулина.

По простоте своей душевной руководство завода № «взяли под козырек» и приступили к изготовлению первых партий деталей, которые технологически оказались настолько сырыми, что поток микулинских изменений побил рекорд даже по сравнению с деталями двигателя конструктора Люлька.

Выбирая меньшее из двух зол, Главный инженер завода №45 А.А. Куинджи, имевший большой авторитет у Сталина, смог доказать ему что, «двух седоков Боливар не вынесет»

и, заводу №45 следует сосредоточить все усилия на выпуске реактивных двигателей Архипа Люлька.

По решению Сталина изготовленные на заводе № пять комплектов деталей микулинского двигателя АМТКРД 01, были отправлены на завод №300 для доведения их «до ума».

Эпопея с мотором Микулина на заводе №45 была завершена.

Эти примеры говорят о том, как имея «волосатую» руку в высших эшелонах власти, многие решали свои проблемы.

Например, работая Главным конструктором ОКБ на Рыбинском моторостроительном заводе №24, Архип Люлька свой первый реактивный двигатель пытался запустить в серию в Москве на заводе №500.

Навязывание серийному заводу №500 «сырого» изделия ТР-1 в тот период, когда завод приступил к организации серийного производства хорошо отработанных конструкций двигателей Дервент-5 английской фирмыRolls-Roycе, вряд ли могло привести к иному финалу.

Разумеется, можно понять и руководителей МАП, которые считали необходимым поддерживать опытные работы отечественных конструкторов.

Для созданного впоследствии конструктором Люлька более совершенного реактивного двигателя АЛ-7, завод №500 согласился изготавливать большое количество узлов и деталей.

, Это не прватизация, а бандитская прихватизация С. Потехин Бандитская приватизация ММПО им. В.В. Чернышева.

Акционерное общество открытого типа «ММП имени В.В. Чернышева»

было учреждено посредством приватизации государственного ММПП им. В.В. Чернышева в соответствии с законом № 1531-1 от 3.07.1991 г.

В соответствии с законом 50%+1 акция предприятия передавались государству, а остальные заводчанам.

На каждый приватизационный ваучер (Чубайса),работникам завода выпало по 17 акций.

Рабочим завода разрешалось докупить ваучеры на московской бирже и приобрести дополнительные акции, но не более 6 тысяч штук.

Помимо затрат на приобретение ваучеров, необходимо было выкупить у завода акции по цене 1000 руб. за штуку.

Вместо акций на руки выдавали сертификат с указанием общего количества акций владельца. В качестве примера привожу свой сертификат на 1214 акций, за который я уплатил 1.214.000 рублей, не считая стоимости ваучеров на ММБ.

В 2000г. заводчанам были выплачены первые дивиденды1.039.323р. из расчета 3р. на акцию. В 2001 2004гг. по 4 рубля.

В этот период активно разворачивались «закулисные игры»

за обладание заводом.Структуры, владевшие государственным контрольным пакетом акций завода, предприняли усилия по замене Генерального директора завода Третьякова Олега Николаевича.

В ноябре.2001г. Генеральным директором ОАО “ММП имени В.В. Чернышева был назначен Новиков Александр Сергеевич, из руководящей обоймы ФГУП "РС "МиГ".

«Новая метла по-новому метёт»

Новый Генеральный директор завода А.С. Новиков привел с собой на предприятие свою команду доверенных управленцев. Начавшиеся замещения в руководстве завода, соответственно, ломали устоявшиеся на заводе традиции по организации производства.

Если «старое» руководство завода основное внимание уделяло совершенствованю методов технологической подготовки производства, то новая команда управленцев, в соответствии со своим уровнем знаний, своей главной задачей считала создание системы управления бюджетом предприятия.

Вместо разрабатывавшейся на заводе системы автоматизации проектирования техпроцессов САПР-ТП, с 2005г. основные финансовые ресурсы по новой технике были брошены Новиковым назаключение многомиллионных договоров с Президентом холдинга ЛАНИТ Георгием Генсом на внедрение американской системыSSAERPLNпо управлению бюджетом предприятия.

Несомненно, автоматизация учета весьма важная задача, но, не нужно обвешиваться академическими регалиями, чтобы знать, что успехи любого машиностроительного завода определяются, прежде всего, уровнем технологической подготовки.

Именно с этого года завод покатился в финансовую пропасть, заводчане лишились получения дивидендов по своим облигациям, а предприятие стало деградировать в своих технических возможностях.

Катастрофическая деградация завода привела к тому, что когда в 2008г. встал вопрос о заимствования технологий производства вертолетных двигателей на Запорожском заводе «Мотор-Сич», то специалисты Запорожья весьма пренебрежительно прокомментировали команду А.

Новикова, что этим в короткие сроки освоить техпроцессы не под силу.

Аналогичную оценку дали и разработчики вертолетных двигателей Ленинградского объединения «Красный Октябрь», которые категорически протестовали против передачи ихъ «детища» в руки команды А. Новикова.

Новые традиции нового руководства.

Вся последовательность директоров завода в прежние годы: Чернышев, Напольнов, Третьяков, использовали для своих разъездов обычную черную «Волгу».

Несмотря на критическое финансовое положение на заводе А.С. Новикову приобрели последнюю модель Лексуса. Его новоиспеченные замы довольствовались «мостодонтами» несколько меньшего калибра.

В заводском отчете за 2008г. утверждается, что средняя зарплата работников завода составляет 28т. руб. Это, как средняя температура всех больных в поликлинике.

Работая на должности Ведущего специалиста, мой оклад составлял 20т. руб. Однажды, восстанавливая сбой в программе ПЭВМ Завкома по учёту членских взносов, я обнаружил, что замы директора получают под полмиллиона.

Доходы Генерального директора А. Новикова и его окружения, под строжайшим секретом.

Указ президента Дмитрия Медведева о представлении чиновниками своих доходов, для ММПО им. В.В.

Чернышева не Указ. Здесь свои законы.

Подобное отношение к рядовым работникам завода привело к тому, что большинство молодых специалистов стали уходить на другие предприятия.

Завод продолжал держаться на отработанных технологиях старыми специалистами в прежние годы.

Примером может служить номенклатура основного производства типа авиадвигателей РД- Первые авиадвигатели РД-33 были изготовлены на московском «Красном Октябре» в 1977 г., а после переименования завода в 1983г. в ММПОим.

В.В.Чернышева, продолжался серийный выпуск этих двигателей.

В отчете завода за 2009г. значится - серийное производство двигателейРД-33, РД-33МК. Завод до сих пор держится наработками технологов 32-летней давности.

ММПО им. В.В. Чернышева деградирует. Эта оценка не только специалистов Петербурга и Запорожья, но и работников, проработавших многие годы на заводе.

Добровольно-принудительный грабёж акционеров Возглавляя акционерное предприятие ММПО им.

В.В. Чернышева Генеральный директорА.Новиков фактически не имел ни одной акции этого предприятия, поскольку,все акции завода уже имели своих собственников.

Эту проблему Новиков решилв добровольно принудительном порядке. Собрав начальников цехов и отделов, он потребовал, чтобы их подчиненные продали свои акции заводу.

Мотивировалось это тем, что возникли финансовые структуры, которые планируют захватить завод, и на его территории создать торгово-развлекательные заведения.

Утверждалось, что только концентрация большинства акций в руках директорского корпуса, способна спасти завод.

Руководители подразделений бросились спасать завод, выполняя указания А.Новикова.

Поскольку добровольцев продавать свои кровные акции по 300 руб. за штуку не находилось, то использовался широкий арсенал давления от « пряника до кнута».

Некоторым предлагали повышение в должности, другим повышения зарплаты, а большинству грозили сокращением.

Угрозы «кнута» коснулись в основном работников предпенсионного и пенсионного возраста, котором после сокращения на заводе будет очень сложно найти работу в коммерческих структурах.

Меня «полоскали» около месяца на различных уровнях:

начальник, отдела, начальник отделения, зам директора, но я пошел на принцип и не отдал свои акции.

Мой друг, начальник буро технической эстетики Суконник, имевший значительный пакет акций, жаловался мне, что его буквально задавил начальник отдела О.В. Гаценко и, он боится повторить судьбу фотографа отдела, которого Гаценко задавил до того, что тот отдал Богу душу.


Такое проявление рвения следует рассматривать, как крайность. Многие начальники цехов и отделов продавали свои акции, подавая пример для подчиненных. И потекли акции работяг в спецфонд спасения завода.

Коммерческие структуры, узнав о продаже рабочими своих акций по 300 руб., развесили возле завода объявления, предлагая купить акции по 1000 руб. за штуку.

Новиков приказал руководителям подразделений довести сведения до своих работников завода, что все, продавшие акции коммерческим структурам будут немедленно сокращены.

Те работники завода, которые готовились уйти с завода,плюнули на эти угрозы и продали свои акции коммерческим структурам по 1000 руб. за акцию.

Завод пытался противиться появлению в регистре акционеров завода посторонних коммерческих структур, но проиграл судебные тяжбы, и пришлось оплачивать судебные издержки.

По состоянию на конец IV квартала 2006г. в реестре акционеров завода государству в лице ФГУП «РСК «МиГ»

принадлежало 50% +1 акция.

Работники завода владели 50% - 1 акция.

. Среди наиболее крупных держателей акций:

Ген. дир. Новиков Александр Сергеевич -15,4724% Зам. ген. дир. Перцев Владимир Алексеевич - 3,89% Зам. ген. дир Архипов Геннадий Николаевич - 0,5764% Зам. ген. дир.Третьяков Олег Николаевич - 0,0603%.

Пред. ревиз. ком.Гаценко Олег Владимирович - 0,0381% Работники завода в количестве 4167 человек владели небольшими пакетами акций (не более0,001%), а другие вообще остались без акций, продав их в «фонд спасения завода».

Как и предполагалось, акции, приобретенные у работников завода, оказались не в «спецфонде спасения завода», а в руках Генерального директора завода А.

Новикова и его приближенных. Тем более что их доходы позволяли им это сделать.

Что касается Генерального директора завода А.

Новикова, то он, занимая по совместительству пост в Совете директоров коммерческого «Московского Индустриального банка», со своими чеченскими коллегами, реально мог скупить все акции у работников завода.

Предел терпения работников завода Анализируя деятельность Новикова, многие считали, что он в чьих-то интересах сознательно пытается обанкротить завод, а желающих завладеть этим лакомым куском, было более чем достаточно.

У многих особое недовольство вызывало то, что Новиков, занимая должность Генерального директора завода одновременно, был в Совете директоров Московского Индустриального банка, в котором брал многомиллионные займы под непомерные проценты.

Президент банка Арсамаков Абубакар Алазович и его окружение:Арсамакова Майдат Гайрбековна, Арсамаков Адам Абубакарович, Арсамакова Мадина Абубакаровна, Курбанов Махмуд Андрашидович и др., были известны своей связью с чеченскими силовиками.

Получалось, что Новиков находясь в этом окружении, брал деньги в долг у самого себя, позволяя банку наживаться на непомерных процентах и, обворовывая заводчан. Занимая многомиллионные кредиты под 25% годовых, завод планомерно двигался к банкротству.

Убытки завода за 2007 г. составили 580 000 000 рублей.

Задолженности банкам превысила 3 000 000 000 руб.

Убытки завода за 2008г. превысили 1 000 000 000 руб.

19 июня 2008г., акционеры завода, организовали митинг перед главной проходной завода, требуя отставки директора завода – Александра Новикова, который сделал авиационный завод убыточным и фактически подвел его к банкротству.

Территория проведения митинга была мгновенно оцеплена сотрудниками милиции, все плакаты с лозунгами "Новиков уходи", "Где наши дивиденды?", и т.д.

были изъяты. Участников митинга и тележурналистов разогнали. В цехах и отделах провели душеспасительные беседы, что все замеченные в подобных митингах будут уволены с работы.

Председатель профкома завода Климов Н.П. гневно осудилнесанкционированную выходку демонстрантов.

Организация КПРФ завода дистанцировалась от этих несанкционированных беспорядков.

Спрашивается, у кого рабочие завода могли найти защиту?

Очередной передел контрольного пакета акций завода Когда долг ММПО им. Чернышева превысил 22 000 000 000 руб., а Генеральный директор завода А. Новиков продолжал скупку акций у работников завода, то в высших эшелонах оборонпрома пришли к выводу, что очередной «фокус» А. Новикова может действительно привести завод к банкротству.

Ещё 30 декабря 2008 г. на заседании правительства РФ, было принято решение спасти ММПО им. В.В. Чернышева от банкротства, выделив ему субсидии в размере 2,9 млрд.

рублей на увеличение уставного капитала, 1 млрд. – компенсация по процентным ставкам, и обеспечив госгарантии на 3,06 млрд. рублей.

Цена размещения одной акции дополнительного выпуска составляет 3,673 тыс. руб. Таким образом, в результате допэмиссии «Оборонпром»был готов перечислить заводу 4,408 млрд. руб.

Однако подобный план спасения завода от банкротства совершенно не устраивал лично Генерального директора завода А.Новикова.

Дополнительная эмиссия заводом в пользу корпорации «Оборонпром», обесценивала его личный пакет акций. Ему на тот момент принадлежало уже 16,6% акций завода.

Судя по всему, компромисс был найден.

8 декабря 2009г. Федеральная служба по финансовым рынкам зарегистрировала дополнительный выпуска обыкновенных акций ММП им.Чернышева. По закрытой подписке размещено 789546 акций номиналом 1 руб.

каждая.

11 декабря 2009г. ОАО «ОПК Оборонпром» зафиксировал свою долю в 84,7% акций в ОАО ММП им.Чернышева.

Это позволило заводу погасить наиболее грабительские кредиты в обмен на то, что фактическим хозяином завода стала карпорация ОАО «ОПК Оборонпром».

Уставный капитал Общества составили 1 135 обыкновенных именных бездокументарных акций.

Количество акционеров занесенных в реестр – 3 926.

Годовой отчт акционеров ММПО им. В.В. Черныщева за 2009 год В годовом отчете за 2009г. отмечалось, что по уточненным данным 89,81% акций завода принадлежит открытому акционерному обществу «Объединенная промышленная корпорация «ОБОРОНПРОМ». Причем 58,56% акций из общего пакета принадлежат правительству Р.Ф.

Генеральным директором корпорации «ОБОРОНПРОМ»

назначен Реус Андрей Георгиевич.

Краткосрочное кредитование производственно хозяйственной деятельности Общества обеспечивает Тушинское отделение ОАО «Московский Индустриальный банк». Как же может жить А. Новиков без своих друзей чеченцев.

Самое любопытное в отчете за 2009г. оказалось то, что Генеральному директору завода А. Новикову не принадлежит ни одной акции завода.Оказывается «ОБОРОНПРОМ» выкупил у А.Новикова все 16,6% принадлежавшие ему акции по цене, 3 673 руб. за акцию.

На собрании акционеров за 2009г. Новикову был задан вопрос можно ли и другим акционерам, продать свои акции по такой цене, то получили ответ, что «ОБОРОНПРОМ»

больше не планирует приобретение акций нашего завода.

Поражает наглость не только поступков, но и ответа.

Во-первых, это то, что под давлением вырывал у работяг акции по 300 руб., а продал по 3 673 руб. С какой совестью после этого он может смотреть в глаза работникам завода.

Во-вторых, по его договоренности с руководством «ОБОРОНПРОМ, стоимость акций других акционеров завода стала =1 руб. Фактически, акции остальных акционеров завода превратились в хлам.

Как можно расценивать такой поступок по отношению к акционерам завода?

Даже его ближайшее окружение не смогло продать свои акции. Например, в отчете значится, что Перцев Владимир Алексеевич по-прежнему владеет 3,8881% акциями завода.

Не исключено, что ближайшее окружение Новикова в перспективе сможет успешно реализовать свои акции.

«То, что мы есть сегодня,— это следствие наших вчерашних мыслей, а сегодняшние мысли создают завтрашнюю жизнь.

Жизнь — это порождение нашего разума».

Основы Буддизма.

Завод №500 - путь автора длиною в жизнь В 1947г. судьба забросила меня - беспризорника на авиационный завод №500 в подмосковном городке Тушино.

Как это не забавно но, мне кажется, что громадная свалка на территории завода №500 - «вывела меня в люди».

В 1941-45гг. северо-западная часть территории завода, была превращена в свалку, куда свозили сбитые и упавшие из-за дефектов самолеты. Разделочная база завода №453, изымала из них двигатели и некоторые фрагменты, а покореженные корпуса самолетов сваливали в многоэтажные кучи.

В 1945-49гг. на этом куске территории был организован лагерь немецких военнопленных завода №500, вместе с которыми мне довелось работать около двух лет.

Подталкиваемый мальчишеским любопытством, я обследовал все кабины самолетов, в которые можно было попасть. Я обнаружил там целый Клондайк различных интересных вещей. Самыми ценными находками, были американские радиоприемники «УС-1».

Моей главной мечтой стала цель – заставить заговорить хотя бы один радиоприемник, но как подступится к этой задаче, я не знал. Мои знания в этой области были равны нулю.

Среди немецких военнопленных, работавших в нашем цехе №63, оказались два радиста, которые предложили свою помощь в решении моей мечты, если я смогу достать схемы американских радиолам, используемых в этих приемниках.

Схемы радиоламп я достал, а немцы составили схему позволившую понять, что нужно делать дальше. С помощью советов немецких военнопленных, изготовил блок питания и выходной каскад радиоприемника для подключения динамика.

Какой же я был счастливый, когда приемник заработал и, я начал ловить различные музыкальные радиомаяки (были в то время такие), переговоры служебных радиостанций и даже Голос Америки.

В Москве эта радиостанция глушилась особенно беспощадно. Немецкие радисты помогли мне соорудить рамочную щелевую антенну, которая позволяла значительно снизить вой «глушилок» и стала объектом для подражания знакомых мне радиолюбителей.

Поскольку немецкие военнопленные категорически дистанцировались от создания этой антенны, то вся слава создателя досталась мне.

Слух о народном умельце-электронике дошел до начальника экспериментального цеха №40, который очень нуждался в электронике.

Видимо Богине Судьбе было угодно поплевать на палец и перевернуть страницу судьбы жизни бродяги безпризорника.

Короткие переговоры и, я самый счастливый человек на свете, поскольку в моей трудовой книжке появилась запись о переводе меня на работу в должности техника радиста прибориста.

В тот период на завод, по репарации из Германии, было завезено большое количество не только металлорежущих станков, но и различной аппаратуры, назначение которой было абсолютно непонятно, поскольку документация отсутствовала.

В завалах различного немецкого барахла на складе цеха я обнаружил целый ящик километровых рулонов магнитной ленты фирмы Agfa.

Пользуясь благосклонностью кладовщицы, я потихоньку заимствовал несколько рулонов этой магнитной ленты и занялся созданием магнитофонов. Именно эта магнитная лента привела меня к главной цели моей дальнейшей жизни создания систем программного управления станками с управлением от магнитной ленты.

Экзотика экспериментального цеха № Назначение цыгана Думу Романа Куприяновича начальником экспериментального цеха №40 многие считали экзотикой не только завода №500, но и всей авиационной промышленности.

Его методы руководства коллективом цеха совершенно не укладывались в стандартные нормы, сложившихся традиций.

Он почти никогда не выходил в цех из своего кабинета, но в каждую минуту досконально знал, кто, чем занимается в цехе и когда возможно ожидать завершение ими работ.

Многие считали, что этот цыган явно владеет телепатией.

Во всяком случае, мои мелкие ухищрения он видел насквозь.

Экспериментальный цех, считался на заводе цехом науки за выполнение множества работ по хозяйственным договорам с научными институтами по решению самых сложных технических проблем завода.

Об отношении директора завода В.В.Чернышева к цыгану-инженеру говорил тот факт, что он подчинил ему в замы доктора технических наук, профессора Васильева Дмитрия Тимофеевича (профессор был беспартийный).

По интеллекту, инженерной квалификации и практической хватке - этот цыган явно того заслуживал.

Когда в моей работе оказывались свободные часы, он снисходительно относился к моим увлечениям по созданию различных электронных самоделок и всецело поддержал мою идею создать систему электронного управления станком для фрезерования пера лопаток реактивных двигателей.

Он договорился с директором института Автоматики и Телемеханики академиком В.А.Трапезниковым о проведении совместных с заводом поисковых работ в этой области.

Как цыганскую экзотику я расценил, его критический отзыв о моих способностях, поскольку я три года потратил на заочную аспирантуру НИАТ, чтобы подготовить и защитить свою кандидатскую диссертацию.

Видимо моя учеба в аспирантуре НИАТ и защита диссертации переполнила его терпение, хотя я и не использовал полагавшиеся мне дополнительные отпуска по учебе, а все свое время и все усилия использовал на реализацию производственных задач.

После моей защиты у Думы, видимо, «лопнуло терпение» и он за три месяца подготовил свою кандидатскую (используя свои ранние публикации) и успешно защитил ее в МАИ.

Судьба беспартийных руководителей Развивая работы совместно с институтом автоматики и телемеханики АН СССР по созданию станков с программным управлением для обработок турбинных лопаток, в моем подчинении оказалось около специалистов. Возникла необходимость формально узаконить мои права руководить этим коллективом.

По настоянию зам. главного инженера по новой технике Дейча Григория Борисовича, Дума дал согласия о назначении меня его заместителем по экспериментальному цеху №40.

По сложившимся на заводе традициям Сталинского времени все назначения на руководящие должности утверждались только после рассмотрения предложения на парткоме завода и утверждения предложенной кандидатуре членами парткома.

Разумеется, члены парткома, предпочитали, чтобы руководящие должности на заводе занимали только верные сыны коммунистической партии.

Напутствуя меня перед отправлением на партком, Дума настоятельно просил меня зажать все мои эмоции в кулак и не взорваться на парткоме. Он внушал мне, что это я должен сделать не столько ради себя сколько для него, ибо если меня не утвердят на парткоме, то на него, как давшего на меня представление на эту должность, ляжет черное пятно по партийной линии.

На парткоме меня почти дословно обвинили в том, что я брезгую быть членом коммунистической партии и, пожалуй, они были недалеко от истины.

Некоторые члены парткома высказали мысль, что фашистские концлагеря, в которых мне довелось быть узником, наложили на меня фашистскую идеологию.

Разумеется, такой человек недостоин, руководить коллективом в цехе №40, большинство из работников которого, являются членами коммунистической партии.

Несомненно, у каждого члена парткома были друзья, которые были бы не прочь занять должность заместителя начальника цеха по новой технике. А здесь какой-то выскочка!

Мне страшно хотелось плюнуть на всю эту коммунистическую богадельню и уйти, куда глаза глядят.

Тем более что меня приглашал работать в институт автоматики и телемеханики, академик В.А.Трапезников, обещая создать условия для развития моей темы до докторской диссертации.

К сожалению, оклады его младших научных сотрудников были слишком мизерные.

Тем не менее, данное мною обещание Думе вытерпеть все нападки, позволили мне удержаться в приемлемых границах поведения.

Несмотря на это, все складывалось к провалу надежд на мое утверждение на парткоме заседание парткома, если бы не выступление заместителя директора по кадрам Бодрова.

Все же, есть порядочные люди в России.

Бодров обвинил состав парткома, что он мало уделяет внимания по вовлечению молодых специалистов завода в партию. То, что Симоненков не член партии эта недоработка прежде всего парткома.

Что касается Симоненкова, то он достаточно хорошо проверен, как службой отдела кадров, так и системой первого отдела. Работы по созданию станков с программным управлением требуют уникальных знаний, которые им изложены в диссертации и утверждены отраслевым институтом НИАТ, поэтому в данное время он является единственным, кто может успешно руководить решением этих заводских задач.

Это единственный кандидат технических наук, который работает на нашем производстве.

Кажется, выступления Бодрова перевесило чашу весов этого судилища и меня утвердили.

Нервы у меня были доведены до предела и, после всей этой нервотрепки на парткоме, я разочаровался в людях.

После этого невольно поверишь Библии, в которой сказано:

«И увидел Господь, что велико развращение человека на земле И раскаялся Господь, что создал человека». (Бытие 6:5).

Единственно кто был по-настоящему доволен, всей этой эпопеей – это начальник цеха Дума, который считал, что он создал мне, слишком тепличные условия, а партком показал мне, что значит настоящая жизнь.

Пожалуй, Дума был недалеко от истины, но и сам не смог справлялся со своими эмоциями - после демонстративного жестокого разноса его директором завода В.Чернышевым, этот цыганский самородок не выдержал и повесился.

Это было жестокое время, и Чернышев соответствовал тому времени. Жизнь видимо его не научила ценить жизнь других.

Сталин преподал ему урок человечности, когда из-за низкого качества двигателя, созданного под руководством директора Запорожского моторного завода № В.В.Чернышева, разбился любимец Сталина летчик Чкалов.

Да и не только любимец Сталина, это был любимец всего народа, как знамя беззаветной русской отваги.

Чернышев в Запорожье гнал план, невзирая на качество.

За такие дела директора тогда расплачивались жизнями, а В.В.Чернышева только понизили в должности с директора до заместителя главного инженера и перевели работать на завод №24 (позже завод Салют).

Меня угораздило только один раз попасть на прием к директору завода №500 Чернышеву. Когда в процессе нашего общения он пару раз стукнул кулаком по столу, я пришел к выводу, что общение с Чернышовым - не моя стихия.

Завершив собеседование со мной, Чернышев вызвал Дейча и спросил « что это был за сумасшедший»? Дейч его успокоил, что это был не сумасшедший, а фанатик своей работы и, для завода он опасности не представляет.

Тем не менее, я глубоко благодарен Чернышеву за отдельные вспышки человечности.

После завершения аспирантуры, я никак не мог набраться мужества выйти на защиту диссертации. Мне все казалось, что нужно ее подработать, переделать, улучшить и т.п.

Чернышеву видимо надоела моя канитель и, он позвонил директору НИАТ Белянину, с «претензиями», что институт зажимает защиту диссертации работнику его завода Симоненкова.

На следующий день я был вызван к академику Белянину, и тот больше часа потратил на анализ моей диссертации.

После чего вызвал Ученого секретаря и приказал назначить день защиты. Так я был приперт «к стенке» и защитился.

Некоторые вехи автоматизации авиамоторного производства Более 60 лет работы на этом заводе я посвятил исключительно работам по созданию станков с программным управлением и разработке математического обеспечения автоматизации технологической подготовки производства с использованием станков с ЧПУ.

Когда еще почти никто не верил в эту затею, я своими руками изготовил свою первую систему программного управления, от которой впервые в Советском союзе заработал фрезерный станок по обработке турбинных лопаток. В те годы полупроводники находились в зачаточном состоянии, поэтому первый экземпляр системы был выполнен на радиолампах.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.