авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

«Вильнюс 2013 УДК 316.77 ББК 85.382 У69 Рекомендовано к изданию Научным советом ЕГУ (протокол № 53-24 от 10.07.2012 ...»

-- [ Страница 4 ] --

• основываться на понимании фундаментального характера прав человека, вытекать из понятия достоинства и ценности человека;

• быть достаточно четкими, чтобы дать возможность выделить права и обя занности, которые можно реализовать;

• содержать по возможности механизм эффективной имплементации, включая систему отчетов;

• привлечь внимание и поддержку международного сообщества.

Как следует из основных положений резолюции, стандартам присущи следую щие понятиеобразующие черты и функции, которые при их сравнении с преды дущими классификациями практически совпадают:

• МСПЧ являются частью международно-правового регулирования (должны соответствовать нормам международного права);

• должны обладать определенными нормативными признаками (быть чет кими, содержать права и обязанности, которые можно реализовать);

• базируются на ценностях прав человека (достоинство человека и его права составляют фундамент стандартов);

• должны быть эффективными (предусматривать механизм имплемента ции и контроля за выполнением);

• должны обладать характером универсальности (привлечь внимание и поддержку международного сообщества);

это возможно лишь в случае, если предлагаемые подходы могут быть применимыми для правовых систем, осно ванных на самых разных культурных, идеологических и религиозных подходах.

МСПЧ должны выполнять:

• нормативную функцию (являться частью международного права и соот ветствовать его нормам, регулировать права и обязанности для их реализации на национальном уровне);

• правоприменительную (служить реализации прав и эффективной импле ментации);

• информационную (должны привлечь внимание международного сообще ства);

• защитную и контрольную (базируются на концепции фундаментальных прав человека, содержат механизмы контроля).

Процедура подготовки и принятия МСПЧ Процедура подготовки и принятия МСПЧ зависит от типов документов.

В отношении международных договоров (группа С, см. табл. 2) процедура опре деляется функциями организации, в рамках которой происходит подготовка ральной Ассамблеи ООН 41/120 от 4 декабря 1986 года. http://www.un.org/russian//ga/41/ docs/res41_3.htm [2011-04-07].

текста международного соглашения. Например, тексты договоров, разрабаты ваемых в рамках системы Организации Объединенных Наций, принимаются на сессиях Генеральной Ассамблеи. Принятию договоров предшествует длитель ная процедура, которая включает ряд действий со стороны государств по ини циированию подготовки тех или иных договоров, работе созданных комитетов по подготовке проектов этих договоров.

Так, например, работа с текстом Пакта о гражданских и политических правах началась в 1947 году с проектов, предложенных отдельными странами – Соеди ненными Штатами (1947) и Великобританией (1947), и продолжалась на заседа нии специальной Комиссии (1948), а затем нескольких специальных комитетов, созданных Генеральной Ассамблеей ООН и выполнявших свою работу на про тяжении почти двух десятков лет96.

Практически все государства-члены ООН принимали активное участие в об суждении текста соглашения, пока процесс не завершился принятием доку мента резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года.

Текст резолюций Генеральной Ассамблеи, которым принимается то или иное соглашение, предусматривает дальнейшую процедуру, которая включает ряд действий со стороны государств по признанию этих документов, имеющих обя зательный характер для отдельных государств.

Таким образом, процедура подготовки и принятия стандартов в виде междуна родных договоров осуществляется при непосредственном участии и контроле со стороны государств-членов. Важно иметь в виду также, что процедуры за ключения международных договоров, присоединения и признания обязатель ной силы для отдельных государств регулируются Венской конвенцией о праве международных договоров (1996).

Для другой группы стандартов (группа D, стандарты в узком значении) пред усмотрены процедуры, которые имеют существенное отличие от стандартов группы С.

Главное отличие состоит в том, что если документы группы С готовятся и при нимаются при непосредственном участии государств (их представителей) и после выражения согласия на обязательность этого документа он приобре тает юридическую силу для данного государства, то к подготовке документов группы D государства либо совсем не имеют отношения, либо это отношение опосредованное.

Работа с этой группой документов осуществляется не представителями госу дарств-членов международных организаций, а рабочими группами, уполно моченными на разработку стандартов и избираемыми для этой работы, как правило, в «личном» качестве, т.е. вне представительства со стороны отдель ных государств. Процедура назначения членов рабочих групп и мандат самой группы бывают самыми различными.

Так, документы «мягкого» права в рамках Организации Объединенных Наций готовятся рабочими группами, в которых могут быть представлены такие ор The Universal Declaration on human rights: an historical record on drafting process. http://www.

un.org/depts/dhl/udhr/docs_1948_3rd_chr.shtml [2011.04.07].

ганы, как, например, подкомиссия по поддержанию и защите прав человека97, Комиссия по положению женщин, Комиссия социального развития и т.д.

В редких случаях Генеральная Ассамблея ООН сама инициирует разработку стандартов, как это случилось в отношении Конвенции о правах инвалидов.

Ранее Генеральная Ассамблея приняла Стандартные правила о предоставлении равных возможностей инвалидам (1993), которые были разработаны специаль ной рабочей группой Комиссии социального развития.

Процедура по разработке Конвенции, которая ввела стандарты и руководящие ориентиры в реализации международных обязательств по отношению к этой уязвимой группе населения, выглядела иначе.

В своей резолюции 56/168 от 19 декабря 2001 года Генеральная Ассамблея уч редила Специальный комитет «для рассмотрения предложений относительно всеобъемлющей и единой международной конвенции о поощрении прав и достоинства инвалидов на основе комплексного подхода к работе в области социального развития, прав человека и недискриминации и с учетом реко мендаций Комиссии по правам человека и Комиссии социального развития».

Первое заседание Специальный комитет провел в июле 2002 г., а на своем вто ром заседании в июне 2003 года постановил учредить рабочую группу в целях подготовки и представления проекта текста Конвенции, который станет ос новой для обсуждения государствами-членами. Рабочая группа провела про должавшуюся две недели сессию в январе 2004 года и завершила работу над подготовкой полного текста проекта. В своей резолюции 58/246 Генеральная Ассамблея просила Специальный комитет приступить к переговорам по про екту Конвенции. Специальный комитет проводил заседания два раза в год, и 25 августа 2006 года на своей восьмой сессии принял проект текста Конвенции о правах инвалидов, в том числе Факультативный протокол, в целом без голо сования. На возобновленном заседании своей восьмой сессии 5 декабря года Комитет направил проект заключительного доклада с текстом Конвен ции о правах инвалидов с внесенными в него поправками и Факультативный протокол Генеральной Ассамблее для их принятия. 13 декабря 2006 года своей резолюцией 61/106 Генеральная Ассамблея приняла Конвенцию и Факульта тивный протокол к ней98.

Подкомиссия по поддержанию и защите прав человека была ликвидирована, Совет по правам человека, заменив Комиссию по правам человека в 2006 г., принял на себя все обязанности Подкомиссии.

«Состояние Конвенции о правах инвалидов и Факультативного протокола к ней». До клад Генерального секретаря, A/62/230. http://www.un.org/russian/disabilities/default.

asp?id=1088 [2011-04-07].

6.3.4. Стандартные правила, кодексы и др., принимаемые резолюциями международных организаций и резолюциями международных конференций (как часть группы D, см. табл. 2) Следует подробнее остановиться на некоторых аспектах стандартов в узком значении, которые, как известно, чаще всего включают в название термины «стандартные правила», «кодексы», «руководства», «декларации» и пр.

Примеры кодексов, стандартных правил, рекомендаций, принятых резолю циями международных организаций, уже приводились. Некоторые из них можно перечислить сейчас:

• Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, при нят резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1979 года;

• Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления пра восудия в отношении несовершеннолетних, приняты резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 10 декабря 1985 года;

• Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, приняты резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 года;

• Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года;

• многие другие.

Общими чертами документов этой группы являются следующие:

• они принимаются резолюциями международной организации на основа нии компетенции, определенной Уставом организации;

• посвящены отдельным вопросам или областям, в которых требуется при нятие дальнейших международных мер в целях развития существующей меж дународно-правовой основы в области прав человека;

• имеют общий характер, т.е. адресованы каждому государству-члену меж дународной организации;

• ориентированы на внутригосударственное применение;

• содержат письменные нормативные предписания рекомендательного ха рактера;

• не отвечают требованиям юридической обязательности норм междуна родного права;

• приобретают юридически обязательный характер при наличии статуса международного обычая;

• некоторые положения содержат детальные правила и технические стан дарты.

Особо следует сказать о кодексах, стандартах, рекомендациях, принятых резо люциями международных конференций.

Эту группу стандартов отличает от предыдущей факт принятия документов не на заседаниях органов международной организации, а на конференциях и конгрессах, созываемых для обсуждения и решения наиболее важных вопро сов межгосударственного сотрудничества. Эти документы – результат дипло матической практики самих государств – основных субъектов международного права: ведь именно государства таким образом определяют установление но вых правил поведения и закрепляют их в ходе общих международных конфе ренций.

Вот несколько наиболее известных и применяемых в практике стандартов, при нятых конференциями:

• Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, при няты на Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 году;

• Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия долж ностными лицами по поддержанию правопорядка, приняты в 1990 году вось мым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с пра вонарушителями;

• Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов, при няты седьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреж дению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Ми лане с 26 августа по 6 сентября 1985 года, и одобрены резолюциями Генеральной Ассамблеи 40/32 от 29 ноября 1985 года и 40/146 от 13 декабря 1985 года.

Следуют учитывать тот факт, что международные конференции, которые со зываются для обсуждения и решения тех или иных задач или принятия до кументов, работают в соответствии с правилами процедур, согласованных го сударствами. Правила процедур представляют собой юридический документ, регламентирующий вопросы выборов руководящих органов конференций, вопросы кворума, порядок и процедуру принятия решений и т.д.99 Делегатами конференций являются представители государств, уполномоченные на выпол нение задач конференций. Как правило, по результатам конференций прини мается Заключительный акт, а также те документы, которые затем пополняют список либо международных договоров, либо так называемых актов «мягкого»

права.

Можно заключить, что черты, присущие этой группе стандартов, почти полно стью совпадают с предыдущей – стандартами, принимаемыми органами меж дународных организаций. Отличия заключаются лишь в процедуре принятия решений.

6.3.5. акты договорных органов как часть группы D Наряду с предыдущими двумя видами документов, включенных в группу, ус ловно именуемую для целей данной работы «стандарты в узком значении слова», туда входят также общие рекомендации в сфере обеспечения прав че ловека, разрабатываемые договорными органами, т.е. комитетами, созданными Лазутин, Л.А. «Международные конференции». Международное право / под ред. Г.В. Игна тенко и О.И. Тиунова. М.: Издательство НОРМА, 2008. 328.

для мониторинга выполнения обязательств в рамках отдельных международ ных договоров в области прав человека (см. табл. 2). Особая роль принадлежит работе Комитета по правам человека. Он создан при так называемом универ сальном договоре – Пакте о гражданских и политических правах, т.е. соглаше нии, которое охватывает весь каталог гражданских и политических прав.

Международный суд ООН в одном из своих решений отмечает, что «толкова нию, данному этим независимым органом, образованным именно для того, чтобы следить за применением этого международного договора, должно при даваться большое значение. Главное здесь – обеспечить требуемую ясность и принципиальную непротиворечивость международного права, а также право вую защищенность, право на которую имеют как индивиды, обладающие га рантированными правами, так и государства, обязанные соблюдать договор ные обязательства. Суд также указывает, что, когда от него требуется (как, например, в настоящем разбирательстве) применить тот или иной региональ ный документ по правам человека, он должен надлежащим образом учитывать толкование, даваемое этому документу независимыми органами, которые, воз можно, были специально созданы для мониторинга разумного применения со ответствующего договора»100.

Благодаря большой работе договорных органов существуют сотни документов, в которых дается общая интерпретация положений отдельных договоров, а также содержатся предложения о тех мерах, которые государства должны пред принимать, чтобы выполнить предусмотренные международными соглашени ями обязательства. Большинство авторов согласны с тем, что «последователь ное повторение тех или иных позиций Комитета по правам человека в своих соображениях, замечаниях и иных документах создает консенсус»101 и что «Ко митет по правам человека и подобные ему органы играют таким образом важ нейшую роль в развитии норм международного права»102.

Деятельность комитетов103 (в зависимости от компетенции того или иного Ко митета, а также по мере признания отдельными государствами тех или иных «Дело, касающееся Амаду Садио Диалло. Республика Гвинея против Демократической Республики Конго». Постановление Международного суда ООН от 30 ноября 2010 года, para 66. Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда. http://untreaty.un.org/cod/ICJsummaries/documents/russian/182_r.

pdf [2012-03-03].

Голубок, С. «Постановления и решения Европейского суда по правам человека и сообра жения Комитета по правам человека: их статус и юридические последствия в Российской правовой системе», Российский ежегодник международного права. № 3 (2011): 127.

Голубок, 2011. 127.

Имеется ряд договоров, предусматривающих создание и деятельность комитетов – Ко митета по правам человека;

Комитета по ликвидации дискриминации в отношении жен щин;

Комитета по ликвидации расовой дискриминации;

Комитета по правам инвалидов;

Комитета по правам ребенка;

Комитета против пыток (действует при отсутствии резер вации в отношении ст. 22 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания);

Комитета по экономиче ским, социальным и культурным правам. С индивидуальными сообщениями (жалоба ми) на нарушения прав человека можно обращаться в пять из девяти Комитетов:

полномочий этих органов) предусматривает работу в следующих направле ниях:

1) принятие и рассмотрение докладов стран о принятых мерах по претворе нию в жизнь положений, признаваемых в соглашениях;

2) рассмотрение заявлений государств о том, что какое-то государство не выполняет обязательств по международному соглашению;

3) рассмотрение индивидуальных обращениый (в случае ратификации фа культативных протоколов, предусматривающих такую компетенцию);

4) подготовка Замечаний общего порядка и/или Общих рекомендаций (да лее используется полное название или обобщенное «Рекомендации договорных органов»);

5) и др.

Для целей настоящего раздела нам предстоит дать оценку четвертому направ лению, т.е. подготовке Рекомендаций, имеющих общий характер.

Именно эта группа инструментов может рассматриваться в контексте анализа концепции «мягкого» права, что подтверждается следующими доводами:

• Работа комитетов по принятию и рассмотрению докладов конкретных стран (направление первое), хоть и имеет важное значение для формирования правовой системы и практики этих государств, направлена на выработку реко мендаций, имеющих индивидуальный, а не общий характер.

• Второе направление, упомянутое в перечне, к сожалению, не получило пока своего развития.

• В третьем пункте назван как раз тот вид деятельности, который получает все большое развитие – рассмотрение жалоб индивидов в связи с невыполне нием государствами международных обязательств в области прав и свобод.

Эти рассмотрения подпадают под понятие «квазисудебные разбирательства».

Выносимые по таким делам решения (формально именуемые «соображения») «принимаются в духе, присущем судебному разбирательству, включая бес пристрастность и независимость членов Комитета, взвешенное толкование формулировок и окончательный характер принимаемых решений»104, и, соот ветственно, получают признание в качестве средств интерпретации положений 1. Комитет по правам человека.

2. Комитет против пыток.

3. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин.

4. В комитет по ликвидации расовой дискриминации.

5. Комитет по правам лиц с инвалидностью.

Три Комитета имеют процедуры индивидуальных сообщений, однако они еще не всту пили в силу (на 1 января 2011): 1. Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей. 2. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам.

3. Комитет по насильственным исчезновениям.

Бакхриева, Нигина. Защита прав человека и основных свобод в системе ООН: механизм подачи индивидуальных сообщений. http://www.notabene.tj/public/userfiles/downloads/ reports/HRC%20-%20individual%20complain.pdf [2011-20-03].

«Обязательства государств-участников по Факультативному протоколу к Международ ному пакту о гражданских и политических правах». Замечания общего порядка № 33 Ко митета по права человека, CCPR/C/GC/33, 25 июня 2009 г., раra 11.

договоров. Так, например, Международный суд ООН неоднократно отмечал несомненный вклад Комитета по правам человека в формирование МСПЧ105.

Конституционный Суд Российской Федерации внес свой вклад в признание силы решений Комитета по правам человека и разъяснении обязанности госу дарства добросовестно и ответственно выполнять его соображения106. Деятель ность комитетов в этом качестве будет проанализирована в части «Междуна родная юстиция и судебные стандарты».

• Замечания общего порядка и/или Общие рекомендации договорных ор ганов представляют собой собрание правовых заключений, которые содержат правовые оценки и общие характеристики и в силу этого служат интерпрета ции положений конвенций в процессе их имплементации на национальном уровне.

Рекомендации договорных органов в дальнейшем будут включены в группу ак тов, анализируемых в свете концепции «мягкого» права. В процессе анализа бу дет установлена полная (частичная) тождественность или отличие между этой категорией и той группой, которая в таблице условно именовалась «Кодексы и стандарты».

Следует уточнить, что хотя эти документы находятся в общей группе так назы ваемого «мягкого» права, в отношении этих документов действуют те особен ности, которые обусловлены компетенцией договорных органов.

К таким особенностям относятся, в частности, следующие:

• комитеты состоят из экспертов, избираемых государствами-участниками, но при этом работающими в качестве членов комитетов исключительно в их личном качестве;

• компетенция комитетов определена положениями договоров;

• комитеты осуществляют толкование международных договоров и в этом качестве Рекомендации выступают в качестве «практики применения дого вора», которая свидетельствует о соглашении между участниками договора от носительно толкования и применения его положений (статья 31 Венской кон венции о праве международных договоров)107.

Zayas, Alfred de, Moller, J., Opsahl, T. «Application of the International Covenant on Civil and Political Rights under the Optional Protocol by the Human Rights Committee», German Year Book of International Law. Vol. 28, (1985): 9–64;

Nowak, Manfred. «The Need for a World Court of Human Rights». Human Rights Law Review. Vol. 7. (2007): 251–259.

Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 1248 «По жалобе гражда нина Хорошенко Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав пун ктом 5 статьи 403, частью четвертой статьи 413 и частями первой и пятой статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=ARB;

n=285435 [2012-10-10].

Статья 31. Общее правило толкования:

1. Договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, ко торое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.

2. Для целей толкования договора контекст охватывает, кроме текста, включая преамбулу и приложения:

a) любое соглашение, относящееся к договору, которое было достигнуто между всеми Соответственно, эти признаки должны корректировать действие тех общих признаков, которые существуют в отношении документов, относимых к стан дартам в узком значении слова.

К этим общим признакам относятся следующие:

1) документы принимаются резолюциями органов международной органи зации (или решениями государств-членов международных конференций) на основании компетенции, определенной Уставом организации (либо процедур ными актами конференций), отражающим волю государств-членов ООН;

2) посвящены отдельным вопросам или специальным группам лиц, нужда ющимся в специальной защите;

3) адресованы каждому государству-члену международной организации;

4) ориентированы на внутригосударственное применение;

5) содержат нормативные предписания рекомендательного характера;

6) не отвечают требованиям юридической обязательности норм междуна родного права;

7) некоторые положения содержат детальные правила и технические стан дарты.

Государства, выражая свою волю при подписании договоров, признании юрис дикции договорных органов и утверждении кандидатов экспертов при форми ровании и деятельности Комитета, берут на себя обязательство действовать до бросовестно (статья 26 Венской конвенции о праве международных договоров).

Работа членов Комитета осуществляется в качестве независимых экспертов членов Комитета и должна проходить независимо от воздействия со стороны отдельных государств.

Следовательно, первый, пятый и шестой признаки из приведенного выше спи ска в отношении Общих рекомендаций, принимаемых комитетами, следовало бы сформулировать следующим образом:

1) «принимаются членами комитетов как созданных и действующих в пре делах компетенции, определенной положениями договоров, заключенных госу дарствами»;

5-6) «содержат предписания, юридическая сила которых определяется дей ствием принципа добросовестности исполнения международных договоров, участниками в связи с заключением договора;

b) любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с за ключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относяще гося к договору.

3. Наряду с контекстом учитываются:

a) любое последующее соглашение между участниками относительно толкования до говора или применения его положений;

b) последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования;

c) любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношени ях между участниками.

4. Специальное значение придается термину в том случае, если установлено, что участни ки имели такое намерение (Венская конвенция о праве международных договоров, 1969).

практикой применения договора, соглашением между участниками относи тельно толкования соответствующего договора или применения его положе ний, а также правом Комитета осуществлять толкование положений этого до говора».

Все остальные признаки, приведенные в вышеприведенном списке, практиче ски полностью соответствуют тем характеристикам, которые присущи Реко мендациям договорных органов.

Действительно, тексты Рекомендаций, принимаемых в форме Замечаний об щего порядка или Общих рекомендаций, посвящены интерпретации отдельных статей и положений договоров, адресованы государствам-членам международ ных организаций и ориентированы на внутригосударственное применение.

Так, например, в своем первом Замечании общего порядка, именуемом «Вве дение: цель Замечаний общего порядка», (1989) Комитет по экономическим, социальным и культурным правам указал, что подготовка Замечаний общего порядка на основе различных статей и положений Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах имеет цель оказать государ ствам-участникам помощь в выполнении их обязательств по представлению докладов108.

«Комитет стремится путем составления своих Замечаний общего порядка сде лать опыт, накопленный на настоящий момент в результате рассмотрения этих докладов, доступным для всех государств-участников, с тем чтобы содейство вать дальнейшему выполнению ими Пакта;

обратить внимание государств членов на недостатки, вскрытые во многих докладах;

предложить улучшение процедуры представления докладов и активизировать деятельность соот ветствующих государств-участников, международных организаций и специ ализированных учреждений, направленную на прогрессивное и эффективное обеспечение полного осуществления прав, признаваемых Пактом. При необ ходимости Комитет может, учитывая опыт государств-участников и выводы, которые он из него делает, пересматривать и обновлять свои Замечания общего порядка», – отмечают члены Комитета в этом же Замечании109.

Если проанализировать тематику отдельных Замечаний различных комитетов, то обнаружится, что они не только освещают отдельные положения междуна родных обязательств в рамках того или иного договора, но и направлены на На своей второй сессии в 1988 году Комитет решил (E/1988/14, пункты 366 и 367) во ис полнение предложения Экономического и социального совета (резолюция 1987/5), одо бренного Генеральной Ассамблеей (резолюция 42/102), начать со своей третьей сессии подготовку Замечаний общего порядка. См.: Подборка Замечаний общего порядка и Об щих рекомендаций, принятых договорными органами по правам человека, HRI/GEN/1/ Rev.9 (Vol. I), 27 May 2008. www2.ohchr.org/english/bodies/.../HRI.GEN.1.Rev9VolumeII_ ru.pd... [2012-01-04].

«Introduction, The purpose of general comments». Committee on Economic, Social and Cultural Rights, U.N. Doc. E/1989/22, annex III at 87 (1989), reprinted in Compilation of General Comments and General Recommendations Adopted by Human Rights Treaty Bodies, U.N. Doc.

HRI\GEN\1\Rev.6 at 8 (2003). http://www1.umn.edu/humanrts/gencomm/epintro.htm [2012-03-03].

обеспечение защиты наиболее уязвимых групп лиц. Вот несколько примеров из тематики Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин:

• насилие в отношении женщин – Общая рекомендация № 12;

• равное вознаграждение за равный труд – Общая рекомендация № 13;

• обрезание у женщин – Общая рекомендация № 14;

• недопущение дискриминации женщин – Общая рекомендация № 15;

• женщины, безвозмездно работающие на городских и сельских семейных предприятиях – Общая рекомендация № 16;

• женщины-инвалиды – Общая рекомендация № 18;

• насилие в отношении женщин – Общая рекомендация № 19 и многие дру гие.

Важный элемент – признак обязательности этих документов с точки зрения ка нонов международного права.

Так же как ранее рассмотренные группы стандартов, Рекомендации комитетов, участвуя в процессе формирования международного права, с одной стороны, служат предпосылкой формирования международного обычая или основой по следующих международных соглашений, а с другой  – обладают потенциалом нормативных документов, пригодных для непосредственного применения во внутригосударственной правовой системе.

Кроме того, юридическая сила предписаний, подготавливаемых Комитетом, подкрепляется статусом органов, формирование и деятельность которых прямо санкционированы государствами и осуществляются в соответствии с режи мом, определенным Венской конвенцией о праве международных договоров110.

Работу комитетов, в том числе по подготовке Рекомендаций в части толкова ния тех или иных положений договоров в этом отношении, трудно переоце нить: ссылки на Замечания общего порядка Комитета ООН по правам человека можно найти в Заключениях Венецианской комиссии, в которых они называ ются «существующими международными стандартами»111, в решениях Между народного Суда ООН112, Европейского суда по правам человека и национальной практике.

Доказательства широкого применения Рекомендаций договорных органов в от дельных странах отыскать сложно, однако такие примеры есть. Так, в Индии суды стали применять Замечания общего порядка № 4 Комитета по экономи ческим, социальным и культурным правам «О праве на достаточное жилище».

«Обязательства государств-участников по Факультативному протоколу к Междуна родному пакту о гражданских и политических правах». Замечание общего порядка № 33. CCPR/C/GC/33, 25 июня 2009 г. http://www1.umn.edu/humanrts/russian/gencomm/ Rhrcomms.html [2012-03-03].

«О поправках в Избирательный кодекс Республики Беларусь». Совместное Заключение № 521/2009 Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия) и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека. www.osce.org/ru/ odihr/elections/belarus/68711 [2011-04-03].

См., напр.: «Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестин ской территории». Консультативное заключение Международного Суда. ICJ Reports (2004), para 136.

К.  Чинкин пишет, что благодаря «продуманным и детальным» разъяснениям Комитета «минималистические положения», содержащиеся в Пакте об эконо мических, социальных и культурных правах, были раскрыты и стали понятны113.

В Республике Беларусь адвокаты и юристы использовали Рекомендации до говорных органов в заключении «О применении международных стандартов прав человека при подготовке национальной и международной защиты (на примере анализа ситуации в связи с уголовным и административным пресле дованием лиц, принимавших участие в несанкционированном митинге 19 дека бря 2010 года в Минске, Республика Беларусь)»114 при выполнении сравнитель ного анализа национального законодательства и практики с МСПЧ115.

Применение Рекомендаций договорных органов в национальной практике за висит от многих факторов, в том числе от степени подготовленности юристов к работе с инструментами международного права, что будет показано в раз деле  IV. С точки зрения анализа, который проводится в настоящем разделе, важно обратить внимание на то, что в приведенном документе национальные юристы ссылаются на Рекомендации Комитета наравне с Рекомендациями, со держащимися в тех документах, которые анализировались в предыдущих раз делах, такие как «Минимальные стандартные правила обращения», «Основные принципы, касающиеся роли юристов» и др., т.е. те, которые мы именовали стандартами в узком значении слова.

Суммируя результаты анализа большой группы документов, объединен ных в группу «стандарты в узком значении» или документы «мягкого» права (группа D, см. табл. 2), можно попытаться дать определение для этой группы.

МСПЧ в узком значении – это нормативные акты общего характера, которым присуща формально-правовая определенность, широкая международная под держка, нацеленность на реализацию функций контроля и защиты прав чело века, а также наличие в ряде случаев юридической силы правовых предписа ний, вытекающей из полномочий органов международных организаций либо договорных органов, разрабатывающих эти акты.

Chinkin, Сh. «Normative Development in the International Legal System», in Shelton, Dinah ed.

Commitment and Compliance: The Role of Non-Binding Norms in the International Legal System, 2000. 21–41.

Заключение подготовлено в рамках программы Сети Домов прав человека «Междуна родное право в адвокатской правозащитной деятельности» при поддержке Белорусского Хельсинкского комитета.

http://platformarb.com/o-primenenii-mezhdunarodnyx-standartov-prav-cheloveka-pri podgotovke-nacionalnoj-i-mezhdunarodnoj-zashhity/ [2012-03-03].

«Запрещение пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство об ращения и наказания». Замечания общего порядка № 20 Комитета по права человека.

Сорок четвертая сессия (1992);

«Гуманное обращение с лицами, лишенными свободы».

Замечания общего порядка № 21 Комитета по права человека. Сорок четвертая сессия (1992);

«Право на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое судеб ное разбирательство». Замечания общего порядка № 32 Комитета по права человека.

CCPR/C/GC/32. (2007);

«Обязательства государств-участников по Факультативному про токолу к Международному пакту о гражданских и политических правах». Замечание общего порядка. № 33. CCPR/C/GC/33 (2009).

6.3.6. международная юстиция и судебные стандарты Развитие международного права посредством разработки единых стандартов происходит в значительной степени благодаря деятельности органов международной юстиции (группа Е, см. табл. 2), к которым для целей данного исследования будут отнесены116:

• Международный суд ООН;

• Европейский суд по правам человека;

• Суд Европейского сообщества;

• международные уголовные трибуналы;

• комитеты, созданные в рамках договоров по правам человека117.

Исходя из признания различий в компетенции и правовых последствий ре шения этих органов (можно привести многочисленные дискуссии и коммен тарии в отношении решений договорных органов Комитета ООН по правам человека), для целей настоящей работы все эти органы будут именоваться судебными, а в качестве черты, объединяющей эти органы, будет рассматри ваться их деятельность по интерпретации положений международных дого воров.

Здесь уместно привести следующее разъяснение юридической силы решений, которые дает сам Комитет ООН по правам человека:

«Хотя при рассмотрении индивидуальных сообщений Комитет по правам че ловека не выступает в роли судебного органа как такового, соображениям, рас пространяемым Комитетом согласно Факультативному протоколу, присущи некоторые основные черты судебного решения. Они принимаются в духе, при сущем судебному разбирательству, включая беспристрастность и независи мость членов Комитета, взвешенное толкование формулировок Пакта и окон чательный характер принимаемых решений. […] В этих решениях излагаются выводы Комитета в отношении нарушений, о которых сообщает автор сообще ния, а если факт нарушения установлен, предлагается средство правовой за щиты от этого нарушения.

Соображения Комитета по Факультативному протоколу представляют собой авторитетное определение, выносимое учрежденным в соответствии с самим Пактом органом, на который возложена задача толкования этого документа.

Характер этих соображений и придаваемое им значение вытекают из ключевой роли Комитета согласно Пакту и Факультативному протоколу»118.

Данный перечень не содержит все органы, которые имеют признаки органов междуна родной юстиции.

Для целей настоящей работы все эти органы будут именоваться судебными. В качестве общего признака, характерного для всех этих органов, рассматривается их деятельность по интерпретации положений международных договоров.

«Обязательства государств-участников по Факультативному протоколу к Международ ному пакту о гражданских и политических правах». Замечания общего порядка №  Комитета по права человека. CCPR/C/GC/33 (2009) раra 11. http://www1.umn.edu/ humanrts/russian/gencomm/Rhrcom33.html [2012-03-03].

Общей правовой основной для деятельности международных судов и квази судебных органов служат положения, закрепленные в общем международном праве, относительно правил толкования международного договора. В частно сти, в статье 31 Венской конвенции о праве международных договоров пред усмотрено, что наряду с контекстом договора учитывается также последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования119. Страны, признавшие юрисдикцию Европей ского суда по правам человека, например, заранее договорились и внесли в свое законодательство, что Суд обладает компетенцией по толкованию ее положе ний.

Многие авторы отмечают, что при рассмотрении индивидуальных обращений судьи «выносят правоприменительные акты, устанавливающие, нарушен ли соответствующий международный договор в конкретном деле или нет, одно временно формируя общепризнанное толкование его положений»120. Создавая правила, стандарты и подходы, которые затем восполняют пробелы в между народном и национальном праве, суды международных судов тем самым вы полняют роль законодателя, который, как известно, в международном праве отсутствует.

Профессор Ван Хок в монографии «Закон как коммуникация» в этой связи пи шет следующее: «...Закон это не то, что создается сразу, одномоментно и затем лишь подлежит применению чиновниками, гражданами и судьями, рассматри вающими конкретное дело. Право создается, принимается и развивается в ходе правоприменения и в значительной степени как раз судьями... Законодатели не могут предусмотреть всего, так же как не могут они принимать новые и новые законы в связи с изменяющимися обстоятельствами. Это как раз задача судей восполнять пробелы, которые неизбежно оставляет законодатель». Ван Хок от мечает также, что эти новые правила порой имеют значительно больший размах и содержание, чем имели в виду стороны при подписании международных до говоров121. Эта проблема будет рассмотрена нами в следующем разделе.

Роль судей в деятельности по формированию действующих стандартов в обла сти права общепризнанна. Председатель Международного суда ООН Нагендра Синх писал, что судебная деятельность развивает и укрепляет закон, регулиру ющий права человека, и что суд использует всякую возможность сослаться на общую концепцию прав человека, если существо дела позволяет сделать это122.

Председатель Международного суда ООН судья Р. Дженнингс замачает, что Суд играет двойную роль: общеизвестно, что он рассматривает споры, но одновре менно с этим он развивает международное право123.

Van Hoecke, Mark. Law as communication. Hart Publishing Portland, Ore, 2002. 224.

Голубок, 2011. 127.

Van Hoecke, 2002. 224.

Singh, N. Enforcement of Human Rights in Peace and War and the Future of Humanity. Kluwer Law International, 1986. 252.

Jennings, R. «The Role of the International Court of Justice in the Development of International Environment Protection Law». Review of European Community & International Environmental Law. Vol. 1, Issue 3 (1992): 241.

Следует упомянуть тот факт, что на сегодняшний день не стихают дискуссии по поводу легитимности широкого толкования Европейской конвенции, кото рую осуществляют судьи Европейского суда по правам человека. В Российской Федерации дискуссии нашли воплощение в законопроекте, предложенном за конодательному органу. В соответствии с этим проектом толкования судей Ев ропейского суда относительно противоречий национального законодательства Европейской конвенции должны «перепроверяться» Конституционным судом РФ124. Юристы предостерегают об ошибочности такого подхода: «невозможно...

избирательно учитывать... лишь часть постановлений из всего корпуса поста новлений [Европейского суда по правам человека]... Это может привести к тому, что выявленные на национальном уровне нарушения, которые возможно ис править... и которые уже были признаны в других странах-участниках, могут остаться не устраненными... Только учитывая весь корпус решений, учитывая и изменения в практике [Европейского суда по правам человека], возможно верно определить объем защищаемых [Европейской конвенцией] прав»125.

На сегодняшний день европейские суды играют ключевую роль в формирова нии единых стандартов в области защиты прав и свобод человека и создании единого правового пространства на Европейском континенте. Судебная дея тельность Европейского суда по правам человека являет собой сегодня самый впечатляющий пример развития международного права в области прав и сво бод. Российские авторы, употребляя термин «европейские стандарты в области прав человека», имеют в виду наряду с базовыми документами Совета Европы также постановления Европейского суда по правам человека126.

Публикации в российской литературе свидетельствуют: правовое сообщество страны признает, что, с одной стороны, решения Европейского суда последова тельно формируют стандарт в сфере правосудия Российской Федерации (соз дания, функционирования, процедур и полномочий судов), а с другой – они же вырабатывают правовые ориентиры для судов в сложных и спорных вопросах осуществления правосудия127.

Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивал, что Конвен ция по правам человека является живым, развивающимся инструментом и что она должна отвечать на изменения, происходящие в социально-политических подходах. Суд указал, что невозможно опираться на формальную систему пре цедента, когда заходит речь об интерпретации Конвенции. Повторив в деле Ко лас Эст и другие против Франции (Colas est and Others v. France), что Конвенция должна толковаться в свете условий нынешнего дня, Cуд сослался на преды Ставицкая, А. Торшин против Страсбурга. http://newtimes.ru/articles/detail/41223/ [2012-03-03].

Садчикова, О.В. Решения Европейского суда по правам человека и их значение для россий ской правоприменительной практики. Автореф. диссертации канд. юрид. наук. М., 2009.

16–17.

Чумаков, А.В. «Европейские стандарты в области прав человека в российском уголовном процессе». Законность. № 12 (2005): 6–9.

Анишина, В.И. «Влияние решений Европейского суда по правам человека на российское правосудие». Международное публичное и частное право. № 1 (2007): 3–15.

дущие решения и указал, что наступило время, когда права, гарантированные статьей 8 Конвенции, при определенных обстоятельствах должны быть истол кованы шире, чем это происходило ранее128.

Таким образом, в ходе толкования, осуществляемого судами, происходит как идентификация новых явлений, так и формирование правовых подходов к трактовке этих явлений. Стандарты, вырабатываемые в результате судебной деятельности, несомненно, являются важной составляющей того массива ак тов, которые относят к МСПЧ. В силу особого авторитета, который придается решениям международных судов, эта категория стандартов способна оказы вать глобальное влияние на развитие института защиты прав человека и на международные отношения в целом. Можно только согласиться с позицией профессора Д. Форсита, который считает, что долговременная цель междуна родного сообщества – это господство права, базирующегося на концепции прав человека. Это означает, по мнению автора, не только то, что международные от ношения строились бы на стандартах в области прав человека, но прежде всего то, что эти общие нормы защищали бы права человека, воплощаясь в решениях международных и национальных судов129.

Суммируя представленные материалы о процедурах и содержании стандартов, разрабатываемых органами международной юстиции, можно дать дефиницию так называемых судебных стандартов (группа Е, см. табл. 2).

МСПЧ в области деятельности органов международной юстиции (судебных и квазисудебных), или «судебные» стандарты,  – это правовые предписания, являющиеся результатом судебной деятельности и содержащиеся в судебных постановлениях по конкретным делам (решениях, заключениях, замечаниях и пр.), в которых на основе идентификации новых явлений и правовых подходов, обеспечивающих наиболее полное осуществление и защиту фундаментальных прав и свобод, предлагается толкование отдельных положений международных договоров, предназначенное для непосредственного применения в отдельных внутригосударственных системах.

6.3.7. Участие гражданского общества в разработке стандартов Исследование основных видов МСПЧ было бы неполным, если бы в работе не был отражен вклад представителей гражданского общества: как организаций, обладающих консультативным статусом при ЭКОСОС, так и тех, которые рабо тают экспертами в личном качестве (группа F, см. табл. 2). Среди всевозможных форм деятельности этой группы для целей настоящей работы важно отметить две формы участия гражданского общества в подготовке МСПЧ.

Первая связана с процессом участия представителей неправительственных ор ганизаций в подготовке документов, которые затем проходят процедуру раз «Case of Socit Colas Est and Others v. France». Judgment of the European Court of Human Rights 16 April 2002. Application № 37971/97, para 41. http://cmiskp.echr.coe.int////tkp197/ viewhbkm.asp [2012-01-03].

Forsythe, D. Human Rights in International Relations. Cambridge, 2006. 12.

работки и принятия в рамках международных организаций. «Чтобы добиться успеха в разработке и принятии стандартов (standards setting), должны действо вать совместно самые разные силы и группы», – пишут в своем отчете о про цессе формирования стандартов эксперты трех международных организаций:

International Council on Human Rights Policy, International Commission of Jurists, International Service for Human Rights.

Они приводят интересный пример успешной работы по подготовке и принятию Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении (1997), где плечо к плечу трудились жертвы применения мин, ветераны войн, неправительственные ор ганизации, правительства некоторых стран, военные эксперты, сотрудники и органы Организации Объединенных Наций, а также Международный комитет Красного Креста130. По убеждению экспертов, формирование эффективных и обладающих юридической силой стандартов представляет собой искусство, которое требует необычной комбинации различных методов – от популистских до элитных131.

Вторая форма участия гражданского общества в формировании МСПЧ свя зана с разработкой ими новых или продвижением ранее принятых междуна родными органами стандартов для дальнейшего применения их в широкой практике. Такая работа оказывается все более важной в процессе мониторинга и реализации стандартов в области прав и свобод в отдельных государствах и на международном уровне.

В качестве примера можно назвать Стандарты прав человека при обращении с перемещенными лицами, разработанные тремя неправительственными ор ганизациями в ходе совместной работы Международной рабочей группы по вопросам миграции женщин132. Документ подготовлен на основании действую щих международных конвенций, регулирующих защиту женщин и детей. Этот документ адресован сотрудникам государственных органов, осуществляющим расследование дел, связанных с насильственной миграцией. Авторы Стандар тов подчеркивают, что документ разработан на основе международных норм и направлен на обеспечение подхода, который наиболее полно гарантирует за щиту жертв перемещений.

Другой пример  – деятельность известной неправительственной организации «Международная амнистия» по разработке документа, именуемого «Между народные стандарты в области прав человека и образование» (1999)133. Этот документ, основанный как на фундаментальных международных документах, Human Rights Standards: Learning from Experience, ICHRP, Geneva, Switzerland, 2006. 21.

Ibidem.

Human Rights Standards for the treatment of trafficked persons, prepared by the Foundation Against Trafficking in Women, the International Human Rights Law Group and the Global Alli ance Against Traffic in Women (1999). http://gaatw.net/books_pdf/hrs_eng1.pdf [2012-01 03].

International human rights standards and education. Amnesty International, International Secretariat, London, United Kingdom.1998. http://www.amnesty.org/en/library/asset/ POL32/001/1998/en/dom-POL320011998en.html [2012-03-03].

так и на стандартах в области образования, принятых Генеральной конферен цией Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры на ее восемнадцатой сессии в форме Рекомендаций о воспитании в духе международного взаимопонимания, сотрудничества и мира и воспитании в духе уважения прав человека и основных свобод (1974), по существу, пред лагает «новую жизнь» стандартам, разработанным органами ООН, но не полу чившим должного распространения в практике.


«Международные стандарты в области прав человека и образование» адресован тем, кто занимается просветительской деятельностью в области образования, и показывает роль и ответственность правительств в этой области. Документ со держит конкретные методы и подходы в отношении осуществления права на образование в отдельных странах. В качестве заключения авторы документа указывают, что реализация международных стандартов в образовании создала бы предпосылки к формированию новой атмосферы, «культуры мира и согла сия», где защита прав и свобод осуществляется всеми и каждым независимо от того, к какому слою общества принадлежит тот или другой человек134.

Представленные материалы позволяют привести рабочий вариант определе ния стандартов НПО.

Стандарты НПО – документы, подготовленные органами, обладающими экс пертной компетенцией и опытом, но не наделенные мандатом на подготовку международных документов со стороны основных субъектов международного права (государств или международных организаций), что лишает эти доку менты статуса МСПЧ, хотя позволяет использовать их положения в процессе содействия де факто имплементации международно-правовых обязательств в области прав и свобод человека.

6.4. Эффективные стандарты. выводы В результате анализа МСПЧ с точки зрения видов нормативных актов можно дать графическое изображение родового понятия МСПЧ в совокупности всех его разновидностей (рис. 6). Представленная схема отображает отдельные группы стандартов, в частности Всеобщую декларацию как основу МСПЧ, группу «твердого» права, объединяющую все основные источники МП, группу стандартов в узком понимании и судебные стандарты. Схема позволяет видеть наличие самостоятельных разновидностей стандартов, идентифицированных в качестве таковых ввиду наличия особых признаков, им присущих, и одновре менно принадлежность этих видовых групп к общему понятию МСПЧ.

International human rights standards and education. 1998. http://www.amnesty.org/en/li brary/asset/POL32/001/1998/en/dom-POL320011998en.html [2012-03-03].

Рис. 6. Группы МСПЧ С учетом результатов проведенного исследования МСПЧ с точки зрения при знака «различные по видам нормативные акты» выделено несколько групп (ви дов) нормативных актов.

При этом если Всеобщая декларация прав человека и все основные источники международного права, регламентирующие защиту прав и свобод человека, обладают юридически обязательным характером, то документы, вошедшие в группу, которая объединила стандартные правила и Общие рекомендации до говорных органов, не всегда обладают юридически обязательных характером, что не лишает их роли инструментов контроля и защиты прав человека.

Решения органов международной юстиции, как и решения квазисудебных ор ганов или судебные стандарты, получают все большее значение в процессе ре гламентации, толкования и формирования МСПЧ. Стандарты национального обращения, которые утратили свою эффективность, будучи воплощенными в концепции права человека, и документы, разрабатываемые неправитель ственными организациями, в том числе международными, не входят в понятие МСПЧ.

Результаты оценки эффективности представленных выше групп можно све сти в таблицу, которая включает действующие стандарты с учетом той роли и функций, которые они продолжают играть на международном и национальном уровнях (табл. 3).

Таблица 3. Виды (группы) эффективных стандартов с учетом функций по восполнению пробелов в области правового регулирования Вид стандарта Дефицит Функция (потребность правового Международ- Националь регулирования) ный уровень ный уровень А. Основа стандартов Отсутствие института Нормативная, Нормативная, Всеобщая декларация правовой защиты фунда- информаци- информаци прав человека ментальных прав и свобод онная онная, (1948) на международном уровне правоприме нительная С. «Твердое» право Необходимость установ- Нормативная, Нормативная, Конвенции, пакты, ления международно- защитная, правоприме протоколы (все вместе правовой ответственности контрольная нительная именуемые междуна- государств за действия по родными договорами) продвижению и защите и другие основные прав человека на нацио источники международ- нальном уровне ного права D. Стандарты в узком Необходимость под- Нормативная, Нормативная, понимании робной регламентации и контрольная, правоприме Акты, принимаемые конкретизации отдельных информаци- нительная в форме резолюций положений договоров для онная ГА ООН, либо Руково- эффективной реализации дящих принципов и и защиты прав человека на правил Конгресса ООН национальном уровне Е. Судебные стандарты Потребность в иденти- Защитная, Правоприме Решения и общие фикации новых явлений контрольная нительная, рекомендации между- и правовых подходов, информа народных судов обеспечивающих наиболее ционная, и квазисудебных полное осуществление просветитель органов и защиту фундамен- ная тальных прав и свобод, предлагается толкование отдельных положений международных договоров, которое предназначено для непосредственного применения в отдельных внутригосударственных системах и оказания непо средственного влияния на развитие законодательства и национальной практики После того как были выделены отдельные группы комплексного феномена МСПЧ с точки зрения их единства и особенностей формирования, далее пред стоит перейти к другим вопросам, раскрывающим элементы МСПЧ, среди которых вопрос правовой природы стандартов прав человека, проблема ле гитимности создания и реализации МСПЧ, а также вызовы, обусловленные противоречиями между признанием универсальности стандартов и концепции релятивизма отдельных правовых систем.

глава 7. мСПч: Правовая Природа, СУщноСть...Все культуры и цивилизации в своих традициях, обычаях, религиях и верованиях разделяют общий набор ценностей, принадлежащих всему человече ству, и... эти ценности внесли важный вклад в раз витие норм и стандартов в области прав человека...

Из резолюции 12/21 А/65/53 «Поощрение прав и свобод человека путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества»

7.1. Универсальность vs идеологические, культурные и религиозные отличия (релятивизм) Всеобщая декларация прав человека названа единым стандартом. Насколько реалистично было, однако, закладывать единую модель взаимоотношений «го сударство – человек» для всех правовых систем? Между государствами были и остаются различия, переходящие порой в глубокие противоречия – от идео логических до культурных и религиозных. Можно ли рассматривать человека носителем универсального набора прав и насколько разумно было ожидать, что государства изменят традиционные подходы в своих взаимоотношениях с ин дивидами?

В момент принятия и долгие годы после этого сама идея, лежащая в основе Де кларации, была идеологически и политически чуждой социалистической кон цепции государства: на территории Советского блока вообще отказывались принимать концепцию прав человека на основе проблемы государства и лич ности. Как пояснял глава советской делегации на заседании Генеральной Ассам блеи Вышинский135, в Советском Союзе эта проблема «взаимоотношения госу дарства и личности находится в состоянии гармонии. Их интересы совпадают.

Это нашло свое выражение в формуле, которой гордятся все передовые люди:

“Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое госу дарство рабочих и крестьян”»136.

Имя Вышинского в поздней советской истории ассоциируется с одним из организаторов и активных пособников cталинских репрессий. С 1940 года он работал первым замести телем наркома иностранных дел Советского Союза.

Обсуждение Всеобщей декларации прав человека. Продолжение обсуждения проекта Всеобщая декларация для значительной части Евразийского континента, где господствовала социалистическая концепция, оставалась неизвестной либо воспринималась как очередной пропагандистский документ. И то, что перевод Всеобщей декларации на русский язык был расплывчатым и уводил в сторону от понимания этого документа в качестве универсального стандарта, не было главной проблемой.

Страны социалистического лагеря возражали против того, чтобы за лично стью, а не государством признавался приоритет. Социалистическая (ком мунистическая) идеология строилась на отрицании индивидуалистического подхода, хотя и подчеркивала важность социально-экономического статуса личности. В этой связи члены советской делегации, например, предлагали уси лить положения Декларации, поскольку «[о]на также должна более полно ох ранять права человека не только как отдельной личности, но также и как члена той или иной социальной группы, так как ряд важнейших прав человека выте кает из взаимоотношений между человеком и обществом, членом которого он является»137. В связи с этими идеологическими противоречиями Белорусская ССР, Украинская ССР, делегации СССР, Чехословакии, Польши и Югославии от казались голосовать за Декларацию, признав ее впоследствии «исключительно формальным» документом, который «не подкреплен конкретными обязатель ствами государств»138. Нет необходимости повторять, что в действительности неприятие Декларации обусловливалось разницей идеологий, которые долгое время носили антагонистический характер. Разница идеологических подходов к концепции универсальности прав человека сохраняется и, очевидно, будет сохраняться. Хорошо известно, что Соединенные Штаты Америки, исходя из «идеологии капитализма», до последнего времени отказывались признавать существование социально-экономических прав человека, которые налагали бы на государство обязанности принимать меры по их реализации.

Не менее серьезные расхождения обусловлены историческими и культурными особенностями, под воздействием которых на протяжении столетий, а в ряде случаев и тысячелетий, формировались отдельные правовые системы. Предста вители культурных и религиозных сообществ указывают на эти особенности и предостерегают от универсализации и глобализации, которые ведут к прене брежению и отрицанию существующих обычаев и моральных устоев.


Наблюдается тенденция по нормативному воплощению «особых» концепций прав человека. Вот только один такой пример: в апреле 2006 года на X Всемир ном Российском народном соборе была принята Декларация прав и достоин Всеобщей декларации прав человека: доклад Третьего комитета (А/777) 10 декабря года. 119. http://www.un.org/Depts/dhl/landmark/pdf/a-pv183r.pdf [2012- 07-07].

«Позиция делегации Югославии». Продолжение обсуждения проекта Всеобщей деклара ции прав человека. Доклад Третьего Комитета (А/777). 435. http://www.un.org/Depts/ dhl/landmark/pdf/a-pv183r.pdf [2012-03-03].

«Позиция делегации Советского Союза». Продолжение обсуждения проекта Всеобщей декларации прав человека. Доклад Третьего комитета (А/777). 438. http://www.un.org/ Depts/dhl/landmark/pdf/a-pv183r.pdf [2012-03-03].

ства человека, которая стала своего рода ответом на западные идеи, лежащие в основе каталога прав и свобод.

Всемирный Российский народный собор, являясь ассамблеей Русской право славной церкви, принимая этот документ, был намерен внести таким образом вклад в развитие национальной идеи прав человека, в основе которой должны были лежать философия и духовные ценности ортодоксальной православной церкви. «Мы признаем права и свободы человека в той мере, в какой они помо гают восхождению личности к добру, охраняют ее от внутреннего и внешнего зла, позволяют ей положительно реализоваться в обществе. Существуют ценно сти, которые стоят не ниже прав человека, – говорится в документе. – Это такие ценности, как вера, нравственность, святыни, Отечество. Когда эти ценности и реализация прав человека вступают в противоречие, общество, государство и закон должны гармонично сочетать то и другое»139.

По существу, этот документ содержит концепцию, в которой права человека признаются ценностью лишь в той степени, в какой они способствуют восхож дению личности к добру, охраняют ее от внутреннего и внешнего зла, позво ляют ей положительно реализоваться в обществе.

Представляется, что такая избирательность и относительность условий, при которых гарантируется защита прав и свобод, является опасным подходом, поскольку может привести к отрицанию фундаментальных прав и свобод для тех, кто в силу тех или иных причин не прошел этот «нравственный» тест. И хотя этот документ не может отменить действия основ Конституции Россий ской Федерации или универсальных и региональных соглашений в области за щиты прав и свобод, ратифицированных Российской Федерацией, в нем нашла отражение позиция Церкви, которая играет немаловажную роль в определении внутригосударственной политики в Российской Федерации.

Решение о том, заслужил ли человек иметь права и может ли он претендовать на их защиту, по мнению авторов концепции, находится в зависимости от мораль ных и религиозных оценок, которые будут даны «обществ[ом], государств[ом] и закон[ом]».

Мнение, согласно которому в российской культуре не находят отклика такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный рынок, отделение Церкви от государства140, звучит в работах некоторых рос сийских ученых и положено в основу деятельности государственного аппарата.

Критика в адрес западных стандартов и утверждение, что Россия должна иметь правовые стандарты, основанные на собственных ценностях и взглядах, нашли отражение и в политическом курсе, именованном «суверенная демократия», а Wilson, J. «The Russian Declaration of Human Rights from the Russian Orthodox Church A Project from the School of Russian and Asian Studies (SRAS)». http://www.sras.org/the_ russian_declaration_of_human_rights [2012-03-03].

Сюкияйнен, Л.Р. «Исламская конвенция прав человека». Права человека: итоги века, тенденции, перспективы / отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2002. 283.

также были поддержаны в речи Архиепископом Церкви в его речи на Соборе в момент принятия Декларации прав и достоинства человека141.

По существу, отраженная в Декларации прав и достоинства человека концеп ция есть попытка заменить права человека религиозно-моральными категори ями, что характерно для советских конституций. В строгом смысле это не права, имеющие непосредственно юридическое значение, гарантии и охрану, а идео лого-политические лозунги и декларации.

В этой связи хотелось бы вернуться к оценкам доктрины прав человека и граж данина при социализме. Этот опыт должен учитываться, чтобы не допустить превращения конституционных положений о правах и гарантиях человека в исключительно декларативный документ.

Белорусский ученый О.В. Бреский анализирует «социалистическую» концепцию прав человека и отмечает, что такими «правами» пренебрегали во имя «общего дела», «а правовое регулирование прав и свобод человека при этом сводилось к административно-государственному (партийно-государственному) усмотре нию в зависимости от конкретных ситуаций. Поэтому “права” в социалистиче ском обществе не только не работали в их действительном значении, но, по сути дела, представляли собой характерные для “общества социализма” демагогию, мифы и ложь, а в конечном счете – дискредитацию конституционно-правовых институтов»142.

Важно подчеркнуть, что концепция универсальности прав человека отнюдь не отрицает сохранение нравственных и моральных критериев в отношении но сителей индивидуальных прав и свобод. Напротив, в статье 1 Всеобщей декла рации прав человека подчеркивается, что люди «наделены совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». В то же время поскольку одна из основных функций права – регулятивная, то универсальные правовые стандарты призваны выполнять работу по определению содержания правовых отношений, формулировать единые подходы к обстоятельствам, с которыми права связывают наступление тех или иных юридических последствий. Соот ветственно, эти нормы не должны использоваться для «поощрения», «наказа ния» или ставиться в зависимость от чрезвычайно широких понятий «общего дела» (в социалистическом обществе), «добра» (в ортодоксальной церкви), да ваемых представителями той или иной религии (или социальной, партийной группы).

Чрезвычайно важными являются замечания представителей правовых систем, в которых законы шариата или нормы религии, морали, возникшие за сотни и тысячи лет до появления универсальных документов в области прав человека, по-прежнему остаются важнейшими инструментами социального и правового регулирования общества.

Morozov, V. «Resisting Entropy, Discarding Human Rights, Cooperation and Conflict». Journal of the Nordic International Studies Association. Vol. 37. № 4 (2002): 409.

Бреский, О. «Права человека: История, философия, тенденции». Курс лекций проекта Сети Домов прав человека «Дистанционное обучение адвокатов правам человека», 2009.

www.moodle/ehu.lt [2012-03-01].

Основываясь на религиозных и культурных особенностях, некоторые пред ставители отрицают возможность существования общих стандартов в обла сти равных прав женщин и мужчин: «В статье 17 [Всеобщей декларации прав и свобод] говорится о праве вступать в брак без каких-либо ограничений по признаку расы, национальности и религии. В Египте, как почти во всех мусуль манских странах, существуют определенные ограничения на вступление в брак женщин-мусульманок с лицами другого вероисповедания. Эти ограничения носят религиозный характер, они определяются самим духом мусульманской религии, и поэтому их нельзя игнорировать»143.

Несоответствие ряда положений Декларации традициям мусульманской рели гии обусловлено тем, что, как выразился представитель Иранского правитель ства в Организации Объединенных Наций Саид Раджи Хуроссани, сама Декла рация является «мирским отражением» иудаизм-христианского большинства в странах западной демократии, что не позволяет ее воплотить без того, чтобы не преступить учения ислама144.

Представители правовых систем стран Азии также отмечают, что «восточные ценности» отличаются и базируются в значительной мере на принципе от каза от индивидуальных прав в пользу общественных интересов145. Политики и ученые предупреждают, что необходимость учитывать особенности, напри мер, стран Центральной Азии обусловлена том, что «главным фактором ста бильности в Центральной Азии явля[ется] устойчивость правящей элиты, ее способность сохранить контроль над ситуацией и обеспечить преемственность власти в конкретном обществе...»146. В политической риторике руководителей некоторых стран (примером могут, в частности, послужить Узбекистан и Ка захстан) появляются заявления о «неготовности» их населения к демократии147.

Эти заявления объясняют легитимизацию чрезмерных ограничений индивиду альных прав и свобод.

В этой связи хотелось бы привести высказывания профессора М. Игнатьефф, который пишет, что аргумент о культурных различиях, которые якобы делают невозможным применение универсальных стандартов, приводится как раз теми, кто использует власть для злоупотреблений, либо теми, чьи права этой властью нарушаются, – т.е. жертвами, которые потеряли надежду на восстанов ление своих прав148.

«Позиция делегации Египта». Продолжение обсуждения проекта Всеобщей декларации прав человека. Доклад Третьего комитета (А/777). 438. http://www.un.org/Depts/dhl/ landmark/pdf/a-pv183r.pdf [2012-03-03].

Цит. по: Littman, D. «Islamism Grows Stronger at the United Nations». Middle East Quarterly.

Vol. 6. № 3 (1999): 59–64.

Lee, Kuan Yew. Democracy, Human Rights and the Realities. Tokyo, Nov 10, 1992. http:// en.wikipedia.org/wiki/Human_rights [2012-03-03].

Акимбеков, С.М. Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. http:// www.continent.kz/library/KN-2/2-2_1.html [2011-01-01].

Моисеев, С. «Азиатские ценности» и права человека: некоторые теоретические аспекты дискуссии. http://www.philology.ru/marginalia/moissev2.htm [2011-01-01].

Игнатьефф, М. «Многообразие опыта». ИНДЕКС. Досье на цензуру. http://www.index.org.

Те, кто объясняют «культурными особенностями» невозможность реализации фундаментальных прав и свобод, имеют оппонентов и в научной среде, и в гражданских сообществах, в том числе тех, которые находятся на территории стран, где правительства заявляют об «особом» пути или «особых» традициях.

Они настаивают на том, что понятие свободы не может быть «западным» или «восточным»  – такой подход являлся бы расистским, поскольку базировался бы на презумпции отказа от фундаментальных прав, основанных на понятии достоинства человека149. По мнению исследователей, радикальные версии кон цепции азиатских ценностей базируются «на ряде ошибочных исходных допу щений и не выдерживают критики (так же как и радикальные прямолинейные варианты идеи “универсальных прав человека”)». При этом вполне возможны «умеренные версии концепции “азиатских ценностей”, избегающие крайностей этой доктрины... Эти версии могут быть совместимы с базовыми ценностями либерализма и прав человека»150.

Некоторые ученые отмечают, что возможность глобальной стандартизации прав человека, их «универсализация» исключены, поскольку не учитывают ха рактера той цивилизации, в которой человек воспитан, и условий, в которых предыдущие поколения адаптировали правила жизни, присущие тому или иному региону151.

Вместе с тем сторонники таких высказываний не смогут отрицать того, что, как бы ни различались системы ценностей разных цивилизаций, это не может привести к отрицанию человеком собственных неотъемлемых прав, таких как право на жизнь, свободу, справедливый суд и т.д.

Всемирная конференция по правам человека (1993), на которой присутствовало более 170 государств, подтвердила, что права человека и основные свободы яв ляются правами, данными с рождения каждому человеку. «Универсальность этих прав и свобод носит бесспорный характер»152, – гласит Венская декларация и программа действий – документ, принятый по результатам работы конферен ции.

Международное сообщество приняло на себя ответственность за «стандартиза цию» тех или иных подходов в защите фундаментальных неотъемлемых прав человека. Это затрагивает прежде всего те сферы, где человек нуждается в такой защите, в том числе в защите от традиций, которые могут наносить ущерб здо ровью и даже жизни.

ru/selected/297ignat.html [2011-01-01].

Ibrahim, A. «Keynote speech to the Asian Press Forum». Forum Media and Society in Asia, December 2 (1994). http://ikdasar.tripod.com/anwar/94-28.htm [2011-01-01].

Моисеев, С. «Азиатские ценности» и права человека: некоторые теоретические аспекты дискуссии. http://www.philology.ru/marginalia/moissev2.htm [2011-01-01].

Каламкарян, Р.А. «Права человека в России: декларации, нормы и жизнь». Государство и право. № 3 (2000): 37–50.

Венская декларация и Программа действий Организации Объединенных Наций, приня та на Всемирной конференции по правам человека 25 июня 1993 г. в Вене. http://www.

terralegis.org/terra/act/b260.html [2012-02-01].

Уместен пример, связанный с защитой детей от телесных наказаний. Изучив доклады, поступившие из различных ратифицировавших Конвенцию госу дарств, Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал ввести категорическое законодательное запрещение телесных наказаний детей, сопроводив его меро приятиями по привлечению внимания и просвещению общественного мнения в этой области. В июне 2006 года Комитет по правам ребенка сформулировал Замечание общего порядка153, касающееся прав ребенка на защиту от телесных наказаний и других жестоких или унижающих человеческое достоинство форм наказания. В этом документе подчеркивается следующее: «Борьба с широко рас пространенным мнением о том, что телесные наказания детей являются чем-то приемлемым и терпимым, а также искоренение этого явления в семье, в школе и в любых других общественных учреждениях являются не только обязанно стью подписавших Конвенцию государств, но также и залогом сокращения и предупреждения насилия во всех формах его проявления в обществе».

Универсальность прав человека отнюдь не отрицает культурные, религиозные традиции и не противоречит им. Напротив, в основе большинства традиций лежат те же подходы гуманизма и морали. До тех пор, пока традиции не лишают личность возможности осуществить собственный свободный выбор, – у инди вида нет необходимости прибегать к защите, основанной на признании уни версальных стандартов прав человека. В том случае, если этот выбор ограничен (например, в вопросах, оставаться ли членом культурного сообщества или вы йти из него, следовать тысячелетним традициям или отказаться от них в пользу собственных представлений), национальная и международная защита должны быть готовы обеспечить защиту индивидуального права.

Можно согласиться с позицией С. Моисеева, исследователя культурных и пра вовых традиций стран Азии, что «возникшие в западной культуре ценности прав человека в определенном смысле универсальны и аконтекстуальны. Кон текстуальной должна быть их реализация»154.

Оставляя каждому выбор и определяя тот самый «стандарт», универсальная концепция прав человека, по существу, служит масштабом при измерении объ ема индивидуальных прав и их ограничений, средством идентификации чрез мерных ограничений и выступает правовым инструментом защиты.

Иными словами, правовое значение понятия «универсальность», с одной сто роны, помогает определить тот минимальный стандарт, на который мог бы претендовать каждый человек независимо от того, к какому традиционному со обществу он принадлежит;

с другой стороны, в универсальных стандартах за ложен потенциал правового механизма защиты индивида. К этому механизму человек прибегает лишь в случае, если государство или традиции препятствуют «Здоровье и развитие подростков в контексте Конвенции о правах ребенка». Замечание общего порядка КОМИТЕТА ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА. № 4 (2006). http://www1.umn.edu/ humanrts/russian/crc/Rcrcomms.html [2012-02-01].

Моисеев, С. «Азиатские ценности» и права человека: некоторые теоретические аспекты дискуссии. http://www.philology.ru/marginalia/moissev2.htm [2011-01-01].

выбору в пользу статуса, основанного на универсально-признаваемых норма тивах.

Таким образом, универсальность служит исключительно защите индивида, а не установлению универсальных правовых систем, культур и религий. В этой связи важно привести замечание философа В. Акудовича, который, исследуя проблемы применения универсальных положений в отношении частных слу чаев, ссылаясь на средневековых схоластов, пишет: «Универсалии реально не существуют... есть только единичное, res singulares»155.

Спор между представителями различных направлений, очевидно, будет про должаться. Однако выводы, имеющие значение для дальнейшего применения концепции универсальности прав человека, были сделаны на Всеобщей кон ференции (2005)156. Проект универсальных прав человека продолжает жить и представляет собой общий комплекс, систему прав, обладающую внутренней согласованностью и целостностью и не зависящую от культурных, религиоз ных или экономических обстоятельств158.

Акудович, В. Код отсутствия. Spausdino AB Austra, 2008. 18.

«We reaffirm the solemn commitment of our States to fulfil their obligations to promote universal respect for and the observance and protection of all human rights and fundamental freedoms for all in accordance with the Charter, the Universal Declaration of Human Rights38 and other instruments relating to human rights and international law. The universal nature of these rights and freedoms is beyond question» (para 120). 2005 World Summit Outcome, resolution adopted by the General Assembly [without reference to a Main Committee (A/60/L.1)] 60/1.

http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UND O C/GEN/N05/487/60/PDF/N0548760.

pdf?OpenElement[2012-03-01].

Donnelly, J. «The Relative Universality of Human Rights». Human Rights Quarterly. Vol. 29, Number 2 (2007): 281–306.

Бреский, О. «Права человека: История, философия, тенденции». Курс лекций проекта Сети Домов прав человека. Дистанционное обучение адвокатов правам человека. 2009.

www.moodle/ehu.lt [2012-03-01].

7.2. между позитивистской и естественно-правовой концепцией правопонимания...Форма закрепления естественных прав в правовых системах оказалась столь же слож ным и дискуссионным явлением, как и опреде ление содержания этих прав.

Т. Нешатаева Изучение феномена МСПЧ нужно продолжить путем исследования природы прав человека и возможности их воплощения в формы, отвечающие условиям нормативных предписаний. В центре внимания находится вопрос: что же имеет приоритет – «законная форма» правовых предписаний или способность этих предписаний гибко реагировать на изменения в области регулируемых законо дателем правоотношений?

Далее предстоит рассмотреть спор между представителями позитивистской и естественно-правовой концепций – двух крайних направлений в теории права.

В основе этих концепций правопонимания лежат вопросы взаимоотношений личности и государства как в ходе «установления» или «признания» стандар тов, так и в процессе реализации МСПЧ.

Основной характеристикой понятия естественного права является присущее ему указание на природу права как везде и всегда наличного, извне данного человеку и приоритетного по отношению к человеческим установлениям. Пред ставители естественно-правового направления (независимо от трактовки – ре лигиозной или светской философии права или этики) в качестве единственно настоящего, исходно подлинного права, коренящегося в объективной при роде – в природе бога или человека, в физической, социальной или духовной природе и т.д., – рассматривают естественное право160.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.