авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«P. M. ВАЛЕЕВ ВЫДАЧА ПРЕСТУПНИКОВ В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ (Некоторые вопросы теории и практики) ИЗДАТЕЛЬСТВО ...»

-- [ Страница 3 ] --

В Австрии выдача лиц, совершивших преступления против человечества, регулируется положениями кодекса в рамках о выдаче как за совершение обычного уголовного деяния 63.

Названные выше государства вопрос выдачи лиц, совершивших преступления против человечества, связыва ют с существованием двусторонних договоров о выдаче.

Разумеется, приравнивание преступлений против мира и человечности, военных преступлений к простым общеуголовным деяниям противоречит общепризнанным принципам современного международного права и, прежде всего, принципам ненападения, мирного сосуществования, уважения прав человека и др.

Отдельные страны для отказа в выдаче лиц, совершив ших преступления против человечества, прибегают к иным основаниям. В частности, правительство Польши обратилось к правительству Бразилии с просьбой о выдаче Франца Пауля Стангля, обвиняемого в военных преступлениях. В соответствии с декрет-законом № 394 от 28 апреля 1938 г. Федеральный Верховный суд Бразилии отказал в просьбе правительства Польши, мотивируя тем, что на преступления, о которых говорится в ходатайстве Польши, распространяются правила о сроках давности64.

В Австрии выдача не может быть разрешена для ис полнения смертного приговора, поскольку смертная казнь отменена Федеральной Конституцией 65.

Таким образом, несмотря на существование нескольких международных конвенций, обязывающих государства выдавать лиц, совершивших преступления против человечества, национальные законы и практика не отли чаются единообразием в рассматриваемом вопросе, они предусматривают много ограничений в их выдаче.

На V конгрессе Международной ассоциации уголовного права, состоявшемся в июле 1947 г. в Женеве, докладчик Ж. Б. Эрцог, бывший заместитель главного обвинителя от Франции в Нюрнберге, отметил, что эффективная борьба с такими преступлениями возможна только при условии применения установленных в соответствующих международно-правовых актах правил о выдаче военных преступников 66.

Международная ассоциация уголовного права в 1966 г.

провела среди своих членов опрос с целью выяснения их взглядов в отношении выдачи лиц, совершивших пре ступления против человечества. В ответах, представленных ассоциации, выражалось сожаление по поводу нынешнего положения дел в данной области и в связи с тем, что сразу же после окончания второй мировой войны не было заключено общей международной конвенции по этому вопросу 67.

Генеральный секретарь ООН в своем исследовании, подготовленном в ответ на резолюцию 1158(XII) экономического и Социального Совета, пришел к выводу, что среди многих государств существуют предложения о необходимости разработки либо международной конвенции по вопросу выдачи лиц, совершивших преступления против человечества, либо изменения действующих законов и двусторонних соглашений в целях более эффективного пресечения указанных преступлений.

Как отмечает Г. В. Игнатенко, эффективность международного права может быть достигнута не в итоге простого исполнения государствами международно-правовых норм, а в результате их использования в целях наиболее полного осуществления тех задач, которые непосредственно предусмотрены конкретными правовыми нормами, а также задач, которые определяются демократической сущностью и социальными функциями современного международного права 68.

Таким образом, анализ существующих международных документов, относящихся к вопросу наказания лиц, совершивших преступления против человечества, и имеющиеся в них отдельные недостатки приводят к выводу о том, что в целях осуществления международно-правовых норм относительно наказания лиц, совершивших преступления против человечества, необходимо разработать в рамках ООН международную конвенцию, которая регулировала бы конкретно арест, выдачу и наказание таких лиц. Такая конвенция могла бы обеспечить тесное сотрудничество государств в этом вопросе, порядок привлечения и процессуальные стороны ареста и выдачи указанной группы преступников.

Тем более, как подчеркнул генеральный секретарь ООН, международное право в этой области располагает лишь незначительным числом норм, касающихся реализации провозглашенного в нем принципа о наказании данной категории преступников, а применение национальных законов и двусторонних договоров очень часто создает препятствия в отношении выдачи лиц, которым предъявлены обвинения за совершение преступлений против человечества или которые осуждены за это 69.

Заслуживает также одобрения вывод генерального секретаря о том, что Комиссия по правам человека должна стремиться к выработке методов, необходимых для согласования законов и двусторонних договоров об экстрадиции, рекомендации, составлению типовых статей, которые можно было бы рекомендовать государствам для включения в их законы и двусторонние договоры или, в случае необходимости, подготовке международной конвенции, касающейся условий и процедур, применимых к выдаче лиц, совершивших преступления против человечества 70.

Генеральная Ассамблея ООН на двадцать третьей сессии 26 ноября 1968 г. приняла имеющую огромное значение Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. В данной конвенции государства вновь подняли вопрос о выдаче преступников второй мировой войны. В ст. III Конвенция установила: «Договаривающиеся государства обязуются принять любые необходимые внутренние меры, законодательного или иного порядка с тем, чтобы обеспечить в соответствии с международным правом возможность выдачи лиц, о которых говорится в ст.

11 настоящей Конвенции»71.

Согласно ст. I Конвенции, срок давности не применяется к военным преступлениям и преступлениям против человечества, независимо от того, были ли они совершены во время войны или в мирное время.

Обязательства государств-участников Конвенции состоят в том, чтобы принять все необходимые меры:

а) для обеспечения того, чтобы срок давности или другие ограничения не применялись к судебному преследованию и наказанию за преступления, указанные в ст. ст. 1 и Конвенции, и чтобы там, где такой срок применяется к этим преступлениям, он был отменен;

б) для создания в соответствии с международным правом условий выдачи лиц, указанных в ст. 2 Конвенции.

Таким образом, лица, совершившие преступления против человечества, подлежат выдаче независимо от срока давности.

Необходимо отметить, что Конвенция по своему содержанию носит антифашистский характер, ибо осуждает все виды преступлений против человечества, политику геноцида и апартеида. Широкую поддержку Конвенция нашла, прежде всего, в социалистических странах.

Из 14 государств, ратифицировавших Конвенцию по состоянию на 15 июня 1971 г., 11 государств представляют социалистическую систему.

Ряд государств высказал возражения и оговорки к данной Конвенции (Бразилия72, Дания73, ФРГ74, Нидерланды75, Италия76, Ямайка77, Великобритания78). В частности, правительство Италии заявило, что определения, изложенные в ст. 1 Конвенции, являются слишком туманными и неоправданно многословными, что Конвенция должна охватывать только преступления «тяжкого характера» 79.

Бразилия в своем ответе высказалась против конвенции, мотивируя тем, что внутреннее уголовное право не предусматривает наказания без ограничения срока давности. Правительство Бразилии исходило, таким образом, только из своего внутреннего законодательства, не считаясь с международными нормами по вопросу наказания военных преступников.

Принятие указанной Конвенции связано с введением в национальные законы положений, ограничивающих или запрещающих применение срока давности к преступлениям против человечества. В этом нельзя усмотреть ограничение суверенных прав государств, ибо нормальные международные отношения могут существовать лишь при правильном сочетании принципа суверенного равенства и совместных действий государств для обеспечения общих интересов.

Ряд государств в целях применения названной Конвенции вслед за ее принятием стал вносить изменения в свои национальные законы для ликвидации срока давности или увеличения срока для судебного преследования и наказания за преступления против человечества.

Изменения, исключающие применение срока давности к преступлениям против человечества, были внесены в уголовные кодексы Болгарии81 и Чехословакии82.

В Уголовный кодекс Румынии, вступивший в силу января 1969г., были включены статьи (121, 125), предусматривающие неприменение срока давности к преступлениям против человечества.

В соответствии с принципами международного права ГДР в своей Конституции от 8 апреля 1968 г., установила, что «общепризнанные нормы международного права о наказании преступлений против мира, против человечества и военные преступления являются непосредственно действующим правом. К преступлениям этого рода неприменим срок давности». Это положение нашло свое конкретное выражение и в Уголовном кодексе ГДР, который вступил в силу 1 июля 1968 г.83.

Венгерская Народная Республика еще до принятия Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества в Указе № 27 от 1964 г. закрепила положение, что на преследование преступлений против мира и человечества давностный срок не распространяется.

Советский Союз Указом Президиума Верховного Совета СССР «О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира, человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений» от марта 1965 г. установил: «В соответствии с общепризнанными принципами международного права, нашедшими свое выражение в Уставе Международного Военного Трибунала и в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, постановляет:

нацистские преступники, виновные в тягчайших злодеяниях против мира, человечности и военных преступлениях, подлежат суду и наказанию независимо от времени, истекшего после совершения преступлений» 84.

Специальный закон о неприменении срока давности к названным преступлениям, который вошел в силу 8 апреля 1971 г., приняло и правительство Нидерландов85.

Правительство Италии известило о нераспространении срока давности на наиболее тяжкие преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена в военном кодексе, в соответствии с которым срок давности не относится к преступлениям, наказуемым пожизненным заключением или смертной казнью 86.

Как известно, 20 ноября 1964 г. правительство ФРГ приняло решение о применении с 9 мая 1965 г. срока давности к преступлениям, совершенным нацистами в годы гитлеровского режима. Ссылка при этом делалась на немецкий уголовный кодекс 1871 г., предусматривающий двадцатилетнюю давность по делам об убийстве.

Правительство ФРГ обратилось ко всем правительствам, организациям и частным лицам с просьбой о предоставлении к 1 марта 1965 г. имеющихся у них материалов о нацистских преступлениях. На эту просьбу Министерство иностранных дел Союза ССР направило января 1S65 г. в посольство ФРГ ноту следующего содержания: «Советское правительство хотело бы напомнить, что в силу принципов современного международного права на всех государствах лежит обязанность расследовать преступления против мира и человечности и наказать виновников этих преступлений.

Это в полной мере относится и к Федеративной Республике Германии, на которой лежит и специальная обязанность привлечь к судебной ответственности и подвергнуть наказанию всех находящихся на территории ФРГ военных нацистских преступников»87.

В этой связи нельзя не упомянуть о роли международного общественного мнения в становлении и развитии прогрессивных норм и принципов современного международного права, в том числе в области международного уголовного права.

Внедрение в международное право новой нормы стало непосредственной основополагающей базой массового правового сознания, которая является частью международного общественного мнения 88. Причем, свое воздействие международное общественное мнение оказало не только на совершенствование международно-правовых норм, но и способствовало принятию национальных норм и, в частности, законов, направленных на пресечение международных преступлений.

Под давлением мировой общественности бундестаг ФРГ апреля 1965 г. принял закон, ст. 1 которого предусматривала, что при исчислении срока давности уголовного преследования, применимого к преступлениям, наказуемым пожизненным заключением, не принимается во внимание период с 8 мая 1945 г. по 31 декабря 1949 г. (до образования ФРГ). В этот период срок давности считается приостановленным 89. Этим актом передвигалось начало исчисления срока давности на 4 года 8 месяцев. Таким путем создавалось основание для освобождения от наказания тысячи нацистских преступников. Законодатель не желал принципиального решения, отсрочка была нужна для того, чтобы успокоить общественное мнение. Выраженная в этом законе позиция вызвала ответную реакцию мировой общественности. Правительство ФРГ 23 апреля 1969 г.

одобрило законопроект об отмене положений уголовного кодекса о сроках давности в отношении квалифицированного убийства и геноцида, а 1 апреля 1970 г. вступил в силу измененный текст уголовного кодекса ФРГ. Согласно параграфу 67 данного кодекса срок давности был отменен для преступлений геноцида, а для квалифицированного убийства увеличен с 20 до 30 лет 90.

Таким образом, поскольку нацистские преступления приравнены в ФРГ к уголовным преступлениям, то срок давности для них был продлен до 31 октября 1979 г.

Как уже отмечалось, некоторые государства, рассматривая преступления против человечества как общеуголовные правонарушения, после принятия в рамках ООН Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества не внесли никаких изменений в существующие положения о сроке давности в национальном законодательстве, тем самым игнорируя установленный в международном праве принцип наказания преступников второй мировой войны независимо от срока совершения преступления.

Между тем, Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества призвана устранить имеющийся в национальных законах пробел относительно привлечения к ответственности указанной категории преступников независимо от истечения времени с момента совершения этого преступления. Соблюдение норм международного права о наказании гитлеровских преступников второй мировой войны требует от государств подписания и ратификации данной Конвенции во имя миллионов жертв нацизма.

На международной конференции по вопросам преследования нацистских преступников директор Главной комиссии по расследованию гитлеровских преступлений в Польше Чеслав Пилиховский, коснувшись отношения к этому вопросу ФРГ, подчеркнул, что ратификация Конвенции ООН правительством ФРГ несомненно устранила бы такие отрицательные явленья в деятельности органов правосудия ФРГ, как приостановление, прекращение или затягивание расследований, вынесение чрезмерно мягких приговоров, преждевременное освобождение из заключения нацистских преступников 91.

На этой же конференции профессор Познаньского университета Альфонс Клафковский заявил, что «Конвенция содержит нормы всеобщего международного права и обязывает все государства, в том числе и ФРГ, которая путем подписания и ратификации Конвенции ООН должна ввести без оговорок неистечение срока давности военных преступлений и преступлений против человечества, учитывая блага как немецкого народа, так и всех народов, которые во второй мировой войне стали жертвами гитлеровского варварства и геноцида» 92.

Что касается советской доктрины международного права по рассматриваемому вопросу, то она была единодушна в том, что «преступления против человечества в силу их особого характера не укладываются в рамки общеуголовной квалификации преступлений и на них не распространяются обычные нормы уголовного права, в том числе и нормы о давности преследования и наказа кия. Международное право, в том числе специальные нормы в отношении гитлеровских преступников, не знает сроков судебного преследования и наказания за совершенные преступления. Лица, виновные в этих преступлениях, подлежат суду и наказанию независимо от времени, истекшего после совершения ими преступления» 93.

В связи с исследованием вопроса выдачи лиц, совершивших преступления против человечества, при анализе Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества мы акцентируем свое внимание на ст. 3.

Конвенции, в которой устанавливается и подтверждается обязательство выдачи лиц, совершивших преступления против человечества. В исследовании генерального секретаря ООН отмечается, что в 3 комитете во время обсуждения этой Конвенции были подняты вопросы относительно значения данной статьи и ее взаимосвязи с существующими двусторонними и другими договорами о выдаче. Автор проекта ст. 3 пояснил, что «она не противоречит существующим договорам о выдаче, но что ее цель состоит в том, чтобы использовать установленные в соответствии с ними к аналы для передачи просьб о выдаче лиц, виновных в совершении преступлений, упомянутых в проекте Конвенции» 94.

На основании анализа ответов правительств, представленных ООН, генеральный секретарь пришел к выводу, что «каким бы важным не являлся шаг, предпри нятый Генеральной Ассамблеей при одобрении Конвенции 1968 г., ст. 3 новой Конвенции по своей букве полностью не ликвидирует те неясные моменты, которые относятся к этой проблеме» 95.

На наш взгляд, положение ст. 3 Конвенции относительно выдачи лиц, совершивших преступления против человечества, является развитием и подтверждением уже существовавшего в международном праве принципа выдачи указанной категории преступников, т. е. правовым основанием выдачи, независимо от заключения между государствами договоров о выдаче преступников.

Принятие Конвенции имеет большое международное значение не только для случаев привлечения к ответственности преступников второй мировой войны, но и прочих, совершивших когда-либо преступления против человечества.

Тем не менее, ввиду отсутствия единообразия в практике выдачи лиц, совершивших преступления против человечества, и коллизии национальных норм по этому вопросу проблема разработки многосторонней конвенции, которая регулировала бы исключительно выдачу таких лиц, остается на повестке дня, которой должна заняться Организация Объединенных Наций в лице ее ряда вспомогательных органов.

Восполнение существующего пробела в области наказания лиц, совершивших преступления против человечества, может быть достигнуто только принятием международной конвенции по этой проблеме, участниками которой явилось бы большинство государств мира.

Решение данной проблемы представляет большое значение и для науки международного права.

Как известно, в советской доктрине международного права было предложено деление международного права на две отрасли — международное материальное право и международное процессуальное право 96. Вопросы выдачи преступников следует отнести к области процессуального права.

В науке международного права эта проблема рассматривается «комплексной отраслью» — международным уголовным правом 97. Международное уголовное право является одной из новых отраслей международного права. Такие драматические обстоятельства, к ак преступное поведение агрессоров второй мировой войны и рост международных преступлений, вызывают необходимость развития норм, нацеливающих к еще большей степени согласованности и уважению человеческих прав 98.

Таким образом, принятие такой конвенции явилось бы важным этапом в развитии международного уголовного права.

Заключение международной конвенции по данному вопросу послужило бы делу укрепления мира, явилось бы торжеством основополагающих принципов современного международного права.

Г л а в а IV ВЫДАЧА ПРЕСТУПНИКОВ ПО ДОГОВОРАМ О ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ МЕЖДУ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМИ СТРАНАМИ Социалистические государства, рассматривая выдачу преступников как один из видов правовой помощи по уголовным делам, закрепили этот институт международного права в своих отношениях в договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

До 1956 г. вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам не были достаточно урегулированы между социалистическими странами. Имевшиеся к тому времени соглашения об оказании правовой помощи создавали права и обязанности по выдаче преступников только для некоторых социалистических государств.

В частности, первым из таких соглашений был Договор о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам между ЧССР и ПНР, заключенный 21 января 1949 г. 1 Затем была заключена между социалистическими странами целая система двусторонних договоров о правовой помощи 2, в которых они определили круг вопросов, по которым обязались оказывать друг другу помощь на взаимных началах.

В отличие от подобных соглашений, заключенных между капиталистическими странами, которые, как правило, регулируют лишь отдельные вопросы или по исполнению судебных поручений, или гражданским делам, или по выдаче преступников, договоры между социалистическими странами охватывают оказание помощи по различным отраслям права и по своему объему оказываемой помощи являются исключительно широкими.

В договорах закреплено то положение, что стороны оказывают взаимно правовую помощь по гражданским, семейным и уголовным делам.

Как указано в ст. 4 Договора между СССР и ЧССР, Стороны оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения отдельных процессуальных действий, в частности:

составления и пересылки документов, проведения обысков, изъятия, пересылки и выдачи вещественных доказательств, проведения экспертизы, допроса обвиняемых, свидетелей, экспертов, опроса сторон и других лиц, непосредственного судебного осмотра, а также путем вручения документов 3.

В особенной части договоров, где помещены статьи, регулирующие оказание правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, указанный выше объем правовой помощи расширен: в этих статьях конкретизировано выполнение процессуальных действий уже по отдельным вопросам гражданского, семейного и уголовного права.

В частности, в области гражданского права стороны по поручению выполняют процессуальные действия по вопросам дееспособности, безвестного отсутствия, наследования, в области семейного права — по вопросам заключения и расторжения брака, отношения между родителями и детьми, усыновления и опеки.

Социалистические страны оказывают друг другу правовую помощь по уголовным делам путем выполнения процессуальных действий по выдаче преступников, выдаче вещей, приобретенных в результате преступления, вещественных доказательств, по допросу обвиняемых, свидетелей, экспертов, по проведению обысков и выемок.

Указанный перечень не следует считать исчерпывающим. Он является примерным и не может охватить всех действий, производимых социалистическими государствами при оказании правовой помощи 4.

Как отмечает Б. В. Рэутт, «любая попытка сформулировать полный, исчерпывающий перечень процессуальных действий привела бы к результатам, прямо противоположным желаемым: перечень в силу объективных причин не охватил бы всех действий, которые на практике приходится выполнять»5.

Даже в самом совершенном процессуальном акте, пишет Д.

Д. Аверин, законодатель не в состоянии предусмотреть всех процессуальных действий, совершение которых может потребоваться для установления наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон и имеющих значение для правильного разрешения дела. Определение в договорах исчерпывающего перечня процессуальных действий привело бы на практике к негативным результатам 6.

Важной особенностью договоров о правовой помощи является то, что установленное сотрудничество судов, органов прокуратуры и нотариата выходит далеко за рамки традиционного понятия правовой помощи как выполнения органами одного государства поручений органов другого государства о производстве отдельных процессуальных действий. Это сотрудничество имеет целью обеспечить наиболее полную защиту прав и интересов трудящихся социалистических стран и включает широкий круг вопросов7.

Большой объем оказываемой правовой помощи между социалистическими странами является одной из отличительных черт названных договоров по сравнению с договорами, заключенными по этому вопросу между капиталистическими странами8.

Социалистические страны, устанавливая широкий круг проблем, по которым обязались друг другу помочь, исходили из стремления обеспечить права и интересы своих граждан.

Оказание правовой помощи по уголовным делам вытекает из общих задач предупреждения и ликвидации преступных проявлений в социалистических странах, чуждых их государственному и общественному строю.

Характеризуя договоры о правовой помощи, заключенные Венгрией с социалистическими странами, венгерский юрист международник Г. Херцег указывает, что «новые договоры о правовой помощи отличаются от таковых, которые буржуазная Венгрия заключала с капиталистическими государствами, тем, что они устанавливают значительно более тесные и прямые контакты между юристами договаривающихся сторон, регламентируют правовую помощь по гражданским, семейным и уголовным делам на основе единых принципов, з н а ч и т е л ь н о р а с ш и р я ю т с ф е р у с о т р у д н и ч е с т в а в о б л а с т и права...» 9.

Для буржуазных государств уголовное право является орудием в руках буржуазии, чтобы «удержать и крепить существующий, но уже устаревший и обреченный на гибель буржуазный общественный порядок. Уголовное право всех буржуазных государств вследствие этого защищает главным образом капиталистические имущественные отношения и политическое господство буржуазии» 10.

Оказываемая капиталистическими странами помощь по уголовным делам также осуществляется в интересах буржуазии.

Социалистическое же право призвано защищать социалистический государственный и общественный строй, интересы трудящихся. Для социалистических стран оказание взаимной правовой помощи вытекает из самой сущности социалистического строя, из принципов социалистического интернационализма.

Договоры Советского Союза с социалистическими странами о правовой помощи выражают солидарность социалистических государств в осуществлении правосудия, укрепления социалистического правопорядка и унификации правовых норм, содействующих коммунистическому строительству11. Поэтому оказываемая правовая помощь по уголовным делам и ее содержание в договорах социалистических стран значительно богаче и шире, чем в договорах по этому предмету между капиталистическими странами.

Основным вопросом оказания правовой помощи по уголовным делам в соглашениях социалистических стран является регулирование норм о выдаче преступников.

Как отмечает Р. Конеско, институт выдачи преступников регламентирован в соглашениях о правовой помощи социалистических стран довольно глубоко 12.

Социалистические страны в двусторонних договорах закрепили положение, согласно которому они обязались по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора (см., например, ст. 54 Договора между СССР и СРР, ст. 53 Договора между КНДР и СССР, и др.).

Круг преступлений, за совершение которых лицо подлежит выдаче, социалистические страны определили указанием на минимальный срок наказания, который может быть назначен. В соответствии с договорами социалистических стран выдача допускается только за такие преступления, совершение которых может повлечь за собой, согласно законодательству обоих государств, наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание (см., например, ст. 54 Договора между ВНР и СССР). В некоторых соглашениях этот срок определен в один год и выше (см., например, Договоры между СРР и ВНР, между ГДР и СРР).

Отказ от ограничительной системы перечисления преступлений является одним из главных преимуществ соглашений о правовой помощи социалистических стран по сравнению с договорами о выдаче, заключенными многими капиталистическими государствами, поскольку установленный социалистическими государствами принцип позволяет более широко применять выдачу 13.

Как подчеркнул М. А. Гельфер, для уголовного законодательства социалистических стран характерно наличие общих черт, которые проявляются в определении целей наказания, построении системы наказаний и основных началах 14.

Характерным для уголовного законодательства социалистических стран является то, что понятие преступления в государствах социалистической системы складывается из классового его содержания, из признания его опасным для социалистического общественного и государственного строя, социалистической собственности, личности и прав граждан и всего социалистического правопорядка. Поэтому система наказания построена на социалистических принципах, которая призвана отвечать задачам кары и перевоспитания. Уголовные законы социалистических стран, которым придано единое социально-политическое содержание, перед которыми поставлены однообразные цели и задачи, основаны на социалистических принципах.

Построение уголовного законодательства, содержание его институтов, классовая природа и цели наказания— все эти факторы позволили при заключении договоров о правовой помощи не прибегать к перечислению преступлений, влекущих выдачу, а ограничиться указанием минимума наказания преступлений по законодательству договаривающихся сторон, совершение которого влечет выдачу.

Регулируя право невыдачи, социалистические страны договорились о том, что они вправе отказать в выдаче требуемого лица, если:

— лицо, выдача которого требуется, является гражданином требуемой стороны;

— преступление совершено на территории стороны, к которой обращено требование;

— уголовное преследование или приведение в исполнение приговора по законодательству требуемой стороны не допускается за истечением срока давности или по другим законным основаниям;

— в отношении лица, совершившего преступление, уже вынесен приговор за то же самое преступление или имеется постановление о прекращении дела 15.

В некоторых договорах социалистических стран в качестве основания отказа в выдаче приводится совершение преступления, преследуемого в порядке частного обвинения. Об этом говорится, например, в соглашениях между ВНР и ГДР, СССР и ВНР, СРР и ПНР и др.

Не менее важным является закрепление в договорах о правовой помощи между социалистическими странами положения, согласно которому стороны, за которыми признано право отказа в выдаче своих граждан, обязуются по требованию другой стороны возбуждать в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в совершении на территории другой стороны преступления, влекущего выдачу. При этом о результатах уголовного преследования уведомляется заинтересованная сторона. (См. ст. 79 Договора между СРР и ПНР, ст. 65 Договора между СССР и ПНР, и др.) Известно, что выдаче преступников всегда предшествует требование о передаче, которое должно быть оформлено надлежащим образом и сопровождаться другими данными, имеющими значение для решения вопроса об удовлетворении просьбы требующего выдачи государства.

В частности, в ст. 64 Договора между Болгарией и Советским Союзом сказано, что требование о выдаче должно содержать имя и фамилию лица, выдача которого требуется, его гражданство, сведения о его местожительстве или местопребывании, данные о составе преступления, а также об ущербе, причиненном этим преступлением.

Кроме того, к требованию о выдаче должны б ы т ь приложены:

а) в случае требования о выдаче для привлечения к уголовной ответственности заверенные копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемого и о заключении под стражу с описанием фактических обстоятельств совершенного преступления и юридической квалификации, а в случае требования о выдаче для приведения в исполнение приговора заверенная копия вступившего в законную силу приговора;

б) текст закона запрашивающей Договаривающейся Стороны, по которому квалифицируется преступление;

в) описание внешности лица, выдача которого требуется, и, по возможности, его фотография и отпечатки пальцев.

Если осужденный отбыл часть наказания, необходимо сообщить данные об этом 16.

Аналогичные нормы относительно оформления требования о выдаче имеются и в других договорах о правовой помощи социалистических стран.

Кроме того, как указывает Г. Херцег, в случаях совершения преступлений, преследование которых может иметь место только по жалобе потерпевшей стороны, в требовании должна быть отражена и дата подачи жалобы 17.

Если требование о выдаче не содержит всех необходимых данных, то государство, к которому было обращено требование, может затребовать дополнительные сведения.

Непредставление этих данных в определенный срок, в свою очередь, влечет освобождение арестованного лица. Так гласят, например, ст. 67 Договора между СССР и ПНР, ст. Договора между НРБ и СССР.

Когда требование о выдаче достаточно полно обосновано, государство, к которому обращена просьба, должно принять безотлагательные меры к аресту лица, подлежащего выдаче.

Причем, приказ об аресте может быть дан даже раньше получения требования о выдаче. Для этого достаточно передать ходатайство о взятии под стражу по почте, телеграфу, телефону и радио. Социалистические страны допускают взятие под стражу лица даже и в отсутствие ходатайства, если имеется обоснованное подозрение, что данное лицо совершило на территории другой стороны преступление, влекущее выдачу (см., например, ст. 69 Договора между ПНР и СССР, ст. 61 Договора между СРР и СССР, и др.). Указанное положение включено в тексты большинства договоров о правовой помощи социалистических стран. В этом проявляется взаимное доверие, взаимный интерес к предупреждению преступных проявлений в социалистических странах. Однако содержание под стражей подозреваемого лица в таких случаях ограничено: оно может быть освобождено, если в течение определенного срока не поступит требование о выдаче (см., например, ст. Договора между СРР и СССР, и др.). Как правило, этот срок длится от одного до двух месяцев.

Договоры о правовой помощи в разделе, касающемся выдачи преступников, рассматривают также случаи отсрочки выдачи и выдачи на время. Выдача требуемого лица может быть отложена тогда, когда оно привлечено к уголовной ответственности или было осуждено за другое преступление на территории государства, к которому обращено требование Отсрочка представляется до отбытия наказания или прекращения уголовного преследования, или освобождения по иным основаниям. Но если отсрочка выдачи может повлечь за собой истечение срока давности уголовного преследования или причинить серьезный ущерб расследованию преступления, то требуемое лицо может быть выдано на время (см., например, ст. ст. 62, 63 Договора между МНР и СССР, и др.).

В доктрине международного права одним из важных является вопрос о разрешении коллизии требований о выдаче, которая возникает тогда, когда:

— преступление совершено на территории нескольких государств;

— преступление совершено на территории одного государства, но направлено против интересов другого государства;

— преступление на территории государства совершено иностранцем;

— преступление совершено в одном государстве, но направлено против интересов другого государства, а виновное лицо скрывается в третьем государстве;

— возможны и другие случаи.

Государству, на территории которого скрывается преступник, предоставляется право выбора одного из нескольких требований, которому оно должно отдать преимущество в получении преступника. Некоторые государства в этом вопросе отдают предпочтение требованию того государства, на территории которого совершено более тяжкое преступление, другие — требованию государства места совершения деликта, третьи — просьбе того государства, чье требование о выдаче поступило первым.

Поскольку уголовное законодательство государств содержит различные нормы относительно действия уголовных законов в пространстве, о чем говорилось в главе II, то разрешение коллизии требований о выдаче возможно лишь при более или менее конкретном закреплении соответствующей нормы в договорах о выдаче преступников.

В договорах социалистических стран констатировано, что в случае поступления требований о выдаче от нескольких государств, государство, к которому обращены требования, само решает, какое из этих требований должно быть удовлетворено (см., например, ст. 65 Договора между СРР и СССР, ст. 67 Договора между ГДР и СССР, ст. 68 Договора между СРР и ЧССР, и др.).

Доктрина международного права в этом вопросе высказалась за признание преимущественного права на удовлетворение требования о выдаче за государством, на территории которого совершено преступление. В частности, в ст. 9 Оксфордской резолюции Института международного права было сказано, что «если имеется несколько требований о выдаче за одно и то же деяние, предпочтение должно быть отдано государству, на территории которого данное преступление было совершено» 18.

Во многих договорах о выдаче предусматривается возможность повторной выдачи. В этом отношении со циалистические страны, усматривая возможные случаи уклонения выданного лица от уголовного преследования и побега на территорию государства, в котором он ранее скрывался, согласовали в договорах повторную выдачу по новому требованию, но без представления материалов, которые обычно прилагаются к требованию (см., например, ст. 74 Договора между НРБ и СССР, и др.).

Договоры о правовой помощи предусматривают также транзитную перевозку преступников. Ходатайство о разрешении перевозки на своей территории лиц, переданных третьим государством другой стороне, рассматривается в том же порядке, как и требование о выдаче (см., например, ст. Договора между ВНР и СССР, НРА и СССР, и др.).

Согласно договорам, социалистические страны, между которыми возникают международно-правовые отношения по выдаче преступников, обязаны информировать друг друга о результатах уголовного преследования против выданного лица и передавать копию приговора в отношении этого лица.

Практическим завершением процедуры выдачи является передача лица, выдача которого требуется, государству, которое обратилось с требованием о выдаче. В этих целях стороны уведомляют о месте и времени выдачи. Если сторона, от которой исходило требование, не примет подлежащего выдаче лица в течение одного месяца после установления даты выдачи, это лицо может быть освобождено из-под стражи. В некоторых договорах установлен 15-дневный срок (см., например, ст. Договора между СРР и СССР, ст. 66 Договора между ВНР и СССР).

В договорах о правовой помощи достаточно четко урегулирован один из важных вопросов института выдачи — вопрос об объеме уголовного преследования выданного лица, т. е.

принцип специализации.

В договорах о правовой помощи между СССР и социалистическими странами пределы преследования выданного лица урегулированы следующим образом:

1. Без согласия договаривающейся стороны, к которой обращено требование, выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности, подвергнуть наказанию или выдать третьему государству за совершенное до выдачи преступление, за которое оно не было выдано.

2. Согласия не требуется, если выданное лицо до истечения одного месяца после окончания уголовного производства, а в случае осуждения—до истечения одного месяца после отбытия наказания или освобождения от него не покинет территорию договаривающейся стороны, от которой исходило требование, или если оно туда возвратится. В этот срок не засчитывается время, в течение которого выданное лицо не по своей вине не могло покинуть территорию договаривающейся стороны, от которой исходило требование 19.

Таким образом, договорные отношения между социалистическими странами по данному вопросу построены на тех общеизвестных принципах, которые были приняты большинством государств.

Кроме обнаружения факта совершения другого преступления выданным лицом до или после акта выдачи, в государстве, чье требование было удовлетворено, при расследовании дела или в судебном разбирательстве могут возникнуть вопросы об изменении обвинения или квалификации преступления. В этом отношении договоры о выдаче содержат, как правило, лишь общие положения.

Некоторые авторы полагают, что если после выдачи будут обнаружены новые пункты обвинения и при этом преступник сам выражает согласие на расширение процесса, то за этим должно быть признано юридическое значение. Но знать о факте изъявления согласия выданного лица государство, которое выдало его, имеет право 20.

Так как уголовные законы социалистических стран построены на единых началах, руководящими принципами которых являются социалистические принципы, характеризующиеся общими закономерностями развития, то при решении вопроса об изменении обвинения и квалификации преступления, на наш взгляд, следует руководствоваться национальными законами, исключая применение тех норм, которые противоречат принципу специализации.

В частности, в ст. 42 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик закреплено, что изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Более того, в уголовно-процессуальном законе РСФСР указано, что не допускается изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду21.

Указанная норма уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик в случае применения ее в отношении выданных лиц не противоречит международным обязательствам, принятым по договору о правовой помощи, а служит как бы его дополнением при осуществлении самого договора. Тем более, при осуждении выданных лиц применяется уголовное законодательство страны, которая добивалась выдачи.

Уголовно-процессуальное законодательство отдельных социалистических стран предусматривает возможность расширения обвинения на более тяжкое непосредственно самим судом или в зависимости от мнения обвинителя 22.

Поскольку принцип специализации института выдачи не допускает осуждения выданного лица за другое преступление без согласия выдавшего государства, то данная внутренняя норма, как противоречащая нормам международного права, не может быть применена в отношении выданных лиц.

За государством, которое заинтересовано в осуждении выданного лица за другое преступление, не указанное в требовании о выдаче, следует признать право предъявить новое экстрадиционное требование государству, выдавшему преступника.

Важное место в данной проблеме занимает порядок сношений между государствами.

В международной практике известны три порядка сношений: дипломатический, непосредственный и смешанный. Из них в практике государств наибольшее дипломатический распространение получили и смешанный.

Какому же из этих способов можно отдать предпочтение?

Защитники дипломатического порядка сношений видят его преимущество в том, что он является как бы доказательством более серьезного подхода к разрешению поручения о выполнении процессуальных действий 24.

Сторонники непосредственных сношений отмечают один из крупных недостатков дипломатического способа в его замедлении выполнения поручений 25.

Каждый из путей сношения им еет свои недостачи и достоинства. Наиболее приемлемым способом сношения при решении выдачи преступников следует рассматривать сочетание дипломатического способа с непосредственным.

К дипломатическому способу сношений государства обращаются, как правило, в тех случаях, когда между государствами отсутствуют договоры о правовой помощи.

Если государства между собой заключили договоры об оказании правовой помощи, то они могут установить в обращении друг с другом непосредственное сношение, с указанием органов, в функции которых войдет оказание правовой помощи по просьбе другого государства, с которым имеется договор.

При дипломатическом способе вопрос об оказании правовой помощи решается специальными органами международных сношений данных государств.

Нельзя не согласиться с Б. В. Рэуттом, который пишет:

«Избираемый порядок сношений должен удовлетворять следующим основным требованиям: обеспечивания быстрого и слаженного выполнения поручений, гарантий полноты и хорошего качества выполнения, гарантий охраны безопасности и суверенности сторон»26.

Этим требованиям при оказании правовой помощи прежде всего соответствует непосредственный способ сношения, который обеспечивает наиболее быстрое выполнение поручений и лишен всяких посторонних влиянии.

Как подчеркнул Р. М. Конеско, соглашения о правовой помощи между социалистическими странами устанавливают более тесные, более прямые контакты между юридическими учреждениями договаривающихся сторон 28.

Но вряд ли можно согласиться с Б. В. Рэуттом в той части, что одним из недостатков непосредственного сношения при оказании правовой помощи является то, что «местные органы юстиции по своей профессиональной подготовке нацелены на работу внутри государства... и что они не всегда в состоянии определить, не угрожают ли они (выполненные поручения и запросы) безопасности и суверенитету своей страны, а иногда качественно выполнить поручения или запросы» 29.

Современный уровень подготовки юристов социалистических стран достаточно высок, поэтому нет никаких оснований опасаться этого «недостатка». Следует учесть, что при исполнении поручений иностранных государств применяется законодательство своего государства и лишь в редких случаях законы государства, от которого исходит поручение. Более того, выполненные поручения местными органами юстиции социалистических стран направляются в вышестоящие органы юстиции, которые после проверки правильности оформления поручений пересылают их за границу. Таким образом, отмеченные выше опасения при непосредственном сношении лишены оснований.

В договорах Советского Союза с социалистическими странами о правовой помощи закреплены, что при оказании правовой помощи друг с другом сносятся учреждения юстиции через свои центральные органы30.

Кроме того, в договорах СССР с Польшей и Венгрией предусматривается, что другие органы (кроме учреждений юстиции), действующие в области гражданских, семейных и уголовных дел, направляют непосредственно свои поручения об оказании правовой помощи в суды, органы прокуратуры и государственного нотариата.

Дополнительными протоколами к договорам о правовой помощи между СССР и ПНР закреплено непосредственное сношение центральных органов ПНР с соответствующими центральными органами УССР, БССР, Литовской ССР, центральных органов ВНР с соответствующими центральными органами УССР31.

В качестве руководящих указаний по выполнению договорных положений об оказании правовой помощи Пленум Верховного Суда СССР 19 июня 1959 г. принял постановление «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам». В положениях данного постановления было закреплено, что при оказании правовой помощи Верховный Суд СССР сносится с соответствующими органами государств, заключивших договор, по всем вопросам, связанным с работой судов и органов нотариата32.

С образованием Министерства юстиции СССР эти функции Верховного Суда СССР перешли в компетенцию Министерства юстиции. В настоящее время Министерство юстиции СССР сносится с соответствующими органами государств, заключившими договор, по всем вопросам, связанным с работой судов и органов нотариата, с усыновлением, опекой и попечительством, а также по вопросам представления сведений о действующем или действовавшем в СССР законодательстве и в иных случаях, прямо предусмотренных договорами.

В осуществлении данного положения Пленум Верховного Суда СССР 11 июля 1972 г. принял постановление о внесении изменений в ранее существовавшее постановление от 19 июня 1959 г. и дал судам руководящие разъяснения, указав, что в случае необходимости советские суды могут обращаться к судам иностранных государств, с которыми заключены договоры об оказании правовой помощи, с поручениями об оказании правовой помощи (вручение документов, допрос обвиняемых, свидетелей, экспертов, опрос сторон и т. д.). Порядок направления и оформления советскими судами поручений об оказании правовой помощи, а также выполнения поручений учреждений юстиции иностранных государств определяется Министерством юстиции СССР.

Кроме того, Пленум Верховного суда разъяснил, что суды при исполнении поручений иностранных судов о вы полнении тех или иных процессуальных действий по уголовным делам должны руководствоваться следующими положениями:

а) по поручению может быть, в частности, произведен допрос свидетелей, экспертов, потерпевших, непосредственный судебный осмотр (осмотр места происшествия, документов, вещественных доказательств);

б) суд в составе народного судьи или соответственно члена суда (председательствующих) и двух народных заседателей с участием секретаря в судебном заседании производит допрос свидетелей и других лиц, а также непосредственный судебный осмотр;

описание и результаты этих действий заносятся в протокол, подписываемый председательствующим и секретарем 33.

Предупреждение преступных проявлении во многом зависит от своевременного задержания и осуждения виновных лиц. Этим целям отвечают положения договоров, регулирующие порядок сношений заключивших договоры сторон при оказании правовой помощи по уголовным делам.


В договорах о правовой помощи, заключенных Советским Союзом с социалистическими странами, подчеркивается, что по вопросам выдачи преступников и возбуждения уголовного преследования сносятся друг с другом Прокуратура или Министерство юстиции СССР и прокуратура или министерства юстиции соответствующих стран 34.

Таким образом, в договорах об оказании правовой помощи между социалистическими странами и Советским Союзом установлен порядок непосредственных сношений через центральные органы.

Как отмечает Д. Д. Аверин, данным порядком обеспечивается единообразие и правильное применение договора об оказании правовой помощи35.

Благодаря централизации в высшем руководящем органе советской судебной системы всей деятельностью по выполнению поручений иностранных судов и направлению просьб судебных органов СССР судам социалистических стран становится возможным действительный контроль за своевременным и надлежащим исполнением судебных поручений и посылкой поручений, строго соответствующих требованиям советского закона и договорам о взаимной правовой помощи36.

Не менее веской причиной выполнения поручений через центральные органы является то, что местным органам юстиции не всегда известно, какие органы другого государства являются компетентными по тому или иному вопросу37.

Чехословацкий юрист Т. Доннер в связи с этим пишет, что, «принимая во внимание огромную территорию Советского Союза, было бы весьма затруднительно органу юстиции самому определить соответствующий советский суд или прокуратуру, к которым следовало обращаться»38.

Закрепленный в договорах порядок сношений социалистических стран является более удобным для обращения и своевременного выполнения поручений, взаимоприемлемым и выгодным социалистическим странам, дающим возможность удовлетворять самые различные вопросы, возникающие в сфере оказания правовой помощи вообще и при решении выдачи преступников в частности.

После заключения договоров о правовой помощи между социалистическими странами прошло значительное время. Указанные договоры, проникнутые духом социалистического интернационализма, по многим вопросам носят идентичное содержание, но имеют и некоторые расхождения.

В шестидесятые годы большинство социалистических стран приняло новые уголовные, уголовно-процессуальные, гражданские и семейно-брачные законодательства. В настоящее время существует тенденция к заключению коллективного договора о правовой помощи между социалистическими странами, один из разделов которого регулировал бы вопросы выдачи преступников. Эта тенденция обусловлена социалистическими принципами развития уголовных и уголовно-процессуальных законов социалистических стран, которые проявляются в их задачах и целях, в определении общего понятия преступления, в построении системы наказания и цели наказания, в установлении уголовной ответственности за совершение преступлений равнозначного содержания и во многих других вопросах.

Более того, принятая XXV сессией Совета Экономической Взаимопомощи Комплексная Программа дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции стран—членов СЭВ ставит задачу сближения национальных правовых систем и их унификации. Наряду с унификацией правовых норм, касающихся деятельности хозяйственных, научно-технических и иных национальных организаций в области их экономического и научно-технического сотрудничества, важной проблемой для социалистических стран является унификация уголовно-правовых норм и их сближение, продиктованные необходимостью укрепления социалистической законности в социалистических странах.

Заключение социалистическими государствами коллективного договора о правовой помощи, один из разделов которого регулировал бы вопросы выдачи преступников, послужило бы подтверждением интеграционного процесса и содействовало бы устранению недостатков, имеющихся в этой области.

ПРИМЕЧАНИЯ Предисловие «Правда», 1975, 9 мая.

В нестоящее время существует свыше 1500 двусторонних договоров о выдаче преступников. См.: S h e a r e r I. A.

Extradition in I n t e r n a t i o na l Law. Manchester, 1971, p. 35.

См.: Тpайнин А. Н. Защита мира и уголовный закон. М., «Наука», 1969, стр. 280.

Тункин Г. И. Теория международного права. М., Изд-во «МО», 1970, стр. 182.

Понятие международного преступления и анализ взглядов по этому вопросу в позднейших монографиях приводятся в работе П. М.

Куриса «Международные правонарушения и ответственность государств» (Вильнюс, «Минтис», 1973, стр. 124—141), который предлагает преступления против человечества «отнести к группе правонарушений, именуемых преступлениями против международного права» (указ. соч., стр. 127).

Глава I Л е н и н В. И. Полн. собр. соч. Т. 26, стр. 142.

См., например: К а з а н с к и й П. Учебник международного права публичного и гражданского. Одесса, 1902, стр. 489;

Ш м и д т.

Международное право (лекции). Б. м., 1889, стр. 470—474;

Н и к о л ь с к и й Д. П. О выдаче преступников по началам международного права. СПб., 1884, стр. 80;

Ш т и г л и ц А.

Исследование о выдаче преступников. СПб., 1882, стр. 3—28;

С и м е о н Э. О невыдаче собственных подданных. СПб., 1892, стр.

40;

Шостак Е. Я. О выдаче преступников по договорам России с иностранными державами. Киев, 1882, стр. 1—3;

Т а г а н ц е в Н. С.

Лекции по русскому уголовному праву. Вып. 1. СПб., 1887, стр. 309;

Оппенгейм Л. Международное право. Т. 1, п/т. 2. М., ИЛ, 1949, стр.

258.

Левин Д. Б. История международного права. М., Изд-во ИМО, 1962, стр. 4.

Э. С и м е о н в работе «О невыдаче собственных поданных»

утверждает, что «во все древнее время не существовало выдачи, не только как институт международного права, но что даже переданные нам случаи не носят характера выдачи. Древние народы не имели международного права» (указ, соч., стр. 40). Подобного же мнения придерживались Ф. Ф. Мартенс и Д. П. Никольский. Критику этих взглядов см.: Л е в и н Д. Б. Указ. соч., стр. 3—6.

См.: B e d i S. D. Extradition in International Law and practice Rotterdam, 1966, p. 16.

См.: Курс международного права. В 6-ти т. Т. 1. М., «Наука», 1967, стр. 40—41;

Б о б р о в Р. Л. Основные проблемы теории международного права. М., Изд-во «МО», 1968, стр. 22.

См., например: Г р а б а р ь В. Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647—1917). М., Изд во АН СССР, 1958, стр. 460.

Гефтер А. В. Европейское международное право. СПб., 1880, стр.

128.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 16.

Цит. по: К о р о в и н Е. А. История международного права.

Вып. 1. М., 1946, стр. 7;

Тураев Б. А. История древнего Востока. Т. 1.

М., Соцэкгиз, 1935, стр. 306—307;

История дипломатии. Т. 1. М., Госполитиздат, 1959, стр. 15.

Подробнее см.: Н и к о л ь с к и й Д. П. Указ. соч., стр. 44—49.

См.: Г а л е н с к а я Л. Н. Международная борьба с преступностью. М., Изд-во «МО», 1972, стр. 116.

Подробнее см.: Г а л е н с к а я Л. Н. Право убежища. М., Изд во ИМО, 1968.

Подробнее см.: Н и к о л ь с к и й Д. П. Указ. соч., стр. 52— 67;

Ш т и г л и ц А. Указ. соч., стр. 3—28.

См.: М а р т е н е Ф. Ф. Указ, соч., стр. 385.

См.: Памятники русского права. Вып. 1. М., Госюриздат, 1952, стр. 13—14;

История дипломатии. Т. 1. М., Госполитиздат, 1959, стр.

122—125.

См.: Л е в и н Д. Б. Указ. соч., стр. 30.

См.: М а р т е н е Ф. Ф. Указ. соч., стр. 386.

См.: Т а г а н ц е в Н. С. Указ. соч., стр. 313—317;

Ш т и г л и ц А. Указ. соч., стр. 21—22.

См.: Г р а б а р ь В. Э. Указ. соч., стр. 67.

Подробнее см.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 6—13.

К о ж е в н и к о в Ф. И. Русское государство и международное право. М., 1947, стр. 6.

Л е н и н В. И. Полн. собр. соч. Т. 26, стр. 311.

Подробнее см.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 17—18.

См.: Г р а б а р ь В. Э. Указ. соч., стр. 460.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 16—17.

См.: «AJIL», 1935, N 1—2, p. 41.

Многосторонний договор, предусматривающий вопросы выдачи преступников, был принят в Монтевидео 23 января 1889 г.

См.: «AJIL», 1935, N 1—2, р. 275—278.

Затем на этом же континенте были заключены три конвенции о выдаче (в 1907, 1911, 1923 гг.). См.: «AJIL», 1908, vol. 2, p. 243—251;

«AJIL», 1935, N 1—2, p. 282—296.

В 1928 г. был принят кодекс Бустаманте, который регулировал и вопросы выдачи преступников. См.: «AJIL», 1928, vol. 22, p. 314.

Государства американского континента в Монтевидео в 1933 г.

приняли еще одну конвенцию о выдаче. См.: «AJIL», 1935, N 1—2, р.

289—293.

На Европейском континенте вопросы выдачи преступников были урегулированы в конвенциях: Европейской 1957 г. и государств Бенилюкса 1962 г. См.: «UNTS», vol. 359, р. 273;

«UNTS», vol. 616, р. 79.

Кроме того, в 1962 г. был заключен Скандинавский договор о выдаче, участниками которого явились Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция. Подробнее см.: Shearer I. A. Op. cit., p. 63.

Конвенция о выдаче преступников была принята 14 сентября 1952 г. Лигой арабских государств, которую подписали Египет, Ирак, Иордания, Саудовская Аравия, Сирия. Подробнее см.:

S h e a r e r I. A. Op. cit., р. 52.

См.: О п п е н г е й м Л. Указ. соч., стр. 259.

См.: L a u t e r p a c h t H. International Law. Cambridge. 1970, p.

505.

См.: Д а н е в с к и й В. П. Пособие к изучению истории и системы международного права. Вып. 2. Харьков, 1892, стр. 34.

См., например: Россия. Договоры. Сборник заключенных Россией действующих конвенций о выдаче преступников. СПб., б. г.

См.: С т о я н о в А. Н. Очерки истории и догматики международного права. Харьков, 1875, стр. 434.


Подробнее см.: К о ж е в н и к о в Ф. И. Указ. соч., стр. 111.

См.: «AJIL», 1935, N 1—2, р. 300—301.

Эта проблема обсуждалась и в Комитете экспертов по про грессивной кодификации международного права, созданном в Лиге Наций. Подробнее см.: L a u t e r p a c h t H. Op. cit., p. 503.

См.: Царская дипломатия и Парижская коммуна 1871 г. М., Соцэкгиз, 1933, стр. 176.

См.: Г а л е н с к а я Л. Н. Право убежища. М., Изд-во «МО», 1968, стр. 20.

Ф е л ь д м а н Д. И. Парижская коммуна и международное право. «СЕМП. 1971». М., «Наука», 1973, стр. 57.

М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Соч. Т. 6, стр. 460.

См.: История дипломатии. Т. 1. М., Госполитиздат, 1959, стр.

754.

М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Соч. Т. 17, стр. 494.

Д у р д е н е в с к и й В. Право убежища в практике современного Запада.—«Книга и пролетарская революция», 1936, № 4, стр. 124.

См.: Л е н и н В. И. Полн. собр. соч. Т. 20, стр. 16—17.

См.: Программа Коммунистической партии Советского Союза.

М., Госполитиздат, 1962, стр. 12.

См.: Б о б р о в Р. Л. Основные проблемы теории международного права. М., Изд-во «МО», 1968, стр. 6—7.

См.: Р э у т т Б. Основные вопросы договоров о правовой помощи, заключенных между социалистическими государствами.

Автореферат канд. дисс. М., 1963, стр. 3.

См.: Приложение. Кроме того, 19 февраля 1975 г. подписан новый Договор между СССР и Народной Республикой Болгарией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

См.: L u b с h e n G. A. Die Zusammeharbeit der DDR mit den anderen sozialistischen staaten aus dem Oebict d a r Rechtspflege. — In: Rechts-Beziehungen der sozialistischen Lander. DDR, Berlin, 1966, S. 209.

Глава II См. об этом подробнее: Т у н к и н Г. И. Основы современного международного права. М., 1956, гл. I, § 3;

Левин Д. Б. Основные проблемы современного международного права. М., Юриздат, 1958, гл. IV;

Шуршалов В. М. Основные вопросы теории международного договора. М., Изд-во АН СССР, 1959, гл. IV, Блищенко И. П.

Международное и внутригосударственное право. М., Госюриздат, 1960, стр. 43—45.

См.: М и р о н о в Н. Советское законодательство и международное право. М., Изд-во «МО», 1968, стр. 18.

См., например: Закон Индии о выдаче (1962 г.), § 21—22 УК ЧССР, § 8 УК ВНР, и др.

См., например, ст. 64 Основ гражданского судопроизводства Союза СССР и союзных республик. См. также: Тункин Г. И. Основы современного международного права. М., 1956, стр. 10—11.

Н и к о л ь с к и й Д. Указ. соч., стр. 29.

Аналогичное определение выдачи преступников дается в учебнике Шмидта. См.: Международное право (лекции). Б. м., 1889, стр. 470.

С и м е о н Э. Указ. соч., стр. 1.

См. там же.

О п п е н г е й м Л. Указ. соч., стр. 257.

См.: Х а й д Ч. Ч. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. Т. 3. М., ИЛ, 1951, стр. 313.

См.: O’C o n n e l l D. P. International Law. Vol. 2. New Jork, 1Э65, p. 792.

См.: B e d i S. D. Op. c i f, p. 33.

По английскому праву применение уголовного закона допускается лишь на такие действия, которые были совершены на территории Великобритании или на британских кораблях. Это подчеркивалось во многих судебных решениях. Подробнее см.:

B e r g m a n L. Der Begenungsort im internationalen strafrecht Deutschlands, Englands und den Vereinigten Staaten von Amerikas.

Berlin, 1966, S. 54— L a w r e n c e Т. The principles of International Law.

London, 1915, p. 258.

С м. : M u e l l e r G. International Judicial assistance in criminal matters. — In: International criminal Law. London, 1965, p. 439.

С о к о л о в С. Институт выдачи преступников и советское законодательство. — «Революционная законность», 1926, № 9—10, стр.

45.

Ш а р г о р о д с к и й М. Д. Выдача преступников и право убежища в международном уголовном праве.—«Вестник Ленинградского университета», 1947, № 8, стр. 44.

См.: Международное право. М., Изд-во «ЮЛ», 1951, стр. 250.

См.: Международное право. М., Изд-во «ЮЛ», 1957, стр. 164.

См.: Международное право. М., «Высшая школа», 1970, стр. 134.

См.: Курс международного права. Под ред. Ф. И. Кожевникова.

М., Изд-во «МО», 1966, стр. 315;

Курс международного права. Под ред. Ф. И. Кожевникова. М., Изд-во «МО», 1972, стр. 193.

Международное право. Под ред. А. М. Моджорян и Н. Т.

Блатовой. М., Изд-во «ЮЛ», 1970, стр. 2/0. См. также:

Международное право. Под ред. Д. Б. Левина. М., Изд-во «ЮЛ», 1964, стр. 172.

Т и л л е А. А. Время, пространство, закон. М., Изд-во «ЮЛ», 1965, стр. 104. Подробнее о действии советского уголовного закона в пространстве см. также работу М. И. Блум «Действие советского уголовного закона в пространстве» (Рига, Изд-во ЛГУ, 1974).

См.: Основы законодательства Союза ССР и союзных республик. М., Изд-во «ЮЛ», 1971, стр. 247.

См. там же, стр. 247—248.

См. об этом: Д у р м а н о в Н. Д. Советский уголовный закон.

М., Изд-во МГУ, 1967, стр. 240;

Б л у м М. И. Указ. соч., стр. 52.

См.: Т а г а н ц е в Н. С. Указ. соч., стр. 286.

См. об этом: Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., Изд-во ЛГУ, 1968, стр. 135.

См.: Т а г а н ц е в Н. С. Указ. соч., стр. 309311.

Г р а б а р ь В. Э. Указ. соч., стр. 460.

С им с о н Э. Указ. соч., стр. 14.

См.: L a m m a s c h H. Auslieferungspflicht und Asylrecht.

Leipzig, 1887, s. 46.

Мокринский С. Юридическая природа выдачи преступников и типовая конвенция Союза ССР. — «Советское право», 1924, № 6 (12), стр. 49—52.

Л и с т Ф. Международное право в систематическом изложении.

Юрьев, 1909, стр. 313.

См.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 90.

См.: Voglеr Т. Auslieferungsrecht und Crundgesetz. Berlin, 1970, S. 332.

См.: Ш у п и л о в В. П. Международная правовая помощь по уголовным делам. — «СГП», 1974, № 3, стр. 90.

См.: Гал е н с к а я Л. Н. Международная борьба с преступностью. М., Изд-во «МО», 1972, стр. 121 — 122.

См.: Договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные Советским Союзом в 1957—1958 гг. М., Госюриздат, 1959, стр. 8. Подробнее о понятии правовой помощи но уголовным делам см.: Ш у п и л о в В. П.

Международная правовая помощь по уголовным делам. — «СГП», 1974, № 3, стр. 86.

К а м а р о в с к и й Л. Л. Работа института международного права по вопросу выдачи преступников. — «Русская мысль», 1884, кн. 1, стр.

41. Несколько ранее, еще в период зарождения капитализма подобную точку зрения высказывал Г. Греции. (См.: Право войны и мира. М., 1956, стр. 508—509.) См.: К а м а р о в с к и й Л. Л. Указ. соч., стр. 41.

См.: Н и к о л ь с к и й Д. Указ. соч., стр. 29—43.

Л и с т Ф. Указ. соч., стр. 317.

См.: К а з а н с к и й П. Указ. соч., стр. 490.

См.: Т а г а н ц е в Н. С. Указ. соч., стр. 313.

См.: С т о я н о в А. Н. Указ. соч., стр. 431.

См.: Ш т и г л и ц А. Указ. соч., стр. 28—34.

Там же, стр. 48.

См.: Ф е р д р о с с А. Международное право. М., ИЛ, 1959, стр.

602.

См., например: Х а й д Ч. Ч. Указ. соч., стр.321;

О п п е н г ей м Л. Указ. соч., стр. 257;

Вrоwnlie I. Principles of public International Law. Oxford, 1966, p. 268;

G r e i g D. International Law.

London, 1970, p. 322;

V o g l e r T. Op. cit., p. 332;

S h e a r e r I. A. Op.

cit., p. 27;

Note executive discretion in extradition. — „Columba Law Review”, 1962, vol.62, p. 1313—1314;

Hingоrani R. Тhe Indian Extradition Law. New Jork, 1969.

См.: „ AJIL”, 1934, vo l. 28, p. 150.

Подробнее см.: B e d i S. D. Op. cit., p. 36—37.

См.: О ’ С о n n e 1 1 D. P. Op cit., p. 793.

См.: Курс международного права. В 6-ти т. Т. 2. М., «Наука», 1967, стр. 47.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 34—36.

У ш а к о в Н. А. Суверенитет в современном международном праве. М., Изд-во ИМО, 1963, стр. 92.

См.: Ш а р г о р о д с к и й М. Д. Выдача преступников и право убежища в международном праве.— «Вестник Ленинградского университета», 1947, № 8, стр. 44;

е г о же: Уголовный закон. М., Юриздат, 1947, стр. 288—307.

М о к р и н с к и й С. Юридическая природа выдачи преступников и типовая конвенция Союза ССР. — «Советское право», 1924, № 6г (12), сгр. 47.

С о к о л о в С. Институт выдачи преступников и советское законодательство. — «Революционная законность», 1926, № 9—10, стр. 46.

См.: Международное право. Под ред. В. Дурденевского и С.

Крылова. М., Юриздат, 1947, стр. 425;

Под ред. Ф. Кожевникова. М., Юриздат, 1957, стр. 164;

Под ред. Е. Коровина. М., Юриздат, 1951, стр. 250;

Под ред. Ф. Кожевникова. М., Изд-во. «МО», 1964, стр. 307;

Под ред. Д. Левина. М., Юриздат, 1964, стр. 172;

Под ред. Б.

Лисовского. М., «Высшая школа», 1970, стр. 134;

Под ред. Л. А.

Моджорян и Н. Т. Блатовой. М., Изд-во «ЮЛ», 1970, стр. 27;

Курс международного права. В 6-тн т. Т. 3. М., «Наука», 1967, стр. 100.

См.: Г а л е н с к а я Л. Н. Международная борьба с преступностью. М., Изд-во «МО», 1972, стр. 121.

Договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные Советским Союзом в 1957—1958 гг. М., Госюриздат, 1959.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 32.

Т у н к и н Г. И. Теория международного права. М., Изд-во «МО», 1970, стр. 108.

В настоящее время некоторые исследователи этой проблемы предлагают расширить региональные договоры о выдаче и, в конечном счете, заключить всеобщую конвенцию о выдаче. См. об этом рецензию Alona E. Evans на книгу: S h e a r e r I. A.

Extradition in International Law. Manchester, 1971;

„ AJIL", 1973, vol. 67,N 3. p. 602.

См.: S c h w a r z e n b e r g e r O. A manuel of International Law.

London, 1967, p. 115.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 40 — 41.

См.: H i n g o r a n i R. The Indian Extradition Law. New Jork. 1969.

„UNTS”, vol. 448, p. 184.

См.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 22.

См.: Н и к о л ь с к и й Д. Указ. соч., стр. 23.

Г а л е н с к а я Л. Н. Указ. соч., стр. 73. Это же положение подчеркивается ею в работе «Международная борьба с преступностью» (стр. 129—131), в которой она подробно анализирует проблему взаимности при выдаче преступников.

К у т и к о в В. Принцип взаимности и его применение в области международного публичного и международного частного права.— Трудове по международно праве. Т. 1. София, Изд-во на Българската Академия на науките, 1967, стр. 60.

См.: S c h u l t z H. Les principles du droit dxtradition traditionnel—In: Aspects juridiques de l’ extradition entre tats europens. Strasbourg, 1970, p. 10.

Подробнее об этом см.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 27—34.

См.: Уголовный кодекс Венгрии.—«Обзор венгерского права», 1962, № 2.

В е d i S. D. Op. cit., p. 58.

Т у н к и н Г. И. Теория международного права. М., Изд-во «МО», 1970, стр. 182.

См.: Dok. A(8103)Addl, приложение и A(8103)Add2.

См.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 132.

В некоторых работах по международному праву это положение трактуется как «принцип двойной преступности». См.: Курс международного права. В 6-ти т. Т. 3. М., «Наука», 1967, стр. 101.

В статье «Выдача преступников и право убежища в международном праве» М. Шаргородский назвал этот принцип «принципом тождественности». См.: «Вестник Ленинградского университета», 1947, № 8, стр. 53.

См.: «AJIL», 1935, N 1—2, р. 300—301.

См.: М а р т е н с Ф. Указ. соч., стр. 382.

См.: В е d i S. D. Op. cit., p. 76.

См.: Г а л е н с к а я Л. Н. Право убежища. М., Изд-во ИМО, 1968, стр. 75.

См.: Г а л е н с к а я Л. Н. Международная борьба с преступностью. М., Изд-во «МО», 1972, стр. 128. Надо отметить также точку зрения О’Коннелла, который указывает, что нет необходимости иметь то же самое название и те же самые элементы, чтобы сделать деяние преступным, но оно должно быть преступлением по правовым системам обоих государств, чтобы быть актом, влекущим выдачу. См.:

О’Соnnе11 D. P. Op. cit., p. 795.

См.: Ш м и д т. Указ. соч., стр. 487.

См.: Россия. Договоры. Сборник заключенных Россией действующих конвенций о выдаче преступников. СПб., б. г.

См.: «Русская мысль», 1884, кн. 1, стр. 47.

Д а н е в с к и й В. П. Указ. соч., стр. 40.

См.: Ш о с т а к Е. А. Указ. соч., стр. 14.

См.: Evans Alona E. The new extradition treaties of United States.

—„AJIL", 1965, N 2, p. 351—362.

Cм.:,,Treaties...” 5496. Extradition. Convention and Protocol between the United States of America and Sweden.

См.: Treaty Series. N 77(1960). Agreement between the Government of the United Kingdom of Great Britian and Northern Iretland and the Government of the Federal Republic of Cermani for the Extradition of Fugitive Griminali.

См.: Treaty Series. N 77(1960). Agreement between the Government of th e United Kingdom of Greatih Brition and Northern Ireland and t h e Government of the Federal. Republic of Germani f o r the Extradition of Fugitive Criminali.

См.: Treaty Series. N 77. (1960). Agreement between the Government of t h e United Kingdom of Great Br i t i a n a n d Northern Ireland and the Government of t h e State of Israel on Extradition.

См.: „Treaties....” 7075. Extradition. Treaty between the United States of America an d New Zealand.

См.: „Treaties...”. 7075. Extradition. Supplementary Convention to the Convention on January 6,1909 between t h e Unite d States of America and France.

См.: Extradition Treaty between the Government of the United Kingdom of Great Br i t i a n and Northern Ireland and t h e Government of t h e United States of America. U n i t e d States. N 2(1972).

См.: Swift R. International Law. New York, 1969, p. 389.

См.: Курс международного права. Под ред. Ф. Кожевникова.

М., Изд-во «МО», 1964, стр. 307.

См.: „UNTS”, 1960, vol. 359, N 5146.

См.: M e l a i A. L. Les Conventions europeenes at le traite Benelux d’entraide judiciare en matiere penal et d’extiadition.— In: Le droit penal international. Leiden, 1965, p. 104.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 83.

См. об этом: С о к о л о в С. Закон о выдаче преступников во Франции. — «Международная жизнь», 1928, № 1, стр. 75.

См.: С о к о л о в С. Лига Наций и выдача преступников.— «Международная жизнь», 1927, № 7, стр. 65.

См.: «AJIL», 1935, N 1—2, р. 289—293.

См.: Договор о взаимном оказании правовой помощи между СССР и Ираком, вступивший в силу 23 апреля 1974 г.—«Ведомости Верховного Совета СССР», 1974, № 19, стр. 352.

См.: S с h u 1 z Н. Les piinciples du dioit d’extradition traditionnel. — In: Aspects Ju r i d i q u e s de 1’ Extradition entre tats euiopeens. Conseil de 1’ europe. Strasbourg, 1970, p. 12.

Ш у п и л о в В. П. Международная правовая помощь по уголовным делам. — «СГП», 1974, № 3, стр. 87.

См.: Г а л е н с к а я Л. Н. Международная борьба с пре ступностью. М., Изд-во «МО», 1972, стр. 127.

См.: Ш о с т а к Е. Я. Указ, соч., стр. 41—44;

Ш т и г л и ц А.

Указ. соч., стр. 161;

Н и к о л ь с к и й Д. Указ. соч., стр.435;

Д а н е в с к и й В. П. Указ. соч., стр. 46;

Л и с т Ф. Указ. соч., стр. 321;

К а з а н с к и й П. Указ. соч., стр. 492;

С о к о л о в С. Институт выдачи преступников и советское законодательство.— «Революционная законность», 1926, № 9—10, стр. 47;

Ш а р г о р о д с к и й М. Д. Выдача преступников и право убежища в международном уголовном праве.—«Вестник Ленинградского университета», 1947, № 8, стр. 53.

Данный принцип в последние годы исследован в работе:

Z o d r o w A. Der Grundsatze der strafre chlichen Spezialitat im Auslieferungsrecht. Munchen, 1968. Подробный анализ существующих конвенций и договоров о выдаче в отношении закрепления этого принципа см. также: В е d i S. D. Op. cit., p. 149 — 152;

S h e a r e r I. A. Op. cit., 146 — 148;

O’ C o n n e l l D. P. Op.

cit., p. 804 —805;

S с h u 11 z H. Op. cit., p. 21.

См., S с h u 1 t z H. Op. с t., p. 21.

См.: Н и к о л ь с к и й Д. Указ. соч., стр. Там же, 466.

См.: „ U N IS”, 1960, vol. 359, p. 273.

См.: „Treaties...”. 5496. Extradition. Convention and Protocol detween t h e United States 01 America and Sweden.

См.: „Treaties...”. 7133. Extradition. Treaty detween t h e United States of America and Spain.

См.: O ’ H i g g m s P. Anglo-Irish Extradition. — „the New Law Journal,” 1965, vol. 116, N 5.07, p. 69.

См.: L a u t e r p a c h t E. international Law. Reports. Vol. 44.

London, 1972, p. 174—175.

См.: Asian-African Legal Consultativ Committee. Fourth Session.

Tokyo — New Delhi, l961.

См.: „UNTS,” vol. 616, p. 79.

В ст. 35 Договора о правовой помощи между СССР и Ираком данный срок установлен в течение 30 дней после окончания уголовного производства либо (в случае осуждения) в течение 30 дней после открытия наказания. См.: «Ведомости Верховного Совета СССР», 1974, № 19, стр. 356.

Так, в частности, в работе «О невыдаче собственных подданных» (СПб., 1892, стр. 21) Э. Симсон пишет, что начиная с 60 х гг. XIX столетия все больше и больше голосов подается за выдачу собственных подданных.

Этот вывод в настоящее время устарел и поэтому в современной литературе по международному праву почти не встречается. Наоборот, подвергается анализу правило о том, что «естественный судья» преступника есть судья той страны, гражданином которой он является (в пользу невыдачи). Подробнее см.: S h e a r e r I. A. Op. cit., p. 118—119.

С и м с о н Э. Указ. соч., стр. 284—333.

См. : P u f e n d o r f S. De orficio hominis et civis, lib. cap. XVI.

(Цитируется по книге Э. Симеона «О невыдаче собственных подданных», стр. 214—215.) По этому поводу автор статьи «Some problems of the Law of Extradition» пишет, что отказ государств выдавать своих граждан обусловлен, по крайней мере, исторически, сохранением подозрения, что иностранное государство не сможет беспристрастно осуществлять правосудие. См.: «The Law Journal», 1959, vol. 4861, р.

198. Этот довод считается одним из серьезных и в работе:

S h e a r e r I. A. Op. cit., р. 120.

См.: Курс международного права. В 6-ти т. Т. 2. М., «Наука», 1967, стр. 56.

По этому вопросу имеется и другая точка зрения. Подробнее см.: В а с и л е н к о В. А. Государственный суверенитет и международное право. «СЕМП 1971», М., «Наука», 1973, стр. 60— 70.

См.: О ’ С о n n e l D. P. Op. cit., p. 799.

См.: Подробнее об этом см.: S h e a r e r I. A. Op. cit., р. 122 — 1.3.

См.: G r e i g D. W. International Law. London, 1970 p. 348.

В частности, положение о невыдаче собственных граждан включено в Договор о выдаче между США и Бразилией, а в Договоре со Швецией этот вопрос рассматривается дискреционно. См. об этом:

S t e i n e r H, Vagt О. Transnational Legal problems. New York, 1968, p. 827.

См.: F. H. Soma problems of t h e Law of Extradition.— „The Law Journal”, 1959, vol. 4861, p. 199.

См.: B e d i S. D. Op. cit., p. 193.

См.: Б о г у с л а в с к и й М. М., Р у б а н о в А. А. Правовое положение советских граждан за границей. М., Изд-во ИМО 1961, стр. 109.

См.: Международное право. Под ред. Е. А. Коровина. М., Изд во «ЮЛ», 1951, стр. 254.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.