авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 22 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ОРГАНИЗАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА _ К. К. ВАЛЬТУХ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Ошибка возможна как в статическом, так и в динамическом анализе. Вывод заключается в том, что формула Шеннона нуждается в обобщении.LXXIII 1.6.2. Отражение сложности объектов в информационных оценках. Рассмотрение ситуаций, в которых формула Шеннона оказывается недостаточной, наводит на следующую мысль: ее недостаток – следствие того факта, что прикладные оценки информации базируются на статистических (вынужденно) вероятностях, а не на теоретических. Иными словами: преодоление этого недостатка требует, как представляется, перехода к теоретическим вероятностям. При этом не исключено, что даже неполное решение проблемы теоретических вероятностей даст возможность практически достаточно полно учесть сложность в информационных оценках хотя бы некоторых объектов.

Но на современном уровне исследования проблемы сложности было бы неправильно ограничивать поиск количественных оценок этого параметра только одним направлением. Представляется правильным различать две стороны проблемы отражения сложности в информационных оценках: (1) способ включения оценок сложности в определение количества информации – независимо от того, как определены сами оценки;

(2) способ определения этих оценок.

В настоящем разделе остановимся на первой стороне проблемы.

Пусть для всех объектов наблюдаемой системы, помимо статических вероятностей как характеристик наблюдаемой распространенности, каким-то способом получены количественные показатели сложности;

обозначим их символом i;

i LXXIII Из сказанного не следует, что Шенноновой формулой нельзя пользоваться. Будет показано, что она помогает понять законы весьма широкого круга явлений;

более того, будет показано (см.

раздел 1.6.2), что до некоторой степени она вбирает в себя оценки сложности (когда сложность объектов существенно отрицательно коррелирована с их распространенностью). Тем не менее, она достаточна для измерения количества информации, воплощенной далеко не во всех объектах.

(безразмерные величиныLXXIV;

обратим внимание, что если число состояний системы n = 1, то оценка сложности этого единственного состояния не определена). Возможны различные варианты участия этих показателей в определении единичной информации. При этом во всех случаях должна быть сохранена Шеннонова зависимость единичной информации от статической распространенности объекта.

Предложим следующую формулу зависимости единичной информации от статической распространенности объекта и его сложности:

I iP = log 2 ( i pi ) = log 2 i + log 2 (1 pi ), (1.6.1) где I iP – единичная информация, рассчитанная с учетом как статической распространенности, так и сложности объектов i. Величина i pi вполне осмыслена: выражает сложность объектов i в расчете на единицу вероятности, которая, в свою очередь, является выражением относительного количества таких объектов в системе.LXXV Информация в целом предстает как сумма информации, определяемой сложностью, и информации, определяемой статической распространенностью. Это представляется вполне разумным.

Очевидно, что формула (1.6.1) является, по отношению к Шенноновой формуле единичной информации, обобщением.

Могут быть предложены и другие формулы зависимости итоговой оценки единичной информации от двух рассматриваемых факторовLXXVI.

Выбор среди них должен стать результатом специального исследования свойств оценок, рассчитанных разными способами, с учетом опыта их практического использования.36 Отчасти выбор варианта будет, по видимому, зависеть от содержательных оснований оценки сложности. Можно нормировать оценки так, чтобы соблюдалось: i 1.

LXXIV Можно также трактовать их не как безразмерные величины, а как величины сложности в расчете на единицу того общего признака, по которому определяется распространенность объектов в системе (например, на единицу массы).

Тогда Шеннонова величина единичной информации – log 2 (1 pi ) LXXV предстает как оценка, возникающая при условии, что сложность объектов, образующих в системе все ее разнообразные состояния i, одинакова и потому может приниматься равной 1.

LXXVI Можно предложить, например, определять итоговую оценку единичной информации как произведение коэффициента сложности на обычную Шеннонову единичную информацию:

I iP = i log 2 (1 pi ). (1.6.сн.) Как бы ни определялась единичная информация Ii, масса информации, воплощенной в состоянии i, может, по-видимому, измеряться по формуле (1.2.3)LXXVII. Понятие общей массы информации не отпадает, когда определение ее единичной величины обобщается, и по-прежнему сводится к ответу на вопрос, сколько информации воплощено во всем количестве объектов данного вида.

1.6.3. Вероятностная трактовка сложности. Итак, проблема включения коэффициентов сложности (если они найдены) в определение информационных оценок поддается решению. Все дело в том, чтобы получить эти коэффициенты. Мы обращаемся теперь, таким образом, ко второй стороне проблемы отражения сложности в оценках количества информации.

В общем виде проблема определения сложности не решена наукой в целом – ни содержательными науками, которые в лучшем случае способны давать интуитивные оценки сложности на уровне экспертизы (т. е. ссылаясь в качестве главного основания на авторитет оценивающего лица)LXXVIII;

ни математикой, не нашедшей формальной меры сложности.38 Не пытаясь полностью решить здесь эту проблему, предложим лишь, в качестве одного из возможных, подход к такому решению, опирающийся на понятие теоретической вероятности. Будем формулировать этот подход, имея в виду объекты измерения информации, рассматриваемые ниже в настоящей работе:

природные ингредиенты антропосферыLXXIX.

Выскажем следующую гипотезу: рассматриваемый недостаток формулы Шеннона – следствие того факта, что она изначально строилась для получения прикладных оценок информации, вынужденно базирующихся на статистических вероятностях, а не на теоретических (за редкими исключениями;

см. раздел 1.2.1). Иными словами: преодоление этого недостатка требует, как представляется, перехода к теоретическим вероятностям. Не будем обсуждать здесь LXXVII В соответствующих случаях – по модификации этой формулы, как она (модификация) представлена в формуле (1.2.сн.).

LXXVIII Впрочем, как мы уже упоминали, с использованием Шенноновой формулы можно практически решать проблему измерения сложности, если последняя сильно отрицательно коррелирована с распространенностью объектов оценки. См. в настоящей работе решение проблемы редукции труда, а также цен металлов – химических элементов разной сложности. Примечательно, что решение первой из этих проблем (решение, объясняющая сила которого весьма высока), связало оценки сложности труда с теоретическими вероятностями: кумулятивными долями квалификационных групп работников в нормальной рабочей силе в целом – величинами внеисторическими.

LXXIX Мы пользуемся здесь понятием антропосферы, несколько забегая вперед.

Оно будет введено и разносторонне обсуждено в параграфе 2.2.

проблему определения всех возможных форм материи-энергии с подсчетом для каждой из них теоретической вероятности. Ясно, что при современном уровне знания природы и состоянии вычислительной техники это неразрешимая задача. Но не исключено, что даже неполное решение проблемы теоретических вероятностей даст возможность практически достаточно полно учесть сложность в информационных оценках (относящихся не ко всем, но хотя бы к некоторым классам объектов и их систем).

Сложность можно учесть, если представить в качестве фактора, воздействующего на оценку вероятности (по которой рассчитывается количество информации). Покажем, что вероятностная трактовка понятия сложности не лишена логических оснований.

Статистическая вероятность есть выражение наблюдаемой распространенности объектов в системе – объектов, которые фиксируются просто как различные, без постановки вопроса о каком либо их соизмерении, помимо статической распространенности.

Теоретическая вероятность определяется иначе: как вероятность возникновения, появления некоторого ингредиента системы. При этом менее вероятными предстают не просто фактически менее распространенные ингредиенты, но такие, само возникновение которых возможно относительно (по сравнению с другими возможными ингредиентами) меньшим числом способов;

при относительно редких сочетаниях условий, в более длительных процессах и т. п.

В этом смысле справедливо, что теоретическая вероятность улавливает – возможно, только частично – сложность ингредиентов:

более сложные возникают при менее вероятных условиях, чем менее сложные. Этот вывод логически следует из принципа развития от простого к сложному, если принята следующая дополнительная посылка: условиями возникновения более сложных ингредиентов Универсума является не просто наличие некоторых более простых ингредиентов, но определенная комбинация этих относительно простых, такая, которая не исключена законами Универсума, но не является обязательной (т. е. может сложиться или не сложиться, характеризуется положительной вероятностью ниже 1). Для того чтобы потенция возникновения такой комбинации реализовалась, требуется время (по-видимому, как правило, тем большее, чем теоретически менее вероятной является эта комбинация).LXXX LXXX Обратим внимание: в той мере, в какой сложность есть выражение теоретической вероятности возникновения объекта определенного качества в некоторой системе, – она не меняется во времени существования системы, Если бы в определении информации по формуле Шеннона использовались теоретические вероятности – это давало бы, по видимому, возможность в значительной мере учитывать с ее помощью сложность ингредиентов в указанном смысле. Но формула обычно используется на основе статистических вероятностей. Тогда эта возможность не реализуется.

Сказанное нуждается в уточнении: коль скоро относительно сложные компоненты антропосферы возникали и возникают при сравнительно редких сочетаниях условий – их статически рассматриваемая распространенность в антропосфере может оказаться более низкой, чем распространенность менее сложных компонентов. Таким образом, можно ожидать, что в какой-то степени статистические вероятности компонентов коррелированы с их теоретическими вероятностями – выступают представителями последних.LXXXI Однако – лишь именно до некоторой степени.

Достаточно сослаться на факты, относящиеся к живым организмам. Более сложные их группы, действительно, возникали на базе простых при некоторых относительно редких условиях. Однако из этого еще не следует, что в итоге они в любой последующий промежуток времени менее распространены: обладая – именно благодаря сложности – дополнительными приспособительными способностями, более сложные могут вытеснять относительно низко организованных. Хорошо известным примером в истории земной биосферы является вытеснение млекопитающими динозавров.

1.6.4. Взаимозависимость ингредиентов системы – и их информационные оценки. Обращение к живым организмам заставляет специально рассмотреть следующий аспект единичных в частности, не меняется в связи с изменениями распространенности объектов этого (как и любого другого) качества. Тогда оказывается, что, когда рассматривается изменение количества информации, воплощенной в системе данных (ранее возникших и к некоторому моменту времени сохранившихся в системе) объектов, при отвлечении от возникновения новых состояний, – это изменение возможно только за счет изменений распространенности объектов.

Быть может, эта констатация безотносительности такого определения сложности вскрывает его недостаточную общность. Но более общего подхода к определению сложности в настоящее время не видно.

Обратим еще внимание: одинаковой сложностью могут обладать объекты различного качества. Сложность есть характеристика не содержания информации, воплощенной в объекте (т. е. не качества объекта), а количества информации.

LXXXI Это ожидание подтверждается, в частности, рассмотрением известных трофических пирамид живых организмов. Не исключено, что теоретические оценки сложности организмов могли бы базироваться на распределении последних по иерархическим уровням этих пирамид. Но ниже (см. раздел 1.6.5) мы предложим иную версию оценок сложности живых организмов.

информационных оценок – независимо от того, учитывают ли они только распространенность ингредиентов системы или также их сложность.

Разные организмы не просто сосуществуют в один и тот же отрезок времени, но обусловливают существование друг друга – образуют биоценозы. Это не находит выражения в информационных оценках.

Поэтому использование последнихLXXXII допустимо лишь при предположении, что соотношения организмов (определяемые закономерностями их взаимодействий в некотором биоценозе) не меняются – или меняются незначительно, так, что это не нарушает условия существования биоценоза. В этом смысле единичные информационные оценки являются оценками предельными.

Распространение такой оценки на всю совокупность организмов, образующих некоторый ингредиент i, оправдано лишь при данных соотношениях всех ингредиентов.

Формула Шеннона построена именно так: оценки как единичной информации, так и массы информации, воплощенной в каждом ингредиенте системы, определяются как оценки системные, справедливые при данном удельном весе ингредиента в системе. Если этот ингредиент, скажем, в массовом масштабе уничтожается, то система меняется – и с нею оценки всех ингредиентов.

Отнюдь не исключено, что уничтожение одного ингредиента ведет к уничтожению системы в целом – всех или многих ее ингредиентов (из-за их взаимозависимости). Вместе с ингредиентами отпадают их оценки, а вместе с некоторой системой – вся совокупность оценок ее ингредиентов. Всякая реальная система всегда есть не что иное как подсистема некоторой общей системы, и если подсистема уничтожена, материя, имевшая форму ее ингредиентов, не исчезает, а становится частью других подсистем (что меняет эти подсистемы – по общей массе, по распространенности различных ингредиентов и, возможно, по составу ингредиентов). 1.6.5. Оценка сложности объектов по вероятности их возникновения в истории системы. Обращение к живым организмам заставляет специально обсудить оценки их сложности. Можно предложить процедуру получения таких оценок, базирующуюся на следующих соображениях.

Становление биоты на Земле как исторически развертывающийся переход от простого к сложному довольно подробно изучено (см. обобщающую схему и комментарий к ней в [Реймерс], оборот обложки и сс. 72-73). Конечно, имеющиеся данные сами по себе еще не дают оценок сложности как таковой. Но они LXXXII Например, для сопоставления общественной стоимости различных организмов.

индуцируют вероятностную трактовку сложности: возникновение все более сложных организмов предстает как явление, все менее вероятное в системе живых организмов. Интуитивные основания для этого утверждения сводятся именно к тому, что речь идет о последовательно возникающих во времени организмах, каждый крупный этап становления которых подразумевает предшествующий этап в качестве необходимой предпосылки.

В самом деле, уже возникновение прообразов организмов (коацерватов) на базе первичных углеводородов (широко распространенных во Вселенной, в том числе на Земле) имело вероятность ниже 1 (потребовало миллионов лет). Но его вероятность была строго положительной доказывается фактом (это возникновения), тогда как непосредственное возникновение на такой базе даже прокариот (безъядерных организмов) было невероятным.

Далее то же справедливо для последовательного возникновения одноклеточных организмов – многоклеточных и т. д.

Эти и подобного типа наблюдения могут быть обобщенно выражены следующей рекуррентной формулой:

p = p1 q = p 1q, (1.6.2) = где, – индексы развертывающихся во времени этапов перехода от простого к сложному в некоторой системе;

= 1, 2, …;

= 1, 2, …;

последовательными номерами обозначены последовательные во времени этапы, так что перестановка номеров исключена;

p – исторически-системная вероятность компонентов, возникших на этапе, т. е. их вероятность в истории развития системы в целом;

p – величина кумулятивная: накапливается при переходе от сравнительно высоких к сравнительно низким (по индексу ) этапам развития системы;

p1 = 1 (для любой данной системы, коль скоро она сохраняет в процессе своих исторических изменений некоторое общее качество, в этом смысле является единой в течение всей своей истории, ее вероятность равна 1, что означает равенство 1 вероятности первого этапа ее развитияLXXXIII);

LXXXIII Но вероятность возникновения данной системы в рамках предшествующей всегда меньше 1.Заметим еще: вероятности компонентов некоторой системы во времени, на основе которых в тексте предложено оценивать сложность этих компонентов, не подчинены требованию, чтобы их сумма равнялась 1 (что входит в определение понятия статических вероятностей).

q (q) – собственная вероятность компонентов, возникших на этапе, т. е. вероятность их возникновения в условиях, возникших на непосредственно предшествующем этапе –1 ;

для 1 q 1.

Не утверждается, что обязательно q q–1: собственная вероятность объектов, возникающих на различных этапах, может от этапа к этапу как снижаться, так и нарастать. Но из формулы (1.6.2) ясно, что по мере перехода от простого к сложному системные вероятности этапов p последовательно снижаются.

Сложность получает вероятностное определение: объекты тем сложнее, чем ниже их исторически-системные вероятности p:

(i ) = 1 p, (1.6.3) где (i ) коэффициент сложности любого объекта i, – принадлежащего, по условиям возникновения объектов этого вида в системе, к этапу.

Мы не предлагаем считать величины 1 p [при определении p по формуле (1.6.2)] адекватными измерителями сложности объектов (хотя и не исключаем того, что такая трактовка в каких-то случаях справедлива). Но они, безусловно, являются индикаторами сложности, притом индикаторами количественными.

Очевидно, что величины q (следовательно, p) имеют природу теоретических вероятностей: предполагают разработку концепции, на основе которой можно оценить собственную вероятность каждого очередного этапа в становлении сложных объектов.

Можно ли рассчитать вероятности p в условиях, когда такая концепция в целостном виде не разработана? 40 Предложим следующий – эвристический, но имеющий некоторые теоретические корни – метод получения этих величин.

В качестве отправного пункта используем тот факт, что переход от простого к сложному развертывается во времени. Будем считать, что вероятности p находятся в следующей зависимости от времени, фактически потребовавшегося на достижение соответствующего этапа в историческом развитии системы:

T p = 1, = 2, 3, … (1.6.4) T где T-1 – время, прошедшее от начала первого этапа развития системы до начала этапа ;

T – все время существования системы от ее начала до конца либо до настоящего времени (если система продолжает существовать)41.

Зная последовательность величин p, легко определить последовательные q:

p q =, = 2, 3, … (1.6.5) p Теоретические соображения, лежащие в основе этого эвристического метода, заключаются в следующем. Само понятие развития от простого к сложному подразумевает, что относительно сложное возникает при более редких условиях, чем относительно простое. Это прямо вытекает из того факта, что сравнительно сложное исключено (имеет собственную вероятность возникновения, равную 0) на некоторых этапах, на которых более простое имеет строго положительную собственную вероятность возникновения (скажем, организмы с функционально дифференцированными системами клеток были исключены, пока не возникли простые многоклеточные организмы), – и получает положительную собственную вероятность возникновения на основе предшествующего усложнения объектов системы. Так оказывается, что каждый следующий этап перехода от простого к сложному базируется на более редких условиях, чем предыдущий.

Это ясно выражено формулой (1.6.2): системная вероятность p некоторого этапа базируется на системной вероятности предыдущего этапа p–1, которая, в соответствии с этой формулой, тем ниже, чем выше номер этапа –1.

Сказанное выражает общую функциональную зависимость сложности от времени – объясняет, почему время, потребовавшееся в развитии системы для возникновения объектов некоторого уровня сложности, тем больше, чем выше этот уровень. Добавим, что и сомножитель q в формуле (1.6.2) должен оказаться функционально связанным со временем: время перехода от этапа –1 к этапу должно, в общей тенденции, оказаться тем больше, чем менее вероятен этот переход (т. е. чем ниже q).

Сложность объектов системы, в которой происходит переход от простого к сложному, теоретически находится в обратной зависимости от их распространенности (вероятности) во времени существования системы.LXXXIV Вот почему время, потребовавшееся LXXXIV В связи с рассмотрением истории развития живых организмов на Земле напрашивается следующий вопрос. Дерево их развития ветвится, и очередные новые виды появлялись в один и тот же отрезок времени на разных ветвях. Должны ли они считаться одинаково сложными, независимо от того, на какой ветви появились? По видимому, нет. Но раз так, это вскрывает несовершенство метода определения сложности объектов просто по времени появления в системе.

для возникновения некоторого объекта такой системы, есть по меньшей мере коррелят – следовательно, может использоваться как индикатор – его сложности.LXXXV Что формула (1.6.4) имеет теоретический характер – это вытекает из использованного в ней способа определения вероятности p:

просто по зависимости от доли времени, потребовавшегося на достижение некоторого этапа, в общем времени существования системы. Эти величины как таковые суть внеисторические константы: просто доли единицы, которые существуют, коль скоро единица вообще допускает дробление (что относится к любому историческому промежутку времени, состоящему из последовательности лет).

Другое дело привязка некоторого этапа развития системы ко времени: она, конечно, имеет основания в наблюдениях. Обратим внимание: поскольку оценка сложности базируется на времени, потребовавшемся для появления объектов некоторого вида, – отнюдь не требуется, чтобы и в дальнейшем они оставались более редкими, чем ранее возникшие виды объектов. Раз возникнув, более сложные ингредиенты системы могут далее распространиться в пропорции, не имеющей отношения к сроку их появления, – как и исчезнуть. Отсюда – отсутствие обязательной связи вероятности ингредиента в динамике системы с его вероятностью в статике (т. е.

за некоторый – короткий – промежуток времени);

вместе с тем такая связь не исключена (имеет положительную вероятность), поскольку как на распространение, так и на исчезновение различных объектов опять-таки требуется время.

Возможно, решение этого вопроса заключено в его постановке: при определении сложности классификационных групп, выделившихся в последовательные промежутки времени на разных ветвях, их сложность должна оцениваться по времени возникновения, но с дополнительным множителем – показателем сложности той классификационной группы, из которой выделяется новая. Проработка этого решения выходит за пределы настоящей монографии.

LXXXV Не исключено, что это – не просто коррелят, а действительная теоретическая мера сложности объектов некоторых типов. Но утверждать это пока рано.

Заметим еще: что касается живых организмов, то в процессе их развития вместе со сложностью возрастало их разнообразие. Таким образом, время выступает до некоторой степени как коррелят не только сложности, но и разнообразия. Но при измерении разнообразия, наблюдаемого в некоторый отрезок времени, история возникновения этого разнообразия не имеет значения. В этом смысле верно, что разнообразие, в отличие от сложности, измеряется по вероятности объектов в пространстве за короткий промежуток времени, а не по вероятности их возникновения во времени.

Вернемся теперь к общей формуле единичной информации (1.6.1) и подставим в нее коэффициент сложности i, как он определен в формуле (1.6.3). Для систем, исторически развивавшихся от простого к сложному, получаем следующее определение единичной информации:

( ) ( )= I iP = log2 ( i ) pi = log 2 1 p(i ) pi = log (1 p ) + log (1 p ).

(1.6.6) 2 2 i (i ) p(i ) pi, Величина возникшая при такой подстановке, содержательна: статическая вероятность ингредиента i, умноженная на вероятность появления объектов данного вида в динамике системыLXXXVI – некоторая интегральная вероятность ингредиента в совокупной истории системы.LXXXVII Дополнительную аргументацию получает рассмотрение сложности ингредиентов как слагаемых некоторой единой оценки количества информации, в них воплощенной (вторым слагаемым выступает информация, определяемая обычным способом: по статической распространенности).

LXXXVI Будем называть последнюю динамической вероятностью.

LXXXVII Сумма таких интегральных вероятностей статически наблюдаемых объектов окажется заведомо меньшей, чем 1. Не следует видеть в этом факте какое либо нарушение условий, при которых построена теория вероятности вообще, теория информации в частности. Просто статическое наблюдение предстает как наблюдение над частью системы (в данном случае – частью исторической). Сумма вероятностей ингредиентов должна быть равна 1 для системы в целом, взятой за всю ее историю, – и не должна быть равна 1 для части (пусть исторической части) системы.

Таким образом, требование равенства 1 суммы вероятностей, названных нами p(i ) pi ), должно быть снято – если принимается тот способ интегральными (величин включения сложности в оценки единичной информации, который выражен формулой (1.6.6). Не исключено, однако, что мы сталкиваемся здесь с недостатком самого способа [и тогда, может быть, более приемлемым окажется подход, выраженный формулой (1.6.сн.)]. Вопрос нуждается в дополнительном обсуждении.

Заметим, что статическое наблюдение над исторически развивающейся системой заведомо не является выборкой, по которой можно судить о вероятностях совокупности ингредиентов во всей истории системы: многие из них просто не даны такому наблюдению;

вероятности наблюдаемых заведомо искажены по отношению к динамически истинному уровню (уровню, выражающему распространенность ингредиентов на всех различных этапах развития).

1.6.6. Недостаточность предложенного решения проблемы сложности. Хотя изложенный выше метод получения оценок сложности имеет некоторые теоретические основания – он все еще остается методом частным. Для охвата всех ситуаций, когда требуется оценивать сложность объектов, он должен быть обобщен. Но основания для такого обобщения пока не видны.

Формула (1.6.4) представляется применимой, когда речь идет о развитии систем от простого к сложному. Но существует также деградация систем, и к таким процессам формула (1.6.4) заведомо неприложима. Когда имеет место переход от сложного к простому, то и статически (по распространенности в период возникновения), и динамически (по времени в истории системы до появления простого состояния из сложного) относительно простое состояние менее вероятно (менее распространено), чем сложное, – но отнюдь не является носителем большей информации, чем предшествующее ему, более широко распространенное в пространстве и времени состояние.

Таким образом, было бы неправильно считать срок возникновения ингредиентов неким абсолютным выражением их сложности, что лишний раз подчеркивает: предложенный выше метод – это пока эвристика.

С этим фактом мы сталкиваемся, когда речь идет о получении информационных оценок загрязнений среды существования человека отходами общественного производства.LXXXVIII Представляется, что получение информационных оценок компонентов природной среды, загрязненных отходами, и аналогичных компонентов в их чистом, сложившемся в природе как таковой виде возможно на основе теоретических вероятностей различных по чистоте компонентов. Но это не могут быть теоретические вероятности, базирующиеся на оценках по формуле (1.6.4).

В настоящую работу не включены какие-либо результаты расчетов информационной сложности как таковой, т. е. взятой независимо от ее корреляции с распространенностью объектов.

1.6.7. Прогресс и регресс. Динамический и статический анализ спонтанного природного формообразования в понятиях теории информации (особенно в ее обобщенном виде) дает возможность операционально, количественно определить понятия прогресса и регресса, понятия, которые широко используются в науке и практике, но без строгого определения;

каждым автором они LXXXVIII По динамическим вероятностям можно было бы, по-видимому, определять сложность самих по себе природных компонентов среды (воды, воздуха, почв), какими они сложились до техногенных загрязнений. Но этот метод не пригоден для оценки этих компонентов, загрязненных техногенными отходами.

трактуются по-своему, часто вводятся без логически достаточных оснований, что открывает возможности для спекуляций и малопродуктивных дискуссий. Выше, обсуждая изменчивость систем, мы уже использовали понятия прогресса и регресса как прогресса и регресса информационного. Здесь специально фиксируем такую трактовку.

Любое состояние j в системе характеризуется величиной N j.

Отсюда статическое (структурное) понятие прогресса (регресса):

состояние j представляет собою прогрессивный компонент системы, если N j 0;

регрессивный компонент, если N j 0;

нейтральный компонент, если N j = 0;

при этом в общем случае сама величина N j должна определяться при учете не только статической распространенности, но и сложности объектов, образующих как множество системно предшествующих состояний SIj, так и само состояние j [т. е. при определении единичного количества информации по формуле (1.6.1)].LXXXIX Всякий процесс формообразования f порождает изменения количества информации в системе: в общем случае это уменьшение количества информации в одних состояниях системы и увеличение в других. Отсюда динамическое понятие прогресса (регресса): процесс f прогрессивен, если H[Gf(t+)] H[Gf(t)];

регрессивен, если H[Gf(t+)] H[Gf(t)];

нейтрален, если H[Gf(t+)] = H[Gf(t)]. При этом, опять-таки, в общем случае предполагается, что единичное количество информации определяется по формуле (1.6.1).

Практика применения этих количественных критериев покажет, насколько они отвечают действительным потребностям оценки прогресса и регресса в реальных системах. Но, конечно, судить об этом следует с учетом операционального качества методик, используемых для расчета самих количеств информации.

1.7. Теория информации и теория стоимости Классическая теория стоимости, какой она фактически сложилась в экономической науке, непосредственно является теорией специфического объекта. Содержательная связь ее законов с более общими объективными законами, действующими в Универсуме, не прослежена. Теоретико-информационный подход к стоимости дает возможность представить ее как частный случай законов развития Универсума – развития, по существу своему информационного.

LXXXIX Заметим, что первичные состояния системы (например, типы элементарных частиц) все представляют собою ее прогрессивные компоненты.

Количества информации (как они определены формулой Шеннона – и ее обобщением, предложенным в настоящем параграфе) обладают свойствами, поразительно соответствующими свойствам экономических оценок, изучаемых в теории стоимости. Перечислим некоторые из этих соответствий.

(1) Количество информации – это одна из двух противоположных сторон последней;

второй стороной является ее содержание (качество). Стоимость товара, соответственно, его цена – это одна из двух его противоположных сторон;

второй стороной являются его полезные свойства (качество) – содержание воплощенной в товаре информации.XC (2) Величины I i, M i суть величины системные (определяются распространенностью и сложностью объектов i в некоторой системе).

Стоимости и цены – это системные величины. В частности, цены природных ресурсов давно осмыслены наукой как выражение их редкости в экономической системе;

общественная и индивидуальная стоимость всех видов товаров определяется свойствами технологической системы их производства в целом – является их системным свойством.

(3) Закон сохранения информации не существует: информация может возникать и уничтожаться. Закон сохранения стоимости не существует: стоимость может возникать (в том числе сознательно создаваться) и уничтожаться.

(4) Величины I i, M i, H переменны во времени (в связи с изменениями соотношений объектов по их вероятности в системе);

в меняющейся системе в общем случае не существует неизменных информационных оценок составляющих ее объектов. Стоимости и цены переменны во времени, что так или иначе связано с распространенностью соответствующих объектов в системе;

в меняющейся системе в общем случае не существует неизменных стоимостей и неизменных цен товаров.

XC Понятие стоимости как величины, относящейся только к товарам, соответствует обычной трактовке теории стоимости. На деле общественную стоимость имеют ингредиенты антропосферного производства вообще, независимо от того, являются ли они товарами (см. раздел 2.3.1);

в товарах она получает специфическую – высокоразвитую – форму проявления: цену.

При этом давно известно, что в исследовании товарного производства раскрываются также общие свойства всякого производства. «..."стоимость" товара есть лишь определенная историческая форма чего-то существующего во всех общественных формах,...это же относится к "общественной потребительной стоимости"... товара» ([Маркс, Замечания на книгу А. Вагнера...], c. 391).

(5) Единичные количества информации I i находятся в обратной зависимости от распространенности и в прямой зависимости от сложности состояний системы i. Цены природных ресурсов находятся в обратной зависимости от их редкости;

в теории стоимости показано, что коэффициенты редукции труда работников и оплата труда находятся в прямой зависимости от его сложностиXCI.

(6) Величины I i, M i, H суть оценки относительные (верны с точностью до некоторого множителя, зависящего от избранной единицы измерения). Цены – это относительные величины;

после отмены золотого стандарта цены предстали как величины, верные с точностью до некоторого множителя, зависящего от избранной единицы измерения (масштаба цен).XCII (7) Единичные количества информации I i аддитивны для однородных объектов i;

массы информации M i аддитивны для различных i. Единичные стоимости и единичные цены аддитивны для однородных товаров i;

суммы стоимости и суммы цен аддитивны для различных i (то и другое постоянно используется в экономическом учете и анализе).

Эти соответствия дают основания полагать, что идея, сводящаяся к тому, что общественная стоимость ингредиентов антропосферы определяется количествами воплощенной в них информации, – окажется продуктивной.

XCI Ниже (см. главу 3) будет показано также, что коэффициенты редукции труда работников и оплата их труда находятся в обратной зависимости от распространенности соответствующих квалификационных категорий.

XCII Выскажем предположение, что сама отмена золотого стандарта была не чем иным как приведением денежного обращения в более точное (чем при золотом стандарте) соответствие с общей информационной природой стоимости – приведением, которое стало вынужденным в условиях высокоразвитого, массового товарного производства. Оказалось, что для акта обмена товар – деньги нет необходимости в том, чтобы соблюдалась эквивалентность товара и денег по абсолютной величине воплощенной в них стоимости. Иными словами, эквивалентность предстала как избыточное требование к актам обмена – требование, которое можно было, конечно, на первых стадиях развития товарно-денежных отношений соблюдать, но в общем случае не обязательное.

В трудовой теории стоимости этот факт был уловлен, поскольку было фиксировано, что в функции средства обращения деньги являются мимолетными. Но его общий смысл выясняется лишь при информационной трактовке стоимости.

ГЛАВА ПРОИЗВОДСТВО Понятия и формальные результаты предыдущей главы будут теперь положены в основу концепции, представляющей собою попытку обобщить классическую трудовую теорию стоимости и тем самым преодолеть по меньшей мере два ее недостатка, указанных в параграфе 1.1: нерешенность проблемы редукции труда, нерешенность проблемы общественной стоимости природных ресурсов. В свою очередь, последнее требует обобщения понятия производства: введения понятия антропосферного производства как единства общественного и природного производства.

2.1. Общественное производство В природе процессы информационного обогащения (как и информационной деградации) систем идут спонтанно. На определенной ступени эти процессы породили живые организмы, развитие которых, далее, привело к возникновению человека – животного, сознательно (целенаправленно) осуществляющего информационное обогащение природыI. Общественное производство I Под информационным обогащением природы вообще, сферы жизнедеятельности человека в частности, будем понимать превращение относительно широко распространенных и относительно малосложных природных объектов в объекты, менее вероятные и более сложные. Это определение не содержит еще количественного критерия для различения процессов информационного обогащения и информационной деградации.

Некоторые подходы к построению такого критерия были предложены в разделе 1.5.8 (понятие отрицательной добавленной стоимости Nj). Однако они относятся только к чисто природным системам, не учитывают специфику общественного производства: создание стоимости трудом (создание и тиражирование идеальной информации) и возникновение в связи с этим объектов, для природы совершенно невероятных. Стоимость таких объектов заведомо содержит положительную величину добавленной трудом информации. Но интуитивно ясно, что отнюдь не всегда переработка природного (особенно биологического) ресурса в продукт общественного и определяется как сознательно осуществляемое человеком увеличение информационного богатства сферы своей жизнедеятельности.

В пределах настоящего параграфа всюду, где иное не следует прямо из контекста, термином производство обозначается производство общественное.

Информационное осмысление общественного производства ведет к тому, что оно рассматривается как особый случай информационно продуктивного природного формообразования.

Поскольку оно есть природное формообразование, к нему относятся все выводы о последнем. Поскольку оно осуществляется сознательно, это придает ему специфику, фиксируемую экономической наукой.

2.1.1. Материальная и идеальная информация. В параграфе 1.5, предлагая обобщенное описание процессов формообразования, мы подчеркивали, что это обобщение все еще не полное, поскольку оно имеет в виду только спонтанные природные процессы. Продукты человеческого производства являются результатами особых, в определенном смысле принципиально отличных процессов.

Определение их особенностей достигается с использованием понятий материальной и идеальной информации.

В свою очередь, эти понятия базируются на понятиях количества и содержания информации (см. раздел 1.2.2), а также понятиях объективной и субъективной информации (см. раздел 1.2.3).

Материальной будем называть информацию, содержание которой воплощено в ее носителе, т. е. некотором состоянии материи энергии. Всякое состояние материи-энергии (при условии, что общее число состояний n 1) является носителем материальной информации. Понятие состояния используется здесь в соответствии с определением, данным в разделе 1.2.1.

Идеальной будем называть информацию, содержание которой не сказывается на состоянии ее носителя, не образует особенности его формы, информацию, представляющую собою отражение производства представляет собою информационное обогащение (а не деградацию) системы жизнедеятельности человека в целом.

По-видимому, полное решение проблемы окажется возможным лишь при условии, что в рассмотрение будет вовлечено содержание информации – полезность различных компонентов системы. Такое исследование к настоящему времени еще не выполнено.

некоторого внешнего по отношению к носителю содержания, записанное на этом носителе в виде символов (результат познания человеком внешней для него системы1). Не всякая система содержит носители идеальной информации и не всякое состояние системы может быть ее носителем (лишь такое, физическая форма которого соответствует требованиям записи и хранения символов).

Поясним эти определения.

Не существует информации без того или иного материального носителя. Это утверждение относится как к материальной, так и к идеальной информации. Но материальная информация неотделима от своего носителя, содержательно есть не что иное, как набор параметров или/и сочетание их значений, которые образуют качество некоторого состояния материи-энергии, отличающее это состояние от других. Термин носитель должен быть правильно понят: когда говорится о носителе материальной информации, то речь идет не о том, что некоторое состояние материи-энергии носит еще какую-то, внешнюю по отношению к нему, форму, а о том, что его собственная специфика содержательно есть информация.

Применительно к материальной информации понятие ее носителя и понятие ее содержания это понятия идентичные.

Утверждение, что состоянию i присуща материальная информация в количестве M i = pi I i [где I i в общем случае определяется по формуле (1.6.1)], выражает тот факт, что это, качественно особое, состояние системы находится на уровне сложности i и распространено в системе с вероятностью pi. Это ясно выражено в самой записи единичного количества информации I i и вероятности pi : в этой записи i есть не что иное как индекс качественно различных состояний системы (индекс специфических наборов параметров, которые и образуют различия состояний, включая их сложность), а I i, pi величины, т. е. некоторые количественные характеристики состояния i. Изменения pi означают изменения распространенности того же содержания.

Количество материальной информации предстает неразрывно связанным с ее качеством, содержанием: это характеристика распространенности и сложности объектов данного качества.

В противоположность этому идеальная информация только записана на носителе в виде символов, а содержательно отделена от него. Конечно, носителями символов являются некоторые материальные объекты: мозг человека, камень, доска, бумага, передаточное устройство системы связи, память компьютера, дискета и т. п. Они обладают всеми свойствами материальных объектов, включая только что указанные. Сами по себе символы имеют физическую форму, без такой формы символов нет. Их форма является элементом содержания материальной информации, воплощенной в носителях: так или иначе воздействует на набор либо значения соответствующих параметров носителей (мозг, камень, доска, бумага и т. д. с записанными на них символами физически отличаются от тех же объектов без таких записей).

Однако содержанием идеальной информации является не физическая форма символов, но знание человека (сведения) о некотором внешнем для негоII объекте, в этом смысле содержание (набор и значения параметров) того объекта, который символизирован (в состав набора параметров входит и степень распространенности объекта)2.

Идеальная информация это сообщение о свойствах некоторого объекта, а не сами эти свойства, не сам этот объектIII. Познание объекта, выработка представлений и понятий, отражающих его качественную и количественную специфику, их выражение в символах также не есть создание второго такого же объекта.

Физическая форма символов сама по себе обязательно существует, но отнюдь не она составляет содержание символизированного знания, и она отнюдь не совпадает с физической формой объекта познания как такового3. Однако на свойства материального носителя идеальной информации воздействует именно и только физическая форма символов. Это значит, что содержание идеальной информации не образует какой-либо составной части содержания ее носителя4.

Именно этот факт отличает идеальную информацию от материальной.

Но то же самое относится к количеству идеальной информации.

На одном и том же носителе может быть записана как весьма распространенная среди людей идеальная информация (малоинформативные сведения), так и мало распространенная II Но не обязательно для человечества в целом: человечество вырабатывает знания о себе самом.

III Односторонняя фиксация этого факта ведет к понятию о всякой информации как сообщении, т. е. к тому, что, в терминах настоящей работы, ставится знак равенства между информацией и идеальной информацией.

Наша критика была дана в разделе 1.2.3.

(высокоинформативные сведения) и это не меняет степени физической распространенности носителя как такового, следовательно, количество воплощенной в нем материальной информации5.

Символы непосредственно есть записи знания объекта субъектом (т. е. записи субъективной информации), но через эти сведения (с той или иной степенью неполноты и искажения, причем эта степень часто неизвестна) выражают свойства объекта как такового. Было бы неправильно смешивать распространенность объекта как такового в Универсуме и распространенность сведений о нем среди людей.

Неправильно было бы также смешивать количество информации, содержащееся в этих сведениях, с количеством информации, воплощенной в их записи. Дело заключается в следующем.

Символы, с помощью которых записывается идеальная информация, сами имеют различные вероятности в соответствующем коде (специально созданном либо стихийно возникшем, каким является язык каждой этнической группы), а коль скоро так являются внутри кода носителями определенных количеств информации. Этот факт используется для разработки кодов, наиболее эффективных с точки зрения использования пропускной способности каналов связи. Зная запись некоторого сообщения в символах, можно вычислить сумму воплощенной в этих символах информации (например, в битах). Но эта величина никак не связана с количеством идеальной информации, содержащейся в сообщении.

2.1.2. Тиражирование идеальной информации. Будучи с самого начала содержательно отделена от своего носителя, идеальная информация в виде символов может быть многократно тиражирована (повторена, копирована на множестве носителей) без тиражирования объекта, свойства которого она отражает (с тиражированием сведений об объекте, выраженных в представлениях и понятиях, записанных в виде символов, но без увеличения этого знания). Тиражирование описания некоторого явления, знания его законов и т. п. не требует, чтобы соответственно распространялось само явление, но означает распространение знаний о нем. Если это распространение в мозгу людей, то соответствующие сведения содержательно осознаются. До тех пор, пока материальным носителем символов не становится человеческий мозг, их тиражирование (например, в виде книги) есть непосредственно не тиражирование содержательного знания, а тиражирование записи, с которой это содержательное знание может быть считано. Все же это не просто тиражирование некоторого материального объекта, а стадия тиражирования знания (знания в записи, в потенции, которое становится действительным знанием, когда переписывается в мозг человека). И в любом случае это не есть тиражирование объекта знания6.

Состояние носителя до некоторой степени зависит от физической формы символов, которые на нем записаны. Тем не менее носитель в широком (хотя не абсолютном) смысле слова безразличен по отношению к нанесенным на него символам. А именно, не существует предназначенности носителя для записи только какого-то строго определенного множества символов в строго определенной последовательности: один и тот же носитель в достаточно широком диапазоне воспринимает различные символы. Бумага, на которой печатают книги, память компьютера, мозг человека и т. д.

приспособлены к записи различных символов в различной последовательности.

Символы могут быть полностью либо частично стерты с носителя, притом, во-первых, так, что это само по себе не уничтожает свойства носителя воспринимать и сохранять символы7, во-вторых, так, что это не сказывается на содержании информации: ни на свойствах объекта как таковых, ни на знании этих свойств людьми (кроме того человека, который хранил свои знания именно на данном носителе;

примером может служить стирание сведений в памяти индивида).

Перенос материальной информации с одного носителя на другой имеет место, когда первый физически воплощается во втором, т. е.

имеет в нем свою собственную форму8. Перенос как таковой не меняет количество информации, а лишь сохраняет ее. В отличие от этого, передача идеальной информации с одного носителя на другой не требует, чтобы первый носитель сам физически воплотился в последнем: символы просто переписываются, так что их носители продолжают существовать как отдельные друг от друга объекты. Не требуется также, чтобы информация была стерта с исходного носителя. Это означает, что идеальная информация может количественно тиражироваться.

Обратим внимание: речь идет, прежде всего, о тиражировании содержания идеальной информации. Вместе с ее содержательным распространением меняется и количество информации, воплощенной в данном содержании (ср. аналогичное замечание в разделе 1.5.2).


Становление материальной информации началось с Большого взрыва, идеальной с возникновением животных, способных к самообучению. В настоящей работе мы имеем дело с идеальной информацией в развитом виде таком, который создается человеком.

Человек осуществляет познание внешних для него объектов (т. е.

выражает их свойства идеально);

вырабатывает внешние символы для выражения результатов познания (первоначально речь);

создает специализированные носители символов;

создает способы нанесения символов на носители для хранения;

осуществляет запись и хранение символов;

считывает символы с осознанием их содержания;

тиражирует записи;

использует идеальную информацию для разработки программ целесообразных действий по отношению к внешним объектам;

реализует такие программы.

Именно совокупность этих свойств поведения выделяет человека из множества живых организмов.

2.1.3. Материализация идеальной информации. Процессы использования человеком идеальной информации для преобразования материальной информации (т. е. содержательного, качественного изменения состояний материи-энергии и изменения их распространенности) будем называть материализацией идеальной информации.

С этой точки зрения сам человек может быть определен как животное, вырабатывающее и материализующее идеальную информацию9.

Материализация представляет собой разновидность тиражирования идеальной информации. Она соответствует ряду указанных выше особенностей такого тиражирования: не требует, чтобы идеальная информация стиралась со своего исходного носителя, чтобы этот носитель физически воплощался в объекте, создаваемом благодаря материализации, и т. п. Вместе с тем это материализация: содержательное воплощение знания, изначально существующего в голове человека как идеальный объект и программа создания его материального аналога, в материальном объекте.

Целесообразность (соответствие параметров предустановленной цели) дана непосредственному наблюдению в любом сколько-нибудь устойчиво воспроизводимом продукте материального производства.

Будучи материализована, информация в этом виде (в данной копии) уже не является идеальной: участвует в формировании содержания носителя (его качества: набора и/или значений его параметров) и в изменении его распространенности (частным случаем является возникновение некоторой формы материи-энергии впервые).

Как всякая материальная, она становится содержательно неотделимой от данного носителя. Многократная материализация одной и той же идеальной информации осуществляется как тиражирование не символов, а самого объекта, способ формирования которого был первоначально описан в символахIV.

Не всякая идеальная информация поддается материализации но лишь такая, которая содержательно представляет собою программу осуществления некоторого процесса преобразования материи-энергии. При этом решающую роль играет, насколько содержание идеальной информации (содержательно вторичная информация) соответствует первичному содержанию – содержанию реального объекта;

иными словами, какова степень истинности знаний.

Пока информация вырабатывается в качестве идеальной, возможности проверки ее истинности ограничены сопоставлением с ранее выработанным знанием (соблюдение логики, соответствие хорошо проверенным знаниям, накопленным в данной и смежных областях). Всякая попытка материализации идеальной информации есть практическая проверка ее истинности. Критерий истинности дается именно проверкой идеальной информации в человеческой практике (эксперименте, технологии и тому подобных действиях по отношению к внешнему миру).

2.1.4. Производство. Труд. Рабочая сила. Производство.

Сознательно осуществляемое человеком увеличение информационного богатства реального мира называется общественным производством.

Раскроем смысл этого определения.

Человечество систематически создает из предметов, находимых в природе, такие продукты, которые либо совсем не порождаются спонтанным природным формообразованием (т. е. продукты, для стихийных природных процессов практически невероятные, хотя и не исключенные законами природы), либо порождаются лишь сравнительно редко (относительно маловероятные).

Возможность производства базируется на следующих предпосылках. Законы природы не исключают процессы IV Вот почему выше было подчеркнуто, что идеальная информация может быть тиражирована без тиражирования объекта, свойства которого она отражает: она может быть распространена также именно тиражированием соответствующих объектов.

формообразования, увеличивающие ее информационное богатство.

Формообразование спонтанно шло в природе и на некоторой стадии привело к возникновению человека. Материальная среда, породившая такой организм, вместе с тем достаточно подготовлена для материализации идей в виде сознательно осуществляемых процессов формообразования.

Человек как таковой (т. е. не человек как животное, а человек в том, чем он отличается от животных) вообще ничего или почти ничего не делает без сознательного намерения (даже действия, продиктованные подсознанием, до своего осуществления осознаются10). Эта особенность порождена переходом предков человека гоминидов к деятельности по активному приспособлению материального мира к своим потребностям и вместе с тем составляла необходимое условие такого перехода становления производства.

Общественное производство это продолжение процессов информационного обогащения реального мира в новой, сознательной (в отличие от спонтанной) форме11. Общественное производство есть производство информации.

Помимо производства, человеческая жизнедеятельность включает также потребление его результатов уничтожение информации (но, конечно, не материального субстрата, являющегося ее носителем). В настоящей работе от существования этой сферы жизни общества мы отвлекаемся;

она лишь вынужденно упоминается там, где обсуждается передача в нее продуктов производства.

Труд. Рабочая сила индивида. Производственная деятельность людей называется трудом12, а их способность к труду рабочей силой. Рабочая сила может быть определена как совокупность способностей (духовных и физических), которыми человек обладает и пользуется для того, чтобы вырабатывать, записывать, хранить и тиражировать частности, материализовать) идеальную (в информацию.

Предлагаемое здесь понятие рабочей силы является более узким (или, если угодно, более строгим), чем понятие, следующим образом сформулированное Марксом: «Под рабочей силой, или способностью к труду, мы понимаем совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости» ([Маркс, Капитал. Том первый], с. 178). Из понятия рабочей силы нами исключены физические способности человека в той мере, в какой они не используются для выработки, хранения и тиражирования идеальной информации.

Человек, конечно, выступает в производстве, например, как один из энергетических ресурсов. В этом отношении его роль в производстве аналогична, скажем, роли лошади как тягловой силы.

Но не в качествах, общих для него с животными (или, еще шире, с различными другими формами материи), человек составляет рабочую силу. Даже если эти качества используются им в производстве, они относятся не к рабочей силе, а к материальным средствам производства. Недостаточная строгость Марксова определения всегда мешала точному логическому разграничению участия животных и человека в производстве, давала основания говорить о «труде»

животных, ставить вопрос о стоимости, создаваемой этим «трудом», и т. п. Сам Маркс не делал такой ошибки, последовательно проводил логическую связь между созданием стоимости и спецификой участия человека в производстве. Но эта специфика несколько смазана в его определении рабочей силы13.

Человек выступает в производстве как результат развития природы, использует предметы, данные природой, и реализует законы самой природы. Никаких новых законов природы человечество не создает. Все законы природы действительны для человеческого производства. Человек подчиняет себе, своим целям законы природы, но лишь подчиняясь им. Люди в своем производстве лишь целенаправленно используют независимо от их воли существующие законы природы. Но без такой деятельности людей целенаправленность в природе не существует.

Всякое Идеальное и материальное производство.

общественное производство включает две основные сферы:

идеальное производство, материальное производство. Идеальное производство представляет собою исходную сферу: производство начинается с познания свойств реального мира, фиксации, хранения и тиражирования этого знания в символах. На первых стадиях развития человечества знания, используемые в производстве, есть эмпирические обобщения: фиксация устойчивых связей между явлениями природы, взятыми в том виде, в каком они предстают на поверхности, даны непосредственному наблюдению. Но постепенно возникают теоретические науки, которые получают массовое технологическое применение с переходом к машинному производству.V Принципиальное различие между идеальным и материальным производством вытекает из различия идеальной и материальной информации. Материальное производство содержательно есть изменение макропараметров объектов, данных природой (с целью их адаптации к человеческим потребностям). Идеальное производство не обходится без материального, данного непосредственно природой или в конечном счете происходящего из нее, носителя символов. Но целью нанесения символов на носитель является не преобразование последнего, а сохранение и передача таким способом самой по себе идеальной информации.

Коль скоро существует идеальное производство, само понятие реального мира расширяется: охватывает не только материальную, но и идеальную информацию. Определение общественного производства как процесса сознательного увеличения информационного богатства реального мира имело в виду именно это понятие последнего.


Материализация идеальной информации может породить как переход от более вероятных и/или сложных к менее вероятным и/или сложным состояниям материи-энергии (ее информационное обогащение), так и обратное движение информационную деградацию. Материальным производством называются процессы первого из этих двух типовVI. Материальное производство V Заметим еще: производство идей допускает создание и распространение идей, заведомо ложных содержательно. В категорийном смысле слова это есть антипроизводство: не обогащение, а содержательная деградация идеального информационного богатства. Но разделение идеального производства и антипроизводства не всегда просто: дело в том, что всякое обобщенное знание относительно, т. е. содержит ложный компонент – до времени неизвестный.

Конечно, в случаях распространения заведомо ложных сведений и идей антипроизводство определяется легко. Но существует множество промежуточных ситуаций, а потому требуется осторожность при определении идей и сведений как заведомо ложных. В конечном итоге преодоление идеального антипроизводства – исторический процесс (идущий далеко не при любом состоянии общества).

VI Сразу заметим: обособленно взятый процесс может быть лишь потенциально продуктивным (в информационном смысле). Является ли он реально продуктивным – это определяется лишь в системе одновременно идущих процессов (см. раздел 2.2.4, в частности, подраздел «Способы производства»). При этом не исключено, что процесс, изолированно систематически, закономерно (т. е. с вероятностью, приближающейся к 1) порождает продукты, для стихийных природных процессов практически невероятные (хотя теоретически не исключенные), либо, по меньшей мере, относительно маловероятные. Таким образом, это особым образом сформированная сфера действия законов природы.14 Здесь необходимо существенное уточнение. В общем случае производство с вероятностью, близкой к достоверности, порождает целевые продукты;

можно указать также, что затраты средств производства и рабочего времени в индустриальных технологиях обычно мало отклоняются от запланированных. Но такие результаты производства, как загрязнение природной среды отходами, вредные воздействия целевых продуктов на человека и другие организмы и т. п., не только не составляют цель, ради которой оно осуществляется, но часто и не известны заранее (до того, как проявляются). По смыслу это включенное в производство антипроизводство (производство антипродуктов): стихийное разрушение информационного богатства реального мираVII. Так оказывается, что реальное производство в некоторых отношениях до сих пор еще составляет одну из форм спонтанного разрушительного действия законов природы, притом часто такого действия, которого до производства, сама по себе, природа на Земле не знала.

Общественное производство может включать в себя производство антипродуктов как свою технологически неотъемлемую часть.

Труд творческий и труд исполнительский. Производства нет без абстрактного мышления. Становление производства и становление абстрактного мышления образовали единый процесс превращения обезьяны в человека процесс, составляющие которого образовали необходимые условия друг друга.

предстающий в качестве деградационного (например, превращение организмов в экскременты в процессе питания животных – если отвлечься от поддержания жизни самих животных), в системе оказывается необходимой составной частью ее информационного поддержания и обогащения (экскременты утилизуются другими организмами в почвообразовании – процессе, являющемся одной из составляющих биологического круговорота в природе).

VII Даже если статистическая вероятность негативных продуктов производства ниже вероятности ресурсов, пошедших на создание этих продуктов.

Абстрактное мышление создает новые не (ранее существовавшие) идеи. Труд, заключающийся в обобщении наблюдаемых фактов и получении новых идей, будем называть трудом творческим. Это первая форма идеального производства.

Первоначально идеи являются принадлежностью только того человека или группы людей, которые непосредственно выработали эти идеи. Второй формой идеального производства является распространение идей, а также сведений (результатов наблюдений) о происходящих в природе и обществе процессах, среди людей;

последнее означает: с использованием в качестве конечного носителя их мозга16 Это образование, искусство и литература, информирование о новых научных результатах, информирование о текущих природных и общественных явлениях и т. п. Мозг до сих пор остается единственным носителем идеальной информации, осознающим ее смысл, носителем не только символов, но и записанного в них содержания (идеи). Другое дело, что содержание это может оказаться объективно ложным, причем не исключено (хотя и не обязательно), что этот факт осознается носителем мозгом, рефлектирующим по поводу записанных в нем идей.

Запись символов на внешних по отношению к мозгу носителях (в книгах, на дискетах и т. п), взятая безотносительно к содержанию выраженной в этих символах идеальной информации и безотносительно к ее распространенности среди людей (т. е. к ее количеству), относится к сфере материального производства. Но тот же процесс, взятый именно как распространение сведений, имеющих данное содержание и данную исходную распространенность среди людей, а также считывание так записанных символов человеком с осознанием их содержания, есть распространение идей, идеальное производство на его второй стадии.

Обратим внимание на тот факт, что идеальное производство на второй стадии, во-первых, обязательно связано с созданием продуктов, внешних по отношению к человеку исходному носителю сведений (хотя бы с производством колебаний воздуха в речевом общении с другими людьми), во-вторых, имеет конечной целью запись и осознание этих сведений в мозге других людей.

Труд по тиражированию идей, включая распространение идей как таковых и материализацию идей, будем называть трудом исполнительским.

Производство в целом, каждая из его сфер в частности, имеет иерархическую структуру (представляющую собою систему с обратными связями, развертывающимися во времени). На некотором уровне идеального производства возникает продукт, поддающийся материализации (часто специально для этого предназначенный).

Именно он используется как необходимое условие материального производства. Со своей стороны, всякое идеальное производство использует орудия и материалы, создаваемые в материальном производстве, а опытное знание людей с самого начала представляло и до сих пор в значительной мере представляет собою обобщение наблюдений, возникающих в ходе их активных действий по отношению к материальной среде.

Природные физические, (механические, Технологии.

химические, биологические) процессы формообразования (информационно позитивные), в которых человек своей сознательной деятельностью целенаправленно материализует идеальную информацию, суть технологии. В достаточно определившемся смысле это понятие относится к материальному производству.

С существенным ограничением можно перенести его на идеальное производство. Это оправдано в той мере, в какой идеальное производство само связано с изменениями формы материальных средств производства, что неизбежно: не существует процессов создания и тиражирования идеальной информации, которые не требовали бы материальных ресурсов, их видоизменения.

Но технология записи и передачи символов на носителях не есть еще технология выработки идеальной информации.

Понятие технологии напрашивается, когда речь идет о различных способах тиражирования одной и той же идеальной информации (выражающих ее символов) на внешних по отношению к мозгу носителях (печатание на бумаге, занесение в память компьютера и т. п.). Но это уже составная часть материального производства.

Домашнее и общественное производство. До сих пор, говоря об общественном производстве, мы имели в виду всякую деятельность человека по целенаправленному информационному обогащению среды его существования. В этом смысле понятие общественного производства противостоит понятию природных процессов информационно позитивного формообразования (и, далее, понятию природного производства в пределах антропосферы;

см.

параграф 2.2). Но термин общественное производство используется также в некотором узком смысле: в противоположении человеческому домашнему производству.VIII VIII В науке нередко оказывается, что одни и те же термины используются в различных смыслах (в качестве примера из математики сошлемся на термин производная функция). Совсем избежать этого не Существует домашнее производство и общественное производство. В первобытных формах они практически совпадали:

первичной единицей того и другого была община, из которой еще не выделились ни семья, ни предприятие. В дальнейшем домашнее и общественное производство отделились друг от друга17. В настоящее время, в связи со становлением компьютерных технологий, возникает, по-видимому, новый процесс их взаимного проникновения.

Свою развитую форму информационная стоимость получает в цене товаров. В настоящей работе нет необходимости рассматривать условия, при которых продукты производства и продукты природы становятся товарами, подробно излагать научное понятие товара: это предполагается известным читателю. Напомним только, что товар есть единство потребительной стоимости и стоимости. Эти две стороны мы предлагаем осмыслить как информацию, воплощенную в товаре (почерпнутую непосредственно из природы и добавленную в процессе производства): первую сторону товара как содержание информации, вторую как ее количество Как продукты общественного, так и продукты домашнего производства могут становиться товарами. Но для упрощения изложения мы будем принимать, что все товары, кроме рабочей силы, являются продуктами общественного (в отличие от домашнего) производства. На выводах это не сказывается.

2.2. Антропосферное производство 2.2.1. Антропосфера. Материальное общественное производство всегда представляет собой некоторый комплекс протекающих во времени, сознательно организованных технологических процессов, обслуживающих друг друга своими продуктами, комплекс, в который люди в той или иной степени вовлекли продукты ранее прошедших процессов чисто природного формообразования. Во времени состав вовлеченных природных продуктов и масштабы вовлечения меняются, но для достаточно короткого отрезка времени (например, года) то и другое практически дано. Технологические процессы организуются и контролируются людьми так, чтобы их результаты как можно меньше зависели от одновременно происходящих чисто природных процессов, в этом смысле были по удается. Но термины должны употребляться так, чтобы не оставалось сомнений в их смысле в некотором контексте.

Заметим также, что то же относится и к одинаковым символам, употребляемым для обозначения различных величин.

возможности (в никогда полностью не достижимом идеале абсолютно) изолированы от этих последних, вычленены из природы, так что их составляющие (технологии материального производства) реально образуют особую систему, в существенной степени замкнутую.

Обратное неверно: технологии материального производства вовлекают в себя потоки ресурсов из природы и выбрасывают в природу потоки отходов – воздействуют на состояние ранее возникших природных объектов (являющихся результатами чисто природного, спонтанного формообразования). Разные технологии воздействуют на природные объекты с разной силой, и есть технологии, воздействием которых на природу можно на некоторой стадии исследования пренебречь;

но не существует технологий, совершенно не воздействующих на природу.

Поскольку процессы идеального производства не обходятся без материальных ресурсов – они (если не прямо, то по меньшей мере косвенно) также воздействуют на природные объекты. Последние становятся объектами прямого воздействия во многих (строго говоря, не во всех) процессах познания их человеком.

Производство далеко не единственный способ жизнедеятельности человека. В другие способы (которые, с некоторой условностью, назовем процессами потребления) могут быть вовлечены некоторые ингредиенты природной среды, среди них и те, которые не используются в производстве.

Таким образом, на Земле (в последнее время – также в околоземном пространстве) существуют объекты, в свое время спонтанно возникшие, но затем так или иначе ставшие объектами активного воздействия человека – воздействия, меняющего их состояния. Вместе со сферами общественного производства и другими сферами жизнедеятельности человека эта – по признаку воздействия человека выделенная – часть природы образует антропосферуIX X.

IX Известно понятие ноосферы, предложенное В. И. Вернадским. С учетом того, как это понятие обычно трактуется в литературе, можно сказать, что ноосфера – это очеловеченная часть природной системы на некоторой, весьма высокой стадии развития. Иными словами, понятие ноосферы содержит в себе элемент долженствования – или прогноза будущих взаимоотношений человека с природой;

отсюда, в частности, понятие ноосферогенеза как процесса, до сих пор еще не закончившегося.

Но очеловеченная часть природы реально существует на всех стадиях развития человека, с самого его начала: сфера, в которой осуществляется В каждый данный момент антропосфера включает залежи минеральных ресурсов, подготовленные к использованию и используемые в общественном производствеXI;

объекты биосферы, коль скоро они подвергаются воздействию человекаXII;

общество как таковое;

накопленные в ходе его развития продукты производства (являющиеся, в конечном счете, результатами предшествовавшей переработки человеком природных объектов). Очевидно, что состав антропосферы, во всех ее компонентах, исторически меняется – в результате действий человека и чисто природных процессов.

2.2.2. Природная среда, окружающая антропосферу.

Применительно к природным ресурсам внутри антропосферы, ставшим объектами воздействия человека, систематически используется понятие окружающая среда. Это понятие осмыслено, поскольку оно связано с выделением в антропосфере ее конституирующей части – общества с его производством и накопленными результатами последнего;

тогда все остальное в антропосфере – ее природные (по генезису) составляющие – образует среду, окружающую общество. Но антропосфера в целом не изолирована от остальной природы, еще не вовлеченной человеком в жизнедеятельность человека. Этим определено понятие антропосферы, имеющее в виду только объективное положение вещей. Антропосфера меняется с развитием человечества и в результате чисто природных процессов. По-видимому, ноосфера может трактоваться как высокая ступень развития антропосферы.

В монографии [Вальтух, 1996] термин антропосфера еще не был выработан, хотя ряд сторон понятия, им теперь обозначаемого, рассматривался;

использовался термин сфера жизнедеятельности человека (в других случаях: сфера человеческой культуры, культурная сфера).

X Все процессы в антропосфере идут при постоянном воздействии солнечной энергии, без нее они исключены. Поэтому солнечную энергию, хотя Солнце до сих пор не является объектом воздействия человека, следует рассматривать как один из неотъемлемых компонентов антропосферы.

XI Именно залежи, т. е. объекты, выделяющиеся в природной среде по своему химическому составу, но еще не вырванные человеческим производством из первоначальной связи с природой.

XII В современных условиях, по-видимому, справедливо, что в антропосферу включена вся биосфера: не существует составных частей последней, не испытывающих того или иного воздействия человека.

Состав биосферы был определен Н. Ф. Глазовским следующим образом: часть атмосферы (до высоты 80 км) массой 5,13•1015 т;

гидросфера массой 1,4•1018 т;

биомасса 1•1014 т;

стратисфера и часть литосферы – 1,7•1018 т (по [Стебаев…], с. 22).

сферу своей жизнедеятельности. Это дает основания говорить о природной среде, окружающей антропосферу.

Огрубляя реальную ситуацию, можно сказать: среда, окружающая антропосферу, – это совокупность природных объектов, которые, в данный момент, практически не испытывают воздействия со стороны человека, но взаимодействуют с природной составляющей антропосферы и в дальнейшем могут послужить ресурсом для расширения этой составляющей. В той мере, в какой объекты окружающей антропосферу среды вовлекаются человеком в сферу своего воздействия – они становятся частями антропосферы, и является осмысленным понятие степени такого становления. Этого определения достаточно для многих исследований, включая те, которые будут предложены ниже в настоящей работе.XIII 2.2.3. Понятие антропосферного производства. В литературе, особенно социально-экономической, термин производство устойчиво употребляется как сокращенный вариант термина общественное производство. У тех авторов (например, у К. Маркса), которые осознанно, специально строят свой понятийный и терминологический аппарат (а не воспринимают его без обсуждения, просто как общепринятый), за такой терминологией стоит понятийное выделение производства целесообразно (сознательно, осуществляемого человеком формообразования) из системы природных процессов.

Конечно, наука всегда фиксировала, что в человеческом производстве выполняются все законы природы, за чем стоит единство природы, породившей человека. Вместе с тем наука не рассматривала производство просто как природный процесс, указывая, что оно систематически, с вероятностью, близкой к единице, производит продукты, практически невероятные для природы без человека – продукты, не возникающие без участия человека никогда, ни в одном экземпляре (хотя и не запрещенные законами природы). В связи с этим казалось естественным говорить о процессах, дающих такие продукты, как о чем-то, в природе совершенно особом. Сам вопрос о каком-либо более конкретном единстве природы и производства, чем единство действующих в них природных законов, оставался в тени, не ставился как подлежащий специальному рассмотрению, тем более, не был предметом такого рассмотрения.

XIII Более точно было бы говорить о размытости границ антропосферы, существовании состояний природы, переходных от антропосферы к окружающей ее среде.

Но информационное осмысление экономики приводит к иному – исходящему из некоторого обобщения – научному взгляду на человеческое производство: оно предстает не просто как особая реализация природных процессов, но в качестве частного случая одной группы таких процессов: информационного обогащения реального мира. Законы природы реализуются как в информационно негативных, так и в информационно позитивных процессах.

Специальное, логически фиксированное различение этих двух групп процессов стало возможным только тогда, когда было осознано, что Универсуму присущи не две фундаментальные субстанции – материя и энергия (что было известно науке до второй половины ХХ века) – но три: кроме указанных, еще информация.

Теперь общественное производство не только противопоставляется всем спонтанным природным процессам как сознательная реализация законов природы, порождающая невероятные для самой природы результаты. Оно оказывается вместе с тем единым с определенной группой природных процессов: с процессами формообразования, превращения относительно более вероятных состояний природы в относительно менее вероятные – со спонтанными процессами увеличения информации в природе.

Различие общественного производства с этими последними процессами сохраняется – различие качественное (оно раскрывается понятием производства и тиражирования идеальной информации). Но это – различие внутри единого качества, общего для человеческого производства не со всеми природными процессами, а лишь с их особой частью: информационно позитивным формообразованием.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 22 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.