авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«ЯЗЫК. КУЛЬТУРА. КОММУНИКАЦИЯ УДК 342.228 (076.5) ББК 81.0 Е.Ф.Серебренникова РОМАНИЯ И ...»

-- [ Страница 3 ] --

приведенные примеры терминосо четаний представляют собой видовые понятия (гипонимы).

Гипонимо-гиперонимические связи выявляются, например, в рамках микротерминосисте мы судовые помещения (см. схему № 1).

Ship premises Ship Ship houses Ship bridges Ship holds compartments nose aft house flybridge fishroom compartment cargo deckhouse forebridge coolroom fireroom monkey chart house tiller flat bridge control house deckhouse forward house galley house pilot house pump house radio house signal house wheel house Схема Системность терминологии находит свое проявление на словообразовательном уровне.

Термины микротерминосистем группируются в словообразовательные гнезда и словообразо вательные категории (типы). Ниже приводятся примеры словообразовательных гнезд, в ко торых терминологические единицы объединяются на основе общности корневой морфемы:

anchor ‘якорь’, ‘становиться на якорь’, anchorage ‘якорная стоянка’, anchoring ‘якорное место’ (Лысенко, 20, 21;

Bruno, Mouilleron, 78);

balance ‘балансировать’, balanced frames ‘шпангоут в средней части корпуса судна’, balancer ‘стабилизатор’, balancing drum ‘разгрузочный поршень насоса/турбины’ (Лысенко, 34);

capacitance – ‘емкостное сопротивление’, capacitor exciter ‘емкостный возбудитель’, capacity ‘пропускная способность’ (Лысенко, 66, 67;

Bruno, Mouilleron, 53);

carrier ‘носильщик’ (транспортное судно), carry ‘перевозить’, ‘перевозка’, carriage ‘транспортирование’, ‘транспортировка’ (Лысенко, 69, 70);

close ‘замыкать’, closed ‘замкнутый’, closer ‘замыкатель’, closing ‘замыкание’, closure ‘за мыкание’ (Лысенко, 87, 88);

conduct ‘проводить’, conduction ‘проводимость’, conductive ‘кондукционный’, conductor ‘провод’, ‘проводник’ (Лысенко, 100, 101);

discharge ‘разряд’, ‘разрядка’, discharger ‘разрядник’, discharging ‘разряд’, ‘разрядка’ (Лы сенко, 145);

disconnect ‘отключать’, disconnecting ‘отключение’, ‘размыкание’, disconnection ‘отсоеди нение’, disconnector ‘прерыватель’ (Лысенко, 146);

feed ‘питающая линия’, ‘фидер’, feeder ‘фидер’, ‘питательный провод’, feeding ‘питание’, ‘подача’ (Лысенко,190, 191);

freight ‘груз’, ‘фрахт’, freightage ‘фрахтовка’, ‘фрахтование’, freighter ‘грузовое судно’ (Лысенко, 217);

heat ‘нагревать’, heater ‘нагревательный прибор’, heating ‘нагрев’, ‘нагревание’ (Лысенко, 250, 251, 252);

hoist ‘подъемный механизм’, hoister ‘крановщик’, ‘подъемник’, hoisting ‘подъем’ (Лысен ко, 256);

isolate ‘изолировать’, isolated ‘изолированный’, isolation ‘изоляция’, ‘изолирование’, isolator ‘разъединитель’ (Лысенко, 285);

neutral ‘нейтральный провод’, neutralization ‘нейтрализация’, ‘размагничивание’, neutralizing ‘размагничивание’, neutralize ‘размагничивать’ (Лысенко, 349);

travel ‘ход’, ‘передвижение’, ‘перемещаться’, traveler ‘передвижной кран’, ‘бегунок’, travelling ‘передвижной’ (Лысенко,552);

weld ‘сварной шов’, ‘сваривание’, ‘сваривать’, welder ‘сварщик’, ‘сварочная установка’, welding ‘сварка’, ‘сваривание’ (Лысенко, 586, 587;

Bruno, Mouilleron, 20;

Layton, 232).

Примеры словообразовательных типов, где терминологические единицы объединяются на основе общего аффикса:

discharge ‘разряд’, ‘разрядка’, discharger ‘разрядник’, discharging ‘разряд’, ‘разрядка’, disconnect ‘отключать’, disconnecting ‘отключение’, ‘размыкание’, disconnection ‘отсоедине ние’, disconnector ‘прерыватель’, displacement ‘водоизмещение’, disruption ‘пробой изоляции’ (Лысенко, 145, 146, 147, 148);

incomplete ‘незамкнутый’, incrustation ‘образование накипи или нагара’, independent ‘авто номный’, indent ‘выемка’, ‘вырез’, ‘паз’, ‘зазубривать’, ‘врезать’, inlet ‘электрический ввод’, ‘впускное отверстие’, intake ‘приемное устройство’ (Лысенко, 270, 271, 275, 279);

megafarad ‘мегафарад’, megajoule ‘мегаджоуль’, megavolt ‘мегавольт’, megawatt ‘мегаватт’ (Лысенко, 331);

multicircuit ‘многоконтурный’, multiconductor ‘многожильный’, multicore ‘многожильный’, multipole ‘многополюсник’ (Лысенко, 344, 345);

overcharge ‘перегрузка’, overcoat ‘покрытие’, overdischarge ‘перезаряжать’, overdrive ‘пе регрузка’, overlap ‘перекрытие’, overlay ‘покрытие’, overload ‘перегрузка’, overstrain ‘пере грузка’, overthrow ‘переброс’, overshoot ‘отклонение’ (Лысенко, 367, 368, 369);

recharge ‘перезаряжать’, recooler ‘послеохладитель’, ‘охлаждающий аппарат’, recover ‘ре генерировать’, ‘утилизировать’, recuperate ‘рекуперировать тепло’, ‘регенерировать’, redesign ‘модернизировать’, regain ‘регенерация’, ‘регенерировать’, refresh ‘восстанавли вать’, ‘регенерировать’, refreshment ‘восстановление’, ‘модернизация’, refit ‘переоборудо вать’, ‘переоборудование’, reheat ‘повторный нагрев’, ‘повторно нагревать’, remove ‘демон тировать’, ‘отвинчивать’, remover ‘съемник’, ‘растворитель’, rerun ‘переукладка кабе лей/проводов’, ‘перекладывать провода’, replanning ‘перепланирование’, ‘перепланировка’ (Лысенко, 426, 428, 430, 432, 435, 436, 437);

self-recovery ‘самовосстановление’, self-regulating ‘саморегулирующийся’, ‘с автоматиче ской регулировкой’, self-running ‘самозапуск’, self-healing ‘самовосстановление конденсато ра’, self-cleaning ‘самообдув’, self-loading ‘самозагрузка’, self-packing ‘самоуплотнение’, self centering ‘самоцентрирование’, self-locking ‘с автоматической блокировкой’, ‘автоблокиров ка’ (Лысенко, 465, 466);

unblank ‘отпирать (электросхему)’, unbuilding ‘размагничивание’, uncoupling ‘развязка’, ‘развязывание’, ‘разъединение’, uncap ‘снимать крышку’, unbutton ‘расклепывать’, unexcited ‘невозбужденный (о генераторе)’, unsoldering ‘отпаивание’, ‘отпайка’, ‘распайка’, unloader ‘разгрузочное устройство’ (Лысенко, 561, 563, 566, 567);

abrasion ‘шлифование’, ‘шлифовка’, conduction ‘проводимость’, division ‘переборка’, ‘пе рекрытие’, ejection ‘выбрасывание’, ‘выброс’, erection ‘сборка’, ‘монтаж’, ‘строительство’, fusion ‘плавление’, ‘оплав’, ‘расплавление’, insulation ‘изоляция’, ‘изолирование’, ‘изоляци онный материал’, propulsion ‘двигатель’, ‘гребная установка’, protection ‘ограждение’, ‘бло кировка’ (Лысенко, 7, 101, 150, 165, 177, 221, 279, 408);

discharger ‘электрический разрядник’, interlayer ‘подслой’, interchanger ‘обменник’, ‘ком мутатор’, exchanger ‘обменник’, ‘теплообменник’, recooler ‘послеохладитель’, ‘охлаждаю щий аппарат’, arrester ‘стопорное устройство’, ‘разрядник’, baffler ‘дроссельная заслонка’, balancer ‘стабилизатор’, binder ‘соединительная деталь’, ‘зажим’, breaker ‘прерыватель тока’, burner ‘форсунка’, ‘камера сгорания’, carpenter ‘судовой плотник’, ‘плотничать’, catcher ‘за пирающее устройство’, carrier ‘носильщик (транспортное судно)’, checker ‘испытательное устройство’, ‘контролер’, cluster ‘разветвительная штепсельная розетка’, cooler ‘радиатор’, ‘теплообменник’ (Лысенко, 145, 281, 280, 180, 426, 28, 33, 34, 43, 56, 61, 69, 72, 79, 88, 112);

discharging ‘электрический разряд’, ‘разрядка’, disconnecting ‘отключение’, ‘размыкание’, ‘разъединение’, electrocoating ‘электроокраска’, electroplating ‘гальванизация’, ‘гальванопо крытие’, overcharging ‘перезаряд’, ‘перезаряжать’, precoating ‘предварительное покрытие’, ‘наплавка’, anchoring ‘якорное место’, ‘постановка на якорь’, cladding ‘оболочка’, ‘кожух’, bridging ‘шунтирование’, channeling ‘электрический канал’, ‘каналообразование’, clothing ‘обшивка’, coasting ‘каботажное плавание’, ‘каботажное судоходство’, ‘каботаж’, coating ‘покрытие’, ‘оболочка’, ‘нанесение покрытия’, coiling ‘намотка’, ‘наматывание’ (Лысенко, 145, 146, 166, 167, 367, 400, 21, 84, 57, 78, 88, 89, 92).

Макротерминосистема судостроения неоднородна по своему составу. В ней вполне отчет ливо различаются ядро, центр и периферия. К ядру относятся слова-термины общетехниче ской семантики, характеризующиеся высокой степенью частотности, к центру – термины, максимально широко реализующие семантику основных понятий и объектов судостроитель ной отрасли. Периферию макротерминосистемы образуют узкоспециализированные терми ны, входящие в состав микротерминосистем судостроения и выражающие основной набор свойственных этим микротерминосистемам понятий.

Микротерминосистемы не обладают строго очерченными границами. Всю судостроитель ную терминосистему можно представить себе как совокупность частично перекрывающих друг друга микротерминосистем. Один и тот же термин может относиться к разным сосед ним микросистемам или переходить из одной микросистемы в другую.

Таким образом, системность является одним из наиболее важных принципов построения терминологической системы судостроения. Система судостроения представляет собой целое, состоящее из ряда понятий данной области знания, номинируемых с помощью терминологи ческих единиц, которые связаны определенными отношениями как на уровне своей микро терминосистемы, так и на уровне макротерминосистемы судостроения.

Основными характеристиками судостроительной терминологии как системы являются ее иерархичность и структурированность, позволяющие описать макротерминосистему судо строения путем выявления элементов ее структуры и связей между этими элементами, а так же взаимозависимость и взаимообусловленность терминов, входящих в состав базовых мик ротерминосистем судостроения.

Библиографический список 1. Герд, А.С. Научное знание и система языка [Текст] / А.С. Герд // Вестник Санкт-Петербургского универси тета. Сер. 2.– 1993. – Вып. 1 (№ 2). – С. 30–34.

2. Иванов, А.В. Системно-функциональный подход в терминологии [Текст] / А.В. Иванов // Res philologica:

Уч. зап. Вып. 4. – Архангельск: Поморский ун-т, 2004. – С. 90-100.

Петрова, А.А. Метаязыковая аспектность модальных отношений в процессе перевода: на материале мор 3.

ской терминологии русского и английского языков [Текст] : дис.... канд. филол наук / А.А. Петрова. – Краснодар, 1999.

4. Султанова, А.П. Системность лексики на примере лексико-семантической группы глаголов разрушения в русском языке [Текст] / А.П. Султанова // Вестник Самарского государственного университета. – 2008. – № 5 / 2. – C. 129 – 136.

Фомина, И.Н. Семантическая деривация в формировании английской политической терминологии [Текст] 5.

: дис.... канд. филол наук / И.Н. Фомина. – М., 2006.

Список источников примеров 1. Фаворов, П.А. Англо-русский морской словарь [Текст] / П.А. Фаворов. – М. : Советская энциклопедия, 1973.

2. Лысенко, В.А. Современный англо-русский морской технический словарь [Текст] / В.А. Лысенко. – Киев :

ООО «ИП Логос», 2005.

3. Bruno, A. Dictionnaire maritime thematique anglais et francais = Maritime dictionary English-French [Text] / A.

Bruno, C. Mouilleron. – Paris;

Milan et Barcelone : Masson (Bibliotheque de l’institut francais d’aide la formation professionnelle et maritime), 1994.

4. Layton, C.W.T. Dictionary of nautical words and terms [Text] / C.W.T. Layton. – Glasgow: Brown, Son & Fergu son, Ltd., 1995.

УДК 81’ ББК 81.432.1- Л.В. Кульгавова ЭТО «КЛЕВОЕ» СЛОВО COOL, ИЛИ ОДИН ИЗ КИТОВ АМЕРИКАНСКОГО АНГЛИЙСКОГО В статье рассматриваются семантико-прагматические и функциональные особенности прилагательного cool в американском варианте английского языка. Особое внимание уделено происхождению и взаимосвязи значений (в том числе сленговых), показана сложность се мантической структуры слова и неоднозначность подходов к ее интерпретации. Указыва ется на важность учета фактора наблюдателя при анализе употреблений слова;

освеща ются некоторые аспекты языковой игры. Написание статьи продиктовано возросшим ин тересом к изучению отдельных слов-носителей культуры, к проблемам происхождения слов и их реального функционирования в процессе коммуникации.

Ключевые слова: американский вариант английского языка;

многозначность;

переносное значение;

диффузность значения;

биполярность значения;

флуктуация языкового знака;

этимология;

сленг;

наблюдатель;

языковая игра L.V. Kulgavova IT’S COOL TO BRING UP THE WORD COOL, OR ONE OF THE WORDS THAT HAVE SHAPED AMERICA The paper deals with the semantic, pragmatic and functional peculiarities of the adjective cool in American English. The issues of etymology and interrelation of the meanings of this word are dis cussed, with a stress on its slang meanings. The role of the Observer is revealed;

some aspects of language play are outlined. This article is an attempt to describe one of the words that are sympto matic of American thought and action.

Key words: American English;

polysemy;

transferred meaning;

vagueness/fuzziness of meaning;

bipolarity of meaning;

fluctuation of the linguistic sign;

etymology;

slang;

observer;

language play Attempting to trace the subtle variations in usage of cool is probably hopeless… Evan Morris, http://www.word-detective.com В каждом языке есть слова, которые являются объектом пристального внимания как уче ных, так и обычных пользователей. Более того, некоторые из них способны пережить второе рождение и стать суперпопулярными в тот или иной период времени. К таким словам можно отнести прилагательное cool.

О нем много пишут лексикографы, его часто употребляют в речи американцы, а некото рые исследователи считают его «китом» активного разговорного американского. Так, напри мер, М.А. Голденков в своей книге «ОСТОРОЖНО! HOT DOG! Современный активный English» называет cool вторым китом активного разговорного английского (к первому отно сится OK) [Голденков, 1999, с. 7–16]. Роберт Хендриксон полагает, что cool – это одна из ра бочих лошадок в английском языке: «Truly, cool has become among the most used or overused workhorse words in the language and its use seems in no way to be abating…» (Hendrickson, 174).

Дэвид К. Барнхарт и Аллан А. Меткаф в исследовании «America in So Many Words: Words That Have Shaped America» иллюстрируют каждый год в истории Америки тем или иным словом, то есть каждому году ими условно приписывается та или иная языковая характери стика. Так, слово cool сопровождает 1949 год [Barnhart, 1997, с. 246]. А по мнению Сьюзи Дент, под знаком cool прошел 1948 год [Dent, 2004, с. 161].

Пережило ли это слово второе рождение? Да. Мартин Х. Мэнсер относит cool к словам, которые фланируют десятилетиями без особого энтузиазма, а потом вдруг внезапно возрож даются, подобно фениксу, и входят в языковую моду: «…many words (like cool or gay) drift along without much enthusiasm for decades and then suddenly enjoy an entirely new lease of life with a new meaning and spring phoenix-like back into the fashionable vernacular» [Manser, 2008, с. 209]. Как известно, мода капризна и изменчива, ее веяния и тенденции быстротечны. Тем более удивительно то обстоятельство, что cool является словом, которое, став модным в сво их сленговых значениях, смогло «удержаться на плаву» в течение нескольких десятилетий и широко употребимо в разговорной речи по сей день. Вот что говорит по этому поводу Майкл Квинион: «What is surprising about cool is how long it has been around. Even if you ignore its pre history, it has stayed in fashion for 50 years or more, a long time for a slang term. And it has re mained slang, and not moved into the mainstream. Today it’s just as commonly encountered as it was in the fifties and sixties» [Quinion]. Cool относится к неувядающим сленговым словам, с которыми не хочется расставаться: «Some slang words … never seem to fade, and cool is still widely used in a healthy, un-ironic sense. … …and I’m still grateful for one slang term that I don’t have to remember to try to forget» [http://www.word-detective.com/back-j2.html].

В течение нескольких столетий формировались и изменялись семантико-прагматические особенности прилагательного cool, и, как результат, слово приобрело сложную семантиче скую структуру, в которой тесно переплетаются нейтральные, разговорные и сленговые зна чения. Выяснению того, как развивались и функционируют эти значения, и посвящена дан ная статья. Имеющийся в нашем распоряжении фактический материал потребовал обраще ния к таким понятиям, как широкозначность слова, диффузность значения (в двояком пони мании этого явления – в рамках структурной лингвистики и когнитивной лингвистики), би полярность значения, а также к такому свойству языкового знака, как способность к флук туации. При изучении употреблений слова мы также учитывали фигуру Наблюдателя.

Согласно словарям, слово cool с его температурным значением («moderately cold, neither hot/warm nor cold») существовало уже в древнеанглийском периоде. Вот такое описание при водится в словаре «The Oxford Dictionary of Word Histories»:

cool [Old English] Of Germanic origin, Old English cl was a noun, clian the verb;

they are re lated to Dutch koel, also to cold (ODWH, 120).

По данным словаря «The Oxford English Dictionary», на первых этапах бытования cool в языке между прилагательными cool и cold не всегда проводились различия (OED, 959).

Примерами современного употребления слова в этом значении могут послужить: a cool weather (НБАРС, 455);

a cool day (ИСАЯ, 184);

a rather cool evening (RHWUD, 446);

The cof fee’s not cool enough to drink;

Let’s sit in the shade and keep cool (OALED, 199);

Keep in a dry, cool place away from sunlight (Надпись на упаковке чая).

Исходное значение выступило как основа для развития производных значений, одним из которых является «giving a (usually pleasant) feeling of being not too warm, facilitating or sug gesting relief from heat», то есть второе значение связано преимущественно с приятным ощу щением прохлады, а значит, оно не является нейтральным и содержит положительную эмо тивную сему. В качестве примера в словарях часто приводится словосочетание a cool dress (см., например, «Англо-русский словарь общей лексики «Lingvo Universal» ABBYY Lingvo»

(ABBYY Lingvo), «Новый Большой англо-русский словарь» (НБАРС, 455), «Longman Dic tionary of Contemporary English» (LDCE, 227), «Merriam-Webster Online Dictionary» (MWOD), «Oxford Advanced Learner’s Encyclopedic Dictionary» (OALED, 199), «The Oxford English Dic tionary» (OED, 959), «Random House Webster’s Unabridged Dictionary» (RHWUD, 446) и др.).

Анализ вербальных иллюстраций к данному значению в лексикографических источниках и примеров из текстов художественных произведений и упаковок различных товаров (пре имущественно продуктов) позволил нам выделить несколько тематических контекстов упот ребления прилагательного cool в зависимости от типа референта:

• с названиями материалов, тканей, предметов одежды: cool clothes (ИСАЯ, 184);

a cool cotton shirt (OALED, 199);

His body shook slightly and she saw that the muscles beneath the cool lawn shirt were bunched and tense (Wood, 103);

• с названиями напитков: a nice cool beer (LDCE, 227);

a cool tankard (НБАРС, 455).

Сравнение cool coffee и cool tankard вызывает вопрос: почему же они иллюстрируют раз ные значения (первое и второе соответственно)? Кофе обычно пьют горячим, поэтому в пер вом случае речь идет об остывшем/остывающем кофе, в то время как cool tankard – это напи ток, специально приготовляемый для создания приятного ощущения прохлады в теле во время жаркой погоды, то есть это прохладительный напиток (из вина, воды, лимона и т.п.):

an old English beverage of various composition, but usually made of ale with a little wine, or wine and water, with the addition of lemon-juice, spices, and borage, or other savory herbs (Wordnik).

• с названиями и в описаниях строений, помещений, их частей: a cool greenhouse (НБАРС, 455);

a cool room (OALED, 199);

Vito strolled with her up the steps, past huge stone pots of deep blue clematis and oleander, fan palms and jasmine. Inside it was cool and airy (Wood, 159);

I’ve been writing and writing this summer;

four short stories finished and sent to four different magazines. So you see I’m trying to be an author. I have a workroom fixed in a corner of the attic where Master Jervie used to have his rainy-day playroom. It’s in a cool, breezy corner with two dormer windows, and shaded by a maple tree with a family of red squirrels living in a hole (Уэбстер, 116).

В двух последних примерах употребление прилагательных airy, breezy вкупе с более ши роким контекстом, указывающим на лето, обеспечивает прочтение cool не просто как «не жаркого/нехолодного», а именно в смысле приятного ощущения прохлады. В связи с этим необходимо указать на одну особенность прилагательного cool: его значения диффузны, употребления нередко двусмысленны. Эта неоднозначность прослеживается уже в темпера турных значениях. Более ярко она выражена в сленговых значениях, о которых речь пойдет ниже. Сейчас вернемся к температурным значениям. Неопределенность их трактовки зало Здесь и далее подчеркивания наши. – Л.К.

жена уже в словарях. Так, словосочетание a cool breeze в «Oxford Advanced Learner’s Ency clopedic Dictionary» (OALED, 199) иллюстрирует нейтральное первое значение «moderately cold, neither hot/warm nor cold», в то время как в «Random House Webster’s Unabridged Dic tionary» (RHWUD, 446) сопровождаемое им значение сформулировано несколько иначе:

«imparting a sensation of moderate coolness or comfortable freedom from heat». Еще одним по добным примером является a cool bath. В словаре «Иллюстрированный словарь английского языка Oxford» (ИСАЯ, 184) это словосочетание приводится в первом значении, однако из вестно, что такую ванну обычно принимают, чтобы спастись от жары, получить приятное ощущение прохлады в жаркую погоду. Следует отметить, что размытость значения наблю дается не только при сравнении вербальных иллюстраций к значениям. Что касается самих температурных значений, то не во всех словарях равноценного объема фиксируемой лексики проводится четкое разграничение между ними.

Чем же объясняется подобная двусмысленность? С одной стороны, прилагательные cool и warm служат для обозначения температуры, а с другой, выражая меньшую степень холода или жары, чем cold и hot, – имплицируют более положительные эмоции, связанные с ком фортом, что отражается в их словарных дефинициях. По-видимому, даже в наиболее полных и фундаментальных изданиях бывает трудно передать эти нюансы, поэтому лексикографы прибегают к комментариям. Так, в «Longman Dictionary of Contemporary English» в словар ной статье к cool дана отсылка к прилагательному cold: «Compare cold and cool, hot and warm.

Cold suggests a lower temperature than cool, perhaps uncomfortably low: cold weather. Cool often suggests a pleasantly low temperature: a nice cool breeze;

a lovely cool room (said when you are hot). In the same way, hot suggests a higher temperature than warm, or a temperature which would not be comfortable for a long period. Warm often suggests a pleasantly high temperature: The han dle is too hot to touch;

I’ve caught a cold, so I’m going to take a quick hot bath and go to bed;

I could lie in a warm bath for hours;

a lovely warm room (said when you are cold)» (LDCE, 190).

Наблюдение над употреблениями прилагательного cool в значении «giving a pleasant feel ing of being not too warm or cold» показало, что они нередко содержат противопоставление прохлады жаре или лексические единицы с положительными эмоционально-оценочными коннотациями: It was a hot day, and I was looking forward to a long, cool drink;

Summer is the time for cool, refreshing salads (LLA, 227);

We bathed our feet in a mountain stream. The water was cool and refreshing;

The day was delightfully cool after the blazing heat of the past week (LLA, 226). То же самое мы видим в примерах в вышеприведенной цитате из «Longman Dic tionary of Contemporary English», ср.: a nice cool breeze;

a lovely cool room.

Весьма интересна сочетаемость прилагательного cool с названиями частей тела. Здесь ин терпретация примеров обязательно должна учитывать фактор Наблюдателя, разные ипостаси которого выходят на передний план в зависимости от ситуации.

Рассмотрим ситуацию, когда превалирует социальная роль Наблюдателя – медсестры, трогающей тело больного: She touched his cool hand, his cool cheek. Здесь cool употребляется в первом, нейтральном значении «moderately cold, neither hot/warm nor cold», однако соци альная роль медсестры, заинтересованной в выздоровлении больного, как бы навязывает слову определенную дополнительную оценочную нагрузку: если у больного была высокая температура, а сейчас она понизилась, то это хорошо.

В следующем контексте cool реализует то же значение в сочетании с существительным hands, но Наблюдатель здесь выступает в своей физической ипостаси:

Jolanda removed her clothes to check her body and put some ointment on her bruised back and ribs. Tired from the traumatic events of the day and from lack of food, she lay face down on the bed, naked, limp, feeling as if she were dead inside.

Cool hands began to stroke her back. She stiffened and then gave in to Fate, knowing those hands so well, realising it was Vito. Her pulses quickened. Perhaps she wouldn’t be leaving him forever, after all.

He went into the bathroom and came back with some warm oil, trickling it on her back and gen tly massaging away her aches and pains – in her body and in her mind and heart. The oil was per fumed, drifting tantalising fragrances into her nostrils, of amber, musk, roses, orange-blossom… She inhaled their heady aroma and felt a deep peace.

For a long time he devoted himself to relaxing her (Wood, 185–186).

Данный пример любопытен тем, что можно подумать, что речь здесь идет о приятном ощущении. Действительно, все описание указывает на это, однако приятное ощущение дос тигается не за счет того, что у рук какая-то особая температура, а за счет того, что это руки любимого человека, и того, какие манипуляции с их помощью проделываются. На первый взгляд даже может показаться, что употребление cool не несет здесь особой смысловой на грузки, но это не так. Анализ всего отрывка показывает, что cool обозначает один из этапов в ощущениях героини: сначала она чувствовала себя так, как будто внутри она мертва (feeling as if she were dead inside), его руки ей показались холодными (cool hands began to stroke her back), далее речь идет уже о теплом масле (warm oil) и, наконец, о чувстве глубокого умиро творения (she … felt a deep peace). Таким образом, прилагательное cool обрастает здесь до полнительными прагматическими смыслами: оно призвано отразить первоначальное состоя ние скованности и напряжения героини, когда от любого прикосновения веет холодом. В данном случае физические ощущения превалируют над эмоциональными, хотя и не исклю чают последних.

Заслуживает внимания пример из рассказа К. Мэнсфилд «Bliss»:

… And then Miss Fulton, all in silver, with a silver fillet binding her pale blonde hair, came in smiling, her head a little on one side.

«Am I late?»

«No, not at all,» said Bertha. «Come along.» And she took her arm and they moved into the din ing-room.

What was there in the touch of that cool arm that could fan – fan – start blazing – blazing – the fire of bliss that Bertha did not know what to do with?

Miss Fulton did not look at her;

but then she seldom did look at people directly. Her heavy eye lids lay upon her eyes and the strange half-smile came and went upon her lips as though she lived by listening rather than seeing. … (Мэнсфилд, 23).

Здесь прилагательное cool, как и в предыдущих двух примерах, употребляется в первом, нейтральном значении «moderately cold, neither hot/warm nor cold», однако в данной ситуации оно обретает прагматическую нагрузку. Во-первых, оно показывает контраст в отношениях главной героини (Берты) и ее подруги (мисс Фултон) – холодность мисс Фултон и пожар счастья Берты (заметим, что мисс Фултон является любовницей мужа Берты, но Берта об этом пока не догадывается). Хотя речь здесь идет о прикосновениях, на передний план вы ступает именно эмоциональная ипостась. Физическая холодность является следствием эмо циональной холодности, безразличия к чувствам другого человека.

На основе температурных смыслов у прилагательного cool развилось еще одно перенос ное значение – цветовое:

• холодный (о тонах, красках) (НБАРС, 455);

• Of colours;

between warm and cold;

containing low-toned red or yellow;

as a cool green (OED, 959);

• (of colours) suggesting coolness: a room painted in cool greens and blues (OALED, 199);

• (of colors) with green, blue, or violet predominating (RHWUD, 446);

• (of a color) producing an impression of being cool;

specifically: of a hue in the range violet through blue to green (MWOD).

Как видно из приведенных данных, цветовое значение является достаточно широким и подразумевает холодные тона и краски: «холодный», «between warm and cold», «suggesting coolness», «producing an impression of being cool». Однако, по всей видимости, говорящий обычно ведет речь преимущественно об оттенках голубого/синего, зеленого, фиолетового.

Обращение к специальным словарям дает такие же результаты. Так, в глоссарии сетевого ресурса «Lamas Beauty», раскрывающего секреты здоровья, красоты, макияжа, прически, термин cool определяется следующим образом:

Cool: Refers to blue or violet based undertones in hair, skin, or makeup (LB).

В XIV веке Чосер употреблял прилагательное cool для описания человека и его действий в значении «not heated by passion or emotion, unexcited, calm, dispassionate». А во времена Шек спира это значение подверглось расширению – «lacking ardor, zeal, enthusiasm, or hearty feel ings;

lukewarm».

Приведем примеры современного употребления cool в этих значениях:

• в значении «not heated by passion or emotion, unexcited, calm, dispassionate»: If you hear the fire bell, keep cool and don’t panic (LDCE, 227);

Keep cool;

anger is not an argument (Daniel Webster, Dictionary-Quotes);

He has a cool head (i.e. doesn’t get agitated);

She always remains cool, calm and collected in a crisis (OALED, 199);

And then he would make a great point of com ing into the drawing-room, extravagantly cool and collected (Мэнсфилд, 22);

• в значении «lacking ardor, zeal, enthusiasm, or hearty feelings;

lukewarm»: An honest hater is often a better fellow than a cool friend;

I am rather upon cool terms with him (ABBYY Lingvo);

He seemed rather cool towards me today – I wonder if I’ve offended him (LDCE, 227);

His proposals had a cool reception (Wiktionary).

Говоря об этих значениях слова cool, нельзя не упомянуть выражение as cool as a cucum ber.

Долгое время умы лингвистов и обычных пользователей языка занимали вопросы: Почему же огурец? Почему прохладный? В течение многих лет в народе бытовало мнение о том, что огурец внутри прохладнее, чем окружающий его воздух, что особенно заметно в жаркий день на поле, когда температура внутри огурца может быть на 20 градусов ниже. В 1970 году были произведены научные исследования и информация подтвердилась (Hendrickson, 174).

Фраза развила метафорическое значение «self-possessed, unemotional» и появилась в пись менном тексте для описания определенного типа женщин в 1610 году (по другим данным, в 1615 году) в пьесе Френсиса Бомонта и Джона Флетчера «Cupid’s Revenge». По мнению не которых ученых (см., например, [Cresswell, 2007, с. 359]), употребленная авторами фраза «young maids as cold as cucumbers» содержала сексуальный подтекст, то есть они вложили в это выражение оба значения «self-possessed, unemotional» и «sexually unresponsive, frigid».

Интересно отметить употребление здесь слова cold вместо cool. По данным «The Oxford Eng lish Dictionary» (OED, 1237), рассматриваемое выражение допускало лексическое варьирова ние cool/cold, но в настоящее время вариант as cold as a cucumber является устаревшим. В широкое употребление выражение вошло в середине XVIII века.

В начале XVIII века cool в новом значении «whole, full» стало использоваться для описа ния крупной суммы денег в таких выражениях, как he won a cool hundred dollars (WNEDWO, 119). Приведем контекст современного употребления:

Drake’s shoulders were slumped forward, his manner lugubrious. «H’lo, Perry,» he said, walk ing across to the big leather chair, and sliding into it sideways in his favourite position.

«What’s new?» Mason asked.

«Plenty,» Drake said.

«Good, bad, or indifferent?» Mason asked.

«It depends on what you consider indifferent,» Drake said, mustering a slow grin. «To begin with, Perry, your certified copy of the divorce decree is an absolute forgery, and that was a damned clever stroke of genius, good enough for a cool one hundred thousand bucks.» (Гарднер, 167).

Как видно из примера, cool в рассматриваемом значении («whole, full») принадлежит к разговорному стилю, маркерами которого в данном случае являются такие лексические еди ницы, как H’lo, plenty, damned, bucks.

В лексикографических источниках это значение вводится пометами informal и colloquial, ср.:

• помета informal зафиксирована в «Longman Dictionary of Contemporary English»

(LDCE, 227), «Oxford Advanced Learner’s Encyclopedic Dictionary» (OALED, 199), «Random House Webster’s Unabridged Dictionary» (RHWUD, 446) и др.;

• помета colloquial представлена в «The Oxford English Dictionary» (OED, 959), «Иллю стрированный словарь английского языка Oxford» (ИСАЯ, 184) и др.

Любопытно отметить, что в «Webster’s New Encyclopedic Dictionary» это значение не со провождается никакими пометами, то есть по сути дела фиксируется как нейтральное (WNED, 221). А в сетевом ресурсе «Encarta® World English Dictionary [North American Edi tion]» данное значение относится к сленговым: used to emphasize how large a sum of money is (slang) – a cool $3.2 million (Encarta).

Значение «whole, full» является, пожалуй, одним из самых загадочных в семантической структуре прилагательного cool, так как неясно, какая же связь существует между ним и бо лее ранними смыслами. Авторы словаря «Webster’s New Explorer Dictionary of Word Origins»

объясняют появление такого значения тем, что, вероятно, деньги пересчитывали спокойно или бесстрастно (WNEDWO, 119). В фундаментальном словаре-энциклопедии английского языка «The Oxford English Dictionary» так же указывается на неясность этимологии и воз можный ассоциативный переход от спокойного пересчитывания денег или сообщения о них («deliberately or calmly counted, reckoned, or told») к смыслам суммарности, целостности («all told», «entire», «whole») (OED, 959). В итоге денотативная составляющая этого значения под верглась ослаблению, а прагматический (эмфатический) компонент вышел на первый план, то есть прилагательное cool в значении «whole, full» выполняет функцию интенсификатора смысла всей фразы, в которой оно употребляется: To save me a cool seven hundred a year (OED, 959);

What a sweet job that was! A cool hundred thousand, and still his legal wife!

(Гарднер, 168).

Если первоначально данное значение подразумевало только денежную сумму, то впослед ствии референциальная отнесенность слова несколько расширилась и в настоящее время оно может использоваться и для описания других явлений, например расстояний. Сравните дан ные словарей:

• said esp. of sums of money, distances, etc, emphasizing their largeness (OALED, 199);

• круглый (о цифре, сумме) – to lose a cool thousand потерять целую тысячу, to walk a cool twenty miles further пройти на целых /добрых/ двадцать миль дальше (НБАРС, 455).

В XIX веке у cool появляется новое значение дерзости и нахальства – «marked by deliberate unabashed effrontery, presumption, or lack of due deference, respect, or discretion;

impudent, inso lent, daring», например: You should have seen the cool way she took my radio without even asking (OALED, 199);

In control as always, he came up with a cool plan (Wiktionary). Большинство ученых единодушны в том, что данное значение появилось в 1825 году (Hendrickson, 174;

OED, 959;

WNEDWO, 119). В американском английском оно распространилось в середине XIX века [http://www.word-detective.com/back-j2.html], по некоторым данным, в 1839 году [Barnhart, 1997, с. 246], особенно во фразах a cool customer, a cool fish [Quinion]. По мнению ряда исследователей, именно это значение привело к развитию сленговых смыслов у cool.

XX век ознаменовался новым, необычным витком в развитии семантики прилагательного cool – оно приобрело сленговый характер в новых значениях.

Попытки проследить появление и описать развитие и взаимосвязь сленговых значений этого слова предпринимаются в справочной и научной литературе. Почти во всех найденных нами источниках отмечается, что история возникновения и развития сленговых значений яв ляется весьма запутанной. Попытаемся описать и сравнить некоторые из версий.

Джон Эйто считает, что одно из первых сленговых значений «great, excellent, wonderful»

появилось в речи афро-американцев в период между двумя мировыми войнами (приблизи тельно в 1933 году), однако не совсем ясно, откуда оно произошло. Автор предполагает, что оно возникло из более раннего сленгового значения «shrewd, clever», появившегося в амери канском английском как результат развития общеанглийского значения «impudent, insolent».

После Второй мировой войны, в 40-е годы, слово было популяризировано джазовыми музы кантами [Ayto, 2007, с. 89]. Подобную информацию находим в словаре Роберта Хендриксона «The Facts On File Encyclopedia of Word and Phrase Origins» (Hendrickson, 174), где он уточня ет время появления значения «shrewd, clever» – до начала Первой мировой войны.

Джулия Крессвелл полагает, что значения «excellent» и «stylish» появились в речи черно кожих американцев гораздо раньше – в 80-е годы XIX века (Cresswell, 101). Вероятно, с этим можно согласиться, поскольку примеры употребления cool в значении «great, excellent»

встречаются в художественных произведениях второй половины XIX века, например, в ро мане Уилки Коллинза «The Moonstone», опубликованном в 1868 году:

«She has been a guest of yours at this house,» I answered. «May I venture to suggest – if nothing was said about me beforehand – that I might see her here?»

«Cool!» said Mr. Bruff. With that one word of comment on the reply that I had made to him, he took another turn up and down the room.

«In plain English,» he said, «my house is to be turned into a trap to catch Rachel... …»

(Collins, 324).

Значение «shrewd, clever» дало жизнь еще одному сленговому значению «sophisticated», а оно в свою очередь привело к возникновению «stylish, fashionable». Мнения ученых относи тельно времени появления значения «stylish, fashionable» не совпадают. Сравните:

• в 80-е годы XIX века (Cresswell, 101);

• в середине 40-х годов XX века [Quinion];

в 1946 году [Barnhart, 1997, с. 246].

Вышеприведенные данные можно представить схематически:

«impudent, insolent»

«shrewd, clever»

«great, excellent, «sophisticated»

wonderful»

«stylish, fashionable»

Компоненты всех этих смыслов получили распространение в 40-е годы прошлого века в среде джазовых музыкантов, особенно среди приверженцев такого стиля, как cool jazz (срав ните с hot jazz). В 1947 году Квартет Чарли Паркера, известного представителя бибопа 1, за писал музыкальное произведение под названием «Cool Blues». В 1948 году журнал «Life»

напечатал слово cool в следующем заголовке: Bebop: New Jazz School is Led by Trumpeter Who is Hot, Cool and Gone. В языке приверженцев бибопа слово cool использовалось для выраже ния одобрения [Barnhart, 1997, с. 246;

Quinion].

Что же такое cool jazz? В «Encyclopedia Britannica Online» приводится следующее описа ние: «a style of jazz that emerged in the United States during the late 1940s. The term cool derives from what journalists perceived as an understated or subdued feeling in the music of Miles Davis, The Modern Jazz Quartet, Gerry Mulligan, Lennie Tristano, and others. Tone colours tended to ward pastels, vibratos were slow or nonexistent, and drummers played softer and less interactively than in bop, hard bop, and other modern styles that coexisted with cool. There was also a renewed Бибоп (bebop) – джазовый стиль, утвердившийся в 50-е годы прошлого века усилиями Чарли Паркера (Charlie Parker), Те лоуниса Монка (Thelonious Monk), Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) и др. Характеризовался непривычным для многих лю бителей традиционного джаза усложнением гармонии и ритма (ABBYY Lingvo).

interest in contrapuntal collective improvisation among melody instruments. Within the style, how ever, there is considerable variety in emotional range, level of intricacy, and instrumentation. For example, the term cool describes the intricate, intense music of New York-based pianist Lennie Tristano as well as the tuneful and light-hearted music of Los Angeles-based saxophonist Dave Pell» (Britannica).

В начале 50-х годов вновь стало популярным значение «controlled, cautious or discreet», реализующееся во фразе stay cool. Оно появилось еще в конце XIX века (по данным ряда ис точников, в восьмидесятых годах), возможно, как результат развития значения «unexcited, calm, dispassionate». Это привело к появлению у существительного cool в 1949 году значения «composure or self-control». В 50-е годы в таком значении слово употреблялось в речи афро американцев, а в 60-е годы оно уже вошло в широкий обиход в выражениях to lose one’s cool, to keep one’s cool.

Авторы книги «America in So Many Words: Words That Have Shaped America» Дэвид К.

Барнхарт и Аллан А. Меткаф подводят некоторые итоги семантического развития cool. Они отмечают, что с середины XIX века cool развило широкий спектр значений:

1839 год – «daring»;

1924 год – «clever»;

1933 год – «exciting»;

1946 год – «stylish»;

1952 год – «cautious», «under control»;

1953 год – «satisfactory», «OK».

Что касается глагола to cool в выражении to cool it, то здесь прослеживается следующая цепочка значений:

1952 год – «to stop»;

1960 год – «to die»;

1986 год – «to relax» [Barnhart, 1997, с. 246].

Следует отметить, что прилагательное cool было очень популярным в среде битников, в 40-е и 50-е годы оно было ключевым термином в молодежном сленге (в выражениях типа cool cat), а в 60-е годы стало частью сленга тинэйджеров. «Скрывшись из виду» на пару де сятилетий, оно снова появилось в речи в конце XX века, особенно для выражения одобрения и восторга (отличный, классный, клевый, четкий). Приведем пример современного употреб ления на одном из сайтов знакомств: Someone who has patience, mature, and pretty would be cool but not mandatory (Internet).

В 90-е годы прошлого века в речи молодых людей слово cool в значении одобрения пре терпело изменения даже в произношении и приблизилось к cull [Barnhart, 1997, с. 246].

Майкл Квинион говорит о том, что в Великобритании и США молодые люди настаивают на правописании kewl [Quinion]. Эксперименты с орфографией этого слова на этом не заканчи ваются. В письменной речи носителей языка, фирменных названиях, на упаковках и этикет ках различных товаров, а также на уличных вывесках широко используется замена буквы C на букву K.

Проведенный нами анализ справочных материалов и словарных статей к прилагательному cool показывает, что приводимые в них сленговые значения сформулированы нечетко, зачас тую объединяют разные смыслы. Рассмотрим данные двух источников, фиксирующих со временное сленговое употребление cool.

Кристофер Дейвис в работе «Divided by a Common Language: A Guide to British and Ameri can English» выделяет следующие основные разговорные значения у cool в американском ва рианте английского языка:

• «modern, liberal, up-to-date» (She’s cool, That’s cool);

• «acceptable, not a threat, in-the-know» (He’s cool).

Слово также широко используется в восклицаниях для выражения одобрения или востор га, восхищения (Cool!) [Davies, 2005, с. 222].

На наш взгляд, второе значение сформулировано нечетко, объединяет разнородные поня тия, ср.: not a threat и in-the-know. Приводимые примеры не вскрывают различия как между оттенками значений, так и между разными значениями.

«Англо-русский толковый словарь американского разговорного языка» решает задачу вербального иллюстрирования значений лучше:

cool1 сл.: хороший, потрясающий, отличный :: клевый, классный, потрясный, улетный That’s a real cool truck he drives. (Он водит клевый грузовик.) cool2 сл.: ценящийся в обществе, с хорошими манерами, стильный, утонченный Those punks think it’s cool to smoke. (Эти сосунки думают, что курить – это стильно.) It’s not cool to ask for free drinks, man. (Клянчить халявную выпивку неприлично, дядя.) (АРТСАРЯ, 76).

Здесь так же, как и в первом из приведенных источников, формулировка второго значения вызывает сомнения, так как объединяет такие неоднородные (хотя и взаимосвязанные) поня тия, как «ценящийся в обществе» и «стильный».

Подобная недифференцированность, нерасчлененность объясняется сложностью самого слова, неуловимостью, расплывчатостью и диффузностью его семантики, особенно в его сленговой части, а также туманностью происхождения некоторых значений. Во второй поло вине XX века (в 70-е – 80-е г.г.) в научной литературе диффузность определялась как речевое явление, которое имеет место тогда, когда значения слова, отчетливо отграничиваемые друг от друга в определенных позициях, в других оказываются совместимыми, выступающими нераздельно [Шмелев, 1973, с. 76–77]. Однако в случае со словом cool ситуация принципи ально иная: его расплывчатость и диффузность представляют собой более сложное явление, уже заложенное в самом слове, то есть они являются не частным, речевым проявлением, а ингерентным свойством как результатом его исторического развития. Безусловно, данное свойство в более наглядной форме проявляется в текстах, в речи конкретных носителей язы ка. Однако при анализе расплывчатости необходимо помнить, что «суть ее выходит за рамки текстов: это размытость не только проявления, но и самой сущности явления» (Супрун, 1978, с. 77) 1.

Расплывчатость, диффузность семантики прилагательного cool настолько очевидна поль зователям языка, что они легко наполняют его новым, своим содержанием, эксперименти руют с его значениями и употреблениями и даже манипулируют его семантикой. Так, в сло варе «The Merriam-Webster New Book of Word Histories» рассказывается о том, что в работе «Understanding Media» (1964) канадский исследователь масс-медиа Маршалл Маклюхан пе реосмыслил семантику cool таким образом, что она стала соответствовать его интерпретации и концепции носителей информации. Его значение может быть представлено следующим образом: «employing understatement and a minimum of detail to convey information and usually requiring the listener, viewer, or reader to complete the message». В соответствии с этим он де лит средства коммуникации на две группы: hot media (radio and movies) и cool media (TV, telephone, speech) (MWNBWH, 119-120).

Если вернуться к вышеприведенным данным из книги Кристофера Дейвиса «Divided by a Common Language: A Guide to British and American English», возникает вопрос: как различать значения во фразах типа That’s cool, He’s cool, когда одни и те же примеры иллюстрируют разные значения? Здесь не помогает даже опора на более широкий вербальный контекст или контекст всей ситуации.

Интересное решение того, как можно интерпретировать подобные фразы (решение, не связанное с содержанием публикации К. Дейвиса), находим в книге Уильяма Сэфайера «You Could Look It Up». Если во фразе That’s cool фразовое ударение падает на первое слово (That’s cool), то значение будет таким: «O.K., I’ll go along, no big deal, I won’t get lathered about it». Если ударение падает на второе слово (That’s cool), то фраза значит: «That’s far out, man;

that’s one dynamite set of wheels, wowie, hoo-ha!». А когда ни одно слово не акцентиру ется, cool имеет значение, приводимое в словаре: «marked by deliberate unabashed effrontery, presumption or lack of due deference». И тогда фраза That’s cool синонимична сленговой фразе That’s rich [Safire, 1988, с. 307-308].

Таким образом, слово cool иллюстрирует такое свойство языкового знака, как способность к флуктуации, демонстрирует диффузность, нежесткость, размытость содержательных рамок слова. Cool являет собой яркий пример гибкости языкового знака, ни форма, ни содержание которого не сдерживают говорящих в его преобразовании. Данное слово подошло к такому этапу в своем развитии, когда оно допускает свободу в выражении говорящими различных личностных смыслов.

Анализ фактического материала обнаруживает два вида диффузного употребления прила гательного cool: намеренного и ненамеренного.

Можно привести значительное количество контекстов ненамеренного диффузного упот ребления этого слова. Например: «How cool you are looking,» she said;

«and if I may make the remark – what a beautiful suit!» (Mansfield, 28). You look real cool in that new dress. Здесь про исходит наложение значений «stylish, fashionable» и «great, excellent».

Намеренное наложение значений наблюдается в ситуациях языковой игры, когда обыгры ваются температурное (или эмоциональное) и сленговое значения:

– Is your ice-cream cool?

– You mean not cold or great?


– Both.

Более подробно об этом свойстве языковых единиц (анализ на материале абстрактного имени) см. в: [Кульгавова, 1995].

Некоторая двусмысленность присутствует в высказываниях типа Is the weather cool to day?;

Wow, the ice-cream is cool, but she is cooler!

Интересно отметить, что в научных, научно-популярных и справочных текстах, посвя щенных слову cool, ученые прибегают к языковой игре иного рода. Они используют слово cool в разных его ипостасях: 1) как анализируемую лексическую единицу и 2) как слово, ис пользующееся для описания анализируемой лексической единицы. Иными словами, во вто ром случае cool уже является метаязыковой единицей. Это делается с целью придать живость научному повествованию, сократить дистанцию между автором и читателем, чему способст вуют разговорные значения этого слова. Такие случаи языковой игры заслуживают отдель ных публикаций. В данной статье ограничимся приведением одного из таких примеров:

… What is surprising about cool is how long it has been around. Even if you ignore its pre history, it has stayed in fashion for 50 years or more, a long time for a slang term. And it has re mained slang, and not moved into the mainstream. Today it’s just as commonly encountered as it was in the fifties and sixties. Now that’s cool... [Quinion].

В результате проведенного исследования нам открылась сложность и многогранность языкового бытия прилагательного cool. Это слово демонстрирует широкую палитру удиви тельных свойств.

1. Cool относится к словам, которые способны выйти на новый виток в своем развитии, кардинально изменить свои семантические и прагматические характеристики и при этом ос таваться суперпопулярными на протяжении нескольких десятилетий. Его стабильность и живучесть в языке удивляет даже исследователей: «As a slang word expressing generally posi tive sentiment, it has stayed current (and cool) far longer than most such words. One of the main characteristics of slang is the continual renewal of its vocabulary and storehouse of expressions: in order for slang to stay slangy, it has to have a feeling of novelty. Slang expressions meaning the same thing as cool, like bully, capital, hot, groovy, hep, crazy, nervous, far-out, rad, and tubular have for the most part not had the staying power or continued universal appeal of cool. In general there is no intrinsic reason why one word stays alive and others get consigned to the scrapheap of linguistic history;

slang terms are like fashion designs, constantly changing and never «in» for long» [More Word Histories and Mysteries: From Aardvark to Zombie, 2006, с. 57]. А автор кни ги «The Cat’s Pyjamas: The Penguin Book of Clichs» Джулия Крессвелл [Cresswell, 2007, с.

359] использует для характеристики cool такое словосочетание, которое достаточно трудно перевести на русский язык – that paradoxically perennial buzzword, то есть что-то вроде вечно популярное словечко.

2. Cool относится к словам, которые трудно интерпретировать из-за смежности, диффуз ности, размытости значений как в системе языка, так и в речи, из-за этимологической зага дочности некоторых из них. Майкл Квинион в статье, посвященной семантике cool, отмечает, что даже более ранние употребления не менее запутанны, чем современные слен говые: «Its history is more than a little complicated, because several of its senses overlap, and it’s hard to be sure when the rather ill-defined modern slang term came into the language. Also, it’s not always possible to understand how it was being used in some older examples» [Quinion].

Cool относится к словам, которые являются широкозначными (по крайней мере, в части своих значений). Например, в 50-е годы прошлого века прилагательное cool имело такие значения, как «restrained», «relaxed», «laid-back», «detached», «cerebral», «stylish», «excellent»

и др. В настоящее время cool очерчивает чрезвычайно широкий круг «положительности» – от высокого качества/доброкачественности до красоты или удовольствия – и может выпол нять функцию атрибута или предикатива в дескрипциях самых разных предметов и явлений действительности. Вот какую характеристику этому прилагательному дает Джон Б. Бремнер:

«Cool now connotes goodness or beauty or pleasure and is applied to all the necessities of life from franchise food to electronic cacophony» (Bremner, 112).

В связи с этой особенностью семантики в научной и справочной литературе cool награж дается различными эпитетами. Так, редакторы серии словарей «American Heritage® Dictionar ies» в публикации «More Word Histories and Mysteries: From Aardvark to Zombie» [2006, с. 57] характеризуют слово cool как эпитет с широким положительным спектром значений (a gen eral positive epithet;

a slang word expressing generally positive sentiment). А редактор словаря «The Insect that Stole Butter? Oxford Dictionary of Word Origins» Джулия Крессвелл называет его the top all-purpose affirmative (Cresswell, 101).

3. Cool относится к словам, которые способны «поставить себя с ног на голову». Речь идет о биполярности значений этого слова – от ранних, более отрицательных (с их коннотациями неэмоциональности, отсутствия или недостатка тепла и энтузиазма), к современным, поло жительным. Причем в этом слове имеет место не простая смена минуса на плюс, а сосущест вование векторно-разнонаправленных значений в одной семантической структуре. Это про изошло под влиянием языка афро-американцев, в котором наблюдается тенденция к исполь зованию слов, обозначающих нечто отрицательное, с противоположным значением, напри мер bad и wicked для выражения положительных эмоций и оценок.

4. Вышесказанное свидетельствует о том, что cool являет собой яркий пример слова, ил люстрирующего такие свойства языкового знака, как диффузность, размытость, нежесткость содержательных границ означаемого, демонстрирует способность языкового знака к флук туации. При этом речь идет не только об означаемом, но и об означающем. Уникальность этого слова заключается в том, что на наших глазах колеблется и меняется не только семан тика, но и частично форма слова, как графическая, так и фонетическая. Кроме того, cool де монстрирует парадокс обесценивания языкового знака при его удивительной востребованно сти и популярности.

5. Cool относится к словам, которые участвуют в языковой игре. Нами было выделено два вида языковой игры. Первый вид заключается в совмещенном употреблении двух значений (обычно температурного или эмоционального и сленгового). Второй характерен для научно го дискурса и предполагает обыгрывание двух ипостасей слова – как анализируемой лекси ческой единицы и как слова, участвующего в вербализации этого анализа, то есть как едини цы метаязыка.

6. Cool относится к словам, которые «насквозь антропоцентричны», поскольку сотканы из значений, вскрывающих всю палитру человеческого восприятия: физических ощущений, эмоциональных реакций, оценочной деятельности. При интерпретации употреблений этого слова в речи важен учет фактора Наблюдателя. Cool – это важное слово, слово-веха, один из «китов» в выражении мироощущения англоговорящих людей, прежде всего американцев.

Библиографический список 1. Голденков, М.А. ОСТОРОЖНО! HOT DOG! Современный активный English [Текст] / М.А. Голденков. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : ЧеРо, 1999. – 272 с.

2. Кульгавова, Л.В. Опыт анализа значений говорящего (на материале абстрактного имени love в современном английском языке) [Текст] : дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 / Л.В. Кульгавова. – Иркутск, 1995. – 133 с.

Супрун, А.Е. Лекции по языковедению [Текст] / А.Е. Супрун. – Минск : Изд-во БГУ, 1978. – 144 с.

3.

4. Шмелев, Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка) [Текст] / Д.Н.

Шмелев. – М. : Наука, 1973. – 280 с.

5. Barnhart, D.K. America in So Many Words : Words That Have Shaped America [Text] / D.K. Barnhart, A.A.

Metcalf. – Boston ;

New York : Houghton Mifflin Company, 1997. – 308 p.

6. Cresswell, J. The Cat’s Pyjamas : The Penguin Book of Clichs [Text] / J. Cresswell. – London : Penguin Books, 2007. – 395 p.

7. Davies, Ch. Divided by a Common Language : A Guide to British and American English [Text] / Ch. Davies. – Boston ;

New York : Houghton Mifflin Company, 2005. – 248 p.

8. Dent, S. Larpers and Shroomers : The Language Report [Text] / S. Dent. – Oxford : Oxford University Press, 2004.

– 165 p.

9. http://www.word-detective.com/back-j2.html.

10. Manser, M.H. The Secret Life of the English Language : Buttering Parsnips, Twocking Chavs [Text] / M.H. Man ser ;

associate editor D. Pickering. – London : Phoenix, 2008. – 272 p.

11. More Word Histories and Mysteries : From Aardvark to Zombie [Text] / from the editors of the American Heri tage® Dictionaries. – Boston ;

New York : Houghton Mifflin Company, 2006. – 288 p.

12. Quinion, M. Cool [Electronic resource] / M. Quinion. – http://www.worldwidewords.org/qa/qa-coo1.htm.

13. Safire, W. You Could Look It Up [Text] / W. Safire. – New York : Times Books, 1988. – 357 p.

Список словарей и источников примеров 1. ABBYY Lingvo – Англо-русский словарь общей лексики «Lingvo Universal» ABBYY Lingvo [Электронный ресурс]. – http://lingvo.yandex.ru.

2. АРТСАРЯ – Англо-русский толковый словарь американского разговорного языка [Текст] / сост.

R.M. Harmon ;

пер. под ред. К.Л. Елдырина, Л.А. Харина. – М. : Видар, 1999. – 416 с.

3. Гарднер – Гарднер, Э.С. Дело о лжесвидетельствующем попугае [Текст] = The Case of the Perjured Parrot / Э.С. Гарднер ;

предисловие и комментарий Е.В. Угаровой ;

на англ. яз. – М. : Айрис-пресс, 2002. – 384 с.

4. ИСАЯ – Иллюстрированный словарь английского языка Oxford [Текст]. – London ;

New York ;

Sydney ;

Moscow : Dorling Kindersley ;

М. : Астрель ;

Аст ;

Oxford ;

New York : Oxford University Press, 2002. – 1008 с.

5. Мэнсфилд – Мэнсфилд, К. Новеллы [Текст] : сборник / К. Мэнсфилд ;


на англ. яз. – М : ОАО Издательство «Радуга», 2002. – 224 с.

6. НБАРС – Новый Большой англо-русский словарь [Текст]. В 3 т. Т. 1. A-F / Ю.Д. Апресян [и др.] ;

под общ.

рук. Э.М. Медниковой и Ю.Д. Апресяна. – М. : Рус. яз., 1993. – 832 с.

7. Уэбстер – Уэбстер, Дж. Длинноногий дядюшка [Текст] / Дж. Уэбстер ;

на англ. яз. – М. : Издательство «Менеджер», 2004. – 208 с.

8. Ayto – Ayto, J. A Century of New Words [Text] / J. Ayto. – Oxford : Oxford University Press, 2007. – 250 p.

9. Bremner – Bremner, J.B. Words on Words : The Columbia Dictionary for Writers [Text] / J.B. Bremner. – New York : MJF Books, 1980. – 406 p.

10. Collins – Collins, W. The Moonstone [Text] / W. Collins. – Great Britain : Wordsworth Classics, 1993. – 448 p.

11. Cresswell – Cresswell, J. The Insect that Stole Butter? Oxford Dictionary of Word Origins [Text] / J. Cresswell. – Oxford : Oxford University Press, 2009. – 502 p.

12. Dictionary-Quotes – Dictionary-Quotes : Dictionary of Quotes [Electronic resource]. – http://www.dictionaryquotes.com/quotation/Keep/1/250.php.

13. Encarta – Encarta® World English Dictionary [North American Edition] © & (P) 2009 Microsoft Corporation.

Developed for Microsoft by Bloomsbury Publishing Plc. [Electronic resource]. – http://encarta.msn.com/encnet/features/dictionary/DictionaryResults.aspx?refid=1861600138.

Britannica – Encyclopedia Britannica, 2008. Encyclopedia Britannica Online [Electronic resource]. – 14.

http://dictionary.reference.com/cite.html?qh=cool+jazz&ia=eb.

15. Hendrickson – Hendrickson, R. The Facts On File Encyclopedia of Word and Phrase Origins [Text] / R. Hendrickson. – Third Edition. – New York : Checkmark Books. An imprint of Facts On File, Inc., 2004. – p.

LB – Lamas Beauty [Electronic resource]. – http://www.lamasbeauty.com/glossary/glossary_C.htm.

16.

17. LDCE – Longman Dictionary of Contemporary English [Text]. In 2 vol. Vol. 1. A-L. – Great Britain : Longman ;

М. : Рус. яз., 1992. – 626 p.

18. LLA – Longman Language Activator™ : The World’s First Production Dictionary [Text]. – Great Britain : Long man, 1996. – 1587, B11 p.

19. Mansfield – Mansfield, K. In a German Pension [Text] / K. Mansfield. – London : Penguin Books, 1964. – 117 p.

MWOD – Merriam-Webster Online Dictionary [Electronic resource]. – http://www.merriam 20.

webster.com/dictionary/cool.

21. OALED – Oxford Advanced Learner’s Encyclopedic Dictionary [Text]. – Oxford : Oxford University Press, 1995.

– 1081 p.

22. RHWUD – Random House Webster’s Unabridged Dictionary [Text]. – New York : Random House, 2001. – 2230 p.

23. MWNBWH – The Merriam-Webster New Book of Word Histories [Text]. – Springfield, Massachusetts : Merriam Webster Inc., Publishers, 1991. – 526 p.

24. ODWH – The Oxford Dictionary of Word Histories [Text] / ed. by Glynnis Chantrell. – Oxford : Oxford University Press, 2004. – 560 p.

25. OED – The Oxford English Dictionary [Text]. In 12 vol. Vol. 2. C. – Oxford : At the Clarendon Press, 1933. – 1308 p.

26. WNED – Webster’s New Encyclopedic Dictionary [Text]. – New York : BD & L, 1993. – 1787 p.

27. WNEDWO – Webster’s New Explorer Dictionary of Word Origins [Text] / created in cooperation with the editors of Merriam-Webster. – Springfield, MA : Federal Street Press, 2004. – 526 p.

28. Wiktionary – Wiktionary, a free dictionary [Electronic resource]. – http://en.wiktionary.org/wiki/cool?rdfrom=Cool.

29. Wood – Wood, S. Sicilian Vengeance [Text] / S. Wood. – Toronto ;

New York ;

London ;

Amsterdam ;

Paris ;

Sydney ;

Hamburg ;

Stockholm ;

Athens ;

Tokyo ;

Milan ;

Madrid ;

Warsaw ;

Budapest ;

Auckland : Harlequin Books, 1992. – 187 p.

30. Wordnik – Wordnik [Electronic resource]. – Режим доступа : http://www.wordnic.com/words/cool-tankard.

УДК 811. ББК Ш М.А. Петрович СПОСОБЫ АКТУАЛИЗАЦИИ РЕАЛИЙ В ЮЖНОСЛАВЯНСКОЙ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКЕ В статье представлена модель семиотического анализа реалий в структуре македонской и болгарской волшебной сказки. На основании анализа делаются выводы об общих законо мерностях южнославянской фольклорной (анонимной) текстовой картины мира, отобра жённой в волшебных сказках.

Ключевые слова: реалия;

знак;

логический анализ языка;

индексально-иконический способ отображения объекта;

фольклорная картина мира M.А. Petrovich THE WAYS OF REALIA ACTUALIZATION IN SOUTH SLAVIC FAIRY TALES This article presents a version of semiotic analysis of realias in the structure of Macedonian and Bulgarian fairy tales. Following the analysis, I make general conclusions about the South Slavic folkloric (anonymous) text picture of the world as it is represented in the fairy tales.

Key words: realia;

sign;

logical analysis of language;

indexal-iconic way of the object represen tation;

world folkloric picture В современной южнославянской фольклористике исследования, посвящённые интерпре тации волшебных сказок (далее – ВС), ограничиваются, в основном, их историко типологическим описанием [Саздов, 1985;

Арнаудов, 1996;

Прокопиев, 1997 и др.];

анализом центральных сказочных мотивов [Владова, 1994;

Пирузе-Тасевска, 1994 и др.] и, как следст вие, констатацией слитности южнославянского фольклора с фольклором восточных, запад ных славян и балканским фольклором [Прокопиев, 1997;

Саздов, 1985;

1998]. В настоящей статье предложена модель семиотического анализа реалий, представленных в структуре ма кедонской и болгарской волшебной сказки. В сущности, эта модель выступает базой для ин терпретации текстов и их переводов, что особенно актуально в ситуации активного выхода македонской и болгарской литературы на европейскую сцену.

Мы исходим из того, что относительная изоморфность текстового (возможного) мира и внетекстовой (онтологической) реальности [Руднев, 2000, с. 122] устанавливается в семиоти ческом процессе отображающего замещения, когда объекты реальности уступают место со отнесённым с ними объектам текстового мира, или реалиям. С семиотической точки зрения реалии являются знаками объектов отображённого мира. Реалиями в тексте ВС выступают, например:

• Люди: мак. яз. : цар – царь, слуга – слуга, ќерка – дочь;

болг. яз. : ловец – охотник, дядо – дед, бабичка – старуха и др.

• Животные: мак. яз. : куче – собака, магаре – осёл, крава – корова;

болг. яз: лъв – лев, кот ка – кошка, заек – заяц и др.

• Метафизические объекты: мак. яз. : Бог – Бог, ѓавол – дьявол, ламjа – дракон, грев – грех;

болг. яз. : душа – душа, справедливост – справедливость и др.

• Натурфакты: мак. яз. : гром – гром, ветар – ветер, sвезда – звезда, студ – холод / стужа;

болг. яз. : дърво – дерево, кал – грязь, пясък – песок и др.

• Артефакты: мак. яз. : леб – хлеб, свеќа – свеча, jаже – верёвка;

болг. яз. : кола – повозка / телега, дреха – платье, хурка – прялка и др.

Посредством такого рода объектов происходит заполнение или создание пространствен но-временных координат текстового мира. А значит, реалии следует рассматривать и как один из инструментов наррации текста.

В структуре текста заложен определённый алгоритм, обеспечивающий «доступность»

текстового мира / его реалий интерпретатору. Возможность восприятия и интерпретации объектов текстового пространства обеспечивается «характером» реалий, то есть способом их соотнесения с внетекстовым миром, степенью детализации и др. Модель семиотического анализа системы реалий должна включать в себя:

1. Определение собственно языковых способов актуализации реалий (здесь рассматривают ся характер семиотического отображения, логико-семантический способ актуализации, степень грамматической определённости) и степени их наблюдаемости («эмпирической доступности») для интерпретатора.

2. Определение текстовых способов актуализации реалий (семиотика пространственно временного континуума). Здесь устанавливается характер локализации реалий относи тельно точек текстового времени / пространства, относительно автора / рассказчика и ин терпретатора, степень участия реалии в сюжете.

3. Описание системно-структурных отношений между реалиями текстового мира.

Можно предположить, что данная модель анализа позволит объяснить характер фольк лорной (анонимной) картины мира.

В настоящей статье в качестве приоритетной задачи будет представлено описание спосо бов актуализации реалий в тексте ВС. Для анализа системы текстовых реалий используется, помимо собственно семиотического, и метод логико-семантического описания. При этом анализ текстовых реалий, связанный с решением вопросов об отношении языка к вещам и фактам мира, оказывается включённым в контекст философской теории истинности и «рас ширенной» теории референции.

Материалом исследования послужили тексты волшебных сказок на македонском (30 тек стов) и болгарском (30 текстов) языках. Поскольку в южнославянской волшебной сказке (да лее – ЮВС) представлен достаточно стабильный список реалий, это позволяет нам формали зовать особенности её текстовой картины.

Обратимся к описанию способов актуализации реалий в ВС. Актуализируя предмет, мы выявляем его свойства, делаем предмет «наблюдаемым». Текстовая актуализация реалий осуществляется одновременно на различных уровнях – на собственно языковом уровне и на уровне наррации.

Языковые способы актуализации могут рассматриваться в двух аспектах. Первый включа ет в себя грамматический способ актуализации реалий, что предполагает анализ системы показателей определённости / неопределённости, временного / пространственного дейксиса и т.д. На материале южнославянских языков данный анализ проводился в работах Н. В. Бо ронниковой, К. Илиевой, Л. Миновой-Гюрковой, Ж. Молховой, П. Осеновой, М. А. Повар ницыной, Ст. Стоянова, З. Тополиньской, Р. П. Усиковой и др.

Второй аспект языковой актуализации связан с семиотическим способом отношения зна ка (реалии) к объекту внетекстового мира. Для выявления характера семиотического отобра жения внетекстовой реальности в структуре ВС (по индексальному, иконическому или сим волическому типам) привлекаются результаты логико-семантического описания текстовых реалий. До настоящего времени такой анализ на материале южнославянских текстов не про водился.

С логико-семантической точки зрения языковая актуализация совершается в процессе «перевода» элементов онтологической реальности в пространство языка и далее – текста.

Основными операциями здесь выступают:

номинация реалии;

представление характеристик реалии через операцию приписывания к её имени предика та, или знака для обозначения свойств-отношений;

номинация реалии посредством дескрипции как воспроизводимой предикатной группы.

Посредством данных операций происходит, во-первых, реализация основных функций языка – номинации, предикации и локации [Степанов, 1975, с. 249]. Во-вторых, данные опе рации раскрывают семантический, синтаксический и прагматический аспекты семиозиса (Ч.

У. Моррис).

Представим последовательный анализ логико-семантических способов актуализации реа лий в ЮВС.

Посредством номинации реалия в виде имени вводится «в общее поле зрения говоряще го и адресата» [Кобозева, 2007, с. 91]:

мак. яз. : маса – стол, пиле – цыплёнок, коса – волосы и т.д.;

болг. яз. : сърце – сердце, тояга – палка, око – глаз и т.д.

Однако само по себе имя выступает лишь как «ярлык» некоторого объекта. Получив имя, реалия остается ещё недоступной для интерпретации. Поэтому в тексте имя неизбежно должно быть связано с предикатом, то есть со знаком, эксплицирующим свойства отдельной реалии и отношения между реалиями.

Операция приписывания предикатного знака к имени реалии делает её визуализируемой, доступной для восприятия. Цель описания предикатных знаков – определение способов «оживления» реалии и введения её в нарративную структуру. Можно говорить о том, что по средством операции предицирования создаётся само текстовое высказывание. Мир расчле няется на отдельные предметные составляющие, которым даются имена. Как в мире объекты связываются в пространственное целое на основании отношений между ними, так и в тексте имена соединяются посредством предикатных знаков. Таким образом, предикатные знаки становятся «ядром» нарративной структуры ВС.

Представим общую систему предикатных знаков в текстах ЮВС. Основанием для её соз дания послужили классификации, разработанные Ю. Д. Апресяном, Н. Д. Арутюновой, Л. М.

Васильевым, В. Г. Гаком, Т. А. Кадоло, И. И. Ревзиным, И. Г. Рузиным и др. При выделении типов предикатов в качестве приоритетных рассматривались функция и семантика предика тов, предопределяющие эмпирический способ восприятия реалий.

С функциональной точки зрения предикаты могут описываться как внутренние (знаки для характеризации объекта) и внешние (знаки, отображающие отношения между объектами) [Фреге, 2000].

Основная функция внутренних предикатов – приписать реалии качество, обозначить её постоянное свойство, поэтому все внутренние предикаты функционируют как «характеризи рующие». В нарративной структуре именно они выделяют реалию среди других реалий и тем самым позволяют интерпретатору воспринимать её «эмпирически». Поскольку этот вид пре дикатных знаков направлен на «выражение …отличительных черт», постольку с их помо щью задаётся «код узнавания» [Эко, 1998, с. 29]. Внутренние предикатные знаки характери зуют, прежде всего, онтологическое свойство объекта:

мак. яз. : вистинскиот / лажниот цар – настоящий / ложный царь 1;

волшебна планина – волшебная гора и т.д.;

болг. яз. : голяма тояга – большая палка, могъщ лъв – могучий лев, баба била лакома – старуха была жадной и т.д.

Эти характеристики реалий значимы для онтологии («возможного мира») ВС, для разви тия её сюжета. Так, могущество льва контрастирует с незначительным размером, но небыва лой храбростью мышки;

«ложный» царь, незаконно захвативший престол, противопоставля ется истинному царю (такое противопоставление сюжетно отмечено торжеством справедли вости) и т.д.

С семиотической точки зрения внутренние предикаты (как отдельные знаки) играют роль индексального указания на свойство вещи, поскольку «индексы обозначают характерологи ческие признаки персонажей, информацию об их отличительных чертах» [Барт, 2008, с. 366].

Но если в качестве знака рассматривать саму реалию (объект текстового мира с системой своих характеристик), то операция приписывания к имени реалии характеризующего преди Здесь и далее перевод наш. – М. П.

ката будет интерпретироваться уже как индексально-иконический способ отображения объ екта.

Из трёх существующих видов иконических знаков (икона-изображение, икона-метафора, представляющая авторское изображение, и икона-схема, предполагающая структурное изо бражение объекта) текстовая картина мира ВС выбирает иконы-изображения, функциони рующие как иконы-схемы:

мак. яз. : зелена гора – зелёный лес, широка река – широкая река и т.д.;

болг. яз. :

гладен вълк – голодный волк, дъщери са млади, хубави и строjни – молодые, кра сивые и стройные дочки и т.д.

Постоянное воспроизведение икон-изображений становится своего рода схемой, прогно зирующей читательское восприятие.

В группе предикатов как знаков характеризации многочисленны предикаты, указывающие на возможность зрительного и осязательного восприятия предмета. Этими предикатами обо значаются физические характеристики объекта (цвет, свет, масса, размер и т.д.).

Таким образом, внутренние предикаты направлены на отображение «внешнего» мира. Од нако среди этих предикатов можно выделить подгруппу, в которой, напротив, наблюдается стремление к описанию «внутреннего» мира персонажа. Сюда относятся немногочисленные для ЮВС предикаты, выражающие эмоциональное состояние:

мак. яз. : царот се налутил – царь рассердился;

магарето се исплашило – осёл испугался;

болг. яз. : мишката се уплашила – испугалась мышка, овчарят зарада вал се – обрадовался пастух и др.

К группе предикатов, направленных на отображение «внутреннего мира» персонажа, от носятся и предикаты, выражающие оценку:

мак. яз. : му бендисува – ему нравится;

царот многу jа сакаше ќерката си – царь очень любил свою дочку.

Следующий тип внутренних предикатов – предикаты, эксплицирующие физическое со стояние:

мак. яз. : маjка му била уморена – его мама устала;

наjмалиот брат се разболел – младший брат заболел и др.;

болг. яз. : лисицата я домързяло – разленилась лиса;

мъчило се мечето от жажда – медвежонок мучился от жажды и др.

Подчеркнём, что в текстах ВС количество внутренних предикатов относительно мало. Это объясняется тем, что в сказках акцент делается на отображении внешней по отношению к че ловеку действительности. Герои ВС нацелены, прежде всего, на освоение «внешего» мира, поэтому здесь так незначительно описание эмоциональной сферы персонажей. ВС отобража ет динамичную ситуацию, в отличие, например, от пословицы или предания.

Носителем динамического начала в ВС являются внешние предикаты. Их основная функ ция – обозначение отношений между реалиями в нарративной структуре. В ВС они задают ситуативную область, формируют её сюжет. Именно внешние предикаты актуализируют реалию как активный или пассивный объект сюжета, делая их, соответственно, частью сю жетного рисунка или фона. Среди этих предикатов в ВС преобладают предикаты для обозна чения физической деятельности (термин Ю. Д. Апресяна):

мак. яз. : маjка му ги дала [коњот и сабjа] – дала ему мама [коня и саблю], баба та го фрлила [млекото в море] – старуха вылила [это молоко в море];

болг. яз. :

бабата подръпнала опашката – старуха дёрнула [волка] за хвост, лъвът скъсал въжето – лев разорвал верёвку и др.

В отдельную подгруппу в ВС выделяются предикаты движения. В фольклорных текстах они являются «сюжетообразующими». Отметим, что состав грамматико-семантических классов глаголов (одной из форм представления предикатов данной группы) отличается раз нообразием: здесь встречаются фазовые глаголы, глаголы, показывающие направленность движения и степень его интенсивности, а также идиоматичные выражения, характерные для фольклорных текстов:

мак. яз. : детето одело што одело, стигнало до планината и веднаш влегло внат ре, се качило на jаболкницата, ги скинало jаболката и слегло – шёл себе мальчик и шёл и дошёл он до горы, сразу же залез в неё, взобрался на яблоню, скинул яб локи и слез;

болг. яз. : като скочили всички, че като погнали заека, а той… тичал и едвай се спасил – как прыгнули все, как погнались за зайцем, а он… бежал, едва спасся.

Такое разнообразие семантико-грамматических форм предикатов передвижения свиде тельствует о том, что пространственные координаты в ВС предельно визуализированы, так как показаны различные направления движения героя.

К предикатам движения примыкают и трансформационные предикаты. Смена онтологи ческого статуса объекта отображения (то есть превращение) есть одно из условий, позво ляющих выделять ВС среди других сказок:

мак. яз. : детето го познало дека бил ѓаволот и се преправило во заjак, тогаш чо векот (ѓаволот) се престорил во куче…;

заjакот се претворил во гулаб, а ѓаволот пак во сокол – мальчик понял, что это был чёрт и превратился в зайца, тогда чело век (то есть чёрт) превратился в собаку, заяц же обернулся голубем, а чёрт стал соколом.

Благодаря обозначению различного рода трансформаций, или переходов реалии из одного состояния в другое, сказка и становится собственно волшебной.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.