авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«ЯЗЫК. КУЛЬТУРА. КОММУНИКАЦИЯ УДК 342.228 (076.5) ББК 81.0 Е.Ф.Серебренникова РОМАНИЯ И ...»

-- [ Страница 6 ] --

Unfathomable Ocean, into the very teeth of that supernatural sea, the most appalling hell of wa ter which can enter into the mind of man to imagine, watery hell, where the air grew stagnant, and no sound disturbed the slumbers of the Kraken.

Все вышеприведенные коллокации, среди которых не трудно отметить высокий удельный вес лексики, принадлежащей к семантическому полю Supernatural – Сверхъестественное, с одной стороны, и значительное количество прилагательных с ярко выраженной негативной Из «Geographia Nubiensis», латинского перевода труда марокканского ученого-географа, на работы которого неоднократно ссылается Э. По в своих новеллах.

К. Г. Юнг объясняет, что непременным условием восхождения к совершенству является погружение в темные глубины подземных вод;

страх перед ними есть страх перед самопознанием.

окраской (appalling, stagnant), предположительно позволяют судить о неприкрытом субли минальном страхе перед иррациональными 1 глубинами Бессознательного, необъятного, как Океан.

Соответственно, обратная зависимость в рамках циклических толкований проявляется в том, что лингвистические манифестации концепта DREAM позволяют нам предположить, что пребывание в воде, морской пучине часто постигается автором (предположительно, не всегда осознанно) как погружение в самое сердце кошмарного переживания, своего рода «Низвержение в Мальстрем» («A Descent into Maelstrm», что не случайно, – название одно го из рассказов Э. По).

Очередная интертекстуальная инклюзия — аллюзия на мифологическое существо, гипо тетическое морское чудовище, именуемое Кракеном, пользовавшееся исключительно дурной славой у моряков с давних пор по XIX век включительно и чье место обитания, предположи тельно, находилось у холодных берегов Норвегии, придает дополнительные отрицательные коннотации данной индивидуально-авторской метафорической модели;

концептуализация Океана как обители Кракена, где ни единый звук не тревожит сна его владельца, где царит вечный мрак и тьма, способствует созданию дополнительных индивидуально-авторских концептуальных признаков концепта DREAM, таких, как Eternal, Cold, Soundless, Abysmal, которые возникают по ассоциации с вечным и леденящим человеческую душу сном монстра Кракена.

Существует интереснейшая теория, выдвинутая известным русским философом С. Л.

Франком, согласно которой «Континенты, твердая почва – это есть “действительность”;

оке ан же, со всех сторон объемлющий земной шар, это — “сны”, явления “субъективного по рядка”, которые, однако, есть, принадлежат к реальности, хотя и не входят в состав действи тельности» [Франк, 1990] (цит. по: Чернейко, 1997, с. 23]). Осмысление Океана как явления субъективного порядка чрезвычайно существенно, поскольку позволяет по аналогии про длить цепочку рассуждений и прийти к осознанию того, что психическая реальность есть ре альность не менее весомая, нежели физическая и материальная.

Подводя итоги, отметим, что когнитивная поэтика, которую можно рассматривать, поми мо всего прочего, как методологию моделирования индивидуально-авторской концептосфе ры, обладает впечатляющей объяснительной силой. Применение исследовательских принци пов данной дисциплины, в частности постулата о метафоричности мышления, помогает бук вально «высветить» концептуальную структуру художественного текста.

В свою очередь, исследование ментальных конструктов, осуществляемое в рамках совре менных когнитивных дисциплин, повсеместно демонстрирует огромную роль Личности в Истории, точнее, насколько существенна роль Гения в формировании концептуальных сис тем наций. Применительно к данному исследованию стоит заметить, что Э. А. По не просто «давно и прочно вошел в американское общественное сознание, но и по настоящий момент является чрезвычайно популярной фигурой, своего рода иконой» [Blackmur, 1960, с. 380] (перевод наш – Е.М.). Некоторые исследователи берутся утверждать даже, что сама совре менная западная культура несет на себе отпечаток личности американского романтика, всей своей структурой неизбывно напоминая об Эдгаре Аллане По, великом создателе сновидче ской реальности, являя собой сюрреальное смешение поэзии, чувства, символизма, экзистен циализма и «Башни из Слоновой Кости».

Библиографический список 1. Арлаускайте, Н. Проект когнитивной поэтики: дисциплинарные границы [Электронный ресурс] / Н. Ар лаускайте // LITERATRA. – 2004. – 46(2). – Режим доступа :

http://www.leidykla.vu.It/netleid/literatura/46(2)/straipsnia/str13.pdf.

2. Воробьева, О. П. Художественная семантика: когнитивный сценарий [Текст] / О. П. Воробьева // С любо вью к языку: сб. науч. трудов. – М.;

Воронеж : ИЯ РАН : Воронежский госуниверситет, 2002. – С. 379–384.

Соположение лексем hell of water и mind, imagine нам представляется отнюдь не случайным.

3. Кубрякова, Е. С. Краткий словарь когнитивных терминов [Текст] / Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков, Ю. Г.

Панкрац, Л. Г. Лузина;

под общ. ред. Е. С. Кубряковой. – М. : МГУ, 1996.

4. Лакофф, Дж. Метафоры, которыми мы живем [Текст] / Дж. Лакофф, М. Джонсон. – Изд. 2-е. – М. : Изда тельство ЛКИ, 2008.

Словарь философских терминов [Текст] / под ред. В. Г. Кузнецова. – М. : Инфра-М, 2005.

5.

6. Тарасова, И. А. Поэтический идиостиль в когнитивном аспекте (на материале поэзии Г. Иванова и И. Ан ненского) [Текст] : дис. …д-ра филол. наук / И. А. Тарасова. – Саратов, 2004.

7. Чернейко, Л. О. Лингво-философский анализ абстрактного имени / Л. О. Чернейко. – М., 1997.

8. Юнг, К.Г. Символы трансформации [Текст] / К.Г. Юнг: пер. и вступ. ст. В. Зеленского. – М. : Пента График, 2000.

9. Словарь философских терминов [Текст] /ред.В.Г. Кузнецов. – М. : Инфра-М, 2005.

10. American Poetry and Prose [Text] / Edited by Norman Foerster;

Fourth Edition: Part One. – Boston : The Riverside Press Cambridge, 1957.

11. Blackmur, R. P. Afterword [Text] / R. P. Blackmur // Poe, E. A. The Fall of the House of Usher and other Tales:

with an afterword by R. P. Blackmur. – New York : New American Library, 1960.

12. Century Dictionary / Cyclopedia and Atlas: An Encyclopedic Lexicon of the English Language [Text] / Prepared under the superintendence of W. D. Whitney, Ph. D., Ll. D: In Eight volumes;

Volume II. – New York : the Times London Century Co., 1899. – p. 13. Cognitive Semiotics, Issue 2 (Spring 2008) [Электронный ресурс]. – Режим доступа : Available at http://www.cognitivesemiotics.com [Accessed: 12.06.2008].

14. Encyclopaedia Britannica: A Dictionary of Arts, Sciences, and General Literature [Text] / Ninth Edition;

Volume VII. – Edinburgh : Adam and Charles Black.

15. Jung, C. G. Modern Man in Search of a Soul / C. G. Jung: Translated by W. S. Dell and Cary F. Baines. – San Diego : HBJ Book Harcourt Brace Jovanovich, Publishers, 1933.

16. Oxford Concise Dictionary of Linguistics [Text] / Edited by P. H. Matthews: Second Edition. – Oxford : Oxford University Press, 2007.

17. Stockwell, P. Cognitive Poetics: An Introduction [Text] / P. Stockwell. – London : Routledge, 2002.

18. Webster, N. An American Dictionary of the English Language [Электронный ресурс] / N. Webster. – Режим дос тупа. – Available at http://machaut.uchicago.edu/websters [Accessed: 15.07.2009].

19. Webster, N. An American Dictionary of the English Language / N. Webster: Rev. and enlarged by Ch. A. Good rich. – Springfield;

Mass. : G & C. Merriam, 1847.

Список источников примеров 1. Poe, E. A. Complete Stories of Edgar Allan Poe [Text] / E.A. Poe. – Garden City;

New York: Doubleday & Com pany, 1966.

2. Poe, E. A. The Philosophy of Composition [Text] / E. A. Poe // American Life in Literature: ed. by J. B. Hubbell. – New York and London : Harper and Brothers Publishers, 1936.

УДК 802.0- ББК 81.2 Англ. 2- И.А. Матросова ПЕРЕНОСНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ГЛАГОЛОВ MELT И COOK В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ: ПАДЕЖНО-РОЛЕВОЙ АНАЛИЗ Настоящая работа посвящена изучению переносных значений глаголов melt и cook в рам ках падежно-ролевого анализа.

Цель статьи – выявить закономерности метафорического использования анализируемых глаголов, а также на основе фрактального подхода рассмотреть особенности метонимии с глаголом melt.

Ключевые слова: падежная грамматика;

падежная роль;

семантическая структура;

синтаксическая структура;

метафора;

метонимия I.А. Matrosova FIGURATIVE MEANINGS OF THE VERBS MELT AND COOK IN THE CONTEMPORARY ENGLISH LANGUAGE: CASE-ROLE ANALYSIS This paper deals with the study of the figurative meanings of the verbs «melt» and «cook» in the framework of case-role analysis.

The aim of the article is to reveal the patterns of metaphorical use of the verbs under analysis, and also with the help of the theory of «discrete fractal paradigm» to examine the peculiarities of the metonymy with the verb «melt».

Key words: case grammar;

case role;

semantic structure;

syntactic structure;

metaphor;

meton ymy Настоящая работа посвящена изучению переносных значений глаголов melt и cook в рам ках падежно-ролевого анализа, который способствует более подробному исследованию дан ных значений за счет анализа глубинной структуры предложений.

Цель статьи – выявить закономерности метафорического использования анализируемых глаголов, а также на основе фрактального подхода рассмотреть особенности метонимиче ских значений глагола melt 1.

На основе анализа словарных дефиниций в структуре глагола melt можно выделить пере носные значения:

1) to (cause to) become gentle, sympathetic (LDCE, 681;

WTNIDE, 1408;

ACD, 759;

OALDCE, 25);

2) to fail or faint (heart, soul from fear, grief) (ACD, 759;

WTNIDE, 1408);

3) to gradually disappear (LDCE, 681;

WTNIDE, 1408;

ACD, 759;

OALDCE, 25);

4) (of a colour, sound, or sensation) to become lost in another by moving gently (LDCE, 681;

WTNIDE, 1408;

ACD, 759).

Проанализированные нами примеры с данным глаголом в переносных значениях можно представить в рамках двух референциальных сфер:

1. Эмоциональное состояние человека.

2. Расположение объектов в пространстве и времени.

В рамках первой группы представлены примеры с глаголом melt в значениях to (cause to) become gentle, sympathetic;

to fail or faint (heart, soul from fear, grief);

(of sensation) to become lost in another by moving gently;

to disappear, которые описывают изменение эмоционального состояния человека.

В значении to disappear анализируемый глагол описывает исчезновение чувств или эмо ций, соответствующие им существительные функционируют в роли – Factitive 2. Например:

Her fear had melted (Koontz 1).

Семантическая структура пропозиции может быть записана как [FEAR] (-FACT) [MELT] [NULL] 3. Модель синтаксической структуры – NV. Один из аргументов не эксплицируется, но подразумевается, что страх проходит под воздействием каких-либо факторов.

В значении to (cause to) become gentle, sympathetic анализируемый глагол выражает изме нение в эмоциональном состоянии человека. Это положительные эмоции и чувства, такие, Прямые значения рассматриваемых глаголов были проанализированы нами ранее [Матросова, 2009].

Мы используем разработанную нами классификацию падежных ролей, которая включает Agent (A), Patient (P), Instrument (I), Force (F), Experiencer (E), Theme (T), Neutral (N), Role (R), Location (L), Source (S), Goal (G), +/- Benefactive (B), +/ Factitive (+/-FACT), +/- Possessor (+/-POS), Path (PATH), Range (RANGE) [Матросова, 2009].

Единицей анализа является пропозиция, для моделирования которой в настоящем исследовании используется принцип записи, предложенный Дж. Сова в работе «Conceptual Structures» [Sowa, 1984]. Предикат и аргументы записываются в квадратных скобках, отношения между ними (падежные роли) в круглых скобках. Стрелки показывают направление этих отношений: от предиката как центрального элемента. Скрытые и кореферентные роли не отображаются в концепции Дж.

Сова, однако они важны для представления аргументно-предикатной структуры пропозиции. У. Кук [Cook, 1998] предла гает записывать скрытые роли как [NULL], а кореферентные роли, например Instrument и Location, как [I=L].

как любовь, нежность, радость, умиление, восторг. Влияние на человека негативных эмоций, таких, как страх, горе, описывается глаголом melt в значении to fail or faint (heart, soul from fear, grief).

Tears came to the soft eyes of the slave girl. «It is because I love you, my princess», she said softly. Tara of Helium melted (Burroughs 1).

В представленном примере глагол melt сочетается с именем собственным в функции Ex periencer, так как имя собственное обозначает лицо, испытывающее позитивные эмоции, умиление. Семантическая структура пропозиции [TARA OF HELIUM] (E) [MELT] [NULL] соотносится с синтаксической структурой, которая может быть записана как NV.

Одна из ролей, как и в вышепредставленном примере, имплицитна.

Изменение в эмоциональном состоянии может происходить в результате намеренного воздействия какого-либо человека: его слов, интонации, поведения и т.п. В данном случае мы имеем дело с ролью Instrument:

My answer melted Limping Lucy (Collins 2).

Каузативно-акциональный предикат используется в сочетании с аргументами Instrument и Experiencer в синтаксической структуре, представленной моделью NVN. Местоимение my указывает на наличие одушевленного каузатора действия. Семантическая модель пропози ции somebody melted Lucy with answer – [NULL] (A) [LIMPING LUCY] (E) [MELT] (I) [WITH [ANSWER].

Проявление кем-либо эмоций предполагает спонтанное и неконтролируемое воздействие на другого человека, поэтому существительным, обозначающим эмоции, мы приписываем роль Force. Под влиянием положительных эмоций окружающих человек приходит в томное, умиленное состояние. Отрицательные эмоции, такие, как грусть, горе, «слезы», вызывают сочувствие, сострадание.

«Upon my word, the kindness of people perfectly melts me» (Dickens 2).

[KINDNESS] (F) [MELT] (E) [ME], NVN.

В некоторых примерах эмоциональное состояние описывается через изменение не в самом человеке, а в его органах, таких, как сердце. Например:

Her proud heart melted;

her eyes filled with burning tears (Collins 1).

Синтаксическая модель NV раскрывает семантическую структуру, которая может быть записана как: [HEART] (E) [MELT] [NULL]. Данная модель представлена процессу альным предикатом и аргументом в функции Experiencer, одна из ролей – скрытая.

Существительные face и eyes в сочетании с глаголом melt выражают внешнее проявление эмоций человека:

Her eyes melted;

she relaxed magnificently and swayed toward Merriam so suddenly that he had to jump to catch her (O. Henry).

[EYES] (E) [MELT] [NULL], NV.

От приятных слов героиня почувствовала прилив эмоций, и выражение ее глаз измени лось.

Рассмотрим пример с существительным face:

«I asked... you to stop», she repeated, and seemed to have trouble breathing. Pain melted her face (Brin).

[PAIN] (F) [MELT] (E) [FACE], NVN.

Если в предложении описывается переход одного состояния человека в другое, то мы имеем дело со значением (of sensation) to become lost in another by moving gently и с сочетани ем ролей Source и +Factitive:

The girl's cocky cheerfulness melted into melancholy (Koontz 2).

Модель семантической структуры пропозиции – [CHEERFULNESS] (S) [MELT] (+FACT) [INTO [MELANCHOLY]]. Синтаксическая структура может быть представлена моделью NVprepN.

Глагол melt с именами собственными или личными местоимениями в роли Experiencer употребляется метафорически. Метафора «somebody melted» относится ко всей личности и предполагает более общее описание состояния человека, то есть значение глагола melt в дан ном случае не дифференцированно.

Существительные eyes, face, heart, soul с анализируемым глаголом употребляются мето нимически. При использовании метонимии значение становится более дифференцирован ным, делается акцент на определенных оттенках значений анализируемого глагола.

В сочетании с существительным heart глагол melt обозначает изменение в состоянии че ловека, которое описывает глубокие переживания не на эмоциональном уровне, а на уровне чувств.

С существительным soul представленный глагол выражает глубокое изменение эмоцио нального состояния. Душа является источником возникновения эмоций, которые приводят к изменению чувств в сердце. А сердце – проводник между душой и внешним проявлением чувств и эмоций в глазах, в выражении лица. То есть с существительными eyes и face глагол melt описывает внешнее проявление чувств и эмоций. Глаза являются отражением истинного душевного состояния человека в данный момент, в отличие от лица, выражение которого че ловек может контролировать.

Поскольку метонимические значения предполагают перенос свойства части на целое и наоборот, на наш взгляд, именно в метонимии в явном виде проявляется свойство фракталь ности переносных значений, признаком которого, по мнению С.А. Хахаловой, является его структура, состоящая из частей, которые в каком-то смысле подобны целому [Хахалова, 2008, с. 97].

Мы используем фрактальную концепцию С.А. Хахаловой для более глубокого изучения метонимии с глаголом melt. Сферой источника метонимии является концепт ЧЕЛОВЕК. Он представлен двумя фракталами: 1 – Лицо/глаза/сердце/душа, 2 – эмоциональное состояние человека.

Таблица Метонимия с глаголом melt: фрактальный подход Метонимия Фрактал 1 Слоты фрактала 1 Фрактал 2 Слоты фрак тала Face melted лицо Внешнее изменение выра- Эмоциональное Умиленное, жения лица, смягчение состояние че- томное со черт лица ловека стояние, восторг, Eyes melted глаза Изменение выражения глаз радость, со внешнее, связанное с внут страдание ренними изменениями со стояния.

Глаза – как орудие чувст венного зрения Heart melted сердце Внутреннее изменение со стояния на уровне чувств Soul melted душа Изменение состояния на глубоком, психическом уровне Схематически структуру метонимии с глаголом melt можно представить как:

Face (внешнее) Eyes (внешне внутреннее) somebody melted Heart (внутреннее) Soul (глубокое) Интенсивность метонимии увеличивается от периферии к центру.

Проанализируем примеры с глаголом melt в рамках сферы «изменение расположения объ ектов в пространстве и времени». Для данной сферы типично употребление анализируемого глагола в значениях to disappear и (of a colour, sound) to become lost in another by moving gen tly.

К подгруппе «изменение расположения объектов во времени» относятся примеры с глаго лом melt в значении to become lost in another by moving gently, описывающие переход одного временного отрезка в другой:

Seconds marched quickly past, melted into minutes (King).

Семантическая структура пропозиции с процессуальным предикатом и аргументами Source и +Factitive [SECONDS] (S) [MELT] (+FACT) [INTO [MINUTRES]]. Син таксическая модель – NVprepN.

Подгруппа «изменение расположения объектов в пространстве» представлена значениями to disappear и to become lost in another by moving gently. Рассмотрим примеры с глаголом melt в значении to become lost in another by moving gently.

Изменять расположение в пространстве могут одушевленные существа и неодушевленные объекты, которые используются в качестве роли Theme:

The watcher turned and melted into the forest at his back (Burroughs 2).

Семантическая структура включает процессуальный предикат в сочетании с аргументами в функции Theme и Goal [WATCHER] (THEME) [MELT] (G) [INTO [FOREST]].

Синтаксическая модель пропозиции – NVprepN.

В значении to disappear анализируемый глагол может употребляться во фразе melt away и обозначать исчезновение объектов в пространстве. Это могут быть как одушевленные суще ства, так и неодушевленные объекты:

Before this rumour, the crowd gradually melted away (Dickens 1).

[CROWD] (THEME) [MELT], NV.

Таким образом, глагол melt в переносных значениях употребляется в рамках 2 референци альных сфер: эмоциональное состояние человека и расположение объектов в пространстве и времени. Для первой сферы свойственны обязательные роли – Factitive, Experiencer, Instru ment, Force, Agent, для второй сферы – Source, Goal, Theme. Анализируемый глагол исполь зуется в синтаксических структурах NV, NVN, NVprepN.

Изучим семантико-синтаксические особенности глагола cook. На основе анализа словар ных дефиниций в структуре глагола cook можно выделить следующие переносные значения:

1) concoct, invent (LDCE, 226;

WTNIDE, 500;

ACD, 266;

OALDCE, 188);

2) tamper with, prepare fraudulently, falsify (LDCE, 226;

WTNIDE, 500;

ACD, 266;

OALDCE, 188).

Проанализированные примеры с данным глаголом в представленных значениях можно отнести к референциальной сфере «создание и изменение артефактов человеческой деятель ности».

В значении concoct, invent анализируемый глагол употребляется во фразе cook up. Напри мер: So you cooked up the Lillie Marlene affair to get the heat off your operation (Cussler).

Акциональный предикат в сочетании с ролями Agent и +Factitive реализуется в семантиче ской структуре, которая может быть представлена моделью [YOU] (A) [COOK] (FACT+) [AFFAIR]. Синтаксическая модель – NVN.

Рассмотрим пример с глаголом cook в значении tamper with, prepare fraudulently, falsify:

It appears that he had juggled with accounts, cooked balance sheets (Conrad).

Модель семантической структуры пропозиции [HE] (A) [COOK] (FACT+) [SHEETS]. Синтаксическая структура может быть представлена моделью NVN.

На основе анализа примеров с глаголом cook в семантической структуре данного глагола нами были выделены следующие переносные значения, не зафиксированные в лексикогра фических источниках (LDCE;

WTNIDE;

ACD;

OALDCE):

1. to perspire The pooled heat of August cooked a thin perspiration from her (Koontz 2).

Модель семантической структуры пропозиции [HEAT] (F) [COOK] (FACT+) [PERSPIRATION] (S) [FROM [HER] отражает синтаксическую модель NVNprepN.

2. to be well prepared for something First Gaoler Hanging is the word, sir: if you be ready for that, you are well cooked (Shake speare).

В данном примере местоимение you функционирует в качестве аргумента Experiencer в семантической структуре пропозиции [YOU] (E) [BE COOKED], которая представляет синтаксическую модель NVN.

3. to inflict, to arouse Cerizet received him in the horrible kitchen where miseries and sorrows were chopped and cooked, as we have seen already (Balzac).

В данном предложении глагол cook употребляется как акциональный предикат в сочета нии с аргументами + Factitive, которые выражены отвлеченными существительными miseries and sorrows. Семантическая структура пропозиции «smb/smth cooked miseries and sorrows»

может быть представлена моделью [NULL] (A) [COOK] (N) [MISERIES AND SORROWS]. Синтаксическая модель пропозиции – NVN.

Таким образом, на основе анализа примеров с глаголом cook в его семантической структу ре нами были выявлены следующие, не зафиксированные в лексикографических источниках, значения: to perspire;

to be well prepared for something;

to inflict, to arouse, которые можно от нести к сфере «жизнедеятельность человека».

Сопоставим структурно-семантические особенности глаголов melt и cook в переносных значениях. Данные глаголы не имеют схожих черт, помимо синтаксических структур, в ко торых они употребляются: NV, NVprepN. Таким образом, наиболее явно при метафориче ском переосмыслении проявляются различия между анализируемыми глаголами.

Рассмотрим отличия между глаголами melt и cook в переносных значениях:

1. Для глагола melt в переносных значениях типичен семантический компонент «исчезнове ние одушевленных и неодушевленных объектов», который не характерен для глагола cook. Это объясняет тот факт, что роль – Factitive является обязательной для глагола melt и факультативной для глагола cook.

2. Для глагола cook типичен семантический компонент «создание объектов», который не свойственен глаголу melt в переносных значениях, поэтому роль +Factitive является обя зательной для глагола cook и факультативной для глагола melt.

3. Роль Experiencer является обязательной для глагола melt, так как она представляет чело века, подвергающегося воздействию в рамках сферы «изменение эмоционального со стояния человека», что не характерно для глагола cook, так как он, за редким исключени ем, описывает изменение неодушевленных объектов.

4. Для глагола melt в переносных значениях свойственна роль Goal, которая не употребля ется с глаголом cook, так как глагол melt является каузативным глаголом и предполагает описание конкретного результата, в то время как глагол cook – акциональный и, точно указывая на действие, может не указывать результат.

5. В качестве обязательных ролей с глаголом melt в переносных значениях употребляются падежные роли – Factitive, Experiencer, Instrument, Force, Agent, Source, Goal, Theme, в то время как с глаголом cook – Agent/Force&+ Factitive.

Анализ метафорических значений глаголов melt и cook позволяет сделать выводы относи тельно закономерностей употребления каузативных и агентивных глаголов в переносных значениях.

1. В некоторых случаях при метафорическом переосмыслении глагола могут создаваться предпосылки для появления в поверхностной структуре предложения падежной роли, не ха рактерной для глагола в его исходном значении, что приводит к изменению синтаксической валентности глагола. Это объясняется тем, что при метафоризации глаголы переносятся из сферы описания действий, производимых над материальными объектами, в сферу описания нематериальных сущностей, значение глагола становится более абстрактным. Обобщение семантики глагола в целом характерно для метафоризации, но в данном случае оно оказыва ется столь сильным, что глагол требует для передачи значения соответствующего предиката восполнения своей семантики за счет аргумента, который становится обязательным компо нентом структуры предложения с метафоризированным глаголом.

В объеме актуального лексического значения метафоры доминирующими становятся один или два признака, бывшие второстепенными у того же форматива слова в его первичном, прямом значении [Хахалова, 1998, с. 72]. Это отражается и на падежной рамке глагола, то есть те падежные роли, которые являются имплицитными и факультативными в исходном значении, эксплицируются в переносном. Например, с глаголом melt в переносных значениях роли Instrument и Agent гораздо чаще употребляются в поверхностной структуре предложе ния, в отличие от исходных значений, в которых данные роли в основном имплицитны. На ряду с представлением объекта, подвергающегося воздействию, глагол melt в переносных значениях описывает результат данного воздействия с помощью роли Goal, что не характер но для исходных значений представленного глагола.

Что касается глагола cook, то наблюдается усечение структуры: некоторые роли, такие, как Agent и Instrument, которые являются обязательными и эксплицитными в исходных зна чениях, в большинстве случаев имплицитны в переносных значениях данного глагола.

Таким образом, при метафорическом переосмыслении глаголов melt и cook создаются предпосылки для экскорпорации инкорпорированных в исходных значениях падежных ро лей в поверхностной структуре предложения, характеристики, которые являются второсте пенными в исходных значениях, выдвигаются на первый план в метафорических, приводя к изменению в падежной рамке глагола.

2. В нашей работе мы используем классификацию метафор, предложенную С.А. Хахало вой [Хахалова, 1998], так как она наиболее полно отражает различные аспекты изучения ме тафор. Согласно данной классификации глаголы melt и cook относятся по функциональной транспозиции к глагольно-именным, по типу переноса – к односторонним ономасиологиче ским, по стилистической значимости метафоры с глаголом melt являются узуальными, в то время как с глаголом cook они могут быть либо узуальными, либо окказиональными, так как данный глагол является источником новых значений, не зафиксированных в лексикографи ческих источниках.

3. Согласно Н. Д. Арутюновой [Арутюнова, 1979], чем более многопризнаковым, инфор мативно богатым и нерасчленённым является значение слова, тем легче оно метафоризиру ется. Как считает Л. М. Ковалева [Ковалева, 2008], в семантике каузативных глаголов значе ние самого действия не специфицировано, но указан конкретный возможный результат, в то время как в семантике агентивных глаголов наоборот – точно указывается действие, но ре зультат может быть неизвестен. Благодаря этой особенности глагол melt обладает большим разнообразием переносных значений, более легко метафоризируется и является источником метонимии, что не типично для глагола cook.

4. Для глагола melt свойственна более интенсивная степень метафоризации. Это объясня ется тем, что сопоставляемые в рамках метафоры объекты относятся с глаголом melt к раз ным сферам: Человек/Природа, с глаголом cook данные объекты относятся к одной сфере:

Человек.

Таким образом, для переносных значений глаголов melt и cook типичен разный набор па дежных ролей, что свидетельствует о наиболее явном проявлении отличий между каузатив ными и агентивными глаголами при метафорическом переосмыслении. Каузативные глаголы обладают большим разнообразием переносных значений, более легко метафоризируются, для них свойственна более интенсивная степень метафоризации.

Библиографический список 1. Арутюнова, Н. Д. Языковая метафора [Текст] / Н. Д. Арутюнова // Лингвистика и поэтика.– М. : Наука, 1979. – С. 159–195.

2. Ковалева, Л. М. Английская грамматика: предложение и слово [Текст] /Л.М. Ковалева. – Иркутск: ИГЛУ, 2008.

3. Матросова, И. А. Семантика глаголов melt и cook: падежно-ролевой анализ [Текст] / И. А. Матросова // Вестник ИГЛУ. – 2009. – № 2. – С. 105–110.

4. Хахалова, С. А. Метафора в аспекте языка, мышления и культуры [Текст] / С. А. Хахалова. – Иркутск:

ИГЛУ, 1998.

5. Хахалова, С. А. Возможности применения дискретной фрактальной парадигмы в исследованиях по метафо ре [Текст] / С. А. Хахалова // Вестник ИГЛУ. – 2008. – № 4. – С. 96–101.

6. Cook, W. A. Case grammar applied [Text] / W. A. Cook. – Arlington: A publication of the University of Texas, 1998.

7. Sowa, L. Conceptual structures: information processing in mind and machine [Text] / L. Sowa. – Reading, Mass:

Addison-Wesley, 1984.

Список источников примеров 1. OALDCE Advanced Learner’s Dictionary of Current English [Text] : В 3 т. Т.1 / A. S. Hornby, E. V. Gatenby, H.

Wakefield. – Ставрополь : СПИИП «Сенгилей», 1992.

2. Balzac, H. De. The Lesser Bourgeoisie [Электронный ресурс] / H. De Balzac. – 2001. – Режим доступа :

www.mavicanet.com/lite/rus/.

Brin, D. Infinity’s Shore [Электронный ресурс] / D. Brin. – 2001. – Режим доступа : www.triada-web.ru.

3.

4. Burroughs 1, E.R. The Chessmen of Mars [Электронный ресурс] / E.R. Burroughs. – 2001. – Режим доступа :

www.triada-web.ru.

5. Burroughs 2, E.R. The Mucker [Электронный ресурс] / E.R. Burroughs. – 2001. – Режим доступа : www.triada web.ru.

6. Collins 1, W. No Name [Электронный ресурс] / W. Collins. – 2001. – Режим доступа :

www.mavicanet.com/lite/rus/.

7. Collins 2, W. The Moonstone [Электронный ресурс] / W. Collins. – 2001. – Режим доступа :

www.mavicanet.com/lite/rus/.

8. Conrad, J. Chance [Электронный ресурс] / J. Conrad. – 2001. – Режим доступа : www.mavicanet.com/lite/rus/ 9. Cussler, C. Pacific Vortex [Электронный ресурс] / C. Cussler. – 2001. – Режим доступа : www.triada-web.ru.

10. Dickens 1, Ch. A Tale of Two Cities [Электронный ресурс] / Ch. Dickens. – 2001. – Режим доступа :

www.mavicanet.com/lite/rus/ 11. Dickens 2, Ch. Life and Adventures of Martin Chuzzlewit [Электронный ресурс] / Ch. Dickens. – 2001. – Режим доступа : www.mavicanet.com/lite/rus/ 12. Henry, O. Whirligigs [Электронный ресурс] / O. Henry. – 2001. – Режим доступа : www.mavicanet.com/lite/rus/ 13. King, S. The Talisman [Электронный ресурс] / S. King. – 2001. – Режим доступа : www.triada-web.ru.

14. Koontz 1, D. Cold Fire [Электронный ресурс] / D. Koontz. – 2001. – Режим доступа : www.triada-web.ru.

15. Koontz 2, D. One Door Away From Heaven [Электронный ресурс] / D. Koontz. – 2001. – Режим доступа :

www.triada-web.ru.

16. LDCE – Longman Dictionary of Contemporary English [Text]. – Harlow: Longman Group Ltd., 2000.

17. Shakespeare, W. Cymbeline [Электронный ресурс] / W. Shakespeare. – 2001. – Режим доступа :

www.mavicanet.com/lite/rus.

18. ACD – The American College Dictionary [Text] / C.L. Barnhart, J. Stein. – N.Y. : Random House, 1963.

19. WTNIDE – Webster’s Third New International Dictionary of the English language unabridged and seven language dictionary [Text]. In 3 vol. Vol. 1 / A Merriam-Webster. – Chicago : Encyclopdia Britannica, inc., 1993.

УДК 378.016= ББК 74. С.С. Пашковская ФОНЕТИЧЕСКИЕ И МУЗЫКАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ В ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩЕЙ МОДЕЛИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ПРОИЗНОШЕНИЮ Фонетические способности являются базовыми для успешного овладения иностран ным языком. Фонетические способности человека напрямую зависят от тренировки его психических функций (качеств высших познавательных процессов). Интонационная харак теристика речевого сообщения имеет много общего с музыкальным слухом. Развитие музы кальных способностей ведет к более тонкой звуковысотной, тембровой, ритмической диф ференцировке звуков.

Ключевые слова: фонетические способности;

музыкальные способности;

дифферен цирующая модель обучения произношению (ДМО).

S.S. Pashkovskaia LANGUAGE (PHONETIC) AND MUSICAL SKILLS IN THE DIFFERENTIATING MODEL OF TEACHING PRONUNCIATION Phonetic skills are basic for foreign language acquisition. Phonetic skills depend on training his mental functions (qualities of high cognitive processes). The intonation description of a spoken message has much in common with the ear for music. Development of musical skills leads to a thin ner pitch, timbre and rhythm differentiation of sounds.

Key words: Phonetic skills;

musical skills;

differentiating model of teaching pronunciation.

Не вызывает сомнений неодинаковость людей по способностям, что особенно отчетли во проявляется в существовании так называемых специальных способностей (математиче ских, музыкальных, спортивных, языковых, способностей к изобразительной деятельности и т.д.). Обучение произношению, по мнению Л.В.Щербы, можно уподобить обучению игре на музыкальном инструменте, пению, танцам: если в пении «ставят» голос, то в обучении про изношению «ставят» отдельные звуки.

Иностранный язык как предмет занимает промежуточное место между теоретическими и практическими дисциплинами (музыкой, рисованием, спортом), а следовательно, успеш ность усвоения иностранного языка напрямую зависит от языковых способностей учащихся.

В Лингвистическом энциклопедическом словаре сказано: «Языковая способность – многоуровневая иерархически организованная функциональная система, формирующаяся в психике носителя языка в процессе онтогенетического развития;

понятие, введенное А.А.Леонтьевым и восходящее к идее Л.В.Щербы о “психофизиологической речевой органи зации индивида” как “системе потенциальных языковых представлений”» [ЛЭС, 1999, с.

267].

Теория деятельности объясняет возникновение способностей, а теория личности – ме сто способностей в структуре личности. В соответствии с этим способности определяются как свойства (или совокупность свойств) личности, влияющие на эффективность деятельно сти.

Способности – это «индивидуально-психологические особенности, являющиеся субъ ективными условиями успешного осуществления определенного рода деятельности» [Пси хологический словарь, 1983, с. 353].

К определению иноязычных способностей подходят с трех сторон:

с позиции выявления способностей к различным аспектам языка и речевым умени ям, речевым процессам рецепции и продукции;

c позиции определения особенности психических процессов – восприятия, памяти, мышления, являющихся ядром структуры способностей применительно к усвоению материала;

c точки зрения определения влияния индивидуально – психологических, характеро логических, личностных особенностей человека (воли, эмоций, типа темперамента, экстраверсии /интроверсии и т.д.).

По данным современной науки, к важнейшим базовым компонентам интеллекта относят ся: объем памяти, особенно объем кратковременной памяти;

скорость восприятия человече ского сознания;

время, в течение которого информация удерживается на поверхности созна ния (в среднем 5-6 секунд, иногда значительно дольше);

способность организма к адекват ному кодированию и декодированию поступившей или поступающей информации.

Эти базисные компоненты относятся к нейрофизиологическим обусловленным предпо сылкам человеческого интеллекта, а успешность овладения иностранным языком напрямую связана с фонетическими способностями (слуховой дифференциальной чувствительностью, способностью фонетического кодирования, т.е. способность так кодировать воспринимае мый на слух фонетический материал, чтобы можно было через несколько секунд узнать его, идентифицировать и запомнить).

В связи с этим очевидна важность фонетических способностей как необходимой состав ляющей языковых.

Под фонетическими способностями понимается такой уровень функционирования пси хофизиологических, перцептивных и моторных механизмов, при котором оптимально осу ществляется опознавание и различение единиц фонетической системы (звуков, акцентно ритмических моделей, интонационных структур) и их артикуляционная реализация.

Знания, навыки, умения – это то, что составляет условие выявления и развития (трениров ки) этих способностей. Н.Ф.Талызина считает: «Знания – это всегда элемент какой-то дея тельности, а умения, навыки, способности – это всегда деятельность (действие или система действий), характеризующаяся определенными особенностями» [Талызина, 1975, с. 343].

Адекватной единицей системного анализа фонетических способностей, по всей видимо сти, может быть такая, которая объединяет в себе как фонематические, акцентуационные, интонационные (языковые характеристики), так и интеллектуальные, познавательные, лич ностные, мотивационные особенности человека в их неразрывном единстве.

Фонетические способности могут формироваться на разной природной основе, напри мер, они могут проявляться в условиях развитого речевого слуха (или одной из трех характе ристик его составляющих), так и при отсутствии речевого слуха (или одной из его состав ляющих);

от этого зависят индивидуальные особенности способностей, а не их степень.

Фонетические способности – это иерархия задатков, многие из которых совершенно независимы друг от друга.

Фонетические способности человека напрямую зависят от тренировки его психических функций (качеств высших познавательных процессов).

Фонетические способности: Психические функции:

1. Речевой слух синтетический, сенсорный, моторный компонент а) фонематический;

б) акцентуационный;

в) интонационный.

2. Память ретентивный компонент 3. Мышление идеативный компонент Фонетические способности могут отличаться по структуре (по «форме»), а не по функ ции (по «содержанию»). По степени универсального применения для разных конкретных ви дов деятельности можно дать различение более общих и более специальных способностей, входящих в понятие «фонетические способности».

Важны общие способности, такие, как трудолюбие, работоспособность, развитая про извольная память, хорошее внимание, устойчивый и глубинный интерес к познавательной деятельности.

Мотивация к достижениям, настойчивость в большей мере, чем только способности, типичны для учащихся, достигавших наилучших результатов в обучении.

Интересный пример развития способностей приводят в своем труде Мелхорн Г., Мел хорн Х-Г. : японец Сузуки максимально использует такой золотой ключик, как интерес. Он отбирает детей в оркестр скрипачей не по каким-то способностям, а принимает всех. Скрип ка остается для них табу до тех пор, пока изучение инструмента не становится необходимо стью для них самих. Сузуки не берет только тех детей, у которых такой интерес не развился и через несколько месяцев. Но все остальные в процессе обучения достигают очень больших успехов [Мелхорн Г., Мелхорн Х.- Г., 1989, с. 157–160].

Яркий пример того, как стимулирование интереса повышает мотивацию обучения и развивает способности.

Специальные фонетические способности – многокомпонентные образования, вклю чающие общие и специальные элементы.

Структура специальных фонетических способностей включает: 1) универсальные каче ства, отвечающие требованиям разных видов деятельности;

2) специальные качества, обеспе чивающие успех только в одном виде деятельности (освоение фонетической структурой изу чаемого языка).

Общие элементы фонетических способностей – это те общие особенности мыслитель ной деятельности, которые необходимы в самых разных сферах, например, гибкость, под вижность мыслительных процессов.

Специальные элементы фонетических способностей: способности к анализу и синтезу речевых звуков на основе различных фонем данного языка (перцептивные, артикуляционные данные);

способность к абстракциям и обобщениям различных слышимых в речи вариантов звуков, выделение и обобщение устойчивых дифференциальных признаков фонем (аналити ческие, ассоциативные данные);

способности к имитации;

способности к оперированию сим волами (звукобуквенные соответствия).

Отсутствие или относительная слабость какой-нибудь способности не исключает веро ятности успешного выполнения речевой деятельности, т.к. возможна компенсация одних свойств другими.

Фонетические способности формируются только в процессе речевой деятельности, раз виваются слухопроизносительные навыки, совершенствуются приемы мыслительной и иной психической деятельности. Фонетические способности являются базовыми для успешного овладения иностранным языком.

Знание составляющих компонентов фонетических способностей (ФС) может помочь в практической работе преподавателям диагностировать «слабоуспевающих» даже раньше, чем те приступят к изучению иностранного языка, еще до того, как успеют так сильно от стать, что им не сможет помочь ни самый лучший преподаватель, ни самый лучший учебник.

Развитие ФС = задатки + качества высших + качества познавательных процессов личности Развитие ФС = задатки + качества высших + качества познавательных процессов личности Природные возможности учащихся различны и выступают в форме задатков, но сами по себе они ещё не предопределяют способностей.

Качественный подход к способностям заключается не только в том, что главным счита ется выявление специфики способностей конкретного учащегося, но и в том, что отсутствие некоторых составляющих способностей вовсе не рассматривается как препятствие для ус пешного выполнения речевой деятельности.

Внутри слуховой системы выделяются две самостоятельных подсистемы: речевой слух, т.е. способность слышать и анализировать звуки речи и неречевой слух, т.е. способность ори ентироваться в неречевых звуках (в музыкальных тонах и шумах). «… Общность природы воспринимаемых свойств, а особенно общность природы соответствующих психических функций позволяет нам допустить известную аналогию в построении системы звуковысот ного и системы речевого слуха» [Леонтьев А. А., 1965, с. 107].

Эти две системы имеют общие подкорковые механизмы, однако в пределах коры больших полушарий они различаются [Хомская, 2005, с. 480]. Но было бы неверно напрочь обрывать связи музыкального (неречевого) слуха со слухом речевым. Ещё Б.М.Теплов в «Психологии музыкальных способностей» говорил о том, что развитие музыкальных спо собностей ведет ко все более тонкой звуковысотной, тембровой, ритмической дифференци ровке звуков.

По мнению А.Н.Леонтьева, в речевом (фонематическом) слухе ведущим моторным звеном является артикуляционная моторика, т.е. движения артикуляторного аппарата, а в му зыкальном (звуковысотном) слухе главное место занимают голосовые связки, их движения.

«Слышу в меру своих артикуляционных способностей и артикулирую в меру слуховых»

[Леонтьев А. Н., 2005, с. 507].

Речевой слух существенно влияет на весь процесс обучения, процесс формирования звуковой стороны речи. Речевой слух – психолингвистическая способность человека при восприятии речи улавливать слухом и одновременно воспроизводить во внутренней речи все фонологические средства языка, артикулируя и интонируя слышимую речь.

Речевой слух неоднороден, в нем выделяют фонематический слух, т.е. способность раз личать фонемы (смыслоразличительные звуки данного языка), на котором основан звуковой анализ отдельных звуков речи, слогов и слов, и интонационный слух, дифференцирующий компоненты, специфические для каждого языка. Эта интонационная характеристика речево го сообщения имеет много общего с музыкальным слухом.

«Интонационные модели при хорошем музыкальном слухе у обучающихся запоминаются и воспринимаются часто как мелодия музыкального произведения» [Каспранский, 1975, с.

72].

Способность к восприятию музыки динамична и имеет тенденцию к развитию, а следова тельно, процесс формирования музыкального слуха тесно связан с развитием речевого (не только фонеморазличительного, но и в основном интонационного) слуха. Для формирования этой способности необходимы не только внешние и внутренние (психофизиологические) ус ловия, но и определенный период языкового (музыкального) опыта, что происходит наибо лее эффективно в процессе обучения.

Одной из важнейших особенностей психики человека является возможность чрезвычайно широкой компенсации одних свойств другими. «Именно вследствие широкой возможности компенсации обречены на неудачу всякие попытки свести, например, музыкальный талант, музыкальное дарование, музыкальность к какой- либо одной способности. Однако можно и у лиц, не обладающих абсолютным слухом, выработать умение узнавать высоту отдельных звуков. При отсутствии абсолютного слуха можно, опираясь на другие способности – отно сительный слух, тембральный слух и т.д. выработать такое умение, которое в других случаях осуществляется на основе абсолютного слуха» [Теплов, 1985, с. 15].

Американский психолог Б.Р.Эндрюс еще в 1905 году одним из первых выдвинул идею музыкальных тестов и предложил конкретную систему таковых. Работу, посвященную этим тестам, Б.Р. Эндрюс заканчивает такими словами: «Никакого ребенка нельзя рассматривать как безнадежно немузыкального, пока ему не дана возможность музыкального обучения. В музыкальной одаренности многое зависит от практики». Точно так же обстоит дело и с язы ковой одаренностью: многое зависит от практики, правильно подобранной методики и стра тегии обучения. Нередко менее способные, но более трудолюбивые и целеустремленные до биваются больших успехов, чем их одаренные, но ленивые однокурсники.

В.И.Кауфман показал, что звуковысотное различение развивается с накоплением опыта музыкально-исполнительской деятельности и поэтому у взрослых музыкантов выше, чем у детей, начинающих учиться музыке (даже весьма одаренных). «Получается, что любая сен сорная функция проявляет свой действительный потенциал лишь в том случае, если нахо дится систематически в состоянии полезного для нее оптимального (а не только посильного) напряжения» [Ананьев, 1982, с. 89].

Эффективное обучение иностранному языку должно представлять достаточно трудный процесс, предполагающий интеллектуальное и психическое напряжение, вызванное расхож дением между требованиями преподавателя и актуальными возможностями (на данный мо мент) учащегося. Важно, чтобы учебная деятельность была ориентирована не на уже достиг нутый уровень развития способностей, а на «зону ближайшего развития» [Выготский, 1982, с. 5].

Только учитывая индивидуальные способности учащихся (уровень развития фонемати ческого слуха, аналитические и имитационные способности, тип памяти и т.д.), преподава тель может предложить учащемуся оптимальный вариант изучения иностранного языка.

Для иностранцев, изучающих русский язык, предлагается дифференцирующая модель обучения (ДМО) русскому произношению с использованием компьютерных технологий.

ДМО связана с индивидуальными различиями учащихся в овладении иностранным языком. Диагностика фонетических способностей предполагает необходимость создания теста фонетических способностей (ТФС), позволяющего выявить учащихся с развитым (неразвитым) фонематическим слухом и с хорошими имитативными способностями. ДМО учитывает возможности каждого учащегося, качество составляющих компонентов и опти мальный путь усвоения учебного материала.

Предлагаемая нами ДМО предполагает продвижение в обоих направлениях: как по пу ти полного использования благоприятных биологических предпосылок, так и по пути целе направленной компенсации неблагоприятных задатков, так как одной из важнейших особен ностей психики человека является возможность чрезвычайно широкой компенсации одних свойств другими.

Дифференцирующая модель обучения произношению (ДМО) ориентирована, прежде всего, на личность учащегося, его фонематический слух, имитационные способности, на его индивидуальные предпочтения в способах овладения иностранным языком, на когнитивные и сенсорные особенности при сборе информации, удержании и воспроизведении.


ДМО предполагает замкнутую систему контроля: обучение начинается с теста фонети ческих способностей (ТФС), что позволяет выбрать наиболее эффективный путь обучения;

результаты промежуточного и итогового тестирования позволяют вносить существенные из менения в учебный процесс. Таким образом, методика работы над произношением и резуль таты тестирования вступают в отношения взаимосвязи и взаимокоррекции.

ВЫВОДЫ:

1. Дифференцирующая модель обучения (ДМО) связана с индивидуальными различия ми учащихся в овладении иностранным языком. Роль языковых способностей особенно ве лика на начальном этапе изучения иностранного языка, в дальнейшем по мере усложнения учебной деятельности роль языковых способностей всё более соединяется с другими слагае мыми успеха.

2. На всех уровнях формирования «языковой личности» и «речевой личности» грамма тические, лексические, семантико-синтаксические отношения обусловлены перцептивно моторной деятельностью. В связи с этим очевидна важность фонетических способностей как необходимой составляющей языковых способностей.

3. Фонетические способности – это иерархия задатков, многие из которых совершенно независимы друг от друга. Развитие фонематического слуха включает работу над звуками и сочетаниями звуков, над словесным и логическим ударением, над интонацией.

4. Внутри слуховой системы выделяются две самостоятельные подсистемы: речевой слух, т.е. способность слышать и анализировать звуки речи, и неречевой слух, т.е. способ ность ориентироваться в неречевых звуках (в музыкальных тонах и шумах). Эти две системы имеют общие подкорковые механизмы, однако в пределах коры больших полушарий они различаются. Но было бы неверно напрочь обрывать связи музыкального (неречевого) слуха со слухом речевым.

5. Учащиеся с хорошим музыкальным слухом и развитым ритмическим слухом в про цессе учёбы более успешны в устных видах речи (говорении и аудировании), чем учащиеся с неразвитым звуковысотным и ритмическим слухом.

6. Речевой слух неоднороден, в нем выделяют фонематический слух, т.е. способность различать фонемы (смыслоразличительные звуки данного языка), на котором основан звуко вой анализ отдельных звуков речи, слогов и слов, и интонационный слух, дифференцирую щий компоненты, специфические для каждого языка.

7. Интонационная характеристика речевого сообщения имеет много общего с музыкаль ным слухом.

8. На начальном этапе обучения бывает трудно выявить нарушение языковой способно сти (патологию речи), эти отклонения (абнорма) от условного стандарта (эпинормы) расце ниваются как ошибки и, следовательно, подлежат лингвометодическому учёту. Для выявле ния некоторых патологических изменений предлагаются задания на выявление учащихся с аритмией. Эти учащиеся не могут правильно оценить и воспроизвести относительно про стые ритмические структуры, которые предъявляются им на слух. Выявление учащихся с амузией (дефект неречевого / музыкального слуха) – это определение учащихся с нарушен ными способностями узнавать и воспроизводить знакомую или только что услышанную ме лодию, а также невозможность учащегося отличать одну мелодию от другой.

9. Процесс формирования музыкального слуха тесно связан с развитием речевого (не только фонеморазличительного, но и в основном интонационного) слуха – интонационные модели при хорошем музыкальном слухе у обучающихся запоминаются и воспринимаются часто как мелодия музыкального произведения.

10. ДМО предполагает продвижение в обоих направлениях: как по пути полного исполь зования благоприятных биологических предпосылок, так и по пути целенаправленной ком пенсации неблагоприятных задатков. Одной из важнейших особенностей психики человека является возможность чрезвычайно широкой компенсации одних свойств другими.

11. ДМО предполагает замкнутую систему контроля: обучение начинается с теста фоне тических способностей (ТФС), что позволяет выбрать наиболее эффективный путь обучения;

результаты промежуточного и итогового тестирования позволяют вносить существенные из менения в учебный процесс. Методика работы и результаты тестирования вступают в отно шения взаимосвязи и взаимокоррекции.

12. ДМО представляет собой комфортную образовательную среду, позволяющую рас крыть потенциальные возможности личности, сформировать слухопроизносительные навыки и развить возможности самоконтроля. Индивидуализация обучения реализуется за счет того, что каждый учащийся может работать в режиме, соответствующем его способностям и уров ню подготовленности.

Библиографический список 1. Ананьев, Б. Г. Сенсорно-перцептивная организация человека [Текст] / Б. Г. Ананьев // Познавательные про цессы: ощущения, восприятие. – М. : Педагогика, 1982. – С. 89.

2. Выготский, Л. С. Мышление и речь [Текст] / Л. С. Выготский // Собрание сочинений: В 6 т. – Т. 2. – М. :

Педагогика, 1982.- С. 5 – 361.

3. Каспранский, Р. Р. Понятие фонетической модели и ее значение в практике обучения произношению ино странного языка [Текст] / Р. Р. Каспранский // Вопросы фонетики и обучение произношению. – М. : МГУ, 1975. – С. 62–76.

4. Леонтьев, А. А. Слово в речевой деятельности [Текст] / А. А. Леонтьев // Некоторые проблемы общей тео рии речевой деятельности – М. : Наука, 1965. – С. 105–107.

5. Леонтьев, А. Н. Лекции по общей психологии [Текст] /А. Н. Леонтьев;

под ред. Д. А. Леонтьева, Е. Е. Со коловой – М. : КДУ: Смысл, 2005.

6. Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / Гл. редактор В. Н. Ярцева – М. : Советская энцик лопедия, 1990. – С. 257.

7. Мелхорн, Г., Мелхорн, Х.- Г. Гениями не рождаются: общество и способности человека [Текст] / Г. Мел хорн, Х. – Г. Мелхорн;

перевод с нем. Г. В. Яцковской – М. : Просвещение, 1989. – С. 157–160.

8. Психологический словарь [Текст] / под ред. В. В. Давыдова, А. В. Запорожца, Б. Ф. Ломова и др. – М. : Пе дагогика, 1983.

9. Талызина, Н.Ф. Управление процессом усвоения знаний. [Текст] / Н. Ф. Талызина – М. : МГУ, 1975.

10. Теплов, Б.М. Избранные труды [Текст] : В 2 т. / Б. М. Теплов– Т.1. – М. : Педагогика, 1985. – С. 15-41.

11. Хомская, Е.Д. Нейропсихология: Учебник для вузов [Текст] / Е. Д.Хомская – М., МГУ. – 4-е изд., 2005.

УДК 629.331, с.811.112. ББК 39.33+81.2нем Ю.Н. Ревина ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ АВТОМОБИЛЬНЫХ ТЕРМИНОВ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ В статье анализируются термины немецкой автомобильной терминологии. Выявляются и описываются их структурные типы. Особое внимание уделяется сложным терминам, преобладающим в рассматриваемой терминологии.

Ключевые слова: автомобильная терминология;

термин;

структура;

сложные термины Y.N. Revina ON THE STRUCTURE OF AUTOMOBILE TERMS IN MODERN GERMAN The terms of the German automobile terminology are analyzed in this article. Their structures types are revealed and described. Special attention is paid to the compound terms, predominating in this terminology.

Key words: automobile terminology;

term;

structure;

compound terms Проблема изучения процесса терминообразования остается одной из ключевых проблем языкознания. В современную эпоху распространен процесс создания новых терминов уче ными или профессионалами определенной сферы деятельности, которые стремятся номини ровать что-то новое, не имеющее названия, т.е. придумывать собственные слова, чтобы из бежать ненужных ассоциаций. При этом специалист каждой области знаний или переводчик, обусловливая новые понятия, выбирает из ряда возможных языковых средств наиболее адек ватные для обозначения этих понятий.

«Являясь средством обозначения и во многих случаях выражения научных понятий, тер мины создаются сознательно, их формальная структура выбирается авторами терминов с та ким расчетом, чтобы она удовлетворяла потребностям логического мышления. И, в свою очередь, эта формальная структура оказывает влияние на содержательную структуру, на точность, адекватность отдельного термина и термина как элемента терминосистемы» [Лей чик, 2006, с. 62].

Как считает В.А. Татаринов, результативность акта создания термина, его качество зави сит только от таланта создателя термина. Однако общие закономерности терминотворчества в аспекте мотивированности термина могут быть установлены [Татаринов, 1996, с. 207].

Анализ лексики немецкого языка, как и всякого другого языка, показывает, что развитие любой области человеческой деятельности неминуемо влечет за собой появление новых слов. Изучая пути развития словарного состава языка, нужно исходить из следующих основ ных предпосылок:

Новые слова не возникают из ничего и не создаются произвольно: основой для их по явления служит уже имеющийся словарный материал.

Помимо словарного материала, для создания слов необходимы определенные способы и средства, вошедшие в плоть и кровь данного языка, составляющие, как и граммати ческие правила, основу языка и сущность его специфики [Степанова, 2007, с. 41].

В терминообразовании активны и продуктивны такие способы терминообразования, как семантический, синтаксический и морфологический, но автомобильная терминология на столько специфична, что при пополнении ее лексического состава не все способы термино образования используются в равной степени.

А.В. Суперанская отмечает, «способы образования терминов зависят от времени форми рования терминологических систем. При образовании терминов неуместен ни языковой пу ризм, ни чрезмерное увлечение заимствованиями…. Любой термин не всенародное достоя ние, а составная часть понятийного аппарата, которым пользуется ограниченный круг спе циалистов. Семантика термина формируется в области специального знания» [Суперанская, 2007, с. 107].

В данной статье нами будут рассмотрены структурные особенности, характерные для не мецкой автомобильной терминологии. При отборе языкового материала в количестве терминологических единиц (далее ТЕ) предпочтение было отдано именам существительным и именным словосочетаниям, так как они наиболее многочисленны и выражают основные понятия данной области.


Для немецкой автомобильной терминологии характерны следующие типы терминов:

сложные термины 2974 ТЕ, терминологические сочетания 563 ТЕ, аббревиация 241 ТЕ, простые термины 134 ТЕ, производные термины 83 ТЕ.

Статистические данные о структурных типах терминов немецкой автомобильной терми нологии представлены в диаграмме 1:

Сложные термины (74%) Терминологические сочетания (14%) Аббревиация (6%) Производные Простые термины термины (2%) (4%) Диаграмма На основе вышеприведенных данных мы можем сделать вывод о том, что доминирующим типом терминов в рассматриваемой терминологии являются сложные термины.

Сложные термины. Словосложение – это ведущий способ образования немецкой термино логической лексики.

Сущность данного способа заключается в том, что два корня или две словообразующие основы, состоящие из корня и аффикса, или две грамматические формы слова, или несколько корней, основ, слов соединяются в одну лексическую единицу, обладающую признаками слова [Степанова, 2007, с. 64].

Популярность сложных терминов можно объяснить тем, что сложное слово всегда короче словосочетания тем, что оно цельнооформлено. В сложном слове отпадает забота о грамма тическом оформлении первого компонента, что играет очень важную роль, особенно в пись менной речи [Гринев, 1993, с. 154].

Анализ языкового материала показал, что в немецкой автомобильной терминологии сложные термины (далее СТ) составляют 2974 единицы, т.е. 74 % от общего числа всей вы борки: Autoantenne f – автомобильная антенна;

Druckluftbetriebbremse f – пневматический тормоз;

lverteiler m – масло распределитель;

Motorkhlung f – охлаждение двигателя;

Brennstrahl m – струя впрыскиваемого топлива;

Direkteinspritzung f – непосредственное впрыскивание топлива;

Motoreinstellung f – регулировка работы дви гателя;

Drosselklappenhebel m – рычаг дроссельной заслонки.

Сложные термины являются компонентами словосочетаний, входят в расшифровку ини циальных сокращений и служат центрами словообразовательных гнезд.

Сложные термины 2974 ТЕ (100%) Расшифровка Самостоятельные инициальных сложные термины сокращений 2135 ТЕ (72%) 296 ТЕ (10%) В составе терминологических словосочетаний 543 ТЕ (18%) Схема В зависимости от количества компонентов, СТ подразделяют на двух-, трех-, четырех- и т.д. компонентные термины, иначе говоря, на многокомпонентные сложные термины (МКСТ).

Наиболее распространенным типом сложного термина в анализируемой терминологии яв ляются двухкомпонентные термины, представленные 1577 единицами, т.е. 53 % от общего количества всех сложных терминов, например:

Diesel|fahrzeug n – автомобиль с дизельным двигателем;

Dom|strebe f – поперечная дуга – усилитель кузова;

Gang|schaltung f – механизм переключения передач.

Следующую группу представляют трехкомпонентные сложные термины (или Trikompo sita по М.Д. Степановой), состоящую из 936 терминологических единиц, что составляет 31% от общего числа МКСТ:

Brenn|stoff|wirtschaftlichkeit f – топливная экономичность;

Dreh|zahl|begrenzer m – ограничитель числа оборотов;

Motoren|l|druck m – давление масла в смазочной системе двигателя.

Количество четырехкомпонентных сложных терминов в исследуемой терминологии не столь велико всего 461 терминологическая единица, или 16 % от всех МКСТ данной терми нологии:

l|druck|kontroll|schalter m – датчик аварийного падения давления масла;

Kraft|stoff|stands|messer m – датчик уровня топлива;

Drossel|klappen|potentio|meter m – датчик определения положения заслонки.

двухкомпонентные СТ 461 (16%) трехкомпонентные СТ четырехкомпонентные СТ 1577 (53%) 936 (31%) Диаграмма Как видно из диаграммы 2, наиболее распространены двухкомпонентные терминологиче ские образования, где первый компонент определяет второй, а второй дает общую морфоло гическую и семантико-категориальную характеристику всего соединения.

Сложные термины исследуемой терминологии образованы в основном по модели определительного словосложения, в которых вторая основа – носитель родового признака, содержащий основное значение термина (определяемое существительное), тогда как первый компонент уточняет значение основного компонента, являясь носителем признака качества или свойства (определитель). Первым компонентом, семантически подчиненным второму, может служить основа любой части речи. Как первый, так и второй компонент значимы в лексическом плане. Связь между этими компонентами раскрывается как подчинительная.

В качестве первого компонента (определителя) в сложных автомобильных терминах вы ступают:

существительные: Drosselblende f – дроссельная заслонка;

прилагательные: Elektrobremse f – электрический тормоз;

глаголы: Bremsenprfung f – тормозные испытания автомобиля;

наречия: Hinterachse f – задний мост;

числительные: Viertaktmotor m – четырёхтактный двигатель внутрен него сгорания;

предлоги: Unterflurgarage f – гараж подземного типа.

Продуктивность различных частей речи в образовании новых терминов-композитов не одинакова. Наибольшей функциональной активностью обладают основы существительных.

Широкое распространение определительного словосложения как средства образования существительных приводит к тому, что один и тот же компонент сложного существительно го может встречаться в большом числе соединений.

Первый компонент часто выражает признак соответствующего предмета или явления, при этом признак существенный, характерный для данного предмета или явления. Употребления одного и того же определителя в целом ряде существительных указывает на наличие у соот ветствующих понятий общего признака (см. таблицу 1):

Таблица labdichtungsring m – маслоуплотнительное кольцо l labflubohrung f – отверстие для отвода масла Pumpe- Pumpenabfluhahn m – сливной краник насоса Pumpendruckseite f – сторона нагнетания насо са Zylinder- Zylinderabrieb m – износ цилиндра Zylinderanordnung f – расположение цилиндров Benzinfrderung f – подача бензина Benzin Benzineinspritzanlage f – система впрыскивания бен зина Ventil- Ventilantrieb m – привод клапанов Ventileinstellung f – регулировка зазора в клапанах Соединение основ в сложном слове можно считать одним из основных дифференцирую щих признаков. Для немецкой автомобильной терминологии характерны сложные термины без соединительных морфем:

Diesel|fahrzeug n – автомобиль с дизельным двигателем;

Benzin|einspritzmotor m – двигатель с вспрыскиванием бензина;

Automobil|bau m – автомобилестроение;

Einspritz|rohr n – жиклёр;

Fenster|heber m – стеклоподъемник.

Активное употребление в немецкой терминологии сложных терминов объясняется не только определенными общими структурными закономерностями немецкого языка, но и особенностями, вытекающими из характерной для терминологии специфики. Наличие боль шого количества сложных слов в немецком языке говорит о такой особенности немецкой ментальности, как концентрация большого фрагмента мысли в одном слове и указывает на такую немецкую черту, как экономность.

Терминологические словосочетания. Под терминологическим сочетанием мы, вслед за Л.Б. Ткачевой, понимаем многокомпонентное раздельно оформленное семантически целост ное сочетание, образованное путем соединения двух, трех или более элементов [Ткачева, 1987, с. 27].

В зависимости от количества компонентов, терминологические сочетания (в дальнейшем ТС) принято подразделять на двух-, трех-, четырех- и т.д. словные терминологические соче тания, иначе говоря, на многословные терминологические сочетания (МсТС).

В нашем материале многословные терминологические словосочетания составляют терминологические единицы (14%) от общего количества исследуемых терминов, это:

двухсловные ТС – 447 (79%), трехсловные ТС – 104 (18%), четырехсловные ТC – 11 (3%).

Данные по структурным типам и моделям МсТС, а также их количественное и процентное соотношение представлены в таблицах 2, 3, 4 (для обозначения моделей используются при нятые сокращения где: N – имя существительное, Ngen – имя существительное в родитель ном падеже, А – имя прилагательное, V – глагол, Part I – причастие I, Part II – причастие II, Adv –наречие, pr – предлог).

Таблица Типы словосоче- Количество еди- Процент от таний ниц типа двухсловные ТС 447 100% N+N 139 31% N+(pr)+N 115 26% A+N 112 25% 32 7% Part II+N N+Ngen 23 5% 14 3% Part I+N N+Adv 8 2% Ad+N 4 1% Нами выявлено восемь структурных моделей, по которым строятся двухсловные ТС.

N+N: Vorderachse-Vorderfeder f – рессора переднего моста.

N+(pr)+N: Hinterachsantrieb durch Kegelrder m – коническая главная передача.

A+N: elektrische Benzinpumpe f – бензиновый насос с электроприводом.

N+Ngen: Halterung des Stofngers f – крепление бампера.

Part I+N: Federnder Anschlag m – пружинный упор.

Part II+N: Hochgelegte Nockenwelle f – средний распределительный вал.

N+Adv: Blinker vorne m – передний указатель поворота.

Ad+N: Hinterer Schalldmpfer m – задний глушитель.

1. Следующей группой по количеству компонентов являются трехсловные терминологи ческие словосочетания, число которых составляют 104 единицы, или 18 % от всех МсТС.

Таблица Типы словосоче- Количество Процент от таний единиц типа 100% трехсловные ТС N+(pr)+A+N 47 47% N+N+N 20 20% N+(pr)+Part II+N 8 8% N+(pr)+PartI+N 7 7% A+N+N 5 5% A+A+N 6 6% A+ Part I+N 4 4% N+A+N 4 4% Adv+ Part II+N 3 3% Мы выделяем девять структурных моделей образования трехсловных ТС. Продуктивными оказались следующие:

N+(pr)+A+N: Verdichtungsring mit konischer Laufflche m – коническое компрессионное поршневое кольцо.

N+N+N: l-Wasser-Wrmebertrager m – жидкостно-масляный теплообменник.

N+(pr)+Part II+N: Lenkhebel mit eingesetztem Kugelzapfen m – рычаг поворотного кулака с вставным шаровым пальцем.

N+(pr)+Part I+N: Dieselkraftstoff fr schnellaufenden Motor m – топливо для быстроходных дизелей.

A+N+N: vollelektronische Transistor-Spulenzndung f – бесконтактная транзисторная система зажигания с накоплением энергии в индуктивности и электронным изменением уг ла опережения зажигания.

A+A+N: doppelseitig trapezfrmiger Verdichtungsring m – трапецие видное поршневое кольцо.

A+Part I+N: Direkt wirkende Nockenwelle f – распределительный вал, действующий непосредственно на толкатели.

N+A+N: Reifen der kleinen Gre m – малогабаритная шина.

Adv+Part II+N: Innen abgefaster Verdichtungswinkelring m – торси онное поршневое кольцо с внутренней фаской.

Четырехсловные терминологические словосочетания представлены в автомобильной терминологии в незначительном количестве.

Таблица Типы словосочетаний Количество еди- Процент от ти ниц па 100% четырехсловные ТС N+N+N+N 4 36% N+N+(pr)+N+N 3 27% N+(pr)+A+N+N 2 18% A+A+PartII+N 1 9% N+pr+A+PartI+N 1 9% Четырехсловные ТС построены по пяти моделям:

N+N+N+N: Autofahrer-Rundfunk-Information System n – система радио оповещения водителя о ситуации на дорогах.

N+N+(pr)+N+N: Brennraum im Kolben mit Einla-Drallkanal m – камера сгорания в поршне с винтовым впускным каналом в головке цилиндра.

N+(pr)+A+Part I+N: Brennraum mit horizontal gegenberliegenden Ventilen m камера сгорания с горизонтально-противоположным распо ложением клапанов.

A+A+Part II+N: vollelektronische digital gesteuerte Zndanlage f – система зажигания с электронным цифровым управлением.

N+(pr)+A+N+N: Motor mit gleichen Hub und Bohrung m – двигатель с диаметром цилиндра, равным ходу поршня.

Анализ терминологических словосочетаний показал, что наиболее распространенным типом ТС в исследуемой терминологии являются двухсловные терминологические словосочетания, представленные 447 единицами. По своей структуре двухсловные термины образуются по восьми моделям, представленным в таблице.

Аббревиация. Проведенное языковое исследование свидетельствует, о том, что в немецкой автомобильной терминологии присутствуют сокращенные термины различных типов:

Anh. Anhnger m – прицеп, DM Dieselmotor m – дизельный двигатель, Blk. Blinkfeuer n – проблесковый огонь, G Gelenkwelle f – карданный вал, Geschw. Geschwiendigkeit f – скорость, Km/h kilometer pro Stunde – километров в час, DFS Doppel Funken Spule f – сдвоенная катушка зажигания L (Liter) n – литр, HKZ-k f Hochspannungs-Kondensatorzndung mit Kontaktsteuerung – система зажигания с накоплени ем энергии в ёмкости и контактным управлением.

В таблице 5 представлены типы сокращений, характерных для немецкой автомобильной терминологии.

Таблица Акронимы Стяжени Слоговые Усечения Инициал.

Гибриды аббревиация.

Всего сокращ.

сокращ.

я 241 1 4 3 1 1 к 24 2 7 2 1 оличе ство 100 51 1 1 5 4 % 7 1. Наибольшее количество сокращенных терминов представляют буквенные сокращения, или, иначе, инициальные аббревиатуры. Данный тип сокращений насчитывает 124 ТЕ, что составляет 51 % от всех сокращений выборки:

ABD Automatisches Bremsdifferential n – автоматический тормозной дифферен циал;

VEA Verband europischer Automobilhersteller m – европейское общество произ водителей автомобилей;

DWA Diebstahlwarnanlage f – противоугонное устройство;

ASU Abgas-Sonder-Untersuchung f – специальная ежегодная проверка токсичности;

BJ Baujahr n – год выпуска.

Как видно из вышеприведенных примеров, расшифровкой инициальных сокращений, как правило, являются терминологические словосочетания и сложные слова.

Структурный анализ инициальных аббревиатур показал, что самыми распространенными являются модели, состоящие из трех инициальных букв, поскольку они представлены наи большим количеством образований.

Таблица Примеры Количество FH Fensterheber m – стеклоподъемники Два ини BJ Baujahr n – год выпуска циала ED Elektrisches Dach n – электриче ский люк Три инициа- HSW Heckscheibenwischer m – омы- ла ватель заднего стекла LKW Lastkraftwagen m – грузовой ав томобиль MFA Multifunktionsanzeige f – много функциональный индикатор APS automatisches Parksystem n – ав томатическая система парковки ESD elektrisches Schiebedach n – элек трическая выдвижная крыша ASCT Automatische Stabilitts-Control Четыре инициала Traktion f – автоматический регулятор кру тящего момента двигателя с дифференци альным регулятором тяги AKFS Aktive Kohle Filter System n – адсорбер паров топлива SLKW Schwerlastkraftwagen m – гру зовой автомобиль большой грузоподъёмно сти 2. Процесс аббревиации в анализируемой терминологии представлен также в виде усечений 42 ТЕ (17%), которые делятся на:

апокопу (усечение конца слова), или инициальный сегмент, по М.Д. Степановой, В.

Фляйшеру [Степанова, Фляйшер, 1984, с. 134] :

Auto(mobile) Auto, Alu(felgen) Alu, Akku(mulator) Akku, Klima(anlage) Klima, Kat(alysator) Kat, Alarm(anlage) Alarm, Entf(ernung) Entf., T(emperatur) T, M(odell) M, L(iter) L;

аферезис (усечение начала слова), или финальный сегмент по М.Д. Степановой, В.

Фляйшеру [Там же] : (Omni)bus Bus, (Auto)benzin Benzin, (Fahr)weg Weg;

• комбинированное сокращение (усечение частей слов или выпа дение серединных морфем и стяжение оставшихся):

Au(tofahrer)bier Aubi – безалкогольное пиво для водите лей автотранспорта.

3. Стяжения, или контрактура, – 37 ТЕ (15%).

Blk. Blinkfeuer n – проблесковый огонь;

Kfz. Kraftfahrzeug n – aвтомобиль;

Bzn. Benzin n – бензин, Hdgr. Handgriff m – рукоятка.

4. Акронимия – 12 ТЕ (5%).

FAKRA Fachnormenausschu Kraftfahrzeugindustrie – Комитет технических норм и стандартов автомобильной промышленности ФРГ, GAPL Gerte Aufgliederungsplan – классификация деталей и узлов колёсных транспортных средств.

5. Гибридные образования – 11 ТЕ (4%): Elektro-PKW m – легковой электромобиль;

KFZ-Steuer f – налог на транспортные средства.

6. Слоговые аббревиатуры – 15 ТЕ (4%), слова, возникшие вследствиеусечения с одно временным стяжением начального и конечного компонентов сложного слова или каждого компонента словосочетания до размеров одного слова:

Mofa n Motorfahrzeug – мотовелосипед с двигателем, Hirafe f Hinterradfederung – подвеска заднего колеса, Moped n Motor und Pedal – мопед.

Таким образом, для образования аббревиатур в немецкой автомобильной терминологии используются 6 способов: стяжение, усечение, акронимия, инициальная аббревиация, гиб ридные и слоговые аббревиатуры. Однако их продуктивность неодинакова. Наиболее про дуктивным способом оказалась инициальная аббревиация, которая, вероятно, будет разви ваться и дальше.

Простые корневые термины. Корневые термины немецкой автомобильной терминологии просты по своему морфологическому строению и представляют собой слова с нулевыми словообразующими морфемами. Такие термины являются компонентами словосочетаний, сложных слов и служат центрами словообразовательных гнезд.

Автомобильные термины, в морфологическую структуру которых входит один корень, обо значают:

внешние части устройства автомобиля:

Dach n – крыша, Rad n – колесо, Tr f – дверь, Fenster n – окно;

внутренние детали устройства автомобиля:

Ventil n – клапан, вентиль, Kerze f – свеча, Motor m – двигатель, Achse f мост, ось, Dse f – форсунка, жиклёр;

горюче-смазочные материалы:

l n – масло, Gas n – газ, Benzin n – бензин, Diesel m – дизельное топливо.

Несмотря на то, что число простых корневых терминов в анализируемой терминологии от носительно невелико, они в большинстве случаев составляют ядро терминологии и широко ис пользуются для образования новых терминов.

Производные термины. Исследование производных терминов показало, что для анализи руемой терминологии характерны в равной степени все три способа образования терминов путем аффиксации (префиксация 28 ТЕ, суффиксация 22 ТЕ и префиксально-суффиксальный способ 33 ТЕ). Например:

Anhnger m – прицеп;

Belftung f – вентиляция;

Beleuchtung f – освещение;

Einspritzung f – впрыскивание;

Schalter m – переключатель, выключатель.

Количественно эта группа составляет 83 ТЕ (2%). В ходе исследования производных терминов выявлены также интернациональные препозитивные терминоэлементы (auto-, thermo-, bio-, tacho-,), являющиеся междисциплинарными.

Результаты проведенного структурного исследования немецкой автомобильной термино логии показали, что в анализируемом материале выделяются пять структурных типов терми нов.

1. Сложные термины (композиты) – 2974 ТЕ. Основную массу сложных автомобиль ных терминов составляют двухкомпонентные определительные композиты, отли чающиеся подчинительным соединением терминоэлементов. В качестве первого ком понента выступают основы различных частей речи. Данные термины преобладают в исследуемой терминологии.

2. Терминологические словосочетания состоят из двух, трех и четырех компонентов, со ставляют 563 ТЕ. Наиболее распространенным видом является двухкомпонентное ат рибутивное терминологическое словосочетание, состоящее из основного ядерного, элемента, выраженного именем существительным, и атрибутивного определяющего, компонента.

3. Исследуемая терминология отличается широким использованием сокращений с яв ным доминированием инициальных аббревиатур, количество которых составляет ТЕ.

4. Простые (корневые) термины, как правило, – односложные слова, образованные се мантическим способом, то есть при помощи различных видов изменения значений.

Данные термины являются компонентами словосочетаний, сложных слов и служат центрами словообразовательных гнезд, они составляют 134 ТЕ.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.