авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Властная идейная трансформация ...»

-- [ Страница 2 ] --

1,04 1,03 1, 1, 1,02 1, 1,00 0, 0, 0, 0, 0, 0,95 0, 0, 0, 0, 0, год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рис. 1.50. Библиотечный фонд России Можно возразить, что в эпоху развития Интернета библиоте ки объективно теряют свою былую актуальность. Но ни в одной из передовых стран современного мира, в отличие от России, объемы библиотечного фонда не сокращаются.

Там же. С. 285.

Широко внедряемая в сознание людей идея свободного до ступа к информации через Интернет, право каждого пользова теля — от грудного младенца до старца — самому определять, где правда, а где ложь, наглядно продемонстрировали свою не состоятельность во время информационной атаки на Россию в период российско-грузинского конфликта. Еще одной иллю страцией возможности искажения реальности посредством со временных информационных систем стали события в Северной Африке. Навязывание через сеть Интернет информации порно графического, националистического или фашистского характе ра заставляет в очередной раз вспомнить об информационных войнах и информационном программировании сознания. Зна чение традиционных источников информации, связанных с би блиотечными и архивными хранилищами, в этой перспективе трудно переоценить. Однако в современной России они явно не дооцениваются.

В состоянии системной деградации находились в 2000-е гг.

и другие инфраструктурные ниши российской культуры. Происхо дит устойчивое сокращение численности учреждений культурно досугового типа (домов культуры, клубов) (рис. 1.51)43.

тыс.

56 54, 54, 54, 53, 54 52, 51, 49,5 49, 48, год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рис. 1.51.Численность учреждений культурно-досугового типа в России Продолжается последовательное снижение числа платных ки ноустановок (кинотеатров, кинозалов). Объяснение этого про цесса объективным фактором вытеснения кино телевидением и Интернетом не проходит. Число посещений киносеансов за тот Там же. С. 285.

же период в целом возросло. Снизилось же оно в сельской мест ности как раз по причине ликвидации местных кинозалов. Мень ше стали ходить в кино, больше — пить (рис. 1.52, 1.53)44.

тыс.

20 18 17, 15, 16 14, 12, 11, 9, 7,1 2008 год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Рис. 1.52. Численность киноустановок с платным показом в России млн посещений 14 13 0 год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рис. 1.53. Число посещений киносеансов в сельской местности Состояние криминогенности российского общества Усилиями журналистики и кинематографа в общественное создание прочно внедрился стереотип о «криминальном беспре деле» 1990-х гг. Устойчивый характер приобрело словосочетание «лихие девяностые».

Там же. С. 283.

Безусловно, рост преступности в постсоветский период рез ко диссонировал с криминогенной атмосферой в СССР. Однако в 2000-е гг. «лихое время» отнюдь не закончилось. Общее количе ство совершаемых преступлений год от года возрастало. Уровень криминогенности оказался даже выше, чем в период приватиза ционного передела собственности (рис. 1.54)45.

млн 4,0 3, 3, 3, 3,6 3, 3, 3, 3, 2, 3, 2, 2, 2, 2, 2, 2, 2,4 2, 2, год 2, 1996 1994 1998 2004 2006 2008 Рис. 1.54. Численность зарегистрированных преступлений в России Действительно, за 2000-е гг. к исходу десятилетия несколько снизился показатель убийств. Но в тоже время резко возросла статистика грабежей (почти в два раза). Увеличился за 2000-е гг.

годовой показатель численности лиц, ставших объектами пре ступных посягательств (рис. 1.55)46. Возросло количество пре ступлений, совершенных против несовершеннолетних. Число осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, за пер вый путинский президентский срок понизилось, но затем снова, начиная с 2005 г., этот показатель изменил траекторию в направ лении стремительного роста. К 2010 г. Россия является вместе с США мировым лидером по этому показателю (рис. 1.56)47.

Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник. М., 2009. С. 297.

Там же. С. 300.

Там же. С. 302.

млн чел.

3, 2, 3,0 2, 2, 2,5 2, 2, 2, 2,10 2, 1, 2, 1, 1, 0, 0 год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рис. 1.55. Число лиц, потерпевших от преступлений тыс. чел.

980, 925, 1000 887, 883, 877,4 871, 847 823, 763, год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рис. 1.56. Число лиц, содержащихся в местах лишения свободы Состояние рекреационно-релаксационной системы и туризма Получил хождение миф, что будто бы россияне стали боль ше отдыхать. В действительности же численность учреждений, связанных с инфраструктурой отдыха в России, по многим на правлениям была сокращена. Прежде всего это относится к оздо ровительным учреждениям социального профиля, функциониро вание которых напрямую связано с соответствующей политикой государства (рис. 1.57)48.

4, 4, Число учреждений, тыс.

4, 4, 4, 4, 4, 4, 4, 4, 4, 4,55 4, 4, 4,49 4, 4, 4, 4,40 год 2000 2008 1999 2002 2003 2004 2005 2006 Рис. 1.57. Численность санаторно-курортных учреждений и предприятий отдыха В качестве особо перспективного и интенсивно развивающе гося направления в России позиционируется туризм. Россияне в 2000-е гг. стали действительно больше путешествовать по све ту. Правда, позволить себе это в состоянии сравнительно не значительный сегмент российского общества. Для большинства туристский тур по-прежнему является видом «роскоши». Успехи политики в сфере туризма сводятся фактически на нет при срав нении динамики въездных и выездных туристских потоков. Рос сияне гораздо чаще выезжают за границу, чем иностранцы едут в Россию. И этот разрыв год от года устойчиво возрастает. Та часть российских граждан, которая располагает средствами для приобретения туристских услуг, отдает предпочтение туризму за рубежом, чем путешествиям по своей стране. Бурное развитие туристской сферы в РФ оказывается на поверку преимуществен но видом инвестирования экономик других государств. И это понятно: качество обслуживания туристов в России значитель Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник. М., 2009. С. 290.

но ниже мировых стандартов. Туристский имидж России в срав нительном сопоставлении не только не улучшился, но на фоне остальных стран существенно понизился (рис. 1.58–1.59)49.

% 60, 52, 50 45, 40 35, 31, 23, 0 год 2000 2008 1999 2002 2003 2004 2005 2006 Рис. 1.58. Отношение числа въезда иностранцев (дальнее зарубежье) в Россию к выезду российских граждан за границу с целью туризма (неконкурентоспособность российских инфраструктур в сфере оказания туристских услуг) % 70 64, 50,1 48, 40, 32, год 2005 2004 2007 Рис. 1.59. Отношение числа реализованных российскому населению турпутевок по территории России к проданным путевкам в зарубежные страны Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник. М., 2009. С. 292–293.

Состояние спорта «Громом среди ясного неба» для некоторых руководителей, находящихся в искаженном информационном поле, стало фиа ско российских олимпийцев на зимней Олимпиаде в Ванкувере.

Провал был объяснен организационными ошибками подготовки в соответствующем олимпийском цикле. Виновные в лице Л. Тя гачева были найдены. Судя по оргвыводам, может сложиться впе чатление, что ванкуверская неудача — это черная полоса после серии блестящих побед. Создавался миф о выдающихся спортив ных достижениях 2000-х гг. (футбол, хоккей). Но высшие спортив ные достижения традиционно измеряются числом завоеванных золотых медалей. При подсчете доли «золота», которое получили россияне от общего комплекта разыгрываемых золотых наград на олимпийских играх, тренд спортивной деградации России очеви ден. Точка Ванкувера находится на общей наклонной плоскости снижения показателей российских олимпийцев (рис. 1.60).

30 % Летние Олимпийские игры Зимние Олимпийские игры год 1995 2000 2005 2010 1985 Рис. 1.60. Доля золотых медалей России в общем числе золотых медалей, разыгрываемых на олимпийских играх Экологическое состояние Снижение объемов промышленного производства улучши ло показатели, характеризующие экологическую ситуацию. «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Но видеть в этом резуль тат целенаправленной политики не приходится. При некоторой активизации производственных мощностей кривая выбросов вредных веществ в атмосферу устойчиво пошла вверх (рис. 1.61)50.

Государство оказалось совершенно неготовым к инновациям по внедрению «зеленых технологий».

Выбросы от стационарных источников Выбросы от автотранспорта млн т 20, 20, 20, 20,5 20, 19, 19, 19, 20 18, 17, 16, 15, 15,3 15, 14, 14, 14, 13, 2008 год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Рис. 1.61. Выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух в РФ Особенно наглядно это прослеживается в отношении роста выбросов в атмосферу от автотранспорта. Стремительная авто мобилизация российского населения не могла не сказаться на динамике данного показателя. Однако актуальную для Запада за дачу внедрения экологически чистого автотранспорта никто все рьез решать не пытается.

Российский статистический ежегодник предоставляет сведе ния как об общих объемах отходов производства и потребления, так и об их использовании и обезвреживании. По этой статисти ке нетрудно рассчитать, какова эффективность функционирова ния экологических служб России. Показателем ее может служить доля отходов, которые были обезврежены и переработаны. Такой расчет позволяет снять аргумент, что при активизации эконо мического развития экологическая ситуация объективно ухуд шается. Полученный результат дает основания утверждать, что политика в сфере экологии носит в современной России характер авральных кампаний. Такие «походы» в защиту природы были зафиксированы в 2002 г. и 2007 г. После достигнутых разовых вы соких показателей следовал системный спад (рис. 1.62)51.

Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник. М., 2009. С. 66.

Там же С. 66.

65 % 59, 57, 51, 48, 50, 43, 41, 39, 36, 36, год 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008 Рис. 1.62. Удельный вес использованных и обезвреженных отходов производства и потребления Поставим вопрос о качестве (успешности) современного рос сийского государственного управления в самом обобщенном виде. На уровне — правильной дорогой идет страна или непра вильной. На рис. 1.64 приведена изменчивость 56-ти статистиче ских показателей развития России за десятилетие 2000–2010 гг.

Этот период не спишешь на коммунистов или на Ельцина. Это период сложившейся идеологической либеральной, асоциальной, полусуверенной, цивилизационно неидентичной, монетарист ской, сырьевой идеологии, неинвестирующей и неинноватизиру ющей, но коммерциализирующей все и вся — период следования псевдомодели развития. Это действительно системная и вполне осознанно выбранная правящей группировкой страны модель.

Успешна она или неуспешна? Правильна или неправильна?

Очевидно, что для обогатившейся части общества совершенно успешна и правильна. Очевидно, что для иных социальных групп и самого государства оценка может быть и иной. Как преодолеть релятивизм критериев оценки?

Есть два способа. Первый заключается в нахождении абсолют ной ценности для всего разнородного общества. В работах Цен тра проблемного анализа и государственно — управленческого проектирования по теме «Национальная идея России» таковая предлагается в виде Родины. Одной на всех. На операционали зированном языке это есть способность страны быть и быть всегда52.Актуальность такой постановки вытекает хотя бы из того, что Россия в новейшие времена разваливалась уже дважды.

Для характеристики способности быть и быть всегда введено по нятие коэффициента жизнеспособности страны. Исторический ход этого коэффициента показан на рис. 1.63.

год 1750 1770 1790 1810 1830 1850 1870 1890 1910 1930 1950 1970 1990 Рис. 1.63. Коэффициент жизнеспособности России в ее истории.

Стрелками отмечены моменты развала страны Соответственно, можно сопоставить результативность вы бранной модели страны в тот или иной период. В этом смысле страна в современный период катится к очередному развалу. Од нако еще раз заметим, что кто-то считает иначе.

Можно пойти и другим путем. Взять для оценки показатели, критерии которых достаточно консенсусны. Ну, действительно, рост смертности — для всех нормальных людей это плохо. Рост ВВП — хорошо. Рост суицидов — плохо. Рост производительности труда — хорошо. Если можно изменчивость каждого параметра развития представить в очевидной и бесспорной шкале «плохо хорошо», то последующее суммирование покажет первое прибли жение ответа на вопрос: правильно или нет развивается страна?

Тут, конечно, есть сложности, касающиеся весов отдельных пока зателей, но в первом приближении оценка делается с точностью до знака. Плюс или минус. Правильно или неправильно.

Национальная идея России. Постановка задачи. М., Научный эксперт, 2009.

С этой целью показатели развития нормировались на свое же значение в 2000 г., и если их рост означает «плохо», или паде ние означает «хорошо», то бралась обратная функция. Если рост означает «хорошо», а падение — «плохо», то они так и изобража лись на графике. Таким образом получены два полупространства оценки динамики развития стран. Верхнее полупространство «хорошо — правильно» и нижнее полупространство «плохо — неправильно».

На рис. 1.64 показан результат. В том числе то, что получается при усреднении всех показателей развития, кроме золотовалют ных резервов и внешнеторгового оборота (включая в ансамбль параметров даже дутый нефтяными ценами сырьевой экспорт ный ВВП). Жирная черная кривая развития страны идет уверен но вниз. Особенно в условиях кризиса, что как раз и свидельству ет о потере суверенности развития.

Сопоставим вывод, полученный по совокупности частных критериев развития, с выводом о жизнеспособности страны, по казанной на рис. 1.64. Они совпадают. Страна исповедует нежиз неспособную псевдомодель развития и соответствующую идео логию. Закладывает их в государственное управление.

Судя по выступлениям руководителей государства, создается впечатление об их искусственной отстраненности от информа ции о положении дел в стране. А между тем, страна продолжа ет, как это отчетливо видно, системно деградировать. Приход В.В. Путина замедлил темпы падения. Обвал 1990-х гг. перешел в плавное скольжение вниз по наклонной плоскости. Но вектор падения по широкому перечню показателей все равно не преодо лен. Для его изменения нужна трансформация самой существую щей на сегодня псевдомодели.

Итак, далеко неполный экскурс в официальную статистику состояния и развития страны подошел к завершению. Вывод оче виден!

Самое главное, что показывает панорамный статистический портрет страны, — это то, что ее всеобщая деградация, начав шаяся во времена Ельцина, в периоды второго и третьего прези дентов России своего направления не изменила. Ее всеобщность говорит о том, что это результат не ошибок, недоработок или не удачных кадровых назначений.

отн. ед.

отн. ед. 1 3 32 16 5 7 9 2, 13 11 13 улучшение 15 17 19 31 21 23 25 1, 27 29 34 1 36 38 - 40 42 ухудшение 0,5 44 -4 46 48 50 год 0 -7 52 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 54 56 32 отн. ед.

отн. ед.

1, улучшение ЗВР 1, ВТО 1, - ухудшение 0, СРД - 0,8 - год 2000 2001 2002 2003 2004 2006 2007 2009 Рис. 7.31. Относительная изменчивость 56-ти показателей разви тия страны по данным Росстата (ЗВР — золотовалютные резервы, ВТО — внешнеторговый оборот, СРД — среднее всех остальных показателей) 1 — численность населения РФ;

2 — инфляция;

3 — степень износа основ ных фондов;

4 — обеспеченность сельскохозяйственных организаций трак торами;

5 — число организаций, выполнявших исследования и разработки;

6 — обеспеченность сельскохозяйственных организаций зерноуборочными Диагноз в другом: реализуемая государственная политика яв ляется для России нежизнеспособной.

Трансформация непригодной и нежизнеспособной псев домодели страны неизбежна. Это не мнение, не частный ин терес или вкусовая позиция авторов, а объективный вывод комбайнами;

7 — товарная структура экспорта (минеральные продукты);

8 — товарная структура экспорта (машины, оборудование и транспортные средства);

9 — удельный вес сельских населенных пунктов, необслуживаемых сетью почтовой связи;

10 — число почтовых ящиков на 10 тыс. чел. сельского населения;

11 — численность дошкольных образовательных учреждений;

12 — численность государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений;

13 — численность больничных учреждений;

14 — численность амбулаторно-поликлинических учреждений;

15 — число больничных коек на 10 тыс. чел.;

16 — заболеваемость населения;

17 — численность персонала в России, занятого исследованиями и разработками;

18 — численность библио тек в России;

19 — библиотечный фонд России;

20 — численность учреждений культурно-досугового типа;

21 — численность киноустановок;

22 — коэффи циент замещения пенсий;

23 — реальная заработная плата;

24 — прожиточ ный минимум;

25 — доля семейных и материнских пособий в общих расходах на выплату пособий и социальную помощь;

26 — коэффициент Джини (со циальное расслоение);

27 — ветхий и аварийный жилищный фонд;

28 — ввод в действие газовых сетей в сельской местности;

29 — ввод в действие автомо бильных дорог с твердым покрытием в сельской местности;

30 — доля машин, оборудования и транспортных средств в импорте в Россию;

31 — валовой внутренний продукт;

32 — золотовалютные резервы;

33 — внешнеторговый оборот;

34 — число браков на 1 тыс. чел.;

35 — число разводов на 1 тыс. чел.;

36 — смертность на 100 тыс. чел.;

37 — смертность по классу инфекционных и паразитарных болезней (на 100 тыс. чел. населения);

38 — смертность в Рос сии по классу причин болезней органов пищеварения на 100 тыс. чел.;

39 — площадь сельскохозяйственных угодий;

40 — выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух;

41 — выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух в РФ от автотранспорта;

42 — число безработных;

43 — среднегодовая численность занятости на предприятиях государственной и муниципальной собственности;

44 — доля лиц с высшим профессиональным образованием в численности безработных;

45 — численность зарегистрированных престу плений;

46 — число лиц, потерпевших от преступлений;

47 — перевозки пас сажиров в России, млн чел. (железнодорожный транспорт);

48 — грузооборот транспорта (до 1990 г. — без газопроводного);

49 — выпуск специалистов госу дарственными и муниципальными высшими учебными заведениями по спе циальности «физико-математические науки»;

50 — число самоубийств на 100 тыс. чел.;

51 — миграционное сальдо;

52 — отношение инвестиций к ВВП;

53 — рождаемость;

54 — удельная энергоемкость ВВП;

55 — зарплатоемкость ВВП (отношение средней начисленной заработной платы к ВВП);

56 — произ водство металлорежущих станков.

и очевидная альтернатива. Если Россия не изменится, то при усилении социально-политической нестабильности и внешнего давления ее распад скорее всего станет неизбежным. Для иного исхода, т. е. успешного и устойчивого развития России, властная идейная трансформация неизбежна.

Глава 2. Современный российский элитогенез как клановый принцип формирования государственной власти Что представляет собой современная российская элита? По стичь это возможно, реконструировав механизмы ее формиро вания. Однако проведение такой реконструкции в достаточной степени затруднено. Основная трудность связана с отсутстви ем объективной информации. Как правило, подлинные мотивы элитного отбора носят закрытый характер. В основном они опре деляются принадлежностью неофита к тем или иным клановым группировкам. Но прямая фиксация фактов клановости — во прос для правоохранительных органов, а не для научного дис курса. В средствах массовой информации циркулируют много численные разоблачения на предмет персоналий различных клановых группировок. Однако представительность такого рода информации, ввиду отсутствия верификационных механизмов, весьма сомнительна. Исследование феномена элитогенеза пред полагает, таким образом, использование особого методического инструментария.

В исследовании была апробирована новая методика расчета коэффициента клановости в высшей российской государствен ной власти. Она заключалась в выявлении совпадающих поло жений в биографиях представителей политической элиты, зна чимых, т. е. влияющих на их профессиональное поведение. При ситуации значительных биографических совпадений высокой является вероятность клановой кооптации во власть.

Итак, коэффициент клановости (КК) имеет следующий вид:

КК = 100% (число членов РК с совпадающим значимым признаком) / (численность РК), где РК — руководящая структура.

Показатель, превышающий 10% кланового представительства, рассматривается экспертно как пороговое значение для иденти фикации клановости. Клановость обычно возникает при един стве включенности типа орденской, при общих обстоятельствах биографии (совместное проживание когда-либо, учеба, служба в армии, эмиграция), национальности, интересах криминального клана (мафия), религиозных, родственных и т. д.

Чиновник высокого ранга, обучавшийся в одном образова тельном учреждении с политическим лидером государства, мог быть кооптирован во властные структуры и в силу личных спо собностей. Но вероятность действия клановых кооптационных механизмов, безусловно, выше.

Исследование было ориентировано на решение двух основопо лагающих задач. Во-первых, предстояло ответить на вопросы: су ществовали ли кланы и клановые механизмы кооптации высшей российской политической элиты и какова была динамика изме нений во времени соответствующего коэффициента. Во-вторых, следовало определить факторное воздействие политических кла нов на жизнеспособность российской государственности.

Решение второй исследовательской задачи сопряжено с отве том на вопрос о невозможности выстраивания реальных управ ленческих механизмов без существования консолидированной вокруг лидера властной команды. Для эффективного управления глава государства должен иметь кадровый круг, на который он мог бы лично опереться при решении актуальных политических задач. Фактор личной преданности занимает поэтому значимое место. Без собственной команды лидер государства (да и любой управленческой структуры) обречен на неуспех.

Кадровый отбор во власть исключительно на основе про фессиональных качеств сам по себе еще не является гарантией успеха. Не факт, что профессионалы будут работать на решение командных задач. Неинтегрированному в команду управленцу неуспех системы может быть в определенных случаях более вы годным, чем ее успешность. Провал вышестоящего руководства оказывается для него зачастую желаемым результатом, обеспечи вающим собственное продвижение вверх по служебной лестни це. Напротив, для человека клана неуспех команды, ввиду нераз рывной персональной связи с ней, является личным поражением.

Его политическая судьба имманентно связана с командным лиде ром. Уход последнего означает уход всей команды.

С другой стороны, превышение порога клановизации объек тивно ведет к снижению качества государственного управления.

Непрофессиональность кадров может явиться в данном случае фактором деструкции государства. Преданность командному лидеру при отсутствии соответствующих знаний и умений не позволяет эффективно осуществлять управленческие функции, не говоря уже о решении сложных нестандартных или форс мажорных политических задач. Консервация клановой модели ведет к селекции и размножению посредственностей. Напротив, представительство специалистов, «цвета нации» во власти выхо лащивается.

Длительная клановая селекция кадров неизбежно ведет к го сударственной катастрофе. Показателен в этом плане историче ский опыт российской государственности. Общеизвестно, ка кими проблемами в осуществлении управленческих функций в Московском царстве XVII столетия оборачивалось сохранение системы «местничества». Родовой принцип выстраивания власт ной иерархии парализовал в отдельных случаях всю систему го сударственного управления. Особенно наглядно эти провалы об наруживались в периоды военных конфликтов. Правительство даже было вынуждено периодически объявлять о «безместии» на периоды войн. Представители высокородных боярских клановых группировок фактически саботировали распоряжения, поступа ющие со стороны неинкорпорированных в аристократическую систему военачальников. Не случайно, что петровскому государ ственному реформированию непосредственно предшествовала отмена местничества в 1682 г. специальным решением Земского собора. Однако разрушить сложившуюся клановую систему ока залось достаточно непросто. При Петре I в этих целях вносился запрет на выписки из местнических книг, проводилось их массо вое сожжение1.

Аналогичная ситуация сложилась на закате существования Российской империи. Сохранявшаяся сословная система кадро вой ротации все более приходила в противоречие с задачами при Маркевич А.И. О местничестве. Киев, 1879;

Павлов-Сильванский Н.П. Госу даревы служилые люди. СПБ., 1898;

Буганов В.И. «Враждотвореное» местни чество // Вопросы истории. 1974. № 11;

Эскин Ю.М. Местничество в России XVI–XVII вв. Хронологический реестр. М., 1994.

влечения на государственную службу новых управленцев-про фессионалов. К осуществлению актуальных программ модерни зации страны кооптированная преимущественно из поместных дворян тогдашняя политическая элита была малопригодна.

Таким образом, возникает понимание амбивалентного значе ния кланов в системе государственного управления. С одной сто роны, клановые механизмы кадровой ротации снижают профес сиональные потенциалы управленческих кадров. С другой, они же формируют властную команду, являясь опорой политического ли дера в осуществлении единого курса. Следовательно, речь должна идти не об упразднении кланов. Это не может быть достигнуто в принципе. Место ликвидированного клана с неизбежностью займет новый. Реалистическая задача — это вопрос оптимизации.

Управленческим ориентиром в данном случае должен стать опти мум клановой инкорпорации во власть, ограниченной критери альными рамками профессионализма управленческой команды.

Кланы за ширмой демократической государственности: американский опыт фильтрационных институтов рекрутинга политических элит Политическая элита в действительности нигде и никогда не формировалась демократическим путем. Тезис о необходимости демократизации часто использовала контрэлита против суще ствующей элитной группировки.

Формирование элит в реальности во все исторические време на имело корпоративный, закрытый характер. Везде оно являлось результатом действия различных фильтрационных институтов.

В европейские Средние века это были монашеские ордена. На Востоке роль своеобразного политического фильтра принадлежа ла религиозным школам. В Новое время появляются различного рода политические клубы. Фильтрационные функции историче ски принадлежали (и есть основания полагать, что по-прежнему принадлежат) институту масонства. Учитывая реальную дорого визну политических выборов, существует и определенный фи нансовый фильтр элитного отбора.

Для обнаружения скрытых за ширмой демократии истинных механизмов рекрутинга элит можно обратиться к опыту США.

Определенное клановое представительство существует в лю бом государстве. Даже в тех государственных системах, которые традиционно позиционируются в качестве демократии, значи тельное влияние сохраняют политические кланы. Достаточно об ратиться к рассмотрению политического истэблишмента США.

В 1950-е гг. социолог Ч.Р. Миллз насчитал 200 семей, которые с момента принятия Декларации независимости фактически целиком формировали американскую политическую и деловую элиту2. Появление не входящих в этот клановый круг фигурантов носило исключительный характер. Новые фамилии достаточно быстро исчезали с политического небосклона.

За прошедший с момента миллсовского исследования период мало что изменилось. Наиболее яркий пример — отец и сын Буши в президентском кресле США. Между ними при этом был только один фигурант высшей власти — Билл Клинтон. Характерно, что по прошествии второго бушевского правления на политическом Олимпе вновь восстанавливается клинтоновское представитель ство в лице госсекретаря США Хиллари Клинтон. Чем в данном случае номинируемые в качестве оплота демократии Соединенные Штаты принципиально отличаются от фамильных режимов ряда стран Востока? Тот же непотизм в действии. Личностные качества Дж. Буша-младшего вряд ли у кого-либо оставят сомнения о его продвижении во власть по каналам клановой инкорпорации.

Но, может быть, приводимый пример представляет собой ис ключение из общего правила демократической ротации? Дина стии политиков для США — типичное явление. Так, сын второго президента Соединенных Штатов Дж. Адамса Дж. К. Адамс стал сначала госсекретарем, а потом и пятым президентом. Внук осно вателя политической династии Ч.Ф. Адамс участвовал в избира тельной кампании 1848 г., претендуя, хотя и неудачно, на пост вице-президента. Ну а правнук стал одним из наиболее знамени тых (а знаменитость, как правило, редко достигается без соответ ствующего продвижения) американских историков.

В клановом родстве между собой состояли Теодор и Франклин Рузвельты. Сам автор великого антикризисного курса находился Миллс Ч.Р. Властвующая элита. М., 1978.

в дальнем родстве с президентами Улиссом Грантом и Захарией Тейлором. Сыновья Франклина Делано претендовали на занятие постов мэра Лос-Анджелеса и губернатора Нью-Йорка.

Нет нужды говорить о месте в американской политической элите клана Кеннеди. Видным сенатором от Демократической партии являлся отец вице-президента в администрации Б. Клин тона, соперник Дж. Буша на выборах Альбер Гор. Дед другого претендента на президентское кресло Дж. Маккея, имея чин че тырехзвездного адмирала, являлся одним из основоположников авианосной стратегии ВМФ США, а отец — главнокомандующим Тихоокеанским флотом, руководившим американскими военно морскими силами в период войны во Вьетнаме.

Среди знаменитых прямых предков Дж. Буша — младшего не только президент США. Его дед был сенатором, один прадед — руководителем Национальной ассоциации мануфактурных про изводств и экономическим советником Герберта Гувера, другой — основателем одной из крупнейших компаний Уолл-стрита Brown Brothers Harriman и финансистом успешных выборных кампаний Франклина Рузвельта.

Выборы очередным президентом США имеющего кенийских предков афроамериканца Барака Обамы — необходимый полит технологический ход по восстановлению дезавуированной «аме риканской мечты» о равенстве возможностей. Но принципиаль но сложившуюся систему клановых инкорпораций во власть это не меняет при наличии известных нитей, связующих и Б. Обаму с определенным сектором американского истэблишмента. Что уж в этом отношении говорить о России, для которой традиция демократии при формировании властных элит гораздо менее ак туальна, чем для Соединенных Штатов.

Фильтрационные институты элитного отбора — реальность американской политической жизни.

С одной стороны, это родовые кланы. Все перечисленные при меры родства американских политиков не лучшим образом соот носятся с классическим представлением о демократии.

Другой американский элитный фильтр представляют собой религиозные институты. Еще М. Вебер свидетельствовал об их регулятивной значимости в жизни американцев. Переезжая в любой город США, человек, который занимается публичной де ятельностью, первым делом идет регистрироваться в существую щую религиозную общину. Такая регистрация служит негласным общественным пропуском (фильтром). Без этого успех человека в публичной сфере невозможен.

Религиозная структура американского общества имеет, судя по официальным социологическим данным, следующее предста вительство: 51,3% — баптисты, 23,3% — католики, 16% — те, кто не разделяют взглядов никакой религии или придерживаются индивидуальных религиозных представлений, и, наконец, про тестантские меньшинства — 7–8%. Однако конфессиональная принадлежность американских президентов совершенно не соот носится с указанными пропорциями. Львиную их долю за новей шую историю США представляет именно 7–8% протестантского меньшинства. Гувер и Никсон — квакеры, Эйзенхауэр и Рейган — пресвитериане, Буш-старший, Форд, Рузвельт — епископальная англиканская церковь, Джонсон — церковь Христа. Можно го ворить об определенной тенденции. За последние пятьдесят лет известны три случая, когда, вступая в активную политическую деятельность, будущий президент резко менял религиозную при надлежность, переходя из одной общины в другую: Эйзенхауэр, Рейган, Дж. Буш-младший. Случайно ли? Судя по всем этим фак там, определенная роль религиозных общин США в формиро вании американской политической элиты является достаточно очевидной.

Третий фильтрационный институт США — это элитарные образовательные учреждения. Первую строчку в данном ряду занимает Йельский университет. Там, еще со студенческой пар ты, формируют американскую политическую элиту («правящий класс»).

Применительно к нашему государству речь, таким образом, должна идти не о демократизации элитогенеза, а о создании филь трационных институтов селекции элит в интересах России. Это должны быть институты ценностного типа. Они придут на смену ныне действующим фильтрам финансового и непотического про филя. В этой трансформации и заключается путь оздоровления российской государственной власти.

Коэффициент клановости политической элиты в России в шкале исторического времени Клановые группировки в высшей российской власти выявля лись посредством анализа биографий представителей политиче ской элиты. Обнаруживаемые групповые совпадения в анкетных данных позволяли сделать предположение о наличии структур соответствующих кланов. Коэффициет клановости рассчитывал ся, как указано выше.

Для рассмотрения были взяты советский и постсоветский пе риоды истории. Эмпирическим материалом для определения пер соналий политической элиты, применительно к советскому време ни, послужили составы Центрального Комитета КПСС, РКП(б), ВКП(б). Они переизбирались на каждом партийном съезде. По следние перевыборы состоялись на XXVIII съезде КПСС в 1990 г.

Применительно к постсоветскому периоду для анализа политиче ской элиты использовались данные рейтингов ста ведущих поли тиков3.

Выявление возможных кланов осуществлялось прежде всего через установление общности в биографии национального поли тического лидера и представителей правящей элиты. В качестве критерия клановости была взята земляческая принадлежность.

Представитель элиты рассматривался в качестве представителя правящего клана в том случае, если он жил и работал там же, где и соответствующий лидер государства (рис. 2.1).

Для ленинского периода такого рода клановым идентифика тором являлось нахождение в политической эмиграции. Перво Центральный Комитет КПСС. М., 2005;

Абрамов А. У Кремлевской стены.

М., 1987;

Герои Октября. Биографии активных участников подготовки и про ведения Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Л., 1967. В 2 т.;

Герои Октября. Книга об участниках Великой Октябрьской социалистической революции в Москве. М., 1967;

Депутаты Верховного Совета СССР. М., 1958, 1962, 1966, 1970, 1974, 1979, 1984;

Ивкин В.И. Государственная власть СССР.

Высшие органы власти и управления и их руководители. 1923–1991. Историко биографический справочник. М., 1999;

Минаков С.Т. Советская военная элита 20-х годов. Орел, 2000;

Народные депутаты СССР. М., 1990;

Чернев А.Д. кремлевских вождей. Политбюро, Оргбюро, Секретариат ЦК. Компартии в ли цах и цифрах. М., 1996;

Щеголев К.А. Кто есть кто в России. Исполнительная власть. М., 2007;

Щеголев К.А. Кто есть кто в России: Законодательная власть.

М., 2009.

40 % год 1918 1925 1932 1939 1946 1953 1960 1967 1974 1981 1988 1995 2002 Рис. 2.1. Коэффициент клановости в истории Российского государства начально политэмигранты составляли более трети состава боль шевистского ЦК.

При рассмотрении феномена внутрипартийной борьбы нали чие этой группировки удивительным образом оказалось вне вни мания историков. Она явственно обнаруживается при помощи примененной в настоящем исследовании методики расчета коэф фициента клановости.

Актуализировавшаяся стоящая перед большевиками задача строительства новой государственности объективно вела к сни жению влияния связанных с внешними силами политэмигран тов. К концу Гражданской войны их долевое представительство в ЦК сократилось до одной пятой части. На уровне высшего эшелона партии велась борьба между национальной (национал большевистской) и политэмигрантской (интернационалистской) группировками. В сталинский период она завершилась оконча тельным разгромом клана бывших политэмигрантов (рис. 2.2).

Применительно к периоду правления И.В. Сталина интерес на проверка тезиса о наличии в высших эшелонах партии особой грузинской группировки. В нее, при соответствующем расчете, зачислялись не только этнические грузины, но и представители других национальностей, проживавших в разные годы на терри тории Грузии. Максимум грузинского представительства был до стигнут в 1930-е гг., не превысив при этом 7%.

40 % год 1918 1920 1922 1924 1926 1928 1930 1932 1934 1936 1938 Рис. 2.2. Представительство бывшей политической эмиграции в ЦК Коэффициент клановости в сталинский период был в пять раз ниже, чем в ленинский период, в 4,8 раза ниже, чем в хрущевский и в 2,1 раза — чем в брежневский. Полученные результаты позво ляют утверждать, что режим И.В. Сталина не имел выраженной клановой опоры. Кадры подбирались по иному принципу, ско рее с позиций профессиональной пригодности. А режим личной преданности достигался путем нависавшей угрозы репрессии.

Важен современный вопрос: возможно ли заменить неприемле мую внезаконную репрессионную систему стимулирования про фессиональной эффективности иным легитимным современным принципом? Представляется, что вполне. Однако это возможно либо внешним по отношению к элите способом — например, на стоящей выборной ротацией. Либо внутренним личным, жестким лидерским механизмом, что, по-видимому, представляет собой явление довольно редкое и случайное. Кроме того, для подобного шага должен иметься соответствующий кондиционный лидер.

Следовательно, политическая успешность не обязательно со пряжена с наличием мощного и развитого клана политического лидера. Это, опять-таки, вопрос оптимизации фактора. Наличие целенаправленной кадровой политики позволяет, как в сталин ском случае, опираться не на кланы, а на более широкие слои но вопривлеченных дееспособных управленческих кадров.

Хрущевский период характеризуется восстановлением кла новых механизмов кадровой инкорпорации. Представительство правящего клана вновь достигло трети состава ЦК. Для упроче ния своего положения в борьбе с оппонентами Н.С. Хрущеву тре бовалась персональная кадровая опора. Она была найдена прежде всего в политических кадрах Украинской ССР. В совокупности с выходцами из Курской области (родины Первого секретаря ЦК) они составили хрущевский клан. Резкая клановизация высшей власти в 1950–1960-е гг. обернулась в итоге ее депрофессионали зацией, снижением качества государственного управления и ко мандным крахом. Урок, который, как будет видно в дальнейшем, очень поучителен для современной властной формации.

Брежневский клан кооптировался по регионам партийной ка рьеры будущего Генерального секретаря — Днепропетровская об ласть, Молдавская ССР, Казахская ССР. Подавляющее большинство в нем занимали выходцы из Днепропетровска. Тезис о существова нии «днепропетровского клана» находит, таким, образом, статисти ческое подтверждение. Коэффициент клановости при Л.И. Брежне ве был, правда, заметно ниже, чем при Н.С. Хрущеве. Тем не менее, он фактически вдвое превышал условное 10-процентное пороговое значение. Характерно, что широкая днепропетровская инкорпо рация в ЦК началась еще до брежневского избрания. Это говорит о том, что и клан приводил к власти новых лидеров, а не сами только лидеры создавали под себя соответствующие клановые структуры.

Одной из причин политического поражения М.С. Горбачева явилось отсутствие собственной политической команды. Горба чевский клан, кооптировавший выходцев со Ставрополья и вы пускников МГУ, имел показатель коэффициента клановости около 5%. Это минимальное значение на всем рассматриваемом временном интервале. За спиной М.С. Горбачева не обнаружива ется какой-либо мощной клановой структуры. Известно, какое сопротивление политике М.С. Горбачева на местах оказывали сложившиеся региональные клановые группировки4.

Исторический опыт лишения М.С. Горбачева власти указыва ет на риск и при отсутствии у государственного лидера собствен ной политической команды. События 1991 г. обнаружили дефи цит горбачевской кадровой опоры.

Оганесян Э. Век борьбы. Мюнхен. М., 1991. С. 568, 617–618.

Правда, диагностируя отсутствие мощного горбачевского клана, необходимо сделать определенную оговорку. На поздней стадии существования СССР в высших властных структурах ока зывается достаточное число лиц, продвижение и деятельность которых были связаны с латентным иностранным влиянием.

Выявить достоверно состав этой группы не представляется воз можным. Но, возможно, именно она и составляла ядро полити ческой команды М.С. Горбачева. Отличие ее от типичных кланов заключалось в целевой направленности на самоуничтожение су ществующего коммунистического политического режима и са мой государственности СССР.

Постсоветский период высших властно-управленческих ка дров характеризуется новой волной клановизации. До трети пред ставителей политической элиты в современной России состав ляют лица, происхождение или трудовая деятельность которых связаны с Петербургом (Ленинградом). Понятие «ленинградский клан» является на сегодня достаточно устойчивым в политоло гической литературе. По уровню кланового представительства в высшей власти Российская Федерация вышла на максимальный в истории показатель, соответствующий периодам революции и хрущевской кадровой ротации. Снижение профессиональных качеств кадров при такой модели ротации политических элит является вполне прогнозируемым и закономерным результатом, который, по опыту хрущевского периода, ведет только к одному:

снижению качества государственного управления — вплоть до краха команды.

Современные клановые инкорпорации в политическую элиту не ограничиваются петербургским представительством. Извест ным современным феноменом является широкое введение на уровень высшей власти бывших и действующих представителей органов госбезопасности и силовых правоохранительных струк тур. Их удельный вес в современной политической элите находит ся на беспрецедентно высоком уровне, превышая четверть всего истэблишмента. Доля представительства указанных ведомствен ных кланов пятикратно превышает показатели сталинского пе риода. Характерно также то, что удельный вес соответствующего клана сохраняет тенденцию роста, увеличившись за 2000-е гг. на 11% (рис. 2.3).

30 % год 1930 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 Рис. 2.3. Представительство органов госбезопасности и правоохранительных органов в политической элите Еще более впечатляющим является рост представительства в высшей политической власти лиц, деятельность которых связана с банковскими структурами и крупным бизнесом. Уже к 2000 г. оно составляло более трети состава российского правящего класса.

К 2010 г. этот показатель и вовсе достиг половины всего истэблиш мента. Несмотря на реляции о победе над олигархическим капи тализмом образца 1990-х гг., подлинный облик власти позволяет констатировать прямо противоположную тенденцию. Финансовая олигархия составляет сегодня реальность современного функцио нирования и кооптирования российской власти (рис. 2.4).

60 % год 2000 2004 Рис. 2.4. Представительство банковских структур и крупного бизнеса в политической элите Рекрутинг состава парламента Российской Федерации Проверка проведенных расчетов была проведена по персона лиям представителей российского парламента. Целесообразность такой проверки определялась двумя соображениями: во-первых, возрастала выборка — до 620 человек;

во-вторых, речь шла об ор гане, формируемом демократическим путем посредством выбо ров5. Если клановые структуры в нем сохраняются, то механизмы выборности сами по себе не отменяют действие иных, недемо кратических механизмов рекрутинга.

Предположение уверенно подтвердилось. Петербургская группа составляет 12,9%, представители органов госбезопасно сти — 12,3% российских депутатов. Это меньше, чем среди ста ведущих политиков. Но такое уменьшение, по мере снижения по пирамиде власти, прогнозируемо. Для сравнения, представи телей вооруженных сил среди депутатов — 6,9%, что почти в два раза меньше, чем выходцев из органов госбезопасности и МВД.

Характерно появление новой клановой группы — бывших спорт сменов (5,8%). И особую позицию занимают представителей бан ковских структур и крупного бизнеса — 47,9%.

Цифры, полученные применительно к когорте ста ведущих политиков и парламенту, фактически совпали. Постоянно цир кулируют слухи о покупке депутатских мест в Государственной Думе, называются конкретные суммы… При том, что почти каж дый второй депутат имеет отношение к банковской или предпри нимательской деятельности, т. е. в депутатский корпус кооптиру ются люди, по меньшей мере, состоятельные, данное обвинение звучит достаточно правдоподобно. Институт выборности, та ким образом, сам по себе принципиально не влияет на модель элитного рекрутинга. Выборы достаточно управляемы, если нет жестких механизмов ограничения действия денег. За ширмой выборов в современной России действуют ведомственные и зем ляческие кланы. Но главное, что определяет основной принцип рекрутинга элит в Российской Федерации, — деньги. Современ ная демократия — это власть не народа, а денег.

Щеголев К.А. Кто есть кто в России: Законодательная власть. М., 2009.

Этнические группировки Другой проверяемый посредством методики биографиче ских совпадений показатель характеризует представительство национальных меньшинств на высшем уровне государственной власти. Временной интервал анализа ограничивался при этом советским периодом истории. Данное ограничение связано с на личием эмпирической информации. Анкетные данные в СССР включали, как известно, графу о национальной принадлежности («пятый пункт»). Именно эта самоидентификация представи телей ЦК по партийным анкетам и послужила основанием для расчета удельного веса различных национальностей в советской политической элите6. Проблема скрываемой национальной при надлежности в данном случае, ввиду неявности идентификаций, выводилась за скобки. Между тем, необходимо признать, что она действительно существовала. Типичным случаем являлось ис пользование рядом представителей национальных меньшинств по конъюнктурно-карьерным соображениям анкетной иденти фикации — «русский». Т.е. по этому признаку возможна оценка только «снизу». Она, как понятно, является более надежной.

В официальных документах современных россиян графа «на циональность», как известно, отсутствует. Ее нет и в паспорте гражданина Российской Федерации. Применительно к современ ному периоду точно определить национальное представительство в политической элите, таким образом, не представляется воз можным. Необходимость расширенной и публичной анкетной идентификации лиц, занимающихся политикой и поступающих на государственную службу, составляет одну из важных состав ляющих противодействия клановизации власти. Целесообраз Центральный Комитет КПСС. М., 2005;

Абрамов А. У Кремлевской стены.

М., 1987;

Герои Октября. Биографии активных участников подготовки и про ведения Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Л., 1967. В 2 т.;

Герои Октября. Книга об участниках Великой Октябрьской социалистической революции в Москве. М., 1967;

Депутаты Верховного Совета СССР. М., 1958, 1962, 1966, 1970, 1974, 1979, 1984;

Ивкин В.И. Государственная власть СССР.

Высшие органы власти и управления и их руководители 1923–1991. Историко биографический справочник. М., 1999;

Минаков С.Т. Советская военная эли та 20-х годов. Орел, 2000;

Народные депутаты СССР. М., 1990;

Чернев А.Д.

229 кремлевских вождей. Политбюро, Оргбюро, Секретариат ЦК. Компартии в лицах и цифрах. М., 1996.

ным в этой связи представляется внесение соответствующих до полнений в федеральные законы — «О государственной службе»

и «О защите персональных данных» (рис. 2.5).

% год 1918 1928 1938 1948 1958 1968 1978 1988 Рис. 2.5. Представительство национальных меньшинств в высшей политической элите России Революционная элита в подавляющем большинстве своем была представлена национальными меньшинствами. Их удельный вес в ЦК превышал первоначально две трети состава. Даже после окончания Гражданской войны он все еще превышал половину численного состава членов Центрального Комитета. Тезис о том, что существенную роль в революции в России сыграли «нерус ские», находит, таким образом, прямое статистическое подтверж дение. Особенно очевидным статистически являлось существова ние еврейской и латышской политической клановости. Удельный вес евреев и латышей в ЦК явно диссонировал с их представи тельством в общей численности населения (рис. 2.6–2.7).


В сталинский период представительство национальных мень шинств в государственной политической элите СССР заметно снижается. К концу правления И.В. Сталина оно в 2,3 раза было меньше, чем в начальной революционной точке советского эли тообразования. Четко фиксируется перелом, произошедший во второй половине 1930-х гг., после которого доля представитель ства национальных меньшинств в политической элите начала резко сокращаться.

35 % год 1918 1923 1928 1933 1938 1943 1948 1953 Рис. 2.6. Представительство евреев в ЦК 14 % 1918 1919 1920 Рис. 2.7. Представительство латышей в составе ЦК в первые послереволюционные годы Применительно к периоду власти И.В. Сталина заслуживает внимания динамика представительства в ЦК еврейских полити ческих кадров. Резкое снижение их удельного веса фиксируется в начальном периоде сталинского правления. Эти изменения хро нологически соотносятся с разгромом троцкистской оппозиции.

В дальнейшем, в 1930-е гг., представительство еврейского клана не только не уменьшилось, но даже несколько возросло. Полученные данные вступают, таким образом, в противоречие с распростра ненным в последние годы историографическим представлением о преимущественно антисемитской направленности сталинской партийной чистки. В 1939 г. евреи занимали второе после русских место в ЦК по своему представительству. Ситуация принципи ально изменилась только в послевоенный период, на волне кам пании борьбы с «безродным космополитизмом». После XIX съезда 1952 г. представительство евреев в советской политической элите сократилось, в сравнении с предшествующим составом, в 6,5 раза.

В дальнейшем можно было говорить лишь о латентных формах представленности евреев в ЦК, выражающихся в русификации фа милий и соответствующих изменениях анкетных данных. Но этот аспект проявления клановости, традиционно служащий предме том различного рода конспирологических спекуляций и разобла чений, в применяемом в настоящем исследовании статистическом оценивании выводится за скобки рассмотрения.

Вновь укажем, что статистика не подтверждает тезиса о свя занности И.В. Сталина с особым грузинским кланом (рис. 2.8).

В сталинский период правления удельный вес представитель ства грузин в советской политической элите оставался пример но таким же, как и в годы ленинского политического лидерства.

Не всякий инкорпорированный во власть представитель нацио нальных меньшинств обязательно должен быть связан с клано выми этническими группировками. Угрозу для государствен ности представляют не сами «инородцы», исторически внесшие важную лепту в успехи российского государственного управле ния, а инородческие кланы.

% год 1918 1928 1938 1948 Рис. 2.8. Представительство грузин в ЦК При Н.С. Хрущеве доля национальных меньшинств в совет ской политике вновь возрастает. На первые позиции этнического кланообразования выходят украинцы. Именно в хрущевский пе риод был достигнут исторический максимум украинского пред ставительства в ЦК. Исследование представленности украин цев на высшем уровне советской государственной власти четко фиксирует резкий подъем этого показателя в период правления Н.С. Хрущева, что позволяет констатировать фактор клановой ангажированности политических инкорпораций (рис. 2.9).

% год 1918 1923 1928 1933 1938 1943 1948 1953 1958 1963 1968 1973 1978 1983 Рис. 2.9. Представительство украинцев в составе ЦК На время руководства партией Л.И. Брежневым приходится очередной спад представительства национальных меньшинств в высшей политической элите. Состоявшийся в 1976 г. XXV съезд зафиксировал исторический минимум их удельного веса в соста ве избранного Центрального Комитета. Однако это понижение сменяется скачкообразным подъемом инкорпорации во власть национальных кадров периода перестройки. К моменту краха советской системы их представительство приближалось к по ловине численного состава партийной элиты. По отношению к 1986 г. их удельный вес возрос почти в два раза. Это была са мая существенная перекройка этнической структуры политиче ской элиты за весь советский период. Крах СССР, распавшегося именно по границам национальных размежеваний, указывает на деструктивные последствия соответствующих элитных инкорпо раций. Закрепившие свое положение в результате горбачевских ротаций этнические кланы реализовали в конечном итоге клано вые устремления сепаратистского раздела страны.

Новая кадровая политика и перспективы кланового разлома В свете полученных выше выводов определенным индикато ром начала внутренних трансформационных процессов в правя щей политической элите являются новые назначения. Сохраняется ли в ней прежняя (землячество, олигархат, спецслужбы, этнич ность) модель клановости? В перечне новых назначений во власть сохраняется доминанта крупного бизнеса и «ленинградцев». Од нако при этом обнаруживается исчезновение компоненты, свя занной со спецслужбистским прошлым. Очевиден происходящий процесс изменения в системе власти. В этом процессе, вероятно, и будет заключаться исток конфликта в последующем. С одной стороны — силовики, связанные со структурами государствен ной безопасности, а с другой — финансовые олигархи. По этому разлому и пройдет линия столкновения. Временная коалиция пу тинского периода вероятнее всего не будет продолжительной.

Исходя из клановых интересов, возможно предположить два сценария развития ситуации. Первый определяется курсом либе ральной модернизации. Он уже достаточно определенно декла рирован в выступлениях ИНСОРа. Прямыми его интересантами выступают интегрированные в мировой транснациональный бизнес представители финансовых кругов. Второй сценарий представляет собой курс на этатизацию, связанную с интересами силовиков.

Наступает время, когда назревает необходимость определить ся. До 2010 г. формулой дня был компромисс между идеями либе рализма и сильного государства. Но время противоречивой мо дели, основанной на конъюнктурном консенсусе, прошло. Союз «и» в новой постановке вопроса должен быть заменен на «или».

Прежнее договорное основание — «и либерализм, и сильное го сударство» — явно не работает. Псевдомодель страны нежизне способна. Вызов реальности заключается в выборе: «или либера лизм, или сильное государство».

Инициатива разрушения консенсуса исходит от олигархиче ской клановой группы. Она нанесла первый удар. Так, за намере нием преобразовать МВД прослеживается вполне определенное стремление отстранить от управления полицейскими структура ми людей, пришедших к руководству ведомством из органов гос безопасности.

Безусловно, политическая команда является необходимым условием эффективного властного функционирования. Однако формироваться она может различными способами. Клановая мо дель ее формирования действует в тех случаях, когда отсутствует эффективная кадровая политика. И, напротив, при наличии бо лее менее оптимальных по профессиональной фильтрации меха низмов селекции кадров кланы уменьшают по отношению к по литическому лидеру свою актуальность.

Использовавший клановые структуры в своих интересах по литический лидер рискует, сталкиваясь с вероятностью со време нем превратиться в заложника кланов. В борьбе с финансовыми олигархическими группировками, олицетворяемыми фигурами Березовского, Смоленского, Ходорковского и Гусинского, В.В. Пу тину требовалось найти собственную клановую опору. Такая опо ра была, очевидно, найдена в лице земляческого ленинградско го и ведомственного клана выходцев из служб госбезопасности.

И это было вполне рационально.

Однако в дальнейшем все более актуализировалась задача проведения преобразований государства. Вросшие в существую щую систему распределения ресурсов политические кланы оказа лись одним из основных препятствий модернизации. Назревшие системные преобразования вступили в противоречие с группо выми клановыми интересами. Движение вперед стало возможно только при преодолении политическим лидером сохраняющейся неформальной зависимости от кланов. Такая задача может быть реализована при запуске в действие альтернативных неклановых механизмов кадровой ротации.

Глава 3. Типология и историко-страновый анализ моделей властной трансформации В соответствии с общей установкой исследования целесоо бразно реконструировать осуществленные в истории разных стран властно-управленческие трансформации применительно к вероятности их практического повторения в современной Рос сии. В качестве методологического инструментария использо валась методика исторического моделирования и исторической компаративистики. Идентификация различных схем трансфор мации представлена в виде достаточно устойчивых моделей. Все го их типологически выделено четыре. Это:

1) революция;

2) дворцовый переворот;

3) демократическая легитимная модель;

4) Цезарианская модель.

Рассмотрим их в этой последовательности.

Модель революции В отношении понятия «революция» существует большая пута ница. Сложность связана с употреблением его в рамках различных дисциплин и контекстов. Существуют социально-экономический, социологический, политический, технологический, естественно научный, астрономический и иные подходы. В данном случае де финиция «революция» рассматривается исключительно в рамках механизмов властной трансформации. Поэтому был применен кратологический (кратология — учение о власти) подход.

Под революцией понимается насильственная смена полити ческой власти при участии широких народных масс (рис. 3.1).

Ключевыми здесь являются два признака — насильственность и массовость. По первому из них антитезой революции выступа ет выборная трансформация, по второму — переворот. Противо поставление революций и реформ относится к оценке характера и скорости изменчивости осуществляемых властью преобразова ний, но не к способам захвата самой власти. Поэтому дихотомия Национальный политический лидер Команда политического лидера Центральный политический истэблишмент Псевдооппозиция Региональный политический истэблишмент Контрэлита Массы Антиэлита Ведущая сила властной трансформации Используемые силы властной трансформации Рис. 3.1. Модель революции «революционаризм» — «реформизм», как не имеющая прямого отношения к теме исследования, не рассматривается.


Из всех возможных сценариев осуществления властной трансформации революционный путь предполагает наибольшие издержки. В периоды революций разрушаются инфраструктуры, наносится материальный и демографический урон соответству ющему государству. Это всегда социальное потрясение. Истории неизвестно ни одного примера, чтобы происходящая революция не сочеталась со снижением показателей экономической разви тости. С этих позиций оценивал, в частности, опыт революци онной трансформации один из основоположников французского консерватизма Э. Берк. В работе «Размышления о революции во Франции» он однозначно характеризовал описываемое им явле ние как общественное зло, воплощающее все худшие стороны че ловеческой природы1.

Берк Э. Размышления о революции во Франции. М., 1993.

Другое дело, что далее, уже после осуществления элитной ин версии, может быть организован как прорыв в развитии страны, так и может произойти ее дальнейшая деградация. В этом прин ципиальное отличие революций 1917 г. и 1991 г. Однако даже в случае достижения позитивных для страны последствий из держки при революционной трансформации всегда значительны и не всегда оправданы. Нельзя поэтому согласиться с распростра ненным мнением о революциях как «дешевом» способе взятия власти. Напротив, революционный путь по отношению к ресур сам страны наиболее дорогостоящ.

Современные гуманитарные науки не имеют адекватной реа лиям ХХI в. теории, позволяющей прогнозировать революции и описывать механизмы их осуществления. В России в лучшем случае применяется по инерции советская истматовская теория революции. До сих пор используется в основном трехкомпонент ный плехановско-ленинский определитель «революционной си туации», не позволяющий идентифицировать революции нового типа. Номинированные в свое время В.И. Лениным знаменитые признаки были уже достаточно давно подвергнуты в политиче ской науке ревизии.

«Невозможность «верхов» управлять по-старому». Опираясь на этот признак, советские историки видели в управленческих новациях властей симптом надвигающейся революции. Однако большей вероятности лишиться власти подвержена та политиче ская команда, которая именно по-старому управляет и не счита ет, что это недопустимо. Элита утрачивает ощущение опасности.

Возникает иллюзия, что правление властной элитной когорты «вечно». П.А. Сорокин писал о предреволюционном вырождении господствующей политической элиты, об утрате ею способности к действиям и осознания необходимости перемен2. И тут, для властей как гром с ясного неба, — революция. В час «Ч» выродив шаяся элита оказывается неспособной даже на силовое противо действие (революция 1991 г.).

«Обострение выше обычного нужды и бедствий народных масс». Этот ленинский признак революционной ситуации не признается в современной политологии в качестве индикатора надвигающейся революции. Истории известны многочисленные Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

примеры, когда ухудшение положения народа никоим образом не сказывалось на его политической активности. Не привело к ре волюции и резкое падение уровня жизни населения в России в 1990-е гг. Ленинская теория дала сбой. В действительности же еще Токвиль указывал, что революции чаще возникают не в ре зультате ухудшения ситуации, а как реакция на неоправдавшие ся ожидания. Мотивы революционной активности переносятся в сферу психологии. Череда лишений вырабатывает у народа со ответствующую психологическую адаптацию, умение приспоса бливаться к невзгодам. Каждый новый удар по благосостоянию народа воспринимается едва ли не как неизбежность. Но как только у народа формируется ожидание завтрашнего улучшения, а оно не происходит, детонируется революционный взрыв.

Французская революция, указывал А. де Токвиль, разразилась тогда, когда объективно социально-экономическое положение населения было значительно лучше, чем в предшествующие деся тилетия. Однако любой, пусть незначительный, сбой в динамике улучшений становится революционным катализатором3.

Такой же качественный рост уровня жизни наблюдался и в ка нун гибели Российской империи, и в преддверии краха СССР.

Революционный мотив движения масс заключался не в том, что жизнь стала невыносимой, а в несоответствии ее имеющимся ожиданиям. Обещали материальное процветание, а вместо этого сохранялся товарный дефицит. Эти ожидания имели не только материальное выражение. Возрастающие общественные запросы определялись факторами роста образованности, информирован ности, самосознания и др.

Взгляды А. де Токвиля получили развитие в разработанной американскими политологами Д. Дэвисом и Т. Гарром теории «От носительной депривации». Побудительной причиной революции считается в этом подходе усугубляющийся разрыв между ожида ниями и объективными возможностями их удовлетворения. Раз личаются, соответственно, «революции пробудившихся надежд»

(новые неудовлетворяемые в рамках прежней системы ценност ные запросы), «революции отобранных выгод» (снижение воз можностей удовлетворения имеющихся у общества потребнос Токвиль А. Старый порядок и революция. М., 1997.

тей), «революции крушения прогресса» (сбой в темпах роста улучшения стандартов жизни)4.

Рост нефтедолларовых показателей ВВП в 1999–2008 гг. и по следовавшее затем банкротство модели нефтяного процветания есть типичный пример формирования условий для «революции крушения прогресса». Ссылка на 1990-е гг., когда при худшем по ложении народа революция, тем не менее, не произошла, в рам ках теории «относительной депривации» не действует. Совре менная ситуация, согласно ей, в гораздо большей степени может быть оценена как потенциально революционная. На первый план здесь могут выйти не столько материальные, сколько психологи ческие и идеологические факторы (рис. 3.2).

Качество жизни Качество жизни Революция Революция Современные теории революции Ленинская теория революции (неоправдавшихся ожиданий) Рис. 3.2. Как происходят революции Третий ленинский признак революции — «повышение соци альной активности масс» — не вызывает возражений. Однако он недостаточен. Предоставленные сами себе массы к революции не способны. Нужна управляющая ими организация. Движения про теста, указывал признанный авторитет в исследовании революци онных механизмов американский политолог Ч. Тилли, только тог да смогут трансформироваться в политически целенаправленное коллективное действие, когда будут созданы подчиненные жест Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996;

Гарр Т.Р. Почему люди бунтуют. СПб: Питер, 2005;

Скакунов Э.И. Природа политического на силия // Социологические исследования. 2001. № 12.

кой дисциплине группы революционеров5. Поэтому посредством уничтожения организационного ядра революция может быть сор вана, тогда как активность масс перенаправлена в иное русло6.

Опыт Мексиканской революции 1917 г. вошел в мировую историю не только пролетарской рево люцией в России, но и крестьянской революцией в Мексике. Автор книги «Десять дней, которые потрясли весь мир» американский журналист Дж. Рид оказался в гуще обеих революционных кам паний, оставив ценные свидетельские наблюдения, которые дают основания для сравнения их между собой 7. События в Мексике опровергали марксистское представление о неспособности кре стьянства к организации революции. Выяснилось, что не только пролетариат, как считал К. Маркс, но и организованные в повстан ческие отряды крестьяне, могут в зависимости от страновых усло вий, выступать в качестве движущей силы революционной борь бы, имея в ней реальные шансы на успех. Обнаружилось также, что революционный разлом может проходить по линии противостоя ния друг другу города и деревни. В России в период Гражданской войны также проявились элементы данного антагонизма.

Впоследствии мексиканский опыт широко использовался в других латиноамериканских революциях. Идея крестьянской революционности нашла свое воплощение в теориях маоизма и «мировой гверильи»8. Она применяется и сегодня. Достаточно сослаться на Киргизию, где во время тюльпановой революции основной ударной силой народного выступления в Бишкеке ста ли доставленные в него сельские жители.

А что Россия? Российские крестьяне и русская деревня со вершенно напрасно не рассматриваются в качестве ниши для рекрутинга революционных сил. А между тем, характерное для крестьянской среды гомогенное ценностное отторжение либе Тилли Ч. Демократия. М., 2007.

Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. М., 1999.

Рид Дж. Восставшая Мексика. М., 1959.

Королев Ю.Н., Кудачкин М.Ф. Латинская Америка: Революции XX в. М., 1986.

ральных новаций общеизвестно, «Русская Вандея» сегодня не ис ключена. Судя по социологическим опросам, ментальная готов ность к ней у крестьян имеется.

Мексиканская революция демонстрирует и имманентную организационную слабость крестьянской повстанческой рево люционности. Мексика находилась фактически под полным кон тролем повстанцев. Однако институционализировать революци онную власть они не смогли.

Лидеры повстанческих армий покинули Мехико и занялись дележом помещичьих латифундий на местах. Продолжавшаяся семь лет крестьянская революция завершилась поражением. Ее опыт указывает, что для осуществления властно-управленческой трансформации свержения существующей властной команды недостаточно. Должен быть подготовлен собственный «теневой кабинет» и должна наличествовать собственная позитивная про грамма государственной политики9.

Другой яркий пример повстанческой революционности в Ла тинской Америке представляло движение тенентистов (от пор тугальского — лейтенант). Оно объединяло главным образом мо лодых бразильских офицеров. Организованный в октябре 1924 г.

Л.К. Престесом отряд, численность которого варьировала от 1, до 4 тыс. человек, преодолел расстояние по территории Бразилии в 25 тыс. км. Не проигравшая ни одного сражения с правитель ственными войсками повстанческая группировка получила на звание «непобедимая колонна»10.

Однако, как и в Мексике, феерия побед повстанцев не была воплощена в значимые политические результаты.

Опыт исламской революции А возможна ли вообще национально ориентированная власт ная трансформация в условиях политической гегемонии США в мире? Действительно, американский (англо-саксонский) про Строганов А.И. Латинская Америка в XX веке. М., 2008. С. 44–56;

Лаврец кий И.Р. Панчо Вилья. М., 1962;

Лавров Н.М. Мексиканская революция 1910– 1917 гг. М., 1972.

Коваль Б.И. Трагическая героика XX века. Судьба Луиса Карлоса Престеса.

М., 2005;

Строганов А.И. Латинская Америка в XX веке. М., 2008. С. 77–78.

ект мироустройства противоречит в своей сущности идеалам национального возрождения России. Онтологические основания этих противоречий получили раскрытие в работе «Новые техно логии борьбы с российской государственностью»11. Однако шанс осуществления национально ориентированной властной транс формации в условиях американского гегемонизма, тем не менее, существует. Об этом свидетельствует опыт революций, органи зованных в странах, традиционно считавшихся американскими вотчинами.

Как это удавалось?

Лучшим способом предотвращения американского вмеша тельства являлось создание имиджа идейно-психологической одержимости, пусть даже граничащей с имитацией коллектив ной экзальтации. Способны ли американцы вступать в борьбу с теми, кто демонстрирует свою готовность умереть? Как показы вает практика, далеко не всегда. Режимы, с легкостью идущие на компромисс, проявляющие нерешительность в проведении ан тиамериканской политики, показывают свою слабость. Они при попытке проведения самодостаточного, национально ориентиро ванного курса оказываются обречены на внешнее вмешательство.

Зато на прямое вмешательство в дела государств, проявляющих наступательный радикализм и бескомпромиссность, США идут достаточно неохотно. Куба, Иран, КНДР, Венесуэла, Никара гуа — все эти государства избрали антиамериканизм своим идео логическим знаменем. Однако идти в лобовую атаку против них США не решаются. «Вьетнамский синдром» по сей день не изжит в американском обществе и политическом истэблишменте. Две надцать лет потребовалось США для принятия решения о воен ном вторжении на территорию Ирака. Сдерживающим фактором являлось преувеличенное представление о мощи иракских воо руженных сил и главное — об их морально-патриотическом духе.

Только когда путем длительного мониторинга выяснилось, что готовность иракцев жертвовать собой во имя Саддама Хусейна это не более чем раскрученный хусейновской пропагандой миф, операции «Буря в пустыне» был дан ход.

Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Новые технологии борьбы с российской государственностью. М., 2009.

Классическим примером успешной властно-управленческой трансформации, связанной с отстранением от власти проаме риканской компрадорской элиты, стала Исламская революция в Иране. В отличие от большинства революций и переворотов эпохи холодной войны она была осуществлена без опоры на под держку одной из двух сверхдержав — США и СССР. Более того, по отношению к ним обеим изначально демонстрировалось под черкнуто враждебное отношение. Идеологом Исламской рево люции Аятоллой Хомейни был выдвинут концепт о «двух шай танах» (демонах). Под «главным шайтаном» понимались США, под вторым — Советский Союз12.

С самого начала оппозиция в Иране избрала тактику устра шения противника посредством демонстрации своей готовности к самопожертвованию. Цепную реакцию антишахских волнений вызвал расстрел студенческой демонстрации в традиционно ре лигиозном центре Хуме, организованной в январе 1978 г. против клеветнической статьи о Р. Хомейни в официальной государ ственной газете. Далее, по истечении установленного шиитской традицией 40-дневного траура, проводились новые демонстра ции. Они снова подвергались расстрелу. Следовал очередной тра урный период, и все повторялось вновь.

Этими акциями оппозиция добилась моральной победы над противниками. Главным аргументом властей в образовав шемся противостоянии являлась угроза расстрела. Но она оказы валась недейственной. Сторонники построения в Иране ислам ского государства сами шли под пули. Во властных структурах, не готовых вести борьбу в категориях жизни и смерти, возникло замешательство. Властная элита распалась, войска отказывались стрелять в народ. Моральная победа оппозиции привлекла в ее ряды тысячи сторонников. Страна оказалась парализована эко номической забастовкой. В антишахской демонстрации 2 декабря 1978 г. в Тегеране приняло участие два миллиона иранцев. И это в то время, когда в стране было введено военное положение, пред усматривающее запрет на проведение любых демонстраций. Два Агаев С.Л. Иран в прошлом и настоящем. (Пути и формы революционного процесса). М., 1981;

Агаев С.Л. Иранская революция, США и международная безопасность. М., 1986;

Виноградов В.М. От шаха до Хомейни: записки посла // Знамя. 1987. Кн. 1.

миллиона человек демонстрировало, таким образом, не только неприятие режима, но и свое личное бесстрашие. Это напугало не только иранские власти, но и Запад. Решимость антишахской оппозиции привела к замешательству не только иранских рояли стов, но и политические круги США. Вопрос о вторжении в Иран стоял на повестке обсуждений в администрации Дж. Картера.

За интервенцию высказывался, в частности, советник по нацио нальной безопасности З. Бжезинский. Однако консолидирован ной позиции достичь так и не удалось. С тех пор прошло более тридцати лет. Все это время исламский Иран как бельмо на глазу Соединенных Штатов. Однако до сих пор свалить режим иран ской теократии американцы были не в состоянии. В общем — это аргумент для российских скептиков, говорящих о бесперспектив ности отстаивания собственной политической линии в совре менном мире.

В период размышлений, происходящих в американских поли тических кругах относительно возможности военной операции против Ирана, Айятолла Хомейни неожиданно для американцев сам атакует. Предпринятые им действия служат прекрасной иллю страцией того положения, что лучший способ защиты это атака.

Под предлогом укрывательства США персидского шаха Хомейни санкционировал в ноябре 1979 г. захват американского посоль ства в Тегеране. Находящиеся в здании американцы были взяты в заложники. Только в январе 1981 г. они были освобождены.

Демонстративно провокативные действия иранских ислами стов были предприняты также против посольства СССР. Иран бросал вызов обеим сверхдержавам. Погромные антиимпериа листические действия студенческой молодежи были официально охарактеризованы Хомейни как «вторая революция, еще более крупная, чем первая». «Бей своих, чтобы чужие боялись». Реа лизуя данный принцип, исламисты демонстрировали крайнюю решимость в борьбе с противниками революции. Повсеместно действовали исламские суды — трибуналы. Для борьбы с под рывными элементами была создана организация «стражей рево люции». Типичная формулировка расстрельных приговоров — «служение дьяволу и разложение». Приведение их в исполнение демонстрировалось для устрашения по телевидению и описыва лось в СМИ.

Жертвенная энергетика исламской революции с наглядностью проявилась во время ирано-иракского конфликта. В ходе войны массовый характер приобрел феномен шахидизма — «мученичест ва за веру». Испытывавшая недостаток в военной технике иран ская сторона широко использовала тактику «живой волны». Пло хо вооруженные ополченцы атаковали в лоб вражеские позиции, невзирая на минные заграждения и перекрестный огонь. Посред ством таких атак происходило психологическое подавление про тивника. Тактика «живой волны» произвела большое впечатление на американских наблюдателей, и впоследствии вошла во многие учебные пособия по военному делу13.

Успех Исламской революции в значительной степени был пре допределен наличием разработанной идеологии. Революционе ры, добиваясь свержения шаха, знали, чего хотят и имели четкие представления о желаемой модели будущей государственности.

Теория исламского государства составила основное содержание учения Айятоллы Р.М. Хомейни. Все ее базовые положения были разработаны им еще в дореволюционный период14.

В лице Хомейни исламская революция имела признаваемого большинством течений иранского исламизма лидера. Его воз вращение в Иран после 15-летней эмиграции стало кульмина ционным моментом революции. Народ встречал своего кумира, скандируя лозунг: «Шах ушел, Имам пришел». Это была формула легитимизации новой власти. Принципу династической легитим ности противопоставлялась легитимность духовной авторитет ности имамата.

Обратимся к некоторым положениям программной речи Хо мейни, с которыми он вступил на иранскую землю: «…Вся наша экономика разрушена. Если мы захотим вернуть страну в преж нее состояние — понадобятся годы наших совместных усилий.

Те, кто под предлогом превращения арендаторов-издольщиков в крестьян-собственников провели аграрную реформу, сделали так, что она обернулась гибелью сельского хозяйства, и теперь вы Кепель Ж. Джихад. Экспансия и закат исламизма. М., 2004. С. 41;

Воро нин С.А. Ислам, национализм и власть: Индонезия, Ливия, Иран. (Политичес кое лидерство в исламском мире в свете теории «третьего пути»). М., 2009.

С. 412.

Великий аятолла имам Хомейни. Завещание. М., 1996;

Агаев С.Л. Р.М. Хо мейни // Вопросы истории. 1989. № 6.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.