авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Властная идейная трансформация ...»

-- [ Страница 4 ] --

Национальный политический лидер Команда политического лидера Центральный политический Псевдооппозиция истэблишмент Региональный политический истэблишмент Контрэлита Антиэлита Массы Ведущая сила властной трансформации Используемые силы властной трансформации Рис. 3.6. Цезарианская модель властной трансформации Элитная ротация в России проводилась фактически при каж дой новой интронизации. В отдельные правления осуществля лось по две, а то и по три массовые ротационные операции. В том случае, если прежняя элита оказывала сопротивление, включался механизм политических репрессий. Когда сила элитного проти водействия оказывалась достаточно велика, «царь» обращался к народу. Активизировалась энергия традиционного народного неприятия боярства. Народ призывался к искоренению боярской крамолы. Для него этот призыв всегда был имманентно желае мым и ожидаемым. Восстанавливался утопический, но мотива ционно действенный идеал «народной монархии». Хороший царь и плохие бояре — характерная российская психологическая фор мула, которая не отменена и поныне.

В народном восприятии образ министра традиционно пред ставлялся в инфернализированном ракурсе. У русского народа не было министров, почитавшихся в качестве национальных героев.

Сакральным ореолом мог быть наделен царь, военачальник, свя щенник, поэт, но никак не министр. Славословия в адрес того или иного чиновника имели, как правило, канцелярское происхожде ние и не относились к народной политической мифологии. Даже превозносимый ныне П.А. Столыпин оценивался большинством современников не как «прогрессивный реформатор», а не ина че как «вешатель». Не случайно после Февральской революции был близок к положительному решению вопрос об установлении в центре Киева памятника убийце премьер-министра Д.Г. Богро ву. А бывшая Маловладимирская (затем Столыпинская) улица, на которой премьер принял смерть, называлась именем одного из наиболее видных российских террористов Г.А. Гершуни53.

Зачастую забывают, что Октябрьская революция упраздни ла не монархию (это сделал Февраль), а систему министерского правления. Она актуализировала архетипы народной ненависти к министрам-временщикам. Само название правительства — «временное» — подтверждало в глазах народа его узурпационную природу. Слово «министр» было созвучно понятию «контррево люционер». Не случайно сталинская реанимация министерств вызвала резкое неприятие у части левых коммунистов. Для Л.Д. Троцкого восстановление старорежимных должностей ми нистра и генерала было синонимично измене революционному делу.

В народном мировосприятии природа правильного государ ства раскрывается через традиционный социальный институт большой патриархальной семьи. Чиновник в этой мифологизи Багдасарян В.Э. Проблема десакрализация власти: антиминистерская па радигма народной ментальности // Государственное строительство России.

История, современность, перспективы. Материалы межвузовской научной конференции. М., 2002.

рованной системе отношений есть инородный элемент. Его образ может постигаться через фигуру урядника, традиционно оцени ваемого как народный притеснитель. Так что призыв «государя»

к народу по искоренению боярско-чиновничьей (олигархическо номенклатурной) крамолы всегда находил и, вероятно, найдет благоприятный отклик.

В опирающейся на марксизм советской традиции под цеза рианством понималась политика социального лавирования. Как аналог цезарианской политики рассматривался бонапартизм.

Данное понимание основывалось на представлении о том, что государственная власть является инструментом определенных классов или иных социальных групп. Когда точного определения классовой принадлежности не обнаруживалось, выдвигалось предположение о лавирующем курсе соответствующего государ ства. Государственная власть действительно может с большим или меньшим успехом и последовательностью представлять ин тересы определенных классов. Но это не классовый орган, как считали марксисты. Государство формулирует в своей страте гии и реализует в своей политике общенациональные интересы.

Отсюда, сущность цезарианства должна быть переосмыслена.

В определенных ситуациях при неразвитости или недейственно сти демократических институтов решение сущностных задач на ционального развития может взять на себя верховный властный суверен (высшее должностное лицо государства).

Цезарианской модели властных трансформаций не находится места в классических теориях ротации элит (Г. Моска, В. Паре то, Р. Михельс), выстраиваемых в дуальной схеме дифференциа ции. В них рассматриваемая проблема редуцируется до противо поставления «элиты» и «массы». Верховный властный суверен соотносится с единой элитной нишей. Выделяемые В. Парето элитарные типажи «лис» и «львов» иллюстрируют проблему не тождественности интересов различных уровней правящего клас са54. Разнонаправленными могут оказаться, в частности, цен ностные ориентации центральной и региональной политической элиты. Такое расхождение все более обнаруживается в современ ной России.

Парето В. Компендиум по общей социологии // Антология политической мысли. В 5 т. М., 1997. Т. 2.

Для средневековой Руси традиционным являлось противоре чие двух элитных групп — боярства и дворянства. Если боярский интерес заключался в доминировании центробежных тенденций, то дворянский — в усилении позиций московского государя.

Именно на дворян, как служилое сословие, и опиралось русское самодержавие.

Воля к власти — один из «темных» инстинктов человеческой природы. Он, за редким исключением, присущ и чиновнику, и правящему монарху. Императив заключается в том, чтобы не просто удержаться у власти, но и расширить ее масштабы. Для монарха, находящегося на высшей ступеньке властной иерархии, дальнейшее расширение его власти есть расширение геополити ческого влияния возглавляемого им государства. Национальные интересы и властные стремления политического лидера в этом случае совпадают. Отсюда единение народа с «монархом» в дра матические периоды истории разных стран.

Опыт опричнины: цезарианская властная трансформация Ивана Грозного Одним из хрестоматийных примеров осуществления цезари анской трансформации в российской истории является опричная политика XVI в. Ни один из российских монархов не подвергался столь значительной мифологизации, как создатель опричнины Иван IV Грозный. Для обличителей пороков самовластия излю бленной темой стало описание жестокостей опричного террора.

Адепты же державности апеллировали к политике Ивана Грозно го для обоснования теории «православного меча»55.

Ввиду малолетства московского государя, вступившего на престол в трехлетнем возрасте, в 1530–1540-е гг. усилились пози ции боярства. Борьбу за фактическое обладание властью повели две боярские группировки — гедиминовичей Бельских и рюри ковичей Шуйских. Не считавшиеся с юным Иваном временщики Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. М., 1988;

Кобрин В.Б. Иван Грозный. М., 1989;

Флоря Б.Н. Иван Грозный. М., 1989;

Шмидт С.О. У истоков российского абсолютизма: исследование социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1996.

вызывали у того резкое раздражение, приведя, по его собствен ному признанию в дальнейшем, к жажде отмщения.

Первоначально в борьбе с боярской элитой использовался сценарий создания нового высшего управленческого органа, ко оптируемого из худородных родов, в обход действовавшей тра диции местничества. По наущению священника кремлевского Благовещенского собора Сильвестра (впоследствии — редактора «Домостроя») при Иване IV был сформирован неформальный совещательный институт, проводивший разработку реформа торской политики. Не вполне корректное наименование его на польско-литовский манер «Избранная Рада» обязано своим про исхождением Андрею Курбскому56.

В феврале 1549 г. был созван первый в истории России Земский собор, сравниваемый зачастую с европейскими национальными представительными учреждениями. Лейтмотивом соборных ре шений стало всенародное одобрение затеянной управленческой трансформации. Латентный мотив заключался в подрыве позиций боярской элиты за счет расширения демократической платформы.

Но действенность «Избранной рады» как инструмента цеза рианской политики постепенно выхолащивалась. Сформирован ный на ее основе круг новой элиты занял фактически ту самую нишу, которая принадлежала прежде Бельским и Шуйским. Вы страивалась перспектива превращения государя в марионетку кооптированной им же элитной группировки.

Охлаждение в отношениях Ивана IV и Избранной Рады обу словливалось обстоятельствами постигшего царя в 1553 г. тяже лого, грозившего смертельным исходом заболевания. Государь настаивал на присяге своего сына, малолетнего Дмитрия. Во вре мя посвященного избавлению от смертельной болезни палом ничества в Кирилло-Белозерский монастырь царевич Дмитрий неожиданно умирает. Версия об отравлении была в этой ситуа ции более чем правдоподобна. Отсутствовали лишь прямые до казательства.

Особенно большое впечатление на царя оказала измена бе жавшего в Литву князя Андрея Курбского. Знание им системы русских оборонительных укреплений было использовано поль скими войсками в боевых действиях против Московского цар Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. М., 1993.

ства. И это был не единичный случай измены. В арсенале Ивана IV оставалось единственно возможное в этой ситуации сред ство — обратиться к народу.

Московский люд был эпатирован неожиданным отъездом в конце 1564 г. царя из столицы и его последующим отречением от царского престола. Характерно, что государь увез с собой казну и основные религиозные реликвии. Новой резиденцией Ивана IV стала подмосковная Александрова слобода. В отправленном отту да митрополиту Афанасию послании царь апеллировал к народу и объяснял мотивы своего отречения боярскими заговорами.

Челобитье Ивану IV на возвращение было принято им на условии установления опричнины. Само понятие являлось про изводным от старорусского слова «опричь» — «кроме». Вся зем ля подразделялась теперь на земскую и опричную. Последняя, передаваемая в личное распоряжение царя, выводилась за рамки государственного земельного фонда. Создавались параллельные в отношении к земским структуры власти — войско, чиновный аппарат, дума, казна и т. п. Фактической опричной столицей ста новилась Александрова слобода, покидаемая царем для визитов в земскую Москву сравнительно нечасто.

Для управления опричными землями избирались первона чально тысяча, а затем шесть тысяч служилых людей.

Жизнь в Александровой слободе строилась на основаниях раз работанного лично Иваном IV Устава «Грозного ангела» (под ним подразумевался архангел Михаил) и внешне уподоблялась монас тырскому общежительству. Царь выступал игуменом этого свое образного монастыря. Контрэлита создавалась по принципам фор мирования монашеского братства. Без этого дистанцирования от разлагающейся в пороках существующей властной системы затея создания альтернативных властно-управленческих кадров вряд ли бы удалась.

Апогеем опричного террора традиционно считается новго родский поход Ивана Грозного 1569–1570 гг. Поводом к его орга низации послужило донесение о вступлении новгородцев в пе реговоры с польско-литовским королем о переходе Новгорода в состав Речи Посполитой. Свидетельствовавшая о таких перего ворах грамота действительно была обнаружена в новгородском Софийском соборе за образом Богородицы. Другой причиной похода считается также борьба за искоренение возрождающейся новгородско-московской ереси «жидовствующих». Численность жертв новгородского похода варьирует в различных летописных источниках от 20 до 60 тыс. человек. По оценке современных ис следователей, таких как Р.Г. Скрынников, в Новгороде в этот пе риод погибло не более трех тысяч человек.

По возвращению Ивана IV в Москву следствие по «новгород ской измене» было продолжено. В скором времени новгородский процесс плавно перерос в «московское дело». Характерно, что расправы осуществлялись царем при полном народном одобре нии. Из 300 приговоренных к смерти 184 человека были царской милостью отпущены на свободу.

Не следует думать, что царский террор исчерпывал содержа ние внутренней политики периода опричнины. Именно во вто рой половине 1560-х гг. и в 1570-е гг., а вовсе не при «Избранной Раде», как это иногда преподносится, происходит учреждение и становление исполнительных органов власти — приказов. Воз никавшие прежде для осуществления разовых поручений госуда ря они превращаются при Иване IV в постоянно функционирую щие государственные структуры.

Выполнив свою миссию разгрома прежних элитных группи ровок опричнина в 1572 г. была упразднена. Семь лет потребова лось таким образом Ивану Грозному для осуществления власт ной кадровой трансформации.

Целенаправленное историографическое дезавуирование об раза Ивана Грозного не случайно. Именно с ним ассоциируется апогей могущества державы Рюриковичей на международной арене. Территория России за его царствование возросла с 2,8 до 5,4 млн кв. км, рост населения составил почти 50%. Инфернали зация Грозного означала, соответственно, и дезавуирование до стигнутых Московским государством в его правление успехов.

Отсюда следовало основное назидание — о противопоказан ности для России самих попыток цивилизационного торжества над Западом.

Впоследствии похожие мотивы будут в значительной мере определять содержание критики И.В. Сталина.

Конструировался идеомиф о правлении Ивана Грозного как времени тотального патологического террора. В действительно сти, по расчетам Р.Г. Скрынникова, опирающегося на статистику церковных отпеваний, количество жертв грозненских репрессий измерялось 4–5 тыс. человек. И это — за 50-летнее царствование.

С целью поминовения всех казненных в период правления Ивана IV по приказу царя был составлен специальный «Синодик опаль ных». В нем оказались упомянуты 3300 человек.

Для сравнения, масштабы репрессий в Европе того време ни были несоизмеримо выше. Достаточно сказать, что только за одну Варфоломеевскую ночь 1572 г. во Франции было истребле но более 30 тыс. гугенотов. Жестокость Ивана IV соотносилась с нравами монарших дворов тогдашней Европы. Тысячи людей были казнены его современниками — испанскими королями Кар лом V и Филиппом II, английским Генрихом VIII, французским Карлом IX, шведским Эриком XIV. Вопрос о масштабах репрес сий имеет в данном случае принципиальное значение, поскольку позволяет оценить масштабы крови, соотносящиеся с каждой из моделей властных трансформаций57.

Апокрифичными признаются современными историками сведения, почерпнутые главным образом из западных источни ков, о патологических поступках московского царя, таких как, например, собственноручное убийство им сына Ивана. Вскры тие могилы царевича в 1963 г. позволило установить содержание в его останках ртути, почти в 33 раза превышающее допустимую норму;

это прямо указывает, что смерть царевича наступила не от удара жезла, а в результате отравления58. Следовательно, заго воры по физическому изведению царской семьи не были плодом воображения государя.

Вплоть до самой революции к могиле Ивана IV в Архангель ском соборе Кремля для служения панихиды приходил простой люд. Грозный, карающий боярскую измену, как царь соотносился с народным идеалом монаршей власти, тогда как для элиты он являлся жупелом ужасов автократии.

Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992;

Скрынников Р.Г. Великий госу дарь Иоанн Васильевич Грозный. В 2 т. Смоленск, 1996.

Манягин В. Апология Грозного Царя. М., 2004. С. 115;

Фроянов И. Завеща ние Ивана Грозного. Грозная опричнина. М., 2009;

Шамбаров В.Е. Царь Грозной Руси. Завещание Грозного царя. М., 2009;

Шахмагонов Н. Царь Грозный: игумен или тиран всея Руси // www.kadet.ru/lichno/…/IvanIV.htm.

Удивительно интересно проследить, насколько устойчивы и как повторяются в истории глубинные свойства страны и на рода. Как схожи обстоятельства сталинского периода, включая судьбу этих двух лидеров в посмертном мифотворчестве.

Сталинская цезарианская трансформация:

опыт 1937 года Сталинская партийная чистка 1937 г. — это классический об разец масштабной цезарианской трансформации. На первый взгляд, этот опыт неудачен. Сталинские репрессии рассматрива ются как одна из наиболее мрачных страниц российской истории.

Но прежде чем присоединиться к этому выводу, нужно уточнить характер решаемых И.В. Сталиным в 1937 г. задач.

В массовом сознании сложился стереотип о 1937 г. как апо гее сталинского террора. Дата приобрела нарицательный смысл.

К ней зачастую апеллируют в назидательных целях, предосте регая власти от авторитарных устремлений: «Опять вернемся к тридцать седьмому году». А между тем, репрессивная волна 1937 г. уступала по своим масштабам иным периодам активной карательной политики, годам коллективизации или депортации народов. Она имела вполне определенную адресную направлен ность, будучи акцентированной на высшей партийной прослой ке, и в сравнительно меньшей степени касалась народных масс.

Американский политолог и историк, бывший атташе посоль ства США в Москве Р. Такер определяет террор 1936–1938 гг. как «величайшее преступление XX века»59. Но почему была избрана превосходная степень оценок? Число жертв коллективизации было в 10, а Гражданской войны — примерно в 30 раз больше.

Очевидно, американского исследователя смущали не столько масштабы кровопролития, сколько соотносящаяся с репрессия ми идеологическая трансформация режима. Сталин, признается Р. Такер в своем неприятии сталинского поворота, «предусма тривал возникновение великого и могучего советского русско го государства»60. Так что же, на поверку историографические Такер Р. Сталин у власти. История и личность. 1928–1941. М., 1997. С. 482.

Там же. С. 494.

штампы оборачиваются тривиальной русофобией и страхом За пада перед реанимацией «русской угрозы»?

О мифотворческой парадигме 1937 г. рассуждал в преамбуле «Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицын: «Когда… бранят произвол культа, то упираются все снова и снова в настрявшие 37-й — 38-й годы. И так это начинает запоминаться, как будто ни до не сажали, ни после, а только вот в 37-ом — 38-ом. Между тем, «поток» 37-го — 38-го ни единственным не был, ни даже главным. До него был по ток 29-го — З0-го годов, с добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллиончиков пятнадцать мужиков (а как бы и не побо ле). Но мужики — народ бессловесный, бесписьменный, ни жалоб не написали, ни мемуаров. И после был поток 44-го — 46-го годов, с добрый Енисей: гнали… целые нации и еще миллионы и миллио ны — побывавших в плену… Но и в этом потоке народ был больше простой и мемуаров не написал. А поток 37-го года прихватил и по нес на Архипелаг также и людей с положением, людей с партийным прошлым, людей с образованием… и сколькие с пером! — и все те перь вместе пишут, говорят, вспоминают: тридцать седьмой! Волга народного горя!» Обличение сталинских репрессий в значительной мере моти вировалось впоследствии проявлением ностальгии по утрачен ному привилегированному статусу потомков репрессированных партаппаратчиков. В результате, отпрыски ряда видных боль шевиков подались в диссиденты. Наименование «дети Арбата»

стало нарицательным для обозначения отстраненной в 1930-е гг.

от партийной кормушки отцов-номенклатурщиков «золотой молодежи»62.

«Свои убивали своих» — так сформулировала парадокс «боль шого террора» бывшая диссидентка, а впоследствии эмигрантка Р.Д. Орлова63. Одним из первых концептуализировал сталинские партийные чистки в качестве исторического возмездия извест ный разоблачитель провокаторства в революционной среде эми грант В.Л. Бурцев.

Идентифицируя большевиков как изменников делу револю ции, он в 1938 г. писал: «Историческая Немезида карала их за то, Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. М., 2002. Т. 1. С. 12.

Наш современник. 1988. № 7.

Орлова Р., Копелев Л. Мы жили в Москве. М., 1990. С. 34.

что они делали в 1917–1918 гг. и позднее… Невероятно, чтобы они были иностранными шпионами из-за денег. Но они, несомненно, всегда были двурушниками и предателями — и до революции, и в 1917 г., и позднее, когда боролись за власть со Сталиным… Не были ли такими же агентами… Ленин, Парвус, Раковский, Ганец кий и другие тогдашние ответственные большевики?».

Сталин же, по оценке Бурцева, по отношению к представи телям «старой ленинской гвардии» «не проявил никакого осо бенного зверства, какого бы все большевики, в том числе и сами ныне казненные, не делали раньше… Сталин решился распра виться с бывшими своими товарищами», поскольку «чувствует, что в борьбе с Ягодами он найдет оправдание и сочувствие у ис страдавшихся народных масс. В России… с искренней безгранич ной радостью встречали известия о казнях большевиков…»64.

Еще на рубеже 1950–1960-х гг. в среде консервативно ориенти рованной части интеллигенции 1937 г. оценивался как «великий праздник» «праздник исторического возмездия».

Сказывался синдром победителей. Придя к власти бывшие со ратники переключились на борьбу друг с другом. Много писалось о кроносовском архетипе революций. Самоистребление револю ционеров по сценарию Французской революции представало как явление закономерное и универсальное.

По горячим следам межпартийной борьбы в среде левой оп позиции был сформулирован концепт сталинского термидора.

Он составил основу выдвинутой Л.Д. Троцким теории «предан ной революции». В качестве доказательств сталинской контрре волюции Лев Давидович ссылался на следующие метаморфозы 1930-х гг.: отмена ограничений, связанных с социальным проис хождением;

установление неравенства в оплате труда;

реабилита ция семьи;

приостановка антицерковной пропаганды;

восстанов ление офицерского корпуса и казачества и т. п. Характерную реакцию левого крыла партии на происходящие перемены представляют гневные слова литературно-партийного функционера А.А. Берзинь, высказанные ею в 1938 г.: «В свое время в Гражданскую войну я была на фронте и воевала не хуже других.

Бурцев В.Л. Преступление и наказание большевиков. Париж, 1938. С. 3, 7.

Троцкий Л.Д. Преданная революция. М., 1991. С. 94–95, 106, 107, 109, 110, 121–122, 127–129, 182, 185.

Но теперь мне воевать не за что. За существующий режим я во евать не буду… В правительство подбираются люди с русскими фамилиями. Типичный лозунг теперь — «мы русский народ». Все это пахнет черносотенством и Пуришкевичем»66.

Напротив, бывшие царские офицеры не скрывали своих симпа тий к происходящим политическим процессам. «Я счастлив, — за являл один из них. — Тюрьмы полны евреями и большевиками»67.

«Неужели вы не понимаете, — завершал свою мысль офицер, — что речь идет о создании в России новой династии».

Действительно, почти половину жертв сталинской партийной чистки составляли «герои коллективизации», победители в вой не с крестьянством. Акцентировка на данном факте позволяет трактовать 1937 г. как «контрудар крестьянской страны». К 1939 г.

из причастных к коллективизационным процессам кандидатов в члены ЦК партии уцелел лишь один человек (Юркин)68.

Концептуально как контрколлективизация сталинские ре прессии рассматриваются и Р. Такером. Согласно его оценке, ди рективы вождя с 1935 г. приобретают «прокрестьянскую окра ску». Проект «октябрьской революции на селе» провалился.

Осознав его неудачу Сталин занял позицию, противоположную той, на которой сам находился в 1929 г. Вопреки прежней клас совой нетерпимости он заявлял, что «не все бывшие кулаки, бе логвардейцы или попы враждебны Советской власти»69. В то же самое время, когда прозвучали призывы к толерантному отноше нию к прежним записным врагам социализма, шло активное ис требление бывшей партэлиты70.

«Большой террор» был объективно предопределен логикой государственного строительства. Революционные кадры оказы вались лишними в постреволюционную эпоху. По мере укрепле ния государственности все более обнаруживался их антагонизм по отношению к формируемой государственной системе. Победив в 1917 г., они по-прежнему отождествляли себя с революционной властью и отказывались признавать новые реалии. Сам переход Наш современник. 1992. № 6. С. 157.

Разгон Л. Непридуманное. М., 1991. С. 77;

Медведев Р.А. К суду истории.

О Сталине и сталинизме. С. 413.

Кожинов В.В. Россия. Век XX-й (1901–1939). М., 1999. С. 448.

Такер Р. Сталин у власти. История и личность. 1928–1941. М., 1997. С. 296–297.

Там же. С. 296.

от революционной эпохи к государственной предопределил, та ким образом, их истребление71.

Перспектива Мировой революции оказалась в глазах праг матически мыслящей части большевиков призрачной. Идея строительства социализма в одной стране противоречила марк систскому пониманию природы всемирного коммунистического строительства. Удержаться у власти представлялось возможным, лишь вернувшись к дореволюционным имперским формам су ществования России.

К середине 1930-х гг. стало очевидным, что Коминтерн по терпел идеологический крах. Фактическое упразднение данной структуры являлось лишь делом времени72.

Большая партийная чистка представляла собой одну из возмож ных форм организации кадровой ротации. Одним из ее мотивов явилась тенденция бюрократического перерождения советского режима. Из партработников высшего звена формировалось некое привилегированное сословие, новый эксплуататорский класс.

Буржуазное разложение бывших героев революции и Граж данской войны достигло к середине 1930-х гг. столь значитель ных масштабов, что начало представлять угрозу для всех комму нистических завоеваний. Писатель В. Красильщиков вкладывает в уста Сталина, дискутирующего с Г.К. Орджоникидзе, следую щее рассуждение: «Наши сановники губят наши благие начина ния на корню путем чисто чиновничьего убийства живого дела… Объявляю им войну не на жизнь, а на смерть, до полного истре бления — или я, или они. Можем ли мы либеральничать, когда в стране беспорядок, неорганизованность, недисциплинирован ность?. Бюрократизм, хаос, ляпанье… Коррупция — уголовно на казуемое злоупотребление служебным положением. Семействен ность и протекционизм, которые народ не прощает, которыми тычет нам в нос: «Блат выше Совнаркома!». Можем ли мы допу скать все это вообще и, тем более, зная, что до войны остаются считанные годы? Есть ли у нас время разбираться, какой удар не обходим, а какой лишний? Можем ли мы позволить себе роскошь разбирательства, какой горшок поделом, а какой зря кокнули?»73.

Кожинов В.В. Россия. Век XX-й. (1901–1939). М., 1999. С. 363.

Сироткин В. Трагедия Коминтерна // Московская правда. 1989. 20 апреля.

Красильщиков В. Звездный час // Новый мир. 1986. № 10. С. 102.

В соответствии с российской исторической традицией, опре деляющее значение для внутренней политики, а соответственно, и кадровых ротаций, имел также военный фактор. Угроза миро вой войны обусловила стремление Сталина обезопасить тыл. Ре прессии обрушились на те элементы общества, от которых, по его представлению, исходила потенциальная опасность для режима в случае развертывания на территории СССР военных действий.

Террор парадоксальным образом оказывался одной из состав ляющих сталинского курса по укреплению обороноспособно сти государства. Характерно, что именно к такому объяснению 1937 г. склонялся посвященный во многие закулисные стороны политики того времени В.М. Молотов. «1937 год, говорил он в бе седе с Ф. Чуевым, был необходим. Если учесть, что мы после ре волюции рубили направо — налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозя щей опасности фашистской агрессии они могли объединиться.

Мы обязаны 37-му году тем, что у нас во время войны не было пятой колонны»74.

Катализатором развертывания Сталиным репрессий послу жил опыт войны в Испании, где не последнюю роль в поражении республиканцев сыграл фактор «пятой колонны». Экстраполяция испанского опыта на СССР диктовала, как ему казалось, необхо димость превентивной расправы с потенциальными предателя ми75. Поскольку сами советские лидеры сумели захватить власть в военное время, они более всего опасались войны на два фронта с внешним противником и внутренней контрреволюцией. «Как показывают многие факты, пишет современный исследователь сталинизма О.В. Хлевнюк, кадровые чистки и «большой террор»

1936–1938 гг. имели в основном единую логику. Это была попытка Сталина ликвидировать потенциальную «пятую колонну», укре пить государственный аппарат и личную власть, насильственно «консолидировать» общество в связи с нарастанием реальной военной опасности (эскалация войны в Испании, активизация Японии, возрастание военной мощи Германии и ее союзников).

Все массовые операции планировались как настоящие военные Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 390.

Khlevniuk O. The Reasons for the «Great Terror»: the Foreign-Political Aspect // Russia in the Age of Wars. 1914–1945. Milano, 2000. P. 159–170.

действия против врага, хотя еще не выступившего открыто, но готового сделать это в любой момент»76.

Сталинские партийные чистки вызывались не в последнюю очередь и национальным фактором. Сложившаяся в посток тябрьский период управленческая система была наиболее пре ферентна к кооптации в высшие эшелоны власти выходцев из еврейской среды. Сам Сталин являлся если не идейным, то, во всяком случае, бытовым юдофобом. В кулуарных беседах он ха рактеризовал партаппарат как «синагогу», а партийную чистку уподоблял «еврейскому погрому». Для его ближайшего едино мышленника А.А. Жданова настольной книгой служили «Про токолы сионских мудрецов». На эзоповом языке идеологических дискуссий под троцкизмом подразумевалось еврейское крыло партии. Популярностью в околополитических кругах пользова лась шутка следующего содержания. Вопрос: Чем Сталин отли чается от Моисея? Ответ: Моисей вывел евреев из пустыни, Ста лин — из Политбюро77.

Обвинение в антисемитизме не преминул использовать в кри тике сталинской политики Л.Д. Троцкий. «В истории, — писал он, — трудно найти пример реакции, которая не была бы окраше на антисемитизмом. Этот особенный закон целиком и полностью подтверждается в современном Советском Союзе… Как могло быть иначе? Бюрократический централизм немыслим без шо винизма, а антисемитизм всегда был для шовинизма путем наи меньшего сопротивления»78. Даже Н.С. Хрущев неоднократно на мекал в своих мемуарах на антисемитскую подоплеку сталинской партийной чистки. Антисемитизм ставился им в вину Сталину как коммунисту. «Берия, утверждал Хрущев, завершил начатую еще Ежовым чистку (в смысле изничтожения) чекистских кадров еврейской национальности»79.

Сталинские репрессии ознаменовали трансформацию совет ской системы в старорежимную. Для этого требовалось перво Хлевнюк О.В. «Большой террор» 1937–1938 гг. как проблема научной исто риографии. С. 448.

Платонов О.А. Тайная история России. XX век. Эпоха Сталина. М., 1997.

С. 18–30.

Цит. по Люкс Л. Еврейский вопрос в политике Сталина // Вопросы истории.

1999. № 7. С. 42.

Хрущев Н.С. Воспоминания. Избранные фрагменты. М., 1997. С. 68.

начально устранить космополитическую прослойку в высших эшелонах советской власти. «Большой террор» являлся в данной постановке вопроса походом национальных сил против интер националистского засилья. Сталинский цивилизационно ори ентированный концепт построения социализма в одной стране противопоставлялся идеологеме «Мировой революции».

А.М. Иванов писал о двух контрударах, нанесенных Россией по примазавшимся к революции антирусским силам. Первый датировался им 1926–1927 гг., второй — 1936–1938 гг. «События на внутреннем фронте, — рассуждал он, — как бы предваряли сценарий грядущей войны: враг под Москвой — отброшен, враг под Сталинградом — снова отброшен»80.

Кто же оказал наибольшее персональное влияние на идей ную эволюцию Сталина в направлении национал-большевизма?

Р.А. Медведев отводил эту роль А.Н. Толстому. Вернувшись на Родину писатель якобы пытался раздуть царистские настроения у генсека. Автор «Петра Первого» внушал Сталину мысль о его ста тусном преемстве русским монархам. Другим источником влияния стали труды идеолога национал-большевизма Н.В. Устрялова.

Война явилась рубежом идеологической трансформации со ветской системы. Речь И.В. Сталина на параде 7 ноября 1941 г.

ознаменовала выдвижение взамен революционно-интернацио налистских государственно-патриотических идеологем. Отнюдь не всеми в партии лейтмотив сталинского выступления был вос принят позитивно. В опубликованном Р.А. Медведевым «Поли тическом дневнике» приводится письмо некого ортодоксально мыслящего большевика, выражавшего недоумение, почему гене ральный секретарь в годовщину Октябрьской революции гово рил не о Марксе и Либкнехте, а об Александре Невском и Суво рове.

Революция 1917 г. имела не только социальную, но и этниче скую составляющую, ознаменовав победу национальных окраин над метрополией. Политическим выражением интернационал коммунистической парадигмы стало преобладание во власти нерусских элементов. Однако с середины 1930-х гг. возобладала противоположная тенденция. Под прикрытием чисток был осу ществлен приход к власти новой кадровой прослойки, главным Иванов А.М. Логика кошмара. М., 1993. С. 77.

образом крестьянского происхождения, нивелировавшей в ней инородческие элементы. Трансформация 1930-х гг. представля ла собой национальную реакцию преимущественно славянской страны на космополитические эксперименты предшествующих десятилетий. Историческая роль Сталина состояла в поднятии этой прослойки до уровня государственной власти81.

Иранский прецедент цезарианской трансформации Истории известны многочисленные примеры столкновения в борьбе за власть внутри высшего эшелона исполнительной властной вертикали. Достаточно распространенным случаем являлся, в частности, конфликт элит, группирующихся по ли нии размежевания президент (или монарх) — премьер-министр.

Такая ситуация сложилась в начале 1950-х гг. в Иране. Иран ским шахом на тот момент являлся Мохаммед Реза Пехлеви, политически ориентированный на США и Великобританию. Его государственный курс идеологически заключался в радикальной вестернизации Ирана. Вокруг шаха группировалась главным об разом компрадорская элита, связанная с английскими и амери канскими нефтяными концессиями. Прямо противоположные политические ориентиры определяли курс премьер-министра Ирана Мохаммеда Мосаддыка. Глава правительства был принци пиальным сторонником национализации нефтяных месторожде ний страны. Соответственно, премьер стал центром притяжения национально ориентированной элиты. В марте 1951 г. был при нят закон о национализации иранской нефтедобычи. Это автома тически привело к эскалации напряженности во взаимоотноше ниях с США и Великобританией. Между тем, народ начал сносить памятники шаха. Опираясь на народную поддержку, М. Мосад дык наносит временное поражение компрадорской группировке.

Р. Пехлеви бежал из Ирана — первоначально в Багдад, а затем в Рим. Из Ирана были принудительно высланы английские со ветники и специалисты, формировавшие в стране сеть оппози ции. Произошел разрыв дипломатических отношений с Велико британией.

Агурский М.С. Идеология национал-большевизма. Париж, 1980.

Задачей свержения М. Мосаддыка занялось непосредствен но Центральное разведывательное управление США. Директор ЦРУ выделил на ее решение значительные финансовые ресур сы. М. Мосаддык мог найти противовес американским проис кам в лице СССР. Однако шел 1953 г., и советское руководство было охвачено борьбой за «сталинское наследие». В результате военного переворота, совершенного генералом Фазлалла Захе ди, премьер-министр был свергнут, а нефтяные концессии США и Великобритании восстановлены. Допущенные М. Мосаддыком ошибки были учтены впоследствии во время Исламской рево люции. В современном Иране день принятия закона о национа лизации нефтяной промышленности объявлен праздничным.

Иранский опыт показывает в данном случае, что сценарий вы движения премьера как инициатора цезарианской трансформа ции исторически прецедентен82.

Опыт маоистской властной трансформации Идея о необходимости периодического осуществления власт ных трансформаций в целях обеспечения жизнеспособности государственной системы получила теоретическое обоснование в работах Мао Цзэдуна. Он в своих рассуждениях исходил из те зиса о том, что длительное нахождение на руководящих постах объективно приводит политическую элиту к перерождению.

Даже являясь первоначально революционной, она, подвергаясь искушению власти и связанными с ней преференциями, име ет тенденцию к моральному разложению. Если у нас длитель ное пребывание человека на руководящем посту расценивается прежде всего как свидетельство его управленческого опыта, то в маоистском Китае это воспринималось как предпосылка кор румпированности. О том же вызове неизбежного чиновничьего перерождения писал, критикуя теорию диктатуры пролетариата, и М.А. Бакунин83. Из данного рассуждения у теоретика анархиз ма следовал вывод о порочности самого института государства.

В отличие от бакунинского пессимизма Мао полагал, что воз Алиев С.М. История Ирана. ХХ век. М., 2004.

Бакунин М.А. Избранные сочинения. Т. 1. Государственность и анархия.

П.-М., 1919.

можна оптимизация государственной власти, осуществляемая посредством управляемых элитных ротаций.

Императив цезарианской властной трансформации в КНР от ражен в ее девизе «Огонь по штабам». В борьбе с переродившейся политической элитой руководства КПК Мао Цзэдун апеллировал к народу. Ударными силами по искоренению новой бюрокра тии стали отряды студентов-хунвэйбинов («красногвардейцев») и рабочих-цзаофани («бунтовщиков»). Реализовывалась модель антиэлитного союза между народом и «Великим кормчим».

По маоистской концепции закон буржуазного перерождения власти обусловливает проведение коммунистических революций со средней периодичностью раз в 15 лет. Пребывающий более четырех лет на чиновничьем посту партийный работник пре вращается в бюрократа. А потому постоянная ротация высших партийных кадров есть превентивная мера по сохранению ком мунистической природы государства. Опытный руководитель, полагали китайские коммунисты, это не столько профессионал, сколько потенциальный коррупционер. Не случайно в советской историографии эпохи застоя анализ феномена сталинизма осу ществлялся косвенно через дозволенную критику маоистского Китая84.

В маоистской теории получил развитие сталинский тезис об обострении классовой борьбы по мере строительства социа лизма. На основании его формулировалась угроза экспансии буржуазной идеологии и нравов в среду партийной элиты. Еще в 1950-е гг. Мао говорил об обуржуазившейся номенклатуре.

В СССР в постсталинский период концепт об обострении классо вой борьбы дезавуировался как один из жупелов сталинизма.

После смерти И.В. Сталина в СССР на уровне партийной эли ты встал вопрос: нужно ли сохранять существующий мобилиза ционный тип элитных ротаций? Усталость партийных кадров от перманентной мобилизационности выразилась через феномен хрущевской десталинизации. В настоящее время эта элитная па радигма разоблачения «культа личности» констатируется даже авторами школьных учебников.

Бурлацкий Ф.М. Мао Цзэдун: «Наш коронный номер — это война, дикта тура». М., 1976;

Румянцев А.М. Истоки и эволюция «идей Мао Цзэ-дуна». М., 1972.

«Репрессии, как и перед войной, не обходили партийно советскую элиту. Перед выдвинутыми на тот или иной ответ ственный пост молодыми работниками нередко ставились край не завышенные, трудные, а то и просто невыполнимые задачи.

Самые сильные и энергичные шли на повышение. Те, кто добился хоть каких-то успехов, имели шанс продолжать работу на преж нем месте. Тех же, кто не справлялся, часто ждал суд. В результате подобной «ротации» бюрократия подвергалась жесткому отбору.

Но уже к началу 50-х гг. в среде служащих — основной опоре Ста лина еще с довоенных времен — была заметна усталость от пос тоянно висевшей над ними угрозы наказания»85.

Соответствующие импульсы по реорганизации мобилизаци онной системы кадрового рекрутинга были перенаправлены из Москвы в Пекин. На VIII съезде КПК 1956 г., отражая политиче ский процесс в СССР, китайская партийная элита под предлогом борьбы за «демократию» и «коллегиальность руководства» раз вернула критику «культа личности». Из решений съезда были вы черкнуты все традиционные прежде апелляции к идеям великого Мао. Мао Цзэдун временно отступил, но уже тогда пришел к вы воду о необходимости антиревизионистской партийной чистки.

Тактический, как выяснилось впоследствии, характер имела кампания «ста цветов». «Пусть цветут сто цветов, пусть соперни чают сто школ», — звучал новый плюралистический лозунг Мао.

«Цветы» действительно распустились. Все латентные против ники Мао обнаружили себя. На следующем шаге все распустив шиеся «оппортунистические цветки» были срезаны под корень86.

В качестве правых органами госбезопасности было идентифици ровано около 400 тыс. представителей китайской интеллигенции и управленческих кадров.

Борьба с обуржуазиванием политической элиты велась не только путем кадровых перестановок и физического искорене ния скрытой оппозиции, но и через лишение номенклатуры пре ференцированного положения в обществе. Чиновников, включая высшее управленческое звено, стали на несколько месяцев в год История России, 1945–2007 гг.: 11 кл.: учеб. для учащихся общеобразова тельных учреждений / А.И. Уткин, А.В. Филиппов, С.В. Алексеев и др. М., 2008.

С. 40.

Spence J.D. The Search For Modern China 2nd edition. New York, 1990.

направлять на производство. Там — на заводах и в колхозах — они были обязаны наравне с простыми рабочими и крестьянами выполнять черновую производственную работу. В армии отме нялись воинские звания и сохранялись только должности. Долж ностные же перемещения могли иметь самую различную траекто рию. Сегодняшний генерал завтра мог стать простым рядовым87.

Скрытая оппозиция Мао в высших эшелонах партийной эли ты постепенно приобретала черты заговора. Бывший коман дующий китайскими добровольческими отрядами в корейской войне маршал Пэн Дэхуай едва ли не открыто угрожал высту плением армии. Мао Цзэдун принял вызов, пригрозив, что готов в случае поддержки Народно — освободительной армией КНР ревизионистов поехать в деревню для создания новой Красной армии. Председатель КНР Лю Шаоци выпустил многомиллион ную брошюру, в которой писал, намекая на Мао, о «жонглерах марксистско-ленинской терминологией», возомнивших себя «китайскими Лениными» или «китайскими Марксами». Будущий архитектор китайских реформ, генеральный секретарь ЦК КПК Дэн Сяопин сформулировал в качестве принципа экономической политики принцип идеологической плюралистичности: «Неваж но, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Через этот афоризм проводилось прямое оппонирование идеям Мао: неваж но, кто произвел товар — частный производитель или коммуна, главное — рост экономики.

Заговор против Председателя КПК приобрел в 1966 г. облик технологизированного плана. Отстранение Мао от власти предпо лагалось провести через традиционную советскую формулиров ку — «по состоянию здоровья». Предотвращая этот сценарий Мао Цзедун совершает эпатажный пятнадцатикилометровый заплыв через Янцзы. «Если, — обращался он после проведения данной демонстрации к народу, — кто-то в ближайшее время будет гово рить, что я нездоров — не верьте им, я в прекрасной форме».

На XI августовском пленуме ЦК КПК 1966 г. Мао Цзэдун от крыто обращается к народным массам и говорит о существовании Огонь по штабам или как надо действовать, когда руководящие органы встают на контрреволюционный путь. Борьба Председателя Мао против правых ревизио нистов и сторонников реставрации капитализма в Коммунистической партии Ки тая // komsomol.narod.ru/…/bombard_the_headquarters.htm.

в партии «буржуазного штаба», ведущего курс на установле ние «диктатуры буржуазии». Ставилась задача разгромить или, по крайней мере, парализовать на первом этапе существующее партийное и государственное руководство в Центре и на местах.

Вместо него предполагалось создать новые, кооптированные из на рода революционные органы власти. Начались массовые погромы существующих властных институтов, устраивались «суды масс»

над представителями «переродившейся» элиты. Для достижения революционного перелома Мао, опирающийся на безоговороч ную поддержку молодежи, инициирует временную приостановку занятий в школах и вузах. «Бунт — дело правое», — поддерживал их «Великий кормчий». В стране взамен разгромленных преж них властных структур институционализируется сеть револю ционных комитетов. Итогом осуществленной операции «Огонь по штабам» стала фактически тотальная замена прежней властно управленческой команды. В конфликте национальный вождь — политическая элита победа осталась за вождем. Цезарианская трансформация состоялась88.

При анализе феномена маоистского огня по штабам становит ся объяснимым патологическое неприятие маоизма брежневской номенклатурой. Миллионными тиражами в СССР выходили книги, дезавуирующие опыт социалистического строительства в КНР. За этим отторжением скрывался элементарный страх пе ред появлением советских хунвейбинов, которые бы пошли на штурм предавшего идеалы революции номенклатурного мира89.

Каждая из описанных моделей властных трансформаций име ет свои преимущества и издержки. Незатратных, «дешевых» сце нариев проведения властных трансформаций не существует. Нет также сценариев, абсолютно гарантирующих от пролития крови.

Истории известны как бескровные революции, так и оборачива ющиеся массовыми жертвами демократические выборы.

Предпочтительность той или иной модели трансформации для страны в соответствующий временной период должны опре Усов В.Н. КНР: от «большого скачка» к «культурной революции» (1960– 1966 гг.). М., 1998. В 2 ч.

Огонь по штабам или как надо действовать, когда руководящие органы встают на контрреволюционный путь. Борьба Председателя Мао против правых ревизио нистов и сторонников реставрации капитализма в Коммунистической партии Ки тая // komsomol.narod.ru/…/bombard_the_headquarters.htm.

деляться, исходя из имеющихся условий. Революционный сцена рий при отсутствии национально-ориентированной контрэли ты может лишь ввергнуть Россию в состояние неустойчивости.

Кроме того, при наличии «оранжевого» и «коричневого» подпо лья вероятна реализация тактики перехвата. При относительной длительности революционного процесса внешние силы, мобили зовав соответствующие финансовые средства, достаточно легко переформатируют его целевую направленность.

Ставка на выборный сценарий элитной трансформации не состоятельна применительно к современной России в силу тех же причин. Выборы на самом деле тотально управляемы. Успех в них определяется размером финансовых средств. Контрэли та элементарно не будет допущена даже до участия в выборных процедурах. Государственный переворот в России, ввиду усу губляющегося раскола внутри правящего класса, теоретиче ски возможен. Но это будет торжество одной из существующих клановых группировок. Нет в текущий период оснований для национально-ориентированного переворота. В высшей властной элите элементарно отсутствует значимая по своим возможностям и нравственно здоровая группировка. Отдельные персоналии го сударственников вынуждены в большей степени противостоять отторгающей их системе, чем формировать содержательную по литику.

Остается традиционный для России цезарианский сценарий.

Главное условие для его реализации — наличие признанного на ционального лидера, обладающего достаточными властными ре сурсами, — существует. При этом, в случае очередной властной трансформации, скорее всего в соподчиненном плане, могут быть использованы элементы всех трех других обозначенных моделей.

Из арсенала революционного сценария может быть взят концепт народной поддержки в оздоровлении правящей элиты. Для это го потребуется соответствующее манифестное обращение на ционального лидера к народу типа «головокружения от успехов».

И народ наверняка откликнется на призыв, потребовав, в свою очередь, устранения компрадорской бюрократии. Проявит себя традиционный для России синдром боярофобии. Безусловно, должен быть использован, как подчиненное средство, инстру мент «демократических выборов». Выборы в Государственную Думу, выборы Президента России, референдум по новой Кон ституции — все это должно продемонстрировать однозначную поддержку новой модели страны, национального лидера выдви нутого ее народом, дать легитимные основания активным госу дарственным преобразованиям.

Из арсенала сценария дворцового переворота может быть востребовано использование в целях властной трансформации части нынешней политической элиты. Теоретически возможно сыграть на противоречиях существующих клановых группиро вок. Проводниками цезарианской политики в высших эшелонах власти должен стать клан представителей органов государствен ной безопасности — выходцев из структур КГБ — ГРУ, а также патриотически ориентированная часть региональной элиты.


В качестве их противника очевидна группировка ориентирован ного на Запад олигархата и его политической обслуги.

Ни одна из исторически реализованных властных трансфор маций не соответствовала в точности эталону «чистой модели».

Своеобразие их заключалось в комбинации элементов.

Одно совершенно очевидно: для России в среднесрочной пер спективе исторические уроки окажутся с необходимостью вос требованными. Поэтому их нужно знать.

Глава 4. «Стандартный» временной профиль властной трансформации В среде патриотически мыслящей части российского «образо ванного класса» циркулирует наивное убеждение о потенциаль ной быстродейственности строительства контрэлиты. Несколько лет — и может быть создана функциональная партия патриотов.

Стоит только бросить клич… Такая иллюзия в значительной сте пени связана с опытом стремительного вхождения во власть со временных российских партий. Избирательный блок «Единство», трансформировавшийся затем, как известно, в «Единую Россию», был создан в 1999 г. в преддверии думских выборов и сразу же на брал около 23% голосов избирателей. Молниеносно и эффектно вошел в круг политической элиты созданный накануне выборной кампании 2003 г. избирательный блок «Родина», с ходу получив ший 9% голосов. Но его звезда закатилась столь же быстро, как и взошла. До этого на высшем политическом Олимпе оказыва лись другие партийные однодневки — «Демократический выбор России» (15,5% голосов на выборах 1993 г.) и «Наш дом — Рос сия» (10% голосов на выборах 1995 г.). Последний резонансный пример стремительного прохождения во власть демонстрирует «Справедливая Россия». Для преодоления 7-процентного барье ра Государственной Думы потребовался всего год информацион ной раскрутки.

Все эти примеры находятся в явном противоречии с мировым историческим опытом партстроительства. Быстрота, с которой новообразованные партии входят во власть, при существующих ресурсных требованиях к такого рода прохождению прямо ука зывает на административно санкционируемый (суррогатный) характер их продвижения. Быстрый характер осуществляемых думских инкорпораций есть индикатор того, что смены властной элиты посредством их осуществления не происходит. Реализу ются технологические манипуляционные проекты действующей властной группировки («кремлевские проекты») типа создания ручной «оппозиции», заполнения политических ниш и управле ния в них, удушения в объятиях и т. п. Понятно, что задачу транс формации парадигмы развития страны производные от власти политические партии решать не могут1.

Обширный мировой опыт строительства успешных полити ческих партий, исторически реализовывавших задачу властной трансформации, т. е. смены элитной корпорации и парадигмы, указывает в первую очередь на продолжительность реализации таких проектов. Настоящая контрэлита не может возникнуть мгновенно. Для ее формирования нужно время. Соответствую щий временной интервал необходим также для решения задач пропагандистской экспансии.

Каковы эти сроки, если судить о них в статистическом смыс ле? Определение их продолжительности было проведено посред ством фиксации дат создания соответствующих контрэлитных партий и дат прихода их к власти в разных странах и в разные периоды истории. Обоснованность полученных выводов обе спечивается охватом максимально широкого количества стран2.

Всего для анализа была доступна история 179 партий. Критерием отбора являлась осуществляемая при их приходе к власти смена элитной корпорации (правящего класса) (рис. 4.1).

Главный, вытекающий из обобщения мирового опыта партийно-элитных трансформаций вывод заключается в под тверждении тезиса о длительности временной развертки власт ных трансформаций. Истории известны примеры и краткос рочной (до трех лет) сборки новой элиты. Но они прецедентны и составляют всего 3,9% от числа контрэлитных трансформаций.

Усредненный размер временного периода от образования партии контрэлиты до прихода ее к власти составляет 17,5 лет. Орга Кулик А. Политические партии постсоветской России: опора демократии или костыль режимной системы? // МЭиМО. 1997. № 1;

Левин И.Б. Партия и модернизация: российские варианты // Полития. 2000. № 1;

Политическая Россия: партии, блоки, лидеры. Год 1997. М., 1997;

Попов А.М. Становление многопартийности: история и идеология. Вологда — Ярославль, 1997;

Сулак шин С.С. Современная российская многопартийность: видимость и сущность.

М., 2001;

Холодковский К.Г. Партии: кризис или закат? // Политические инсти туты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001.

Коммунистические партии развивающихся стран в борьбе за единый фронт.

М., 1976;

Политические партии: справочник. М., 1986;

Страны мира: Краткий полит.-экон. Справочник. М., 1985;

Латинская Америка. Политические партии и социальные движения. М., 1994;

Политические партии современной Афри ки. М., 1998;

Современная социал-демократия: Словарь-справочник. М., 1990.

Количество победивших партий 22 20 10 7 5 3 2 вы 5 – 1– – 7– – 4– – – – – – – – – – е ш С Временной интервал (количество лет) Рис. 4.1. Период времени от образования оппозиционной партии до прихода ее к власти по опыту ряда стран мира низационно новая партийная структура может быть выстроена и раньше. Однако нужно время — поколенческий срок для фор мирования идейно новой когорты политиков. Вообще говоря, эта продолжительность близка к возрасту поколения. Революции и перемены всегда были, как и любые инновации в развитии, уде лом молодых поколений.

Наиболее вероятный интервал составляет около 10–12 лет.

Это означает, что если в окрестности 2010–2012 гг., в связи с естественной — под выборы президента — активизацией по литического процесса в России, будет создана настоящая партия контрэлиты, то наибольшая вероятность осуществления элитной трансформации придется на 2020–2022 гг.

Распределение временных интервалов реализации властных трансформаций показывает определенную закономерность, от ражающую, по всей видимости, поколенческий перенос оппо зиционности. Правда, количество примеров статистически не очень велико, поэтому данные выводы носят предварительный характер. Но, тем не менее, мысль о поколенческом переносе оп позиционности нельзя сбрасывать со счетов. Так, на интервал от 32 до 38 лет приходится только три прихода к власти. Столько же случаев фиксируется на отметке в 31 год. Казалось бы, это от ражает естественный процесс угасания контрэлитой активности.

Но в интервале 39–41 год отмечается увеличение частотности побед партий контрэлиты. И еще один подъем — в интервале от 51 года до 56 лет. Есть и случаи в интервале 61–66 лет (рис. 4.2).

3, Количество победивших 3, партий на 1 год 2, 2, 1, 1, 0, 1, 0, 0, 0 42–50 57–60 61– 32–38 39–41 51– Временной интервал (количество лет) Рис. 4.2. Распределение интервалов времени до прихода контрэлитных партий к власти Одни партии реализуют стратегию успеха в рамках одной по коленческой пересменки, другие — на пути смены ряда поколе ний партийцев. Последний вариант предполагает существование механизмов межпоколенческой трансляции исходных и посто янных партийных ценностей. Приток в партию молодой крови повышает ее пассионарное состояние. Таким образом, сделанное ранее предположение, что всерьез настоящая оппозиция вызре вает и приходит к власти только за продолжительный срок, на самом деле опытом подтверждается.

Партийное строительство должно, таким образом, в значи тельной мере ориентироваться на процесс поколенческих пере носов. Закрытая в кадровом отношении партия обречена на постепенное угасание. Примером тому в настоящее время, по ви димому, служит КПРФ. Для достижения успеха необходима не прерывная регенерация и перенос партийных ценностей из по коления в поколение.

Приведенные расчеты могут вызвать сомнение по части при менимости к России усредненных по миру показателей. Ротации элит в карликовом государстве, действительно, могут быть прин ципиально иными, чем на больших геополитических простран ствах. Прежде всего это различие должно относиться к срокам осуществления властных трансформаций.

Для проверки аналогичный расчет был проведен по парти ям, представляющим крупные страны. Наряду с Россией в этот список вошли Канада, Китай, США, Бразилия, Австралия. Усред ненный по этим странам временной интервал от образования контрэлитной партии до ее прихода к власти составил 14,6 лет.

Диапазон отклонений по странам оказался в допустимых рамках, позволяющих говорить об определенной устойчивости вывода.

Полученный результат лишь на три года различается с усреднен ным показателем, полученным для всего мира. В странах с раз витой электоральной системой срок осуществления властных трансформаций оказался меньше. Наименьшим, среди крупных стран, он оказался в США. Напротив, в государствах с сохраняе мыми элементами традиционного общества — Китае и Брази лии — этот показатель наивысший. Характерно, что временной интервал прихода к власти РСДРП (б) оказался наиболее близким к усредненному по большим странам значению. Следовательно, опыт ее становления может быть рассмотрен в качестве некого исторического стандарта (рис. 4.3).

Временной интервал (количество лет) 15 Канада Бразилия Китай США Россия Австралия Рис. 4.3. Временной интервал до прихода контрэлитных партий к власти по крупным странам мира Еще одна верификация включает учет численности населе ния в стране. Для рассмотрения были взяты партии стран, име ющих наиболее близкую к России статистику численности на селения, — Пакистана, Бангладеш, Нигерии и Японии. Ни одна из них не входит в список территориально крупных стран, что повышает независимость замера. Полученный результат оказал ся идентичен: усредненный показатель осуществления властных трансформаций по близким к России по численности населения странам составил 16,7 лет. Отклонение от мирового стандарта в данном случае менее одного года (рис. 4.4).


25 22, Временной интервал (количество лет) 10 Япония Россия Нигерия Пакистан Бангладеш Рис. 4.4. Временной интервал прихода контрэлитных партий к власти по сопоставимым с Россией по численности населения странам мира Наиболее значимым практическим результатом является доказательство долгосрочности реализации планов властно управленческих трансформаций. Статистически обобщенный мировой исторический опыт партийной содержательно-оппо зиционной борьбы указывает на необоснованность упований на быстрый успех. Для осуществления трансформации нежизнеспо собной псевдомодели России как страны неизбежна длительная, кропотливая, стратегически рассчитанная на достаточно дли тельную перспективу работа.

Еще один вывод относится к самому формату партийной ор ганизации контрэлиты. В современной России на фоне тотальной включенности крупных политических партий в сложившуюся си стему номенклатурного распределения высказываются сомнения относительно его эффективности. Лейтмотивом таких рассужде ний является то, что партия с поставленными задачами элитной инверсии справиться не в состоянии. Для этого нужна «секта», некий «закрытый орден»3.

С.Е. Кургинян уподобляет большевиков именно такого рода секте4. Эффектность подобного словоупотребления затемняет подлинный облик ленинской партии. Действительно, внутри нее имелся круг лиц — профессиональных революционеров. Но он не исчерпывал собой всю партию. Наряду с ним существовали многочисленные местные партийные ячейки, организующие ра бочие массы, обладающие различным уровнем идеологической заряженности. Сам В.И. Ленин, как известно, большое внимание посвятил разработке теории партии нового типа. С одной сто роны, действительно велась жесткая критика меньшевистского мартовского концепта идейно аморфной партийной организации (кооптации по критерию сочувствия). Но вместе с тем, принци пиальному осуждению подвергалась сектантская кружковщина народовольческой генерации в революционном движении5.

Кто будет оспаривать факт сверхвысокой пассионарности ге роев «Народной воли»? Но их одухотворенности оказалось не достаточно для победы. Ленинский вывод из анализа провала народовольческой стратегии революции заключался в тезисе о необходимости массовой партийной структуры. «Мы пойдем другим путем!» — хрестоматийный императив оказался при пе ретолковании опыта российской революции удивительным об разом предан забвению6.

Афористический образ охваченных «духовным горением»

сектантов — делателей новой революции, безусловно, впечатля ет. Но с точки зрения реалистичности его продуктивность ми нимальна. Мировой исторический опыт наглядно демонстриру ет, что задачу властно-элитной трансформации реализовывали Дугин А.Г. Конспирология. М., 1993.

Кургинян С.Е. Политические элиты в современной России — актуальные вызовы // www.sorokinfond.ru/index.php?id… —.

В. И. Ленин и русская общественно-политическая мысль XIX — начала XX века, Л., 1969;

Маркс, Ленин и Плеханов о народничестве и «Народной воле». Сб. ст., М., 1931;

Плеханов Г.В. Неудачная история партии «Народной воли». Л., 1924. Т. 24;

Волк С.С. «Народная воля» (1879–1882), М. — Л., 1966.

Ленин В.И. Задачи русских социал-демократов. // ПСС. Т. 2;

История поли тических партий России. Под. ред. А.И. Зевелева. М. 1994;

Рассел Б. Практика и теория большевизма. М., 1991.

в новейшей истории именно партии. О сектах и орденах при этом ничего достоверно неизвестно. Для достижения сформулирован ной цели нужна массовая организация, а вовсе не сектантская группировка. Именно партия и ориентирована на массовость.

Другое дело — вопрос о пассионарности контрэлиты. Он впол не решаем в рамках выбора моделей партстроительства. Успеш ная партия не может быть аморфной организацией. Успех пар тий действительно в значительной мере определяется наличием харизматического духовно мотивированного ядра. Здесь может быть найдено место и для различного рода духовных орденов, что не противоречит утверждению о необходимости самой пар тийной структуры.

Глава 5. Исторический опыт контрэлитного партогенеза Действенная контрэлита по необходимости должна быть объ единена соответствующей организацией. Без нее рассчитывать на успех в борьбе за властно-элитную трансформацию не прихо дится. Изучение истории контрэлитных организаций позволяет выделить три более менее универсальных этапа их организаци онного развития. Это:

идеологическая самоидентификация (идея);

создание массовой партии (строительство);

приход к власти (трансформация).

Первый этап: идеологическая самоидентификация На первом этапе происходит идеологическое самоопреде ление организации, уточнение отличий от других направлений общественной оппозиции. Именно этими этапными задачами объясняется тот видимый парадокс преимущественной критики в ранних работах В.И. Ленина не существующего реально государ ственного режима императорской России, а оппонентов внутри социалистического движения. Первоначально острие ленинской полемики было направлено против народников, далее — против меньшевиков. «Первого меньшевика мы повесим после последне го эсера», — эта очередность борьбы с оппонентами имела, оче видно, плановый характер1.

Подручными пропагандистскими инструментами форми ровались гротескные образы представителей соответствующих направлений российского социализма. В.В. Маяковский отраз ил впоследствии в «Советской азбуке» утвердившиеся пропаган дистские клише. В отношении к меньшевикам обыгрывалась тема «иудина предательства».

«Меньшевики такие люди — Мамашу могут проиудить».

Цит. по: Арутюнов А. Феномен Владимира Ульянова. М., 1992.С. 12.

Применительно к социалистам-революционерам проводилась идея об их псевдореволюционности, замаскированной буржуаз ности.

«Экватор мучает испарина — Эсера смой, увидишь барина».

На эти идентификаторы работали и знаменитые ленинские афоризмы о меньшевиствующем Л.Д. Троцком — «Иудушка», об эсерах — «кадеты с бомбой».

Удивительно, но этот «стандарт» прослеживается в класси ческой сюжетной линии Евангелия. Параллели с евангельскими событиями определяются той ролью контрэлиты Римской им перии, которую исторически взяли на себя христиане. Основная полемика велась ими первоначально не с римлянами, а с конку рирующими течениями в иудаизме — саддукеями и фарисеями.

Это было необходимо в целях идентификации нового течения.

Размытая трактовка в рамках общеиудейской оппозиционности не позволила бы христианскому направлению сложиться в ту мощную контрэлитную идейную корпорацию, которая перевер нула в итоге всю римскую государственную систему.

А как же тактика единого оппозиционного фронта? В значи тельной части случаев контрэлита приходила к власти в резуль тате выступления блока партийных организаций, а не одной партии. Для стран, не имеющих государственной суверенности, свержение колониального режима чаще всего осуществлялось в результате действий фронта национального освобождения.

Народные фронты добивались победы коммунистической оппо зиции в странах Восточной Европы в послевоенные годы. Этим объяснялось номинальное сохранение при социализме в струк туре власти некоторых из них, помимо компартий, в виде ма рионеточных партийных организаций. Например, Болгарский земледельческий народный союз, Демократическая крестьянская партия Германии, Объединенная крестьянская партия Польши, Демократическая партия Польши, Чехословацкая социалистиче ская партия, Чехословацкая народная партия, Партия словацкого возрождения, Словацкая партия свободы. И вновь — парадокс повторяемости истории. Новые народные фронты реализовыва ли в дальнейшем задачу свержения коммунистических режимов.

К созданию коалиции революционных сил призывал В.И. Ле нин во время первой российской революции2. Да и в 1917 г.

большевики пришли к власти, как известно, не одни, а блоки ровавшись с левыми эсерами. Такую же тактику блокирования использовали национал-социалисты в Германии. Союзником их в рамках созданного в 1931 г. Гарцбургского фронта выступала Немецкая национальная народная партия. Ее руководитель Аль фред Розенберг занял в дальнейшем в гитлеровском правитель стве пост министра хозяйства3.

Но, говоря о тактике блокирования контрэлитных организа ций, не следует смешивать этапы. Логический процесс, как извест но, выстраивается в следующей последовательности операций:

вначале анализ и только затем — синтез. Применительно к органи зационному строительству действует также алгоритмизированная очередность. Вначале созданная партия идеологически самоиден тифицируется, что предполагает идейное дистанцирование ее от других, уже существующих партийных объединений. И только затем — уже самоопределившись, она ищет союзников. «Для того чтобы объединиться — нужно размежеваться». Все перечисленные фронты и коалиции создавались не одновременно с партийным ге незисом, но несколько позже — на этапе контрэлитного синтеза.

Обратная последовательность действий никогда к созданию партии контрэлиты не приведет. Но именно по этой обратной траектории партогенеза развивается партия «Единая Россия».

Она возникла в 1999 г. без какой-либо идеологии. На этом этапе не было ни одного документа, дающего представление о ценност ных ориентирах единоросов. Об идеологии, в качестве которой был номинирован консерватизм, речь зашла едва ли не по про шествии десятилетия с момента создания партии. Единственным скрепляющим партийные ряды ориентиром была фигура главы государства (еще не являвшегося лидером партии).

С самого начала создаваемая организация вступила в процесс блокирований. Основу учреждаемой партии составил, как из Козицкий Н.Е. В.И. Ленин о единстве левых сил. Киев, 1979;

Черемных О.А.

Революционно — демократический фронт в годы первой российской револю ции (1905–1907гг). Автореф…. канд. ист. н. М., 1996.

Кто был кто в Третьем рейхе. Биографический энциклопедический словарь.

М., 2003.

вестно, союз общественно-политических объединений, в кото рый входили партии — «Единство», «Отечество» и «Вся Россия».

Широкие партийные коалиции формировались до обретения ба зовыми партиями своей идеологической самоидентификации.

Кульминацией начального периода партогенеза является вы движение программы партии. Именно по вопросу о программе и уставе произошло, как известно, размежевание большевиков и меньшевиков на II съезде РСДРП. Пафос критики В.И. Лениным ортодоксальной позиции Г.В. Плеханова заключался в утвержде нии о готовности России к осуществлению социальной револю ции. Плехановскому тезису о том, что «Россия еще не перемолола пирог капитализма», противопоставлялась идея о возможности целенаправленного форсированного преодоления существую щих стадиальных несоответствий4.

Дальнейшим подтверждением ленинского концепта явились социалистические революции в странах Востока, где доминиро вал традиционный докапиталистический уклад хозяйствования.

Для ортодоксальных марксистов плехановской школы это был нонсенс. Переход к новой формации, учили они, возможен только тогда, когда будут созданы соответствующие объективные усло вия экономического и социального развития (когда «дозреет ба зис»). Отсюда относительная пассивность меньшевистского кры ла, предпочтение, отдаваемое революционно-реформаторским схемам, боязнь вести речь о трансформации парадигмы разви тия (на марксистском языке — о смене формации)5.

Для В.И. Ленина условия могут быть целенаправленно форми руемы, а развитие — целевым образом управляемо. Этот концепт собственно и составил ядро идеологии большевизма. Многие ис следователи говорили впоследствии о достигнутом в ленинском учении синтезе универсалистского социал-демократического и почвеннического народнического теоретических компонентов.

Главное, что без формирования на первом этапе партогенеза осо Тютюкин С.В. Г.В. Плеханов. Судьба русского марксиста М., 1997;

Baron S.

Plekhanov in Russian history and soviet historiography. Pittsburgh, 1995.

Дан Ф.И. Происхождение большевизма. К истории демократических и соци алистических идей в России после освобождения крестьян. Нью-Йорк, 1946;

Тютюкин С.В., Шелохаев В.В. Марксисты и русская революция. М., 1996.

бой отличительной идеологии сборка контрэлиты принципиаль но невозможна6.

В качестве идеологической платформы «Единой России», про граммных ориентиров ее деятельности позиционируется «План Путина». Более странную программу партии трудно себе пред ставить. Как единый опубликованный документ она просто от сутствует. «Плана Путина» в опубликованном виде нет. Преце дентов такого рода виртуальных программ мировая история партий не знала.

Сам В.В. Путин признавал, что «план», названный его име нем, к программной стратегии имеет весьма условное отношение:

«Этот слоган не я придумал, это действительно придумали в “Еди ной России”». Важная оговорка — «этот слоган». Это терминоло гия из предвыборных политтехнологий. С учетом того, что доку мента нет — речь идет просто о манипуляциях в предвыборной агитации. Что именно такая партия, получив власть, собирается делать — неизвестно. Что она делает конкретно — определяется совершенно иными факторами.

На практике в президентских посланиях Федеральному Собра нию на протяжении семи лет, практически в каждом (во всяком случае, в пяти точно), была какая-то ключевая часть, посвящен ная развитию той или иной сферы жизнедеятельности государ ства на среднесрочную перспективу. Это экономика, социаль ная сфера, политика, международная деятельность. Каждый год имелась какая-то основная часть. Странность состоит в том, что государство каждый год занимается всеми этими сферами одно временно, а вовсе не последовательно. Но тем не менее, если все эти основные части сложить, то это можно считать реконструк цией плана развития страны на среднесрочную перспективу.

Словосочетание «можно считать» имеет здесь ключевое зна чение. Г.А. Зюганов оценивает единоросовский план как «про пагандистский миф». «Что же это за план такой, — вопрошает лидер коммунистов, — с которым никто ознакомиться не может.

Наверное, он у них в ФСБ под лавкой лежит спрятанный, раз уж Протоколы Второго съезда РСДРП. Л., 1924;

Урилов И.Х. Из истории рас кола РСДРП // Отечественная история. 2003. № 4;

Измозик В., Старков Б., Пав лов Б., Рудник С. Подлинная история РСДРП — РКП(б) — ВКП(б). Краткий курс. Без умолчаний и фальсификаций. СПБ., 2010.

его даже депутатам от «Единой России» не выдают, чтобы они ознакомили с ним страну»7.

Согласно опросу ВЦИОМ, 70% россиян не смогли дать ответ о содержании «Плана Путина». И только 7% из числа тех, кто что то знает или слышал о его основных положениях, действительно считают его практически реализуемой программой8.

На первом этапе партогенеза контрэлита обретает лидера.

Впоследствии он позиционируется в качестве руководителя осу ществляемой властной трансформации. Составной частью ряда теорий нового элитного строительства выступает концепция во ждизма. Эквивалентами вождя контрэлиты выступали дуче — в итальянском варианте, фюрер — в германском. Без выдвижения признанного лидера контрэлиты не происходила исторически ни одна масштабная властная трансформация. Феномен В.И. Лени на действительно являлся значимым фактором того, что именно большевики, а не другие оппозиционные партии, смогли в итоге взять власть в свои руки. Из всех крупных организаций контрэ литы в России только РСДРП (б) имела безусловно признанного вождя9. Во всех других партиях у руля управления находилось по несколько равновесных фигур. Конечно, среди большевиков и помимо В.И. Ленина существовала группа видных фигурантов политического подполья, членов ЦК — Богданов, Бубнов, Зи новьев, Иоффе, Калинин, Каменев, Рыков, Свердлов, Шляпни ков и др. Но никто из них никогда не рассматривался в качестве равнозначного претендента на роль партийного лидера. Об этой специфике большевистской организации говорили в один голос все ленинские критики из оппонирующих партий (табл. 5.1).

Некоторые современные российские партии выстраиваются на основе персоноориентированного принципа. Часто это ста новится предметом критики со стороны политологов, обнаружи вающих свидетельство неразвитости российской партийности.

Действительно, подмена идеологии харизматической персоной Рабочая поездка Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова в Оренбургскую область // Официальный сайт КПРФ. 29 ноября 2007.

ВЦИОМ, Пресс-выпуск. № 787. 8 октября 2007.

Логинов В.Т. Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. М., 2005;

Владимир Ильич Ленин. Биография, 1870–1924. В 2 т. Т. 1. 1870–1917. М., 1987;

Силь вин М.А. Ленин в период зарождения партии. Л., 1958;

Валентинов Н.В. Мало знакомый Ленин. СПб., 1991.

Таблица 5. Лидерство в политических партиях России начала XX века Партии и движения Лидеры «Союз 17 октября» А.И. Гучков, М.В. Родзянко, Н.А. Хомяков Конституционно- П.Н. Милюков, С.А. Муромцев, Д.И. Шаховский, демократическая партия Ф.Ф. Кокошкин Меньшевики Г.В. Плеханов, Ю.О. Мартов, П.Б. Аксельрод, Ф.И. Дан, А.Н. Потресов, Н.Н. Жордания, И.Г. Це ретели, Н.С. Чхеидзе Партия социалистов- К. Брешко-Брешковская, М.Р. Гоц, В.М. Чернов, революционеров Г.А. Гершуни, Ф. Азир, М.А. Натангон Анархисты П.А. Кропоткин, М. Дайнов, Г.И. Гогелия, Н.И. Му зиль, Д. Новомирский, А.А. Боровой, В.И. Федоров Забрежнев, Я.В. Махайский, Л. Черный Черносотенцы А.И. Дубровин, В.М. Бурмискевич, М.Л. Шахов ской, И.И. Восторгов, Н. Марков Большевики В.И. Ленин лишает партию стратегичности развития. Но не противопостав ляемая идеологии, а соотносящаяся с ней фигура вождя контрэ литной трансформации является безусловным преимуществом соответствующих партийных организаций. Особенно это акту ально для России с ее историческими традициями персоноори ентированного политического сознания.

На первом этапе партогенеза осуществляется кристаллиза ция пассионарного ядра партии. Происходит формирование вну треннего партийного круга. На этом этапе важно не размыть его границы. Такая угроза существует при форсировании решения задачи достижения массовости движения. Вот почему В.И. Ленин при обсуждении на II съезде вопроса об уставе выступал катего рически против мартовской меньшевистской модели партийной организации, основанной на максимально широком вовлечении в нее всех сочувствующих.

За счет чего большевикам удалось одержать победу? Почему в итоге победили именно они, а не другая политическая партия?

Сегодня в историографии при ответе на этот вопрос чаще всего апеллируют к беспринципности большевистских лидеров, готов ности их идти на все для обретения политической власти. Будто бы у руководства других партий существовали некие моральные ограничители, отсутствовавшие у большевиков. В действитель ности установление шкалы оценок политиков по степени мораль ности малопродуктивно. Для одних В.И. Ленин является пре ступником в части нравственности, для других остается по сей день величайшим моралистом. Более целесообразно обратиться к сравнительному анализу партийных организаций.

Для этого была рассмотрена структура профессиональных должностей членов центральных комитетов различных партий.

В итоге оказалось возможным выделить три группы, дающие представление о различиях партийных кооптаций.

В первую группу вошли чиновники, военные, предпринима тели, банкиры, крупные землевладельцы, священнослужители.

Во вторую — представители общественных должностей — врачи, учителя, работники судебных учреждений, инженеры и т. п. В тре тью — рабочие, крестьяне и лица без определенного рода занятий.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.