авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Властная идейная трансформация ...»

-- [ Страница 5 ] --

Характерной особенностью третьей группы является незначи мость для лиц, ее представлявших, денежных доходов от профес сиональной деятельности. Понятно, что для политика уровня ЦК наличие рабочей профессии чаще всего являлось внешним прикры тием. Таким прикрытием могли, впрочем, выступать и более статус но значимые профессии. Но вероятность этого камуфлирования от первой к третьей группе повышалась пропорционально сниже нию доходов от профессиональной деятельности. Под лицами без определенного вида занятий скрывалась когорта «профессиональ ных революционеров». Сам термин получил широкое хождение уже в советское время, когда возникла проблема определения трудового стажа старых партийцев. Применительно к вопросу об уроках пар тогенеза крайне важно наличие группы, для которой партийная дея тельность становится основным, а не дополнительным профессио нальным занятием. Она находилась на содержании партии, будучи таким образом лично (и в материальном, и в статусном отношении) зависимой от успешности партийной организации.

Как и следовало ожидать, первая группа доминировала в ру ководящих структурах Союза русского народа, «Союза 17 октя бря» и Партии прогрессистов. Они, как известно, политически в наибольшей степени, в сравнении с другими партиями, ориен тировались на существующую властную элиту. У кадетов обнару жилось ожидаемое доминирование лиц второй группы. В третью группу попали центральные комитеты эсеров, социал-демократов и большевиков.

В большевистском ЦК уровень политической профессиона лизации оказался наивысшим. Успешность партий в условиях революционной трансформации в России оказалась напрямую связана с наличием ядра профессиональных политиков, отре шенных в пользу партий от иных видов социальной деятель ности. Отсюда очевиден урок о необходимости при реализации стратегии властно-управленческой трансформации решения во проса о формировании профессионального ядра в структуре ор ганизации контрэлиты (рис. 5.1–5.7)10.

14, 3-я группа, «профессиональные политики»

26, 2-я группа, «общественные должности»

58, 1-я группа, «властная элита»

% 20 0 50 40 Рис. 5.1. Групповое распределение в составе Главного Совета Союза русского народа 3-я группа, «профессиональные политики» 1, 2-я группа, «общественные должности» 23, 1-я группа, «властная элита» 74, % 0 20 40 60 Рис. 5.2. Групповое распределение в составе ЦК «Союза 17 октября»

Политические партии России. Конец XIX — первая треть ХХ века. Энци клопедия. М., 1996. С. 744–779.

5, 3-я группа, «профессиональные политики»

23, 2-я группа, «общественные должности»

71, 1-я группа, «властная элита»

% 0 10 20 30 40 50 60 70 Рис. 5.3. Групповое распределение в составе ЦК Партии прогрессистов 10, 3-я группа, «профессиональные политики»

62, 2-я группа, «общественные должности»

1-я группа, «властная элита»

% 0 10 20 30 40 50 60 Рис. 5.4. Групповое распределение в составе ЦК Конституционно демократической партии 63, 3-я группа, «профессиональные политики»

2-я группа, «общественные должности» 1-я группа, «властная элита» 1, % 10 20 30 40 0 50 Рис. 5.5. Групповое распределение в составе ЦК Партии социалистов революционеров 3-я группа, «профессиональные политики» 60, 2-я группа, «общественные должности» 39, 1-я группа, «властная элита» % 0 20 40 60 Рис. 5.6. Групповое распределение в составе ЦК РСДРП 3-я группа, «профессиональные политики»

2-я группа, «общественные должности» 1-я группа, «властная элита» % 0 10 20 30 40 50 60 70 Рис. 5.7. Групповое распределение в составе большевистского ЦК РСДРП, большевистского центра, ЦК РСДРП (б) Второй этап: создание массовой партии Создав организационное ядро, на втором этапе контрэлита решает задачу создания массовой контрэлитной организации.

В ленинской стратегии ею стала большевистская партия. Создает ся сеть местных партийных ячеек. Организуется широкая, в мас штабах страны (а по возможности, и за ее пределами) пропаганда.

Для партии, претендующей взять власть, необходима широкая социальная опора. Сторонники контрэлитной идеологии рекру тируются именно путем пропагандистской обработки. Наиболее типичный способ пропаганды — создание подконтрольных СМИ.

Большевизм, как известно, сформировался в качестве самостоя тельного идейного течения благодаря партийной печати.

Общепризнанна роль в институализации РСДРП газеты «Ис кра». Для большевиков такую же пропагандистски организую щую роль сыграла газета «Вперед». Далее эстафету пропаган дистского рупора большевизма взяла на себя «Правда». День ее учреждения, 5 мая, еще до революции считался большевиками «праздником рабочей печати»11.

При обращении к генезису революционной оппозиции в России вновь обнаруживается особая катализирующая роль печатного из дания. Пропагандистски организующим центром выступила воз главляемая А.И. Герценым Вольная русская типография в Лондоне.

Деятельность ее находилась под покровительством самого Н. Рот шильда. Попытка российского правительства организовать в 1849 г.

арест имущества А.И. Герцена встретила ультимативное противо действие со стороны банковского дома. Уже после указанного скандала в 1857 г. в Вольной русской типографии был организован выпуск газеты «Колокол», ставшей главным пропагандистским ру пором оппозиции. Во время польского восстания 1863 г. «Колокол»

откровенно солидаризировался с сепаратистами, дезавуируя перед всей Европой русскую имперскую политику. В этом отношении А.И. Герцен явился идейным предтечей антироссийской либераль ной журналистики периода первой чеченской кампании 130 лет спустя. Только в 1865 г. российское правительство добилось от ан глийских властей наложения запрета на деятельность Вольной рус ской типографии, переместившейся к тому времени в Швейцарию.

Страна банкиров становится в тот период главным средото чием российской политической эмиграции. Согласно известному афоризму, все в истории повторяется дважды. Сегодня лондон ская миссия А.И. Герцена вызывает прямые параллели с совре менной деятельностью другого состоятельного российского лон донца. Медийные приемы дезавуирования России по прошествии полутора столетий концептуально не изменились12.

Почему в условиях 1917 г. победили именно большевики? Оче видно, что одним из существенных факторов их успеха стала про пагандистская активность. Для проверки этого тезиса был прове ден расчет удельного веса партийной печати в общем количестве наименований периодической печати, издаваемой в 1917 г.

Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра» с социал-демократичес кими организациями в России. 1900–1903 гг. Т. 1. М., 1969.

Эйдельман Н.Я. Герценовский «Колокол». М., 1963;

Стариков Н.В. Кто фи нансирует развал России? От декабристов до моджахедов. СПб., 2010. С. 22–45.

РСДРП безусловно лидировала по этому показателю. Для большинства региональных социально-демократических из даний жесткой дифференциации на большевистское и меньше вистское направления не существовало. Этим объясняется рас чет по РСДРП в целом. Такой же недифференцированный расчет велся в отношении эсеровской печати. При этом издания, иден тифицировавшие себя как меньшевистские, оборонческие, как приверженцы группы «Единство», составляли лишь 9,2% в общем спектре социал-демократических печатных органов. Столь же не значительной (5,2%) была доля в эсеровских СМИ изданий левых эсеров и эсеров-максималистов. Кадеты в пять раз проигрывали РСДРП по уровню пропагандистской активности. Именно в та кой последовательности по степени убывания оказалась в итоге политическая весомость партий в борьбе за власть — большеви ки, эсеры, кадеты.

Обращает на себя внимание крайне высокая пропагандистская активность еврейских партийных организаций. Она оказалась в три раза выше, чем совокупно у всех других национальных пар тий. А вот издательская активность черносотенцев в 1917 г. была фактически на нулевом уровне. Не этим ли объясняется парадок сальный феномен паралича, сковавшего деятельность правомо нархических союзов и организаций периода революции? Монар хисты элементарно свернули свою пропаганду и в итоге оказались обречены на поражение. Общий вывод из проведенного сопо ставления состоит в определяющем характере пропагандистской активности партий для их политической успешности (рис. 5.8)13.

Целенаправленная информационная активность — не един ственный способ организации пропагандистской кампании. На ряду с этим в задачах партийной пропаганды задействуются худо жественные мотиваторы. Объектом воздействия в данном случае выступает сфера коллективного бессознательного. На партийные пропагандистские задачи работают литература и искусство. От сюда особое значение, которое придавал В.И. Ленин вовлечению в ряды РСДРП Максима Горького. Такие же фигуры обнаружива ются в рядах других контрэлитных партий14.

Политические партии России. Конец XIX — первая треть ХХ века. Энци клопедия. М., 1996. С. 780–800.

Летопись жизни и творчества Горького. М., 1958–1960. Вып. 1–4.

% 43, 39, 30 26,5 25, 8,8 10 5,4 4, 2, 5 1,4 0, по вр есы цы ы е ты Р е Ан ии е х о ов кП ни ч е ны вы ны ци ст з РП упн С га ти ски де РС ово ДР за еск ен ик П хи н ле ен ль Э ев Ка от сС ей ар ин ии на Р ов ез ос ш ед рт ио нь ор ли ер б рн Е эс СР бъ па ац ме бе Д Че О Н П Рис. 5.8. Объем представленности политических партий в периодической печати в 1917 г.

Еще одна возможная ниша пропагандистской деятельности — это образование. Часто контрэлитная пропаганда велась посред ством инкорпорации адептов соответствующих идеологических направлений в уже существующие образовательные учреждения.

Первая российская революция была подготовлена в значитель ной мере оппозиционной профессурой, идейно доминировавшей в университетах на рубеже XIX–XX вв. Хронологически период перманентного революционного брожения в столицах начался со студенческих беспорядков 1899 г. Участвовавшие в волнениях студенты целевым образом на протяжении ряда поколений гото вились к революции15.

Наряду с традиционными создавались специальные контрэ литные образовательные ниши. Через них теоретики партий из лагали основы новой идеологии уже акцентированным образом.

Таким опытом в РСДРП явилась ориентированная на политэми грацию деятельность двух партийных школ — на Капри (Италия) и в Лонжюмо (Франция). Лекционный курс составлял стройную систему подготовки пропагандистов для практической работы в массах. После окончания курса слушатели, как правило, на Студенческое движение 1899 года: Сборник / Под ред. В. Черткова. Лон дон, 1900;

Гусятников П.С. Революционное студенческое движение в России.

1899–1907. М., 1971.

правлялись в Россию для проведения нелегальной политической работы (табл. 5.2)16.

Таблица 5. Лекционный курс в партийной школе РСДРП(б) в Лонжюмо в 1911 году Количество Предмет Лектор часов Политическая экономия В.И. Ленин Теория и практика социума в России В.И. Ленин Рабочее законодательство Н.А. Семашко Парламентаризм и думская с.-д. фракция Н.А. Семашко Профессиональное движение в России Д.Б. Рязанов и на Западе История социалистического движения во Ш. Раппопорт Франции История социалистического движения И.Р. Арманд в Бельгии История социалистического движения Ш. Раппопорт;

в Германии В.Л. Ледер История литературы и искусства А.В. Луначарский Материалистическое понимание истории В.И. Ленин Партийные организации, не располагающие достаточными финансовыми ресурсами, добивались информационной раскрут ки другими способами. При минимуме контроля над СМИ на первый план в пропагандистских целях выходят различного рода эксцитативные действия. Информационный резонанс достигал ся в данном случае за счет приемов эпатажа. К традиционному арсеналу такого рода деятельности относится распространение листовок, организация пикетов, митингов.

Применялись и более радикальные приемы, в практике кото рых намеренно переходится грань хулиганского деяния (битье Отчет первой партийной школы в Лонжюмо // Исторический архив. 1962.

№ 5. С. 36–56;

Семашко Н.А. О двух заграничных партийных школах // ПР.

1928. № 3. С. 142–151;

Нелидов Н., Барчугов П. Ленинская школа в Лонжюмо.

М., 1967.

стекол, захват помещений в соответствующих офисах, сожжение портретов и чучел политических оппонентов, скандирование эпа тажных лозунгов, срыв официальных мероприятий, нападения на представителей властной элиты и т. п.)17. Представление о том, что хулиганско-экстремистская организация типа скинхедов не может перерасти в массовую партию, принципиально неверно.

Многие пришедшие в итоге к власти контрэлитные движения на чинали с уличного экстремизма. Именно таким образом проис ходило становление фашистских партий в Европе.

Российские революционные кружки также впервые заяви ли о себе организацией студенческих полуполитических акций.

Экстремизм в данных случаях являлся необходимым этапом пар тогенеза. Посредством него при дефиците наличных ресурсов обеспечивалось формирование информационной среды, прото партийные организации достигали определенного рейтинга из вестности. Понятно, что обеспечиваемая эпатажными способа ми известность далеко не всегда имела позитивное звучание. Но главное на этом этапе заключалось в другом — достигнуть вклю ченности в информационное поле.

При рассмотрении процесса нового элитогенеза не следует сбрасывать со счетов нишу антиэлиты. Сегодняшние антиэлит ные группы могут со временем трансформироваться в контрэли ту и далее, при определенных обстоятельствах, придти к власти.

Возможность такой трансформации следует учитывать в контек сте двух вероятных сценариев: угрозы «оранжевой революции»

и направления пассионарной энергии антиэлиты в русло модер низационных государственнических задач.

Среди наиболее радикальных средств пропагандистской рас крутки контрэлитных организаций может находиться тактика террора. Теракт в условиях информационного общества — это верный способ заявить о себе. Широкий резонанс террористи ческого действия является важнейшим мотиватором его совер шения. В этом смысле современный терроризм принципиально отличается от терактов древнего и средневекового мира. В совет ской историографии в рамках критики неонароднического на правления в революционном движении был сформулирован те Изгоев А.С. Русское общество и революция. М., 1910.

зис о неэффективности террористической тактики18. Но каковы в данном случае критерии? Для захвата власти тактики террора, безусловно, недостаточно. Но вот для достижения информаци онного резонанса или устрашения политических противников теракт оказывался достаточно действенным средством.

«Политическое убийство, — пояснялось в одной из проклама ций «Земли и воли», — это единственное средство самозащиты при настоящих условиях и один из лучших агитационных приемов»19.

Именно террористическая Боевая организация обеспечила ши рокую популярность Партии социалистов-революционеров. Чис ло адептов эсеровского направления резко возросло после ряда успешных покушений на видных государственных сановников20.

В любом случае при массовой пропаганде через СМИ и при экс цитативной пропаганде действием партия нуждается в финансовых средствах. Организационно существовать за счет членских взносов она не в состоянии. Следовательно, перед любой партией, претенду ющей на роль массовой организации, встает проблема поиска источ ников финансирования. В этом смысле жестко и бескомпромиссно стоящей на позиции классовой непримиримости (придерживаю щейся интенции — не брать деньги от буржуев), имевшей значимое влияние народной партии никогда не существовало. Даже создатель теории пролетарской революции К. Маркс находился одно время на денежном довольствии у своего соратника, владельца нескольких фабрик Ф. Энгельса. Какого-то морального отторжения того, что получаемые деньги представляли собой пресловутый прибавочный продукт, у автора «Манифеста коммунистической партии» не возни Саушкин Н.М. Критика В.И. Лениным программы и тактики партии эсе ров. М., 1971;

Шугрин М.В. Борьба В.И. Ленина и коммунистической партии против народническо-эсеровской тактики заговора и индивидуального терро ра (1893–1907). Автореф…. канд. ист. н. М., 1956;

Шугрин М.В. Борьба Ленина и большевистской партии против заговора и индивидуального террора пар тии социалистов-революционеров (эсеров). (1904–1907 гг.) // Карело-Финский пед. инст. Уч. зап. Т. 4. Петрозаводск, 1958.

Цит. по Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов. СПб., 2010. С. 46.

Гейфман А. Революционный террор в России, 1894–1917. М., 1997;

Го родницкий Р.А. Боевая организация партии социалистов-революционеров в 1901–1911 гг. М., 1998;

Гусев К.В. Рыцари террора. М., 1992;

Индивидуальный политический террор в России, XIX — начало XX в. М., 1996;

Савинков Б.В.

Воспоминания террориста // Избранное. М., 1990.

кало. Для того, чтобы владельцы финансовых ресурсов направили их на поддержку той или иной партии, со стороны последней необ ходимо гарантировать отработку интересов партийного спонсора.

«Если мы, — советовал Ф. Энгельс будущим партстроителям, — хо тим чем-то помочь какому-нибудь делу, оно должно сперва стать на шим собственным, эгоистическим делом…».

Договоренность о финансировании может быть достигнута на разных условиях: введение во власть;

законодательные изменения;

создание благоприятной институциональной среды;

экономиче ские преференции;

обещание неприкосновенности и т. п. В каж дом конкретном случае ищется предмет интереса потенциального спонсора. Именно такое искусство обнаружили лидеры НСДАП в Германии, заручившиеся, несмотря на антикапиталистический характер выдвигаемой идеологии, финансовой поддержкой со стороны крупного капитала во главе с Г. Круппом. В том случае, когда с инициативой создания новых партийных структур вы ступает «высшая власть», бизнес может быть тривиально пригла шен к «добровольному» финансированию. Примеров такого рода по странам незападного мира — огромное количество.

Универсальным источником финансового обеспечения ор ганизаций контрэлиты могли выступать внешние политические субъекты — прежде всего иностранные государства. В этом отно шении вызывающее по сей день историографический резонанс не мецкое финансирование большевиков не является чем-то беспре цедентным21. Если это действительно контрэлита, то внутренние источники финансовых поступлений для нее оказываются, как правило, перекрытыми. Происходит поиск внешних интересан тов. Иностранные деньги при этом могут работать как во благо, так и во вред стране. Все зависит от того, как ими распорядиться.

В современном внешнем мире существуют не только интере санты разрушения России. Имеются значительные силы, интере сы которых соотносятся с перспективой российского цивилиза ционного и государственного возрождения. Возможно, что это Кузнецов В.И. Был ли Ленин немецким агентом? Документы. СПб., 1994;

Бу нич И. Золото партии. Историческая хроника. СПб., 1993;

Арутюнов А.А. Фе номен Владимира Ульянова (Ленина). М., 1992. С. 80–111;

Николаевский Б.И.

Тайные страницы истории. М., 1995. С. 233–411;

Фельштинский Ю.Г. Как до бывались деньги для революции // Вопросы истории. 1998. № 9;

Соболев Г.Л.

Немецкое золото большевиков. СПб., 2002.

может быть какой-то составной частью ресурса истинной модер низации России.

Обратимся вновь к опыту РСДРП (б). Касса большевиков име ла несколько источников формирования:

1) членские взносы;

2) поступления от продажи печатной продукции;

3) поступления от экспроприаторских акций;

4) пожертвования от представителей крупного бизнеса (С. Мо розов, Н. Шмидт и др.);

5) финансирование со стороны иностранных государств.

Устойчивость положения партии определялась диверсифи цированностью каналов финансирования. Когда перекрывался один из них, на первый план выходили другие. Такая же дивер сификация достигалась в отношении внешних источников. При менительно к ситуации 1917 г. наряду с немецким отмечается и англо-американский след в финансировании революционных партий. Таким образом, романтическая иллюзия относительно того, что можно создать мощную оппозиционную партию, не рас полагая соответствующими денежными ресурсами, обнаружива ет по опыту истории свою практическую несостоятельность22.

Объемы поступающих в партии финансовых средств, находящих ся в рамках фиксируемого контроля избиркома, и «теневые потоки»

денежных вливаний имеют колоссальное расхождение. К «черной»

части избирательных фондов относится, в частности, львиная доля поступлений от физических лиц. Кто может зафиксировать пере дачу денег посредством наличного расчета? Сколько стоят выборы в Российской Федерации? Согласно оценкам, полученным на осно вании интервьюирования осведомленных политических функцио неров, на начало 2000-х гг. выборные затраты измерялись суммами, указанными в табл. 5.323. К 2010 г. суммы существенно возросли.

Виноградов А.Е. Тайные битвы XX столетия. М., 1999. С. 142–158;

Горький М.

Красин и Савва Морозов // Леонид Борисович Красин («Никитич»). Годы под полья. Сборник воспоминаний, статей и документов. М.-Л., 1928;

Назаров М.В.

Тайна России. Историософия XX века. М., 1999. С. 50–63;

Саттон Э. Уолл стрит и Большевистская революция. М., 1998;

Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов. СПб., 2010.

Барсукова С.Ю. Участие бизнеса в политике: изменение правил (на примере финансирования избирательных кампаний и деятельности политических пар тий) // www.ecsocman.edu.ru/db/…/293974.html —.

Таблица 5. Оценка стоимости избирательных кампаний (в долл. США) Уровень выборов Год Бюджет Депутат районного совета (Московская обл.) 2000 5–15 тыс.

Депутат городского совета (Омская обл.) 2002 30–80 тыс.

Депутат городской думы (Москва) 2001 300–500 тыс.

Депутат областного законодательного собра 2002 80–150 тыс.

ния (Омская обл.) Депутат областной думы (Московская обл.) 2001 100–300 тыс.

Успешная кампания партийного или блокового списка на выборах депутатов законодательного 500 тыс.– 2004– собрания в среднем регионе (0,8–1,2 млн изби- 3 млн рателей, кроме северных регионов и столиц) Депутат Госдумы, одномандатный округ (Мос 1999 500–1000 тыс.

ковская обл.) Депутат Госдумы, одномандатный округ (Си 2003 500–800 тыс.

бирь) Депутат Госдумы (по партийному списку) 1999 300–600 тыс.

Губернатор (Ямало-Ненецкий и Чукотский АО) 1999– 2000 700–1200 тыс.

Губернатор (Пензенская и Тульская обл.) 2001– 2002 800–1500 тыс.

Губернатор (Москва и Санкт-Петербург) 1999– 2000 1,5–3,5 млн Губернатор Красноярского края 2003 10–25 млн 1996 25 млн Президент РФ 2000 300 млн «Дайте мне обезьяну и я сделаю из нее президента», — цинич но провозглашал Б.А. Березовский24. А между тем, одними только выборами финансовые затраты партий не исчерпываются. Функ ционирование партийных структур предполагает также наличие текущего финансирования (табл. 5.4)25.

novostivl.ru/msg/2637.htm —.

Барсукова С.Ю. Участие бизнеса в политике: изменение правил (на примере финансирования избирательных кампаний и деятельности политических пар тий) // www.ecsocman.edu.ru/db/…/293974.html —.

Таблица 5. Экспертные оценки ежегодных затрат на текущее функционирование партий (в долл. США) Партия Парламентская Партия, Статьи расходов власти партия (кроме не прошедшая («ЕР») «ЕР») в Госдуму Содержание центрального аппарата (зарплата, команди 6–7 млн 2–2,5 млн 500–700 тыс.

ровки, связь, аренда, хоз. рас ходы) Материально-финансовое обе спечение деятельности регио нальных отделений (зарплата 2,5–3 млн 1–1,2 млн 200–300 тыс.

освобожденных работников, командировки, связь, аренда, хоз. расходы) Участие в избирательных кам паниях регионального и муни- 30–40 млн 10–15 млн 5–6 млн ципального уровней Проведение съездов, совеща ний, публичных акций, шоу- 2–3 млн 0,5–1 млн 300–500 тыс.

мероприятий Освещение деятельности пар 3–5 млн 1,5–2 млн 500–800 тыс.

тии в СМИ Итого 43–58 млн 15–22 млн 6,5–8,5 млн В то же время, официальные финансовые отчеты партий опе рируют суммами значительно ниже тех, которые указываются неофициально. Расхождения достигают порядков. Однако если даже брать за основу официальные данные избиркома, то со вокупный размер средств, затрачиваемых партиями на избира тельные кампании, измеряется астрономическими величинами.

У организации, выстраивающей свой бюджет исключительно на членских взносах партийцев, в такого рода борьбе капиталов шансов победить практически нет. Для постановки задачи созда ния массовой организации контрэлиты надо, по меньшей мере, обладать объемом ресурсов, хотя бы сопоставимым с партией власти (речь даже не идет об абсолютном равенстве) (рис. 5.9).

60 Собственные средства партии Пожертвования граждан 54, Сумма Пожертвования юридических лиц млн долл.

41, 26, 21, 19, 11, 10, 8, 8, 6, 6, 6, 4, 4, 4, 4, 3, 3, 2, 2, 2, 1, 1, 1, 1, 1, 1, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, а и »

я» я» и» з» е»

Р а»

о» ии тв ст ии ил П РФ си си си ок ил сс ою ны нс во С сс с е и С и С ос ос ЛД КП х бл Ро Ро Р Р Ро й ы ел дл Ед я ая «Я и ав ия ая ая «З ны ты ве ти ск р о р а рт ин ив од П ра ан д ри па ир з па дл сп ар жд я М ю ат я «Е Н о ве а я « ка ой ра «П ра рн ти «С ес «Г ьн п ар ра ич ал п т «С Аг ци ра ая со ок ск я м й ти си Де ар ос П Р Рис. 5.9. Объемы поступления средств в избирательные фонды политических партий Все это делает наиболее эффективным путь получения зака за на создание контрэлитной партии от самой власти (высших ее представителей, не удовлетворенных состоянием существующей элитной опоры). Именно поэтому контрэлита имеет больше шан сов на трансформацию, чем антиэлита.

В условиях политического противодействия со стороны власт ной элиты создание массовых контрэлитных партий без соот ветствующего ресурсного обеспечения весьма затруднительно.

Такая партия будет легитимно задавлена еще на стадии форму лирования своих намерений. Купируя эти угрозы, создаются кон спиративные организации. Этап организационного прикрытия является универсальной практикой взращивания политической оппозиции. Весьма распространен в этом отношении формат различных экологических, научно-исследовательских, филантро пических, образовательно-просветительских и даже оккультно эзотерических обществ. Между тем, под вывеской занятия оккульт ными практиками, для чего был предусмотрен соответствующий ритуал, происходило формирование организации, способной пре тендовать на взятие власти.

Третий этап: приход к власти Взять почту, телеграф, телефон, развести мосты… Ленинская рецептура Октябрьского переворота признается сегодня класси кой организации контрэлитного захвата власти. Реализация са мой задачи занятия контрэлитой властных структур составляет основное содержание третьего этапа партогенеза. Для большеви ков он пришелся на март — октябрь 1917 г. Несмотря на последующую историографическую канониза цию, этот период в истории оппозиционных партий является для реконструирования подлинной последовательности событий наиболее закрытым. При консолидации действующей властной элиты шансы контрэлиты на успех минимальны. Поэтому не Ленин В.И. Марксизм и восстание: Письмо Центральному Комитету РСДРП(б) // В.И. Ленин. ПСС. Т. 34;

Ленин В.И. Об Октябре. М., 1977;

Ленин и Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Мат-лы Всесоюзной науч. сессии, сост. 13–16 нояб. 1962, М., 1964;

Ерыкалов Е.Ф. Ленинский ЦК — штаб Великого Октября. Л., 1977.

обходимо было внести раскол в ряды правящего политического класса. Это достигается путем персональной вербовки, триви ального подкупа, продвижения собственной креатуры во власт ные институты, использования компромата, провоцирования столкновения позиций. Особенно важен к условному часу «Ч»

контроль стратегических постов силового и коммуникационного профиля.

Масштаб революции 1905 г. был в значительной мере обу словлен всероссийской стачкой железнодорожников. Искомый эффект удалось достигнуть благодаря революционаризации же лезнодорожного профсоюза. В результате страна оказалась пара лизована, а власть в итоге пошла на уступки. Большевики учли этот опыт. Столкнувшись с ультиматумом профсоюза железнодо рожников Викжель, требовавшего формирования коалиционного социалистического правительства, они максимально затягивали переговоры, во время которых создали собственные институты контроля железнодорожного транспорта27.

Внешне удивительное бездействие фигурантов исполнитель ной власти во время Февральской революции объясняется их рас положенностью к определенному консенсусу с оппозицией. Не смотря на волну революционного террора, мало того, что никто из них не пострадал, но некоторые даже вошли в высшие струк туры новой власти. Такой же парадоксальный паралич охватил министров Временного правительства в октябре 1917 г. Это дало основание ряду аналитиков предположить, что сопротивление имитировалось, и власть сознательно передавалась ими больше викам. В обмен А.Ф. Керенскому предоставляется возможность покинуть на машине американского посла уже окруженное вос ставшими здание Зимнего дворца. Первоначально арестованные министры, все до единого, были в скором времени отпущены на свободу. Из-под ареста освобождаются также ряд генералов, включая организатора похода на Петроград П. Краснова. Многие из них прямиком отправились на Дон, где активно занялись фор мированием «белого движения».

Болтнева О.Ю. Викжель и формирование первой политической оппозиции советскому правительству, 1917 год: Дис. … канд. ист. наук. М., 1996;

Злока зов Г.И. Переговоры об «однородном социалистическом правительстве» после Октябрьской революции // Отечественная история. 1996. № 5.

Много странного во всех этих освобождениях. Они проводи лись в то время, когда смертные приговоры менее значимым вра гам революции подписывались с особой легкостью.

В данном случае важна констатация факта универсально сти тактики вербовки оппозицией занимающих технологически ключевые посты представителей власти. Позиция политической бескомпромиссности (неприемлемость самой идеи сотрудниче ства с фигурантами правящего класса) в конкретной практике осуществления властных трансформаций не была эффектив ной, уступая тактике агрегирования множества интересов. Имея в виду коррупционность российских чиновников, задача такой вербовки в специфических условиях государственного управле ния России выглядит достаточно реалистично.

«Чем хуже — тем лучше» — так формулировалась интенция российских революционных демократов XIX в. Парадоксальная формула пояснялась следующим образом: чем более тяжелым окажется положение страны, тем быстрее произойдет револю ция. Затрагивающие значительную часть населения провалы вла сти становятся мотиваторами революционной активности. Такие «провалы» могут быть организованы. Еще более эффективна ор ганизация серии «сбоев». Проще всего дается обеспечение тех нологического «сбоя». Достаточно «перекрыть» одно звено от лаженной технологии и вся система, хотя бы на время, окажется нефункциональной.

Так, выступления населения в Петрограде в феврале 1917 г.

были в значительной мере катализированы неожиданно воз никшим дефицитом в обеспечении столицы продовольствием.

Спустя годы стало очевидно, что этот «сбой» был организован.

Продовольствие на столичных складах на тот момент имелось в больших объемах. Царь, как известно, поначалу даже отказы вался поверить в сам факт хлебных очередей в благополучном по имевшимся ресурсам Петрограде28.

Универсальным приемом катализации контрэлитной актив ности масс является проведение гражданской панихиды. Смерть была во все времена наиболее действенным объектом пропаганды.

Мельгунов С.П. На путях к дворцовому перевороту. (Заговоры перед рев цией 1917 г.), Париж, 1931;

Мельгунов С.П. Мартовские дни 1917 года. Париж, 1961;

Katkov G. Russia, 1917. The February Revolution. London, 1967.

Более сильного пропагандистского приема, чем смерть во имя высшей идеи, не существует. Резонанс смертной жертвы обеспе чил, как известно, успех распространения христианства.

Исходя из этого опыта, формирование контрэлитной идео логии включало в себя создание пантеона «святых жертв». Для семиотики Французский революции такой сакральной фигурой явился Ж. Марат. Большевиками аналогичный жертвенный об раз создавался вокруг персоны Н.Э. Баумана29. Во время августов ских событий 1991 г. оппозиция активно оперировала именами трех задавленных танком молодых людей.

Политика, как известно, циничное дело. Истории известны многочисленные прецеденты, когда в политических целях власти провоцировались на применение насилия. «Героические жертвы»

имели, таким образом, тактически-плановый характер. Тактиче ской жертвой стали, например, расстрелянные демонстранты января 1905 г. Историки убежденно говорят про «кровавое вос кресенье» как умело организованную провокацию30. Расстрел на Дворцовой площади явился, как известно, сигналом и мобилиза ционным психологическим мотиватором революции.

Один из главных ресурсов власти в борьбе с контрэлитой — военная сила. Применение ее в решающий момент может сорвать любые революционные планы. Так ЦК КПК сорвало планы оппо зиции в 1989 г. в Китае. У властей КНР хватило решимости пойти на применение военной силы против демонстрантов на площади Тяньаньмэнь. А вот у представителей ГКЧП в аналогичной ситуа ции подобной решимости не обнаружилось. В результате, КПСС было отстранена от власти, тогда как КПК по сей день безальтер нативно возглавляет самую динамично развивающуюся страну современного мира.

Даже в том случае, если контрэлита побеждает на выборах, она не застрахована от применения силового противодействия Долгий В.Г. Книга о счастливом человеке: Повесть о Николае Баумане. М., 1970. (Пламенные революционеры);

Мстиславский С.Д. Грач — птица весен няя: Повесть о Н.Э. Баумане. М., 1977.

Жухрай В. Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы. М., 1991.

С. 95–105;

Лурье Ф.М. Гапон и Зубатов // Лурье Ф.М. Полицейские и провока торы. Политический сыск в России. 1649–1917. СПб., 1992;

Кавторин В.В. Га пониада // Кавторин В.В. Первый шаг к катастрофе. Свободное размышление строго по документам. СПб., 1992.

власти. Элитные интересы оказываются зачастую боле значимы ми, чем демократические процедуры. Результаты выборов могут быть под тем или иным предлогом отменены. Такие отмены про исходят в современном мире достаточно часто. И далеко не всег да народное волеизъявление оказывается политически весомей военной силы.

Режимы «хунты» дают в этом плане наглядную иллюстрацию.

Шестнадцать лет продолжалось правление в Чили А. Пиночета.

Даже в Европе, несмотря на ее демократическую традицию, ока зался возможен режим «черных полковников» (1976–1975 гг.).

И это в Греции — стране, состоящей в ЕС и НАТО.

Таким образом, одна из важнейших задач контрэлиты заклю чается в предотвращении военно-силового сценария подавления властями политической оппозиции. Это может быть достигнуто различными способами.

Первый заключается в создании контрэлитой собственных сил вооруженного противовеса. Формируются различного рода боевые дружины, организуются центры подготовки боевиков, создаются тайные оружейные арсеналы. Собственные боевые структуры имели фактически все революционные партии Рос сии. Именно они составляли ударную силу в вооруженных вос станиях во время революции 1905–1907 гг.

В дальнейшем усилиями советской литературы и искусства тиражировался миф о массовом рабочем сопротивлении вой скам на баррикадах Пресни. В действительности же армейским соединениям в Москве в декабре 1905 г. противостояли боеви ки и профессионалы. Тактика ведения боев, вопреки созданному художественному образу, заключалась не в удержании баррикад ных рубежей. Это представление, сформированное по аналогии с боевыми действиями периода Парижской коммуны, не соответ ствовало новым реалиям. Новая тактическая установка заключа лась в создании маневренных, по 5–7 человек, групп боевиков, совершавших нападения и налеты на отдельные отряды прави тельственных войск и стратегически значимые учреждения. Бар рикады же были нужны для снижения маневренности конницы противника и создания специальных ловушек-засад. Понятно, что такая тактика не могла быть в принципе ориентирована на рабочие массы, а подразумевала в качестве исполнителей профес сионалов, боевиков. В дальнейшем эти боевые отряды получили наименование «Красная гвардия». «Акушеры революции» — «ла тышские стрелки» — представляли собой именно такой тип во енной организации31.

Могут ли существовать боевые отряды оппозиции в совре менной России? С точки зрения законности, это исключено.

Практически же, как показывают события на Северном Кавказе, это оказывается реальным. Демонстративный захват Нальчика в 2005 г. показывает вероятность применения такого рода такти ки в современных условиях. Кавказский контекст не обязателен.

Боевые группы сейчас реально существуют у ряда националисти ческих организаций.

Широкие возможности для быстрого формирования воору женных отрядов предоставляет существующая в России сеть раз личного рода охранных организаций. По относительной числен ности охранников Российская Федерация находится на первом месте в мире. Армия их превосходит совокупно персональный состав МВД. В час «Ч» значительная часть находящихся за шир мой охранных структур боевиков могут сыграть политически ре шающую роль в захвате власти.

Другим способом переконфигурации военных сил на этапе властной трансформации является организация перехода сило вых структур на сторону контрэлиты. Армия перешла на сторону восставших во время событий Февральской революции в Петро граде. Еще декабристы, как известно, пытались, хотя и не вполне успешно, применить данную тактику. Для этого потребовалось подорвать в восприятии солдат представление о легитимности царского режима. Первым перешедший на сторону восставших Волынский полк особо отмечался в дальнейшем в формируемой сакральной идеомифологии революции. Большевики в своей пропаганде в армии в октябре 1917 г. блестяще воспользовались существующими латентно протестными настроениями в вой сках. Их апелляция была обращена прежде всего к усталости солдатских масс от войны. После приказа об отправке на фронт на сторону большевиков перешел считавшийся прежде элитным Познер С.М. Первая боевая организация большевиков 1905–1907 гг. Ста тьи, воспоминания и документы. М., 1934;

Гейфман А. Революционный террор в России. 1894–1917. М., 1997.

столичный Петроградский гарнизон. Большевистская пропаган да нашла благодатный отклик и среди многочисленных дезерти ров. Для них встать под знамена революции означало снять с себя нормативную и психологическую ответственность за измену ар мейской присяге. Для того, чтобы предотвратить возможность перехода армии и других силовых структур на сторону контрэ литы, они должны быть сами включены в расширенный элитный круг режима. Там, где такого включения не произошло, сущест вует потенциальная почва для перехода военных на позиции контрэлиты.

Особую проблему в плане противостояния элит и контрэлит всегда представляет позиция генералитета. Исторических при меров, когда вопрос о власти в стране оказывался в компетенции одного генерала (а то и полковника), предостаточно. Довольно часто генералы в такой ситуации облекали самих себя высшими полномочиями. Идейная контрэлита использовала бонапартист ские амбиции военных в своих целях.

Даже И.В. Сталин всерьез опасался сценария «маршальского путча». Этим объясняется, в частности, логика учиненного им разгрома высшего командного состава РККА после поступивших сигналов о «заговоре М.В. Тухачевского». Сегодня этот разгром трактуется большинством историков как спровоцированная не мецкой дезинформацией И.В. Сталина операция. Но есть и те, кто полагает, что заговор Тухачевского являлся реальностью.

Сходными мотивами погашения риска бонапартизма вызвана и послевоенная опала Г.К. Жукова. Тема «бонапартистских амби ций» (читай — намерения обрести высшую власть) прославлен ного маршала вновь была поднята уже при Н.С. Хрущеве. Тра диционным средством предотвращения военно-путчистского сценария являлась корпоративная диверсификация силовых структур. Главное — предотвратить возможность консолидации «силовиков», создать во взаимоотношениях между ними систему взаимосдерживающих противоречий. Существовавшая в СССР ведомственная взаимонеприязнь КГБ, МВД и ГРУ была в этом смысле искусственно управляемым явлением.

К 2011 г. таких взаимосдержек фактически не осталось. Уста новилась модель назначений из одного силового ведомственного центра. Могут возразить, что военная хунта в России нереальна.

Но ведь реален же стал вариант военного правления в террито риально и демографически сопоставимой с РФ Бразилии (1964– 1985 гг.).

Нейтрализовать вмешательство силовых структур возмож но также посредством применения технологий контекстного управления. Искусственно создается атмосфера неприемлемо сти применения военной силы. Соглашаясь играть по правилам контрэлиты (армию — не привлекаем), власть обрекает себя на поражение. Методика формирования такого контекста детально проработана в теории несилового сопротивления Дж. Шарпа. До стоверно известно об ее использовании оппозицией в ряде «цвет ных» революций последних лет (см. главу 3).

Проведенный анализ исторического опыта контрэлитного партогенеза позволяет утверждать, что организованной нацио нальной контрэлиты в современной России не существует. Ни одна из классических стадий ее формирования не пройдена. Со ответственно, если произойдет зарождение истинной контрэли ты и ее инфраструктуры, то для прохождения всей дистанции не обходимо будет около десятилетия.

Глава 6. Семиосфера контрэлиты как фактор властной трансформации «Единство всякой культуры, — заявлял в свое время О. Шпен глер, — опирается на единство языка ее символики»1. Опира ясь на данное изречение основоположника теории культурно исторических типов, можно говорить о связи политического единства с единством семиотического пространства2. Этот аспект обеспечения государственного единения совершенно напрас но обделяется вниманием со стороны политического руковод ства страны. Между тем, развитие информационных техноло гий в мире позволяет использовать символы в качестве средства управления и манипуляций массовым сознанием. «Оранжевые революции» это с наглядностью продемонстрировали. Обнару жилось, что российские общественные науки совершенно не гото вы к новым вызовам управленческого оперирования символами мотиваторами.

В современности уже не столько военная мощь, сколько воз можности оказания воздействия на сознание (и подсознание) че ловека являются составляющей политического успеха государств и партий. В чем истоки этих управленческих технологий? Ис следование их генезиса неизбежно уводит вглубь веков. Знание о механизмах воздействия символов на духовное, психологиче ское и психическое состояние человека и народов накапливалось и практически апробировалось давно. Посредством соответствую щих знаков происходила идентификация «свои» и «чужие». «Фла ги, — писал С. Хантингтон, — имеют значение, как и другие сим волы культурной идентификации, включая кресты, полумесяцы и даже головные уборы, потому что имеет значение культура, а для большинства людей культурная идентификация — самая важная вещь. Люди открывают новые, но зачастую старые символы иден тификации, и выходят на улицы под новыми, но часто старыми флагами, что приводит к войнам с новыми, но зачастую старыми Шпенглер О. Избранное. М., 2004. Т. 1. С. 245.

Семиотика — научная дисциплина, специализирующаяся на изучении си стем знаков и символов.

врагами»3. Необходим анализ феномена политической символики в исторических прецедентах властных трансформаций.

Феномен подпольной семиосферы и исторический опыт революций Революция, прежде чем перейти в стадию властной трансфор мации, осуществляется на семиотическом уровне. Ю. Лотман, введя понятие семиосферы, предоставил еще одну возможность для анализа обстоятельств смены исторических эпох в области сопровождающих их изменений набора базовых символов4.

На первой стадии происходит разрушение предыдущего еди ного семиотического поля политической культуры соответству ющего государства. Формируется альтернативная политическая семиосфера. Допущение властью такого семиотического раскола поддерживает созревание революции. Лишаясь национальной универсальности, властная семиосфера лишается и своей легитим ности. Создается субкультура подполья, захватывающая в свою орбиту все более значительную часть общества. Официальная субкультура при наличии такой дихотомии обычно проигрывает.

Следующей стадией семиотической инверсии является куль турная изоляция власти. Ее символика уже никем (или почти ни кем) не признается и не воспринимается в категориях сакрально сти. Прежние властные символы облекаются в формы гротеска.

Один из компонентов почвы для революции — готов. При готов ности остальных необходимых компонентов далее вопрос оста ется за малым — технологической операцией смены властной элиты.

Российская история дает ряд примеров формирования аль тернативной политической семиосферы. Сообразно с несеку лярным типом организации средневекового русского общества в XVII столетии был выработан преимущественно религиозный Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2007. С. 38.

Лотман Ю.М. Динамическая модель семиотической системы. М., 1974;

Лот ман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992;

Лотман Ю.М. Избранные статьи. В 3 т.

Таллинн, 1992–1993;

Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. СПб., 1994;

Ю.М. Лотман и Тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994.

формат контркультуры5. Это совпадает с европейской практикой выстраивания народно-еретической семиосферной альтернати вы6. С позиций обретения истинного христианского учения от рицалась легитимность официальной Церкви и государственной власти. Они, встав будто бы на ложный путь, лишались благода ти Божьей. Истинная же Церковь, община верующих, вновь, как и в апостольские времена, ушла в катакомбы.

При выстраивании альтернативной политической семиосфе ры предполагается решение двух основных политических задач.

Во-первых, необходимо идентифицировать «своих». Каждый, принимающий мир альтернативы, принимает и ее отличитель ные символы — знаки принадлежности. Принятие этого знака есть отречение от бытия в рамках официальной семиосферы.

Такие опознавательные знаки для «своих», свидетельствующие о принадлежности к миру политической альтернативы, исполь зовались еще в глубокой древности. Восстания «краснобровых»

и «желтых повязок» в Китае получили, как известно, свои наиме нования по соответствующим альтернативным символам. Власть Синего неба, семиотически связанного с династией Хань, закон чилась — учили идеологи мятежа. Наступает эра Желтого неба, которая будет временем всеобщего благоденствия. Принятие грядущей новой жизни символизировали желтые повязки, по зволявшие восставшим дистанцироваться от ханьцев. Сравните это с оранжевыми шарфами ющенковцев и символикой голубого цвета сторонников Януковича на Украине.

Причастность к семиосфере политической альтернативы за крепляется также посредством собственных ритуалов. Типичным проявлением такого ритуала в рамках рабочего социалистического ритма являлись ежегодные первомайские и ноябрьские демонстра ции. Устанавливались персонифицированные образцы для под ражания. Эта установка достигалась посредством формирования собственного пантеона героев. Принципиальное требование состо яло в исключении из него персоналий официального культа. Ради щев, декабристы, петрашевцы, Белинский, Герцен, Чернышевский, Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: Духовные движения XVII века.

М., 1995.

Покровский М. Средневековые ереси и инквизиция, М., 1897. Вып. 2;

Дарке вич В.П. Народная культура Средневековья. М., 1988.

первомартовцы — все эти хрестоматийные фигуранты отечествен ного исторического процесса в учебниках Российской империи от сутствовали7. Их деятельность в то время рассматривалась как аль тернативная версия отечественной истории в семиосфере русского революционного подполья. Только после победы Октября бывшие «подпольные герои» приобретают официальный статус.

Признаком принадлежности к альтернативной семиосфере мог выступать и внешний вид адепта. Символами политической оппозиционности становились одежда, обувь, прически. Так, в период Французской революции в качестве аллегории свободы стал использоваться так называемый «фригийский колпак». Со гласно принятому объяснению, правом ношения его обладали с римских времен только свободные люди. Получавший свободу раб приобретал и право ношения фригийского колпака. Запрет французских властей на ношение этого головного убора только укрепил его популярность. В конце концов, во время захвата ко ролевского дворца санкюлотами Людовик XVIII вынужден был надеть на себя поданный ему на пике красный колпак свободы.

Фактически это уже означало гибель монархии8. (Сравните с со временным движением синих ведерок в России).

В рамках альтернативной семиосферы формируется собствен ный терминологический аппарат. Язык «подполья» отличается от принятого в обществе разговорного языка. Использование спец ифических языковых конструкций также есть способ идентифи кации «своих», своеобразный пароль причастности. Особенно важна установленная форма обращения и приветствий едино мышленников. «Свои» должны приветствоваться иначе, чем это принято в мире доминирующей системы. Отсюда принятие в ре волюционной семиосфере обращения «товарищ» как альтернати вы слову «господин». Фашистское приветствие — правая рука, вскинутая вверх — из того же семиотического ряда9.


В альтернативной семиосфере устанавливается особая этоло гия, появляется своя этическая шкала координат. Нормативным может стать то, что считается аномальным в мире официальной Естеферова Т. Учебники дореволюционной России по истории. М., 1993.

Gombrich E.H. The Use of Images: Studies in the Social Function of Art and Visual Communication. Phaidon Press, 1999. Р. 162–183.

Багдасарян В.Э. Жестикуляция в истории мировой культуры // Гуманитар ный сервис. Кн. 1. История повседневности. М., 2003.

этики. Дело доходило до формирования особого свода этических предписаний для «подпольщиков». Вариантом такого рода до кумента в России являлся «Катехезис революционера» С.Г. Не чаева10. В любом случае, выстраивание модели альтернативной семиосферы выводит на решение базовых мировоззренческих вопросов бытия.

Наряду с необходимостью идентификации «своих» функцией формирования особой символики оппозиции является также отри цание «мира чужих». Ввиду контркультурного характера ее форми рования речь идет об отрицании нормативной для соответствующе го государства и социума семиотической реальности. По отношению к последней в лексике советского андеграунда использовался термин «система». Под «системой» понималась некая искусственная схема, довлеющая над человеком, подавляющая его свободу, которая, безу словно, должна была быть разрушена и заменена «жизнью». Служи тели «системы» — это не только номенклатурщики, но и живущее по официозным правилам население — «совки».

Используются две основные методики обозначения оппози цией официальной семиосферы — демонизация и гротеск. Так, Николай II выступал в революционной семиосфере одновремен но в двух ипостасях: как «Николай Кровавый», палач и тиран, и как «Николашка» — слабоумный и слабовольный человек, на ходящийся под командованием жены-немки и авантюристов типа Григория Распутина11. Образы Сталина и Брежнева служили для диссидентства символическими типажами, выполняющими функции для демонизациии и высмеивания режима.

Но одной ненависти по отношению к существующей офи циальной системе для лишения ее легитимности недостаточно.

«Грозная» власть остается сакральной. Но легитимность подры вается смехом. Тогда, когда власть становится для народа смеш ной, она уже фактически перестает быть властью. Отсюда конста тируемое многими исследователями большое значение, которое сыграли политические анекдоты в делегитимизации государ ственной власти в СССР. Остается только осознать, что приду мывать и запускать в оборот анекдоты — дело вполне рукотвор ное. И вспомнить, как этой темой активно занимался КГБ СССР.

Лурье Ф.М. Нечаев: Созидатель разрушения. М., 2001.

Могильнер М. Мифология подпольной России. М., 1999.

Формирование альтернативной семиосферы фиксируется во всех произошедших в истории революциях и властных транс формациях. Фрагментарный обзор такого рода примеров приво дится в табл. 6.1. Универсальность данного явления дает основа ния утверждать о невозможности осуществления смены модели страны без формирования легитимизирующей данную инверсию в сознании масс новой семиотической реальности.

Таблица 6. Символика революционных трансформаций в странах мира Страна Политическое событие Символы Англия Английская революция Короткая стрижка. Красные мун диры Афганистан Талибская революция Белый цвет. Белая обувь.

Бороды установленной длины Белоруссия «Васильковая революция» Васильки.

2006 г. (неудачная) Джинсовые рубашки Германия Установление фашистского Свастика.

режима Коричневые рубашки Грузия «Революция роз» 2003 г. Розы Индия Национальное освобожде- Чаркха (индийская национальная ние прялка). Индийская национальная одежда Иран Исламская революция 1979 г. Зеленый цвет. Тюльпаны.

Полумесяц Ирландия Национально-освободитель- Зеленый цвет. Клевер. Плуг и звез ное движение за суверенитет ды. Золотая арфа Испания Установление франкистского Синие рубашки.

режима Ярмо и стрелы как символ католи ческих королей Испания Испанское республиканское Приветствие «Rot Front!».

сопротивление Лозунг «No pasarn!» (Они не прой дут!) Италия Движение за национальное Атрибуты профессии угольщика.

освобождение Италии, кар- Волк — символ тирании бонарии Италия Революция Рисорджименто Красные рубашки («красноруба шечники») Продолжение таблицы 6. Страна Политическое событие Символы Италия Установление фашистского Фасции — топор и прутья режима Киргизия «Тюльпановая революция» Тюльпаны 2005 г.

Китай Маоистская культурная ре- Красный цвет. Гимнастерки волюция Куба Кубинская революция 1959 г. М — 26–7 (код «Движения 26 июля»). Борода. Военный берет Латинская Боливарианская революция Широкополые шляпы-боливары Америка Мексика Мексиканская революция Красная звезда на черном полотни ще. Красные шейные платки Нидерланды Нидерландская революция Пепельно-серая одежда нищен ствующих монахов.

Гезский пфенниг с изображением двух протянутых рук с сумой Португалия Революция 1974 г. Гвоздики Россия Революции 1905 г. и 1917 г. Красный цвет. Красные банты.

Красная пятиконечная звезда.

Обращение «товарищ»

Сербия Революция 2000 г., свержение Сжатый кулак.

режима С. Милошевича Бульдозер Таиланд Государственный переворот Желтый цвет.

2006 г. Желтые повязки Украина «Оранжевая революция» Оранжевый цвет. Слово «Майдан».

2004 г. Надпись «Так!»

Франция Великая французская рево- Фригийский колпак. Брюки санкю люция лотов. Деревянные башмаки сабо («смерть Бурбонам»). Якобинская куртка карманьола.Трехцветный красно-бело-синий бант.

Девиз «Свобода! Равенство! Брат ство!»

Чехия Гуситские восстания Чаша Чехослова- «Бархатная революция» Ключи (ими звенели студенты на кия 1989 г. демонстрациях) «Войны символов» и сегодня являются важным компонентом в тактике ведения сетевых конфликтов. Разработаны и много кратно апробированы технологии управления процессом кон струирования политических семиосфер.

Учение К. Юнга об архетипах составило методологическую основу данного направления в западной науке. Было доказано, что посредством символики можно управлять подсознанием че ловека и программировать проявления «коллективного бессозна тельного» масс. Психология поступала в практическом смысле на службу прикладной политологии12. В России еще в советское время от всех этих изысканий отмахнулись как от чуждого ма териалистической методологии субъективного идеализма. Как теперь выясняется, напрасно. Манипуляции массами в «бархат ных» и «оранжевых» революциях осуществлялись в значитель ной степени посредством научно обоснованного семиотического инструментария. Пропаганда воздействует целенаправленным образом на общественное мнение, а потому связана так или ина че с сознанием человека. Инструментарий символов воздейству ет как на сферу сознания (когнитивная сторона символики), так и подсознания (психические процессы, протекающие без пря мого отражения их в сознательной сфере). Игнорирование этой стороны современных политтехнологий может иметь по отноше нию к национальной безопасности России самые серьезные по следствия.

Подпольная политическая семиосфера в Московском царстве: альтернатива русскому религиозному расколу Старообрядчество противопоставляло идеологии мировой христианской империи семиосферу «Святой Руси», т. е. нацио нальную традицию, отступление от которой равнозначно измене православию.

Юнг К.Г. К вопросу о подсознании // Юнг К.Г., фон Франц М.-Л., Хендер сон Дж. Л., Якоби И., Яффе А. Человек и его символы. М., 1997;

Жане П. Психи ческий автоматизм. М., 1913.

Вера греческая считалась ложной, поскольку была заражена латинскими новациями. Понятие «русский» рассматривалось как тождественное термину «православный». Аввакум призывал восточных патриархов учиться истинному православию на Руси:

«Рим давно упал и лежит невсклонно, а ляхи с ним же погибли, до конца враги быша християном. А и у вас православие пестро стало от насилия турскаго Магмета, да и дивить на вас нельзя:

немощни есте стали. И впредь приезжайте к нам учитца: у нас Бо жиею благодатию самодержство»13. Это звучало прямым вызовом в отношении никоновской интенции: «Я хоть и русский, но вера моя и убеждения — греческие»14.

Никониане обвиняли своих противников в обскурантизме;

те, в свою очередь, усматривали за никоновскими нововведениями «латинскую ересь», а в более глубинном измерении — сатанин ский культ. Троеперстие старообрядцы представляли как скрытую форму хулы на Бога в виде кукиша, атихристовую печать, симво лизирующую лжетроицу — дьявола, Антихриста и лжепророка.

Отрицание двуперстья трактовалось как еретическое сомнение по поводу догмата о двуединой природе Христа. Двусоставный четырехконечный крест никониан рассматривался как «латин ский крыж», лишенный сакральности христианской символики.

Четвертование ангельской песни аллилуйя рассматривалось как нарушение священной троичности. В изъятии из символа веры слова «истинный» старообрядцы усматривали сомнение никони ан в истинности Господа, а удаленный из словосочетания «Рож денно, а не сотворенно» союз «а» мыслился как тот самый «аз», за который многие готовы были погибнуть. Амвон, перестроенный из четырехстолпного (четыре евангелия) в пятистолпный, рас ценивался как обозначение папы и четырех патриархов. Замена русского «белого клобука», перешедшего на Русь как реликвия святости духовенства из падших христианских царств, на «рога тую колпашную камилакву» воспринималась как свидетельство подчинения официальной Церкви рогатому дьяволу. В отказе от совершения коленопреклоненной молитвы старообрядцы улича ли грех гордыни и лености15.

Житие Аввакума / Пустозерская проза. М., 1989. С. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. М., 1994. Т. 2. Ч. 1. С. 51.


Пустозерская проза. М., 1989. С. 18–19, 104.

Никонианская иконопись обличалась Аввакумом как прель щение миром плотским против царства духовного16. Таким же образом порицалась античная премудрость: «Виждь, гордоусец и алманашник, твой Платон и Пифагор: тако их же, яко свиней, вши съели, и память их с шумом погибе, гордости их и уподо бления ради к Богу»17. Согласно Аввакуму, и Платон, и Пифагор, и Аристотель, и Диоген, и Гиппократ — все за свои мудроствова ния угодили в ад, что ожидает и их последователей18.

Лжетроица — змий, зверь и лжепророк — истолковывалась как триумвират, соответственно, дьявола, Антихриста («царя лукавого») и патриарха (или папы). Затруднение вызвал вопрос о персонифицированном воплощении Антихриста. Иногда в ста рообрядческой среде под таковым подразумевался Никон19. Но большинство сошлось на мысли, что Никон лишь предтеча Ан тихриста («хобот Антихриста»20), соответствующий третьей ипо стаси в лице лжепророка.

Апокалиптические ожидания оказались не напрасны. Нака нуне 1699 г. из-за границы после трехлетнего отсутствия явил ся Петр I. Брадобритие, проклятое в очередной раз незадолго до того патриархом Адрианом и грозившее отлучением от Церкви, пропаганда курения табака («безовского зелья»), выдача паспор тов («антихристовой печати»), пародия церковной обрядовости («всешутейший, всепьянейший собор»), изменение календаря, системы летоисчисления и т. п. лишь укрепляли народ в уверен ности об антихристовой сущности нового властного фигуранта.

Ассоциации с антихристовой печатью вызвали рекрутские знаки. В письме к Якову Долгорукому от 1712 г. Петр I изобразил крестообразный знак, который надлежало накалывать солдатам на левой руке и натирать порохом.

В понимании беспоповцев с приходом Антихриста тради ционные институты и обрядовые нормы оказались лишенными сакральности и благодати, поскольку на каждый их атрибут воз ложена «печать дьявола». Православному человеку в апокалип Аввакум. Из книги бесед / Пустозерская проза. М., 1989. С. 102, 105–106.

Пустозерская проза. М., 1989. С. 105.

Там же.

Материалы для истории раскола за первое время его существования. М., 1876. Т. 1. С. 343, 444, 449;

Т. 2. С. 98, 100.

Там же. Т. 6. С. 284.

тические времена надлежит действовать нетрадиционно. Ради кализм беспоповцев простирался от практики самосожжений до пути «святотатственной святости», т. е. борьбы с грехом посред ством греха.

Выстраивание старообрядцами альтернативной религиозно политической семиосферы было не напрасно. Реальный шанс прихода их к власти имел место в 1682 г. События, получившие впоследствии известность как «хованщина», имели многие черты, сближающие их со сценариями «оранжевых революций». Апо геем столкновения двух семиосфер явился религиозный диспут сторон в Грановитой палате. Старообрядцы требовали проведе ния его перед народом на Красной площади, что при сочувствии толпы давало возможность использования дискуссии в качестве управляемого катализатора захвата власти. Вероломный арест и казни лидеров старообрядческой оппозиции во главе с Ники той Пустосвятом сорвали реализуемый уже было сценарий осу ществления властной трансформации. Но само существование старообрядческой альтернативной семиосферы, как потенци альной среды формирования политической оппозиции в России, этим не закончилось.

Генетическую связь с ним имело русское революционное под полье. Старообрядцы составляли харизматическое ядро в воин стве Разина, Булавина, Пугачева. К ним, как к революционной силе, апеллировали лидеры российской оппозиции, начиная от Герцена и заканчивая Лениным.

А.И. Герцен намеревался создать в Лондоне старообрядче ский церковный центр и возвести собор, роль старосты в ко тором отводил себе. Он вынашивал замысел связать старооб рядчество с революционным движением интеллигенции, что пытался практически осуществить, установив связи с некрасов скими общинами. Для революционной агитации старообрядцев А.И. Герцен, Н.П. Огарев и В.Н. Кельсиев учредили издававшийся в Лондоне журнал «Общее вече». Вождь польской эмиграции кн.

А. Чарторыйский вербовал диверсионные отряды из казаков старообрядцев, с помощью которых предполагал поднять вос стание в казацких регионах России21.

Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: духовное движение века.

М., 1995. С. 17–18.

Принадлежность к старообрядческой культуре художника В.И. Сурикова нашла отражение в инфернализации император ской власти («Утро стрелецкой казни»), в апелляции к старой мо сковской Руси и антиподам «антихристова трона» Романовых из раскольничьей среды — противостоятелям никонианству XVII в.

(«Боярыня Морозова»), а также стрельцам, казакам. Через рели гиозный фактор объяснение получает трансформация искусства от салонного «академизма», злоупотреблявшего сюжетами языче ской мифологии, к реализму, пытавшемуся постичь основы народ ной ментальности, питаемые традицией старой веры. Становится понятным, почему миллионер-старообрядец П.М. Третьяков суб сидировал работы В.И. Сурикова и других передвижников.

«Святая Русь», к которой апеллировали старообрядцы, по гибла, утратив цельность бытия. Государство — «царство Кеса ря» — стало выступать антитезой народа. Государственная прав да («закон») и народная правда («справедливость») оказались противоположными понятиями. Произошел раскол не только Русской церкви, но и единой до того русской семиосферы.

Космополитическая культурная ориентация правящей элиты вступила в противоречие с национальной традицией народной культуры. Правящая элита симпатизировала западным учениям, народная Русь тайно или явно рассредоточивалась по раскольни чьим общинам. «Русский порядок» — государство и официаль ная Церковь — содержали некоторые внешние аспекты бытия «Святой Руси», составившие консервативную традицию импе раторской России. «Русский бунт», утратив форму, сохранил от дельные внутренние стороны жизни «Святой Руси» и прежде всего — претензию на справедливость, создав преемственность революционной России.

Подпольная политическая семиосфера в Российской империи: альтернатива «красной революции»

Генезис наиболее известных символов «подполья» связан с меж дународным революционным движением. Копировались европей ские атрибуты революционности. Семиотически проигрывалась французская история. Для самой революционной Франции такую же роль играла история Древнего Рима. Отсюда постоянные анало гии: «русские якобинцы» — большевики, «русский Робеспьер» — В.И. Ленин, «русская Шарлота Корде» — Фани Каплан, «русский Бонапарт» — Л.Г. Корнилов, «русский термидор» — сталинский идеологический поворот, «русские жирондисты» — кадеты, «рус ская Бастилия» — Петропавловская крепость, «русская Вандея» — мятеж крестьян в Тамбовской губернии и т. д. Красная семиотика революции — знамена, транспаранты, банты — это просто парал лели с событиями Парижской коммуны. Модель Парижской ком муны была, как известно, взята В.И. Лениным за основу теории по строения государства нового типа22.

Значимым символом стала, как известно, пентаграмма. Су ществует множество восходящих к глубокой древности ее трак товок. Получили хождение и конспирологические версии, как например, «морда Люцифера» (перевернутый пентакль) или «ев рейская власть над миром» (с приходом Машиаха пентаграмма превращается в гексаграмму). Но для объяснения мотивов при нятия знака большевиками принципиальное значение имеет кон текст. А контекстом, как указывалось выше, являлась семиосфера Французской революции. Там красная пятиконечная звезда счи талась символом бога войны Марса. Согласно древнеримскому преданию, покровитель «вечного города» Марс вырос из красного цветка лилии («лилия-мартагон», т. е. Марса родившая). Обраще ние к античной символике в противовес символике христианской было типично для Французской революционной семиосферы.

Как военная атрибутика пятиконечная звезда стала служить в качестве опознавательного знака отличия офицеров. В этом ка честве она и была, по-видимому, воспринята в революционной России. Первоначально пятиконечная красная звезда использова лась исключительно в рамках символики новой революционной армии. Впервые, по приказу военного министра Временного пра вительства А.И. Гучкова, она появляется на кокардах в ВМФ23.

Марксистская теория борьбы пролетариата нашла воплоще ние в использовании различного рода символов «освобожден Ленин В.И. Государство и революция: Учение марксизма о государстве и за дачи пролетариата в революции // ПСС. 5-е изд. Т. 33. М., 1974.

Борисов В.А. Нагрудные знаки советских вооруженных сил. 1918–1991.

СПб., 1994.

ного труда» — молот, серп, наковальня, плуг, фартук рабочего.

Ритуальное значение в семиосфере политической альтернати вы имели пролетарские праздники. День международной соли дарности трудящихся (установлен конгрессом Интернационала в память о казненных четырех чикагских рабочих-анархистах во время массовых столкновений с полицией в США и Канаде в мае 1886 г.). День международной солидарности работниц (установ лен по предложению К. Цеткин на Международной конференции работающих женщин в память манифестации работниц швей ных и обувных фабрик 8 марта 1857 г. в Нью-Йорке)24.

К этой семиотической линии относится и знаменитый девиз «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В практике советской внешней политики его попытались несколько скорректировать:

«Пролетарии всех стран и угнетенные народы, соединяйтесь!».

Комментируя эту модификацию, В.И. Ленин отмечал: «Конечно, с точки зрения «Коммунистического Манифеста» это неверно, но «Коммунистический Манифест» писался при совершенно других условиях, но с точки зрения теперешней политики это верно»25.

Впоследствии данный вариант лозунга был возобновлен в рам ках маоизма, сыграв заметную роль в подъеме национально освободительного движения в третьем мире.

Семиосфера оперирует образами. Соответственно, существую щий режим дезавуируется через его карикатуризацию. Как прави ло, в качестве мишени выступает высший властный суверен. Для русского революционного подполья такой фигурой являлся само держец. Дезавуирование образа царя было одним из ведущих мо тивов происходившей в новую русскую смуту ценностной инвер сии. После «Кровавого воскресенья» Николай II часто именовался в народе, казалось бы, в немыслимых для сакральной традиции царского культа терминах, таких как «кровопийца», «душегуб», «изверг», «злодей»26. Инфернальные характеристики сменялись гротескными. Формировался образ выпивохи, рогоносца, нахо дящегося под командой жены-немки. По свидетельству видного Истории США. В 4 т. Т. 2 (1877–1918). М., 1985.

Ленин В.И. Выступление на собрании актива Московской организации РКП(б) 6 декабря 1920 г. // Полное собрание сочинений, 5-е изд. С. 71.

Буховец О.Г. Ментальность и социальное поведение крестьян // Менталитет и аграрное развитие России. М., 1996. С. 185, 187, 190.

деятеля кадетского движения В.А. Оболенского, впечатление, что Россия управляется, в лучшем случае, сумасшедшим, а в худ шем — предателем, имело всеобщее распространение27.

В оппозиционной печати была предпринята массированная кампания высмеивания Николая II. Через развенчание его образа реализовывалась задача десакрализации самодержавия, лишения его легитимных оснований в массовом восприятии. Была созда на серия фельетонов, в которых высмеивался жестокий и глупый монарх — царь Горох, царь Берендей, Ксеркс, Мидас, царь Додон.

То, что подразумевался действующий российский самодержец, было достаточно очевидно. Широко обыгрывалась тема нанесе ния, тогда еще цесаревичу, Николаю Александровичу сабельного удара во время его визита в Японию. Характерный гротеск со стоял в изображении маленького курносого мальчика с шишкой на лбу. Далее сам образ шишки — «еловая шишка» — устойчиво ассоциировался с Николаем II. Одна из карикатур, опубликован ная в журнале «Маски», имела название «Нечто фантастическое, или черная сотня, провожающая еловую шишку, которая садится на корабль для плавания по морю внутренних волнений…».

Многочисленным анекдотам «про Вовочку» предшествова ли такие же анекдоты «про Коленьку» (или мальчика Колю Р.)28.

А между тем, присягали на верность именно императору, чья делигитимизация в народном сознании означала подрыв самой идеи государственного служения.

Не этот ли прием использует в 2000-х гг. «оранжевая оппо зиция»? Избрана олицетворяющая власть фигура, через карика туризацию которой реализуется задача лишения легитимности самого государства. В этом смысле акцентированные нападки на персону — это не просто вопрос о свободе слова. Налицо кон кретный политико-технологический проект.

Вряд ли сами собой появились примеры дезавуирования обра за самодержца в песенно-поэтическом фольклоре подпольной се миосферы (табл. 6.2). Царь предстает в них как деспот, обскурант, Булдаков В.П. Красная смута. М., 1997. С. 51.

Березовая Л.Г. Сатирическая галерея Первой русской революции // Рево люция 1905–1907 годов: взгляд через столетие. М., 2005. С. 126–139;

Боцянов ский В., Голлербах Э. Русская сатира первой 1905–1906 гг. революции. Л., 1925.

палач, пьяница29. Физическому уничтожению монархии предше ствовало, таким образом, ее семиотическое уничтожение.

Доставалось не только царю. Велась персональная проработка наиболее заметных представителей официальной политической элиты. В массовом восприятии складывалось устойчивое впечат ление, что у трона сосредоточились исключительно «держимор ды», бездари, посредственности, казнокрады, лжецы, люди с ум ственными и психическими отклонениями. Это были не реальные персоны власти, а именно символы режима (табл. 6.3) 30.

Одной из главных особенностей отрицаемой подпольем офи циальной системы считался военный иерархизм. Отсюда, с одной стороны, принципиальное неприятие чинов, с другой — враж дебное отношение к символике мундира. Неслучайно сразу после Февральской революции началась ожесточенная дискуссия вокруг погон, интерпретируемых как символ офицерской власти. После соответствующего демарша Балтийского флота в апреле 1917 г. по гоны и другие знаки отличия в ВМФ были отменены. Понятие «зо лотопогонник» еще долго использовалось как ярлык монархизма.

Особая мобилизационная роль по отношению к лицам, объ единенным подпольной семиосферой, отводилась революцион ной песне. Контент-анализ песенных текстов эпохи революции позволяет четко зафиксировать обе указанные выше функцио нальные задачи альтернативной семиотики — идентифицировать соратников и изобличить существующий режим. Третий компо нент, вытекающий из проведенной идентификации, это призыв к борьбе с господствующей системой (табл. 6.4).

Поэзия в большевистских изданиях 1901–1917 / Вступ. статья, сост., подг.

текса и примеч. И.С. Эвентова. Л., 1967;

Вольная русская поэзия XVIII–XIX ве ков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера.

Л., 1988;

Акимова Т. М., Архангельская В. К. Революционная песня в Саратов ском Поволжье: Очерки исторического развития. Саратов, 1967. С. 117;

Поли тические эпиграммы. Составитель, автор предисловия и примечаний С. Белов.

М., 2001. С. 30, 118.

Березовая Л.Г. Сатирическая галерея Первой русской революции // Револю ция 1905–1907 годов: взгляд через столетие. М., 2005. С. 126–139;

Политиче ские эпиграммы. Составитель, автор предисловия и примечаний С. Белов. М., 2001. С. 31–38.

Таблица 6. Дезавуирование образа царя в текстах подпольной семиосферы Название литературного Текст памятника «Эпитафия Александру III». «Десять лет он Русью правил / Без законов и без правил, / Точно Грозный или Павел;

/ Анонимный автор. Миллиард долгов прибавил, / В Петербурге «Крест» поставил, / Трепетать всю Русь за 1894 г. или 1895 г. ставил, / Руси «Нещечко» оставил. / И себя лишь тем прославил, / Что Европу обессла вил, / А Россию обезглавил, / Бывши их главой»

Боже, царя храни! / Деспоту долгие дни / Ты ниспошли. / Сильный жандармами, «Боже, царя храни! Деспо Гордый казармами, / Царствуй на страх сынам / Руси бесправной, / Царь православный, ту долгие дни!».

/ Царствуй на страх глупцам! / Враг просвещения, / В царстве хищения / (Неизвестный автор) 24 октября 1891 Мирно живи! / Всех, кто свободу / Ищет народу, / Бей и дави! / Твой голодающий, / Вечно страдающий / Бедный народ / Жалких рабов!»

На мотив «Боже, царя хра ни!»

«Ах ты, сукин сын, Рома- «Ах ты сукин сын, Романов Николай, / Что хорошего ты сделал, отвечай. / «Я открыл свои в России кабаки, / Чтобы пили монопольку мужики, / нов Николай».

На мотив «Камаринской» Чтоб несли в казну последние гроши, / А оставили себе одни шиши «Всероссийский алкого- «Всероссийский алкоголик, / Царь жандармов и штыков, / Царь-убийца, провокатор / лик…». Август 1908. И создатель кандалов. / Побежденный на Востоке, / Победитель на Руси, /Будь ты про На мотив «Было дело клят, царь жестокий, / Царь, запятнанный в крови!

под Полтавой»

«Памятник Александру III «Третья дикая игрушка / Для российского холопа. / Был царь-колокол, царь-пушка, / в Санкт-Петербурге». А теперь еще царь-жопа»

Автор — А.С. Рославлев.

Предположительно 1909 г.

Продолжение таблицы 6. Название литературного Текст памятника «Господи помилуй / Царя Николашу / Жену его Сашу, / Мать его — Машу, / Трепова «Господи помилуй…»

Неизвестный автор. генерала, / Макарова адмирала …/ И других сволочей, / Воздай им, господи, / И бедную Начало 1900-х гг. Россию не покинь. / Аминь»

Народная частушка «На Распутине рубашка, / Вышивала ее Сашка. / На Распутине порточки, / Вышивали царски дочки»

Таблица 6. Дезавуирование образа властной элиты в текстах подпольной семиосферы Представители Должность Текст эпиграммы властной элиты Витте С.Ю. Министр финансов России (1892–1903), председатель «На Витте надейся, но погрома жди!».

комитета министров, председатель Совета министров «Витте послушай, но врать не мешай!»

Российской империи (1905–1906) Горемыкин И.Л. Председатель Совета министров (1906, 1914–1916), ми- «Друг, обманчивой надежде нистр внутренних дел (1895–1899) Понапрасну ты не верь:

Горе мыкали мы прежде;

Горе мыкаем теперь»

Продолжение таблицы 6. Представители Должность Текст эпиграммы властной элиты Дубасов Ф.В. Генерал-губернатор Москвы (1905–1906) «Придя к Дубасову, копеечная Свечка С ним о заслугах стала толковать И утверждать;

Что он пред ней смиренная овечка.

«Превосходительный, судите сами вы, — Так свечка говорила, — Сожгли вы только треть Москвы;

А я так всю Москву спалила»

Дурново П.Н. Министр внутренних дел (1905–1906) «Я Плеве ученик достойный… Я тюрьмы новые построил».

«Что осталось после Витте и Дурново? — Дурновитты»

Плеве В.К. Министр внутренних дел (1902–1904) «Знать, в господнем гневе Суждено быть тако:

В Петербурге — Плеве;

А в Москве — Плевако!»

По б ед он о с ц е в Обер-прокурор Святейшего Синода (1880–1905) «Черствый, как сухарь,, старый обер К.П. пономарь…».

«Победоносцев он — в Синоде Обедоносцев — при дворе;

Бедоносцев он — в народе И Доносцев он — везде»

Продолжение таблицы 6. Представители Должность Текст эпиграммы властной элиты Толстой Д.А. Министр внутренних дел (1882–1889), обер-прокурор «Большой сумбур российских дел Святейшего Синода (1865— 1880), министр народного Толстой исправить захотел.

просвещения (1866–1880) В помощники правленья своего Он взял Заику, Плеве, Дурново.

Что ж? И при нем Россия не толстеет;

А заикается, плюется и дурнеет»

Трепов Д.Ф. Товарищ министра внутренних дел, генерал-губернатор «В смуте этих темных дней Петербурга (1905–1906) Много есть нелепого;

Но не знаю я глупей Назначенья Трепова»



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.