авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Новая книга о военной политике и военной безопасности России В начале октября 2007 г. вышел в свет военно-теоретический труд «Военная политика ...»

-- [ Страница 2 ] --

инвестируя в ОПК в виде закупок военной техники или затрат на НИОКР, правительство эффективно использует деньги налогоплатель щиков, поскольку значительная их часть быстро возвращается в госу дарственный бюджет в качестве налогов. Исследования показали, что из 100 рублей, выделенных на оборону, 43 рубля возвращаются в бюджет налоговыми платежами5;

государству как полному или частичному собственнику ключевых предприятий ОПК поступают значительные дивиденды. Увеличение дивидендов по акциям принадлежащих ему таких акционерных обществ связано с возрастанием получаемой оборонными предприя тиями прибыли, что позволяет им проводить эффективную дивиденд ную политику;

средства, затраченные на выплату денежного довольствия личному составу Вооруженных Сил, также способствуют экономическому росту, поскольку они стимулируют более высокие расходы на конечное потребление семей военнослужащих.

Для оценки степени взаимосвязи военных расходов с макроэкономиче скими показателями России были рассчитаны коэффициенты парной корре Военный бюджет государства. Методы обоснования и анализа / Под ред.

Г.С. Олейника. М.: Военное издательство, 2000.

О ВЛИЯНИИ ВОЕННЫХ РАСХОДОВ НА РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ ляции между ними (см. рис.)*. Известно, что связь считается существенной, когда эти коэффициенты находятся в интервале 0,4—0,6, высокой при их зна чении 0,6—0,8, а если еще выше — близкой к функциональной. Проведенные расчеты показывают, что все коэффициенты парной корреляции между военными расходами и показателями промышленного производства близки к 0,8, т. е. очень высоки. Как и следовало ожидать, самая большая взаимо связь — между показателями военных расходов и производством машин и оборудования (0,85), несколько ниже — для промышленности в целом (0,77) и обрабатывающих производств (0,79). Парная корреляция между ВВП и военными расходами еще меньше, однако она существенна — 0,57 (это неу дивительно, поскольку на ВВП влияет одновременно множество факторов).

Рис. Корреляция военных расходов и основных макроэкономических показателей России Таким образом, полученные результаты указывают на то, что между показателями военных расходов России и макроэкономическими данными существует прямая достаточно сильная зависимость.

К принципиальным у с л о в и я м, при которых военные расходы могли бы оказывать позитивное влияние на развитие экономики стра ны, относятся следующие (их перечень составлен на основе анализа международной практики и особенностей российской экономики):

размер военных расходов должен быть достаточным для обеспече ния безопасности страны и при этом соизмерим с финансовыми воз можностями государства, однако не должен значимо влиять на вели чину государственного бюджета и на размер государственного долга (по мнению многих специалистов, доля статьи «Национальная оборона»

на ближайшие годы не должна превышать 3,5 % от российского ВВП, в таком случае влияние военных расходов на инфляцию будет мини мальным;

в последние же годы эта доля составляла 2,6—2,8 %);

следует соблюдать разумное соотношение между текущими расходами * При определении количественных показателей военных расходов использованы данные Стокгольмского института стратегических исследований (SPIRI).

24 Г.А. ЛАВРИНОВ на содержание Вооруженных Сил и расходами на закупку и разработку новых образцов военной техники и снаряжения, которое в последние несколько лет поддерживается примерно на уровне 50/50. В соответ ствии с нормативными документами к 2010 году оно должно составить 40/60, однако при этом весьма важно, чтобы его изменение происходи ло не за счет снижения уровня жизни военнослужащих, поскольку толь ко достойное денежное вознаграждение сможет сохранить квалифици рованные кадры и, как уже отмечалось, окажет положительное влияние на экономический рост (по большей части вследствие развития невоен ных отраслей, выпускающих потребительские товары и услуги);

необходимо смещать акценты с развития добывающих отраслей в про мышленное производство, что в свою очередь позволит создать хорошую материальную базу для создания продукции военного назначения;

при разработке и закупках военной техники приоритет должен отда ваться самой эффективной новейшей продукции, имеющей высокую наукоемкость. Это будет стимулировать рост технического уровня и конкурентоспособности ВВТ на внешних рынках;

способствовать экспорту военной продукции, если это не наносит ущерба национальной безопасности;

следует оказывать всяческую государственную поддержку НИОКР, направленным на разработку новых технологий и, в первую очередь, фундаментальных с длительными сроками разработки, поскольку частные инвестиции в долговременные разработки маловероятны.

При этом желательно, чтобы заказчики и исполнители таких работ были заинтересованы в поиске возможностей использования этих перспективных технологий в гражданском производстве;

следует поощрять диверсификацию производства (выпуск граждан ской продукции параллельно с выпуском продукции военного и двой ного назначения), так как это значительно повышает финансовую устойчивость предприятий;

предприятия ОПК должны быть финансово заинтересованы в полу чении оборонных заказов. Военная продукция должна справедливо и своевременно оплачиваться. Предпочтительны крупные заказы, обес печивающие стабильную загрузку предприятий и долгосрочное плани рование их работы. Высокие и стабильные доходы улучшают конку рентную среду в ОПК и повышают эффективность производства. Для производителей же высокотехнологичных изделий и техники, пред назначенной для экспорта, должны быть предусмотрены дополнитель ные финансовые льготы.

Таким образом, невозможно дать однозначный ответ на вопрос, является ли уровень военных расходов положительным или отрица тельным фактором экономического роста. Бесспорно, некоторый минимум этих расходов в настоящее время необходим для любой стра ны, поскольку мир является исходным условием для любого экономи ческого роста, а его обеспечение без военных расходов не представля ется реальным. Их разумный уровень, если они правильно использу ются, может быть достаточно мощным стимулятором экономического роста, особенно в высокотехнологичном секторе. Но, с другой сторо ны, чрезмерные военные расходы способны породить инфляцию, дефицит ресурсов и тем самым отрицательно влиять на экономиче ский рост. Для эффективного их использования с экономической точки зрения целесообразно придерживаться определенных базовых принципов.

Государственное регулирование цен на продукцию оборонного назначения Полковник Н.Ф. АРХИПОВ, доктор технических наук Подполковник Д.Н. БАХАНОВИЧ, кандидат технических наук Полковник Г.А. ЛАВРИНОВ, доктор экономических наук ОДНОЙ из актуальных проблем ценообразования на продукцию обо ронного назначения (ПОН) в условиях непрогнозируемого роста ее себе стоимости является повышение эффективности использования бюджет ных средств, выделяемых на реализацию государственного оборонного заказа (ГОЗ). Сравнительный анализ динамики цен в 2001—2005 годах показал, что их рост на продукцию оборонного назначения опережал увеличение цен по стране в среднем на 50 %. Это в значительной степени способствовало возникновению отставания в реализации Государствен ной программы вооружения (ГПВ) на 2001—2010 годы. Поэтому некото рые мероприятия, планировавшиеся к завершению к 2005 году, не были выполнены. Повышение цен на ПОН по отношению к их плановым зна чениям обусловлено, как показал анализ, рядом п р и ч и н.

Первой из них является отсутствие развитой конкурентной среды в области создания современных образцов вооружения и военной техники, а во многих случаях — конкуренции вообще. Это объясняется, с одной стороны, особенностями современной продукции оборонного назна чения (ее сложностью, режимным характером работ, необходимостью, как правило, вложения значительных финансовых ресурсов для разра ботки и освоения производства, невозможностью ее создания без наличия научной школы и подготовленного инженерно-технического персонала), а с другой — интеграционными процессами, протекающи ми в оборонно-промышленном комплексе (ОПК).

Необходимо отметить, что до начала 1990-х годов отечественная обо ронная промышленность развивалась в условиях «внутренней» конкурен ции. Одних только крупных военных авиационных фирм было как мини мум четыре, каждая из которых имела собственную производственную кооперацию;

аналогичная ситуация была практически по всей номенклату ре основного вооружения. В настоящее же время, при существенном сокра щении объема ГОЗ относительно его уровня в 1991 году, загруженность предприятий ОПК оборонными заказами составляет в среднем 20—30 %.

В таких условиях взятый в соответствии с Федеральной программой «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2007—2010 годы и на перспективу до 2015 года» курс на интеграцию в «оборонке» является стратегически верным. Но это ведет к монополизации со всеми вытекающими негативными последствиями: отсутствием конку ренции, административной «надстройкой» над предприятиями и т. д.

Если не принимать антимонопольных мер, то может оказаться, что рынок ПОН будет монополизирован, а это позволит производителю оказывать сильное влияние на процесс ценообразования всей продук 26 Н.Ф. АРХИПОВ, Д.Н. БАХАНОВИЧ, Г.А. ЛАВРИНОВ ции оборонного назначения и вместе с происходящими инфляционны ми процессами может привести к дальнейшему значительному росту цен и, следовательно, к снижению эффективности использования финансовых ресурсов и уровня реализуемости планов развития ПОН.

Другой важной причиной непрогнозируемого роста цен является существенный, а в ряде случаев неконтролируемый рост тарифов на сырье, материалы, комплектующие и энергоносители. Являясь основой калькуля ции себестоимости на любой вид финальной продукции (не только обо ронного назначения), эти тарифы в конечном итоге определяют затраты заказчика на закупку ПОН. Так, только за один 2006 год поставщики основных видов сырья повысили цены на свою продукцию от 11 до 90 %, в результате чего по отдельным ее видам удельный вес материальных зат рат в их себестоимости достиг свыше 44 %, а удельный вес готовых ком плектующих и агрегатов — свыше 15 %. Рост стоимости тепловой энергии составил 13 %, газа — 18,2 %, воды — 18,6 %. В итоге себестоимость ПОН (соответственно и цена закупок) выросла на 30 %, в то время как средний уровень инфляции по стране был в несколько раз ниже.

Также сильное расхождение фактических и плановых значений зат рат на реализацию программных мероприятий вызывает низкая эффек тивность механизма приведения разновременных затрат к единому момен ту времени, что подтверждается рассмотренными выше результатами сопоставления роста цен на ПОН и официальными индексами-дефля торами. Необходимость создания методического обеспечения для опре деления индексов-дефляторов, адекватно отражающих изменение цен на продукцию, обусловлена несколькими основными п р и ч и н а м и.

Они используются, во-первых, для приведения фактических затрат к единому моменту времени (чтобы сопоставить плановые и фактические затраты), во-вторых, для оценки суммарных затрат на создание образца аналога, которая затем используются для прогнозирования стоимости перспективного образца, и в-третьих, для перевода экономических показателей, зафиксированных в государственной программе вооруже ния, в цены года реализации ежегодных государственных оборонных заказов. Во всех перечисленных случаях ошибки в определении индек сов-дефляторов могут привести к срыву планов производства ПОН и снижению эффективности использования финансовых ресурсов.

В настоящее время для приведения разновременных затрат к едино му моменту времени в соответствии с существующими методическими рекомендациями используются индексы-дефляторы, разработанные Минэкономразвития России. Вместе с тем существует несогласован ность между ведомствами экономического блока государства — Минфином и Минэкономразвития — по вопросам определения и использования индексов-дефляторов для целей бюджетного планиро вания и прогнозирования цен (при формировании предельных объе мов расходов федерального бюджета на реализацию заданий ГПВ- в 2007 году первым был предложен дефлятор 1,073, а вторым — 1,06;

в результате был использован меньший из них, что привело к недополу чению Министерством обороны значительного объема средств (в нес колько миллиардов рублей) на реализацию заданий программы).

Для снижения влияния указанных негативных факторов необходи мо сформировать единую действенную систему государственного регули рования цен на ПОН, которая должна включать совокупность мер, предпринимаемых Правительством Российской Федерации и феде ральными органами исполнительной власти в соответствии с их пол номочиями. При этом основной целью государственного регулирова ния цен должно стать выполнение мероприятий ГПВ путем исключе ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЦЕН НА ПРОДУКЦИЮ ОБОРОННОГО НАЗНАЧЕНИЯ ния непрогнозируемого роста цен на продукцию оборонного назначе ния, поставляемую по ГОЗ, при условии достижения баланса интере сов государственного заказчика и производителя. Государственное регулирование цен на ПОН должно стать частью государственной ценовой политики и предусматривать решение ряда задач:

совершенствование механизмов компенсации роста цен на ПОН в целях обеспечения реализуемости ГПВ и ГОЗ;

снижение влияния на стоимость ПОН роста цен (тарифов) на сырье, материалы, комплектующие и электроэнергию, в том числе поставляемых в рамках кооперации головного исполнителя;

совершенствование методического обеспечения формирования рацио нального уровня цен на ПОН в условиях отсутствия конкурентной среды;

экономическое стимулирование предприятий ОПК при выполне нии ГОЗ, обеспечивающее снижение затрат на ПОН, повышение ее качества и конкурентоспособности;

обеспечение адаптивности и дифференцируемости системы госу дарственного регулирования цен на ПОН;

совершенствование аудита (экспертизы) цен на разработку, изгото вление и ремонт ПОН в интересах формирования ГОЗ.

Решение перечисленных задач должно строиться на следующих основных принципах.

В о - п е р в ы х, это компенсация сверхплановых инфляционных издержек при создании продукции оборонного назначения. Реализуемость ГПВ и ГОЗ в условиях роста цен на ПОН может быть повышена за счет применения различных механизмов демпфирования роста цен на эту продукцию, в частности путем дифференцированного применения индексов-дефлято ров на различные виды продукции оборонного назначения (см. статью Федерального закона от 27.12.1995 года № 213-ФЗ) или формирования специального фонда для компенсации инфляционных издержек за счет дополнительно выделенных бюджетных средств (сверх средств, выделя емых на реализацию ежегодного государственного оборонного заказа).

В о - в т о р ы х, государственное бронирование важнейших видов мате риально-технических ресурсов. Для снижения влияния на стоимость финальных образцов ПОН роста цен (тарифов) на сырье, материалы, комплектующие и электроэнергию, в том числе приобретаемых в рамках кооперации головного исполнителя, предлагается организовать приори тетное ресурсное обеспечение поставщиков, осуществляющих поставки продукции для поддержания необходимого уровня обороноспособности и безопасности Российской Федерации, путем установления специаль ных квот по обязательной продаже важнейших видов материально-тех нических ресурсов государственным заказчикам и поставщикам.

В - т р е т ь и х, централизованное приобретение специальным государ ственным органом сырья, материалов и комплектующих (оснастки) в начале исполнения контракта. За счет приобретения государственными органами сырья, материалов и комплектующих (оснастки) по ценам первого года на весь период действия контракта (его значительную составную часть) и последующего их распределения между исполните лями достигается уменьшение издержек производителей продукции.

В - ч е т в е р т ы х, прямое государственное регулирование цен и тари фов на сырье, материалы и энергию, используемые при создании ПОН. Реа лизация этого принципа осуществляется путем совершенствования механизмов антимонопольного законодательства, установления фик сированных на определенном отрезке времени цен и тарифов и преде лов возможного их роста за определенный период времени и др.

В - п я т ы х, военно-экономическая рациональность цены на продукцию 28 Н.Ф. АРХИПОВ, Д.Н. БАХАНОВИЧ, Г.А. ЛАВРИНОВ оборонного назначения. При формировании цены на ПОН необходимо учитывать ее потребительские свойства и возможности по размещению и реализации заказа. Эта цена не должна превышать лимитную цену, определяемую по критерию «эффективность — стоимость», и быть ниже минимального объема финансовых ресурсов, обеспечивающего реализацию заказа и привлекательность его для исполнителя.

В - ш е с т ы х, дифференцированное формирование рационального уровня прибыли исполнителя ГОЗ, предусматривающее определение ее размера с учетом финансового и научно-технических рисков, связанных с уровнем наукоемкости продукции и степенью научной новизны поставленных перед исполнителем научно-исследовательских задач, целей государства по обес печению конкурентоспособности продукции российского ОПК по сравне нию с зарубежными аналогами и ее продвижению на мировом рынке, зна чимости достижения существенного научно-технического прогресса в опре деленной области в интересах повышения боеспособности Вооруженных Сил РФ, необходимости стимулирования усилий исполнителя по сниже нию издержек производства и повышению качества продукции.

В - с е д ь м ы х, экономическое стимулирование предприятий ОПК при выполнении ГОЗ, заключающееся в приоритетном использовании эконо мических методов государственного регулирования в рамках проводи мой финансовой, налоговой, кредитной и бюджетной политики государ ства. Основными формами и направлениями реализации этого принци па могут быть: формирование минимального уровня оплаты труда для специалистов различных категорий, занятых выполнением государ ственных оборонных заказов, который может обеспечить сохранение научного и инженерно-технического персонала организаций и пред приятий ОПК, с дифференциацией по регионам и видам (типам) ПОН;

освобождение головного исполнителя (исполнителя) оборонного заказа от уплаты таможенной пошлины на импортное оборудование и другую продукцию, не производимую отечественной промышленностью;

стиму лирование технического перевооружения предприятий ОПК, выпол няющих задания ГПВ и ГОЗ;

определение рациональных сроков аморти зации основных фондов предприятий ОПК, выполняющих задания ГПВ и ГОЗ;

различные лизинговые схемы, обеспечивающие обновление науч но-технической и производственно-технологической базы предприятий ОПК;

налоговые льготы для предприятий ОПК, выполняющих задания ГПВ и ГОЗ (статья 9 Федерального закона от 27.12.1995 года № 213-ФЗ).

В - в о с ь м ы х, адаптивность системы государственного регулирова ния цен на ПОН к современным социально-экономическим условиям.

В соответствии с этим принципом целесообразно формировать систему индикаторов, отображающих в количественной и качественной формах состояние предприятий ОПК и уровень цен на ПОН, в целях исполь зования их при принятии решений по выбору методов и форм государ ственного регулирования цен и оценке результатов их применения.

Одним из ключевых элементов системы государственного регули рования может стать аудит (экспертиза) цен на продукцию оборонного назначения. Отечественный опыт организации и проведения такого аудита исчерпывается деятельностью в области контроля за установле нием и применением цен на основе финансовых расчетно-калькуля ционных документов. При наличии существенных пробелов в норма тивной базе подобный контроль характеризуется субъективизмом со стороны контрольных органов и трудностью доведения материалов представлений по результатам проверок до логического завершения (принятия соответствующих решений). Без эффективного аудита (экс пертизы) цен на разработку, изготовление и ремонт ПОН в интересах ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЦЕН НА ПРОДУКЦИЮ ОБОРОННОГО НАЗНАЧЕНИЯ формирования ГОЗ любые методы и формы государственного регули рования останутся только на бумаге и не смогут эффективно повлиять на уровень цен на продукцию. Поэтому необходимо введение принци па обязательности аудита (экспертизы) цен на ПОН, в соответствии с которым мероприятия, осуществляемые в ходе аудита (экспертизы), должны выполняться по единому замыслу и плану, охватывать все существенные аспекты подлежащих аудиту (экспертизе) процессов и позволять заказчику работать «на упреждение» за счет своевременного вскрытия и устранения причин возможных рисков невыполнения кон трактных обязательств еще на этапах формирования и размещения заданий ГОЗ и заключения государственных контрактов.

Организация аудита (экспертизы) цен на ПОН и формирование необходимых для его обеспечения массивов первичной информации и методического обеспечения их обработки являются необходимым условием эффективного функционирования системы государственного регулирования цен на ПОН, создание которой необходимо осуществлять поэтапно.

На п е р в о м этапе целесообразно провести анализ зарубежного опыта ценообразования на ПОН и подготовку предложений по возмож ности использования его в интересах повышения эффективности госу дарственного регулирования цен на такую продукцию, разработать мето дическое обеспечение этого регулирования, подготовить методические рекомендации по определению начальной цены контракта, позволяю щие учитывать особенности создания отдельных видов товаров (работ и услуг) и сформировать сбалансированную систему индикаторов, обеспе чивающих возможность контроля и управления процессом ценообразо вания на ПОН.

На в т о р о м этапе необходимо создать механизмы государственного регулирования цен на продукцию оборонного назначения;

доработать существующие и разработать новые нормативные правовые документы, обеспечивающие реализацию механизмов данной системы;

выработать предложения по повышению эффективности антимонопольного законо дательства в части сдерживания роста цен (тарифов) на сырье, материалы и другую продукцию, производимую предприятиями, которые занимают доминирующее положение на рынке продукции оборонного назначения, и сформировать механизм индикативного регулирования цен на ПОН.

На т р е т ь е м, заключительном, этапе требуется разработать информа ционную базу по ценам на ПОН, сырье, материалы и энергоносители, а также механизм ее обновления;

сформировать предложения по разграни чению полномочий между федеральными органами исполнительной вла сти в сфере нормативного правового регулирования и контроля над функ ционированием системы ценообразования на ПОН;

внедрить механизм этого регулирования в процессы формирования и исполнения ГПВ и ГОЗ.

Для успешной практической реализации формирования системы государственного регулирования необходим основополагающий доку мент — концепция государственного регулирования цен на продукцию оборонного назначения, где должны быть четко определены основные задачи, принципы, методы и формы такого регулирования.

Реализация изложенных принципов и этапности формирования системы государственного регулирования цен на ПОН позволит повы сить эффективность использования бюджетных средств, выделяемых на техническое оснащение Вооруженных Сил Российской Федерации.

К вопросу о понятии «сбалансированная система вооружений»

Полковник А.В. МУНТЯНУ, кандидат технических наук Майор Ю.А. ПЕЧАТНОВ, кандидат технических наук Р.Г. ТАГИРОВ, кандидат технических наук КОРРЕКТНОСТЬ понятийного аппарата, используемого при обос новании перспектив развития системы вооружений, способствует еди ному пониманию специалистами сути исследований, а также обеспе чивает обоснованность выбранных критериев и показателей. Поэтому необходимо провести анализ существующих определений термина «сбалансированность» применительно к системе вооружений и выра ботать согласованную позицию по его содержанию.

По своей организационной структуре, целям, перечню выполняе мых задач система вооружений ВС РФ* может быть охарактеризована как функциональная система, что не противоречит существующим определениям такого рода систем1. Развитие ее как функциональной системы проходит в два этапа: разработка программ (планов) развития системы вооружений и их реализация. Управление этими процессами составляет содержание программно-целевого управления развитием системы вооружений ВС РФ и осуществляется на основе следующих программных принципов:

целостности системы — планирование для всех элементов, соста вляющих систему, не ограничиваясь лишь какой-либо их частью;

комплексности — наиболее полное удовлетворение различных потребностей ВС (с учетом условий их применения);

ограниченности целей программы (плана) и числа одновременно реали зуемых программ (планов) — невозможно одновременно развивать оди наковыми темпами все компоненты системы вооружений, некоторым из них на том или ином этапе развития будет отдаваться предпочтение;

согласованности — увязка всех программ (планов) развиваемых образцов (комплексов, средств) по эффективности и объемам затрачи ваемых ресурсов;

ориентации на конкретные потребности — целью программы должен быть образец (комплекс) ВВТ, необходимый Вооруженным Силам;

учета иерархии систем — построение иерархической системы пока зателей и моделей, соответствующих структуре и функциональным взаимосвязям компонентов системы вооружений;

планирования по этапам жизненного цикла — учет при обосновании программ (планов) развития системы вооружений преемственности работ и требуемых ресурсов на всех их этапах;

* Под системой вооружений ВС РФ понимается совокупность средств для ведения войны (боя), находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство.

Ч е р в и н с к и й Р.А. Методы синтеза систем в целевых программах. М.: Наука, 1987.

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ «СБАЛАНСИРОВАННАЯ СИСТЕМА ВООРУЖЕНИЙ» оптимизации программы (плана) — использование при обосновании программы (плана) математических методов оптимизации, которые позволяют либо повысить эффективность системы вооружений, либо снизить уровень потребных затрат на ее развитие.

В исследованиях по методологии управления развитием системы вооружений ВС РФ часто употребляется понятие «сбалансированная система вооружения (вооружений)». Вместе с тем сегодня общеприня того определения этого термина нет, в большинстве случаев данное понятие даже не поясняется, а приводимые разъяснения (определе ния) носят общий, иногда противоречивый характер и пересекаются с другими терминами программно-целевого планирования. В частно сти, приводятся такие формулировки, относящиеся к рассматриваемо му термину, как «в целом же сбалансированное развитие системы вооружения напрямую связано с решением ряда сложнейших задач по рациональному распределению ресурсов, выделяемых государством на техническое оснащение Вооруженных Сил… Сбалансированность системы вооружения предполагает возможность выполнения поста вленных задач в любых условиях развязывания и ведения военных дей ствий, т.е. их «равнопрочность», устойчивость к условиям боевого функционирования»2. В этих формулировках понятие «сбалансирован ность» раскрывается через понятия «рациональное распределение ресурсов» и «устойчивость к условиям боевого функционирования».

Анализ монографии профессора А.В. Журавлева3 показывает, что термин «сбалансированность» употребляется как синоним термина «пропорциональность». При этом проблема сбалансированности элементов и подсистем в системах вооружений рассматривается как необходимость определения оптимальных пропорций развития. Ее решение имеет целью такое распределение выделенных ресурсов между подсистемами (элементами), при котором достигалась бы мак симальная конечная отдача от применения системы по предназначе нию. При таком подходе сбалансированность системы отождествляет ся с ее эффективностью.

В статье В.В. Баскакова4 предлагается использовать показатель сба лансированности системы вооружений ВС по количественному и качественному составу ударных, оборонительных и обеспечивающих средств как сумму количественного состава входящих в них образцов (комплексов) ВВТ, сгруппированных по трем категориям: перспектив ные, современные и устаревшие. По нашему мнению, подобная трак товка сбалансированности системы вооружений ВС является весьма упрощенной, что не позволяет использовать ее при проведении иссле дований по рассматриваемой проблеме. Кроме того, соотношение перспективного, современного и устаревшего вооружений является скорее результатом синтеза рационального варианта системы вооруже ний (его свойством), а не некоторой, задаваемой директивно, целевой функцией (ограничением).

В монографии А.М. Московского предлагается многоуровневый подход к определению сбалансированности системы вооружений:

«Понятие «сбалансированность системы вооружения (военно-техни ческой системы)» следует рассматривать в нескольких аспектах: струк Б у р е н о к В.М. и др. Теория и практика планирования и управления развитием вооружения / Под ред. А.М. Московского. М.: Изд-во «Вооружение. Политика.

Конверсия», 2004.

Ж у р а в л е в А.В. Теория управления развитием вооружения. Ч. 1. М.: ВА РВСН им. Петра Великого, 2002.

Б а с к а к о в В.В. Методологические аспекты обоснования перспективного облика системы вооружения // Вестник АВН. 2006. № 2(15).

32 А.В. МУНТЯНУ, Ю.А. ПЕЧАТНОВ, Р.Г. ТАГИРОВ турном — как наличие в системе элементов (подсистем), принципи ально способных обеспечить выполнение разнородных подзадач, составляющих суть задачи;

компонентном — как наличие в составе системы (в составе подсистем) таких образцов (компонентов) и в таком количестве, что обеспечивает оптимальное функционирование систе мы;

функциональном — как согласованность уровня характеристик компонентов по принципу «ровно столько, сколько надо для выполне ния цели»;

динамическом — как согласованность по срокам создания компонентов по принципу «тогда, когда в нем возникает необходи мость»5. Пункты приведенного перечня, по нашему мнению, отражают свойства рационального варианта, сформированного по критерию максимума эффективности при ограничениях по ассигнованиям.

В учебнике по эффективности принцип сбалансированности рас сматривается как метод учета неопределенностей при синтезе сложной системы для различных условий функционирования: «…Принцип сба лансированности можно сформулировать следующим образом: при выборе рационального варианта проектируемого элемента для задан ной системы необходимо учитывать лишь то множество вариантов условий применения, при которых система в целом способна выпол нять поставленную перед ней задачу»6. Здесь же в качестве практиче ской области использования принципа сбалансированности определя ется модель условий применения сложной системы (в частности, лета тельных аппаратов). При этом констатируется, что модель, построенная в соответствии с данным принципом, обеспечивает в определенном смысле равнопрочность элементов проектируемой системы относительно возможного противодействия.

Таким образом, изложенные подходы к определению сбалансиро ванной системы вооружений не раскрывают ее содержания в достаточ ной степени, что позволило бы сформировать перечень соответствую щих данному понятию критериев и показателей. При этом целевая направленность проанализированных определений (разъяснений) свидетельствует о частичном отождествлении сбалансированной системы вооружений с «рациональной системой вооружений по крите рию «эффективность — стоимость — реализуемость».

Для выработки согласованной позиции по содержанию рассматриваемо го понятия далее обратимся к приведенным в справочной литературе опре делениям термина «сбалансированность» и сопредельным ему понятиям.

В словаре С. Ожегова представлены следующие определения, имею щие отношение к термину «сбалансированный»: «Баланс — соотношение взаимно связанных показателей какой-нибудь деятельности, процесса…»;

«Сбалансировать … перен.: уравновесить, согласовать, соразмерить…» В энциклопедии баланс поясняется как «равновесие, уравновешива ние…» и как «количественное выражение отношений между сторонами какой-либо деятельности, которые должны уравновешивать друг друга»8.

В экономическом словаре раскрывается содержание этих понятий.

«Баланс — общее понятие, отражающее метод изучения тех или иных экономических явлений путем сопоставления или противопоставле ния показателей, характеризующих разные стороны этих явлений.

Чаще всего Б. выступает в виде равенства… Балансовая модель — 1.

М о с к о в с к и й А.М. Военно-техническая политика государства: современный этап и тенденции развития // Военный парад. 2006.

И л ь и ч е в А.В., В о л к о в В.Д., Гр у щ а н с к и й В.А. Эффективность проектируемых элементов сложных систем. М.: Высшая школа, 1982.

О ж е г о в С., Ш в е д о в а Н. Толковый словарь русского языка. Изд-во «Азъ», 1992.

Большая Советская Энциклопедия. М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1971.

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ «СБАЛАНСИРОВАННАЯ СИСТЕМА ВООРУЖЕНИЙ» Система уравнений (балансовых соотношений, балансовых уравне ний), которые удовлетворяют требованию соответствия двух элемен тов: наличия ресурса и его использования (напр., производства каждо го продукта и потребности в нем…). Соответствие здесь понимается либо как равенство, либо менее жестко — как достаточность ресурсов для покрытия потребности (и, следовательно, наличие некоторого резерва). 2. При описании экономической системы в целом — система уравнений, каждое из которых выражает требование баланса между производимыми отдельными экономическими объектами, количе ством продукции и совокупной потребностью в этой продукции…» Из приведенных определений видно, что термин «сбалансирован ная система» подразумевает уравновешивание (согласование) по неко торым признакам отдельных частей системы. Как правило, в качестве таких признаков выступают агрегированные экономические либо финансовые показатели.

Согласно словарю-справочнику сбалансированность является составной частью понятия «устойчивость системы», в которое также включены такие свойства, как прочность, стойкость к внешним воз действиям, стабильность и гомеостазис10.

С учетом структурной сложности и разнородности системы воору жений предлагается ввести несколько уровней рассмотрения термина «сбалансированность»:

уровень системы вооружений в целом — в качестве балансируемых величин выступают объемы ассигнований на реализацию задач систе мы вооружений, критерием сбалансированности является соотноше ние уровней решения задач подсистемами вооружений;

уровень подсистемы вооружений — в качестве балансируемых величин выступают объемы ассигнований на развитие функциональных компо нентов подсистемы вооружений (например, ударных, оборонительных, информационно-управляющих, обеспечивающих и других средств), кри терием сбалансированности является соотношение уровней решения задач функциональными компонентами подсистемы вооружений.

Предлагаемая глубина декомпозиции системы вооружений и уров ни рассмотрения понятия «сбалансированность» не являются одноз начными. Однако на каждом выбранном уровне в качестве балансиру емых величин, по нашему мнению, должны выступать некоторые объемы ассигнований, а критерием сбалансированности являться уровень решения соответствующих задач.

На достигнутом этапе развития методологии обоснования перспектив ного облика системы вооружений ВС РФ построение в строгом понима нии сбалансированной системы вооружений (на основе балансовой моде ли), на наш взгляд, проблематично. Это обусловлено широким многоце левым назначением системы вооружений ВС РФ, ее высокой структурной масштабностью, функциональным разнообразием элементов, техниче ской и технологической сложностью их создания и пр. Указанные факто ры не позволяют определить с требуемой точностью балансовые коэффи циенты для указанных уровней детализации системы вооружений и, сле довательно, сформировать достаточно представительную и достоверную ее балансовую модель. Особенностью такой модели, значительно затруд няющей ее использование, является непостоянство балансовых коэффи циентов, а также трудности, связанные с формализованным представле Л о п а т н и к о в Л.И. Экономико-математический словарь. Словарь современной экономической науки. 5 изд., перераб. и доп. М.: Дело, 2003.

Системный анализ и принятие решений. Словарь-справочник / Под ред.

В.Н. Волковой, В.Н. Козлова. М.: Высшая школа, 2004.

3 «Военная Мысль» № 34 А.В. МУНТЯНУ, Ю.А. ПЕЧАТНОВ, Р.Г. ТАГИРОВ нием их зависимости от уровня финансирования военных нужд.

Вместе с тем для каждой подсистемы вооружений могут быть сфор мированы (на основе разработанных моделей, опыта специалистов либо статистических данных) диапазоны уровней их финансирования, граничные значения которых с достаточной степенью достоверности соответствуют минимально допустимому и потребному уровням реше ния ими задач. Под минимально допустимым уровнем решения задачи предлагается понимать такой уровень, ниже которого наличие подси стемы вооружений в составе системы вооружений становится нецеле сообразным (нарушается принцип эмерджентности и подсистема вооружений не может рассматриваться как элемент системы вооруже ний), а под потребным уровнем решения задачи — такой уровень, выше которого возможно нарушение стратегической стабильности.

Далее для каждой подсистемы вооружений задаются несколько (в соответствии с особенностями подсистемы вооружений и исследова тельскими задачами) значений уровней финансирования внутри сфор мированных диапазонов и определяются рациональные по критерию «эффективность — стоимость — реализуемость» варианты их постро ения. Интеграция (в различных сочетаниях) сформированных рацио нальных вариантов каждой из подсистем вооружений в единую систему позволяет сформировать сбалансированные варианты системы воору жений в целом. Последующая оценка таких сбалансированных вариан тов по обобщенному критерию «эффективность — стоимость — реали зуемость» позволяет выбрать наиболее предпочтительный вариант облика перспективной системы вооружений (с учетом выделенных ассигнований). Аналогичные рассуждения могут быть применены и для других предлагаемых уровней детализации рассматриваемого понятия.

Таким образом, обобщая изложенное, можно сформулировать сле дующие уточнения, отражающие сущность понятия «сбалансированная система вооружений». С б а л а н с и р о в а н н о й является система воору жений, все подсистемы которой рациональны (в некоторых случаях опти мальны) по критерию «эффективность — стоимость — реализуемость» и способны выполнять свои задачи в любых условиях развязывания и веде ния военных действий на уровне не ниже минимально допустимого.

При этом р а ц и о н а л ь н ы й (наиболее предпочтительный) вариант перспективной системы вооружений в целом определяется на множе стве сформированных сбалансированных вариантов с использованием обобщенного критерия «эффективность — стоимость — реализуемость».

Методология обоснования рационального варианта развития подсистем вооружения на базе сформированных сбалансированных вариантов на сегодняшний день наиболее полно отработана в рамках системного про ектирования, которое представляет собой разработку перспективного, взаимоувязанного по целям, задачам и ресурсам, взаимосогласованного по срокам и технико-экономическим параметрам плана развития разно родных вооружения и военной техники, предназначенных для решения крупной функциональной задачи Вооруженных Сил РФ11.

Представленные уточнения, по нашему мнению, не противоречат основному смыслу используемого другими специалистами понятия «сбалансированная система вооружений» и придают корректность понятийному аппарату в рассматриваемой области исследований.

Б у р е н о к В.М. Системное проектирование развития вооружения и военной техники // Военная Мысль. 2004. № 6.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО Актуальные вопросы теории противодесантной обороны морского побережья Генерал-майор Л.В. БОЙКОВ, доктор военных наук, профессор БОЙКОВ Леонид Викторович родился в 1952 году в Москве. Окончил Казанское высшее танковое командное училище (1973), Военную академию им. М.В. Фрунзе (1984).

Проходил службу на различных командных и штабных должностях в Московском, Забайкаль ском и Дальневосточном военных округах, последняя должность в войсках — начальник отдела управления штаба ДВО. С 1993 года (после окончания адъюнктуры) — на преподава тельской работе в Военной академии Генерально го штаба Вооруженных Сил РФ.

В настоящее время является заместителем начальника кафедры оперативного искусства.

Ведущий специалист в области противодесантной обороны морского побережья, автор более ста двадцати научных и учебно-методических трудов, в том числе трех монографий, действительный член-академик Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

ОБОРОНА морского побережья — актуальная проблема для каждо го государства, имеющего выход к морю. Она всегда была многоплано вой, поскольку требовала надежной защиты приморских городов, пор тов, военно-морских и авиационных баз, других объектов как со сторо ны суши, так и со стороны моря, для чего организовывалась и велась противодесантная оборона морского побережья.

В настоящее время актуальность вопросов противодесантной обо роны морского побережья обусловливается двумя главными причина ми: с одной стороны — внедрением во флотах ведущих государств мира новых, более совершенных средств вторжения со стороны моря, с дру гой — пробелами в теоретической области, что не позволяет в полной мере реализовать потенциальные возможности сил и средств противо десантной обороны.

В вооруженных силах ведущих государств мира по-прежнему большое значение придается морским десантным операциям. Их проведение относится к числу важнейших оперативно-стратегиче ских задач, особенно в начальный период войны (вооруженного конфликта). Надо полагать, что по мере развития средств вооружен ной борьбы возможности наступающих со стороны моря будут постоян но возрастать, а их морские десанты представлять все более серьез ную угрозу. В этой связи возникает объективная необходимость развития и уточнения ряда положений теории противодесантной обороны морского побережья.

Как показывает анализ кораблестроительных программ ВМС ведущих морских держав, особое внимание уделяется дальнейшему 3* 36 Л.В. БОЙКОВ развитию и совершенствованию десантно-транспортных и десантно высадочных средств1. При этом основной упор делается на расшире ние возможностей по базированию авиационной техники, сокраще нию времени проведения грузовых операций и повышению боевой устойчивости транспортов.

В ВМС США серьезно рассматривается вопрос о закупке быстро ходных гражданских судов большого тоннажа, способных осущест влять переброску морской пехоты и грузов в пределах театра войны.

Испытания одного из таких судов проходили в экспедиционной диви зии морской пехоты. Погрузка на судно 870 человек личного состава и техники заняла пять часов, время перехода с острова Окинава до Япо нии составило 15 часов, в то время как для доставки дивизии морской пехоты с Окинавы до японской авиабазы Йокота двумя самолетами С-17 потребовалось бы 10—14 дней. По мнению командования амери канской морской пехоты, использование таких судов позволило бы уменьшить нагрузку на транспортную авиацию.

Предполагается также все более широкое оснащение десантных кораблей десантными катерами на динамических принципах поддержки типа LCAC, которые по вместимости в 1,5 раза превосходят катера типа LCU и в 4—7 раз катера типа LCM-8 и LCM-6. Их применение позволяет уже с самого начала высадки перебрасывать на берег тяже лую технику (танки, САУ и боевые бронированные машины), доста вляемую катерами на воздушной подушке, оперативно наращивать группировку высадившихся войск, быстро расширять захваченный плацдарм для высадки последующих эшелонов десанта, а также свое временно решать задачи доставки материальных средств, эвакуации раненых и больных.

Руководство ВМС США планирует осуществить модернизацию десантно-высадочных катеров на воздушной подушке типа LCAC в целях продления срока их пребывания на вооружении. Модернизации подвергнутся 74 катера из 91. Их предполагается оснастить усовершен ствованными двигателями и новейшей аппаратурой управления и связи, а также современными навигационными приборами. Очевидно, что катера LCAC останутся основными катерами амфибийных групп еще многие годы, но при этом изучается вопрос о необходимости соз дания десантных катеров на воздушной подушке, имеющих более высокую грузоподъемность и защищенных легкой броней. Правда, эта работа находится лишь в стадии анализа концепции.

В будущем, как ожидается, на вооружение корпуса морской пехо ты ВМС США поступят усовершенствованные амфибийно-десант ные машины типа АААV. На разработку такой машины и демонстра цию ее опытного образца выделено 712 млн долларов. К 2015 году планируется закупить 1013 таких машин, они придут на смену амфи бийно-десантным машинам ААV нынешнего поколения. Экипаж новой амфибии будет состоять из трех человек. Она сможет перево зить 17 морских пехотинцев в боевом снаряжении со скоростью 25 узлов (46 км/ч) по морю и 70 км/ч по земле. Спуск плавающих машин на воду с десантного корабля осуществляется на расстоянии 40—45 км от берега.

Таким образом, десантные корабли с десантными катерами на воз душной подушке в современных условиях и в ближайшей перспективе будут важнейшим компонентом амфибийно-десантных сил. Кроме того, сами десантные корабли становятся менее уязвимыми за счет Ч е р т а н о в В. Военно-морские силы США — прогнозы, проекты, решения // Зарубежное военное обозрение. 2006. № 10.

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ПРОТИВОДЕСАНТНОЙ ОБОРОНЫ МОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ использования при их строительстве технологии «Стелс», а это значи тельно повышает надежность доставки войск десанта к выбранным участкам десантирования на побережье.

Особо следует подчеркнуть, что использование в ходе морских десантных операций десантно-высадочных средств на динамиче ских принципах поддержки позволяет осуществлять высадку десан тов на считавшиеся ранее недоступными участки побережья морей и океанов. Отсюда можно предположить, что благоприятные геофи зические условия береговой линии уже не будут являться главным определяющим условием при принятии решений на морские десантные операции.

В военно-морских силах ряда стран ведутся также исследования и разработки в сфере инновационных информационных технологий, результаты которых могут быть использованы непосредственно в инте ресах боевых действий морской пехоты. Изучается, в частности, воз можность создания «экспедиционной сети средств обнаружения».

Такая сеть могла бы дать командующему силами высадки более полную информацию об обстановке в районе высадки и о действиях противни ка по воспрещению высадки десанта.

В последнее время новой тенденцией в боевом применении амфи бийно-десантных сил ВМС США стало создание и постоянное присут ствие в важных с оперативной точки зрения районах Мирового океана дежурных амфибийных групп, предназначенных для решения внезапно возникающих задач. Каждая такая группа включает, как правило, один-два универсальных десантных корабля типа «Тарава» или «Уосп», десантно-вертолетный корабль-док типа «Уидби Айленд», а также суда обеспечения. На них размещается экспедиционный отряд морской пехоты силой до батальона и более с боевой и специальной техникой.

Важным компонентом дежурной амфибийной группы являются десантно-высадочные катера на воздушной подушке, поскольку они, по мнению американских военных специалистов, обеспечивают высадку десанта на 50—70 % побережья стран мира (вместо 15—20 % без их применения). Катера на воздушной подушке, используемые сов местно с вертолетами, дают амфибийной группе возможность действо вать не только на береговой полосе, но и на всем побережье. При этом десантные корабли в ходе перегрузки морской пехоты на десантно высадочные средства смогут находиться на расстоянии до 40—45 км от берега, а не 3—5 км, как при использовании водоизмещающих десант но-высадочных средств.

Следует ожидать, что ВМС США и, возможно, их союзники будут наращивать количество подобных дежурных амфибийных групп в различных оперативно важных районах Мирового океана, поскольку они способны через трое-четверо суток после получения приказа начать высадку морских пехотинцев на побережье в целях его захва та и обеспечения последующего беспрепятственного наращивания группировки войск в данном регионе или принять участие в других операциях.

Анализ вышеизложенных тенденций развития средств вторжения на побережье со стороны моря позволяет сделать некоторые выводы об их влиянии на характер и содержание морских десантных операций.

Первый. С ростом боевых возможностей ВМС по вторжению на побережье и с расширением спектра возлагаемых на них задач соответ ственно эволюционируют и взгляды на подготовку и ведение морских десантных операций. Анализ этих взглядов позволяет предположить, что масштабы и размах применения морских десантов в войнах и воору 38 Л.В. БОЙКОВ женных конфликтах XXI века будут только увеличиваться. Десантные операции наполнятся новым содержанием, изменится и характер решаемых в их ходе задач.

Второй. В последнее время повысилась вероятность достижения внезапности высадки морских десантов. В годы Второй мировой войны и в последующих военных конфликтах в огневой подготовке высадки десантов принимали участие авиация и боевые корабли со средствами поражения сравнительно незначительного радиуса дей ствия. Соответственно, они вынуждены были приближаться к побе режью, что во многом осложняло достижение внезапности. Высокая досягаемость современных средств поражения морского и воздушного базирования позволяет подавлять объекты противодесантной оборо ны, находясь при этом на значительном расстоянии от них и оставаясь какое-то время вне зоны обнаружения и поражения. Кроме того, достижению внезапности объективно способствует массированное применение развернутых в различных районах Мирового океана упо мянутых выше дежурных амфибийно-десантных групп.


Третий. Процесс высадки морских десантов на побережье стано вится все более динамичным, что позволяет быстро наращивать груп пировку высадившихся войск. В морских десантных операциях Вто рой мировой войны и войны в Корее (1950—1953) высокие темпы высадки на побережье достигались в основном за счет подавляющего численного превосходства наступающих. Так, при вторжении на Окинаву (1945) японскому гарнизону в 89 тыс. человек было противо поставлено 452 тыс. американских войск при подавляющем превосход стве в кораблях и авиации. Тогда в первый день операции 1140 десантно высадочных средств обеспечили высадку 50 тыс. человек десанта2.

В современных условиях высокие темпы высадки десантов будут достигаться главным образом за счет применения более совершенных десантно-высадочных средств.

Четвертый. Использование десантно-высадочных средств на динамических принципах поддержки позволяет широко применять способ «загоризонтной» высадки морских десантов. В этом случае внешние и внутренние районы стоянки и маневрирования десант ных кораблей и транспортов будут располагаться на значительном удалении от обороняемого побережья (порядка 40—50 км). Следова тельно, морская пехота в ходе перегрузки с десантно-транспортных на десантно-высадочные средства станет практически недосягаема для поражения большинством огневых средств группировки проти водесантной обороны.

Пятый. При использовании в ходе высадки на побережье катеров на воздушной подушке примерно в три—пять раз и более сокращается время преодоления десантом участков, подверженных воздействию огневых средств войск, отражающих его высадку, а также существенно снижается, а иногда и полностью исключается вероятность подрыва высаживающегося десанта на минно-взрывных заграждениях. Таким образом, налицо проблема достижения эффективного поражения про тивника на этапе отражения высадки десанта.

Шестой. Современная морская десантная операция по своей сути в большей степени является воздушно-морской вследствие более широ кой возможности применения противником воздушных десантов.

Например, во время Второй мировой войны в интересах непосред ственно морских десантов высаживались крупные воздушные десанты В о л ь н ы А. Окинава, 1945. М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. С. 40, 70—75.

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ПРОТИВОДЕСАНТНОЙ ОБОРОНЫ МОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ только в Сицилийской (1943), Южно-Итальянской (1943), Норманд ской (1944) и Южно-Французской (1944) морских десантных опера циях. В настоящее время в связи с существенным количественно-каче ственным развитием авиации представляется возможность высадки большого количества воздушных десантов не только с самолетов, но и с вертолетов, чего не могло быть ранее. При этом количество войск, высаживаемых с воздуха, может составлять до 30 % от общего боевого состава войск десанта.

В связи с изменениями характера и содержания морских десантных операций объективно выдвигается ряд новых требований к современной противодесантной обороне морского побережья.

Во-первых, вследствие увеличения масштабов и размаха примене ния морских десантов требуется адекватное наращивание боевого состава группировок войск, сил флота и авиации на десантоопасных направлениях.

Во-вторых, принимая во внимание то, что вероятность достижения внезапности высадки морских десантов возрастает, необходимо доби ваться, чтобы мероприятия непосредственной подготовки противоде сантной обороны могли завершаться в более короткие сроки. Достичь этого возможно путем максимально полного и качественного выпол нения задач ее заблаговременной подготовки.

В-третьих, процесс высадки морских десантов становится более динамичным, что позволяет противнику в короткие сроки наращивать группировку высадившихся войск. Отсюда вытекает требование целе направленного совершенствования оперативного оборудования при морских направлений в интересах обеспечения своевременного беспрепятственного выдвижения вторых эшелонов и резервов для про ведения контратак и нанесения контрударов по высадившимся штур мовым эшелонам десанта и сброса их в море.

В-четвертых, использование «загоризонтного» способа десантиро вания позволяет противнику избежать больших потерь в ходе перегруз ки десанта с десантно-транспортных на десантно-высадочные сред ства. Это обусловливает такое требование к современной противоде сантной обороне морского побережья, как способность вести эффективную разведку на море в целях обеспечения огневых средств необходимыми данными для поражения противника на значительном удалении от места высадки.

В-пятых, применение в ходе высадки катеров на воздушной подуш ке серьезно затрудняет поражение штурмовых эшелонов морской пехоты при их приближении к берегу. В этой связи требуется повыше ние эффективности поражения морского десанта за счет совершен ствования системы огня на акватории, прилегающей к побережью, а также системы минно-взрывных и других инженерных заграждений в воде и на воде.

В-шестых, поскольку в ходе морских десантных операций будут широко применяться воздушные десанты, особую актуальность прио бретает достижение высокой степени эффективности противовоздуш ной обороны, а также способности войск вести круговую оборону в ходе отражения высадки, так как воздушные десанты после высадки (выброски) будут наносить удары по обороняющимся войскам в основном с тыла.

Как известно, общими требованиями, предъявляемыми к обороне, являются активность и устойчивость. Применительно к противоде сантной обороне морского побережья активность должна, очевидно, состоять в нанесении по морским десантам и силам их оперативного 40 Л.В. БОЙКОВ прикрытия последовательных мощных ударов авиацией и силами флота в выгодных районах и по наиболее слабым звеньям в группиров ке морского десанта и сил его оперативного прикрытия, а в последую щем — и сухопутными войсками при отражении высадки и в ходе боя на побережье, в своевременном маневре резервами и огнем на десан тоугрожаемые направления.

Следовательно, цель проявления активности современной противо десантной обороны — навязывание своей воли противнику, захват и удержание превосходства на море и в воздухе в районе ведения проти водесантной операции. Навязывание своей воли заключается в при нуждении противника к изменению первоначального плана морской десантной операции, вынуждении его высаживать десанты на те участки побережья, где мы его ожидаем, которые наиболее укрепле ны. Этого, как показывает анализ боевого опыта, можно достичь главным образом за счет введения командования противника в заблуждение относительно построения противодесантной обороны, продуманного и заранее всесторонне обеспеченного маневра войска ми, силами флота, авиацией.

Активность противодесантной обороны морского побережья можно повысить также за счет грамотно организованных мероприя тий по дезорганизации систем управления, разведки и РЭБ воздуш но-морских десантных группировок. Другим направлением дости жения активности противодесантной обороны может стать увеличе ние сил и средств, предназначенных для борьбы с воздушными десантами противника, и сосредоточение их усилий на нанесении ударов по вертолетоносцам на переходе морем, а затем — по воздуш ным десантам на перелете к району десантирования и при выполне нии ими задач на берегу.

Следует полагать, что устойчивость противодесантной обороны морского побережья характеризуется способностью развернутых на десантоопасных направлениях группировок войск, сил флота и авиа ции успешно отражать удары авиационных и корабельных группировок противника в ходе борьбы по завоеванию превосходства в воздухе и на море на направлениях действий десантных группировок и в районах высадки, уверенно срывать высадку морских и воздушных десантов и прочно удерживать районы и участки побережья. В настоящее время устойчивость противодесантной обороны предусматривается достигать в первую очередь за счет обеспечения высокого уровня живучести войск и боевой устойчивости сил флота, искусным построением обороны, тес ным взаимодействием объединений, соединений и частей видов Воору женных Сил и родов войск (сил), участвующих в борьбе с морскими десантами противника, а также всесторонним обеспечением их дей ствий. Именно за счет устойчивости группировки противодесантной обороны в итоге и достигается цель противодесантных операций.

Достаточно длительное время на страницах периодических военных изданий продолжается полемика о месте и роли объединений различ ного уровня в противодесантной обороне морского побережья.

По своему характеру противодесантная операция является оборо нительной, однако предполагается, что участвующие в операции авиа ция, войска и силы флота, не ожидая подхода десантов противника, должны наносить по ним удары на значительном удалении от оборо няемого побережья, исходя из возможностей своих средств поражения.

По-видимому, именно стремление поражать десанты противника на всех этапах их действий, а не только в ходе отражения высадки считается рядом специалистов решающим в определении места и ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ПРОТИВОДЕСАНТНОЙ ОБОРОНЫ МОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ роли оперативно-стратегических, оперативных и оперативно-такти ческих объединений в отражении агрессии с океанских и морских направлений. При этом они исходят из того, что если оперативно стратегическое объединение способно имеющимися силами и сред ствами поражать десанты противника еще на этапе их сосредоточе ния и погрузки, как правило, на значительном удалении от обороняе мого побережья, то оно ведет противодесантную операцию. А поскольку оперативные и оперативно-тактические объединения подобного воздействия по противнику осуществлять не в состоянии, то они ведут противодесантную оборону побережья.


На первый взгляд в таком подходе к определению места и роли объединений в отражении вторжения с моря есть определенный резон, однако при ближайшем рассмотрении данный подход не выдерживает критики.

В о - п е р в ы х, здесь прослеживается смешение двух различных понятий «форма применения войск» и «вид военных действий». Противо десантная оборона есть не что иное, как разновидность обороны, в то время как операция — это форма применения объединений, осущест вляющих противодесантную оборону побережья. Как это можно «вести оборону в форме обороны»?

В о - в т о р ы х, избранный критерий — досягаемость имеющихся в объединении средств поражения (и, следовательно, его способность поражать десанты противника на всех этапах их действий в морских десантных операциях), по нашему мнению, спорен. Дело в том, что он безотносителен к различным условиям военно-политической обста новки и не учитывает особенности физико-географических и опера тивно-стратегических условий различных регионов. Допустим, сосре доточение десантов в портах и их погрузка на транспорты проводятся еще до начала военных действий с государством, на чье побережье пла нируется высадка (Норвежская морская десантная операция воору женных сил Германии в 1940 году). Возможно ли в этом случае приме нение по ним средств поражения группировки противодесантной обо роны? Более того, переход морем десанта противника и сил его оперативного прикрытия может в определенных условиях обстановки осуществляться и до начала войны. Возможна также обстановка, когда пункты погрузки находятся на значительном удалении от побережья и применение по ним средств поражения группировки противодесант ной обороны исключается (Фолклендская морская десантная опера ция английских ВМС в 1982 году). В таких случаях поражение десантов противника начнется только на этапе отражения их высадки. И если руководствоваться указанным критерием, то фронт и армия (армей ский корпус) в данной обстановке будут вести не противодесантную операцию, а противодесантную оборону побережья.

Еще один пример, подтверждающий неправомочность предлага емого подхода к определению места и роли различных объединений в отражении агрессии с моря. При обороне морского побережья Дальне го Востока силы и средства оперативно-стратегического объединения, развернутые в Приморье, не могут воздействовать на десанты против ника на переходе их морем, например в район острова Сахалин, из-за недостаточного радиуса досягаемости. В то же время войскам опера тивно-тактическому объединению, непосредственно обороняющему этот остров, вполне по силам поражение десантов противника при их выдвижении в проливе Лаперуза. И наконец, при планировании отра жения высадки десанта в объединениях различного уровня предусма тривается нанесение контрударов, а это уже элемент операции.

42 Л.В. БОЙКОВ Можно привести и другие аналогичные примеры. Поэтому при определении места и роли объединений в противодесантной оборо не морского побережья следует исходить из основополагающего принципа: формой оперативного применения фронта, армии и армей ского корпуса является операция. И, в чем нас убеждают приведенные примеры, нет достаточно весомых аргументов полагать, что в проти водесантной обороне морского побережья боевые действия упомя нутых выше объединений приобретают какую-то иную, отличную от операции, форму.

И еще раз о требовании наносить удары по морским десантам на максимально возможном удалении от обороняемого побережья. Здесь тоже не все так однозначно. На наш взгляд, следует исходить из сле дующего принципа: морской десант по мере удаления от своего побережья становится все менее защищенным (в частности его не смогут прикрывать береговые средства ПВО и базовая истребитель ная авиация). Кроме того, по мере приближения к району высадки в его поражение может включаться все больше средств группировки противодесантной обороны. Так имеет ли смысл стараться нанести поражение десанту, например, авиацией в пунктах погрузки, где он надежно защищен береговыми средствами ПВО, рискуя при этом понести значительные потери? Два исторических примера. В июне 1942 года японское командование подготовило морскую десантную операцию по захвату острова Мидуэй в целях овладения находящи мися там аэродромами. Отметим, что в непосредственной близости от него не было островов, на которых базировалась бы истребитель ная авиация японцев. Можно полагать, что данный фактор во мно гом повлиял на решение командующего американским флотом адмирала Честера Нимица нанести главный удар по десанту против ника не на переходе его морем, а в непосредственной близости от района высадки, где уже не могла действовать японская базовая истребительная авиация. В течение одного дня (4 июня 1942) амери канская авиация нанесла несколько сокрушительных ударов по японскому десантному отряду и силам оперативного прикрытия, в результате которых японский флот потерял четыре авианосца, тяже лый крейсер, 235 самолетов и 3,5 тыс. человек. Операция японцев была сорвана при минимальных потерях со стороны американского флота (авианосец, эсминец, 150 самолетов и около 300 человек)3.

Этими же соображениями руководствовалось, очевидно, и коман дование Балтийского флота в сентябре 1944 года, планируя уничто жение морского десанта немцев, следовавшего для захвата острова Гогланд. Учитывая, что собственная противовоздушная оборона морского десанта была слабой, а истребительное прикрытие базовой авиации недостаточно эффективным из-за большого удаления ее аэродромов, наше командование основную задачу по уничтожению конвоя возложило на авиацию флота. 15 сентября ее истребители блокировали аэродромы противника в Раквере. Затем удары по кораблям десанта нанесла штурмовая авиация, после чего конвой начал отходить от Гогланда. Всего авиацией были потоплены 10 десантных транспортов, два боевых корабля, повреждено и сбито 22 истребителя противника4.

Необходимо также отметить, что у ряда военных теоретиков существует устойчивое мнение, будто бы действия войск и сил по Га р т Б.Л. Вторая мировая война / Пер. с англ. М.: Воениздат, 1976. С. 336—337.

В а с и л ь е в Б. Разгром немецко-фашистского морского десанта у острова Гогланд в сентябре 1944 года // Военная Мысль. 1978. № 12.

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ПРОТИВОДЕСАНТНОЙ ОБОРОНЫ МОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ выполнению оперативных задач противодесантной операции соста вляют ее этапы. Это утверждение является довольно спорным. Ведь этапы обычно следуют один за другим (первый, затем второй и т. д.).

В то же время решать такую оперативную задачу, как отражение уда ров средств воздушного нападения противника, придется в ходе всей операции, а не только в ее начале. Кроме того, совершенно очевидно, что в определенных условиях некоторые оперативные задачи могут и не выполняться. Так, если удалось нанести решаю щее поражение силам морского десанта на этапе его сосредоточения и посадки (погрузки) или на переходе морем, то до остальных эта пов дело не дойдет.

Следовательно, на наш взгляд, нельзя оперативные задачи противоде сантной операции отождествлять с ее этапами. Кроме того, почему в наступательных и оборонительных операциях оперативные задачи не считаются их этапами, а в противодесантной операции они вдруг пре подносятся таковыми?

В целом, современное состояние теории и практики противоде сантной обороны побережья требует решения ряда проблемных вопросов подготовки и ведения борьбы с морскими десантами.

Основными из них, на наш взгляд, являются следующие: совершен ствование мероприятий подготовки;

обоснование целесообразных способов ведения противодесантных операций и форм применения группировок противодесантной обороны в различной оперативно стратегической обстановке;

поиск путей достижения скрытности развертывания группировок войск и сил флота по десантоопасным направлениям и повышения их живучести в ходе борьбы с морски ми десантами и силами их оперативного прикрытия;

обеспечение своевременного наращивания сил и средств на десантоугрожаемых направлениях;

достижение требуемой эффективности отражения массированных авиационно-ракетных ударов, повышение эффек тивности огневого поражения противника на этапе отражения высадки морских и воздушных десантов;

дальнейшее целенапра вленное оперативное оборудование приморских направлений и некоторые другие.

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА 44 В.И. ПОПОВ Фактор мобильности в системе боевой готовности Вооруженных Сил Генерал-полковник В.И. ПОПОВ, кандидат военных наук ПОПОВ Владимир Иванович родился 24 декабря 1949 года. После окончания Челябин ского высшего танкового командного училища в 1971 году проходил службу в Группе совет ских войск в Германии. По окончании Военной академии бронетанковых войск служил в Даль невосточном военном округе на должностях от командира батальона до командира дивизии.

В 1991 году назначен первым заместителем командующего танковой армией Западной группы войск. С 1992 по 1994 год — командующий танко вой армией. С 1994 по 2001 год — первый заме ститель командующего войсками Приволжского военного округа, затем — заместитель главноко мандующего Сухопутными войсками.

Со 2 сентября 2002 года по настоящее время — начальник Общевойсковой академии Вооружен ных Сил РФ.

В ПОСЛЕДНИЕ годы стало расхожим мнение о «снижении воен ной угрозы», о том, что «война отодвинута». Однако реальная военно политическая обстановка в мире далека от умиротворенности.

Размышляя о боевой готовности, мы невольно обращаемся к опыту Великой Отечественной войны. Нельзя сказать, что в довоенное время советское военно-политическое руководство не заботилось об укре плении обороноспособности страны, о приведении армии и флота в состояние повышенной готовности в угрожаемый период. Казалось, было сделано все возможное, чтобы во всеоружии встретить вражеское нападение, но не хватило каких-то недель, а может, даже дней, чтобы вовремя провести стратегическое развертывание Вооруженных Сил.

Оперируя современными понятиями, можно сказать, что советско му военному командованию не хватало в то время мобильности в дей ствиях, чтобы обеспечить надлежащую боевую готовность армии и флота и предотвратить внезапное нападение немецко-фашистских войск на нашу страну.

При рассмотрении современной системы боевой готовности в каче стве ключевого используется термин «мобильность», который, по нашему мнению, как никакой другой выражает сущность происходя щих в настоящее время динамичных процессов в военном деле не толь ко в наших Вооруженных Силах, но и в зарубежных армиях.

Мобильность является неотъемлемым качеством боевой готовности вооруженных сил. Посредством этого термина определяется ее уровень и ее соответствие требованиям современной войны. Следует огово риться — мобильность рассматривается в статье по-иному, нежели это ФАКТОР МОБИЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ ВС изложено в отечественных военно-энциклопедических источниках, где она определяется как «способность войск (сил, объектов) быстро передвигаться, перемещаться, развертываться (в предбоевой, боевой порядок) и вести боевые действия в высоком темпе в различных усло виях обстановки»1.

В данном случае речь идет о тактической мобильности. Если же иметь в виду мобильность Вооруженных Сил в целом, то это широкое и емкое понятие, характеризующее их способность осуществлять стра тегическое развертывание;

своевременно и адекватно реагировать на резкие изменения в военно-политической обстановке в мире и стране;

быстро осуществлять межтеатровые перегруппировки войск (сил) в критических ситуациях в период нарастания угроз и агрессии;

вести военные действия как в крупномасштабной, так и региональной и локальной войне и в вооруженных конфликтах различной интенсив ности;

наращивать количество соединений и частей постоянной готов ности и формировать на их основе стратегические группировки войск (сил) на важнейших направлениях;

создавать гибкую систему стратеги ческого управления, обеспечивающую четкое взаимодействия со всеми силовыми структурами государства.

К числу основных факторов, обусловливающих высокую мобиль ность боевой готовности ВС, следует отнести следующие: наличие в составе ВС принципиально новых оперативно-стратегических фор мирований, интегрирующих боевые качества соединений и частей раз личных родов войск и видов ВС, а также войск быстрого реагирования, имеющих многоцелевое назначение, широкий диапазон действия, способных совершать упреждающий по отношению к противнику воз душно-наземный (воздушно-морской) маневр, в том числе на удален ное, необорудованное в оперативном отношении направление;

высо кая подготовленность личного состава войск (сил) к действиям в слож ных физико-географических условиях;

передовые информационные технологии управления войсками (силами);

организационная структу ра, вооружение и техническое оснащение войск (сил) в соответствии с требованиям универсальности их боевого применения, способности к длительным автономным действиям;

устойчивость и оперативность управления мобильными силами.

Определяя перспективные направления повышения боевой готов ности ВС, их мобильности, важно сохранить и приумножить то цен ное, что было достигнуто в прошлом. Нельзя отметать накопленный в советский период боевой опыт поддержания высокой боевой готов ности Вооруженных Сил.

Сразу же в послевоенное время в советских Вооруженных Силах действовала ступенчатая система боевых готовностей. Это было насле дие прошедшей войны — целеустремленная, отлаженная система дол жна была исключить возможность внезапного удара противника, обес печить организованную подготовку и слаженное вступление войск (сил) в бой.

Первоначально (1950—1970-е годы) такая система предусматривала три степени готовности войск (сил): постоянную, повышенную и полную.

В постоянной готовности войска находились в мирное время. Повы шенная готовность предусматривала проведение комплекса мероприя тий, с тем чтобы сократить время их подготовки к выполнению боевых задач, но без отмобилизования. По полной готовности войска отмоби лизовались, рассредоточивались, приводили вооружение и технику в Военная Энциклопедия. М.: Воениздат, 2001. С. 184.

46 В.И. ПОПОВ боеготовое состояние и достигали уровня, позволяющего немедленно приступить к выполнению боевых задач. Такая система соответствова ла сложившейся в то время военно-политической обстановке в мире.

К концу 1960-х годов технический облик ВС СССР существенно изменился. Сухопутные войска стали полностью моторизованными, были созданы боеспособные Воздушно-десантные войска. Интенсив но развивались Военно-воздушные силы. Почти вся авиация была заменена на реактивную. За восемь лет (с 1946 по 1953 год) удельный вес ВВС возрос более чем в три раза. Войска ПВО оформились в само стоятельный вид ВС. На морских театрах военных действий намети лась тенденция к ускоренному наращиванию боевой мощи ВМФ.

Мобильность ВС становилась одним из определяющих факторов их боевой готовности. Само понятие «мобильность» получило более широкое оперативно-стратегическое толкование. Под мобильностью теперь понимались не только быстрота сбора войск по тревоге, их спо собность к совершению форсированных маршей, но и борьба за дости жение огневого и информационного превосходства, использование фактора внезапности, оперативность руководства войсками (силами).

Если в советских ВС приоритетным в развитии концепции мобиль ности считалось всемерное увеличение подвижности и ударной мощи наземных войск (танковых и механизованных группировок), то в США сразу же после окончания Второй мировой войны был взят курс на достижение превосходства над другими армиями в аэромобильности, что нашло отражение в их стратегии «гибкого реагирования» (1961—1971).

Наиболее перспективным аэромобильным средством сухопутных войск была признана армейская авиация.

В 1970—1980-х годах обострилась конфронтация между СССР и США, что увеличило опасность внезапного нападения на нашу страну со стороны Соединенных Штатов Америки. Это потребовало органи зации постоянного слежения за повседневной деятельностью вероят ного противника, особенно за состоянием его стратегических ядерных сил, сил передового базирования на театрах военных действий (в Европе, на Ближнем и Дальнем Востоке). С этой целью были задей ствованы, прежде всего, оперативные и стратегические силы разведки, агентура, соединения и части радиотехнической и радиоразведки «Осназ». В последующем были разработаны, освоены и стали широко применяться различные системы обзорной и детальной фото-радио технической, радиолокационной и телевизионной космической раз ведки с использованием разведывательных спутников. Автоматизиро ванная обработка поступавшей от этих средств информации с исполь зованием АСУ «Дозор» в сочетании с системой предупреждения о ракетном нападении, системой контроля космического пространства, применением средств разведки ПВО, флота, ВВС позволяли образо вать единую систему стратегического предупреждения ВС 2.

Наряду с этим потребовалась определенная корректировка системы боеготовности ВС. Между повышенной и полной готовностью была вве дена промежуточная ступень — военная опасность, по которой проводи лись мероприятия по рассосредоточению и частичному развертыванию войск. На проводимых в то время оперативно-стратегических учениях «Весна-73», «Запад-74», «Восток-74», «Юг-80» и других тщательно отра батывались мероприятия по организации стратегической разведки, соз данию надежной системы стратегического предупреждения, постоянно История военной стратегии России. М.: Кучково поле. Полиграфресурсы, 2000.

С. 449—471.

ФАКТОР МОБИЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ ВС му поддержанию Вооруженных Сил в высокой степени боевой готовно сти, тщательному планированию их стратегического развертывания, применению различных способов действий при отражении внезапного нападения и ведении первых операций.

На оперативно-стратегических учениях отрабатывалась уточненная система боевой готовности ВС, которая предусматривала разделение войск (сил) по состоянию уровней готовности на несколько категорий.

К первой категории относилась большая часть соединений и частей видов ВС и родов войск, способная немедленно приступить к выполнению бое вых задач без дополнительного развертывания. Это в первую очередь Ракетные войска стратегического назначения, все группы войск, значи тельная часть войск ПВО, Военно-воздушных сил и сил Военно Морского Флота. Ко второй категории относились соединения с корот ким сроком готовности (1—2 суток), требовавшие частичного доуком плектования. Считалось, что в штатах мирного времени без отмобилизования они могут выполнять ограниченный круг боевых задач.

Большинство таких соединений и частей входило в состав приграничных военных округов. К войскам третьей категории относились соединения и части сокращенного состава со сроками мобилизационной готовности от 3—5 до 10—15 суток. В четвертую категорию входили кадрированные соединения и части со сроком развертывания от 20 до 30 суток3.

Характерным для периода 1970—1980-х годов являлось то, что бое вая готовность ВС фактически достигла своего пика. При этом сроки приведения войск (сил) в боеготовое состояние все более ужесточа лись. Например, для РВСН они исчислялись секундами и минутами, в войсках ПВО — десятками минут, в Сухопутных войсках — часами, в Военно-Морском Флоте — сутками. Время рассредоточения авиа ции сократилось до 1,5 часа, сроки оставления соединениями Сухо путных войск мест своей постоянной дислокации были доведены до 40—45 минут, а выход сил флота из баз — до 6—10 часов4.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.