авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Новая книга о военной политике и военной безопасности России В начале октября 2007 г. вышел в свет военно-теоретический труд «Военная политика ...»

-- [ Страница 3 ] --

Большую роль в поддержании высокой боевой готовности войск (сил) играла четко отлаженная система боевого дежурства, введенная в советских ВС уже в 1950-х годах.

При проведении оперативно-стратегических учений особое внима ние обращалось на отработку вопросов управления Вооруженными Силами и оперативного обеспечения их действий. К этому времени на новый уровень поднялась мобильность действий частей РВСН.

Была введена в строй усовершенствованная система управления Ракет ными войсками стратегического назначения «Сигнал-А», совмещен ная с централизованной системой боевого управления Вооруженными Силами (ЦБУ «Центр»).

На принципах мобильности была пересмотрена вся концепция противовоздушной обороны ВС СССР. Прежде всего нужна была надежная система предупреждения о ракетном нападении (СПРН).

Время предупреждения о стартах межконтинентальных ракет было доведено до десятков минут, а о стартах ракет средней дальности и БРПЛ — до 5—8 минут5, что давало возможность оценить обстановку и своевременно принять решение на ввод в действие своих стратеги ческих ядерных сил.

И все же отлаженная в течение десятков лет система боевой готовно сти советских ВС не была безупречной — она имела ряд недостатков.

История военной стратегии России. М.: Кучково поле. Полиграфресурсы, 2000.

С. 449—471.

Та м ж е. С. 450.

Та м ж е. С.427.

48 В.И. ПОПОВ Это обнаружилось сразу же при вводе 40-й армии в Афганистан (1979).

ВС СССР практически не готовились к локальным войнам и воору женным конфликтам. И когда наши войска столкнулись с нестерео типной ситуацией, то оказалось, что общевойсковые соединения, очень громоздкие и тяжеловесные, мало приспособлены для ведения боевых действий против иррегулярных частей противника. В целях повышения гибкости и мобильности потребовался коренной перес мотр их оргштатной структуры. Это было вызвано еще и тем, что в 1980 году в США было принято решение о формировании так назы ваемых сил быстрого реагирования (развертывания), в состав которых включались разновидовые формирования: механизированные, воз душно-десантные, экспедиционные дивизии, бригады спецназа и мор ской пехоты, части армейской авиации и стратегических бомбардиров щиков. В последующем подобного рода мобильные формирования стали создаваться и в западноевропейских странах НАТО. Таким обра зом, в зарубежных армиях был сделан крупный рывок в повышении мобильности войск и совершенствовании их боеготовности.

Попытка создания мобильных сил в составе ВС СССР (по крайней мере теоретически) была предпринята в середине 1980-х годов.

По планам Генерального штаба ВС СССР мобильные силы должны были представлять собой такое многоцелевое, универсальное опера тивно-стратегическое формирование, которое было бы способно успешно выполнять задачи как в региональной (локальной) войне, так и в вооруженных конфликтах. Считалось, что в их структуре может быть выделено три компонента: первый — силы для ведения боевых действий (мобильные формирования, основу которых должны были составить ВДВ);

второй — силы оперативного прикрытия;

третий — транспортные средства доставки мобильных формирований. Но эти планы по ряду объективных (прежде всего экономических) и субъек тивных причин не были реализованы.

В современных условиях, когда изменилось геостратегическое и военно-политическое положение России, требуется дальнейшее развитие системы боевой готовности ее Вооруженных Сил на основе повышения их мобильного компонента. Мобильность как один из определяющих факторов боевой готовности ВС предполагает оснаще ние их вооружением и военной техникой, не уступающими по своим боевым качествам образцам в армиях ведущих стран мира.

Мобильность боевой готовности ВС помимо прочего предполагает создание и развитие в их составе многоплановых, универсальных мобильных сил, располагающих самыми разнообразными видами воору жения и боевой техники и способных выполнить сложные боевые задачи на различных театрах военных действий. В настоящее время в Общевой сковой академии ВС РФ ведутся научные исследования по выработке предложений, какие формирования мобильных сил целесообразно иметь в составе Сухопутных войск, каким должно быть их вооружение, техни ческое оснащение, формы и способы боевого применения.

Предварительные выводы по этим вопросам говорят о том, что мобильные силы, как и всякая другая боевая система, должны состоять из ударной, управляющей, обеспечивающей и обслуживающей подсистем, где ударная подсистема должна быть центральной, системообразую щей. По своей структуре мобильные формирования должны суще ственно отличаться от типовых мотострелковых соединений и частей, прежде всего своей аэромобильностью, боевой гибкостью, приспосо бленностью к длительным автономным действиям.

Полагаем, что в организационном отношении целесообразным ФАКТОР МОБИЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ ВС является наличие мобильного объединения в непосредственном подчине нии Генерального штаба ВС РФ, мобильных соединений — в распоряже нии региональных командований, а также в стратегическом резерве.

В зависимости от уровня боевой готовности и фактора мобильности формирования мобильных сил предлагается подразделять на два опера тивных эшелона: первый — силы немедленного применения с готовностью к переброске в кризисный район в пределах 24 часов;

второй — силы быстрого развертывания с готовностью к переброске по воздуху, морем, железнодорожным транспортом в пределах трех суток.

К числу базовых структурных компонентов мобильных сил должны быть отнесены не только боеготовые соединения и части ВС, но и фор мирования других силовых ведомств (внутренних войск МВД, МЧС, пограничной службы), дислоцированные непосредственно в районе вооруженного конфликта;

боеготовые соединения и части из состава войск прикрытия военного округа;

соединения и части различного назначения после отмобилизования.

В целях поддержания необходимого уровня боевой готовности и боеспособности мобильные силы в ходе боевых действий, по нашим расчетам, могут усиливаться формированиями, которые развертывают ся за счет поставки местных мобилизационных ресурсов, за счет частей, выдвигаемых из глубины страны, и частей двойного базирования.

Сейчас мы подошли к тому рубежу, когда требуется мобильность стратегического уровня, т. е. мобильность не только отдельных объеди нений, соединений, но и видов Вооруженных Сил. Применительно к Сухопутным войскам это означает дальнейшее повышение их боевого потенциала путем оснащения соединений и частей современными дальнобойными высокоточными средствами поражения противника, поставки им высокоинтеллектуального оружия, более эффективных средств разведки, средств автоматизированного управления, роботи зированных комплексов, а также комплексов, основанных на приме нении беспилотных летательных аппаратов различного назначения (разведывательных, ударных, связи и ретрансляции, постановки помех), высокоточного оружия и боеприпасов. Требуется также даль нейшее совершенствование организационной структуры соединений и частей СВ, направленное на повышение их боевых возможностей, спо собности автономно вести мобильные, высокоманевренные действия в любых условиях обстановки.

Концепцию стратегической мобильности было бы целесообразно апробировать на оперативно-стратегических учениях, проверить реальную подготовленность органов управления к решению различ ных управленческих задач.

В перспективе значение фактора мобильности в боевом примене нии ВС будет возрастать, что потребует оснащения войск (сил) новы ми высокоэффективными системами оружия;

развития космических войск, средств разведки, РЭБ, связи и информационных систем;

раз работки роботизированных боевых средств и средств искусственного интеллекта. Все это непременно повлечет за собой изменение пропор ции между средствами стратегического и оперативного назначения, между видами ВС и родами войск. Видимо, сократится численность и сравнительная доля обеспечивающих войск, увеличится удельный вес ракетных войск, ВВС, Войск ПВО и сил космического базирования.

Что же касается Сухопутных войск, то они были и останутся становым хребтом Вооруженных Сил.

4 «Военная Мысль» № ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА 50 В.Н. ГОРБУНОВ, С.А. БОГДАНОВ Военно-стратегическое противоборство: формы и способы воздействия на экономический потенциал противника Начальник направления ЦВСИ ГШ ВС полковник В.Н. ГОРБУНОВ Главный научный сотрудник ЦВСИ ГШ ВС генерал-лейтенант в отставке С.А. БОГДАНОВ, доктор военных наук В КОНЦЕ 2006 года на страницах журнала «Военная Мысль» была опубликована статья доктора военных наук полковника Д.В. Гордиенко «Военно-экономическое противоборство: сущность, основные направле ния и формы»*. Не отрицая содержания статьи в целом, хотелось бы высказать свою точку зрения по этой проблематике.

Военно-экономическое противоборство известно с начала ХХ века, особенно часто оно использовалось в предвоенные и военные годы в период подготовки Первой и Второй мировых войн. Противоборствую щие стороны в соответствии с замыслом военных кампаний проводили тогда специальные операции по подрыву экономики противника.

В мирных условиях современного периода военно-экономическое противоборство осуществляется прежде всего при борьбе за рынки сбыта вооружения и военной техники. Надо отметить, что в последнее время противоборство государств на данном направлении постоянно нарастает и обостряется. Возникающие противоречия между конку рентами (странами) разрешаются с использованием различных форм и способов воздействия на экономику соперничающей стороны.

Как правило, для разрешения противоречий стороны используют формы и способы действий, мало чем отличающиеся от тех, которые применяются в ходе вооруженных конфликтов: информационно-психо логические, политико-дипломатические, экономические, демонстра ция силы, вооруженная борьба, военно-политические мероприятия по закреплению за собой рынка сбыта вооружения и военной техники.

Военно-экономическое противоборство является частным случаем экономического противоборства, когда на первый план выступают пол ный или частичный перевод экономики на режим военного времени, подчи нение этих мероприятий военно-политическим целям;

не исключается и вооруженное воздействие на объекты экономики и, конечно, защита от такого воздействия. Противоборство сочетает в себе элементы как вооруженной, так и экономической борьбы1. Содержание перечисленных мероприятий военно-экономического противоборства дает основание утверждать, что речь в данном случае должна идти о военно-стратеги ческом противоборстве.

Автор подчеркивает, что военно-экономическое противоборство может быть представлено в виде комплекса (большой системы) взаимо * Военная Мысль. 2006. № 10. С. 54.

Го р д и е н к о Д.В. Военно-экономическое противоборство: сущность, основные направления и формы. Военная Мысль. 2006. № 10. С. 54.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО связанных процессов, реализующих экономическое противоборство сторон в условиях подготовки и ведения войны, разрешения (локализа ции) вооруженного конфликта2. Вне всякого сомнения, все эти процес сы при подготовке войны и разрешении вооруженного конфликта про водятся в соответствии с целями и задачами военной стратегии.

Справедливость этого подтверждается перечислением автором раз личных мероприятий военно-экономического противоборства: напра вления и формы экономической борьбы, подчиненной военно-поли тическим целям (а это значит подчиненной стратегии — замечание авторов), они обычно взаимосвязаны с соотношением сил борющихся сторон (функция стратегии — замечание авторов) и фазами военно экономического противоборства. При этом отдельные из них имеют место исключительно в подготовительной, промежуточной или воен ной фазе, другие — в различных (или во всех) фазах военно-экономи ческого противоборства3.

Известно, что военная стратегия осуществляет руководство Воору женными Силами (ВС) в мирное и военное время, вырабатывает требо вания к строительству ВС, подготовке экономики, населения и терри тории государства к войне, анализирует взгляды армий различных госу дарств и их возможности по подготовке, развязыванию и ведению военных действий стратегического масштаба. Связь военной стратегии с экономикой проявляется и в том, что посредством экономики созда ется база для строительства ВС, обусловливается их количественный и качественный состав. Через вооружение, военную технику и людей военная стратегия воздействует на характер военных действий, предо пределяет размах, напряженность и другие характерные черты войны.

Экономика через оружие влияет на способы и формы военных дей ствий, планы их ведения, масштабы и содержание подготовки страны к войне. Военная стратегия осуществляет выбор направлений разработки и производства основных видов оборонной продукции, определение материальных потребностей ВС, размеров создаваемых запасов для обеспечения военных действий, их размещение и эшелонирование4.

В этой связи рассматривать стратегические вопросы военно-эконо мического противоборства в отрыве от задач военной стратегии, на наш взгляд, просто некорректно.

Военно-политическое руководство государства, планирующего агрессию, при разработке стратегических замыслов военных действий не может не учитывать экономические возможности жертвы агрессии.

Их необходимо учитывать, с одной стороны, для того, чтобы опре делить, какие вооруженные силы может иметь противник, удельный вес видов и родов войск, возможные сроки перевода экономики на режим военного времени, наиболее уязвимые места в его военных сообщениях и т. д. В целом это дает возможность для изучения состава вооруженных сил противника, определения количественно-каче ственного соотношения сил и средств и возможного масштаба воору женной борьбы.

С другой стороны, изучение экономических ресурсов противника позволяет определить слабые места его экономики, географическое размещение его производительных сил, транспортные связи и т. п., что представляет военному командованию материал для определения задач войскам (силам): по каким экономическим объектам (районам), Го р д и е н к о Д.В. Военно-экономическое противоборство: сущность, основные направления и формы. Военная Мысль. 2006. № 10. С. 55.

Та м ж е. С. 64.

Военная энциклопедия: в 8 томах. М.: Воениздат, 2003. С. 675.

4* 52 В.Н. ГОРБУНОВ, С.А. БОГДАНОВ в какое время и какими средствами целесообразнее вести вооружен ное воздействие.

Громадное значение экономических возможностей для ведения войны на современном этапе естественно влечет за собой стремление каждой вою ющей стороны воздействовать всеми доступными способами на экономику противника в целях уменьшения его экономических возможностей.

Не только опыт Второй мировой войны, но и опыт вооруженных кон фликтов последних десятилетий доказывают, что влияние экономиче ских возможностей противоборствующих сторон на ход и исход воен ных действий постоянно возрастает. Вместе с тем усиливается и стре мление стратегического руководства всех стран воздействовать на экономические объекты потенциального противника новыми высоко эффективными средствами вооруженной борьбы. Широкое и мощное вооруженное воздействие на экономические объекты противника по общему военно-стратегическому замыслу является непреложным зако ном в войнах современной эпохи.

В основе современных вооруженных конфликтов четко просматривает ся взаимосвязь военной стратегии и экономики. Технологическое разви тие экономики и на ее основе производство новых средств вооружен ной борьбы привело к коренному изменению взглядов на их примене ние при воздействии по стратегически важным объектам противника:

на смену танкам, артиллерии и живой силе пришли авиационные и ракетные высокоточные средства поражения и обеспечивающие кос мические системы. Ретроспективный анализ показывает, что смена главного оружия войны началась еще во время Второй мировой войны.

По стратегическим замыслам гитлеровского командования вторже ние фашистских войск во Францию, а затем в Советский Союз нача лось с авиационных ударов по государственным объектам, прежде всего по военно-промышленным предприятиям. В то время мало кто обратил внимание, что самолетов в Германии было больше, чем тан ков: при нападении на Францию в мае 1940 года в составе люфтваффе имелось 3824 самолета, а в сухопутных войсках Германии — 2580 танков (соотношение — 1,5:1). При нападении на СССР в июне 1941 года — соответственно, 4914 самолетов и 4300 танков (соотношение — 1,15:1).

Япония также начала войну против США нанесением воздушного удара по военно-морской базе Перл-Харбор5.

Каждая следующая война характеризовалась все большим участием авиации и космических систем в вооруженном противоборстве сторон и воздействии на экономические объекты. Силы и средства воздушно го и космического нападения и система их информационного обеспе чения стали главным оружием современных войн и вооруженных кон фликтов. Одной из важнейших закономерностей реализации военно стратегических целей и задач современных военных кампаний стало использование воздействия на экономический потенциал противника всех новейших средств вооруженной борьбы.

Самое серьезное влияние на определение стратегических целей и задач при развязывания военных конфликтов последнего десятилетия оказывали и оказывают экономические интересы высокоразвитых стран. Зависимость экономики от мировых сырьевых ресурсов и четкое проявление контуров исчерпаемости их запасов (учеными доказано, что эра доминирования нефти в развитии цивилизации завершается6) заставля Ч е л ь ц о в Б.Ф. Военная доктрина требует уточнения // Военно-промышленный курьер. 2007. Апрель. № 16.

К у з м и н В.И., Га л у ш а Н.А. Топливо-энергетические ресурсы — основа современной геополитики. Москва, АВН, 2006. С. 4.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО ет военно-политическое руководство этих стран учитывать это и объя влять зоной своих национальных интересов те регионы, которые имеют дешевые и значительные топливо-энергетические и сырьевые запасы.

Именно наличие топливо-энергетических ресурсов в ближневосточ ном регионе повлияло на объявление его зоной жизненных интересов США еще в начале 90-х годов прошлого столетия. В одном только Ираке сконцентрировано 11% разведанных мировых запасов нефти.

Организованная США в 1991 году вооруженная кампания за овладение энергетическими ресурсами на Аравийском полуострове (на котором сконцентрировано почти 50% мировых запасов нефти) не решила глав ного — не вся нефть в этом регионе оказалась тогда под их контролем7.

В течение последнего десятилетия в отдельных высказываниях амери канского военно-политического руководства отчетливо просматрива лась его неудовлетворенность конечными результатами кампании 1991 года в зоне Персидского залива. Этим объясняется главная причи на и цель проведенной военной акции против Ирака в начале 2003 года.

В Югославии (март—июнь 1999 года), например, во время воздуш но-наступательной операции было совершено более 20 000 самолето вылетов боевой и вспомогательной авиации ОВВС и ОВМС стран НАТО и применено 870 крылатых ракет (КР) (78 КР воздушного и 792 КР мор ского базирования). В результате авиационно-ракетных ударов были поражены 72 стратегических объекта на территории СРЮ, в том числе 57 военных. Только в ходе первого периода операции высокоточными КР воздушного и морского базирования была полностью (100 %) разру шена нефтяная промышленность, 50 % индустрии боеприпасов, 70 % авиационной промышленности, 40 % танковой и автомобильной про мышленности, 40 % нефтехранилищ, 100 % мостов через Дунай, 70 % автомобильных и железных дорог. Остальные объекты и цели поража лись во второй период операции, когда система ПВО Югославии была полностью выведена из строя8.

Эта война потребовала самого широкого за последние 10 лет при влечения всех сил и средств ВВС США (включая и резервные). Если в войне во Вьетнаме (1960—1970) использовалось 15 % сил и средств ВВС США, при проведении операции в Ираке «Буря в пустыне» (1991) — до 30 %, в Югославской кампании было задействовано уже до 65 % сил и средств ВВС США.

В ходе операции армии США в Афганистане (октябрь—декабрь 2001 года) авиация впервые использовалась не для поддержки больших группиро вок наземных войск, а прежде всего для уничтожения выявленных целей. Американское военно-политическое руководство определило стратегическую цель своих военных действий — максимально воздей ствовать на важнейшие государственные объекты Афганистана. Только в ходе первого этапа операции были разрушены практически все важ нейшие объекты инфраструктуры (аэродромы, электростанции, мосты и т. п.). В целом за всю операцию было совершено 5200 самолетовыле тов, из которых около 3000 — для нанесения ударов по целям на терри тории Афганистана, при этом 75 % всех вылетов было осуществлено с авианосцев9.

Как свидетельствует история Второй мировой войны, стратегические операции нередко проводились в целях захвата тех или иных экономиче ски важных районов и использования их ресурсов для дальнейшего веде Общий обзор Ближневосточного театра военных действий. М.: Воениздат, 1983. С. 33—50.

М о р о з о в Ю.В., Гл у ш к о в В.В., Ш а р а в и н А.А. Балканы сегодня и завтра.

М.: 2001. С. 257—259.

Анализ результатов военных действий в Афганистане. М.: ЦВСИ ГШ ВС РФ, 2002. С. 6—8.

54 В.Н. ГОРБУНОВ, С.А. БОГДАНОВ ния военных действий, укрепления и расширения материальной базы вооруженных сил. Экономические объекты являлись главной или одной из главнейших стратегических целей при планировании и осуществлении многих операций во Второй мировой войне. Например, еще в 1940 году германский генеральный штаб разработал план стратегической операции «Голубой песец»10, который предусматривал совместное нападение немец ко-фашистской и финляндской армий на Кировскую железную дорогу и захват Кольского полуострова в самом начале военных действий. Страте гическая цель данной операции заключалась в захвате немецко-фашист скими войсками Кольского полуострова, Кировской железной дороги и северных портов — Мурманска и Архангельска, овладении экономиче скими богатствами данного района, а также недопущение выхода кора блей Северного флота в Северный Ледовитый океан, лишение Советско го Союза связи с внешним миром через северные моря.

На совещании в Германской ставке в июле 1941 года Гитлер заявил:

«Финны хотят получить Восточную Карелию. Однако ввиду наличия там больших залежей никеля Кольский полуостров должен отойти к Германии»11.

В Печенегской области гитлеровцы во время войны развернули добычу никеля. По некоторым данным за счет использования этого месторождения Германия покрывала значительную часть своей потребности в данном металле. Много усилий она затрачивала на то, чтобы удержать Печенегскую область даже после капитуляции Фин ляндии. Однако это ей не удалось.

Стратегический замысел немецко-фашистского командования при нападении на СССР предусматривал прежде всего овладение громад ными экономическими ресурсами южных районов Советского Союза, захват нефтяной, угольной, металлургической баз, а также продоволь ствия, которое нужно было немцам для восполнения потребностей своих войск. Угольные бассейны Донбасса немцы упорно стремились удержать, выделив для этого крупные силы и создав сильно укреплен ные позиции по рекам Миус и Северный Донец.

В секретных директивах Геринга, разосланных задолго до начала военных действий на советско-германском фронте указывалось, что «получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова экономическая цель кампании»12.

Продовольствие с Украины Германии удалось вывезти в довольно значительных объемах. Что же касается особенно важного вида страте гического сырья для ведения вооруженной борьбы, как нефть, то в этом им пришлось горько разочароваться: наши нефтяные месторож дения немцам использовать не удалось.

Стремление к скорейшему овладению нефтяными месторождения ми вызывалось у немецко-фашистского руководства крупным недо статком горюче-смазочных материалов. Этот недостаток они пытались компенсировать захватом вначале нефтяных месторождений Румы нии. Однако объемы добычи нефти в Румынии оказались недостаточ ными для покрытия потребностей воюющих войск.

Планируя стратегическую операцию по овладению Кавказом немецкое военное руководство особое внимание уделяло нефтедобы вающим районам Майкопа, Грозного и Баку. Их захват являлся важ нейшей стратегической целью наступления немцев в 1942 году. Это М а л ь ц е в П.И. Борьба за Кольский полуостров//Военная Мысль. 1946. № 8. С. 27—28.

Та м ж е. С. 28—29.

С и в к о в В.В. Речной флот в боях с немецко-фашистскими захватчиками в 1941—1945 гг. // Морской сборник. 1947. № 6. С. 73.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО видно, например, из директивы Ставки Гитлера № 41 от 5.4.42, в которой главная цель летнего наступления определялась следующим образом: «Уничтожить противника за Доном, с тем чтобы захватить нефтяные районы в пределах Кавказа и пути через Кавказ»13.

Для обеспечения наступления на Кавказ немецкие войска должны были выйти на Волгу в районе Сталинграда, прервать важнейшую вод ную коммуникацию и обеспечить своей авиации возможность дей ствовать с правобережных территорий Волги. Немецкое высшее воен ное командование считало район Урала последней промышленной базой Советского Союза и собиралось, очевидно, действовать своими военно-воздушными силами по этой «последней» базе. В директиве № 21 от 18 декабря 1940 года («План Барбаросса»), подписанной Гит лером, в разделе 1 «Общий замысел» написано: «Конечной целью опе раций является достижение границы между европейской и азиатской частью России, т. е. линии Волга-Архангельск. Таким образом, созда ются условия для нашей авиации в случае необходимости вывести из строя последний индустриальный район России14.

Из этого документа видно, что немецкое фашистское руководство не правильно оценивало экономические возможности наших восточ ных районов. Это еще один пример, доказывающий авантюризм гер манской стратегии.

Весьма важное значение немцы придавали Донецкому бассейну.

В той же директиве № 21, в разделе III — проведение операций — запи сано: «После удачных операций севернее и южнее болот реки Припять начать преследование с целью:

а) на юге — обеспечить максимально быстрое занятие важного в военно-экономическом отношении Донецкого бассейна;

б) на севере — быстрейшее занятие Москвы.

Занятие этого города с точки зрения экономической и политиче ской имеет решающее значение. Этим мы приобретаем важнейший узел железных дорог»15.

Понеся крупнейшее поражение под Сталинградом, вынужденные отойти с так привлекавших их своими богатствами территорий Северно го Кавказа, фашистские стратеги всячески стремились прочно удержать за собой Украину в целях, в частности, использования ее сельскохозяй ственных ресурсов, донецкого угля, железной руды для обеспечения про изводственной деятельности германской промышленности и выпуска оружия и военной техники. Стремление во что бы то ни стало удержать важнейшие экономические районы Украины повлияло на военно-стра тегические замыслы немецко-фашистского командования. Вот почему оно заблаговременно и не жалея средств воздвигало мощные оборони тельные полосы, используя благоприятные начертания таких крупных рек, как Северный Донец, Миус, Молочная, Десна, Сож, Днепр.

Этот план немецко-фашистской стратегии также был сорван совет ской стратегией. В результате успешного наступления Советской армии немцы вынуждены были оставить не только донецкий уголь, криворож ские руды, южную металлургию, но и наиболее богатые хлебом области Украины, а в дальнейшем были изгнаны и со всей Украины, несмотря на все их усилия не упустить эту экономически важную территорию. А что данные усилия были действительно упорными показывает хотя бы тот А н д р е е в П.Н. Освобождение Кавказа от немецко-фашистских захватчиков // Военная Мысль. 1956. № 11. С. 66—67.

Сборник документов ВГК: донесение ГРУ командованию ВВС от 27 апреля 1941 года // Архив ГШ ВС РФ, 1949. С. 27—28.

Сборник документов ВГК: донесение ГРУ командованию ВВС от 27 апреля 1941 года // Архив ГШ ВС РФ, 1949. С. 29—30.

56 В.Н. ГОРБУНОВ, С.А. БОГДАНОВ факт, что только в боях в марте — апреле 1944 года немцы потеряли на юге (без Крыма) около 500 тыс. человек убитыми и пленными, 5 тыс.

танков и САУ, 10 тыс. орудий, 130 тыс. автомашин и т. д. При проведении стратегических наступательных операций в период Великой Отечественной войны по освобождению территорий, захва ченных немецко-фашистскими захватчиками советские войска спе циальных экономических задач не решали. Захват экономически важных районов был попутной задачей, осуществлявшейся при разгроме круп ной группировки войск противника. Например, Ясско-Кишиневская операция и дальнейшее освобождение Советской армией румынского народа от фашистского ига нанесло вместе с тем сильнейший удар по обеспечению германских вооруженных сил горючим, поскольку румынская нефть являлась немаловажным источником получения нефтепродуктов Германией. Восстановив скважины и нефтеперегон ные заводы Плоэштинского месторождения советские войска смогли использовать этот ближайший к линии фронта источник горючего в основном для обеспечения 2 и 3-го Украинских фронтов.

Весьма показательны с точки зрения вопроса о вооруженном воздействии на экономический потенциал противника операции японских империалистов на Тихоокеанском театре военных действий. Промышленная продукция Японии в 1940 году составляла небольшой удельный вес в мире и была совершенно недостаточна для удовлетворения ее империалистических потребностей, стремления страны иметь современные вооруженные силы, чтобы господствовать во всей Азии и на Тихом океане. Япония за счет своих ресурсов была обеспечена важнейшими видами стратегиче ского сырья лишь в незначительной степени. Металлургия страны, как основа всех военных производств, зависела на 4/5 от импорта железной руды и на все 100 % от ввоза коксующегося угля. Страна вовсе не имела у себя на островах бокситов, вольфрама, молибдена. Потребности в нефти, никеле, ртути удовлетворялись за счет своих ресурсов лишь на 4—6 %, в железной руде, свинце, марганце, цинке, олове — на 20—25 %17.

В общем, Япония была вынуждена импортировать целый ряд видов важнейшего минерального сырья и металлов, а также хлопок, шерсть, каучук. В течение нескольких лет, непосредственно предшествовавших Второй мировой войне, она сильно развила импорт каменного угля и нефти, железной руды и чугуна, цветных металлов, а также алюминия, стремясь создать их запасы, которых ей хватило бы на начальное раз вертывание «большой войны», а дальше, видимо, стратегия, выполняя предначертания политики, должна была помочь японской экономике сырьевыми ресурсами. Без ликвидации чрезвычайно узких мест в обес печении промышленности страна не могла бы вести «большую» войну.

Характерно, что мобилизационные запасы горючего Япония созда вала с помощью «Стандарт Ойл оф Нью-Джерси» и других американ ских нефтяных трестов, а без них она не смогла бы начать войну.

Захват Японией богатой источниками сырья Маньчжурии в 1932 году помог дальнейшему ходу японской агрессии. В Маньчжурии на базе местного сырья стала создаваться японцами металлургическая промы шленность, угольная и алюминиевая. Строились заводы синтетическо го горючего18.

Исключительно важное значение для японской экономики источ ников стратегического сырья во многом предопределило направления и очередность японских стратегических ударов в 1941—42-х годах.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг. М.: Воениздат, 1981. С. 372.

История войн и военного искусства. М.: Воениздат. 1970. С. 336—338.

История войн и военного искусства. М.: Воениздат. 1970. С. 343.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО В замысле начала войны против США и Англии, разработанном японским правительством и генеральным штабом, немалую роль играло стремление захватить с первых же дней военных действий богатые источ никами стратегически важного сырья территории в западной части Тихо го океана. Мощные удары, нанесенные японскими вооруженными сила ми по всем основным владениям Англии и Нидерландов во всех важней ших районах западной части Тихого океана предоставили Японии возможность эксплуатировать месторождения основных видов стратеги ческого сырья, в которых ее экономика особенно сильно нуждалась.

Кроме того, здесь же на месте находились и очень большие людские ресурсы, прежде всего ресурсы весьма дешевой (за счет усиленной эксплуатации колониальных народов) рабочей силы. Это облегчало агрессору возможность и быстрого развертывания работ по восстановле нию отчасти разрушенных предприятий, добыче сырья и его транспорти ровке. Кроме того, необходимо отметить, что Япония на оккупирован ных ею территориях захватила и громадные запасы уже добытого сырья.

К июню 1942 года Япония оккупировала громадную территорию общей площадью около 3,8 млн кв. км с населением в 156,7 млн чело век;

9 млн т нефти, 760 тыс. т каучука, 110 тыс. т олова, 12 тыс.т хрома, громадное количество продуктов питания, особенно риса и сахара — были захвачены здесь японцами19.

Захватив британскую Малайзию, острова Суматра, Ява, Борнео, Целебес и другие, японцы получили в свои руки богатейшие место рождения нефти, угля, железной руды, олова, никеля, свинца, бокси тов и иных ископаемых, громадные плантации натурального каучука и много источников важнейших видов стратегического сырья, а также крупнейшие районы сельскохозяйственных культур, таких важнейших как рис, сахарный тростник и т. п.

Япония, эксплуатируя оккупированные ею страны, вывезла из них громадное количество стратегического сырья, продовольствия и все возможных товаров.

Такое направление действий японской военной стратегии обеспе чило дальнейшее развитие военных производств Японии и она, уси ленно эксплуатируя в течение нескольких лет богатые месторождения, и используя их сырье в производстве военной продукции, тем самым в последующем обеспечила более широкие возможности для стратегиче ского руководства внешней деятельностью страны.

Военно-политическое руководство США и Англии в период Второй миро вой войны также особое внимание уделяло вооруженному воздействию на экономический потенциал своих противников. Американские авторы М. Мэтлофф и Э. Снелл, исследуя историю армии США20 во Второй мировой войне, приводят немало выдержек из разного рода докумен тальных материалов, где в частности показано стремление в ходе прове дения стратегических операций воздействовать вооруженной силой на экономический потенциал фашистской Германии. Еще в апреле 1941 года англо-американские планы войны предусматривали в качестве основной стратегической цели — воздействие на экономику противника.

«Стратегический замысел наступления против Германии и ее союз ников (план «Рейнбоу-5») и доклад «АВС-1»21 предусматривал следую щие стратегические действия:

а) экономическая блокада с помощью морских, сухопутных и воз История войн и военного искусства. М.: Воениздат. 1970. С. 338—340.

М э т л о ф ф М. и С н е л л Э. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—42 гг. М.: Издательство иностранной литературы, 1955.

Итоговый доклад об англо-американском штабном совещании в Вашингтоне 29 января — 29 марта 1941 г. М.: Издательство иностранной литературы, 1956.

58 В.Н. ГОРБУНОВ, С.А. БОГДАНОВ душных сил и всех других средств, включая контроль над поставками товаров, источники которых находятся в распоряжении союзников, а также применение санкций по линии финансов или по дипломатиче ским каналам;

б) непрерывное воздушное наступление на Германию и авиацион ные налеты на районы других государств, находящихся под контролем противника и содействующих ему»22.

Далее под пунктами в) — ж) перечисляется наступление на Италию, накопление сил, захват выгодных позиций и пр. Таким образом, в этом стратегическом замысле на первом месте стояло вооруженное воздей ствие на экономику Германии.

В ходе войны вооруженное воздействие на экономику нисколько не теряло своего значения в дальнейших стратегических планах примене ния англо-американским командованием своих вооруженных сил. Стра тегические замыслы военных кампаний 1943 года предусматривали три основных способа вооруженного воздействия на экономику Германии:

стратегические бомбардировки, вторжение группировки войск (сил) на континент через Ла-Манш и давление объединенными морскими сила ми на противника в зоне Средиземного моря23. И здесь на первом месте стоит воздействие на экономический потенциал, так как стратегические бомбардировки в основном и предусматривались для нанесения ударов по коммуникациям, промышленным центрам, морским портам.

Англо-американская бомбардировочная авиация неоднократно и очень интенсивно бомбила Гамбург, Бремен, Киль и др. порты. В Бре мене, например, портовые склады были разрушены на 88 %. Крановое оборудование на 65 %, причальные стенки на 20 %. В порту и на под ходах было затоплено свыше 200 судов.

Военные действия Германии в Западной Европе сильно влияли на экономику Англии. Захват немцами здесь ряда стран внес существенные поправки в импорт Великобритании, что отразилось на ее военном про изводстве. Захватив Норвегию, Германия лишила Англию половины импортировавшихся ферросплавов, значительной части железной руды и алюминия. Из Франции англичане получали ежегодно свыше 200 тыс. т бокситов, т. е. больше половины потребности алюминиевого сырья.

Лишение этих источников стратегического сырья сыграло немалую роль в обеспечении военного производства и вынудило расширить менее выгодный, требующий большего времени и более опасный в военное время импорт из других стран24. Германия сама во многом зависела от импорта и в этом отношении в период Второй мировой войны испыты вала немалые затруднения, хотя германская блокада и проводилась англо-американским командованием слабее, чем в Первую мировую войну. Было снижение, но не прекращение импорта хлопка, нефтепро дуктов, меди и пр. Испания и Португалия систематически поставляли Германии олово, вольфрам и иные виды сырья. Из Швейцарии шел алю миний, из Швеции — железная руда, из Турции — хромовая руда.

В период Второй мировой войны экономические объекты Германии подвергались частым бомбардировкам со стороны военно-воздушных сил СШA и Англии. При подготовке второго фронта англо-американское командование пришло к выводу, что наиболее важными для Германии зве ньями в ее военно-экономической мощи являлись авиационная промы шленность, верфи подводных лодок, заводы шарикоподшипников, нефте перегонные заводы и предприятия синтетического каучука, а также желез М э т л о ф ф М. и С н е л л Э. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—42 гг. С. 62.

Та м ж е. С. 63.

История войн и военного искусства. С. 340—351.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО ные дороги. Причем основное внимание стратегических воздушных сил США и Англии обращалось (на протяжении всей войны) на заводы горю чего и на коммуникации. Бомбардировка именно этих объектов должна была серьезно ослабить экономический потенциал Германии и содейство вать наступлению наземных англо-американских войск вглубь Франции.

О том, что основное внимание стратегической англо-американской авиации было обращено на промышленные объекты и коммуникации, показывает следующая таблица:

Распределение тоннажа бомб, сброшенных англо-американской авиацией на территорию Германии во Второй мировой войне (в % ко всему тоннажу) Как видно из таблицы, даже в период наступления союзников в 1944—1945годах, когда заметно активизировались действия их военно-воздушных сил непосред ственно по войскам противника, тем не менее около 2/3 всего тоннажа сбро шенных бомб предназначалось на промышленные предприятия.

Таким образом, опыт Второй мировой войны подтверждается результатами конечных целей вооруженных конфликтов последнего десятилетия: военно-стратегические замыслы военных кампаний не могут не учитывать необходимости воздействия средствами вооружен ной борьбы на экономические объекты противника для ослабления материальных ресурсов и снижения тем самым мощи его вооруженных сил. Воздействие на экономический потенциал противника должно вестись всеми доступными способами и формами с привлечением мак симально возможного количества сил и средств. В современных усло виях силы и средства воздушного и космического нападения и система их информационного обеспечения способны разрушать важные эко номические объекты и инфраструктуру государства в короткие сроки, полностью уничтожать его экономику.

Опыт современных вооруженных конфликтов показывает, что в случае агрессии со стороны потенциальных противников России тоже следует ожидать массового применения средств воздушного и косми ческого воздействия по наиболее важным экономическим объектам.

По сути дела, в зоне досягаемости существующих СВКН потенциаль ных противников находится до 25 % подобных военно-административ ных объектов Российской Федерации, а при запуске ТКР типа «Тома хок» с надводных кораблей и подводных лодок — 43 %. В зоне досяга емости нестратегических баллистических ракет — до 11 % объектов26.

Путь к недопущению массового воздействия на экономические объек ты — создание эффективной воздушно-космической обороны.

Сборник документов ВГК: Тыл ВС СССР во Второй мировой войне. 1949. Т. 5. С. // Архив МО РФ.

Ч е л ь ц о в Б.Ф. Военная доктрина требует уточнения // Военно-промышленный курьер. 2007. Апрель. № 16.

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ В.К. КОПЫТКО Эволюция оперативного искусства Генерал-майор в запасе В.К. КОПЫТКО, доктор военных наук, профессор КОПЫТКО Василий Кириллович родился 12 ноября 1948 года в Минской области. Окончил Казанское высшее танковое командное училище (1970), Военную академию бронетанковых войск (1982), Военную ака демию Генерального штаба (1991). Службу проходил на командных и штабных должностях в Группе советских войск в Германии, Одесском военном округе, Главном оперативном управлении Генерального штаба. С по 2003 год — старший преподаватель, доцент, замести тель начальника кафедры оперативного искусства, с ноября 2003 года — профессор кафедры оперативного искусства Военной академии Генерального штаба. Док тор военных наук (1994), профессор по кафедре опера тивного искусства (2000), Заслуженный деятель науки Российской Федерации (2007).

В ТЕОРИИ и практике военного искусства оперативное искусство занимает промежуточное положение между стратегией и тактикой. Оно вытекает из стратегии и подчиня ется ей. В свою очередь, занимая руководящее положение по отношению к так тике, определяет ее задачи и направления развития. Существует и обратная связь.

Совершенствование тактики, появление новых способов ведения боя оказывают влияние на оперативное искусство, которое влияет на развитие стратегии.

Характер взаимосвязи указанных выше составных частей военного искус ства непостоянен. Он зависит от ряда факторов: развития оружия и военной техники;

состава, состояния и организационно-штатной структуры войск (сил) противоборствующих сторон;

взглядов потенциального противника на способы ведения военных (боевых) действий;

опыта войн и вооруженных конфликтов;

содержания военной доктрины государства и др.

В современных условиях в связи с наличием у наиболее развитых госу дарств мира ядерного и дальнобойного высокоточного оружия, эффективных систем разведки, навигации и управления, а также повышением вероятности ведения Вооруженными Силами РФ локальных войн и вооруженных кон фликтов роль и значение оперативного искусства неизмеримо возрастают.

В отличие от стратегии и тактики, которые развиваются с момента возникно вения армий и войн, оперативное искусство зародилось значительно позже.

В нашей научной литературе нет однозначного ответа на вопрос о времени появления оперативного искусства. Видимо, и стремиться к поиску какой-либо конкретной даты нет необходимости, так как исторический процесс не знает рез ких, точно обозначенных границ между этапами развития военного искусства.

Еще в XVIII веке появились формы применения вооруженных сил, кото рые не являлись стратегическими, но явно выходили за рамки тактики. Так, двенадцатитысячный летучий корпус («Корволант») Петра I в 1708 году разбил под деревней Лесная шестнадцатитысячный шведский отряд Левенгаупта, выдвигавшийся на усиление армии Карла XII1. Данное сражение не носило стратегического характера, но благодаря этой победе впоследствии была достигнута стратегическая цель в битве под Полтавой.

Военная Энциклопедия. М.: Воениздат, 1999. Т. 4. С. 430.

ЭВОЛЮЦИЯ ОПЕРАТИВНОГО ИСКУССТВА Увеличение размаха вооруженной борьбы, совершенствование оружия, рост численности вооруженных сил в крупных государствах в начале XIX века обусловили возникновение оперативных объединений — полевых армий. В России перед Отече ственной войной 1812 года русские войска были разделены на три армии (1-я и 2-я Западные и 3-я Резервная). В 1813 году армии стал создавать Наполеон I. Позднее они появились в Пруссии (1866 год), Японии (1904 год) и других странах.

Однако в теории военного искусства их применение чаще всего связыва лось с тактикой. Вместе с тем, к примеру, действия армии адмирала П.В. Чича гова и 1-го пехотного корпуса генерала П.Х. Витгенштейна в 1812 году2, кото рые по приказу главнокомандующего русской армией фельдмаршала М.И.

Кутузова должны были в короткие сроки выдвинуться к реке Березина, прегра дить путь отступавшим французским войскам и способствовать своим глав ным силам в их окружении, нельзя отнести к тактике. Общая задача русской армии (окружение и разгром армии Наполеона I) была стратегической, а зада чи объединений П.В. Чичагова и П.Х. Витгенштейна явно выходили за рамки тактических. И хотя из-за некоторого промедления в совершении марша эти объединения не смогли выполнить поставленные задачи в полном объеме, они все же внесли свой существенный вклад в общее дело разгрома врага.

Процесс оформления оперативного искусства стал особенно наглядным в вой нах второй половины XIX — начала XX века. В этот период утверждение капи талистического способа производства обусловило быстрое по тому времени развитие производительных сил, что обеспечило массовое создание и приня тие на вооружение более совершенных средств борьбы (нарезной артиллерии, пулеметов, танков, авиации и др.). Резко возросла численность вооруженных сил, комплектование которых проводилось на основе введенной почти во всех европейских странах всеобщей воинской повинности. Строительство желез ных дорог, совершенствование других видов транспорта и появление средств дальней связи (радио, телеграф) позволяли перебрасывать войска на большие расстояния, осуществлять сосредоточение и развертывание крупных группи ровок войск в короткие сроки, улучшать их снабжение и управление ими.

В войнах Пруссии против Австрии и Франции, в Русско-японской войне военные действия развертывались на широком фронте, расчленялись по вре мени и пространству, велись в течение длительного периода. Боевые усилия войск эшелонировались по глубине. Содержание вооруженной борьбы стало представлять собой совокупность ряда сражений, каждое из которых в свою очередь являлось вооруженным столкновением крупных масс пехоты, кавале рии и артиллерии, ведущих многочисленные бои различного характера. Так, прусский фельдмаршал Хельмут Мольтке в 1866 году развернул трехсоттысяч ную группировку против Австрии в составе трех отдельных армий на фронте до 300 км, за что подвергся осуждению сторонников господствовавшей в тот период теории военного искусства Наполеона I. Тем не менее его победа пока зала, что период войн, успех в которых достигался одним «генеральным сра жением», закончился.

В Русско-японской войне 1904—1905 годов действовали три русские и пять японских армий, а в Первую мировую войну количество армий было доведе но во Франции до 10, а в России, Германии, Великобритании и Австро-Вен грии до 15.

После завершения Русско-японской войны наиболее прогрессивные воен ные теоретики в России первыми предложили выделять военные действия, по своим масштабам выходящие за пределы тактики, но в то же время не являвшиеся стратегическими, в самостоятельную часть военного искусства.

Они называли их «армейским боем» или «боем в крупных массах». Одновре менно русская военная мысль опять же первой обосновала необходимость Военный энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, «Рипол классик», 2002. С. 283.

62 В.К. КОПЫТКО создания промежуточной инстанции между верховным командованием и большим количеством армий, которыми оно уже не могло эффективно упра влять. В результате в Первую мировую войну в России были созданы фронты как высшие объединения вооруженных сил на театрах военных действий.

Однако в целом в начале ХХ века в военной теории все еще продолжали господствовать положения о «неизменных принципах» военного искусства, а глубоких теоретических исследований по проблемам применения фронтов и армий проведено не было. В Первую мировую войну Россия вступила со ста рыми взглядами — с теорией военного искусства, включающей стратегию как учение о войне и тактику как учение о бое, что свидетельствовало о значи тельном отставании в тот период теории от практики.

Практика опережала теорию и в годы Первой мировой войны. В ходе ее ведения окончательно сложилась армейская операция как категория оператив ного искусства. Так, в ходе наступления Юго-Западного фронта в Галиции под руководством генерала А.А. Брусилова (май—август 1916 года) проводились операции четырех армий (8, 11, 7, 9 А), каждая из которых наступала на фрон те от 80 до 130—140 км с темпом до 6—7 км в сутки (операция в истории воен ного искусства известна как «брусиловский прорыв»)3. Тщательная подготов ка армейских операций, внезапность нанесения одновременных ударов на пяти направлениях в полосе 450 км (прорыв осуществлялся на 13 участках, суммарная ширина которых составляла 35 км) позволили русским войскам прорвать сильную позиционную оборону противника и продвинуться на глу бину 80—120 км. На направлениях главных ударов армий было создано превос ходство над противником в живой силе в 2—2,5 и в артиллерии в 1,5—1,7 раза, что обеспечило быстрое развитие тактического успеха в оперативный.


Фронтовая операция как категория оперативного искусства в ходе Первой мировой войны только зарождалась и окончательно не сложилась. При высо кой степени самостоятельности армий она фактически представлялась сум мой армейских операций.

Черты фронтовой операции как новой формы военных действий оперативно го масштаба впервые проявились в действиях Южной группы армий Восточно го фронта, которая под командованием М.В. Фрунзе в апреле—июне 1919 года последовательно осуществила три операции по разгрому главной группировки войск Колчака — Бугурусланскую, Белебеевскую и Уфимскую. В последующие годы Гражданской войны были проведены: Орловско—Кромская и Воронеж ско-Касторненская операции Южного фронта по разгрому главных сил Деники на (октябрь—ноябрь 1919 года), наступательная операция войск Западного фронта против белополяков (июль—август 1920 года), операция Южного фрон та по разгрому Врангеля в Северной Таврии и в Крыму (ноябрь 1920 года).

После окончания Гражданской войны разработка теории оперативного искусства стала вестись более интенсивно. С 1922 года термин «оперативное искусство» (от латинского слова «o p e r a t i o» — буквально, действие) стал широко применяться в военной литературе, а с 1924 года оперативное искус ство, как самостоятельная дисциплина, было внедрено в учебный процесс Военной академии РККА.

Основы оперативного искусства нашли отражение в Наставлении «Высшее командование. Официальное руководство для командующих и полевых упра влений армий и фронтов», утвержденном М.В. Фрунзе в 1924 году. В это же время М.Н. Тухачевский опубликовал труд «Вопросы высшего командования», посвященный обоснованию основных положений этого Наставления.

С 1924 года деление военного искусства на три составные части — страте гию, оперативное искусство и тактику — можно считать официально признан ным. С этого времени началась глубокая теоретическая разработка каждой из Военный энциклопедический словарь. С. 1630.

ЭВОЛЮЦИЯ ОПЕРАТИВНОГО ИСКУССТВА составных частей военного искусства и, прежде всего, оперативного искус ства. При этом учитывался рост военной мощи Красной Армии, ее оснащение новой боевой техникой.

Известный военный теоретик профессор Академии Генерального штаба Александр Андреевич Свечин (1878—1938), анализируя опыт Первой мировой и Гражданской войн, писал: «Небоскреб операции нельзя охватить с тактиче ской точки зрения. Руководство операцией возможно лишь для оперативного искусства»4. В конце 20-х годов публикуются труды «Характер операций совре менных армий» В.К. Триандафиллова, «Бой и операция» М.Н. Тухачевского, «Оперативное использование танков» И.П. Уборевича и др. В 1929 году издает ся Полевой устав, в котором нашли отражение основные положения теории глубокого боя. Разрабатывается теория подготовки и ведения последовательных операций, раскрывающая вопросы оперативного применения всех существовав ших в то время родов сухопутных войск и авиации.

Таким образом, с выходом Полевого устава 1929 года и ряда военно-теоре тических трудов видных военачальников и военных ученых, в конце 20-х годов ХХ века было завершено теоретическое становление оперативного искусства. Нужно отметить, что теория в этот период вышла на передовые позиции и стала опережать практику. Об этом свидетельствует развитие воен но-теоретической мысли в 30-е годы, когда была разработана теория глубокой операции, прошедшая проверку в ходе Великой Отечественной войны и до настоящего времени оказывающая огромное влияние на развитие всех частей военного искусства.

После официального признания оперативного искусства в качестве важней шей составной части военного искусства в его развитии можно выделить несколь ко периодов.

Первый период — конец 20 — начало 40-х годов. На развитие оперативного искусства в предвоенный период решающее влияние оказал рост оборонной промышленности в стране. С 1930 по 1939 год танковый парк возрос в 43, а производство самолетов — в 6,5 раза. Производились качественные образцы артиллерии, стрелкового и других видов оружия.

Главное внимание уделялось вопросам подготовки и ведения фронтовых и армейских наступательных операций. В основу взглядов на их характер была положена теория глубокой операции или теория глубоких форм вооруженной борьбы. Развивались также, особенно в предвоенные годы, основы оператив ной обороны. Наряду с теорией применения объединений Сухопутных войск разрабатывались основы оперативного применения войск ПВО страны, Воен но-воздушных сил, Военно-Морского флота, подготовки и ведения воздушно десантных операций.

Второй период — Великая Отечественная война и первые послевоенные годы (1941—1953). Развитие оперативной обороны в ходе войны шло по пути повышения ее активности, возрастания огневой мощи обороняющихся войск, более глубокого эшелонирования сил и средств, совершенствования инженерного оборудования оборонительных рубежей и позиций. При прове дении наступательных операций были решены такие проблемы, как: прорыв глубоко эшелонированной обороны противника;

развитие тактического успе ха в оперативный (за счет применения нового элемента оперативного постро ения — подвижных групп фронтов и армий). Совершенствовались способы ведения наступательных операций: широко применялись решительное масси рование сил и средств на направлениях главных ударов, маневр войсками с целью выхода на фланги и в тыл группировок противника для их окружения и последующего уничтожения.

В годы войны получили развитие и появились новые формы и способы Труды ВА РККА им. М.В. Фрунзе. Сб. 1, 1926. С. 37.

64 В.К. КОПЫТКО применения родов войск и сил — артиллерийское и авиационное наступление, воздушные операции, воздушно-десантные и морские десантные операции.

Большое внимание уделялось организации взаимодействия, управления войсками и всестороннего обеспечения операций всех типов, что способство вало их успешному проведению.

В послевоенные годы оперативное искусство развивалось на основе опыта Великой Отечественной войны. Тщательно изучался, критически осмысли вался и обобщался богатейший опыт подготовки и ведения операций. При этом учитывались изменения, происходившие в техническом оснащении и организационной структуре армии и флота, во взглядах вероятного противни ка на характер и способы вооруженной борьбы. В качестве важнейшей про блемы оперативного искусства рассматривалась теория и практика подготов ки и ведения операций начального периода войны.

Третий период — (1954—1985). Он связан с появлением и внедрением в войска ракетно-ядерного оружия, которое было признано главным средством поражения противника. При этом не исключалось, что широкое применение в войне найдут и обычные средства поражения. Огромная поражающая мощь ядерного оружия резко повысила боевые возможности войск (сил) и корен ным образом повлияла на характер операций, их размах и способы разгрома противника.

Четвертый период — середина 80 — конец 90-х годов ХХ века. Ряд догово ренностей об ограничении ядерного оружия, признание возможности его применения лишь в критической для государства ситуации, совершенствова ние обычного высокоточного оружия, принятие в нашей стране военной док трины, имеющей оборонительный характер, и ряд других факторов потребо вали по-новому решать многие проблемы оперативного искусства. Особое внимание уделялось развитию теории и практики ведения оборонительных операций как основных при отражении агрессии, наступательные действия в начале войны предполагалось вести в форме контрнаступательных операций.

В настоящее время мы вступили в очередной — пятый период развития оперативного искусства. Он характеризуется изменившимися взглядами на характер военных угроз для Российской Федерации, повышением вероятно сти возникновения локальных войн и вооруженных конфликтов, оснащением армий ведущих государств дальнобойным высокоточным оружием и оружием на новых физических принципах, появлением новых оперативных концепций и способов ведения операций вооруженными силами зарубежных государств, усилившейся ролью информационного противоборства, проведением экспе римента по совершенствованию системы управления Вооруженными Силами РФ и другими факторами.

В процессе развития оперативного искусства его сущность (определение) трактовалась по-разному. Так, Г. Иссерсон в своем труде «Эволюция опера тивного искусства» определял его как учение о ведении операции5.

В последующих военно-теоретических трудах оно в основном трактова лось как «теория и практика подготовки и ведения общевойсковых (обще флотских), совместных и самостоятельных операций (боевых действий) объе динениями различных видов Вооруженных Сил». Это определение было зак реплено в Военном энциклопедическом словаре6. Учитывая, что в современных условиях значительно расширился спектр возможных операций, которые могут вести объединения различных видов Вооруженных Сил во взаимодействии с формированиями других войск Российской Федерации сле дует уточнить сущность оперативного искусства.

И с с е р с о н Г. Эволюция оперативного искусства. М.: Воениздат, 1937. С. 17;

Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских военных трудах (1917—1940). М.:

Воениздат, 1965. С. 389—438.

Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 1983. С. 514—515.

ЭВОЛЮЦИЯ ОПЕРАТИВНОГО ИСКУССТВА Современное оперативное искусство — это система теоретических знаний и практических рекомендаций по подготовке и ведению различных форм военных действий оперативно-стратегического, оперативного и оперативно-тактического масштаба.


Как любая наука, оперативное искусство имеет свои объект и предмет исследования.

Объектом исследования оперативного искусства являются военные и дру гие (специальные) действия оперативно-стратегических объединений, объе динений видов Вооруженных Сил и других войск Российской Федерации в ходе войны (вооруженного конфликта), а также при выполнении отдельных задач в мирное время.

Предметом исследования оперативного искусства являются теория и прак тика подготовки и ведения операций и других форм военных (специальных) дей ствий, а также предназначение, организационная структура и боевые возмож ности объединений (соединений), мероприятия по поддержанию их в высо кой боевой готовности.

Оперативное искусство включает в себя две взаимосвязанные и неразрыв ные части — теорию и практику.

Теория оперативного искусства — это система научных знаний о законо мерностях, принципах, характере, содержании, способах подготовки и веде ния операций и других форм военных (специальных) действий в оперативно стратегическом, оперативном и оперативно-тактическом масштабах согласо ванными усилиями объединений (соединений) различных видов, родов войск и специальных войск Вооруженных Сил, а также формирований других войск Российской Федерации.

Основными задачами теории оперативного искусства являются:

исследование закономерностей и принципов оперативного искусства, классификации, содержания и характера современных операций и других форм оперативного применения объединений с учетом опыта войн и в свете изменений, происходящих в социально-политической, экономической и военной (военно-технической) областях как в нашей стране, так и за рубежом;

изыскание и разработка эффективных способов подготовки и ведения военных действий оперативно-стратегического, оперативного и оперативно тактического масштаба;

совершенствование методов организации взаимодействия, всестороннего обеспечения войск (сил) и управления ими;

разработка мероприятий по поддержанию высокой боевой и мобилиза ционной готовности объединений, а также направлений их дальнейшего совершенствования.

В число задач входят также определение и разработка оперативных требова ний к организации, вооружению и боевому составу объединений;

выработка рекомендаций по оперативному оборудованию ТВД;

исследование и учет взглядов эвентуальных противников по ведению военных действий, состояния и направлений развития организационной структуры и вооружения их армий.

Русский военно-морской теоретик Н.Л. Кладо считал, что первоначальная задача чистой теории — исследовать, описать, сформулировать природу военных явлений7. Однако теория оперативного искусства не замыкается в себе. Она вызы вается к жизни потребностями военной практики и неразрывно связана с ней.

Практика оперативного искусства — это обоснование практических реко мендаций и творческая деятельность командующих, штабов, других органов управления и войск (сил) объединений по наиболее полной реализации тео ретических положений при подготовке и ведении ими различных форм воен ных действий.

К о п ы т к о В.К. Основы оперативного искусства. М.: ВАГШ, 2006. С. 5 «Военная Мысль» № 66 В.К. КОПЫТКО Искусство командующего (полководца) заключается в умелом и грамот ном претворении в жизнь теоретических положений оперативного искусства в различных, самых сложных условиях обстановки.

Основные задачи практики оперативного искусства:

поддержание высокой боевой и мобилизационной готовности войск (сил);

изучение и учет возможностей войск вероятного противника и способов ведения ими боевых действий;

заблаговременная и непосредственная подготовка первых операций по отражению агрессии противника, в том числе оперативное оборудование ТВД и осуществление перегруппировок объединений (соединений);

принятие обоснованных решений, постановка оперативных (боевых) задач, планирование и практическая подготовка последующих операций (бое вых действий) в конкретных условиях обстановки, сложившейся в ходе войны (вооруженного конфликта);

управление войсками в ходе операций, организация и поддержание непре рывного взаимодействия и всестороннего обеспечения войск (сил);

изучение и обобщение боевого опыта и др.

В мирное время задачи практики оперативного искусства решаются в ходе проведения мероприятий оперативной подготовки органов управления и войск (сил).

Структуру оперативного искусства на современном этапе составляют:

общие основы;

общевойсковое оперативное искусство (оперативное искусство общевой сковых объединений и объединений Сухопутных войск);

оперативное искусство видов Вооруженных Сил (Военно-воздушных сил, Военно-Морского Флота);

теория и практика боевого применения родов войск центрального подчине ния (Ракетных войск стратегического назначения, Воздушно-десантных войск и Космических войск) и родов войск, не входящих в виды Вооруженных Сил;

теория и практика боевого применения объединений других войск Россий ской Федерации;

теория и практика оперативного тыла.

Структура оперативного искусства непостоянна. Она развивается в соот ветствии с изменением средств вооруженной борьбы, развитием видов Воору женных Сил, появлением новых родов войск и специальных войск. Напри мер, в составе ВС США и других государств в последние десятилетия были созданы силы специальных операций, силы быстрого развертывания и новые рода войск. Вооруженные Силы Российской Федерации перешли на трехви довую структуру (Сухопутные войска, ВВС и ВМФ), проводится эксперимент по созданию региональных группировок войск (сил). Безусловно, это уже привело и в перспективе приведет к новым изменениям в структуре оператив ного искусства, потребует дальнейшего развития его теории и практики.

Развитие оперативного искусства происходит под влиянием ряда факто ров, т. е. объективных и субъективных причин и условий, выступающих в качестве движущих сил данного процесса.

К объективным факторам следует отнести:

военно-политическую обстановку в мире и отдельных регионах, тенден ции ее развития;

количественное и качественное совершенствование вооружения и воен ной техники, обусловливающее коренные изменения в характере и содержа нии вооруженной борьбы (во Второй мировой войне решающую роль играли танки, в послевоенный период появилось ядерное оружие, в современных условиях сделана ставка на авиацию, крылатые ракеты воздушного и морско го базирования, высокоточное оружие на основе новейших информационных технологий и оружие на новых физических принципах);

ЭВОЛЮЦИЯ ОПЕРАТИВНОГО ИСКУССТВА геополитическое положение, внутриполитические, экономические, демо графические и социальные условия жизнедеятельности государства, наличие или отсутствие у него союзников;

состояние Вооруженных Сил и других войск Российской Федерации, уровень подготовки мобилизационных резервов;

состав и состояние группировок вооруженных сил потенциальных против ников (нарушение стратегического баланса в обычных вооружениях между НАТО и Российской Федерацией);

эволюцию стратегии (новая стратегическая нарезка территории, уточнение системы стратегических действий ВС РФ, форм и способов их применения);

изменение взглядов потенциального противника на способы подготовки и ведения операций (боевых действий);

опыт войн и вооруженных конфликтов.

Новым объективным фактором можно считать всестороннюю информати зацию военного дела, что позволяет автоматизировать процессы сбора и обра ботки данных о противнике и своих войсках, практически в реальном масшта бе времени реагировать на изменения обстановки, определять и доводить задачи войскам (силам), с высокой точностью наводить боеприпасы на цели и контролировать эффективность огневых ударов. Информационное противо борство становится важнейшей составляющей вооруженной и других видов борьбы между государствами (коалициями государств).

К основным субъективным факторам можно отнести:

деятельность высшего политического и военного руководства по определе нию направлений развития военной организации государства (закрепляются в Военной доктрине), строительства Вооруженных Сил и других войск Рос сийской Федерации;

уровень идейно-теоретической, военно-научной и профессиональной подготовки военных кадров, решающих задачи развития теории оперативно го искусства и претворения ее в жизнь в ходе практической деятельности по строительству Вооруженных Сил, управлению войсками (силами) в мирное и военное время;

требования министра обороны, Генерального штаба по оперативной под готовке войск (сил);

состояние военной науки и образования, наличие традиций, научных школ и другие стороны деятельности людей.

Поскольку теорию и практику оперативного искусства развивают военные специалисты, роль субъективных факторов велика. Однако сделать правиль ные научные и практические выводы можно лишь при полной и всесторонней оценке объективных факторов и, прежде всего, тех, которые на данном этапе играют решающую роль для развития военного дела.

Таким образом, чтобы обеспечить соответствие уровня развития оператив ного искусства современным требованиям, необходимо в полной мере учиты вать как объективные, так и субъективные факторы.

В заключение следует отметить, что теория оперативного искусства не дол жна стоять на месте или деградировать. Она должна постоянно развиваться на основе учета изложенных выше факторов и соответствовать не только совре менным требованиям, но и заглядывать в завтрашний день. Только при усло вии, что теория оперативного искусства опережает практику, могут быть успешно решены все задачи, стоящие перед Вооруженными Силами Россий ской Федерации в области обороны страны.

5* НАУЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ И СООБЩЕНИЯ 68 О.И. ЯКОВЛЕВ О совершенствовании системы денежного довольствия военнослужащих и повышении их материального положения Полковник О.И. ЯКОВЛЕВ ПРОБЛЕМЫ социальной защищенности военнослужащих нахо дятся в центре внимания руководства государства, Минобороны Рос сии. В этом можно удостовериться, проследив динамику развития денежного довольствия военнослужащих за последние пять лет как в качественном, так и в количественном аспектах.

В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» денежное довольствие военно служащих состоит из оклада по воинской должности и оклада по воин скому званию, которые составляют оклад денежного содержания (ОДС) военнослужащих, месячных и иных дополнительных выплат.

По состоянию на 1 января 2001 года денежное довольствие военно служащим, проходящим военную службу по контракту, по типовым воинским должностям выплачивалось в следующем составе:

оклад по воинскому званию;

оклад по воинской должности (ОВД);

процентная надбавка за выслугу лет (от 5 до 40 % ОДС);

ежемесячная надбавка за сложность, напряженность и специальный режим военной службы в размере до 50 % ОВД;

процентная надбавка за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, в размере от 10 до 25 % ОВД;

ежемесячная надбавка военнослужащим, имеющим право на пен сию за выслугу лет, в размере от 25 до 50 % размера пенсии, которая могла бы быть им начислена;

компенсация налога на доходы физических лиц в размере удержан ного налога;

премия за образцовое выполнение воинского долга в размере до трех ОДС в год;

единовременное денежное вознаграждение за добросовестное выполнение должностных обязанностей в размере до трех ОДС в год;

материальная помощь в размере двух ОДС в год.

С 1 января 2002 года были увеличены размеры надбавки за слож ность с 50 до 70 % ОВД (Указ Президента Российской Федерации от 29 декабря 2001 года № 1510) и установлена выплата ежемесячной над бавки за командование (руководство) воинскими подразделениями и воинскими частями в размере от 300 до 500 рублей (Указ Президента Российской Федерации от 29 декабря 2001 года № 1509, Постановле ние Правительства Российской Федерации от 4 января 2002 года № 4).

С 1 июля 2002 года в соответствии с Федеральным законом от 7 мая 2002 года № 49-ФЗ, который внес изменения в Федеральный закон «О статусе военнослужащих», были установлены оклады по воинским должностям в размерах не ниже должностных окладов соответствую щих категорий федеральных государственных служащих (Постановле ние Правительства Российской Федерации от 26 июня 2002 года № 462), также увеличен предельный размер процентной надбавки за О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ СИСТЕМЫ ДЕНЕЖНОГО ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ выслугу лет с 40 до 70 % и прекращена выплата ежемесячной надбавки военнослужащим, имеющим право на пенсию за выслугу лет, и ком пенсации налога на доходы с физических лиц.

С 1 января 2003 года оклады по воинским званиям выплачиваются в размерах не ниже надбавок за квалификационные разряды соответ ствующих категорий федеральных государственных служащих (Феде ральный закон от 7 мая 2002 года № 49-ФЗ, Постановление Правитель ства Российской Федерации от 26 июня 2002 года № 462).

С 1 октября 2003 года Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 сентября 2003 года № 605 денежное довольствие воен нослужащих, проходящих военную службу по контракту, повышено в 1,11 раза.

С 1 января 2005 года увеличен размер надбавки за сложность с 70 до 120 % ОВД в зависимости от категории военнослужащих и местности прохождения военной службы (в целях компенсации отмененных Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ ряда устано вленных военнослужащим льгот).

С 1 марта 2005 года установлена выплата ежемесячного денежного поощрения в размере одного оклада по воинской должности (Указ Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 года № 177), в результате чего уровень денежного довольствия военнослужащих войскового звена вырос на 25 %.

С 1 января 2006 года Постановлением Правительства Российской Феде рации от 13 декабря 2005 года № 759 денежное довольствие военнослужа щих, проходящих военную службу по контракту, повышено в 1,15 раза.

С 1 января 2007 года Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2006 года № 857 денежное довольствие воен нослужащих, проходящих военную службу по контракту и по призыву, повышено в 1,1 раза, а нормы ежемесячной надбавки за работу со све дениями, составляющими государственную тайну, — с 10—25 % до 15—50 % ОВД (Постановление Правительства Российской Федерации от 2 июня 2006 года № 343).

Таким образом, за период с 1 января 2001 года по 1 января 2007 года уровень денежного довольствия военнослужащих, проходящих воен ную службу по контракту, номинально вырос в 3,5—4 раза, а военно служащих, проходящих военную службу по призыву, — в 8,5—9 раз, коэффициенты реального роста (с учетом среднего уровня инфляции) денежного довольствия указанных категорий военнослужащих соста вили 1,6—1,9 и 4—4,2 раза соответственно.

Министерством обороны России в 2006—07 годах принято активное участие в подготовке и реализации ряда законодательных и норматив ных правовых актов, направленных на повышение материального уровня отдельных категорий военнослужащих, в том числе:

Федерального закона от 17 октября 2006 года № 163-ФЗ «О внесе нии изменения в статью 13 Федерального закона «О статусе военнослу жащих» (о повышении размера надбавок военнослужащим и граждан скому персоналу научно-педагогического состава за ученую степень кандидата наук с 900 рублей до 3000 рублей, за ученую степень доктора наук с 1500 рублей до 7000 рублей) — реализовано приказом министра обороны Российской Федерации от 29 января 2007 года № 33;

Федерального закона от 30 декабря 2006 года № 284-ФЗ «О социаль ных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим воен ную службу в воинских формированиях Российской Федерации, дислоцированных на территориях Республики Белоруссия, Республи ки Казахстан и Киргизской Республики, а также лицам, работающим 70 О.И. ЯКОВЛЕВ в этих формированиях» (указанной категории военнослужащих уста новлена выплата окладов денежного содержания в полуторном разме ре) — реализовано приказом министра обороны Российской Федера ции от 24 февраля 2007 года № 87;

Указа Президента Российской Федерации от 25 июля 2006 года № «О единовременном поощрении лиц, проходящих федеральную госу дарственную службу» (об установлении выплат за поощрения и награж дения государственными наградами) — реализовано приказом министра обороны Российской Федерации от 16 октября 2006 года № 428;

Постановления Правительства Российской Федерации от 2 июня 2006 года № 343 «Об установлении надбавок за ученую степень и (или) ученое звание сотрудникам некоторых федеральных органов исполни тельной власти и военнослужащим, проходящим военную службу по контракту» (впервые, помимо военнослужащих научно-педагогиче ского состава, установлена выплата надбавок за ученое звание и (или) ученую степень в размерах до 25 % ОВД всем остальным военнослужа щим, независимо от занимаемых воинских должностей) — реализова но приказом министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 года № 200;

Постановления Правительства Российской Федерации от 18 сен тября 2006 года № 573 «О предоставлении социальных гарантий граж данам, допущенным к государственной тайне на постоянной основе, и сотрудникам структурных подразделений по защите государственной тайны» (об увеличении размеров ежемесячной надбавки за работу со све дениями, составляющими государственную тайну, с 10—25 до 15—75 % ОВД) — реализовано приказом министра обороны Российской Федера ции от 29 января 2007 года № 33 (до 1 января 2008 года нормы, устано вленные постановлением за работу со сведениями «совершенно секретно» и «особой важности» выплачиваются в минимальных разме рах — 30 и 50 % соответственно) — реализовано приказом министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 года № 200.

В целях компенсации военнослужащим, проходящим военную службу по контракту за границей, потерь от введения налога на доходы физических лиц по инициативе Минобороны России подготовлено и принято Постановление Правительства Российской Федерации от 29 августа 2007 года № 543 «О дополнительных мерах социальной под держки российских военнослужащих, проходящих военную службу по контракту за границей». Этим постановлением установлена выплата указанным военнослужащим ежемесячной денежной компенсации в размере налога на доходы физических лиц, уплачиваемого с получае мых в связи с исполнением ими обязанностей военной службы по месту прохождения военной службы за границей денежного доволь ствия, других вознаграждений и выплат в российских рублях, до оче редного повышения (индексации) денежного довольствия военнослу жащим, проходящим военную службу по контракту. Постановление реализовано приказом министра обороны Российской Федерации от 25 сентября 2007 года № 394 за счет средств Министерства обороны.

Несмотря на ограниченность выделенных Минобороны России средств федерального бюджета, министром обороны в соответствии с правом, предоставленном ему Федеральным законом «О статусе военнослужащих», приняты решения:

о повышении с 1 июля 2006 года размера надбавки за особые усло вия службы военнослужащим, проходящим военную службу на кораб лях и судах Военно-Морского Флота, в частности, проходящим воен ную службу на надводных кораблях и судах — до 50 %, а на подводных О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ СИСТЕМЫ ДЕНЕЖНОГО ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ судах — до 100 % ОВД (приказ министра обороны Российской Федера ции от 30 июня 2006 года № 200);

о повышении нормы морского денежного довольствия плавающему составу Военно-Морского Флота с 30—50 до 100 % ОВД (приказ мини стра обороны Российской Федерации от 11 сентября 2007 года № 367).



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.