авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 24 |

«Ю.А. КОТЛЯР, В.В. ШИНКАРЕНКО ВОДОРОДНЫЙ ВСЕОБУЧ В РОССИИ К ИСТОРИИ ВОПРОСА Документы. Материалы. Комментарий ...»

-- [ Страница 10 ] --

Все последние годы участники конференции РДМК давали свои предложения и рекомендации в Администрацию Президента, Правительство России и Федеральное Собрание. На «круглом столе» в связи с этим ссылались на «Рекомендации участников РДМК-2005 по либерализации российского рынка драгоценных металлов и драгоценных камней». В этом документе семь разделов, освещающих следующие проблемы отрасли.

1. Основные направления либерализации государственного регулирования отрас ли драгоценных металлов и драгоценных камней.

2. Отмена государственной монополии на платиновые металлы.

3. Влияние государственной монополии на развитие российского ювелирного рынка.

4. Проблемы государственного регулирования отрасли драгоценных камней и их влияние на АБК. Отмена квотирования алмазов.

5. Вопросы экономической безопасности в сфере добычи, производства, перера ботки и торговли драгоценными металлами и драгоценными камнями и изде лиями из них.

6. Таможенное регулирование в области драгоценных металлов и драгоценных камней.

7. Проблемы протекционизма в сфере добычи, производства, переработки и тор говли драгоценными металлами и драгоценными камнями и изделиями из них.

От редакции «ДМ/ДК»

Эти рекомендации в сборнике документов и материалов РДМК-2005 вместе с высту плениями участников конференции журналисты получили в ИТАР-ТАСС в конце дискус сии, чтобы сравнить их с реальным рыночным положением отрасли накануне присоеди нения России к ВТО и с тем, о чем в тот день говорили участники «круглого стола».

От имени Оргкомитета РДМК-2007 было высказано мнение, что после такого срав нения журналистам будет более понятно законное сомнение участников российского рынка драгоценных металлов и драгоценных камней в том, что регулирующие этот рынок чиновники допустят здесь нежелательные для них перемены. И, может быть, журналисты как четвертая власть сумеют помочь трем ветвям государственной власти справиться с теми задачами, которые эти три ветви были обязаны решить, но не решили еще в конце прошлого века26.

Более чем за полгода результаты публичных дискуссий и пред ложений по дальнейшему развитию рынка драгоценных металлов и драгоценных камней в связи с присоединением России к ВТО надо было обобщить и представить на обсуждение участников РДМК- в виде более или менее согласованного документа. С этой целью от раслевой Комитет ТПП РФ и оргкомитет РДМК 2007 при участии ИАА «Русская Ювелирная Сеть» провели 11 октября в ИТАР-ТАСС еще один «круглый стол».

Под председательством В.В.Рудакова, председателя отраслевого комитета ТПП РФ и председателя Совета директоров ЗАО «Полюс», ключевые участники рынка, эксперты, представители государствен См. «ДМ/ДК», 2007, №2, с.67-68.

Глава вторая ных органов, регулирующих рынок, журналисты рассмотрели пред ложения и материалы от организаций (предприятий) по необходимым изменениям в правово-нормативную базу отраслевого рынка в связи с необходимостью приведения его в соответствие с международными нормами.

Выступили генеральный директор ВЭК «Асалмаз» И.С.Алексеев, первый заместитель руководителя Российской государственной про бирной палаты Б.П.Борисов, руководитель ФГУП «Суперметалл»

В.В.Васекин, генеральный директор ООО «ЭЛГЕМ» В.А.Збойков, главный научный сотрудник ОАО «Гиналмаззолото» А.М.Орлов, ге неральный директор НП «Межрегиональное объединение произво дителей драгоценных металлов» О.В.Пелевин, генеральный директор представительства «Джонсон Матти» в России и генеральный директор ООО «Джонсон Матти – Катализаторы» (Красноярск) М.Ю.Пискулов, заместитель председателя отраслевого Комитета ТПП РФ, президент Российского алмазного союза В.В.Пискунов, генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров России» В.Б.Радашевич, председа тель Союза старателей России В.И.Таракановский, вице-президент АКБ «Ланта-Банк» (ЗАО) С.А.Филиппов, главный редактор журнала «Алмазы и золото России» А.С.Чертков, вице-президент Междуна родной академии информатизации В.В.Шинкаренко.

Далее приводятся несколько коротких выступлений, развивающих проблематику, заявленную на «круглом столе» 29 января 2007 года в ИТАР-ТАСС.

О.В.ПЕЛЕВИН.

Мне хотелось бы высказать некоторое недоумение: трудно согласиться с повторной необходимостью ввести изменения в Закон № 41-ФЗ. При нашем Комитете в ТПП РФ мы несколько лет тому назад создали группу по всем вопросам рынка. Реально, деталь но, очень предметно пересмотрели 41-й закон, дали свои предложения, Комитет рас смотрел их и согласился. Но вроде Минфин России сказал, что не было отмашки сверху, поэтому попросили пока Минфин России не задействовать.

Так вот, может быть, мы этот уже переработанный нами закон возьмем за основу.

Целесообразно посмотреть, как он будет гармонизировать с требованиями ВТО. Но по чему теперь каждый снова будет давать свои предложения? Возникает какая-то нераз бериха. У нас же есть Комитет для координации деятельности субъектов рынка.

Это к слову. А по поводу практики применения законов в России скажу несколько слов на примере Таможенного кодекса. Никто не сомневается, что Таможенный кодекс – это закон. Если его прочитать, то не сложно увидеть, что величина таможенных сбо ров, которую должны таможенные органы взимать, должна компенсировать затраты таможенных органов на оформление таможенных документов. Организованы таможен ные посты, на которых государственные контролеры Минфина России, которые вни мательно смотрят на партии драгоценных металлов и до грамма должны все учесть, проанализировать и дать свои подписи и печати. Таможеннику формально остается только поставить свою подпись.

Глава вторая Но по инициативе МЭРТ была осуществлена какая-то очень странная операция. В конце, по-моему, 94-го года, прямо накануне, когда все садились за новогодние столы, вышло постановление Правительства, где размеры таможенных пошлин были связаны с таможенной стоимостью вывозимого и ввозимого товара. В результате оказалось, что экспорт услуг российских производителей стал нерентабельным. При переработке на таможенной территории стоимость контракта – это фактически только стоимость услуг по изготовлению промышленной продукции (а таможенная стоимость включает в себя еще и стоимость драгоценных металлов, принадлежащих иностранному партнеру). А когда вывозится продукт переработки, то опять же в таможенную стоимость включа ется стоимость драгоценных металлов, принадлежащая иностранному партнеру, плюс стоимость услуг.

Таким образом, по отдельным заводам и по отдельным товарам стоимость размеров этих таможенных сборов доходит до десятков процентов стоимости контрактов. Но, естественно, никакому иностранному партнеру, каким бы высоким ни было качество промышленной продукции, просто не интересно платить такие деньги, если то же са мое можно сделать за меньшие деньги в Германии, Англии.

И это все определено постановлением Правительства. Но это незаконно. Формаль но это можно опротестовывать в Конституционном суде, потому что это противоречит Таможенному кодексу. Это противоречит документам ВТО, но, тем не менее, так оно реально есть. И вот мы боремся три года с этим. Минфин нас поддерживает. А с та можней никак не удается. Почему? Да потому что, в конце концов, чиновники в Пра вительстве не несут никакой ответственности перед производителем и привычно дают постоянный отказ.

Еще вопрос – на эту же тему. Совершенно неожиданно для нас и несогласованно с Минфином России выходит приказ Федеральной таможенной службы о том, что все оформлять разрешения на переработку драгоценных металлов можно только через Мо скву, через Центральную акцизную таможню. В начале августа этот приказ вступил в действие. Фактически это парализовало деятельность наших промышленных пред приятий.

Если Красноярский завод – флагман отрасли драгоценных металлов России – берет на переработку иностранные руды, концентраты, если берут наши предприятия на Ура ле иностранные драгоценные металлы, лома, из которых делают высокотехнологичную продукцию, им не нужно было раньше ехать в Москву. А если возникали какие-то во просы (а они всегда есть у таможенников), то садились в машину, ехали в таможенное управление, и все вопросы решали на месте. А теперь садись в самолет. И больше того, таможня говорит: а мы не будем с вами даже разговаривать, по почте вышлем ответ.

Такое, как будто намеренное, издевательство над теми российскими производителями, которые пытаются не из недр сырье за рубеж экспортировать, а экспортировать услуги по изготовлению высококачественной продукции.

Мы, конечно, начали переговариваться и спорить, переговаривались через Фрадко ва. Сейчас с Зубковым. Минфин нас поддерживает. Федеральная таможенная служба держит оборону. Но мы выяснили что? Оказывается, инициатором выхода этого при каза, вольно или невольно, были ювелиры.

Я сейчас посмотрел представленные нам материалы. Конечно, задача Гильдии юве лиров волноваться за то, чтобы их члены нормально вели бизнес, чтобы не было у них искусственных проблем. Но, добившись выхода этого приказа ФТС, они действительно не обратили внимания, что помимо ювелиров есть еще и промышленные предприятия. А промышленные предприятия даже помыслить не могут о каких-то негативных, теневых моментах контрактов. У них много контролеров и вообще многолетняя положительная таможенная история. Тем не менее, вот такая ситуация. Паралич. Опустился шлагбаум.

С помощью ТПП РФ меня включили в Общественно-консультативный совет при ФТС России. Там немного народу – от всех деловых кругов человек 30. И я там начал Глава вторая активно проводить мысль, что обязательно нужно помочь нашим предприятиям, вы пускающим промышленную продукцию из драгоценных металлов. Необходимо снять искусственные барьеры.

Основная идея «круглого стола» – как нам готовиться к вступлению в ВТО. Это, конечно, законодательные вопросы, к которым мы должны, мне кажется, сделать какие то общие нормативные документы для отрасли. У нас не всегда бывает единая позиция, у нас бывают противоречия, но мы должны искать какие-то компромиссные единые решения, находить консенсус.

Второе – подзаконные акты. Наша страна в подзаконных актах просто вся купается.

Их десятки, и на любые случаи может быть вытащен тот или иной подзаконный акт, который еще к тому же можно по-разному можно трактовать. Законов прямого действия очень мало, в Законе №41-ФЗ много отсылочных статей.

К ВТО мы можем и должны готовиться более предметно. Даже сегодня Гильдия ювелиров освещает свои вопросы, мы свои вопросы. А как это соотносится с ВТО? Мы стараемся друг другу рассказать о своих проблемах, рассказать, как мы пытаемся на своем уровне эти проблемы решать. Но нужно знать основополагающие документы и хотелось бы услышать переговорщиков от Максима Медведкова.

В.В.ВАСЕКИН.

Хочу еще раз подчеркнуть последствия некоторых законных актов или приказов, которые у нас создаются, и обратить внимание на то, что ответственности за эти по следствия, к сожалению, никто не несет. Помните, в этом зале, в ИТАР-ТАСС, мы уже собирались 29 января этого года на «круглый стол» по поводу указа Президента России №26 о совершенствовании государственного регулирования ввоза и вывоза драгоцен ных металлов и драгоценных камней?

Этот указ Президента является прогрессивным в том смысле, что отменил квоты ввоза и вывоза драгметаллов и драгкамней. Тогда еще, на заседании, я осторожно выска зался о последствиях той части указа, которая касалась переработки драгоценных метал лов. К сожалению, опасения оказались не напрасными и полностью подтвердились.

Что я имею в виду? После указа, который формально изменил порядок согласова ния норм выхода продуктов переработки, передав это Минфину, остановилась рабо та по выдаче новых разрешений для предприятий-переработчиков. В частности, НПК «Суперметалл», Красноярский завод цветных металлов, Екатеринбургский завод по об работке цветных металлов и другие предприятия, использующие в производстве свои собственные интеллектуальные разработки – наукоемкие технологии, позволяющие осуществлять не экспорт товаров, а экспорт услуг, – с тех пор и по настоящее время не получили ни одного разрешения по новым контрактам на оказание этих услуг. А именно: на переработку зарубежного давальческого сырья, содержащего драгоценные металлы, на таможенной территории России.

После указа Президента РФ №26 Минфин издал письмо (№ 11-13-03/266 от 30.03.2007), а за ним и ФТС РФ (письмо № 01-06/13273 от 10.04.2007) о том, что вре менно будет использоваться старый порядок, и таможня вроде приняла это письмо. По том вышел приказ ФТС РФ № 489 от 19 апреля 2007 года, который всех переработчиков России собрал в Центральную акцизную таможню. В итоге этих чиновничьих игр в период с января по октябрь ни один российский переработчик не получил ни одного разрешения на использование режима переработки на и вне таможенной территории, и все это происходило при полном бездействии таможенных служб, которые должны были продолжать работать в прежнем режиме, потому что приказ ФТС РФ № 489 от 19.04.2007 вступил в силу только 24 августа.

С января по август все ждали, что же будет? Мы, как законопослушное предприя тие, в 9 утра передали заявление в Центральную акцизную таможню на получение раз Глава вторая решения на переработку на таможенной территории России. С 24 августа прошло уже 48 дней, сегодня наступил 49-й. Мы считаем каждый день, потому что эти услуги мы оказывали десятки лет многим десяткам иностранных партнеров, а теперь вынужденно бездействуем. Можно просчитать наши убытки, государственные убытки – но кого все это интересует?!

Формально таможне дается 30 дней на рассмотрение заявлений, и они должны либо отказать, либо дать положительное решение. Прошло 48 дней – ничего мы не получи ли. До сих пор лежат эти заявления – и ни конца, ни края этому нет. Вдумайтесь в этот факт: девять месяцев с небольшим ни одно из названных высокотехнологичных предприятий не получило разрешения из таможни на переработку драгметаллов в виде ломов и отходов на таможенной территории РФ.

Такие последствия указов и приказов приводят к тому, что в результате парализует ся внешнеэкономическая деятельность целой отрасли, а ответственности за это никто не несет. Нам говорят в открытую: подавайте в суд. На кого? На ФТС? Я не знаю, к чему это приведет.

На фоне того, что я сказал, есть еще одна проблема с экономическим обеспечением, которая возникнет в том случае, если мы даже получим разрешение. Есть такая статья в Таможенном кодексе о том, что при ввозе иностранного сырья мы должны заплатить так называемое обеспечение таможенных пошлин. Мы должны в полной мере запла тить на счет ФТС пошлину – так, как будто мы ввозим не сырье для переработки, а драгоценный металл для свободного обращения.

После того, как мы переработаем полученное сырье и вернем продукты перера ботки с драгоценными металлами их иностранным владельцам, нам эту пошлину воз вращают в течение трех месяцев, считая со дня возврата продуктов переработки. Пред ставляете себе, как работают на практике эти условия?

Для наглядности продемонстрирую реальные цифры, взятые из контракта.

Это небольшой контракт: мы ввозим по контракту 25 кг лома. Стоимость наших услуг по изготовлению продукции из этих 25 кг – около 50 тыс. долларов. А обеспече ние таможенных пошлин составляет 547 тыс. долларов, которые мы должны перечис лить на счет ФТС при ввозе сырья. В этом случае таможенные платежи из регулирую щих внешнеэкономическую деятельность превращаются в запрещающие ее.

Конечно, таможню можно понять: для них очень удобны в работе простые опе рации – импорт-экспорт. А переработка – это сложный для них механизм, хотя очень выгодный для российских предприятий и для России в целом. Здесь непонятно только одно: почему мы не переходим на те же таможенные правила, по которым работает Евросоюз? Или для России привычнее всех подозревать?

Получается так: сначала нас вынуждают заплатить все пошлины, которые не долж ны взиматься при временном ввозе, а только потом работать. Можно понять эту логику так, что, наверное, есть опасность, что какие-то фирмы-однодневки могут не вернуть иностранным партнерам полученное для переработки сырье, а то и вообще исчезнуть.

Но какое к этому отношение имеет предприятие, уже более 45 лет работающее на рынке драгоценных металлов и имеющее безукоризненную репутацию, позволяющую получать иностранные драгоценные металлы без дополнительных гарантий? Мы что – тоже исчезнем? Или не вернем полученные драгоценные металлы? И тогда бдительная таможня остается с уже оплаченной импортной пошлиной...

Не правда ли, здорово?! Но ведь так именно и относится наша российская таможня к высокотехнологичным российским предприятиям-переработчикам.

В.П.БОРИСОВ.

Я хочу добавить несколько замечаний, потому что проблемы общие, и понимаются всеми примерно одинаково. Во-первых, по поводу закона «О драгоценных металлах и Глава вторая драгоценных камнях». Самое главное, что закон провозглашает гражданский оборот драгметаллов и драгкамней, и при этом содержит несколько ограничений и несколько конкретных запретов или указаний, как поступать в том или ином случае. Здесь уже начинается действие подзаконных актов и вообще действия правоприменительной си стемы РФ.

Я хочу сказать, что подзаконные акты, которые изданы по закону «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» или по исполнению каких-то других законодатель ных актов, часто очень плохо интерпретируют дух закона, а именно не всегда точно и конкретно указывают на те или иные действия, которые могут (или не могут) быть произведены.

Вот, например, отходы, которые здесь уже неоднократно упоминались. Ситуацию с ними каждый интерпретирует по-своему. Я лично считаю, что проблем здесь почти нет.

Поскольку закон не говорит о том, как должно использовать отходы, технологически образующиеся на предприятии, то их можно использовать как угодно. Самостоятельно перерабатывать, или передать по договору на переработку в какие-то другие организа ции, которые обладают соответствующей технологией, чтобы они возвратили заказан ный продукт обратно.

Вот так называемая переработка на давальческой основе. Тут предприятия имеют все права использовать свои технологии и далее обязательный аффинаж. Но в данном случае его нет. Аффинаж по закону будет обязателен тогда, когда эти отходы реализу ются, то есть когда драгоценный металл снова поступает в гражданский оборот. Таковы общие требования закона, и я считаю, что если внимательно их почитать, то с ними нельзя не согласиться. Но с таким пониманием не соглашаются целые государственные системы – правоохранительные и прочие.

Вопрос из зала: А, может быть, подзаконный акт должен рассудить, что написано в законе?

Но ведь нет такого подзаконного акта… Что же касается еще примеров, то до сих пор еще приходится встречаться со ссылкой на приказ Президента от 1992 года, кото рый запрещает свободную реализацию драгоценных металлов и драгоценных камней.

Отсюда на практике прямой путь к статье №191 Уголовного кодекса РФ.

Неужели не понятен общий принцип права, что последующий законодательный акт поглощает предыдущий? К тому же в 32-й статье закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» напрямую записано: все предыдущие законы и указы Президента и так далее применяются в части, не противоречащей этому закону. Тем не менее, на практике все, что противоречит данному закону, что было раньше издано, все это еще применяется, и именно это как раз и мешает работать, хотя почему-то государственная система на всех уровнях этого не замечает.

Я могу привести еще такой парадоксальный пример. Может быть, вы согласитесь с тем, что оборот драгоценных металлов и драгоценных камней одинаково затруднен теми нормативными документами, которые существуют, отсюда постоянные призывы вывести драгоценные камни из-под действия этого закона, потому что трудно работать или даже невозможно с теми ограничениями, которые на них наложены.

Правда, почему-то не замечается, что если в постановление Правительства от 1994 года, которое регулирует сделки с драгметаллами не отменено и на него зачастую ссылаются (там, на сегодняшний взгляд, совершенно дикие нормы), то два других по становления Правительства (от 1996 года и 2000 года), которые регулируют сделки с драгоценными камнями, отменены. Фактически для драгоценных камней закон гово рит только одно: они поступают в гражданский оборот. Спрашивается, чего еще надо?

Однако на практике действующие предприниматели и предприятия, конечно, имеют большие трудности.

Глава вторая Я уж не говорю о налоговой системе: отменить или уменьшить налоги? Разумеется, каждый хочет, чтобы налоги были меньше. Я говорю сейчас в целом о том праве работать с драгоценными материалами, которое заложено в законодательстве. И считаю, что глав ная задача каким-то образом нормализовать (или пересмотреть) систему подзаконных актов, сделать ее более лаконичной, прямой и назвать вещи своими именами, тогда будет единый стандарт. Предприниматель будет знать, что он может делать и чего не может.

Отдельные ограничения могут и остаться, если они оправданы. Подобное положение су ществует практически во всех странах, вопрос только в том, насколько оно оправдано.

Что же касается некоторых других высказанных предложений, в частности, по про бированию и клеймению ювелирных изделий, то эти предложения и наши тоже. Мы тоже писали соответствующие обоснования, пояснения, расчеты делали, и считаем, что если по этой причине поступления в бюджет на некоторую сумму уменьшаться, то здесь нет ничего страшного. Увеличатся продажи, соответственно вырастут и поступления в бюджет. И вообще цель пробирного надзора состоит не в том, чтобы наполнять бюджет РФ (это нигде и не записано), а в том, чтобы защищать российского потребителя. И если мы отказываемся от контроля легковесных изделий или изделий, идущих на экспорт, и соответственно от платы за него, которая должна бы поступать в бюджет, то это нельзя считать потерями для государства.

Я полагаю, что нужно внести поправки в закон, более четко сформулировав только самые необходимые из существующих ограничений, а далее внимательнейшим обра зом отнестись к подзаконным актам. Изучить их как следует, а затем предложить снять те из них, которые не должны действовать в стране. Конечно, при условии, что люди, пренебрегающие сегодня своими служебными обязанностями, потом будут честно сле дить за адекватным исполнением этих актов.

М.Ю.ПИСКУЛОВ.

У нас кроме представительства есть теперь свое собственное производство, кото рое завершается монтажом оборудования в Красноярске. Там, на одном из флагманов российской промышленности, будет выпускаться технологическая продукция: автомо бильные катализаторы. И я надеюсь, что это даст толчок для того, чтобы действительно, не сырьевая, а технологическая составляющая в будущем доминировала в российском экспорте и российские налоговые и таможенные органы в большей степени получали полагающуюся государству долю дохода не от экспорта сырья, а от экспорта высоко технологичной продукции.

Мне представляется, что сегодня мы обсуждаем очень важный вопрос: каково бу дущее российской отрасли драгметаллов и драгкамней? Будем ли мы по-прежнему, в основном, поставлять сырье или будем продавать готовую продукцию, готовые услуги с высокой степенью добавленной стоимости? В этой связи, безусловно, то регулирова ние, которое имеется на российском рынке, имеет здесь огромную роль. Мы могли бы продавать гораздо больше продукции, гораздо больше услуг, если бы законодательная база, которая сейчас существует, не была такой сложной.

В Европе, где у нас основные рынке, давно уже эти сферы либерализованы, и наши западные конкуренты работают в более выгодных условиях, по сравнению с тем, что име ется на российском рынке. Мне кажется, что отрасль драгметаллов, которая представляет собой наиболее технологичное направление (к нему можно отнести отрасли, которые свя заны с экологической направляющей, с нанотехнологиями, с водородной энергетикой), должна получить от государства поддержку и иметь не какие-то определенные, дополни тельно сдерживающие путы, а наоборот иметь определенные преференции.

Ясно, что специфика отрасли драгметаллов не всегда понятна регулирующим ор ганам. Скажем, действительно, если в общей стоимости продукции стоимость драгме таллов доходит до 90 – 95% от готовой продукции, можно ли это рассматривать с точ Глава вторая ки зрения налогообразующей базы как любой другой товар? Наверное, нет, наверное, здесь нужны другие подходы.

В этой связи у меня родилось такое предложение, пока я слушал о тех проблемах, которые испытывают коллеги. Может быть, нам стоило бы предложить сформулировать новый указ о нашей отрасли? Не указ, который ограничивает, связывает по рукам нашу промышленность, а который дает определенные льготы.

И не потому, что эти льготы нужны только для нашей отрасли промышленности. А потому, что здесь есть определенная специфика, связанная с тем, как сейчас работают с драгметаллами, насколько высока стоимость продукции из драгметаллов, какая высо кая технологичная насыщенность этого вида продукции.

Если это возможно, то мое предложение таково.

Сложившаяся система регулирования рынка драгоценных металлов сдерживает развитие отрасли и ставит российских производителей в заведомо неравное положение по отношению к иностранным компаниям, оперирующим на этом рынке, что совершен но неприемлемо в условиях присоединения России к ВТО.

Следует провести ревизию всей системы регулирования отрасли драгоценных ме таллов с учетом задач стимулирования высокотехнологичных областей их применения (экологическая отрасль, водородная энергетика, нанотехнологии) с целью выработки мер, стимулирующих, а не сдерживающих развитие данной отрасли промышленности.

Представляется возможным подготовка специального Указа Президента для реше ния этих задач. Для подготовки такого Указа в рамках РДМК было бы целесообразно образовать группу экспертов для анализа международного опыта и формулировки кон кретных предложений, направленных на повышение международной конкурентоспо собности российских производителей.

Вопрос из зала (председателю): Может быть, надо дать разъяснение, чтобы было однозначно ясно, какие нужны изменения, поскольку трудно вносить их в разные зако ны по неоднозначным трактовкам, которые правоохранительные органы, как хотят, так и понимают. Складывается такое впечатление, что Минфин не уполномочен разъяснять эти законы, это верно?

В.В.РУДАКОВ.

Министерства не обязаны давать разъяснения законов, а правоохранительные ор ганы должны работать по закону, как им положено. Поэтому предложения, которые мы будем вносить, мы должны потом с юристами проработать таким образом, чтобы за кон не имел двойных, тройных и более толкований, чтобы он был ясным, прозрачным, однозначным, чтобы правоохранительные органы работали согласно с этим законом.

Надо готовить соответствующие документы. Закон должен быть прямого действия.

В работе «круглого стола» приняли участие журналисты из «Рос сийской газеты» и «Коммерсанта», из ИТАР-ТАСС и Прайм-ТАСС, из ИАА «Русская Ювелирная Сеть», «Rough&Polished», «AutoH2» и других информационно-аналитических агентств, журналов «Алмазы и золото России», «Ювелирное обозрение», «ДМ/ДК», «Рынок само цветов», «Эквивалент», радиостанции Business FM и других СМИ, представители водородного клуба МИРЭА. В заключение состоялась пресс-конференция, на которой участники «круглого стола» ответили на вопросы журналистов.

Глава вторая По окончанию «круглого стола» руководитель ФГУП НПК «Су перметалл» В.В.Васекин вручил сопредседателям Международного водородного клуба МИРЭА Валерии Трифоновой и Дмитрию Мала хатке два солнечно-водородных автомобиля – модели из Германии. Он отметил, что с их помощью студенты не только упражняются в гонках, но производят до 40 лабораторных работ. И что водородный клуб яв ляется активным участником четвертого международного симпозиу ма «Водородная энергетика будущего и металлы платиновой группы в странах СНГ», который проводится 2 ноября в рамках РДМК- (см. http://www.rdmk.ru/info/konfer/veb-mpg-2007 ).

Опираясь на мнения, высказанные участниками «круглых столов», проведенных в ИТАР-ТАСС 29 января и 11 октября, Комитет ТПП РФ и оргкомитет РДМК-2007 представили на рассмотрение участников РДМК-2007 ряд предложений по изменениям в правово-нормативную базу отраслевого рынка в целях приведения его в соответствие с меж дународными нормами.

Накануне РДМК-2007 к ее участникам обратились с совместным заявлением оргкомитет РДМК-2007 и редакция журнала «ДМ/ДК».

В связи с намечаемым вступлением России в ВТО они предложили в ближайшее время вместе с органами государственной власти за вершить либерализацию рыночных отношений в отрасли хотя бы в основных чертах.

Либерализация российского рынка драгоценных металлов, драго ценных камней, ювелирных, технических, медицинских и других из делий, соединений и сплавов из них и связанных с ними услуг рассма тривалась ими как важная государственная задача, которая находится в центре внимания отраслевой конференции РДМК уже десятый год.

Об этом направлении своей работы деловое сообщество отрасли во весь голос заявило уже на первой конференции РДМК в 1998 году, от метив в Итоговом документе начальные шаги по либерализации рын ка в результате принятия базового закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях».

Среди намеченных на перспективу задач либерализации рыночных отношений в этой ранее секретной отрасли выделялось, прежде все го, упразднение рудиментов административно-командной экономики – государственных ограничений, мешающих развитию прозрачности российского рынка драгоценных товаров и услуг, отмене запретов на экспорт, снижению налогов и таможенных пошлин и т.д. Речь шла о том, чтобы государство не препятствовало свободной конкуренции, диверсификации производства и продаж, чтобы поощрялся малый бизнес, заполняющий рыночные ниши, словом, чтобы рынок стал бо Глава вторая лее свободным для производителей и потребителей с учетом их об щих интересов и интересов государства.

Такой взгляд представляли государству и обществу на либера лизацию российского рынка драгоценных товаров и услуг сами его участники в 1998 году после принятия Федерального закона «О дра гоценных металлах и драгоценных камнях», получая официальную поддержку в этом отношении со стороны видных государственных деятелей. И что? Никакого ответа.

Прошел еще один год, и в 1999 году в журнале «ДМ/ДК» пред седатель Совета директоров, член правления и первый заместитель генерального директора РАО «Норильский никель» Ю.А.Котляр, от вечая на вопросы корреспондента журнала Ларисы Токарь, дал интер вью, которое было опубликовано под весьма красноречивым заголов ком: «Последние два года для развития рынка драгоценных металлов прошли впустую»27.

– Во многих крупных АО (Газпроме, РАО ЭС) произошла смена председателей Со вета директоров. Можно ли надеяться, что смена руководства в Совете директоров РАО «Норильский никель» даст новый толчок в развитии демократизации и либерали зации в управлении?

Ю.А.КОТЛЯР.

До выборов нового состава руководство РАО «Норильский никель» разработало стратегию развития до 2010 года, утвердило ее на всех уровнях, определило место РАО на мировом рынке, объемы производства на десять лет вперед, инвестиционные потоки, возможности реконструкции предприятия, новые технологические процессы и т.д. Но вый состав Совета директоров будет реализовывать эти планы и оптимизировать про грамму. С этой целью разработана схема гармоничного развития предприятий РАО и увеличения прибыли, получаемой за счет драгоценных металлов. Платиновые металлы теперь становятся фундаментом развития РАО «Норильский никель».

– Существующие законы стимулируют добычу платиновых металлов?

Ю.А.КОТЛЯР.

На сегодняшний день российские законы не стимулируют производство драго ценных металлов, а дают дополнительную нагрузку тем, кто делает что-то полезное.

Норильский комбинат разрабатывает новые минеральные источники, во всех цивили зованных странах мира он бы получал дотации от государства за освоение недр. У нас – все наоборот. Чем больше мы производим, тем больше на нас ложится бремя налогов.

Как в старинной российской поговорке: «Того, кто везет, того и грузят». Принимаемые законы, которые якобы укрепляют стратегические и государственные позиции, на са мом деле убивают все живое.

Вот такой пример. В конце декабря 1998 года по инициативе Международного валют ного фонда (МВФ) был принят закон о дополнительных мерах по обеспечению бюджета.

См. «ДМ/ДК», 1999, №8 (68), с.32 – 34.

Глава вторая В этом законе, который прошел в течение десяти дней (!) через Думу, Федеральное собра ние, аппарат правительства, был подписан президентом, есть пункт 19, который гласит:

«Экспорт платиновых металлов осуществляется специально уполномоченным органом...»

и т.д. Когда в середине года стали оформляться квоты и указы, аппарат президента вернул все постановления правительства, так как документы якобы не соответствовали закону.

Экспорт драгоценных металлов осуществляется через государственное унитарное предприятие «Алмазювелирэкспорт», входящее в состав министерства финансов, – в этом принцип монополии внешней торговли платиновыми металлами. Выясняется, что у нас нет государственных органов в России, которые могут осуществлять экспорт, потому что министерствам и ведомствам по закону запрещена коммерческая деятель ность, в том числе и экспорт. В результате уже более полугода у нас скапливается пла тина и родий, который мы не можем продать.

Сейчас во всем мире высокая цена на родий – 930 долларов за унцию, или 30 долла ров за грамм, что намного дороже золота. В мире требуется родий, цена на него растет, а мы не можем продать. У нас скопилось две тонны родия – это 60 миллионов долларов, из которых как минимум двадцать миллионов мы заплатим в форме налогов.

Допустим, принимали закон, ошиблись, но так исправьте ошибку! На деле все наши письма на эту тему остаются без ответа. По процедуре эту ошибку можно исправить только к 1 декабря. Какой будет результат? Россия весь год не экспортирует платину и родий, этот рынок будет отдан Южной Африке, которая займет наше место. А если они заключат долговременные контракты на 3–4 года, то завтра мы, выйдя на рынок, не сможем продать металл. Вот как «стимулируется» добыча платиновых металлов.

– Стало быть, в России нет рынка драгоценных металлов?

Ю.А.КОТЛЯР.

О рынке драгоценных металлов можно будет говорить, когда у нас появятся биржи, где сталкиваются интересы покупателя и продавца, формируется цена в зависимости от спроса и предложения, регистрируются сделки.

– А в чем заключается роль государства?

Ю.А.КОТЛЯР.

Главная функция государства – это формировать законы для рынка, причем созда вать разрешительные законы, а не запрещающие, как делают сейчас. С созданием бирж рынок драгметаллов из государственного станет системой биржевого регулирования.

– Почему у нас до сих пор не созданы биржи?

Ю.А.КОТЛЯР.

Очевидно, кому-то выгодно говорить о рынке драгоценных металлов, имея при этом полную монополию государства. Есть у нас органы, которые отвечают за развитие рынка драгметаллов в России. Очевидно, кто-то боится, что металлы будут проданы не тем покупателям, не по той системе. Но жулики были, есть и будут. Тем не менее, когда все сделки регистрируют на бирже, рынок прозрачен. Когда нет нормального бир жевого рынка, появляется черный рынок. Разве МВД только сегодня узнало, что есть чеченские и ингушские формирования в Магаданской области, которые скупают золото и платиновые металлы на Дальнем Востоке? Поэтому говорить о том, что государство стимулирует рынок,преждевременно.

Глава вторая – Как Вы предполагаете осуществлять стратегическую программу развития РАО «Норильский никель» при несовершенной правовой базе работы с драгоценными ме таллами?

Ю.А.КОТЛЯР.

РАО «Норильский никель» имеет собственную сырьевую базу на 20 лет вперед. По этому мы не несем затрат на покупку сырья. Из-за того, что Норильск в какой-то степе ни изолирован от страны, он не болеет многими российскими болезнями. Когда в этом году возникла проблема с продажей платины и родия, мы реализовали Указ президента о десятилетней квоте на экспорт палладия. Если бы не получили 30% нашей выручки от продажи палладия, мы бы сильно пострадали от грубой ошибки принятия пресловутого пункта 19. А что делать старательским артелям на Амуре, Чукотке, Колыме, которые не могут сбыть то, что произвели? Этот закон с грубейшей ошибкой родился в Комитете по бюджету Государственной Думы Федерального Собрания РФ, там же, где был создан Закон о драгоценных металлах и драгоценных камнях. Теперь эти же депутаты одной строчкой угробили целый закон!

– Разве не существует такой практики, когда проект закона дают на рассмотре ние специалистам?

Ю.А.КОТЛЯР.

Вы слишком хорошо думаете о наших парламентариях, они считают себя самыми умными в мире. Но, к сожалению, вокруг рынка драгметаллов работают дилетанты, которые не продали ни грамма металла. Как может человек грамотно осуществлять ра боту с драгоценными металлами, если до этого он работал, к примеру, в строительном бизнесе? Мы пытались остановить эту ошибку, но не успели – Дума в один день про голосовала за принятие этого закона в трех чтениях.

– Чем вы объясняете такую поспешность?

Ю.А.КОТЛЯР.

Документ был продиктован МВФ. Если бы его не приняли до 1 января 1999 года, просьба России о предоставлении кредита была бы отклонена. Постоянные провокации со стороны международных организаций, которые дают нам кредиты, приводят к по явлению таких документов. В результате закон приняли, но кредитов нам не дали, а мы не можем продать две тонны родия. Я далек от мысли, что в этом есть чья-то корысть, но факт налицо: Россия выведена из рынка платиновых металлов на год. С позиции на ших конкурентов операция проведена блестяще. По моему мнению, кто-то заработает 200 миллионов долларов, а Россия их потеряет. Когда мы с протянутой рукой просим миллиард долларов, почему нашим парламентариям не оглянуться и не поискать сред ства в России?

– И все-таки вернемся к формированию рынка драгоценных металлов.

Ю.А.КОТЛЯР.

Если мы хотим создать рынок драгоценных металлов, давайте сразу определим, что мы хотим: рынок с регуляторами или без регуляторов, государственный или еще какой либо. Фактически у нас рынок золота один, платины – другой, серебра – третий, алма Глава вторая зов – четвертый... В какой стране мира существует такой бред? Там есть рынок драго ценных металлов и драгоценных камней. И все! Представляют этот рынок биржи. Нам надо определиться, каким товаром являются драгоценные металлы. У нас биржи нет, а цена берется с лондонской биржи! При чем тут лондонская биржа?! Формирование рынка – дело сложное, за 1998 – 99 годы мы продвинулись в этом направлении очень мало, фактически рынок ухудшился. Из-за принятых запрещающих законов рыночная экономика стала жестко регулируемой. Приходится констатировать, что последние два года прошли впустую.

– Ваши выводы не слишком оптимистичны...

Ю.А.КОТЛЯР.

В принципе, все развивается нормально. Надо создавать рынок изнутри. РАО «Но рильский никель» много теряет из-за отсутствия внутреннего рынка. Мы продаем плати ну за рубеж, там из нее делают изделия и продают нам в семь раз дороже. Или такой при мер: из нашей платины делают соли и соединения, а по отечественной технологии эти же соли и соединения мы получаем до слитка. Чтобы не делать работу впустую, должны заработать рыночные механизмы. И они уже начинают работать: в прошлом году 95% палладия мы продали в порошке. Будем и впредь двигаться в этом направлении.

Так в общих чертах представляли либерализацию рынка его участ ники и тогда, когда Президент России В.В.Путин в Послании Федераль ному Собранию в 2000 году развернул задачу экономической свободы в стране в целом как важнейшую государственную задачу. Послание Президента, как это было показано в первой главе книги, в отрасли сразу же восприняли с большим подъемом и даже с энтузиазмом.

Выводы и рекомендации делового сообщества отрасли регулярно, начиная с 2000 года, доводились до сведения высших органов госу дарственной власти – Администрации Президента, Правительства и Федерального Собрания России, министерств и ведомств, регулирую щих в России рынок драгоценных товаров и услуг. Линия на либера лизацию рынка последовательно проводилась деловым сообществом отрасли в 2001 – 2006 годы с учетом планируемого присоединения России к ВТО, а также согласованных на саммитах «Группы восьми»

мер по развитию международной кооперации.

Особое внимание уделялось необходимости удвоения ВВП и при менения высоких технологий (включая информационные, энергети ческие и другие), а также обеспечения приоритетных национальных проектов и иных задач, поставленных Президентом России в послани ях Федеральному Собранию.

Гражданская активность самих участников рынка драгоценностей стала заметным фактором при принятии государственных решений по дальнейшей либерализации рыночных отношений в отрасли. С уче том их мнения производились многие необходимые изменения в зако Глава вторая нодательстве, которые благотворно влияли на развитие производства, торговли, инвестиций.

Становление информационного общества в России, интенсифика ция русскоязычного Интернет заметно способствовали дальнейшей информатизации отрасли, повышению прозрачности рынка. Накапли вался опыт в решении региональных экологических, энергетических, социальных проблем.

Некоторые российские организации и предприятия, опираясь на наукоемкие технологии, все же оставались на мировом рынке, что было важно и в свете планируемого присоединения России к ВТО, и рамках работы с зарубежными партнерами из стран СНГ и ЕврАзЭС.

Тем не менее, в целом решить проблему либерализации рынка драго ценных товаров и услуг пока не удалось.

Вот так – мелкими шажками – развитие рынка драгоценных ма териалов в России продолжалось из года в год на протяжении деся ти лет. Один кризис сменялся другим (у старателей, ювелиров, а то и банкиров), и только производители высокотехнологичной продукции практически никогда не выходили из глобального кризиса, устроенно го им родными чиновниками.

В совместном заявлении оргкомитета РДМК-2007 и редакции «ДМ/ ДК», с которым они накануне конференции обратились к ее участни кам, отмечалось следующее.

Базовый закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» до сих пор пре терпевает изменения, и конца им не видно. То же самое происходит и с формированием законодательства по недрам, налогам, экспорту, импорту – в том, что касается драго ценных материалов. В должной мере не учитываются геологические, энергоэкологи ческие, информационные, социальные и другие аспекты производства и потребления драгоценных материалов, которые имеют государственное значение. Не выдерживает критики и правоприменение в этой сфере: оно сплошь и рядом зависит от произвола чиновников. В результате всех этих неурядиц «теневой рынок» на различных участках оборота драгоценностей в стране, по последним оценкам экспертов, колеблется от до 70 процентов.

Таким образом, очевиден вывод, что к настоящему времени в России органы госу дарственной власти сформировали правово-нормативную базу рынка драгоценных то варов и услуг лишь в ее основных, наиболее важных чертах. Вместе с тем остается все еще не реализованной на этом рынке намеченная в 2000 году и развиваемая Президен том России в последующие годы программа правовых гарантий «российской экономи ки как экономики свободного предпринимательства и деловой инициативы граждан».

Данная программа, по сути, означает дальнейшую либерализацию рынка. И ее срыв, который уже невозможно далее замалчивать, существенно тормозит развитие российского рынка драгоценных товаров и услуг, что, естественно, в преддверии всту пления страны в ВТО вызывает законную тревогу со стороны участников рынка.

Причины срыва намеченной Президентом программы либерализации, допущенной государственными органами в той части, которая касается отрасли драгоценных това ров и услуг, достаточно ясны. Это в первую очередь:

Глава вторая 1) противоречия в рыночной политике государства;

2) разобщенность органов регулирования рыночных отношений в отрасли;

3) произвол чиновников;

4) недобросовестное лоббирование корпоративных интересов в органах власти;

5) влияние криминалитета на принятие государственных решений.

Учитывая, что указанные выше причины являются устойчивыми негативными фак торами, которые будут продолжать действовать в обозримом будущем еще достаточно долго, логично допустить, что государство в лице законодательных и исполнительных органов власти не справится с задачей либерализации рынка драгоценных товаров и услуг до вступления России в ВТО.

Отсюда вытекают следующие выводы:

1) помощь государственным органам в течение восьми лет со стороны делового со общества отрасли, составляющего определенную часть гражданского общества, была все же явно недостаточной;

2) если гражданское общество (а особенно деловое сообщество отрасли) всерьез заинтересовано либерализацией рынка, то помощь государственным органам с его сто роны должна быть на порядок выше.

Из этого следует, что деловому сообществу отрасли как наиболее заинтересованной в либерализации отраслевого рынка группе предпринимателей остается единственный путь – все подготовить самостоятельно и не дать государственным органам это все ис портить. То есть все-таки помочь Президенту России навести порядок на рынке до его присоединения к ВТО.

Таким вот путем оргкомитет РДМК-2007 и редакция журнала «ДМ/ДК» (организатор всех конференций РДМК с 1998 года) подвели участников РДМК-2007 непосредственно к подготовке консолидиро ванных предложений делового сообщества отрасли, обращенных к органам законодательной и исполнительной власти.

Вместе с тем им предстояло сначала критически взглянуть на соб ственную практику обращений, которая к тому времени стала склады ваться в подотраслях, о чем они и заявили.

Однако еще до того, как идти в последний и решительный бой за намеченную Президентом России экономическую свободу (или либерализацию рынка, что по сути одно и тоже), наверное, надо согласиться с тем, что, несмотря на вопиющие издержки, допущенные со стороны государства на рынке драгоценных товаров и услуг, деловое сообщество отрасли, в свою очередь, несет значительную часть ответственности за до пущенный здесь срыв.

Конечно, это ни в коей мере не умаляет значения гражданской активности лидеров рынка в последние годы (правда, с 2005 года их активность стала спадать – разуверились в будущем? или задумались о выборах?), поскольку именно с их помощью в этот период в отрасли были сделаны, хотя и недостаточные, но все же важные рыночные подвижки.

К тому же лидеры отрасли в эти годы обрели знания, опыт и навыки работы с го сударственными органами, ответственными за либерализацию рынка, так необходимые сейчас, в условиях дефицита времени, связанного со сроками вступления России в ВТО.

А это позволяет надеяться, что они сумеют в самые кратчайшие сроки самостоятельно подготовить, а затем представить на публичное рассмотрение государства и граждан ского общества свои консолидированные предложения по либерализации российского рынка драгоценных товаров и услуг.

Глава вторая Честно говоря, на самом деле это очень непросто. В работе делового сообщества с указанными выше государственными органами сложилась такая практика, которая, как это ни странно, сама создает барьеры на пути предложений сообщества по либерали зации рынка. Сейчас предложения выдвигаются, во-первых, только от производителей товаров и услуг, минуя потребителей;

во-вторых, в отдельности от каждой подотрасли, а в-третьих, касаются, главным образом, острых экономических проблем.

Предложения от подотраслей, как показывает независимая экспертиза, имеют в своем содержании следующие типичные дефекты.

1. Не придают в рамках подотрасли должного значения малому бизнесу, а также ин дивидуальному предпринимательству, поддерживая преимущественно индустриальное производство как наиболее эффективное, что ведет к недобросовестной конкуренции и вымыванию с рынка небольших частных производств.

2. Не считаются с возможными последствиями от принятия данных предложений для других подотраслей, выступающих на рынке драгоценных товаров и услуг, что соз дает условия для недобросовестного лоббирования корпоративных интересов во власт ных структурах.

3. Игнорируют (если не полностью, то в значительной степени) энергетические, экологические, социальные и другие имеющие государственное значение проблемы, так или иначе связанные с производством драгоценных материалов.

4. Не предусматривают ни для подотраслей, ни в целом для отрасли стратегической перспективы в русле развития цивилизованного рынка и повышения его роли в жизни страны. Обходят не только сокращение теневого оборота драгоценностей и связанных с ним финансовых потоков, но и меры по подъему гражданской активности населения в регионах добычи и производства драгоценных металлов и драгоценных камней.

5. Не учитывают в должной степени возможности высоких технологий (в том числе в целях удвоения ВВП), включая информационные технологии и интернет технологии.

Однако самый большой, своего рода интегрированный дефект от этих предложений выявляется тогда, когда они устремляются вверх, в направлении регулирующих рынок органов власти. Вот там они, собранные воедино, часто работают не столько на отрасль, сколько против нее.


Не трудно понять конкретную заинтересованность той или иной подотрасли в сво их предложениях, их важность и логику. Но ведь когда они сориентированы на бли жайшие экономические результаты в общих объемах каждой подотрасли, не связаны между собой в единую систему, имеют одни и те существенные недостатки, которые в дальнейшем нередко получают отражение в новых правово-нормативных актах, то, в конце концов, что получается?

Получается так: откроем дорогу одним подотраслям – закроем другим. И наоборот.

А наиболее ходовой аргумент в защиту такой практики состоит в том, что все подо трасли как будто уже и не существуют. Да и отрасль – пережиток коммунизма: сейчас остались якобы лишь организации и предприятия, которые конкурируют между собой, а более они ничем и не связаны. Однако отраслевые связи и сейчас лежат на поверхно сти (что, кстати, периодически подтверждают очередные правово-нормативные акты), другое дело, что кому-то не хочется их видеть.

Сколько раз уже наступали на эти грабли! Примеры известны, давно пора делать выводы.

Всем понятно, что каждое новое государственное решение по либерализации рынка драгоценных товаров и услуг является продуктом компромисса государственных орга нов власти, регулирующих этот рынок. Формально все эти органы действуют, пользуясь «весами Фемиды»: на одну чашу аргументов возлагают интересы государства, на другую – интересы производителей и потребителей драгоценных товаров и услуг. Причем сами же и определяют эти интересы, и производят взвешивание, и принимают решения.

Глава вторая К сожалению, в этих государственных органах мало опытных специалистов, кото рые могли бы принимать ответственные решения с полным знанием дела. Такие спе циалисты (и это тоже всем известно) давно предпочитают работать в бизнесе, причем в наиболее эффективном. Они-то и пишут предложения от подотраслей. Так не лучше ли заранее на уровне отрасли договориться об общем подходе, подготовить совместный документ по всем направлениям либерализации рынка драгоценных товаров и услуг, публично его обсудить и публично принять, после чего заполнить им обе чаши «весов Фемиды» и проследить за взвешиванием?!

Действительно, стремясь побудить государство доделать начатую работу до конца, т.е. обеспечить отрасли нормальное функционирование рынка в условиях ВТО, пре жде надо бы закончить свою работу – представить государству собственный анализ ситуации и те меры, которые, по мнению делового сообщества отрасли, следует срочно принять. Понимая, что государство просто не в состоянии самостоятельно выполнить эту работу.

При этом не следует забывать, что самое большое препятствие на этом пути – это мы сами, точнее, наш корпоративный эгоизм, постоянное стремление к собственной выгоде за счет ближайших конкурентов.

Что делать! Здесь надо искать компромиссы – другого выхода нет. Компромиссы необходимы на любом цивилизованном рынке, как и в работе любого демократического государства. В отношении отечественного рынка драгоценных товаров и услуг общее согласие надо вырабатывать уже сейчас в самой отрасли в ходе открытых дискуссий.

Не надеясь на то, что в условиях нарастающей на мировом рынке конкуренции эти трудные компромиссы найдут и поднесут на блюдечке нашему отраслевому рынку Фе деральное Собрание, Правительство или лично Президент.

Надо спокойно обозначить все проблемы, все конфликтные ситуации, предложить их решения, тем более, что все это на уровне отрасли уже давно известно. Еще есть время для того, чтобы отрасль успела запрыгнуть в последний вагон поезда, уходящего в ВТО.

В связи с этим оргкомитет РДМК-2007 активизирует работу Экспертного совета и вместе с редакцией журнала «ДМ/ДК» предлагает следующий план действий деловому сообществу отрасли.

1. Собрать все предложения по либерализации рынка драгоценных товаров и услуг в России от подотраслей, организаций, предприятий и частных лиц в один Сводный документ на предмет экспертизы и последующей подготовки Проекта консолидирован ных предложений от делового сообщества отрасли.

2. Сводный документ передать на параллельную экспертизу в ТПП РФ, союзы и другие некоммерческие организации, сотрудничающие с отраслью, а также в заинтере сованные министерства и ведомства РФ.

3. Произвести экспертизу предложений в Сводном документе, согласовать ее ре зультаты с результатами параллельной экспертизы, с учетом этого подготовить Проект консолидированных предложений от делового сообщества отрасли.

4. Предложить Проект консолидированных предложений для обсуждения среди участников РДМК-2007.

5. Получить от каждого участника РДМК-2007 оценку Проекта консолидированных предложений в письменной форме с замечаниями и своим решением по нему.

6. Сформировать окончательный текст консолидированных предложений, а далее опубликовать их со всеми замечаниями и довести до сведения высших органов государ ственной власти, министерств и ведомств, регулирующих в России рынок драгоценных товаров и услуг.

И вот тогда уже можно будет со всей принципиальностью проследить за тем, как отнесется к этим предложениям государственная власть. Причем не формально, а на самом деле проследить, кто из власть имущих и на каком основании позволит себе от Глава вторая вергнуть хотя бы один из пунктов этих консолидированных предложений от делового сообщества отрасли.

В заключение оргкомитет РДМК-2007 и редакция журнала «ДМ/ ДК» подчеркнули:

Власть требует от рынка прозрачности – и это законное право власти. Но и рынок требует прозрачности от власти – и это тоже законное право рынка. Сейчас, в преддве рии ВТО, прозрачность в отношениях между рынком и властью является единственным для отрасли шансом обеспечить себе наиболее приемлемые условия для дальнейшей работы.

И это направление, безусловно, лежит в русле государственной программы, ко торую еще в 2000 году обозначил Президент России в Послании Федеральному Со бранию. Есть смысл в заключение напомнить некоторые тезисы из этого Послания, которые относятся в полной мере и процессу либерализации российского рынка дра гоценных товаров и услуг:

«Надо признать: диктату теневой экономики и «серых» схем, разгулу коррупции и массовому оттоку капитала за рубеж во многом способствовало само государство.

Способствовало нечеткостью правил и неоправданными ограничениями».

«Сегодня, когда мы идем вперед, важнее не вспоминать прошлое, а смотреть в будущее. Надо добиваться, чтобы все мы – предприниматели, властные струк туры, все граждане – глубоко прочувствовали свою ответственность перед стра ной. Чтобы строгое исполнение закона стало осознанной потребностью всех граждан России».

«Мы привыкли смотреть на Россию как на систему органов власти или как на хозяйственный организм. Но Россия – это прежде всего люди, которые счита ют ее своим домом. Их благополучие и достойная жизнь – главная задача власти.

Любой!».

«Корни многих наших неудач – в неразвитости гражданского общества и в неумении власти говорить с ним и сотрудничать. Власть все время бросается в крайности: то она не замечает, то чрезмерно опекает общество. При этом го сподствует представление, что все в России зависит от власти. Власть действи тельно отвечает за все. Но очень многое зависит и от самих российских граждан.

Развитие страны во многом определяется степенью их ответственности, зрело стью политических партий, общественных объединений, гражданской позицией средств массовой информации».

Золотые слова!

Оргкомитет РДМК- Редакция журнала «ДМ/ДК»

Что оставалось делать теперь участникам РДМК-2007?

Ничего другого не оставалось, кроме как по-прежнему требо вать дальнейшей либерализации рыночных отношений в алмазно бриллиантовой и золотоплатиновой отрасли России, экономической свободы, снятия противоречащих Гражданскому кодексу и другим действующим законодательным актам неправомерных запретов. В расчете на то, что тем самым будут созданы необходимые условия для развития среднего и малого бизнеса, существенного сокращения Глава вторая теневого оборота драгоценностей, легализации связанных с ним фи нансовых средств.

Все так и произошло – естественно, на словах.

Сошлемся на пресс-релиз оргкомитета РДМК-2007.

От имени Министерства промышленности и энергетики участников конференции приветствовал статс-секретарь, заместитель министра И.С.Матеров, отметивший, что «от устойчивой работы промышленности драгоценных металлов и драгоценных кам ней во многом зависит не только дальнейший рост российской экономики в целом, но и укрепление позиций государства в глобальном масштабе».

Почетный член управления Общества цветных металлов Китая, профессор Ма Фу кан, его генеральный секретарь профессор Ню Инь Цзянь и заместитель генерально го секретаря Ян Хуань Вэнь от имени Общества и отделения драгоценных металлов выразили уверенность, что конференция «обязательно будет способствовать развитию научной деятельности, производства и рыночных отношений в области драгоценных металлов и драгоценных камней».

Открытие РДМК-2007 состоялось 1 ноября в Центральном выставочном зале «Ма неж» вместе с открытием Московской выставки «Гильдия Ювелиров–2007». Кульми нацией деловой программы выставки стал «круглый стол» по теме: «Влияние нало говой, таможенной, тарифной политики на конкурентность российских ювелирных изделий и их продвижение на мировом ювелирном рынке» под председательством В.Б.Радашевича, генерального директора Ассоциации «Гильдия ювелиров России».

В дискуссиях активно участвовали представители Федеральной таможенной служ бы РФ, Минэкономразвития, Пробирной палаты России. Рассматривались проблемы возмещения НДС при экспорте ювелирных изделий (неблагополучие состоит в непо мерном затягивании процедуры до18 месяцев), а также корректировка ввозных пошлин на вставки из драгоценных камней и мелких бриллиантов, оптимальные ограничения вывоза золота на переработку вне таможенной территории РФ;


и перспективы снятия НДС при продаже золота на внутреннем рынке. По всем направлениям были намечены пути решения существующих проблем.

Участники РДМК-2007 получили возможность ознакомиться с достижениями рос сийских ювелиров на Московской выставке «Гильдия Ювелиров–2007» и принять уча стие в открытом анализе рынка по его основным количественным показателям, в том числе по импорту и экспорту ювелирной продукции, ознакомиться с потребительскими предпочтениями и пустующими нишами на рынке ювелирных изделий.

2 и 3 ноября состоялись пленарные и секционные заседания. В рамках РДМК- проходил международный симпозиум «Водородная энергетика, нанотехнологии и металлы платиновой группы». Первое пленарное заседание РДМК-2007 состоялось совместно с симпозиумом. Его открыл вступительным словом ректор МИРЭА, член корреспондент РАН А.С.Сигов. Он напомнил, что два года назад участники двух взаи мосвязанных отраслевых международных собраний, конференции и симпозиума, об судили и единодушно одобрили исторический документ – Декларацию о разработке и принятии Национальной программы по водородной энергетике Российской Федерации на период до 2050 года. Теперь на руках присутствующих – проект этой программы, представленный на общественное обсуждение, а это значит, Россия присоединяется к пулу государств, которые имеют (или готовят) свои национальные программы перехода к водородной энергетике и водородной экономике.

Сопредседатель РДМК-2007, президент Российского алмазного союза, президент отделения Международной академии информатизации В.В.Пискунов во вступительном слове к открытию первого пленарного заседания в свою очередь отметил вклад делово Глава вторая го сообщества отрасли в развитие в стране экологически чистой водородной энергетики и инициативу в этом «Норильского никеля». Он сказал, что сейчас, в известном смысле, РДМК-2007 завершает длительную работу по либерализации российского рынка драго ценных металлов и драгоценных камней, начатую еще в конце 1993 года. Конференция присоединилась к этой работе в 1998 году, после принятия Федерального закона о дра гоценных металлах и драгоценных камнях. С тех пор, особенно с 2000 года, с первого Послания Президента России В.В.Путина Федеральному Собрании, которое заложило фундамент «правовых гарантий развития российской экономики как экономики свобод ного предпринимательства и деловой инициативы граждан», эту линию из года в год ведут участники конференции.

Оргкомитет РДМК-2007 последовательно изучает все трудности и противоречия, которые предстоит преодолеть отрасли при переходе на условия ВТО, и все участники конференции сейчас получили к предложениям по изменению ряда законодательных и нормативных актов специальный опросный лист, в котором им надо отметить свое от ношение к каждому предложению. Только так, подчеркнул В.В.Пискунов, мы сможем найти согласованное решение.

С приветствиями перед участниками конференции и симпозиума выступили:

советник-посланник Посольства Республики Казахстан в Российской Федерации М.К.Литвинов, заместитель председателя Комитета Государственной Думы, президент Национальной ассоциации водородной энергетики П.Б.Шелищ, председатель комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням, председатель Совета ди ректоров ЗАО «Полюс» В.В.Рудаков, профессор Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, президент Международного института П.Сорокина – Н.Кондратьева, доктор экономических наук Ю.В.Яковец, генеральный директор Российского представительства компании «Джонсон Матти» (Великобрита ния) М.Ю.Пискулов, сопредседатель оргкомитета третьей международной конференции «Платиновые металлы в современной индустрии, водородной энергетике и в сферах жизнеобеспечения будущего» (Сиань, Китай), руководитель ФГУП НПК «Суперме талл» В.В.Васекин, студент Белорусского госуниверситета А.И.Степанович, младший научный сотрудник ИОНХ им. В.И.Вернадского НАНУ Н.В.Чорненька (Киев, Украи на), сопредседатель Водородного клуба, студент МИРЭА Д.А.Малахатка.

Доклады представили генеральный директор Российского представительства компании «Джонсон Матти» (Великобритания) М.Ю.Пискулов, президент Академии перспективных технологий при РНЦ «Курчатовский институт» А.Ф.Чабак, главный научный сотрудник ОАО «Институт Гиналмаззолото» А.М.Орлов, генеральный ди ректор НП «Межрегиональное объединение производителей драгоценных металлов».

О.В.Пелевин, председатель Союза старателей России В.И.Таракановский, председатель подкомитета по оценочной деятельности ТПП РФ, доктор технических наук, профессор Н.Д.Дронова, руководитель ФГУП НПК «Суперметалл» В.В.Васекин, старший науч ный сотрудник отдела экономики горнопромышленного комплекса ФГНУ Института региональной экономики Севера Ю.Г.Данилов (Якутск, Республика Саха-Якутия), на чальник Главного управления геологии при Правительстве Республики Таджикистан, кандидат технических наук А.Иброхим (Республики Таджикистан), профессор Рос сийской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктор экономических наук В.И.Чалов, старший преподаватель кафедры «Ювелирное искусство» Высшей школы народных искусств Д.С.Дронов и другие.

В свете нашего исследования наибольшего внимания заслуживают два выступления, которые прямо относятся к платиновым металлам и энергоэкологическому вектору. В них в концентрированном виде Глава вторая содержалась оценка состояния и перспектив развития рынка плати новых металлов, содержащихся в высокотехнологичной продукции.

Один докладчик смотрел со стороны России, другой – со стороны иностранной компании. Оба участвовали во всех десяти конференци ях РДМК. И оба готовились на конференцию в Сиань.

Даем выступления в том порядке, как они сложились по ходу пле нарного заседания.

Слово В.В.Васекину – руководителю ФГУП «НПК «Суперме талл».

В.В.ВАСЕКИН.

Сегодняшняя конференция «РДМК-2007» – юбилейная. Прошло десять лет, как мы впервые собрались для обсуждения общих проблем золотоплатиновой промышленности.

Ежегодно мы собирались на очередную РДМК и активнейшим образом обсужда ли актуальные вопросы. За прошедший период было сделано немало. Если окинуть взглядом прошедшее десятилетие, то можно без ложной скромности сказать, что сде лано даже много. Я бы даже сказал, что cделано слишком много! Я имею в виду то количество нормативных актов, которые действуют в настоящий момент и которыми необходимо руководствоваться российским предприятиям, работающим с драгоценны ми металлами. Еще в 2000 году, выступая на РДМК-2000, профессор Евгений Исаевич Рытвин сообщил, что в то время необходимо было руководствоваться 577 нормативами, регулирующими деятельность российских предприятий, работающих с драгоценными металлами. Сегодня этих нормативов уже более 1000! И что, нам стало легче жить?

Один психоаналитик как-то сказал, что жизнь – это удивительно легкая и приятная штука. И если нам живется трудно, то мы просто живем неправильно.

Сегодня, подводя итоги нашей деятельности в рамках РДМК-процесса, можно ска зать, что живем мы все-таки неправильно.

Я принимал участие во всех десяти конференциях РДМК, и вместе с их участни ками прошел разные этапы движения, приведшего к ситуации сегодняшнего дня. Было по-разному, и разочарование, и удачи, и даже победы были на пути РДМК-процесса.

Десять лет назад я впервые посетил Китай для участия в международной конференции по драгоценным металлам в Кунмине. И каждый год раз или два раза по служебным делам мне приходилось посещать Китай, разные провинции. Поэтому мне легко про вести параллели развития ситуации на рынке драгоценных металлов у нас, в России, и Китае за последние десять лет.

В Китае нет Закона о драгоценных металлах, но за последние 10 лет объем исполь зуемых в промышленности драгоценных металлов возрос в 22 раза! При этом Китай вышел на первое место в мире по потреблению платины в ювелирной промышленности (практически 45% всего объема), и по потреблению палладия. В 40 раз (!) возросло по требление платиноидов для производства стекловолокна. По объему производства сте кловолокна Китай также занимает уже первое место в мире. В следующем году Китай выходит на первое место в мире по производству автомобилей, а это значит, что будет увеличиваться собственное потребление платиноидов для производства автокатализа торов. Приятная картина, не правда ли!

Что же мы имеем у нас дома, в России? Сегодня при таком обилии нормативов, а их как я уже сказал более 1000 (!), целая золотоплатиновая отрасль лишена возможности вести внешнеэкономическую деятельность в режимах переработки на и вне таможен ной территории. При этом нормы законов не запрещают такую деятельность, более того Глава вторая на всех уровнях власти декларируется стремление стимулировать экспорт высокотехно логичной российской продукции и экспорт услуг.

На самом же деле с выходом последнего Указа Президента России № 26 от 11.01. «О совершенствовании государственного регулирования ввоза вывоза драгоценных ме таллов» и последующими за этим действиями ФТС РФ, Минфина РФ, региональных таможен и Центральной акцизной таможни без изменения норм, а просто за счет произ вольного их толкования или некомпетентных действий таможенных чиновников факти чески полностью прекращена переработка на и вне таможенной территории.

Убытки исчисляются сотнями миллионов рублей, плюс потеря добросовестно за работанного доброго имени российских предприятий на международном рынке. Пред приятиям пришлось просто прекратить выполнение принятых на себя обязательств по заключенным и действующим контрактам.

Да, государство не должно нести ответственности по обязательствам предприятий, но оно обязано отвечать за действия или бездействия своих чиновников, приводящих к таким потерям.

Если детально проанализировать всю эту ситуацию, то ничего, кроме слова «мракобесье чиновников», к ней подойти не может… Еще одна парадоксальная ситуация. Многие переработчики с момента введения в действие Закона о драгметаллах и драгкамнях до сих пор находятся вне закона по техно логиям переработки вторичного сырья. Прошли известные всем процессы. Очень мно го говорили на последних конференциях, что не может закон регулировать технологию переработки, что ст. 20 ФЗ №41 является тормозом технологического прогресса со всеми вытекающими из этого последствиями, в том числе, такими как самый дорогой в мире аффинаж и постоянно ухудшающиеся условия его проведения. И что? Воз и ныне там.

Причем, все уровни власти это понимают и одобрительно кивают, но ничего не меняют!

Если говорить о результатах десятилетнего РДМК-процесса, то я не испытываю чувства удовлетворения. Скорее, возникает чувство неисполненных надежд. Надежд на то, что разум восторжествует, на то, что от жесткой контрольно-запретительной систе мы регулирования государство перейдет к регистрационно-разрешительной системы, о чем много говорил профессор Е.И.Рытвин, и которая давно и успешно работает во многих странах.

А так, пока мы все для государства – потенциальные преступники, пока должны постоянно оправдываться перед совершенно некомпетентным чиновником, от которого напрямую зависит сама возможность работы предприятия, то проблемы решаются и бу дут решаться дальше каждым предприятием в отдельности, – но вот только не понятно, как это будет происходить, как вообще в этих условиях можно что-то решить?!

Выбор не из легких. Кто включает в бизнес-планы коррупционную составляющую, кто использует административные связи, кто личные, а кто и лишается права на работу… В этом году исполняется 75 лет со дня рождения профессора Евгения Исаевича Рытвина, активного организатора и участника первых семи конференций РДМК, ини циатора проведения серии международных конференций «Платиновые металлы в со временной индустрии, водородной энергетике и сферах жизнеобеспечения будущего (ПМ)», проходивших в Берлине в 2005 и 2006 годах. Следующая конференция плани руется в июне 2008 года в Китае, в городе Сиань. По решению международного орга низационного комитета конференции «ПМ» будут проходить раз в два года, поочередно в Германии и в Китае, а между ними в декабре в Москве будет проходить саммит ру ководителей и ведущих специалистов организаций-участников рынка драгоценных ме таллов с целью непосредственного общения руководителей, как говорится «для сверки часов», и обмена личными мнениями по актуальным вопросам деятельности на рынке драгоценных металлов. В этом году, 14 декабря в отеле «Марко Поло****» будет про ходить Первый Московский международный саммит «ПЛАТИНУМ ГЛОБАЛ».

Анализ текущей ситуации и прогноз в производстве и потреблении драгоценных ме таллов будут представлены в кратких сообщениях руководителей и специалистов компа Глава вторая нии Johnson Matthey (Великобритания), компании Umicore AG&KG Co.(Германия), ОАО «Гиналмаззолото» (Россия), ЗАО «Полюс» (Россия), компании Bishop Technology (США), Heraues GmbH (Германия), Общества цветных металлов Китая (КНР), ОАО «Красцвет мет» (Россия), ОАО «ПЗЦМ» (Россия), ОАО «ЕЗОЦМ» (Россия), ОАО «Щелковский завод ВДМ» (Россия), Донецкого государственного технического университета (Украина), МГУ им. М.В.Ломоносова (Россия), Центра международного сотрудничества производителей и потребителей драгоценных металлов (Россия), российских отраслевых объединений, представителей Министерства финансов России и Торгово-промышленной палаты РФ.

Программа саммита включает сессию кратких сообщений, обмен мнениями ве дущих специалистов по актуальным вопросам производства и использования драго ценных металлов в различных сферах деятельности, презентацию книги «Его дела и стремления живут в сегодняшнем дне. Е.И.Рытвин в воспоминаниях современников», торжественное объявление об учреждении Фонда профессора Е.И.Рытвина, вручение памятных серебряных медалей и торжественный прием.

В связи с проведением Первого Московского саммита руководителей и в контексте сегодняшнего моего выступления у меня имеется предложение, которое с одобрения участников нынешней конференции можно было внести в решение РДМК-2007. Я счи таю, что пора спросить у нашего Правительства, почему не действуют законы, почему чиновники произвольно трактуют законы, почему чиновники не отвечают за свои не компетентные действия или откровенно антигосударственные действия, приводящие к значительным материальным и моральным издержкам российского государства?

Спрашиваете, как можно спросить?

Мое мнение: пора через суд требовать исполнение законов, пора через суд требо вать ответственности за действия или бездействия чиновников всех уровней, приво дящих к потерям предприятий.

А для этого я предлагаю нашему отраслевому объединению выступить в качестве истца с исковым требованием к ФТС РФ за последствия действий его чиновников, при ведших к прекращению внешнеэкономической деятельности целой отрасли.

Предлагаю эту серьезнейшую проблему решать правовым путем.

Путем, который, может быть, откроет возможность предприятиям, умоляющим се годня чиновников понять государственную пользу от работы этих предприятий, превра титься в предприятия, требующие по закону своего права на работу в интересах нашего государства, как и сформулировано в каждом из восьми Посланий Президента России В.В.Путина Федеральному собранию Российской Федерации.

Мне кажется, что у нас есть все основания спросить сегодня не только у нашего Правительства, но и у тех депутатов, которых мы будем избирать: кто же ответственен за эту ситуацию? Спросить и потребовать исключить возможность подобных случаев.

Вот на это я еще питаю какую-то надежду… Далее М.Ю.Пискулов – генеральный директор по России компа нии «Джонсон Матти» (Великобритания) и ООО «Джонсон Матти Катализаторы» (Красноярск).

М.Ю.ПИСКУЛОВ.

Наша сегодняшняя конференция – юбилейная, прошло десять лет, как мы впервые собрались вместе для решения общих проблем нашей промышленности.

За прошедший период сделано немало. Я не буду перечислять объем принятых до кументов и обращений, приведу лишь несколько примеров из практического бизнеса – с точки зрения бизнеса представляемой мною компании.

Глава вторая Налажены поставки из России солей драгоценных металлов, т.е. изделий с более высокой добавленной стоимостью по сравнению с аффинированными металлами. Эти соли фирмой «Джонсон Матти» используются для производства сложных химических катализаторов и закупаются в связи с более высоким качеством российской продукции по сравнению с продукцией других стран. Объемы поставок составляют десятки мил лионов долларов ежегодно.

Российские производственные мощности используются для переработки сырья, содержащего драгоценные металлы, т.е. востребованы высокотехнологичные услуги, предлагаемые российским перерабатывающим комплексом. При этом на переработку поставляются сложные соединения, часто нетрадиционные для российских переработ чиков. Однако высокая техническая и научная база отечественных производителей по зволяет решать такие нетрадиционные задачи. Объемы услуг по переработке исчисля ются сотнями тысяч долларов в год.

Реализован проект по передаче передовой технологии производства вязаных ката лизаторных сеток на ОАО Красноярский завод цветных металлов им. В.Н. Гулидова.

Переданы три комплекса технологий: производства тонкой проволоки из металлов платиновой группы, выпуска вязаных сеток на высокопроизводительной вязальной машине, палладиевых уловительных сеток. В результате в российскую химическую промышленность пришли высокоэффективные катализаторы, позволяющие повысить степень конверсии в конечную продукцию исходного химической сырья, т.е. увеличить эффективность использования природных ресурсов и экономическую эффективность использующих такие катализаторы российских химических предприятий в целом.

Наконец, в настоящее время заканчиваются работы по установке на производствен ной площадке в г. Красноярске оборудования по выпуску автомобильных нейтрализа торов мощностью до 1 млн. штук в год, которые будут выпускаться по технологии, позволяющей выполнять самые строгие нормы Евро 3 и Евро 4 контроля за основным источником загрязнения воздуха в российских городах (при нормах Евро 4 воздух в вы хлопе даже чище по контролируемым вредным примесям, чем воздух городской среды, где такие автомобили эксплуатируются). Проект реализуется за счет собственных инве стиционных ресурсов фирмы «Джонсон Матти» и построенный завод станет 12-м пред приятием такого профиля для фирмы в глобальном масштабе. С реализацией данного проекта фирма стала российским предприятием, что и позволяет мне сегодня выступать в качестве генерального директора российской, а не иностранной фирмы.

Несмотря на приведенные положительные примеры, объемы достигнутого бизнеса в области высокотехнологичной продукции и сложных услуг несравнимы с потенциаль ными возможностями российской промышленности и составляют считанные проценты по сравнению с объемом российского экспорта сырьевых драгоценных металлов.

Опять же несколько примеров, сдерживающих дальнейшее развитие сотрудни чества.

Объемы сырья, направляемого на переработку в Россию, могли бы быть многократ но выше, однако особое регулирование этого рынка не позволяет достичь увеличения бизнеса. Бизнес-решения по направлению сырья высокой стоимости с учетов высокой стоимости содержащихся в сырье драгоценных металлов в основном принимаются и исполняются в течение дней, в лучшем случае недель. Однако срок получения разре шения на переработку в российских регулирующих органах составляет не менее 2-х месяцев. К моменту получения такого решения сырье обычно бывает уже переработано на конкурирующих предприятиях Западной Европы или Америки.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.