авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Содержание Макроэкономические предпосылки реализации новой модели роста Автор: С. Дробышевский, С. Синельников-Мурылев ...»

-- [ Страница 2 ] --

По определению, величина токсичных долгов удовлетворяет неравенству 0 bd e, где bd - токсичные долги, а баланс пассивов финансовой системы принимает следующий вид:

a - bd - x + (e - bd), где величина e - bd 0 характеризует платежеспособность ("выживание") финансовой системы. Поскольку долги, капитал и стоимость активов - неотрицательные величины, а для системы в целом токсичные активы не могут превысить собственный капитал, то равенство можно истолковать и в субъективно-вероятностном смысле. По экономической логике, кризис (общий дефолт системы) наступает либо при равенстве токсичных долгов собственному капиталу, либо из-за отсутствия последнего. Величина "чистого" удельного капитала (e - bd)/(a - bd), будучи модификацией рычага, определяет меру платежеспособности системы, а коэффициент x/(a - bd) означает "склонность" системы к дефолту.

Из анализа процессов секьюритизации следует, что отношение характеризует увеличение долга на единицу стоимости активов, происходящее из-за удлинения цепи финансового посредничества. Это отношение после элементарных преобразований уравнения (2) удовлетворяет равенству стр. С другой стороны, дифференцирование "склонности" системы к дефолту p = (x/a) как функции времени дает равенство:

Исключение общего значения из этих равенств дает простое дифференциальное уравнение динамики "склонности" финансовой системы к дефолту:

где = - = ROE - ROA.

Экономически уравнение (8) имеет смысл для положительного спреда доходностей собственного капитала и активов, что обычно имеет место на "нормальном" финансовом рынке. Стационарное состояние этой системы равно 1, причем для положительного спреда О система неустойчива и от начального значения 0 будущие значения "склонности" системы к дефолту уменьшаются до 0.

Вероятность дефолта системы Напомним, что альтернативная система не предоставляет своим участникам общественных гарантий - ни в форме доступа к кредитам центрального банка, ни посредством государственного страхования вкладов. Именно поэтому нулевая стоимость "опциона дефолта" (put-to-default option) обусловила крах альтернативной финансовой системы. Данное обстоятельство допускает обобщения. Например, общественные гарантии погашения долга для финансовой системы в целом, по тем или иным причинам, могут отсутствовать или оказаться несоразмерными росту задолженности. Очевидно, что в таких условиях вероятность дефолта (кризиса) системы становится существенно больше нуля.

Рассмотрим последовательность уровней совокупного долга: x f X, где x - рыночная стоимость рискованного долга;

f - стоимость безрискового долга;

X - стоимость долга, возросшего из-за секьюритизации активов. Безрисковый долг f равен сумме рискованного долга x и стоимости общественных гарантий G:

f = x + G. (9) Размер гарантий, или стоимость опциона дефолта, естественно полагать равной ожидаемым потерям системы в случае дефолта: G = Le = p1f. Таким образом, если общественные гарантии эффективно действуют, то долг f - безрисковый. Верно и обратное: дефолт может произойти с вероятностью px лишь при отсутствии гарантий погашения долга4. Из сказанного следует, что увеличение общей задолженности:

X - f = D = p2X (10) Например, ограничительная политика "дорогих денег" центрального банка препятствует осуществлению им функций "кредитора последней инстанции". До зимы 2012 г. ЕЦБ проводил политику примерно такого типа.

стр. при неизменной стоимости гарантий порождает риск дефолта, который измеряется, например, вероятностью p2. Положим, что для безрискового долга f вероятности потери гарантий px и дефолта возросшего долга p2 равны. Тогда из (9) и (10) для вероятности дефолта pd = p1 = p2 следует, что (1 - pd)2 = x/X. (11) Корень уравнения (И) меньше 1:

pd=1 - -0,.5, (12) где отношение = X/x - индекс роста общей задолженности и по экономическому смыслу соответствует вероятности дефолта финансовой системы. Эта вероятность имеет размерность, как будет показано ниже, сопоставимую с размерностью рисков, которую используют ведущие рейтинговые агентства.

Итак, макрофинансовая модель состоит из уравнений (7) и (И), используемых в краткосрочном анализе, а также уравнений (3), (6) и (8), воспроизводящих среднесрочную динамику системы. Уравнения модели решены для постоянных коэффициентов, хотя нетрудно, выдвинув соответствующие гипотезы, найти численные решения и для переменных параметров системы. Однако обосновать такие гипотезы крайне сложно, поскольку развитие системы зависит от факторов, информация о которых в настоящее время либо полностью, либо частично отсутствует. В частности, априори неизвестны время переключения режимов (смена знака спредов доходностей) и размеры изменений параметров модели. Следовательно, использование даже простой модели невозможно без решения общей проблемы предсказания, удовлетворительное решение которой в финансах пока не найдено (Taleb, 2010).

О платежеспособности европейских банков Продемонстрируем аналитические возможности модели на одной из острейших проблем современных финансов - платежеспособности европейских банков. Сразу оговоримся, что расчеты носят упрощенный характер и не претендуют на решение реальных проблем банковской сферы.

Согласно данным МВФ, стоимость активов европейских банков (стран еврозоны, Дании, Швеции и Соединенного Королевства) на конец 2010 г. составляла 41,7 трлн долл. (IMF, 2011). Для нормы капиталоемкости 0,09 это соответствует 37,9 трлн долл. долга и 3,9 трлн долл. собственного капитала европейских банков. В 81-м докладе Банка международных расчетов (BIS, 2011. Р. 8) приведены значения ставок доходности: ROE = = 0,12, ROA = = 0,038, а также стоимость заемного капитала на европейских рынках r = 0,03.

Финансовый рычаг, соответствующий приведенным данным, составляет величину l = 10,97. Отметим, что эти данные весьма быстро устаревают из-за активно проводимых в Европе мер по рекапитализации банков.

стр. В краткосрочном периоде стабильность банковской системы зависит от токсичных активов, оценка размеров которых варьирует в широком диапазоне. С одной стороны, в конфиденциальном докладе Европейской комиссии объем токсичных активов европейских банков составляет 24 трлн долл.5 С другой, - The Economist обсуждает риски дефолта, исходя из суммарной задолженности государств еврозоны в размере 2,3 трлн евро6. Учитывая размытость понятия "токсичность" активов, варианты долгового кризиса рассчитаны для нескольких уровней этого показателя и представлены ниже (табл. 1).

Таблица Параметры кризиса при различных значениях "токсичности" активов Токсичные "Здоровые" "Здоровый" Склонность долги, bd активы Платежеспособность, капитал банков, e к дефолту, (трлн банков, (e - bd)/(a - bd) - bd (трлн долл.) p долл.) (трлн долл.) 0 3,8 41,7 0,091 0, 1,0 2,8 40,7 0,069 0, 2,0 1,8 39,7 0,045 0, 3,8 0 37,9 0 1, В частности, индекс склонности системы к дефолту при отсутствии токсичных долгов и собственном капитале банков 3,8 трлн долл. составляет 91% в расчете на год. Столь высокое значение индекса получено для отдельно взятой банковской системы, а с учетом обеспеченности реальными активами скорее всего окажется ниже7. Тем не менее банковская система при подобной "склонности к дефолту" вряд ли представляется достаточно прочной. На наш взгляд, это опасный симптом, указывающий на существование альтернативы банкам - наличного денежного обращения, о возможности возврата к которому напомнили очереди вкладчиков у британского банка Northern Rock осенью 2007 г.

В краткосрочном периоде банковскую систему можно укрепить с помощью мер, направленных на повышение доверия к ней. Они могут включать организацию сделок типа свопов - токсичных долгов на надежные инструменты, например "кокосовые" (более надежные), и обеспеченные облигации (СВ). Такие свопы определены равенством -bd + bd = 0, но оно меняет состав финансового баланса:

a - bd + bd = (x - bd) + (e + bd).

Следовательно, если масштаб подобных операций окажется достаточно большим, то эффект оздоровления финансовой системы может быть значительным. Так, "склонность к дефолту" может понизиться в нашем примере до 0,86 вместо 0,91, а степень "выживания" системы соответственно возрастет до 0,14.

Значения индикатора склонности к дефолту, хотя и очень высокие, вполне сопоставимы с размерностью рисков, анализируемых рейтинго Daily Telegraph. 2009. Feb. 11.

The Economist. 2011. November 26.

Агентство "Блумберг" 12 сентября 2011 г. сообщало о 90%-ной вероятности дефолта на 5-летний период, рассчитанной по спредам свопов кредитного дефолта.

стр. выми агентствами. Это имеет важное психологическое значение, поскольку трудно убедить инвестировать в систему, имеющую 90%-ную вероятность дефолта. Вероятность дефолта европейских банков, рассчитанная по формуле (12), а также соответствующие рейтинги долга по версии агентства S&P представлены в табл. 2.

Таблица Вероятность дефолта и рейтинг долга при различных темпах роста задолженности Индекс роста задолженности, со Вероятность дефолта, pd Рейтинг долга 1,0 {ВВВ- ;

ВВ+} 1,05 0, {ВВ+ ;

ВВ} 1,1 0, {ВВ- ;

В+} 1,2 0, Так, для роста задолженности банковской системы на 5% за год рейтинг "обобщенного" долга Европы {ВВВ- ;

ВВ+} существенно отличается от рейтинга суверенного долга Германии (AAA). Из этого следует, что введение общей облигации стран еврозоны потребует более дорогостоящего ее обслуживания, издержки которого будут покрываться скорее всего за счет немцев. Это вполне убедительное объяснение их оппозиции данному проекту.

Интересно отметить следующее обстоятельство технического характера. Если условия, лежащие в основе формулы (И), ослабить, например, "растягивая" имеющиеся гарантии на весь возросший долг по принципу "золотого сечения":

D/G = G/(D +G);

D + G = 1, то вероятность "выживания" банковской системы резко сокращается - до g = 0,618, а вероятность дефолта системы d = 1 - g = 0,382 возрастает. Таким образом, границы между вероятностью дефолта и индикатором склонности системы к дефолту, определенным формулой (7), становятся весьма размытыми.

Рост долга и его инфляционное погашение Платежеспособность банков в среднесрочном периоде можно оценить согласно уравнению динамики долга (3) с параметром k = 0,038. Поскольку в настоящее время господствуют ожидания экономической стагнации, то модель можно использовать непосредственно в силу того, что апелляция к доходам (уравнению удельного долга) экономические выводы не меняет. Для долгов банковской системы x0 = 37,9 трлн долл. это уравнение не имеет решения в виде аннуитета x0 = (/r)е(1-ехр[-rt]), стр. поскольку действительные корни времени погашения долга t отсутствуют. Иными словами, долги не амортизируются, и в среднесрочной перспективе банковская система Европы окажется неплатежеспособной. Вместе с тем для положительного спреда доходностей - 0 и начального значения p0 = 0,95 решение уравнения (8), или траектория "склонности к дефолту" европейских банков pit) = (0,95 - 1 + exp[-0,08t])exp[0,08t], монотонно убывает во времени. Свидетельствует ли это о повышении надежности банковской системы?

Однозначного ответа на этот вопрос нет, и противоречивость выявленных тенденций объясняется двумя причинами. Во-первых, не очень высока, выражаясь осторожно, обоснованность гипотезы о более быстром росте собственного капитала относительно заемного, да еще в течение нескольких лет. В настоящее время рекапитализация банков значительна, но будет ли она продолжаться и как долго - сейчас неясно. Между тем в любой момент снижение финансового рычага может смениться его ростом, и смена режима развития системы сформирует финансовый пузырь. К этому аспекту проблемы мы вернемся в конце работы.

Во-вторых, следует иметь в виду, что снижение рычага само по себе не гарантирует платежеспособности системы. Если рост финансового рычага однозначно говорит об увеличении хрупкости системы, то обратное неверно. Уменьшение рычага - условие не достаточное для повышения прочности системы, если увеличивается объем токсичных долгов. Именно это объясняет, к примеру, "загадку" крушения Bear Stearns в недавнем прошлом: этот инвестиционный банк имел сравнительно небольшой размер рычага, но значительная доля его активов была вложена в ненадежные ипотечные займы (subprime loans).

В отсутствие сколь-нибудь надежных оценок объема токсичных долгов европейских банков неопределенность перспектив погашения долга неизбежна. В более широком контексте эта неопределенность объясняет продолжительную лихорадку на европейских рынках, где вспышки оптимизма сменяются приступами неверия инвесторов в стабильность банковской системы.

Анализ банковской платежеспособности должен включать рассмотрение еще одного сценария. Он привлекает к себе все большее внимание экспертов из-за отсутствия в ближайшем будущем перспектив роста экономики стран Европы (Reinhart, Sbrancia, 2011).

Напомним, что огромные долги Великобритании и США, накопленные ими за годы Второй мировой войны, были в значительной степени амортизированы за последующее десятилетие. Это стало возможно благодаря длительной эмиссии денег, которая породила инфляцию, характерную для послевоенного развития экономик Америки и Европы.

Для равных объемов займов и долгов уравнение динамики пассивов (3) эквивалентно кейнсианскому уравнению стоимости финансового богатства (3'). Из этого следует, что достаточно высокие размеры эмиссии денег позволяют за конечное число лет добиться стабилизации и даже погашения всего накопленного долга. Кроме того, современные монетарные экономики, основанные на взаимодействии денег и долгов, стр. не требуют, в отличие от микродолгов, их полной амортизации. Поэтому успокоиться финансовый рынок может задолго до указанного срока.

В расчетах амортизационный период составил 30 лет, что, конечно, не более чем условность, но она подчеркивает принципиальную возможность погашения долга посредством существенной эмиссии денег, следовательно, инфляции. Это обстоятельство, равно как и чудовищные объемы долга, накопленного в США, Европе и Японии, заставляют рассматривать инфляционную монетизацию как вполне возможное решение проблемы задолженности. Если рынок учитывает возможность подобного развития событий, то достижение консенсуса в оценке периода стабилизации (погашения) долга становится ключевым моментом достижения устойчивости рыночной конъюнктуры.

Разумеется, решающие коррективы в рыночные ожидания внесет возобновление роста реальной экономики - основной фактор сокращения сроков амортизации долга и снижения инфляции.

Генезис финансового пузыря Траектория решения логистического уравнения (6), рассчитанная для фактического уровня рычага европейских банков l0 = 11 и спреда доходностей - r = 0,008, соответствует уменьшению склонности системы к дефолту8. Однако, как показывает недавнее прошлое, секьюритизация может порождать сильную и продолжительную турбулентность рынков, которая быстро и значительно меняет ставки доходности и цены активов. Это утверждение можно конкретизировать, например, следующим образом.

По мнению экспертов, европейский банковский союз означает формирование единой системы банковского надзора и регулирования, общего фонда рекапитализации, включая эмиссию общеевропейских облигаций, а также создание единой системы страхования банковских вкладов. Достижение согласия стран еврозоны по этим позициям, особенно двум последним, поставлено (по состоянию на июнь 2012 г.) в зависимость от выполнения ряда требований политического, следовательно, долгосрочного характера (Munchau, 2012). Условия реализации этого проекта, то есть время и условия переключения режима развития банковской системы, в настоящий момент неизвестны, а значит, неопределенность рынка существенно возрастает.

Обстоятельства подобного рода в модели отражаются через изменение знака спреда - с положительного на отрицательный. Соответственно когда стоимость заемных средств превысит ставку инвестиционной доходности, система начнет движение вдоль ветви нестабильности - r 0. Если же рост финансового рычага превратится в автокаталитический процесс, то крах банковской системы неминуем.

Зарождение финансового пузыря возможно при низкой величине негативного спреда доходностей, скажем - r = -0,008. Иначе даже Более низкое текущее значение рычага, например l0 = 6, отодвигая во времени асимптоту сингулярности, не меняет характер динамики системы.

стр. незначительные события могут иметь весьма важные последствия. Это вполне соответствует аналогии Кейнса о причинах кризиса как сбое в работе генератора, а не двигателя автомобиля (Keynes, 1931)9. Когда произойдет (и произойдет ли вообще) изменение знака спреда - сегодня оценить невозможно, поэтому сценарий финансового армагеддона, будем надеяться, носит маргинальный характер. Однако повторим, что этот процесс неуправляемый, причем увеличение абсолютной величины спреда резко приближает наступление коллапса. Учитывая сказанное, даже гипотетическая допустимость столь "плохой" траектории должна внушать тревогу и активизировать действия по предотвращению подобного развития событий.

*** Итак, моделирование платежеспособности европейских банков показало чувствительность рынков к наличию токсичных активов, а множество допустимых сценариев включило "предельные" траектории - инфляционную монетизацию долга и возможность коллапса системы. Динамика рычага, в частности, объясняет, почему инвесторы, при малейших сомнениях сбрасывая токсичные (либо кажущиеся таковыми) долги, продолжают наращивать общий объем задолженности.

Конечно, предлагаемая модель - не более чем абрис агрегированного финансового рынка.

Его подлинное строение неизвестно, а потому предстает неупорядоченной совокупностью фрагментов, способных складываться в различные образы. Моделирование финансовой нестабильности подтверждает правоту предупреждения большого знатока кризисов Дж.

К. Гэлбрейта о невозможности предвидения будущего - о чем одни знают, а другие не догадываются.

Список литературы Рикардо Д. (1941). Опыт о системе фундированных государственных займов // Сочинения.

Т. 2. М.: Госполитиздат. [Ricardo D. (1941). Essay on the Funding System // Works. Vol. 2.

Moscow: Gospolitizdat.] Смирнов А. Д. (2010). Макрофинансы: модель пузырей и кризисов // Экономический журнал Высшей школы экономики. Т. 14, N 3 и 4. [Smirnov A. (2010). MacroFinance: a Model of Bubbles and Crises // HSE Economic Journal. Vol. 14, No 3 - 4.] Adrian E., Shin H. (2008). Liquidity and Financial Contagion. Banque de France // Financial Stability Review. No 11. February.

Akerlof G., Shiller R. (2009). Animal Spirits. Princeton: Princeton University Press.

Ausloos M., Dirickx M. (eds.). (2006). The Logistic Map and the Route to Chaos. Berlin etc.:

Springer.

BIS (2011). Bank for International Settlements 81st Annual Report. Basel.

Cassidy J. (2009). How Markets Fail: The Logic of Economic Calamities. N. Y.: Farrar, Straus and Giroux.

Эту аналогию активно использует П. Кругман в дискуссиях о характере текущего кризиса. Высказывание Кейнса вполне созвучно современным представлениям о хаосе, вызываемом сверхчувствительностью системы к незначительным изменениям начальных условий.

стр. Financial Crisis Inquiry Commission (2011). The Financial Crisis Inquiry Report / National Commission on the Causes of the Financial and Economic Crisis in the United States. Official Government Edition, 2011. January. Washington, D.C.

Fisher I. (1933). The Debt-Deflation Theory of Great Depressions // Econometrica. Vol. 1, No 4.

P. 337 - 357.

IMF (2011). Global Financial Stability Report. Grappling with Crisis Legacies. September.

Wasington, D.C.

Hull J. (2011). Fundamentals of Futures and Options Markets. 7th ed. Boston: Pearson.

Keynes J. M. (1931). Essays in Persuasion. L.: Macmillan.

Krugman P. (2008). The Return of Depression Economics. L.: Penguin.

Krugman P. (2012). End This Depression Now! N. Y.;

L.: Norton.

Lucas R. (2003). Macroeconomic Priorities // American Economic Review. Vol. 93, No 1. P. 1 14.

Minsky H. (2008). Stabilizing an Unstable Economy. 2nd ed. N. Y.: McGraw-Hill.

Munchau W. (2012). Why We Won't Solve the Eurozone Crisis for 20 Years // Financial Times.

July 9.

Pozsar Z., Adrian T., Ashcraft A., Boeski H. (2010). Shadow Banking // Federal Reserve Bank of New York Staff Report. No 458, July.

Rajan R. (2005). Has Financial Development Made the World Riskier? // NBER Working Paper.

No 11728.

Reinhart C., Sbrancia B. (2011). The Liquidation of Government Debt // BIS Working Paper. No 363.

Stiglitz J. (2010). Needed: a New Economic Paradigm // Financial Times. Aug. 10.

Taleb N. N. (2010). The Black Swan. The Impact of Highly Improbable. L.: Penguin Books.

Yellen J. (2009). A Minsky Meltdown: Lessons for Central Bankers. Presentation to the 18th Annual Hyman P. Minsky Conference, New York.

Leverage and Financial Instability Alexander Smirnov Author affiliation: National Research University Higher School of Economics, (Moscow, Russia). Email: adsmir@hse.ru.

In the paper some prominent features of a modern financial system are studied using the model of leverage dynamics. Asset securitization is considered as a major factor increasing aggregate debt and hence system's uncertainty and instability. A simple macrofinancial model includes a logistic equation of leverage dynamics that reveals origins of a financial bubble, thus corresponding closely to the Minsky "financial instability hypothesis". Using ROA, ROE, and the interest rate as parameters, the model provides wide spectrum of leverage and default probability trajectories for the short and long run.

Keywords: securitization, leverage, probability of default, financial bubble, financial instability.

JEL: E63, G13, H63.

стр. аглавие статьи Экономическая теория фирмы: систематизация Автор(ы) М. Сторчевой Источник Вопросы экономики, № 9, Сентябрь 2012, C. 41- ВОПРОСЫ ТЕОРИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 90.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Экономическая теория фирмы: систематизация Автор: М. Сторчевой В статье рассматривается проблема создания общей теории фирмы. Обсуждается необходимость такой теории, дан обзор существующих подходов к обобщению теории фирмы и предложен вариант решения этой проблемы на базе теории контрактов. В основе общей теории лежит минимизация потерь от оппортунистического поведения, которое определяется материальной структурой. Далее предложено решение трех проблем "границ" (рабочего места, подразделения и фирмы) и пяти дилемм интеграции (вертикальной, горизонтальной, функциональной, связанной и конгломератной).

Ключевые слова: теория фирмы, теория контрактов, оппортунизм, границы фирмы, структура фирмы, трансакционные издержки, агентская проблема, специфические активы, права собственности.

JEL: B41, B52, D02, D21, D23, L24, L25.

За 80 лет, прошедших с момента зарождения современной теории фирмы, был предложен широкий спектр идей и концепций, призванных сделать эту теорию более глубокой и всесторонней. В данной статье сформулировано несколько тезисов, направленных на систематизацию наших текущих знаний о теории фирмы, а также на устранение некоторых теоретических и методологических лакун.

Попытки систематизации теории фирмы предпринимались и ранее, однако, как будет показано ниже, анализ в данном направлении можно продолжать. Мы рассмотрим методологический вопрос о целесообразности общей теории фирмы, проанализируем существующие попытки обобщения теорий фирмы и предложим свой вариант общей теории, объединяющий все экономические подходы к объяснению фирмы.

Нужна ли общая теория фирмы?

Под теорией фирмы мы будем понимать теорию, которая дает ответ на три базовых вопроса: что такое фирма и почему она существует;

как определяются границы фирмы;

как определяется внутренняя структура фирмы? Безусловно, существуют другие теоретические вопросы, связанные с поведением фирмы как производителя (например, принятие решений о выпуске и ценах) или как группы людей (скажем, развитие корпоративной культуры или проблемы организационного поведения), но они традиционно изучаются другими дисциплинами: микроэкономикой, организационной психологией и т. п. Данное Сторчевой Максим Анатольевич (storchevoy@gsom.pu.ru), к. э. н., старший преподаватель кафедры стратегического и международного менеджмента Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета.

стр. разделение нужно признать продуктивным, поскольку указанные теоретические проблемы имеют разную природу и должны изучаться с помощью различных инструментов.

Большинство исследователей не уделяют достаточного внимания важному методологическому вопросу о возможности и необходимости существования общей теории фирмы. Вопрос актуален потому, что существует ряд исторически конкурирующих подходов, которые нацелены скорее на сохранение своей обособленности, чем на выработку совместного решения общей задачи. В частности, в литературе постоянно обсуждается несколько альтернативных экономических подходов к изучению фирмы - неоклассическая теория (никем не разделяемая, но периодически упоминаемая в качестве объекта критики), теория трансакционных издержек (или теория специфических активов), теория неполных контрактов (или теория прав собственности), а также агентская теория (или теория стимулов). Кроме того, несколько претендующих на самостоятельность подходов было предложено на стыке экономики и менеджмента:

ресурсная теория (Wernerfeld, 1984;

Barney, 1991;

Dierickx, Cool, 1989), теория знаний (Kogut, Zander, 1992;

Foss 1996, 1993;

Grant, 1996, 2002), стратегическая теория (Rumelt, 1984;

Foss, 1999), предпринимательская теория (Witt, 2007;

Zander, 2007;

Pitelis, Teece, 2009). Существует ряд теорий, претендующих на объяснение тех же вопросов в рамках социологии: сетевая теория, теория ресурсной зависимости (Pfeffer, Salancik, 1978;

Casciaro, Piskorski, 2005), теория институционального изоморфизма (Meyer, Rowen, 1977;

DiMaggio, Powell, 1983), теория ситуационного выбора (Woodward, 1958;

Lawrence, Lorsch 1967;

Blau, 1972;

Thompson, 1967), теория стратегического выбора (Child, 1972).

Насколько в реальности оправданно существование такого количества альтернативных подходов к теории фирмы? Данный вопрос в нашем контексте центральный.

Некоторые авторы считают, что у всех теорий фирмы различный предмет исследования, откуда неявно вытекает, что единой теории фирмы не может быть по определению1. С этим утверждением можно согласиться только в том смысле, что каждая "альтернативная" теория исследует роль отдельного фактора из некоторого семейства факторов, влияющих на жизнь фирмы. Однако вряд ли влияние отдельного фактора может составлять предмет самостоятельной теории. Методологически правильнее считать, что это различные этапы анализа в рамках некоторой общей теории. Если теория фирмы должна ответить на ряд вопросов (природа фирмы, ее границы и структура), то в итоге необходимо выработать единый, логичный и подтверждаемый эмпирически вариант ответа на эти вопросы.

Поэтому, хотя появление новых идей в теории фирмы можно только приветствовать, существование самостоятельных теорий фирмы, разрабатываемых на основе той или иной идеи, вряд ли продуктивно.

Таким образом, методологически нужно стремиться к созданию одной общей теории фирмы, которая систематизирует все полезные См., например: Тамбовцев, 2010.

стр. идеи и поможет исследователям более полно и глубоко объяснять реальность. Отсюда следует, что нет смысла и дальше выделять различные теории фирмы - в виде неоклассической теории, теории трансакционных издержек, теории прав собственности или агентской теории - за пределами курса истории экономической мысли. Это лишь исторические формы появления отдельных идей, а в настоящее время любой разумный экономист, который хочет объяснить решения фирмы о своих границах и структуре, обязан в своем анализе использовать все эти идеи2.

Заметим, что теорию фирмы можно назвать общей, если она способна ответить на все три вопроса применительно к любому типу фирм - от малых предприятий до транснациональных компаний, от традиционных U-фирм до любых типов гибридных или сетевых структур, от стареющих отраслей до высокодинамичных секторов.

Во второй части данной статьи будет предложен вариант систематизации всех перечисленных идей в виде единой аналитической схемы. Однако прежде необходимо рассмотреть существующие подходы к обобщению теорию фирмы.

В поисках общей теории фирмы В 1960-е годы в экономической теории фирмы начали появляться работы, в которых предлагались различные формы обоснования природы и границ фирмы. Большинство из них содержали какую-либо новую идею, которая претендовала на центральное место в теории фирмы. Именно так были представлены теория коллективного производства (Alchian, Demsetz, 1972), теория прав собственности4 (Grossman, Hart, 1986), теория специфических активов5 (Klein, Crawford, Alchian, 1978). При этом большинство авторов основное внимание уделяли продви Для опровержения данного тезиса необходимо показать, что использование этих теорий в изолированном виде даст какой-либо аналитический выигрыш по сравнению с интегрированием их в единую схему анализа. Как нам кажется, это невозможно хотя бы потому, что в реальности практически любой вопрос о границах или структуре фирмы затрагивает факторы из разных теорий (например, агентские затраты, специфичность активов) и требует общей аналитической схемы, а не изолированной модели "по Уильямсону" или "по Харту".

Согласно теории коллективного производства (team production), во многих случаях вклад отдельного работника в общий продукт неизмерим, что создает возможности отлынивания. Минимизировать отлынивание можно, только поставив управляющего, который будет осуществлять мониторинг затрачиваемых усилий, но при этом управляющему нужно отдать весь остаточный доход, иначе он сам будет отлынивать. В этом, по мнению авторов теории, заключается природа фирмы, которая представляет собой механизм минимизации отлынивания участников коллективного производства.

Теория прав собственности анализирует, кому должны принадлежать специфические активы, используемые в трансакции. Любая сторона, если она не собственник актива, склонна к недоинвестированию в исполнение своих обязательств по контракту. Следовательно, актив нужно передать в собственность той стороне, ущерб от недоинвестирования которой будет больше. В этом, по мнению авторов теории, заключается природа фирмы, которая представляет собой владение определенным количеством активов.

В соответствии с этой теорией, если одна из сторон в рамках трансакции создает специфический актив, ценность которого значительно меньше за пределами трансакции, то другая может воспользоваться этим и настоять на изменении условий трансакции в свою пользу. Опасение подобного вымогательства (hold-up) разрушает стимулы для участия в такой трансакции, преодолеть эту проблему можно только путем вертикальной интеграции (то есть объединения двух участков производственной цепочки в фирму).

стр. жению своей концепции и не проявляли интереса к объединению всех идей в общую аналитическую схему.

Например, обобщение теории фирмы мог бы дать О. Уильямсон в своей книге "Экономические институты капитализма" (Williamson, 1985), поскольку к этому времени уже были высказаны все основные идеи альтернативных подходов. В первой главе Уильямсон действительно выделяет четыре теории6, которые различным образом объясняют выбор контракта для отдельной трансакции, и кратко обсуждает их взаимосвязь, подчеркивая, что они скорее взаимодополняющие, чем альтернативные (например, теория трансакционных издержек не противоречит тому, что права собственности и стимулы имеют большое значение). Однако далее Уильямсон объявляет, что в своей книге сконцентрируется именно на теории трансакционных издержек и идее специфичности активов и не ставит перед собой цель выработать общую аналитическую схему. Через 17 лет Уильямсон вновь публикует работу (Williamson, 2002), посвященную итогам развития теории фирмы, но и в ней по-прежнему сосредоточивается на своей излюбленной модели специфичности активов, практически игнорируя агентскую теорию и другие подходы. Аналогично, на протяжении двух десятков лет О. Харт, С. Гроссман и Б. Холмстром публиковали новые варианты своей модели объяснения фирмы через права собственности, приспосабливая ее к каким-то новым предпосылкам или задачам, но продолжая дистанцироваться от других подходов7. Даже родоначальник теории фирмы Р.

Коуз попытался сохранить верность своим изначальным формулировкам и демонстративно отверг концепцию специфических активов Б. Клейна (Coase, 2006).

Такой характер развития теории можно объяснить не только психологическими особенностями авторов, каждый из которых естественным образом был влюблен в свое детище, но и институциональным устройством науки, которая заставляет ученых конкурировать за цитируемость и, следовательно, максимально продвигать свой вклад.

Кроме того, в экономической науке во второй половине XX в. сформировался стереотип "научности", который обязательно предполагает построение формальной модели, что, в свою очередь, препятствует синтезу общих теорий, поскольку их невозможно формализовать.

Иногда предпринимались попытки обобщить накопленные знания по теории фирмы, но практически всегда они принимали традиционную Уильямсон пишет о двух подходах, связанных со стимулами и включающих анализ прав собственности (Coase, 1960;

Alchian, 1961, 1965;

Demsetz, 1967, 1969;

Grossman, Hart, 1984) и агентскую теорию (Hurwicz, 1972, 1973;

Spence, Zeckhauser, 1971;

Ross, 1973;

Jensen, Meckling, 1976;

Mirrlees, 1976, Fama, 1980;

Jensen, 1983;

Fama, Jensen, 1983), и о двух подходах, связанных с трансакционными издержками и включающих анализ специфических активов (Williamson, 1971;

Klein, Crawford, Alchian, 1978) и проблем измерения (Alchian, Demsetz, 1972;

Ouchi, 1980;

Barzel, 1982;

Kenney, Klein, 1983).

Нужно заметить, что в последних публикациях они начали включать в свои модели некоторые элементы из других подходов. Например, ранее они считали процесс переговоров и достижения соглашения (в том числе для пересмотра условий контракта уже после его заключения) беззатратным, что в принципе противоречило более реалистичному предположению Уильямсона о трудности ex post контрактации. Однако в недавних работах они включили в модель положительные затраты на достижение соглашения при необходимости пересмотра контракта (Hart, Holmstrom, 2010).

стр. форму обзора литературы (см., например: Hart, 2011). Лишь иногда автор обзора старался предложить какой-то новый подход для обобщения теории. Например, Г. Демсец в статье "Пересмотр теории фирмы" (Demsetz, 1988) после глубокого обсуждения различных подходов к фирме и выявления их методологических лакун попытался сформулировать более корректный подход к природе фирмы как к одному из типов контрактов, но его анализ получился кратким и неполным.

Несколько похожих работ, направленных на обобщение и систематизацию теории фирмы, появилось в последние годы. Расскажем о них подробнее, чтобы у читателя возникло более ясное представление о современном состоянии теории фирмы.

Попытку сравнительного анализа и обобщения альтернативных теорий фирмы предпринял Р. Гиббонс в работе "Четыре формальные и формализуемые теории фирмы?" (Gibbons, 2005). В ней рассматриваются: теория поиска ренты8 (Williamson, 1971, 1979, 1985;

Klein et al. 1978);

теория прав собственности9 (Grossman, Hart, 1986;

Hart, Moore, 1990;

Hart, 1995);

теория стимулов10 (Holmstrom, Milgrom, 1991, 1994;

Holmstrom, Tirole, 1991;

Holmstrom, 1999);

теория адаптации11 (Simon, 1951;

Williamson, 1971, 1973, 1975, 1991;

Klein, Murphy, 1988, 1997;

Klein, 1996, 2000). Автор предлагает подумать о формировании интегрального подхода (integrative framework), который должен не только заменить частные теории общей, но и помочь понять различия между частными теориями.

Для этого автор формулирует некоторую общую модель заключения контракта, в которой отражены все возможные переменные и относительно которой отдельные теории являются частными случаями. Данный подход действительно позволяет найти сходства и различия этих случаев. В частности, автор демонстрирует, что вопреки распространенному мнению, теория прав собственности не является формализацией теории поиска ренты, так как предполагает возможность без затрат достичь соглашения в условиях двусторонней монопольной власти, что для последней теории, наоборот, выступает основным камнем преткновения12. Кроме того, Гиббонс показывает, что Так автор обозначил теорию специфических активов (см. сн. 5). В данной теории под рентой подразумевается прибыль, которую получает владелец специфического актива и которая может быть присвоена другой стороной в результате пересмотра контракта.

См. сн. 4.

Автор имеет в виду агентскую теорию (principal-agent theory), основная задача которой - изучение способов создания стимулов для эффективного выполнения обязательств по контракту. В рамках теории фирмы основным приложением данной теории является изучение проблем мотивации работников или менеджеров в организации и общий вывод о невозможности разработать абсолютно эффективные контракты (стимулы), поэтому неизбежен определенный уровень отлынивания и неоптимальных решений работников и менеджеров, что порождает неэффективность внутри фирмы. Данная теория также применима к проблеме мотивации поставщика и другим областям поведения человека.

Под теорией адаптации подразумевается анализ проблемы приспособления производственной цепочки к изменяющимся условиям рынка (спросу, технологии и т. п.). Одно из объяснений существования фирмы заключается в том, что все работники фирмы подчиняются командам центрального руководства, которое может гораздо быстрее принять и исполнить решение об адаптации интегрированной производственной цепочки к изменяющимся условиям спроса, технологии и т. п., чем это произошло бы в производственной цепочке из независимых производителей, которые при изменении внешней среды вынуждены пересматривать контракты.

Как правило, фирма адаптируется быстрее рынка - вот основной тезис данной теории.

См. сн. 7.

стр. теория прав собственности и теория стимулов очень близки по сути, так как главная задача обеих теорий - создание эффективных стимулов, но если в первой данная задача решается путем концентрации собственности, то во второй - путем определения условий вознаграждения агента. Также автор демонстрирует принципиальную близость теории поиска ренты и теории адаптации, потому что обе решают проблемы приспособления к изменению условий после заключения контракта. Однако, несмотря на эти и другие любопытные результаты данной работы, она имеет ряд ограничений, наиболее существенное из которых - слишком высокий уровень абстракции. Как будет показано ниже, для общей теории фирмы принципиально важны конкретизация и систематизация всех возможных типов структуры, которые порождают оппортунистическое поведение, но из всех элементов такой структуры Гиббонс упоминает только специфический актив.

Полезно выделять различные типы интеграции (вертикальная, горизонтальная и т. д.), однако Гиббонс рассматривает интеграцию вообще, что также делает его анализ слишком абстрактным. С некоторой долей иронии можно сказать, что его схема - это слишком общая теория фирмы, настолько общая, что ее очень трудно применить для анализа реальных ситуаций выбора границ или структуры фирмы.

Оригинальную попытку продемонстрировать взаимосвязь и взаимодополняемость различных теорий фирмы предприняли Т. Зенгер, Т. Фелин и Л. Биглоу (Zenger et al., 2011), указав на то, что каждая из альтернативных теорий фирмы дает ответы на следующие вопросы: почему рынок работает;

почему рынок дает сбой;

почему организация работает;

почему организация дает сбой. По мнению авторов, каждая из теорий описывает отдельный фактор или отдельную силу, которая влияет на эффективность рынка или фирмы и, следовательно, все вместе эти теории дают целостное объяснение границ фирмы. Авторы предложили свой вариант распределения различных концепций и теорий по указанным четырем разделам, которое несколько упрощенно можно представить следующим образом:

- почему рынки работают: стимулы для эффективного поведения (Hayek, 1945), предоставление информации (Arrow, 1974;

Stinchcombe, 1990), решение проблемы подбора и сортировки (Diamond, 1982;

Mortensen, Pissarides, 1999);

- почему рынки дают сбой: специфические активы (Williamson, 1985;

Klei et al., 1978;

Hart, Moore, 1988), сложная координация и взаимозависимость (Williamson, 1991;

Kogut, Zander, 1992;

Conner, Prahalad, 1996;

Grant, 1996;

Nickerson, Zenger, 2004);

- почему организации работают: власть, контроль и собственность (Coase, 1937;

Ouchi, 1980;

Williamson, 1991;

Holmstrom, Milgrom, 1991, 1994), социальная идентичность и неформальная организация (Kogut, Zander, 1992;

Ghoshal, Moran, 1995;

Blau, Scott, 1962;

Dalton, 1959), обмен знаниями и сложная координация (Arrow, 1974;

Monteverde, 1995;

Kogut, Zander, 1992;

Demsetz, 1988;

Conner, Prahalad, 1996);

- почему организации дают сбой: политическая борьба и затраты влияния внутри организации (Milgrom, Roberts, 1990), негативное влияние социальных связей внутри организации (Uzzi, 1997;

Guler, стр. 2007;

Leonard-Barton, 1992), негативные последствия восприятия неравенства внутри организации (Nickerson, Zenger, 2004).

Данная схема выглядит довольно эффектно, и нужно заметить, что многие концепции в теории фирмы действительно отвечают только на один из указанных вопросов. Однако и здесь можно обнаружить ряд недостатков. Во-первых, методологически некоторые теории, по сути, объясняют, почему фирма лучше рынка (или наоборот) и, следовательно, они дают ответ не только на один из четырех вопросов. Например, в третьем пункте (преимущества организации) авторам приходится еще раз указать концепцию адаптации, которая уже упоминалась во втором пункте (сбой рынка). Следовательно, четко разграничить теории по четырем вопросам невозможно. Во-вторых, несмотря на большое количество процитированных подходов, можно обнаружить ряд лакун и прежде всего в четвертом пункте13. В-третьих, как и в случае с работой Гиббонса, данная группировка концепций также выглядит скорее как обзор существующих теорий, но не как общая теория фирмы, призванная сформулировать единый аналитический аппарат для принятия решения о границах и структуре фирмы, который строго упорядочит все факторы и позволит проанализировать оптимальное решение.

Рассмотренные выше работы подготовлены экономистами и были направлены прежде всего на интерпретацию экономических подходов. Ряд попыток обобщить знания о границах фирмы предприняли представители других социальных наук, которые соответственно включали в свой анализ более широкий диапазон теорий.

Например, Ландрум и Гарднер (Landrum, Gardner, 2012) предложили свой вариант интегральной теории фирмы, в которой они попытались объединить экономические (Marshall, 1920;

Coase, 1937;

Williamson, 1971, 1975), управленческие и поведенческие (Baumol, 1959;

Marris, 1964;

Williamson, 1964), ресурсные (Barney, 1991;

Grant, 1996;

Prahalad, Hamel, 1990;

Wernerfelt, 1984) и стейкхолдерские (Freeman, 1984) подходы.

Однако в качестве объединяющей платформы авторы использовали интегральную теорию психолога К. Уилбера (Wilber, 2000), которая, к сожалению, находится полностью вне контекста экономического анализа, поэтому подробное обсуждение данного подхода здесь вряд ли было бы продуктивным.

Сантос и Эйзенхардт (Santos, Eisenhardt, 2005) представили новую концепцию границ фирмы, которая систематизирует множество подходов в различных социальных науках путем выделения четырех типов границ. Границы эффективности (boundaries of efficiency) представляют собой юридическое понятие, связаны с собственностью и объясняются экономической теорией. Границы власти (boundaries of В частности, при обсуждении факторов сбоя организации ожидаешь увидеть прежде всего агентскую теорию (см. сн. 10), однако авторы ее не указывают. Далее, авторы привлекают ряд концепций из теории организации или социологии (социальные связи, восприятие неравенства), но здесь возникает вопрос о том, почему они оставляют без внимания другие подходы из данных областей и не соотносят их со своей четырехзвенной схемой. Например, совершенно непонятно, куда они могли бы отнести теорию институционального изоморфизма (Meyer, Rowan, 1977;

DiMaggio, Powell, 1983), которая объясняет процесс выбора организационной структуры и границ фирмы копированием наиболее распространенных практик и рутин.

стр. power) охватывают области, где организация считает нужным оказывать стратегическое влияние, не совпадают с юридическими границами (например, переплетенный директорат14) и объясняются теорией ресурсной зависимости (Thompson, 1967;

Pfeffer, Salancik, 1978), а также теорией отраслевой организации15 (Porter, 1980). Границы компетенций (boundaries of competence) охватывают ресурсы, которые максимизируют конкурентные преимущества организации, и объясняются управленческими теориями (ресурсная теория, теория знаний16 и т. п.). Границы идентичности (boundaries of identity) отражают восприятие членами организации того, "кем они являются", и объясняются различными теориями восприятия менеджеров (manager cognition) и теориями организационной идентичности. По мнению авторов, данные границы могут не совпадать друг с другом, хотя между большинством из них есть определенная связь (например, границы компетенций и границы идентичности, по сути, очень близки друг к другу).

Однако предложенная схема обладает рядом методологических слабостей или противоречий. Во-первых, мы можем точно измерить границы эффективности, которые связаны с собственностью, но измерение остальных границ будет связано с существенными трудностями. Где именно проходят границы власти, если саму власть трудно измерить? Где проходят границы идентичности, если у всех представителей организации разные представления о них? Очень трудно изучать то, что невозможно измерить. Во-вторых, если внимательно проанализировать аргументацию данной работы, то видно, что довольно часто авторы пытаются объяснить не четыре типа границ, а влияние на традиционные границы фирмы четырех факторов (эффективности, компетенций, власти и идентичности).

Как показывает наш обзор, существующие попытки обобщения теории фирмы довольно любопытны, но большинство из них предлагают не общую теорию фирмы как таковую, а сравнительный анализ существующих теорий. Тем не менее представляется полезным изложить все наши знания о теории фирмы в виде единой аналитической схемы, с нуля, как это сделал бы автор учебника, который хочет дать студентам систематическую теорию для использования на практике, а не обзор по истории экономической мысли.

Далее мы сформулируем такую аналитическую схему для объяснения границ и структуры фирмы, которая будет максимально последовательно учитывать все актуальные факторы и концепции, накопленные к настоящему времени, но при этом не будет включать ничего лишнего.

Переплетенный директорат (interlocking directorate) - ситуация, при которой члены совета директоров одной компании одновременно входят в советы директоров других компаний;

очевидно, что в подобной ситуации границы фирмы несколько размываются.

Теория отраслевой организации (industrial organization) представляет собой исследование поведения фирм в различных рыночных структурах. Значительная ее часть посвящена изучению несовершенной конкуренции и рыночной власти фирм.

Ресурсный подход (resource-based view) к теории фирмы предполагает, что границы фирмы должны включать только ценные, уникальные и некопируемые ресурсы, которые, следовательно, могут быть основой устойчивых конкурентных преимуществ в длительном периоде. В концепции знаний (knowledge-based view) подчеркивается особая функция фирмы в создании и управлении знаниями, которую не может выполнить рынок.

стр. Теория контрактов Прежде чем приступить к обсуждению природы или размеров фирмы, нужно сначала кратко сформулировать основные положения теории контрактов, потому что современная экономическая теория фирмы целиком базируется на теории контрактов. Можно даже сказать, что первая не самостоятельная теория, а только приложение последней к определенному типу проблем17.

Контрактом называется обмен обязательствами двух или большего количества сторон, а основная задача теории контрактов - изучение условий, при которых данные обязательства могут не выполняться (то есть изучение проблемы нарушения контракта).

Существуют различные способы невыполнения контрактных обязательств, из которых для теории фирмы центральное значение имеет оппортунистическое поведение нарушение контракта, которое ненаблюдаемо или не может быть эффективно предотвращено судебными санкциями. Традиционно выделяют два типа оппортунистического поведения: предконтрактный оппортунизм, когда более информированная сторона пытается получить выгоду за счет преимущества в обладании информацией о предмете сделки, и постконтрактный оппортунизм, когда одна сторона выбирает способ выполнения контракта, невыгодный для второй стороны (например, с более низким качеством), и пользуется появившейся рыночной властью для пересмотра условий контракта в свою пользу.


Данные виды поведения могут возникнуть не в любом контракте, а только в условиях определенной структуры - характеристик технологии, человеческого капитала, внешней среды и т. п. В таблице приведено десять элементов структуры, которые порождают возможность оппортунистического поведения. В каждом контракте может наблюдаться свое сочетание этих элементов, которое задает в итоге возможность оппортунистического поведения18.

Задача теории контрактов - изучить способы предотвращения оппортунистического поведения, разработав специальные условия контракта. Поскольку для конкретной ситуации обычно можно использовать несколько способов предотвращения оппортунизма, необходимо выбрать наиболее эффективный. Например, предотвратить некачественное исполнение работы по контракту можно путем мониторинга (наблюдения за процессом работы), измерения (качества и количества результата) или участия в прибыли (предоставление исполнителю вместо фиксированного вознаграждения доли от выигрыша, который Данную точку зрения разделяют далеко не все авторы. Некоторые основоположники теории фирмы (например, Коуз) считают, что иерархическая организация коренным образом отличается от сети контрактов. Однако несмотря на существенные различия между фирмой и рыночным контрактом, методологически более правильным представляется рассматривать их как разновидности контракта вообще (обмена обязательствами).

Данная логика анализа известна в экономической теории отрасли как парадигма "структура-поведение результат": сначала детально описывается структура, потом поведение, которое вызывает эта структура, затем оцениваются последствия. В теории контрактов мы также сначала описываем структуру (характеристики продуктов, активов, продавцов и покупателей), затем анализируем оппортунистическое поведение, возможное в рамках конкретной структуры, а потом выявляем результат этого поведения (потери благосостояния).

стр. Таблица Оппортунизм: типы структур и поведение Структура Поведение Авторы идеи Характеристики продукта Скрытое качество Покупатель и продавец не Kenney, Klein, (симметрия знают реальной ценности информации) продукта и при заключении контракта вынуждены инвестировать слишком много в получение информации, которая позже будет легко доступна Скрытое качество Покупатели не знают реальной Akerlof, 1970;

(асимметрия ценности отдельных единиц Spence, 1973;

информации) продукта, которая известна Stiglitz, Weiss, продавцам. Устанавливается средняя цена, которая побуждает продавцов более ценных единиц покинуть рынок Общественное Пользователи могут потреблять Samuelson, благо благо без контроля его владельца, но скрывать при этом факт использования Субъективное Ценность продукта имеет качество субъективный характер для покупателя, последний может скрыть реальную ценность для изменения условий контракта в свою пользу Профессиональная Продавец, обладающий услуга специальными знаниями и понимающий реальное качество услуги (в отличие от покупателя), завышает цену или навязывает последнему ненужную услугу Характеристики процесса Ненаблюдаемый Производитель ненаблюдаем и процесс может приложить меньше усилий, чем предполагается по контракту Неизмеримый Производитель может Alchian, вклад отлынивать, потому что Demsetz, работает в команде и вклад каждого участника в произведенную ценность невозможно измерить, а вознаграждаются участники вне зависимости от вклада Внешний фактор Производитель может Cheung, 1969;

отлынивать, потому что на Stiglitz, результат влияет не только уровень его усилий, но и внешний фактор (погода, конъюнктура и т. п.) Перепродаваемая Продавец или покупатель информация получают доступ к ценной информации, которая может быть перепродана Специфический Продавец или покупатель Klein et al., актив инвестируют в активы, которые теряют ценность в случае расторжения контракта, и могут стать жертвой вымогательства (пересмотра условий контракта в сторону ухудшения) получает заказчик). Наиболее эффективное решение, минимизирующее потери от оппортунистического поведения, зависит от структуры, в которой происходит взаимодействие. Например, если результат труда легко измерить, то второй способ оптимален.

Используя данную методологию теории контрактов19, можно корректнее сформулировать основные положения теории фирмы.

Разумеется, здесь описана не вся методология теории контрактов, а только ее первая часть, связанная с выделением различных факторов, порождающих оппортунистическое поведение. Существует также методология анализа инструментов, позволяющих минимизировать оппортунистическое поведение того или иного типа. Здесь мы не можем подробно ее обсуждать из-за ограниченности места.

стр. Природа фирмы Наиболее фундаментальная причина существования фирмы связана с появлением менеджера. На начальной стадии разделения труда в обществе и по мере его углубления до определенного момента отдельную производственную функцию может выполнять независимый работник (производитель), который самостоятельно принимает все экономические решения. Но когда разделение труда достигает определенной глубины, все экономические решения (говоря языком менеджмента, составление бизнес-плана), касающиеся отдельного работника, не могут приниматься им самостоятельно. Возникает новый тип разделения труда - управленческое: одно лицо (руководитель) составляет план действий, а другие лица (исполнители) только выполняют эти действия. Данный тип организации экономической деятельности и называется фирмой.

Существуют другие определения фирмы, часть которых отличается от описанного выше только терминологически, но не по сути. Например, можно сказать, что фирма - это совокупность контрактов между руководителем и исполнителями, определяющих право руководителя составлять бизнес-план, которому подчиняются исполнители, и задающих распределение доходов между ними20. Очевидно, что "организация" или "совокупность контрактов" представляют собой разные способы описания одного явления, которые не противоречат друг другу. Правда, некоторые авторы, поддерживающие определение фирмы через совокупность контрактов, высказывали аргументы в пользу отказа от использования терминов "фирма" и "организация" (Fama, 1980;

Cheung, 1983). Однако данное предложение не представляется продуктивным, поскольку при этом теряется организация как отдельное действующее лицо. Фирма - это не любой "пучок" контрактов, а только такая совокупность контрактов, в центре (или на вершине) которой находится менеджер и которая спроектирована и управляется данным менеджером.

Иногда фирму отождествляют с юридическим лицом. Однако юридическое лицо только оформляет фундаментальные экономические отношения в правовом поле и может принимать разные формы, в том числе полностью отсутствовать. Например, криминальная организация, которая не является юридическим лицом и вообще находится вне правового поля, отвечает определению фирмы - у нее есть руководитель, бизнес-план, схема распределения доходов и т. п. Кроме того, существуют легальные организационные формы, которые, по сути, представляют собой фирму (например, индивидуальный предприниматель или партнерство), но при этом могут не иметь статуса юридического лица. Другими словами, правовая форма только отражает базовые экономические отношения, но не создает фирму как таковую.

Иногда фирму отождествляют с управленческой иерархией. Строго говоря, последняя представляет собой инструмент, который Определение фирмы как "пучка контрактов" предложено в: Alchian, Demsetz, 1972.

стр. использует руководитель в ситуации роста числа исполнителей, когда его интеллектуальные возможности исчерпаны и он уже не может сам составлять план и координировать действия исполнителей. Если мы определим иерархию как совокупность контрактов, на самом "верху" которой находится руководитель, а в самом "низу" находятся рядовые исполнители, то нужно признать, что такая иерархия и есть фирма в нашем определении.

Таким образом, простейшее и в то же время наиболее общее определение фирмы звучит следующим образом: фирма - это организация, производящая какой-либо продукт в соответствии с планом, который разрабатывается и координируется ее руководителем.

Соответственно возникает два вопроса, которые и составляют предмет теории фирмы:

какую структуру должна иметь фирма;

где должны пройти границы фирмы?

Структура фирмы Какого типа контракты должны быть заключены между руководителем и исполнителями внутри фирмы? Для удобства изложения данный вопрос можно разбить на несколько более простых: как должны распределяться риск и прибыль в контрактах с работниками;

где должны пройти границы обязанностей отдельного работника;

какими должны быть границы внутренних подразделений фирмы. Обратим внимание, что вопрос о внутренней структуре фирмы может быть корректно сформулирован в терминах "границ", что буквально ставит его в один методологический ряд с вопросом о внешних границах фирмы. Это позволяет увидеть, что все три вопроса представляют собой, по существу, одну и ту же проблему определения зоны ответственности и условий вознаграждения отдельных действующих лиц, которая анализируется и решается с помощью теории контрактов. Однако до рассмотрения этих вопросов необходимо проанализировать общий тип контрактов внутри фирмы.

Распределение риска и принятие решений Осуществление экономической деятельности требует вложения капитала, который в случае неблагоприятного развития событий может быть частично или полностью потерян.

Поскольку будущее неопределенно, человеческие возможности ограничены, информация неполна, невозможно составить бизнес-план, который будет гарантировать получение прибыли. Возникает следующий вопрос: кто понесет убытки в случае неудачной реализации бизнес-плана? Другими словами, какого типа контракт о распределении рисков от совместной деятельности будет заключен между руководителем и исполнителями?


Существует два крайних способа решения данной проблемы. Первый можно условно назвать чистой капиталистической фирмой: руководитель использует собственный капитал, принимает на себя все риски убытков и одновременно право получения всей прибыли, а ис стр. полнители получают гарантированный доход21. Второй способ можно назвать чистой социалистической фирмой или фирмой, управляемой работниками (labor-managed enterprise): руководитель и исполнители совместно владеют необходимым капиталом и поровну делят между собой прибыль или убытки.

Какой способ более эффективен? Согласно теории контрактов, у каждого способа свои преимущества. В чистой капиталистической фирме будет полностью отсутствовать оппортунизм руководителя, потому что он получает всю прибыль или все убытки, но будет существовать относительно высокий уровень оппортунизма работников, потому что их оплата не зависит от их усилий. В чистой социалистической фирме оппортунизм работников будет смягчен, так как более высокий уровень прибыли фирмы приводит к более высокой оплате каждого работника, но он не будет устранен полностью из-за проблемы "неизмеримого вклада" (см. табл. 1), а кроме того, по этой же причине появится оппортунизм руководителя, который, как и остальные n работников, получает только 1/n общей прибыли. При каком варианте потери от оппортунизма будут больше?

Исторический опыт показывает, что первый вариант гораздо эффективнее и именно поэтому капиталистическая фирма стала доминирующим институтом в экономике последних двух столетий и традиционным объектом исследования различных теорий фирмы. Второй тип в реальной экономике встречается довольно редко и изучен мало22.

Теоретическое объяснение этого очевидного факта заключается в том, что оппортунизм руководителя имеет гораздо более серьезные последствия для успешного бизнеса фирмы, чем оппортунизм работников, к тому же хорошо мотивированный руководитель может значительно снизить оппортунизм работников путем мониторинга23.

Далее, нужно отметить различие контрактов между руководителем и исполнителем (из которых состоит фирма) и контрактов купли-продажи (из которых состоит рынок). Если мы хотим, чтобы фирма была эффективной, первый контракт должен позволять руководителю Под "руководителем" мы понимаем владельца фирмы, хотя в более традиционной терминологии принято различать "владельца" и "наемного менеджера". Для краткости мы опустим в данной работе проблему "разделения собственности и управления" и будем предполагать, что все владельцы сами управляют своими фирмами.

См. обзор (Bonin et al., 1993). Заметим, что существует довольно распространенный формат небольших "семейных" фирм, в которых заняты члены одной семьи, совместно принимающие многие решения и совместно владеющие всем капиталом фирмы. Очевидно, что такие фирмы в значительно меньшей степени страдают от оппортунизма их работников, однако это не опровергает изложенную выше теорию. Во-первых, в семейных фирмах обычно существуют другие нормы поведения, делающие оппортунистические действия в принципе невозможными. Во-вторых, даже рациональный максимизатор полезности внутри семейной фирмы может считать своей целевой функцией не личную долю 1/n дохода, а весь n, потому что "все деньги остаются в семье". Другими словами, изложенная выше модель фирмы, управляемой работниками, к такой семейной фирме не применима.

Данная проблема может быть проанализирована в терминах подхода теории прав собственности О. Харта, С.

Гроссмана и др., только вместо прав собственности на актив идет речь о владении капиталом фирмы и праве принятия управленческих решений (соответственно право собственности отдается той стороне, которая осуществляет более ценные решения). Кроме того, в нашем рассуждении можно увидеть и идею "коллективного производства" А. Алчиана и Г. Демсеца. Все это подтверждает общий тезис данной работы, что может и должна существовать общая теория фирмы, а не "альтернативные" объяснения.

стр. полностью определять способ выполнения задания и контролировать процесс выполнения. В таком контракте - назовем его трудовым - может быть определена только область оказания услуг, а точное содержание этих услуг может определяться руководителем ежедневно. Другими словами, все права принятия решений о производственном процессе принадлежат руководителю, и он может передавать их частично работнику там, где это эффективно. В отличие от трудового контракта, контракт купли-продажи содержит только характеристики готового продукта, а способ его производства определяется производителем самостоятельно. Принципиально разный характер этих контрактов привел к тому, что исторически вокруг них сформировались разные области права: трудовой контракт стал центральным элементом трудового права, а контракт купли-продажи - коммерческого (торгового) права. Соответственно фирма как совокупность контрактов имеет особую юридическую природу24, но это лишь отражение особой экономической природы, а не наоборот.

Границы обязанностей работника Предположим, что существует x различных операций, которые можно распределить различным образом между работниками. Можно все операции поручить одному работнику (нулевая специализация), можно все операции поручить разным работникам (полная специализация), а можно каждому работнику назначить по несколько операций.

Каким образом необходимо осуществить этот выбор? Существует два основных фактора, которые определяют выбор оптимальных границ обязанностей работника. Первый фактор объясняется обычной экономической теорией и связан с использованием экономии от масштаба. Чем больше специализация работника, тем большая производительность труда может быть достигнута, поэтому данный фактор в большинстве случаев оправдывает сужение границ обязанностей. Второй принцип объясняется теорией контрактов - границы обязанностей работника должны быть сформированы таким образом, чтобы, по возможности, сделать продукт его труда измеримым и не зависящим от внешних факторов (в том числе от действий других работников). В этом случае можно назначить вознаграждение, которое будет зависеть от количества и качества данного продукта, а возможность оппортунистического поведения будет минимизирована.

Приведем простой пример. В производстве мебели существуют последовательные операции разрезания, сверления, сборки и покраски, которые можно поручить различным работникам, потому что на каждом этапе возникает измеримый результат. Однако предшествующую разрезанию операцию разметки материала имеет смысл поручить работнику, который занимается резкой, потому что в случае разрезания по неточной разметке менеджеру будет трудно определить, где была допущена ошибка Это обстоятельство было использовано в качестве аргумента в пользу сохранения термина "фирма" в теории (Masten, 1988).

В менеджменте данная проблема называется разработкой рабочих мест (job design), а проблема следующего раздела - разработкой подразделений (unit design), однако в контексте данной работы для более целостного восприятия теории удобнее говорить о "границах".

стр. в разметке или резке. Если один работник отвечает за разметку и разрезание, то результат его деятельности легко измерить, и система вознаграждения по результату создаст эффективные стимулы для отказа от оппортунистического поведения.

Подытожим: границы "работника" определяются таким образом, чтобы в максимальной степени устранить потери от оппортунистического поведения, но использовать при этом экономию от масштаба.

Границы подразделений Обозначим термином "подразделение" множество рабочих мест, которое подчиняется одному руководителю. Принцип объединения отдельных рабочих мест в подразделения формулируется примерно так же, как и принцип определения границ обязанностей работника, но с некоторыми изменениями. Во-первых, теперь на первое место выходит контракт с руководителем подразделения. Границы подразделения должны проходить таким образом, чтобы можно было точно измерить результат его работы и определить условия вознаграждения для руководителя подразделения. Если результат работы подразделения измеряется точно, руководителю можно отдать право принятия всех решений относительно планирования и координации деятельности подразделения. Во вторых, вместо экономии от масштаба теперь более важную роль играет экономия от совмещения/"ассортимента" (economy of scope) и использование неделимых капитальных благ, к которым относятся не только материальные блага, но и знания. Даже если деятельность двух видов порождает измеримый результат, их можно оставить в одном подразделении, если они требуют использования одного оборудования или накопления знаний определенного рода.

На основании этих принципов можно решать различные дилеммы департаментализации выбора между функциональной, продуктовой, территориальной и другими типами организационной структуры.

Приведем пример. В большой кредитной организации любая заявка на кредит может проходить через разные отделы: клиентский офис, проверку кредитоспособности, расчет цены, юридический отдел и т. п. Или могут быть сформированы территориальные офисы, где обработка одной заявки будет осуществляться одним работником или командой из двух-трех работников. Очевидно, что первый вариант выигрывает с точки зрения экономии от масштаба в осуществлении отдельных операций, но второй вариант выигрывает в смысле экономии от совмещения (теперь в проблемы одной кредитной заявки должен вникнуть один раз один человек, а не люди из разных отделов) и более четкого измерения результата - скорости обработки заявки с момента ее получения до момента возвращения документов клиенту. Соответственно второй способ позволяет заключить более эффективные контракты с подразделениями, чем первый 26.

Тип контракта, который заключается с руководителем подразделения, зависит от типа результата деятельности подразделения. Если воспользоваться терминологией управленческого учета, то можно выде Классический пример перехода от первой структуры ко второй продемонстрировало кредитное подразделение IBM в 1993 г., сократив в результате время на обработку одной заявки с нескольких дней до нескольких часов.

стр. лить несколько типов подразделений: центры затрат (например, отдел производства), центры расходов (отдел снабжения), центры выручки (отдел продаж), центр прибыли (скажем, продуктовое подразделение с собственным отделом продажи), центр инвестиций (например, штаб-квартира в мультидивизиональной фирме). Соответственно оценка эффективности руководителя и его вознаграждение должны быть привязаны к ключевому параметру деятельности данного подразделения (например, вознаграждение руководителя отдела производства должно быть связано с уровнем затрат, а не с уровнем прибыли фирмы).

Границы фирмы Оптимальные границы фирмы определяются примерно таким же образом, как и оптимальные границы рабочих мест или подразделений. Если воспользоваться логикой определения внутренней структуры, то создание независимой фирмы - это частный случай контракта с центром прибыли, при котором последнему отдаются все права на получение прибыли и убытков (то есть владение капиталом, который он использует). Если сформулировать этот принцип вне зависимости от контекста предыдущего раздела, то можно сказать, что оптимальные границы фирмы должны максимизировать выгоды от экономии от масштаба с учетом потерь от оппортунистического поведения внутри фирмы и в рамках рыночного контракта. Поскольку при такой постановке вопроса данный принцип выглядит слишком абстрактным, в теории фирмы необходимо выделять типовые ситуации выбора оптимальных границ фирмы с различным типом внутренней связи между собой. Интеграция может быть пяти типов: вертикальная, горизонтальная, функциональная, связанная и конгломератная. Соответственно имеет смысл выделить пять дилемм интеграции, каждая из которых может быть отдельно проанализирована в рамках общей теории фирмы как универсальный случай, чтобы потом использовать полученные общие выводы для анализа конкретных ситуаций.

Вертикальная интеграция Данный тип интеграции связан с объединением двух последовательных стадий в производстве одного продукта. Обычно этот тип решения называется дилеммой make-or buy (производить или покупать), хотя, как видно из названия, такая формулировка относится только к интеграции "назад"27. Существует интеграция "вперед", которую можно было бы назвать sell-or-process-further, но эти два типа ситуаций настолько похожи по аналитической процедуре поиска оптимального решения, что выделять особую ситуацию второго типа не имеет смысла.

Другое название для этой управленческой дилеммы - sourcing problem и два варианта решения называются соответственно "внутреннее производство" (insourcing) и "внешнее производство" (outsourcing).

стр. При решении этой дилеммы необходимо сравнить выгоды и потери от использования рыночного контракта и интеграции.

Рыночный контракт включает четыре типа оппортунистической угрозы: завышение затрат (независимый контрагент способен преувеличивать размер своих затрат, требуя более высокого вознаграждения);

вымогательство (любая из сторон может попытаться изменить цену контракта в выгодную для нее сторону);

угрозу недобросовестности (независимый контрагент может медленно реагировать на просьбы фирмы, отказываться инвестировать в развитие бизнеса и т. п.);

присвоение ценной информации (с любой стороны). При этом рыночный контракт позволяет использовать эффект от масштаба, если подрядчик будет производить данный ресурс в значительно большем количестве, чем фирма.

Вертикальная интеграция способна устранить угрозы оппортунизма независимого поставщика, но способна породить аналогичные угрозы для внутреннего подразделения (например, отлынивание или завышение затрат). Что касается завышения затрат, то его легче контролировать внутри фирмы, но проблема отлынивания может оказаться трудной даже при материальном поощрении руководителя подразделения, если последний не несет риска получения убытков в случае потери эффективности по сравнению с конкурентами.

Конкретное решение будет зависеть от сочетания указанных факторов. Общее правило:

чем меньше уровень конкуренции на рынке, тем выше угрозы оппортунизма независимого подрядчика и выше вероятность вертикальной интеграции.

Горизонтальная интеграция Горизонтальная интеграция означает объединение однородных участков производственной цепочки, которые в противном случае могли бы принадлежать конкурирующим фирмам. Выгоды от горизонтальной интеграции, которые могут быть весьма значительными, определяются двумя факторами. Во-первых, это экономия от масштаба за счет неделимых капитальных благ, которая может значительно снизить затраты. Во-вторых, это увеличение рыночной власти в связи с увеличением объема выпуска, которое позволяет значительно повысить цену. Оба фактора делают горизонтальную интеграцию весьма привлекательным направлением роста для предпринимателя. При этом интеграция связана с возникновением угроз оппортунистического поведения (скажем, менеджеры среднего звена могут не иметь стимулов для эффективной работы), но при сильных эффектах экономии от масштаба и увеличения рыночной власти эта неэффективность не существенна. Отсюда следует, что предприниматели будут заинтересованы в максимальной горизонтальной интеграции, и это полностью соответствует реальности: во многих отраслях доминируют компании с долей рынка 20 - 30%, а дальнейший рост ограничивается только антимонопольным законодательством. Если мы видим отрасль с очень низкой концентрацией (например, услуги такси, парикмахерских, ресторанов, строительство и т. п.), это означает, что в данной отрасли просто не существует значительной экономии от стр. масштаба, а потери от оппортунизма при горизонтальной интеграции начинают иметь значение.

Функциональная интеграция Третий тип дилеммы немного отличается от двух предыдущих, поскольку теперь речь не идет об объединении вертикальных или горизонтальных сегментов производственного пространства. В данном случае речь идет о некоторой управленческой функции маркетинг, управление человеческими ресурсами и т. п. В маленькой фирме все эти функции могут выполняться одним руководителем, но по мере роста он начинает нанимать специальных менеджеров и создавать специальные подразделения. Любая из управленческих функций может выполняться или независимым поставщиком, или внутренним отделом. Выбор между этими вариантами и представляет собой дилемму функциональной интеграции, которая анализируется с помощью тех же универсальных инструментов - экономии от масштаба и угрозы оппортунистического поведения.

В одних случаях оппортунистическое поведение независимого поставщика управленческой функции окажется слишком значимым, так как данная функция предполагает существенные специфические инвестиции (следовательно, угрозу вымогательства или завышения затрат) и доступ к ценной информации, а с другой стороны, даже небольшая степень отлынивания может привести к огромным потерям.

Например, функция стратегического управления не может осуществляться внешним подрядчиком, поскольку требует слишком серьезного погружения в проблемы фирмы, а потенциальные потери от неэффективности слишком высоки. Конечно, фирма может приобрести через рыночный контракт стандартизованные услуги в области стратегического менеджмента (в частности, консалтинг), но передать все стратегическое управление на аутсорсинг невозможно. Однако другие управленческие функции, где возможна стандартизация (экономия от масштаба) и от которых не зависит напрямую финансовый результат всей компании (например, ведение кадрового делопроизводства), могут быть переданы внешнему подрядчику.

Связанная интеграция В предыдущих трех дилеммах говорилось о производстве одного продукта, но в действительности существует еще один тип расширения границ фирмы - интеграция в производство других продуктов, которые связаны с основным продуктом с точки зрения технологии производства или маркетинга (к примеру, производитель тракторов может начать выпуск грузовиков). Данный тип роста называется связанной интеграцией и по характеру отчасти похож на горизонтальную интеграцию, так как экономия от масштаба приобретает форму экономии от совмещения. При этом исчезает прямое влияние на рыночную власть на рынках сбыта, но может значительно вырасти рыночная власть на рынках ресурсов, потому что для производства родственных продуктов часто использу стр. ются одни и те же ресурсы (один вид сырья или транспортные услуги). Таким образом, чистая экономическая выгода от связанной интеграции может быть такой же высокой, как от горизонтальной. Итоговое решение зависит от соотношения выгод экономии от совмещения и потерь от оппортунистического поведения при внутреннем производстве данного продукта28. Заметим, что потери от оппортунистического поведения в случае связанной интеграции можно значительно сократить с помощью установления эффективных границ внутренних подразделений и контрактов с ними. Подразделения, производящие отдельные продукты, как центры прибыли будут стимулироваться участием в прибыли, которую они производят, а функциональные подразделения (маркетинг, НИОКР) в силу экономии от совмещения оказываются более выгодными внутри фирмы, чем в виде независимых подрядчиков.

Конгломератная интеграция Данная форма интеграции противоположна предыдущей, и ее можно назвать соответственно несвязанной, но поскольку в ее результате возникает конгломерат или холдинг, здесь будет использован соответствующий термин конгломератная интеграция.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.