авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«1 А. И. Глушаков ВОСПРОИЗВОДСТВО ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНА: МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ, МЕДИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОГНОЗ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Факт взаимодействия между уровнем смертности в целом и составляющими её причинами проявляется в исторической стабильности возрастной компоненты смертности людей. Причины смерти при таком подходе представляют как бы лишнюю сущность, без которой вполне можно обойтись при оценке смертности людей. Более того, само явление исторической стабильности смертности не согласуется с концепцией причин смерти. Действительно, к примеру, хорошо известно от каких причин снизилась смертность людей в ХХ веке, в первую очередь это пневмония, грипп, туберкулез, энтериты и другие инфекционные заболевания [35].

Установлено также, что смертность от каждой из указанных причин меняется с возрастом, поэтому их ликвидация должна была неизбежно изменить динамику общей смертности и величину возрастной компоненты смертности, что, однако не наблюдается. Единственный способ разрешить возникающее противоречие состоит в том, чтобы признать, что причины смерти не являются изолированными друг от друга, а согласованы между собой так, что возрастная компонента смертности остается исторически стабильной, несмотря на возможное изменение структуры причин смерти.

Обратимся теперь к тенденциям причин смертности исследуемого региона. Имея даже непродолжительную, но хорошо разработанную динамику последних десятилетий ХХ столетия, можно констатировать о практически стабильном увеличении эндогенной составляющей причин смертности жителей РТ (табл. 5).

Таблица 5.

Распределение коэффициентов смертности населения РТ на группы экзогенных и эндогенных причин за 1985, 1990, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 100 тыс. населения Наименование групп причин 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Патология, преимущественно экзогенного генеза 205,0 210,0 327,3 306,0 307, в % к итогу 20,9 21,3 25,3 23,3 22, Патология, преимущественно эндогенного генеза 713,0 753,4 936,0 977,5 1 046, в % к итогу 72,8 76,4 72,5 74,4 76, Прочие 61,6 22,7 28,5 31,1 16, в % к итогу 6,3 2,3 2,2 2,3 1, Итого: 979,6 986,1 1291,8 1314,6 1370, 100 100 100 100 Патология экзогенного характера демонстрирует хорошо сложившие доли и интенсивности классов экзогенных причин смерти (табл. 6). При этом 3/5 приходится на гибель от травм и отравлений, 1/5 – от болезней органов дыхания и практически 1/5 в сумме – от болезней органов пищеварения и инфекционных заболевания.

Таблица 6.

Коэффициенты смертности от причин преимущественно экзогенного характера среди населения РТ за 1985, 1990, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 100 тыс. населения Наименование классов заболеваний 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин 77,0 119,1 197,2 184,3 188, Болезни органов дыхания 90,1 48,4 67,4 66,1 56, Болезни органов пищеварения 28,7 34,5 48,2 40,3 48, Некоторые инфекционные и паразитарные болезни 9,2 8,0 14,5 15,3 14, Итого: 205,0 210,0 327,3 306,0 307, Рост и лидирующие позиции смертности от травм и отравлений с начала 1990-х годов является свидетельством не просто определённой закономерности, а даже некой уникальности российских тенденций изменения причин смерти внешнего воздействия. Последнее обстоятельство обуславливает и парадоксальность одновременной принадлежности РФ по структуре смертности, как к экономически развитым странам (имеющим высокий уровень и долю смертей от болезней системы кровообращения и новообразований – см. далее), так и к развивающимся странам (высокий уровень гибели от травм).

Среди причин смерти эндогенного характера бесспорно определяющими являются болезни системы кровообращения и новообразования, тогда как доля других классов причин смерти составляет менее 0,3-0,4% (табл. 7).

Таблица 7.

Коэффициенты смертности от причин преимущественно эндогенного характера среди населения РТ за 1985, 1990, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 100 тыс. населения 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Наименование классов заболеваний Болезни системы кровообращения 556,4 567,3 711,6 772,6 836, Новообразования 133,1 157,9 176,7 175,7 177, Болезни эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ 3,8 6,5 15,6 12,5 14, Болезни мочеполовой системы 10,1 11,8 12,5 9,5 8, Болезни нервной системы и органов чувств 7,6 8,6 13,6 6,4 6, Болезни костно-мышечной системы 0,5 1,6 4,2 1,8 0, Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения вовлекающие иммунный механизм 0,8 0,7 1,0 0,6 0, Болезни кожи и подкожной клетчатки 0,7 0,5 0,7 0,2 0, Итого: 713,0 753,4 936,0 977,5 1 046, Характеристика изменений причин инвалидности и заболеваемости населения. Инвалидности и заболеваемость, в отличие от смертности, являются характеристиками здоровья для живущих, представляя собой различные степени его утраты – стойкую и временную.

Характеристика инвалидности населения. Инвалидность является сравнительно продолжительной потерей здоровья и трудоспособности.

Статистическое содержание показателей. При изучении инвалидности нас интересуют, в первую очередь, два показателя – первичная инвалидность и общая инвалидность, или контингенты инвалидов.

Показатель первичной инвалидности означает совокупность лиц, впервые признанных инвалидами в течение календарного года;

показатель общей инвалидности – совокупность инвалидов, состоящих на учёте, независимо от времени признания их инвалидности.

Контингенты инвалидов в 10-15 раз превышают показатели первичной инвалидности, причём это соотношение может колебаться в значительных пределах и во многом зависит от специфики нозологических форм, послуживших причинами инвалидности [104, 141].

Общая инвалидность, по материалам различных авторов, имеет очень большой диапазон рассеивания. В целом в Европейском регионе около 10% населения страдаёт от тех или иных заболеваний, имеет физические, умственные или сенсорные недостатки. Это вызывает много вопросов о критериях инвалидности, достаточности внимания государства, в целом всего общества к нуждам данной категории населения.

В РТ ежегодно инвалидами становятся более 25 тысяч взрослых и тысяч детей. Среди лиц трудоспособного возраста каждый год впервые признаются инвалидами 12-14 тыс. населения человек, т.е. на каждые 180 200 человек ежегодно один становится инвалидом. Контингенты инвалидов в РТ на начало 2000-х годов насчитывали порядка 270 тыс. человек.

Однако для нас задачей является установить не сам уровень (что весьма субъективно при различных подходах и в разные года), а изменение характера патологии. Рассмотрим результаты первичной инвалидизации взрослого населения республики (Табл. 8).

Таблица 8.

Распределение первичной инвалидности взрослого населения РТ на группы экзогенных и эндогенных причин за 1990, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 10 тыс. взрослого населения Наименование групп причин 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Патология, преимущественно экзогенного генеза 8,2 15,0 14,7 14, в % к итогу 28,0 20,3 16,9 16, Патология, преимущественно эндогенного генеза 18,3 50,6 63,8 63, в % к итогу 62,5 68,6 73,3 75, Прочие 2,8 8,2 8,5 6, в % к итогу 9,6 11,1 9,8 8, Итого: 29,3 73,8 87,0 84, 100 100 100 Как видно из представленной табл. 8 происходит снижение первичной инвалидности от причин экзогенного происхождения и рост от причин эндогенного происхождения. Подобная картина вполне укладывается в рамки общего представления о хронизации патологии.

Далее следует рассмотреть более детально отдельные классы заболеваний, входящие в эти две группы – экзогенных и эндогенных причин инвалидности.

Среди причин первичного выхода на инвалидность экзогенного характера(табл. 9) самыми значимыми остаются травмы и болезни органов дыхания (42,9% и 28,6%). Вместе с этим на волне роста заболеваемости туберкулезом – увеличивается и число впервые признанных инвалидами по этому заболеванию (до 19,0% в структуре экзогенных причин).

Таблица 9.

Первичная инвалидность от причин экзогенного характера среди населения РТ за 1990, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 10 тыс. взрослого населения Наименование классов(групп) заболеваний 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин (вкл. производственные) 4,7 5,9 6,3 6, Болезни органов дыхания 2,0 5,8 4,2 3, Туберкулез (все формы) 0,7 1,6 2,8 2, Болезни органов пищеварения 0,7 1,6 1,3 1, Профессиональные болезни 0,1 0,1 0,1 0, Итого: 8,2 15,0 14,7 14, Лидерами первичной инвалидности эндогенного характера являются болезни системы кровообращения (55,5%), с большим отрывом следую новообразования и болезни нервной системы и органов чувств (17,9% и 13,9%) (табл. 10).

Таблица 10.

Первичная инвалидность от причин преимущественно эндогенного характера среди населения РТ за 1990, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 10 тыс. взрослого населения Наименование классов (групп) заболеваний 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Болезни системы кровообращения 8,5 26,8 35,4 35, Злокачественные новообразования 5,6 9,6 11,4 11, Болезни нервной системы и органов чувств 2,7 7,8 8,9 8, Болезни костно-мышечной системы 1,5 4,1 5,3 5, Болезни эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ н.с. 2,3 2,8 2, Итого: 18,3 50,6 63,8 63, Характеристика заболеваемости населения. В биологическом смысле «заболеваемость» представляет собой результат взаимодействия сообщества людей (предыдущего и последующего) с патологией, проявляющееся в форме болезни [76].

Статистическое содержание. Хотя по характеру формирования сведений принято выделять: общую заболеваемость, инфекционную заболеваемость, заболеваемость важнейшими неэпидемическими болезнями, госпитальную заболеваемость, заболеваемость с временной утратой трудоспособности, в анализ – необходимо брать общую заболеваемость (как общая характеристика изменения патологии) и заболеваемость с временной утратой трудоспособности (как половозрастную характеристику заболеваемости работающего населения).

В статистическом плане под «заболеваемостью» подразумевается система показателей, отражающая распространенность, структуру и динамику зарегистрированных болезней среди населения в целом или в отдельных его группах.

Возможности и ограниченность анализа общей заболеваемости.

При анализе общей заболеваемости следует помнить, что она не отражает полную картину состояния здоровья населения, так как зависит от обращаемости населения. В свою очередь, на обращаемость в амбулаторно-поликлинические учреждения оказывает влияние как доступность и качество медицинской помощи, так и активность населения в охране своего здоровья.

Заболеваемость по данным обращаемости зависит и от квалификации врачей, поэтому в лечебно-профилактических учреждениях она имеет лишь организационную роль, являясь показателем не здоровья обслуживаемого населения, а деятельности данного учреждения здравоохранения. Наиболее точные и исчерпывающие данные о заболеваемости способны дать специальные медицинские осмотры.

Так или иначе, попытаемся оценить направление развития патологии в общей заболеваемости населения РТ. В структуре общей заболеваемости также отмечено снижение экзогенной составляющей (табл. 11).

Таблица 11.

Распределение распространенности болезней населения РТ на группы экзогенных и эндогенных причин за 1991, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 1 000 населения Наименование групп причин 1991 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Патология, преимущественно экзогенно гогенеза 552,5 556,3 595,6 581, в % к итогу 52,9 49,1 45,8 42, Патология, преимущественно эндогенного генеза 426,6 514,0 624,2 662, в % к итогу 40,8 45,3 47,9 48, Прочие 66,2 63,8 82,0 113, в % к итогу 6,3 5,6 6,3 8, Итого: 1045,3 1134,1 1301,8 1357, 100 100 100 Среди причин заболеваемости экзогенного характера обращает на себя внимание рост среди заболеваний органов пищеварения и инфекционных болезней (табл. 12).

Таблица 12.

Распространенность болезней от причин преимущественно экзогенного характера среди населения РТ за 1991, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 1 000 населения Наименование классов заболеваний 1991 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Болезни органов дыхания 364,3 335,1 357,8 325, Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин 89,9 98,6 96,9 99, Болезни органов пищеварения 59,9 74,9 87,3 104, Некоторые инфекционные и паразитарные болезни 38,4 47,7 53,6 52, Итого: 552,5 556,3 595,6 581, Все чаще причинами заболеваемости эндогенного характера называются болезни нервной системы и органов чувств, болезни костно мышечной системы (табл. 13). При этом на значительном уровне остаются болезни системы кровообращения, мочеполовой системы и заболевания кожи. Также обращает на себя внимание стабильный рост среди заболеваний крови и кроветворных органов.

Таблица Распространенность болезней от причин преимущественно эндогенного характера среди населения РТ за 1991, 1995, 2000 и 2002 г.г., на 1 000 населения Наименование классов заболеваний 1991 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Болезни нервной системы и органов чувств 134,1 168,0 210,2 194, Болезни системы кровообращения 82,3 96,5 116,3 138, Болезни костно-мышечной системы 48,2 56,2 95,7 112, Болезни мочеполовой системы 71,0 77,5 77,6 85, Болезни кожи и подкожной клетчатки 45,5 62,4 53,1 52, Болезни эндокринной системы 21,5 23,8 31,8 36, Новообразования 18,8 21,0 26,9 28, Болезни крови, кроветворных органов… 5,2 8,6 12,6 14, Итого: 426,6 514,0 624,2 662, Резюме. Подводя итоги ретроспективному анализу демографическому развитию в РТ в конце ХХ в., можно сделать следующие выводы:

происходит изменение типа воспроизводства населения, которое выражается в замедление роста общей численности населения, снижение рождаемости, росте и избыточном по отношение к рождаемости уровне смертности, изменении возрастного состава населения;

замедление роста численности населения связано как с естественной и миграционной убылью населения;

снижение уровня рождаемости является результатом деформации в структуре женщин фертильных возрастов, досрочной реализации планов деторождения, но главное - изменения общего репродуктивного поведения;

избыточный уровень смертности обусловлен имеющимися деформациями возрастной структуры, увеличением доли старших возрастов и сосуществующих поколений (что само по себе является положительным моментом), и валовой смертью в старших и пожилых возрастах;

все негативные (войны, репрессии, голод) и позитивные (компенсаторные взрывы рождаемости, увеличение продолжительности жизни) моменты развития нашего общества на протяжении всего ХХ в. деформировали возрастной состав населения;

наблюдается реструктуризация патологии, которая выражена в росте и доминировании эндогенной составляющей среди причин смертности, инвалидности и общей заболеваемости;

несмотря на то, что каждый из отмеченных параметров воспроизводства населения и его здоровья имеет свои особенности развития, по своему суммарному воздействию все они укладываются в общемировую и общероссийскую концепцию демографического перехода к стабилизации населения.

Глава 5. Оценка жизнеспособности населения с позиций медицинской и потенциальной демографии Все параметры изучения воспроизводства здоровья населения («ожидаемая продолжительность жизни», «продолжительность здоровой жизни» и «жизненный потенциал») взаимно дополняют друг друга, находясь в логической связи. Любое положительное изменение каждого из них приведет к увеличению общей жизнеспособности населения.

Именно, «ожидаемая продолжительность жизни», «продолжительность здоровой жизни» и «жизненный потенциал», их структурные и динамические характеристики и производные составляют понятие «медико демографические показатели», являясь совокупностью критериев воспроизводства здоровья и жизнеспособности населения.

Выявленные в ходе проведения медико-демографического исследования возможные резервы в воспроизводстве здоровья населения позволят наметить и скорректировать наши усилия по укреплению популяционного здоровья.

5.1. Резервы изменений ожидаемой продолжительности жизни До перехода к количественной оценке изменений и расчёта возможных резервов увеличения ожидаемой продолжительности жизни следует разобраться в смысле и содержании данного показателя.

Определение. Под «продолжительностью жизни» в обычном понимании выступает весь период между рождением и смертью, а под продолжительность предстоящей жизни – «интервал, который в будущем будет заключен между некоторым выбранным возрастом (прим. автора–не обязательно рождением, а любым возрастом жизни) и возрастом наступления смерти» [133, С. 389].

В современном практике существуют несколько синонимов названию показателя: «ожидаемая продолжительность жизни» и «средняя продолжительность предстоящей жизни», а также их сочетание (в виде порой парадоксальных) – «средняя ожидаемая продолжительность жизни» или «ожидаемая продолжительность предстоящей жизни» [49, 91и др.].

По нашему мнению, и это совпадает с трактовкой современных демографических и статистических словарей, речь все же должна идти об «ожидаемой продолжительности жизни» [133].

Термин «средняя продолжительность предстоящей жизни» происходит из характеристики количественного содержания показателя.

Ожидаемая продолжительность жизни для группы представителей любого выбранного возраста является средней арифметической распределения дожития оставшейся жизни, поэтому второе название – средняя продолжительность предстоящей жизни. Вместе с ожидаемой продолжительности жизни, имеются, но используются крайне редко или даже выведены из оборота, другие «средние величины» – медианная и модальная продолжительности жизни3 [36,93,102 и др.].

Показатель «ожидаемой продолжительности жизни (или средней продолжительности предстоящей жизни)» впервые был введен голландским математиком XVIII века Гюйгенсом [36]. По существующему определению ожидаемая продолжительность жизни показывает «сколько предстоит прожить в среднем одному человеку (из числа родившихся или достигшего определённого возраста), если на протяжении дальнейшей жизни его поколения в каждом возрасте сохранится интенсивность смерти для данного периода времени» [133, С.389]. При этом данный показатель не следует интерпретировать как продолжительность жизни до определённого периода, он характеризует в сумме за всю жизнь выживаемость на каждом году жизни, но не за полный год, а за несколько уменьшенную из-за смертности его часть.

Методика получения показателя. Ожидаемая продолжительность жизни является производным показателей таблицы смертности2.

Методов расчёта таблиц смертности много[17, 27, 36, 46, 58, 60, 93, 102, 121и др.]. Самые первые таблицы смертности при недостатке исходного материала, в частности распределения умерших людей по возрасту, строились условным методом. Другие таблицы, построенные прямым методом, требовали 100-летнего наблюдения, что также является неудобным. И, наконец, современные таблицы смертности строятся косвенным (или демографическим) методом. Преимуществом таблиц смертности, построенных косвенным способом, является тот, что они отражают сложившийся порядок доживания на момент их составления [102].

Проведение альтернативных упрощенных расчётов ожидаемой продолжительности жизни без построения таблиц дожития [49, 99] имеют довольно существенные недостатки:

потерю других, кроме ожидаемой продолжительности жизни, характеристик таблицы смертности (числа доживших и умерших, численность стационарного населения, число человеко-лет и т.д.), которые также необходимые для анализа;

точность расчётов, когда разница по сравнению с полной методикой расчёта, составляла до нескольких лет (приложения 2.3в и 2.3г).

Аналитические возможности показателя. Кроме обычных таблиц смертности (или дожития), составной частью которых является ожидаемая продолжительность жизни, существуют аналитические таблицы [43, 45, 47, Оценка сводится к определению разности между уровнями 60, 93, 117].

ожидаемой продолжительности жизни в аналитических и исходных таблицах Медианная (вероятная) продолжительность жизни определяет возраст, до которого доживет половина исходной совокупности, а модальная (нормальная) продолжительность жизни – возраст, в котором умирает наибольшее число исходной совокупности.

Таблица смертности (или дожития) представляют собой некоторую числовую модель, служащую для характеристики общего уровня и возрастных особенностей смертности населения в различные периоды времени.

смертности. К аналитическим таблицам относятся гипотетические, модельные и когортные таблицы.

В гипотетических таблицах продолжительность жизни соответствует той, какая существовала бы при наличии определённых условий дожития.

Поэтому гипотетические таблицы могут быть: оптимальными (когда используются наилучшие показатели смертности) [178], биологическими (с потенциально возможным биологическим уровнем продолжительности жизни) [164] и элиминирующими смертность в определённом возрасте [90, 168] или от конкретной причины [187].

По модельным таблицах выводят обобщенные модели с определёнными условиями формирования продолжительности жизни, отсюда – достижение улучшения жизни населения непременно должно привести к более долгой жизни [43, 45, 102].

По когортным таблицах прослеживается судьба выбранного поколения от рождения до конца жизни последнего представителя, при этом оценивая характеристики условий его жизни [148].

Использование показателя «ожидаемой продолжительности жизни»

как критерия здоровья. Ещё М. С. Бедным, выделившим медицинскую демографию и обозначившего её предмет изучения как воспроизводство здоровья населения [18, 20], большое внимание уделялось ожидаемой продолжительности жизни [17].

С его позиций количественно оценить здоровье населения единым показателем можно через жизнеспособность. А ожидаемая продолжительность жизни в узком практическом смысле является характеристикой потерь жизнеспособности от смертности или лишь опосредовано в результате предшествующей заболеваемости и инвалидности. Казалось бы, «за бортом» такого определения остается неучтенное воздействие на жизнеспособность пока ещё нелетальных исходов нездоровья. В этом направление проводились и ведутся исследования по расширению возможностей показателя до «продолжительности здоровой жизни».

Но самое главное, что показатель ожидаемой продолжительности жизни (в узком или широком значении) в отличие от смертности и заболеваемости не является антитезой здоровья, а способен оценить именно «жизнеспособность» применительно к среднестатистическому человеку.

Эволюция уровня продолжительности жизни. Биологические границы человеческой жизни составляют порядка 100-110 лет*. Однако, достижения такого уровня продолжительности жизни для всех представителей человеческого сообщества пока не под силу [17, 38, 46, 93, 117 и др.].

По заключению палеонтодемографов, первобытный человек мог жить в среднем 18 лет. В древнем цивилизованном мире (Эллада, Рим) человек жил * Хотя существует мнение, что продолжительность жизни для человеческой особи в 120 лет определена в Библии [Ветхий завет, Первая книга Моисея, гл. 5, ст. 3].

до 22 лет [20, 46]. На момент составления одних из первых таблиц смертности в XVII-XVIII веках ожидаемая продолжительность жизни составляла до 26 лет. К началу XX века на территории России этот показатель равнялся 33 годам, хотя в соседних европейских странах уровень ожидаемой продолжительности жизни при рождении доходил до 40-50 лет [105].

Значительный прорыв в увеличении продолжительности жизни следует считать с начала, так называемой, антибиотической эры – в 1930-1950-е годы. Причины смертности экзогенного происхождения, в частности инфекционные болезни, перестали быть доминирующими, и потому был достигнут уровень ожидаемой продолжительности жизни в 70 лет [46].

К сожалению, дальнейшие движения в сторону увеличения продолжительности жизни напрямую связаны со снижением преждевременной смертности от причин эндогенного происхождения, а также с улучшением качества жизни. Многие европейские страны продолжили свой поступательный рост, в России же до настоящего времени не преодолен достигнутый ещё в 1950-1960-ые годы уровень продолжительности [6, 10, 120], и даже имеются периоды некоторого снижения показателя ожидаемой продолжительности жизни (Рис.18а и 18б).

Швеция Греция Англия Норвегия лет Франция Италия Татарстан Россия 1955 1960 1965 1970 1975 1980 1985 1990 Годы Рис.18а. Ожидаемая продолжительность жизни среди мужчин в России и некоторых Европейских странах за 1955-1996 г.г.

Франция Швеция Италия Норвегия лет Греция Англия Татарстан Россия 1955 1960 1965 1970 1975 1980 1985 1990 Годы.Рис. 18б. Ожидаемая продолжительность жизни среди женщин в России и некоторых Европейских странах за 1955-1996 г.г.

Современными лидерами по продолжительности жизни являются Япония, США, Швеция, Канада и ряд других экономически развитых стран.

В Японии ожидаемая продолжительность жизни достигла уровня в 80 с лишним лет.

Каковы же дальнейшие перспективы увеличения продолжительности жизни? По заявлению общественно-популярного еженедельника «Аргументы и факты» США к 2008 г. решаются «штурмовать» отметку в 100 лет. Однако при построении подобных прогнозов на возможное развитие в будущем следует избегать простой экстраполяции данных. Так, анекдотичным выглядит сегодня, приведенные в одном учебнике по социальной гигиене 1970-х годов, планы по достижению следующих уровней ожидаемой продолжительности жизни в СССР: к 1970-ому году – 70 лет, к 1980-ому году – 80 лет, к 1990-ому году – 90 лет, к 2000-ому году – 100 лет. По всей видимости, автор, который не надеялся дожить до исполнения своих прогнозов, применил обычное линейное прогнозирование и не учёл, что каждое последующее увеличение будет даваться намного тяжелее.

Общая характеристика ожидаемой продолжительности жизни в РТ.

Уровень ожидаемой продолжительности жизни по республике традиционно несколько выше общероссийских показателей (на 2-2,5 года) и является наилучший по Приволжскому ФО*. Однако за последние три десятилетия уже прошлого века и начало нынешнего по данному показателю также нет положительной динамики (Рис. 19).

70 y = -0,0101x 2 + 0,3123x + 67, лет Годы Рис. 19. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в РТ за 1970-2002 годы, лет Динамика ожидаемой продолжительности жизни в регионе за 1970 2002 г.г. характеризуется некоторыми волнообразными изменениями с общей тенденцией к снижению. Общий уровень, описываемый соответствующим трендом, составил 69,19 лет. Период «наибольшего» подъёма показателя приходится на 1985-1992 г.г. (с максимальным значением в 1986 г. – 71, * Шкарин В.В. Тенденции в состоянии здоровья населения Приволжского Федерального округа / В.В.

Шкарин // Нижегор. мед.журн. – 2001, спец. вып. – С.23-39.: ил.

лет), периодов снижения было несколько – незначительный в 1982-1984 г.г. и более существенный – в 1992-1997г.г. (с минимальным значением в 1994 г. – 66,79 лет).

Рассчитанные раздельно для мужчин и женщин показатели имеют разницу в динамике лет в среднем в 10,94 года, при этом максимальное значение достигнуто в 2002 г. – 13,85 лет.

5.1.1. Компонентный анализ ожидаемой продолжительности жизни Чтобы определить причины отсутствия положительных изменений ожидаемой продолжительности жизни в РТ проведем компонентное разложение* и рассчитаем интервальные показатели продолжительности жизни [8, 9, 54].

Интервальная продолжительность предстоящей жизни, показывает «сколько в среднем предстоит человеку в том или ином конкретном интервале, ограниченном сверху и снизу» [60, С.275]. Другое, часто употребляемое, название данной производной от ожидаемой продолжительности жизни – «отсроченная (или временно отсроченная) средняя продолжительность предстоящей жизни» [102, 121]. Показатель «интервальной продолжительности жизни! также необходим при расчёте средней продолжительности экономически активной жизни (жизни в трудоспособном возрасте) [17, 24].

Характеристика изменений ожидаемой продолжительности жизни в РТ по возрасту. В анализе по региону за основу количественной оценки выживаемости для каждого биологически значимого возрастного периодов было взято отношение числа лет, которое вошло в общий уровень ожидаемой продолжительности жизни, к максимально возможному числу лет в данном возрасте.

За последнюю треть предыдущего века и начало нынешнего века в исследуемом регионе было выявило:

рост и высокая выживаемости среди младенцев (до 99,0%) и детей 1- лет (до 98,1%), в чем определённая заслуга педиатрической службы;

стабилизация выживаемости среди представителей молодых возрастов 15-44 года на уровне конца 1970-ых годов (к 93,8%), хотя для данной возрастной категории были и периоды с наилучшими показателями (в 1985 1990 г.г. – до 95,0-95,3%);

снижение выживаемости среди старшей взрослой возрастной категории 45-64лет (с 81,1% – в 1976 г., или даже 83,9% – в 1985-1986 г.г., до 75,5% – в 1994 г. и 77,2% – в 2001 г.);

* В практике ВОЗ при оценке продолжительности жизни выделяют пять основных возрастов, соответствующих определенным вехам биологической жизни человека: 0 лет (рождение), 1 год (начало формирования своего иммунитета), 15 лет (половое созревание), 45 лет (начало развитие хронической патологии), 65 лет (пожилой период) и 85 лет (старческий период) [91].

резкое снижение среди лиц пожилого возраста 65-84года (с 44,6% – в 1976 г. или 45,7% – в 1985 г., до 35,6%– в 1994 г. и 37,3% – в 2001 г.).

Таким образом, выживаемость среди младших возрастов населения региона стремиться к максимально возможному числу лет жизни в этот период, тогда как в старших и пожилых возрастах происходит снижение числа прожитых лет. Возможно, резервы дальнейшего увеличения ожидаемой продолжительности жизни в республике находятся именно в старших и пожилых возрастах.

Характеристика изменений ожидаемой продолжительности жизни в РТ по полу. Другим резервом увеличения ожидаемой продолжительности жизни в РТ (и в РФ в целом), является уровень ожидаемой продолжительности жизни для мужчин.

Как уже отмечено, разрыв в показателях ожидаемой продолжительности жизни среди мужчин и женщин составляет до 12-14 лет.

Избежать полностью различия в показателях продолжительности жизни мужчин и женщин – не удастся, так для сравнения скажем, что в экономически развитых странах оно составляет 6-8 лет[10].

В пользу более высокой продолжительности жизни среди женщин выступают – достижение определённых санитарно-гигиенических условий быта женщин и снижение рождаемости. Против мужчин также выступают – более низкая по сравнению с женщинами биологическая адаптационная способность мужчин, а также остающиеся различия в социальных ролях, выполняемых мужчинами и женщинами [8, 60].

Среди 12-14 лет различия в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин 2/3 приходится на экономически активный период.

Среди причин определяющих эти дополнительные потери следует назвать несчастные случаи и травмы, а также сосудистые поражения мозга.

Как подтверждение данного положения вещей следует отметить положительный эффект «антиалкогольной компании», позволившей снизить потери, прежде всего, от насильственной смертности.

5.1.2. Элиминационный резерв ожидаемой продолжительности жизни Достижение новых, меньших по уровню, возрастных коэффициентов смертности способно увеличить выживаемость и, следовательно, продолжительность жизни. Разность между фактическим и гипотетическим уровнями ожидаемой продолжительности жизни, исчисляемая в дополнительных годах жизни, будет выступать элиминационным резервом [56]. Он возможен при условиях, когда изменяется выживаемость в определённых возрастах и снижаются потери от причин, являющихся преждевременными. При этом уровень элиминационного резерва будет связан не только со снижением (или устранением) гибели в отдельных конкретных возрастах, но и с изменениями выживаемости и потерь в последующих возрастах.

Так, за последние три десятилетия в РТ устранение гибели на 1-ом году жизни добавляло бы к продолжительности уже имеющейся жизни в среднем 1,23 года, в возрасте 1-14 лет – 0,64 года, 15-44 лет – 3,45 года, 45-64 лет – 5,12 года и в 65-84 лет – 6,72 (Рис. 20). При этом периоды максимального значения количества дополнительных лет в различных возрастных категориях не всегда совпадали в динамике лет.

m(65-85)= Потенциальные годы жизни m(45-64)= m(15-44)= m(1-14)= m(0)= Годы Рис. 20. Элиминационный резерв при устранении гибели в разные возрастные периоды в РТ за 1970-2002 г.г., лет Для максимального значения элиминационного резерва в возрасте до 1 го года характерны начало и середина 1970-х годов, а также период «роста»

смертности в середине 1990-х годов. Это связано с увеличением младенческой смертности при переходе России на новые критерии живорожденности, а равно, как и с общим ростом смертности в этот период.

Для остального детского возраста (1-14 лет) заметных изменений в динамике лет нет, что связано с небольшим выигрышем в увеличении ожидаемой продолжительности жизни при устранении гибели в этом периоде жизни. Но все же наибольшее значение элиминационного резерва приходится на 1970-х годы, а далее начинает снижение значения дополнительных лет жизни в этом возрасте (минимальный уровень отмечен в 2001 г. – 0,37 года).

Для начальной взрослой возрастной группы (15-44 года), наоборот отмечается подъём элиминационного резерва со второй половины 1970-х по первую половину 1980-х годов, а затем – с начала 1990-х годов, он даже опережает общий рост смертности в 1993-1994 г.г. Уже в начале нового столетия в данном возрасте на фоне низкой выживаемости в этот период величина гипотетического резерва составляет 4,04-4,14 лет.

Практически схожая ситуация и со старшей взрослой возрастной группой (45-64 года). Пиковые значения элиминационного резерва приходятся на середину 1970-х, 1990-х годов и начало ХХI в. (в 1975 г. – 6, года, в 1995 г. – 6,00 года и в 2001 г. – 5,89 года).

Последний из анализируемых возрастов жизни (65-84 года) при своей выживаемости в 6,14-6,98 года, в динамике за последние три десятилетия был весьма противоречив по сравнению к другим возрастными группами.

Он имел «наибольшие» резервы выживаемости в начале 1970-х и 1990-х годов (что вполне понятно), а также в конце 1970-х – начале 1990-х годов (что весьма интересно, так как это был период снижения в других возрастах).

По всей видимости, при практически неизменном общем уровне продолжительности жизни успехи повышения выживаемости в одних возрастах, чаще ранних, поглощались снижением жизнеспособности в старших возрастах. Отсюда отмеченное «топтание на месте» в изменение и невозможности дальнейшего увеличения продолжительности жизни в целом.

Дифференциация элиминационного резерва по полу усиливает отмеченные тенденции со стороны мужской субпопуляции. Обращает на себя внимание низкая выживаемость мужчин в старших возрастах, когда значение гипотетических лет жизни в 45-64 года превышает аналогичный показатель для 65-84 лет (начало и середина 1970-х, середина 1990-х и 2000 ые года). У женской субпопуляции наибольшие значения элиминационных резервов «сдвинуты» к пожилым возрастам, тогда как в предшествующие возраста отмечается наилучшие показатели выживаемости для обоих полов.

Своеобразен эффект, достигаемый при гипотетическом устранении гибели в нескольких возрастных группах вместе (Рис. 21). Это способно привести к гораздо большему элиминационному резерву, чем простая сумма приростов продолжительности жизни при устранении в каждой возрастной группе по отдельности [178].

m(0)= Потенциальные годы жизни m(0-14)= m(0-44)= m(0-64)= m(0-85)= Годы Рис. 21. Элиминационный резерв при устранении гибели за разные возрастные периоды в РТ за 1970-2002 г.г., лет Величина разницы суммарного эффекта и просто устранения возможности гибели в отдельных возрастных группах достигает своего максимального значения к старшим возрастам (за весь анализируемый период в среднем в возрасте 0-44 года – 0,06 лет, в 0-64 года – 0,68 лет и в 0 84 года – 3,95 лет). При этом в мужской субпопуляции в старших и пожилых возрастах данный показатель больше аналогичного для женщин в три с лишним раза.

В связи с возрастными особенностями распространенности причин смерти и различными уровнями потерь, их соотносимая роль в сокращении ожидаемой продолжительности жизни будет неодинакова. По мере увеличения возраста влияние снижения смертности на ожидаемую продолжительность жизни уменьшается [56].

Интересен тот факт, что различий между обычным устранением гибели в младенческий и период и других возрастах по отдельности и суммарно практически нет. Тогда как в детском возрасте (1-14 лет) они начинают появляться в сумме с элиминированием преждевременной смерти в пожилом возрасте – 65-84 года (достигая значений до 0,69 года). В раннем взрослом возрастном периоде, до начала хронической патологии (15-44 года), эти различия сдвигаются на зрелый взрослый период – 45-64 (до 0,47 лет), а в пожилом периоде отмечается даже некоторое уменьшение значения элиминационного резерва при суммарном воздействии. Практически схожие результаты и для собственно периода 45-64 года, когда в сумме со смежными и другими возрастами он даёт аналогичные значения элиминационного резерва.

Таким образом, акценты прямого и косвенного воздействия на возможное увеличение продолжительности жизни сдвигаются именно на взрослый возрастной период.

5.2. Резервы изменений продолжительности здоровой жизни Наряду с показателем ожидаемой продолжительности жизни, исследователи все больше внимания уделяют разного рода показателям продолжительности здоровой жизни [9-11, 17, 18]. Особенно актуальным подобные исследования становятся в условиях, когда уровень быстро растет доля пожилых людей, и на первый план выходит задача продление продолжительности здоровой жизни в старших возрастах.

Учитывая неблагополучную ситуацию в российской смертности, важно знать, что скрывается за её высоким уровнем в относительно молодых возрастах: здоровые люди гибнут от травм и острых неожиданных заболеваний, или же молодые люди уже несут существенный груз болезней, и высокая смертность в значительной степени соответствуют уровню здоровья.

Последнее более или менее широкое обследование здоровья населения России проводились в связи с переписью населения 1979 г., несмотря на все прилагаемые усилия столь масштабная и дорогостоящая работа вряд ли будет проведена в будущем.

Альтернативой выступают исследования на основе самооценки своего здоровья обследованными. Мировой опыт свидетельствует, что уровень здоровья по самооценке (Self Rated Health)*даётрезультаты вполне сопоставимые с данными медицинских обследований [9], а понижение * В частности подобные вопросы присутствовали в исследованиях – World Values Surveysand European Values Surveys (WVS) в 1990-1993 и 1995-1997 гг. и Russian Longitudinal Monitoring Survey (RLMS).

самооценки здоровья является достоверным признаком повышения риска смерти [10].

Данные о распределении населения по возрасту и уровням здоровья в сочетании со стандартными показателями статистики смертности позволяет рассчитать ожидаемую продолжительность здоровой жизни (Healthy life Для этой цели чаще всего используется метод Д. Салливана expectancy).

(D. Sullivan) [17, 26, 59].

Исследования по России и Европе. Главная идея Д. Салливана состоит в том, что числа живущих в каждом возрастном интервале из обычных таблиц смертности делятся на группы здоровья, пропорционально тому, как распределяется по группам здоровья реальное население (Рис. 23а и 23б)*.

Россия Западная Европа 5 85+ 20- 25- 30- 35- 40- 45- 50- 55- 60- 65- 70- 75- 80- 85+ 20- 25- 30- 35- 40- 45- 50- 55- 60- 65- 70- 75- 80- Рис. 22а. Разложение продолжительности жизни мужчин на компоненты по уровню здоровья в России и Западной Европе, лет Россия Западная Европа 3 2 1 85+ 20- 25- 30- 35- 40- 45- 50- 55- 60- 65- 70- 75- 80- 20- 25- 30- 35- 40- 45- 50- 55- 60- 65- 70- 75- 80- 85+ Рис. 22б. Разложение продолжительности жизни женщин на компоненты по уровню здоровья в России и Западной Европе, лет * Каждый столбик означает число лет, прожитых двадцатилетними при данном статусе здоровья в соответствующем интервале возраста. Общая площадь гистограммы есть ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 20 лет. Области, окрашенные в светлый, светло-серый и темно-серый цвета, соответствуют продолжительности жизни при статусе здоровья «хорошее» и «очень хорошее», «среднее», «плохое» и «очень плохое».

Продолжительность жизни при статусе здоровья «неудовлетворительное» значительно варьирует по определению (компенсированное, некомпенсированное, субкомпенсированное – прим.

автора), чем продолжительность жизни при статусе здоровья «хорошее» и «практически хорошее», поэтому было проведено измерение продолжительности жизни при удовлетворительном или хорошем уровне здоровья (табл. 15) [11].

Таблица 15.

Ожидаемая продолжительность жизни и продолжительность здоровой жизни в различных европейских регионах, лет* В возрасте 20 лет В возрасте 45 лет В возрасте 65 лет Регионы hх hх hх ех ех ех hх hх hх Среди мужчин Россия 41,9 39,7 0,39 22,4 17,3 0,45 11,4 6,7 0, Восточная Европа 49,1 41,9 0,53 26,6 20,5 0,53 12,7 8,3 0, Западная Европа 54,5 50,4 0,32 31,2 27,6 0,35 15,0 12,5 0, Северная Европа 54,2 50,6 0,49 30,7 27,7 0,53 14,5 12,4 0, Среди женщин Россия 54,2 40,6 0,61 31,1 18,5 0,61 15,2 5,8 0, Восточная Европа 56,8 44,5 0,74 32,8 22,7 0,72 15,9 9,3 0, Западная Европа 60,2 53,7 0,44 36,0 30,3 0,47 18,1 14,0 0, Северная Европа 60,6 55,5 0,69 36,3 32,0 0,78 18,7 15,6 0, * В указанные регионы вошли следующие страны: в Западную Европу - Бельгия, Великобритания, Западная Германия, Ирландия, Испания и Италия;

в Восточную Европу – Болгария, Венгрия, Восточная Германия, Польша, Румыния и Чехия;

в Северную Европу – Дания, Нидерланды, Норвегия и Финляндия.

Введены следующие понятия: ех – ожидаемая продолжительность жизни в возрасте х лет;

hх – продолжительность здоровой жизни в этом возрасте;

hх – доверительный интервал продолжительности здоровой жизни при доверительном вероятности 0,95 (доверительный интервал для продолжительности здоровой жизни в возрасте 20 лет составляет в среднем 1% её величины, в возрасте 45 лет – 2%, а к 65 годам возрастает до 5-6%).

Отличие России по продолжительности здоровой жизни женщин от стран Восточной и Западной Европы (различие показателей Западной и Северной Европы между собой – незначительны и потому в дальнейшем речь пойдет только о Западной Европе) заметно выше, чем по общей продолжительности жизни во всех трёх выбранных возрастах (Рис. 23). У мужчин отличие России от стран Восточной Европы по продолжительности здоровой жизни в возрасте 20 и 45 лет меньше, чем по общей продолжительности жизни, а отличие от стран Западной Европы попродолжительности здоровой жизни и общей продолжительности жизни по всем возрастам – практически схожие.

Мужчины Женщины от Восточной Европы от Восточной Европы в 20 лет от Западной Европы от Западной Европы от Восточной Европы от Восточной Европы в 45 лет от Западной Европы от Западной Европы от Восточной Европы от Восточной Европы в 65 лет от Западной Европы от Западной Европы 0 2 4 6 8 10 12 14 16 0 2 4 6 8 10 12 14 е(х) h(x) Рис 23. Отличие продолжительности жизни (ex) и продолжительности здоровой жизни (hx) в России от стран Восточной и Западной Европы, лет Методы компонентного анализа продолжительности жизни [9] позволяют оценить, в какой мере различия вызваны различиями по уровню смертности, а в какой – по уровню самооценки состояния здоровья (табл. 16).

Таблица 16.

Декомпозиция отличий России по продолжительности здоровой жизни от стран Восточной и Западной Европы, лет Среди мужчин Среди женщин Возраст, в том числе за счёт в том числе за счёт В В лет самооценки уровня самооценки уровня целом целом здоровья смертности здоровья смертности Отличие России от стран Западной Европы 20-44 -4,5 -0,4 -4,1 -1,7 -0,7 -1, 45-64 -5,5 -1,2 -4,3 -4,5 -3,0 -1, 65 и более -3,7 -2,3 -1,4 -6,9 -5,7 -1, Итого: -13,7 -3,8 -9,9 -13,1 -9,4 -3, Отличие России от стран Восточной Европы 20-44 -2,4 0,5 -2,9 0,1 0,8 -0, 45-64 -1,9 0,2 -2,1 -1,2 -0,5 -0, 65 и более -0,9 -0,5 -0,4 -2,9 -2,7 -0, Итого: -5,2 0,2 -5,4 -3,9 -2,4 -1, Ожидаемая продолжительность здоровой жизни в возрасте 20 лет в России, как у мужчин, так и у женщин, более чем на 13 лет ниже, чем в Западной Европе. Однако у мужчин основные различия определяются уровнем смертности, а у женщин – здоровья. Одновременно с этим наибольший вклад в различия у мужчин вносят возраста 45-64 года, а у женщин основные потери по сравнению с Западной Европой приходятся на старшую возрастную группу.

Сравнение со странами Восточной Европы (Рис. 24а-24б) выявило, что различия в продолжительности здоровой жизни мужчин практически полностью определяются разными уровнями смертности. У женщин вклад смертности также в 1,6 раза меньше, чем вклад состояния здоровья.

У мужчин моложе 60 лет и женщин моложе 50 лет самооценка здоровья в России выше, чем в Восточной Европе.

Мужчины Женщины 0,0 0, 20-24 25-29 30-34 35-39 40-44 45-49 50-54 55-59 60-64 65-69 70-74 75-79 80-84 85+ 20-24 25-29 30-34 35-39 40-44 45-49 50-54 55-59 60-64 65-69 70-74 75-79 80-84 85+ -0,2 -0, -0,4 -0, -0,6 -0, -0,8 -0, -1,0 -1, -1,2 -1, -1,4 -1, -1,6 -1, Смертность -1, -1, Здоровье -2, -2, Рис. 24а. Декомпозиция отличий России по продолжительности здоровой жизни от стран Западной Европы, лет 0, 0, Мужчины 0, 0,2 Женщины 0, 0, -0, -0, -0, -0, -0, -0, -0, -0, -1, -1, -1, -1,2 Смертность -1, -1,4 Здоровье -1, -1, Рис. 24б. Декомпозиция отличий России по продолжительности здоровой жизни от стран Восточной Европы, лет Выбор критерия состояния здоровья населения. Критериями состояния здоровья живущих неявляются показатели заболеваемости и инвалидности. Последние больше выступают характеристиками деятельности здравоохранения, отражая либо обращаемость по поводу заболеваемости в сеть амбулаторно-поликлинических учреждений, либо результаты деятельности медицинских комиссий по освидетельствованию инвалидности. Парадоксальным являются и результаты пересчётов случаев заболеваемости на численность населения (типа 1200-1400 случаев на населения), когда величина явление превышает величину среды. Можно также приводитьмассу доказательств несостоятельности заболеваемости и инвалидности в определении уровня здоровья населения в целом, а не по отдельным хронизирующим патологиям (к примеру, нельзя болеть двумя разновидностями сахарного диабета сразу и т.д.).

Считаем, что истинным критерием здоровья населения является его распределение по группам здоровья. По различным классификациям их может быть 3-5, но суть разделения сводится на определение лиц с «хорошим», «удовлетворительным» и «плохим» состоянием здоровья.

Определение состояния здоровья как «хорошее» не вызывает сомнений. При «удовлетворительном» состоянии возможно наличие незначительных дефектов развития, не отягощающих жизнь, а также перенесение легких заболеваний без осложнений. И, наконец, категория «плохое» состояние здоровья означает наличие стойкой, хронической патологии.

Нами сделана попытка оценить население РТ по группам здоровья (Табл. 17).

Таблица 17.

Распределение основных возрастных категорий населения по группам здоровья в РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., в % 1970-1972 гг. 2002 г.

Возрастные I группа II группа III группа I группа II группа III группа категории, («хорошее») («удовлетво- («плохое») («хорошее») («удовлетво- («плохое») лет рительное») рительное») Среди мужчин и женщин 0 17,1 77,8 5,1 11,6 80,4 8, 1-14 20,1 62,3 17,7 18,4 66,3 15, 15-44 19,6 27,3 54,3 22,4 26,8 50, 45-64 3,1 8,4 88,6 4,7 9,7 85, 65-84 1,5 3,2 95,2 2,2 3,6 94, 85 и старше 1,1 1,4 97,5 1,6 1,8 96, Среди мужчин 0 14,1 79,3 6,6 9,6 78,3 12, 1-14 18,8 61,9 19,2 17,0 65,9 17, 15-44 20,3 30,1 49,4 19,8 33,4 46, 45-64 3,5 8,2 88,3 4,5 9,1 86, 65-84 0,5 3,0 96,5 0,7 3,8 95, 85 и старше 0,0 1,1 98,8 0,0 1,3 98, Среди женщин 0 18,6 78,1 3,3 12,6 82,4 5, 1-14 22,6 64,0 13,5 19,6 66,5 13, 15-44 19,0 23,8 57,2 23,2 22,2 54, 45-64 2,8 8,5 88,7 4,5 10,5 85, 65-84 2,1 3,4 94,4 2,5 3,6 94, 85 и старше 1,4 1,8 96,8 1,6 2,0 96, Расчёт продолжительности здоровой жизни по РТ. Используя подходы Т. А. Харьковой (1970) и Д. Салливан (1971), пересчитываем продолжительность здоровой жизни при состоянии хорошего и удовлетворительного здоровья (Табл. 18). Разница между величиной ожидаемой продолжительности жизни и продолжительностью здоровой жизни будет периодом жизни в состоянии болезней.

Величина полученной продолжительности здоровой жизни по исследуемому региону ниже аналогичного показателя при выборочном исследовании по России (Андреев Е. М., 2002). Однако для анализа, как и в случае получения различных величин ожидаемой продолжительности жизни при разных методах расчёта, важны структурные и динамические изменения показателей, рассчитанных при одинаковых или сходных условиях.

Таблица 18.

Сопоставление ожидаемой продолжительности жизни и продолжительности здоровой жизни по основным возрастным категориям населения РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., лет Достижение 1970-1972 гг. 2002 г.

определённого Ожидаемая Ожидаемая Продолжительность Разница Продолжительность Разница возраста, продолжительность продолжительность здоровой жизни(hх) (ех–hх) здоровой жизни(hх) (ех–hх) лет жизни(ех) жизни(ех) Среди мужчин и женщин 0 68,72 27,53 41,19 67,66 29,36 38, 1 69,16 27,15 42,01 67,46 28,78 38, 15 56,06 15,90 40,16 53,86 16,94 36, 45 29,59 2,59 27,00 27,98 2,99 24, 65 15,86 0,68 15,18 14,49 0,79 13, 85 6,29 0,00 6,29 5,37 0,00 5, Среди мужчин 0 64,98 27,74 37,24 61,20 29,23 31, 1 65,23 27,33 37,89 61,01 28,73 32, 15 52,04 16,32 35,72 47,44 17,17 30, 45 26,77 2,29 24,48 23,16 2,45 20, 65 15,57 0,45 15,12 11,82 0,48 11, 85 8,19 0,00 8,19 5,71 0,00 5, Среди женщин 0 71,47 27,04 44,43 74,63 29,48 45, 1 72,09 26,68 45,41 74,41 28,84 45, 15 59,07 14,82 44,25 60,75 16,75 44, 45 31,19 2,79 28,40 32,55 3,45 29, 65 16,03 0,82 15,21 16,24 0,94 15, 85 5,85 0,00 5,85 5,31 0,00 5, Первое, что обращает на себя внимание, то это меньший, нежели для продолжительности жизни в целом, разброс в показателях продолжительности здоровой жизни, рассчитанных отдельно для мужчин и женщин (в 1970-1972 г.г. – 0,72 лет и в 2002 г. – 0,25 лет). Следовательно, имеющиеся «отставание» в продолжительности жизни мужчин от аналогичного величины для женщин приходится на период жизни в состоянии болезни, так как по продолжительности здоровой жизни разницы практически нет (!).


Далее, с продвижением по возрасту и при достижении границ выделенных нами возрастных категорий идет утрата жизнеспособности, выраженная в продолжительности лет здоровой жизни. При этом не * отмечается «парадокс», наблюдаемый при прожитии 1-го года жизни, величина продолжительности здоровой жизни убывает сразу с рождения, достигая к началу полового созревания (к 15 годам) – 16,94 лет, к началу * Речь идет о парадоксе смертности, когда величина продолжительности жизни для достигших 1-го года жизни была больше, чем для новорожденного в силу большого влияния на жизнеспособность вероятности смерти в младенчестве.

формирования хронической патологии (к 45 годам) – 2,99 лет, а к началу пожилого периода (к 65 годам) – 0,79 лет. Женская субпопуляция будет демонстрировать несколько большую жизнеспособность нежели мужская за исключением периода начала полового созревания, когда у мужчин отмечается преимущество в продолжительности здоровой жизни (17,17 и 16,75 лет соответственно).

Однако, как и в случае с ожидаемой продолжительностью жизни не следует интерпретировать эти величины как некую оставшуюся длительность пребывания в здоровом состоянии - она лишь указывает уровень, имеющийся при достижении определённого возраста или правильнее сказать прожитии всех предшествующих периодов жизни с их рисками болезни и смерти.

5.2.1. Компонентный анализ продолжительности здоровой жизни Считаем целесообразным, по аналогии с ожидаемой продолжительностью жизни, провести компонентное разложение продолжительности здоровой жизни (табл. 19).

Таблица 19.

Компонентное разложение ожидаемой продолжительности жизни и продолжительности здоровой жизни по основным возрастным категориям населения РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., лет 1970-1972 гг. 2002 г.

Возрастные Интервальная Интервальная Интервальная Интервальная категории, ожидаемая продолжительность Разница ожидаемая продолжительность Разница лет продолжительность здоровой (ех–hх) продолжительность здоровой (ех–hх) жизни(ех) жизни(hх) жизни(ех) жизни(hх) Среди мужчин и женщин 0 0,99 0,05 0,99 0, 0,94 0, 1-14 13,59 2,36 13,78 1, 11,23 11, 15-44 28,04 14,96 28,32 14, 13,08 14, 45-64 16,01 14,16 15,43 13, 1,85 2, 65-84 10,10 9,66 9,14 8, 0,43 0, Итого: 68,72 27,53 41,19 67,66 29,36 38, Среди мужчин 0 0,99 0,07 0,99 0, 0,92 0, 1-14 13,62 2,60 13,75 2, 11,02 11, 15-44 27,70 13,85 27,57 12, 13,85 14, 45-64 14,62 12,91 13,26 11, 1,71 1, 65-84 8,05 7,82 5,63 5, 0,23 0, Итого: 64,98 27,74 37,24 61,20 29,23 31, Среди женщин 0 0,99 0,04 0,99 0, 0,95 0, 1-14 13,56 1,76 13,81 1, 11,80 12, 15-44 28,37 16,64 29,10 15, 11,73 13, 45-64 17,08 15,11 17,76 15, 1,97 2, 65-84 11,47 10,89 12,97 12, 0,58 0, Итого: 71,47 27,03 44,44 74,63 29,48 45, При применяемой нами оценке продолжительность здоровой жизни среди продолжительности жизни в целом в 2002 г. составляет 43,3%, что все же несколько «больше», чем три десятилетия назад (40,1%). Далее отмечается некое снижение здоровья наших новорожденных (в 2002 г. – 92,0% против 1970-1972 г.г. – 94,9%). Все последующие возраста имеют в последнее время лучшие показатели, нежели 30 лет назад: в возрасте 1-14 лет – 85,7% (в 1970-1972 г.г. – 82,7%), в возрасте 15-44 года – 49,5% (46,6%), в 45-64 года – 13,8% (11,6%) и в 65-84 года – 5,5% (4,3%).

При этом надо отметить, что значительно увеличилась доля «здоровой жизни» в продолжительности всей жизни среди мужчин (в 2002 г. – 47,8% против 1970-1972 г.г. – 42,7%), нежели среди женщин (в 2002 г. – 39,5% против 1970-1972 г.г. – 38,1%).

Другие морфологические различия в динамике трёх десятилетий заключаются:

– в большем снижении продолжительности здоровой жизни среди мужчин на первом году жизни (на 5,5%), чем среди женщин (на 1,7%);

– в несколько большем приросте продолжительности здоровой жизни среди мужчин в 15-44 года (на 3,7%), чем среди женщин (на 3,5%);

– в значительном большем приросте продолжительности здоровой жизни среди мужчин в 1-14 лет и 65-84 года (на 3,1% и 1,2%), чем среди женщин (на 0,1% и 0,7%), что все равно не позволило достигнуть уровня «здоровой жизни» женщин в этих возрастах;

– в меньшем приросте продолжительности здоровой жизни среди мужчин в 45-64 года (на 1,6%), чем среди женщин (на 2,6%);

Учитывая возможность получения интервальной продолжительности жизни при любом уровне здоровья, строим соответствующие диаграммы (Рис. 25а-25б), которые наглядно нам демонстрируют «нарастание»

нездоровья с продвижением по возрасту.

1970-1972 г.г. 2002 г.г.

3 2 1 0 - 10 - 15 20 25 30 35 40 45 50 55 60 65 70 75 80 - 0 0 5 5 - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - При состоянии здоровья: "плохом";

"Удовдетворительном";

"хорошем" Рис. 25а. Продолжительность жизни МУЖЧИН при различном уровне здоровья в РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., лет 2002 г.

1970-1972 г.г.

5 4 3 2 1 0 - 10 -- 15 - 20 - 25 - 30 - 35 - 40 - 45 - 50 - 55 - 60 - 65 - 70 - 75 - 80 - 1 5 2 0 2 5 3 0 3 5 4 0 4 5 5 0 5 5 6 0 6 5 7 0 7 5 8 0 10 -- 0 0 - - - - - - - - - - - - - - - - - При состоянии здоровья: "плохом";

"Удовдетворительном";

"хорошем" Рис. 25б. Продолжительность жизни ЖЕНЩИН при различном уровне здоровья в РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., лет 5.2.2. Влияние изменений продолжительности здоровой жизни на трудовую и репродуктивную деятельности Продолжительность трудовой деятельности с учётом сложившейся повозрастной занятости населения в период с 1970-1972 по 2002 г.г. для мужчин и женщин практически не изменилась (табл. 20), однако продолжительность здоровой жизни увеличилась на 10% (или с 10,28 до 11,32 лет соответственно). При этом наибольшее значение прироста отмечено в женской субпопуляции (14,6% у женщин против 6,0% у мужчин).

Таблица 20.

Ожидаемая продолжительность жизни и продолжительность здоровой жизни в период трудовой деятельности населения РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., лет Разница 2002 г. Темп прироста 2002 г.

1970- Пол Показатель 1972 гг. г. и 1970-1972 гг. к 1970-1972 г.г., в % Ожидаемая продолжительность 29,45 28,65 -0,79 -2, Мужчины жизни Продолжительность 10,80 11,44 0,65 6, здоровой жизни Ожидаемая продолжительность 29,28 30,10 0,82 2, Женщины жизни Продолжительность 9,77 11,20 1,43 14, здоровой жизни Ожидаемая продолжительность Мужчины 29,36 29,37 0,01 0, жизни и женщины Продолжительность 10,28 11,32 1,04 10, здоровой жизни Влияние на репродуктивную деятельность целесообразнее оценить по изменению конечных результатов (нетто-коэффициента) воспроизводства населения (табл. 21). И хотя за весь изучаемый период произошло снижение этого показателя 36,6%, в условиях только «продолжительности здоровой жизни» этот показатель выглядит на 10 пунктов лучше.

Таблица 21.

Конечные результаты (нетто-коэффициент) воспроизводства населения в условиях общей продолжительность жизни и продолжительности здоровой жизни населения РТ за 1970-1972 и 2002 г.г.

Разница2002 Темп прироста Состояние 1970-1972 гг. 2002 г. г. и 1970-1972 2002 г. к 1970- гг. г.г., в % В условиях общей продолжительности жизни 1,046 0,663 -0,383 -36, В условиях продолжительности только «здоровой» жизни 0,456 0,335 -0,121 -26, 5.3. Изменение жизненного потенциала и индекс воспроизводства здоровья населения Как было сказано выше, «жизненный потенциал» есть период жизни, который предстоит прожить группе лиц или населению в целом [151].

Поэтому, определяемый суммой жизненных потенциалов всех живущих, он выступает как совокупный жизненный потенциал, однако его не следует ограничивать фиксацией демографических факторов, относящихся только к началу и к концу человеческой жизни (и тогда говорят о полном жизненном потенциал), а можно измерять на различные периоды жизни (или частичные жизненные потенциалы) [192-199].

Изменение общего жизненного потенциала. Прирост жизненного потенциала при замкнутом населении (без миграции) происходит за счёт новых рождений или переходов по возрасту. А поскольку наш «жизненный потенциал» исчислен для состояния здоровья населения как «хорошего и удовлетворительного», то его прирост возможен ещё и при увеличении данной группы населения.

Оценка воспроизводства здоровья населения РТ, проведённая между современниками, живущими в 2002 г., и предшествующий поколении, жившем в 1970-1972 г.г., выявила незначительное общее изменение жизненного потенциала при «хорошем и удовлетворительном» состоянии здоровья (табл. 22). Свидетельством этому является индексный показатель, который следует считать общим коэффициентом воспроизводства здоровья населения. Его величина составила для всего населения 0,983, что обусловлено более низкой жизнеспособностью мужчин (0,965), тогда как женская субпопуляция демонстрирует даже некоторое улучшение в состоянии своего здоровья по сравнению с предшествующим периодом (1,024).

Таблица 22.

Жизненный потенциал населения при «хорошем и удовлетворительном состоянии здоровья»

в РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., человеко-лет Возрастные Отношение 1970-1972 гг. 2002 г.

категории, лет 2002 г. к 1970-1972 г.г.


Среди мужчин и женщин 0 1 291 026 1 120 820 0, 1-14 20 702 663 15 387 663 0, 15-44 13 091 731 16 808 845 1, 45-64 903 538 1 810 847 2, 65-84 113 922 248 427 2, 85 и старше 111 487 206 862 1, Итого: 0, 36 214 367 35 583 Среди мужчин 0 652 163 568 669 0, 1-14 10 642 467 7 914 910 0, 15-44 6 552 234 8 311 602 1, 45-64 277 848 666 800 2, 65-84 17 329 47 812 2, 85 и старше 35 636 37 259 1, Итого: 0, 18 177 676 17 547 Среди женщин 0 636 639 551 970 0, 1-14 9 964 224 7 479 125 0, 15-44 6 372 673 8 700 312 1, 45-64 633 402 1 122 217 1, 65-84 102 316 187 933 1, 85 и старше 78 222 169 761 2, Итого: 1, 17 787 476 18 211 Нами также были рассчитаны частичные жизненные потенциалы по основным возрастным категориям. Выявлены следующие особенности изменения уровня жизненного потенциала в 2002 г. по сравнению с 1970 1972 г.г.:

снижение в группах новорожденных (0 лет) и детей (1-14 лет) – на 13,2% и 25,7% соответственно, что практически одинаково у мужчин и женщин;

рост в начальной взрослой группе (15-44 лет) на 26,9% у мужчин и 36,5% у женщин;

значительный рост в старшей взрослой (45-64 года) и пожилой (65- года) группах больше у мужчин (в 2,4 и 2,8 раза – соответственно), нежели у женщин данных возрастов (по 1,8 раза);

преобладающий рост среди женщин старшей возрастной группы (85 лет и более) в 2,2 раза при практически стабильном уровне среди мужчин данной категории (прирост на 4,6%).

Характеристики частичных жизненных потенциалов. Внутри себя любая группа населения неоднородна и состоит из лиц разного возраста, её жизненный потенциал реализуется не сразу, а со временем.

Для характеристики потенциала группы населения вычисляется средний жизненный потенциал в расчёте на одного человека, который позволяет рассматривать всю группу лиц как представителей одинакового возраста (табл. 23).

Таблица 23.

Средний жизненный потенциал населения при «хорошем и удовлетворительном состоянии здоровья» в РТ за 1970-1972 и 2002 г.г., человеко-лет Возрастные 1970-1972 гг. 2002 г. Прирост, в % категории, лет Среди мужчин и женщин 0 27,34 29,07 6, 1-14 21,10 22,03 4, 15-44 8,12 8,50 4, 45-64 1,44 1,82 26, 65-84 0,73 0,69 -5, Среди мужчин 0 27,54 28,98 5, 1-14 21,44 22,15 3, 15-44 8,34 8,38 0, 45-64 1,27 1,47 15, 65-84 0,65 0,40 -38, Среди женщин 0 27,05 29,16 7, 1-14 20,47 21,94 7, 15-44 7,71 8,84 14, 45-64 1,55 2,05 32, 65-84 0,81 0,78 -3, Однако не следует путать средний жизненный потенциал группы с продолжительностью здоровой жизни, они лишь немного похожи по величине показателя. Продолжительность здоровой жизни, как частный случай ожидаемой продолжительности жизни, есть число максимально «проживаемых» лет, о чем ещё лучше свидетельствует её компонентное разложение (табл. 18 и 19), а средний жизненный потенциал распределяет весь жизненный потенциал населения на живущих в группе при условии одинакового среднего возраста представителей группы. Да к тому же продолжительность здоровой жизни моделируется на стационарном населении, тогда как средний жизненный потенциал характеризует реальное население.

Изменение среднего жизненного потенциала групп имеет более скромные различия в уровнях показателей поколения 2002 г. от когорты 1970-1972 г.г., нежели изменения жизненного потенциала по этим же группам населения (частичного жизненного потенциала). Объяснение этому факту следующее, жизненный потенциал складывается из численности живущих и интенсивности «выживания», определяемой продолжительностью здоровой жизни за каждый год возраста. Поэтому жизненный потенциал зависит от изменения этих двух параметров. А средний жизненный потенциал, который рассчитывается на одного представителя группы населения, характеризует только среднюю «выживаемость», сложившуюся в этой группе.

Поэтому анализ изменений среднего жизненного потенциала (табл. 23), мы проведем вместе с уже озвученными изменениями жизненного потенциала в целом (табл. 22). Итак, в 2002 г. по сравнению с 1970-1972 г.г., было отмечено следующее:

несмотря на снижение жизненного потенциала в период новорожденности и детства (0 и 1-14 лет), по среднему жизненному потенциалу этих групп имеется прирост, что обусловлено качественными подвижками в состоянии здоровья данных категорий населения, при этом наибольшие изменения приходятся на женскую субпопуляцию, нежели на мужскую (в 0 лет средний жизненный потенциал увеличился на 5,2% – у мужчин и 7,8% – у женщин, в 1-14 лет на 3,3% – у мужчин и 7,2% – у женщин);

изменения среднего жизненного потенциала в начальном взрослом периоде (15-44 года) более «скромные», нежели изменения жизненного потенциала этой возрастной категории, а среди мужской субпопуляции они даже незначительны (0,5% – у мужчин и 14,7% – у женщин);

изменения среднего жизненного потенциала в старшем взрослом периоде (45-64 года) самые большие среди остальных возрастных категорий, но идут они не «в разы» как по жизненному потенциалу, а лишь на десятки процентов (15,7% – у мужчин и 32,3% – у женщин);

по среднему жизненному потенциалу пожилой группы (65-84 лет) отмечено снижение, что связано с резким увеличением численности доживающих к этому возрасту и потому «распылением» среднего жизненного потенциала.

Следующим параметром группового жизненного потенциала выступает жизненный центр (xc) или возраст, в котором жизненный потенциал лиц моложе данного возраста равен жизненному потенциалу старших возрастов.

Поэтому жизненный центр будет зависеть от возрастной структуры и жизнеспособности отдельных возрастов.

Возрастными характеристикам групп населения являются средний арифметический возраст населения(ха)* и медиана возраста (хs). Оба эти показатели зависят только от возрастной структуры населения и не зависят от жизненного потенциала отдельных возрастов.

Для характеристики частичных жизненных потенциалов интересны соотношения указанных показателей – жизненного центра к медиане возраста, а также медианы возраста к среднему арифметическому возрасту (хс:хs и хs : ха) (табл. 24).

По указанным соотношениям были отмечены следующие закономерности, чем более многочисленны возрастные группы и чем выше жизненный потенциал, тем меньше величина хс:хs, и наоборот, чем меньше жизненный потенциал, тем больше величина этого соотношения. Поэтому сравнения данных средних величин и интерпретации их во времени обусловлены изменениями в возрастной структуре и интенсивности демографического события. Медиана возраста и средний арифметический возраст зависят только от возрастной структуры, а жизненный центр – от изучаемого демографического события (жизнеспособности).

* данный показатель аналогичен среднему возрасту живущих.

Таблица 24.

Среднегрупповые возрастные характеристики жизненного потенциала населения при «хорошем и удовлетворительном состоянии здоровья» в РТ за 1970-1972 и 2002 г.г.

Возрастные Жизненный центр Медиана возраста Средний арифметический (xc) : (xs) (xs) : (xa) категории, (xc), лет (xs), лет возраст (xa), лет лет 1970-1972 гг. 2002 г. 1970-1972 гг. 2002 г. 1970-1972 гг. 2002 г. 1970-1972 гг. 2002 г. Прирост, в % 1970-1972 гг. 2002 г. Прирост, в % Среди мужчин и женщин 0 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 1,000 1,000 0,0 1,000 1,000 0, 1-14 7,92 8,13 8,56 9,44 8,43 8,83 0,925 0,861 -6,9 1,016 1,069 5, 15-44 22,99 23,91 30,11 29,82 29,56 30,01 0,764 0,802 5,0 1,018 0,994 -2, 45-64 51,74 50,16 54,90 52,75 54,79 53,82 0,942 0,951 0,9 1,002 0,980 -2, 65-84 69,20 69,85 71,42 72,14 72,45 72,68 0,969 0,968 -0,1 0,986 0,993 0, В среднем: -0, 12,21 16,61 27,65 31,32 30,90 37,18 0,532 0,530 0,895 0,842 -5, Среди мужчин 0 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 1,000 1,000 0,0 1,000 1,000 0, 1-14 7,98 8,64 7,57 9,42 8,43 8,82 1,054 0,917 -13,0 0,898 1,068 18, 15-44 22,98 23,47 29,56 29,70 29,25 29,90 0,777 0,790 1,7 1,010 0,993 -1, 45-64 50,87 49,92 54,05 52,44 54,29 53,54 0,941 0,952 1,1 0,996 0,979 -1, 65-84 68,71 69,85 71,24 71,18 72,32 71,83 0,964 0,981 1,7 0,985 0,991 0, В среднем: 3, 11,99 15,50 23,07 28,05 27,32 34,60 0,535 0,553 0,844 0,811 -4, Среди женщин 0 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 1,000 1,000 0,0 1,000 1,000 0, 1-14 7,92 8,64 7,98 9,46 8,42 8,84 0,992 0,913 -8,0 0,947 1,070 12, 15-44 22,75 24,35 30,50 29,94 29,85 30,12 0,746 0,813 9,0 1,022 0,994 -2, 45-64 52,16 50,33 55,33 53,02 55,05 54,05 0,943 0,949 0,7 1,005 0,981 -2, 65-84 69,29 70,24 71,48 72,64 72,50 73,11 0,969 0,967 -0,2 0,986 0,994 0, В среднем: 14, 12,47 16,97 32,82 39,08 33,83 39,45 0,380 0,434 0,970 0,991 2, Применение приведенных групповых характеристик позволяет дифференцировать произошедшие изменения жизненного потенциала из-за увеличения численности групп населения, как это имеет место в средних и старших возрастах, или роста жизнеспособности представителей групп, как это отмечается в младших возрастах.

Резюме. Подводя итоги оценки жизнеспособности населения изучаемого региона, можно сделать следующие выводы:

показатель продолжительности жизни не следует интерпретировать как продолжительность жизни до определённого периода, он характеризует в сумме за всю жизнь выживаемость на каждом году жизни, но не за полный год, а за несколько уменьшенную из-за смертности его часть;

несмотря на, что уровень ожидаемой продолжительности жизни по РТ традиционно несколько выше общероссийских показателей (на 2-2,5 года), однако за последние три с лишним десятилетия уже по данному показателю также нет положительной динамики;

компонентное разложение ожидаемой продолжительности жизни в регионе выявило рост выживаемости среди младенцев и детей – в 1-14 лет (до 98-99%), стабилизацию выживаемости среди лиц младшего взрослого возраст – в 15-44 года (94-95%), снижение выживаемости среди представителей старшего взрослого возраста– в 45-64 лет (с 81% до 76-77%) и резкое снижение среди лиц пожилого возраста – в 65-84 года (с 45-46% до 36-37%);

о возможности достижения новых уровней выживаемости свидетельствует элиминационный резерв, который для средних и старших возрастов имеет подъём со второй половины 1970-х и начала 1990-х годов, величина гипотетического резерва растет по мере увеличения возраста (с 4,04-4,14 лет в возрасте 15-44 года до 6,14-6,98 лет в возрасте 65-84 года), но успехи повышения выживаемости в ранних периодах жизни «поглощались»

снижением жизнеспособности в старших возрастах и не способствовали увеличению продолжительности жизни в целом;

дифференциация элиминационного резерва по полу усиливает отмеченные тенденции со стороны мужской субпопуляции, у женщин наибольшие значения резервов «сдвинуты» к пожилым возрастам;

гипотетическое устранении гибели в нескольких периодах жизни вместе способно привести к гораздо большему элиминационному резерву, чем простая сумма приростов продолжительности жизни при устранении по отдельности. Величина разницы суммарного эффекта и простого устранения возможности гибели в отдельных возрастах достигает своего максимального значения к старшим возрастам (за весь анализируемый период в возрасте 0 44 года – 0,06 лет, в 0-64 года – 0,68 лет и в 0-84 года – 3,95 лет).В детском возрасте – в 1-14 лет максимум эффекта приходится на возраст 65-84 года (достигая значений до 0,69 года),в раннем взрослом возрасте – в 15-44 года это уже проявляется в сумме с возрастом 45-64 лет (до 0,47 лет), а в пожилом периоде отмечается уменьшение значения элиминационного резерва при суммарном воздействии. Акценты прямого и косвенного воздействия на возможное увеличение продолжительности жизни сдвигаются именно на взрослый период;

оценка воспроизводства здоровья населения, проведенная между современниками и предшествующим им тридцать лет назад когортой, выявило незначительное изменение жизненного потенциала. Прекрасным свидетельством этому является индексный показатель, который следует считать коэффициентом воспроизводства здоровья населения, его величина составила для всего населения 0,987, что обусловлено низкой жизнеспособностью мужчин (0,965), тогда как женская субпопуляция продемонстрировала некоторое улучшение в состоянии своего здоровья по сравнению с предшествующим периодом (1,024).Применение групповых характеристик позволяет дифференцировать произошедшие общие изменения жизненного потенциала в виду увеличения численности групп населения (средние и старшие возраста) или роста жизнеспособности представителей групп (младшие возраста).

Глава 6. Внутрирегиональная дифференциация медико-демографических показателей Возможности классификация территорий, входящих в регион.

Среди различных видов анализа внутрирегиональных данных к разряду наиболее информативных с точки зрения полезности результатов для формирования мероприятий по улучшению здоровья населения является классификация и ранжирование территорий [13, 18, 101, 142и др.].

Под классификацией территорий понимается разбиение всей их совокупности на заданное или произвольное количество классов (таксонов) таким образом, чтобы каждый класс содержал близкие в том или ином отношении территории. Под ранжированием территорий понимают присвоение каждой территории порядкового номера (ранга), в соответствие с которым они могут быть расположены в порядке возрастания или убывания некоторой их характеристики, которая может быть выражена количественно.

Ранжированный ряд легко может быть разбит на группы территорий с близкими значениями рангов.

Существуют различные подходы к классификации территорий [154]:

классификации на основе экспертных оценок;

многофакторная классификация (таксономия);

и классификация по отдельным первичным или интегральным показателям.

Первый способ предполагает классификацию территорий с последующей обработкой полученных вариантов стандартными методами анализа экспертных оценок. Но во многом он зависит от опытности, информированности, профессиональных интересов и добросовестности экспертов и в значительной мере является субъективной.

Второй способ, называемый таксономией, предполагает разбиение территорий на группы (таксоны) в выбранном признаковом пространстве.

Количество получаемых таксонов и распределение территорий по таксонам обычно зависит от применяемого алгоритма и набора признаков (показателей). Многофакторная таксономия позволяет выделить группы территорий, имеющих близкие значения используемых признаков, однако она не даёт возможности ранжировать территории.

Третий способ, классификация по отдельным первичным или интегральным показателям, предполагает разбиение имеющейся совокупности территорий с близкими значениями выбранного показателя.

Основу процедуры классификации составляет выбор смежных значений, разделяющих интервалы значений показателя, соответствующие разным классам.

Ключевым моментом при классификации является выбор количество классов разбиения. Существуют алгоритмы классификации, автоматически оценивающие их количество, однако в реальных задачах хорошо выраженные кластеры нередко отсутствуют. Поэтому используются классификации на заданное число кластеров и это зависит от целей и задачей проводимого анализа.

6.1. Краткая историко-географическая справка о составе региона Перед началом классификации территорий по показателям воспроизводства здоровья населения, дадим небольшой экскурс развития данного региона и его состава.

Как следует из экономико-географического справочника середины 90-х годов прошлого столетия: «Татарстан – одна из наиболее крупных по населению и экономическому потенциалу республик бывшего Союза.

Удобное транспортно-географическое положение, богатые природные и трудовые ресурсы, мощная промышленность и стабильное сельское хозяйство обеспечивает Татарстану заметное место в постсоветском экономическом пространстве, а его историческое прошлое определяет этническое и культурное своеобразие обширного региона на границе Европы и Азии»*.

* Все о Татарстане: Экон.-геогр. справ. / Сост.: М.Р. Мустафин, РГ., Хузеев. – Казань:

Идел-пресс, 1994. – 164 с.: ил.

Период развития региона как Казанской губернии4,5,6,7. В 1708 г. вся Российская империя была разделена на восемь губерний, в числе которых образована и Казанская губерния. Границы её к тому времени были весьма обширны: северные её пределы захватывали костромской город Юрьев, вятские города Яранск и Уржум;

восточные – города Гурьев, Уфу, Осу и простирались далее до реки Яика (Урал);

на западе – Нижний Новгород, Муром, Вязники, Касимов и Елатьму;

на юге – Темников, Пензу и саратовские и астраханские города, до реки Терек. На тот момент Казанская губерния включала в себя 71 уезд и 72 города.

Впоследствии в составе Казанской губернии были произведены некоторые изменения. Так, в 1714 г. Нижний Новгород был выведен из её состава, но к 1717 г. - снова к ней присоединен, Астраханский край обособился в самостоятельную губернию.

В 1719 г. в Российской империи устанавливаются промежуточные между губернией и её уездами инстанции – провинций. Теперь вся Россия была поделена уже на 10 губерний. Казанская губерния в новом формате включала в себя 4 провинции (Казанскую, Свияжскую, Пензенскую и Уфимскую) и значительно сократилась в объёме. Сверх прежнего своего состава она включала в себя лишь Уфимскую губернию и части Вятской и Пензенской. Впоследствии к ней были присоединены провинции Вятская и Соликамская (1727 г.), но зато отделились от нее – Уфимская провинция (1728 г.) и город Самара (1733 г.).

В 1775 г. по новому «Учреждению о губерниях» преобразовывалась вся система территориального устройства и России была разделена уже на губерний. Провинции были уничтожены, но зато введены наместничества, в которые соединялись по две-три губернии. В результате новой реформы было образовано Казанское наместничество, составленное из Казанской, Пензенской и Саратовской губерний.

В это время Казанская губерния включала в себя Казанский, Арский, Козьмодемьянский, Лаишевский, Мамадышский, Свияжский, Тетюшский, Царевококшайский, Цивильский, Чебоксарский, Чистопольский и Ядринский уезды. В таком составе Казанская губерния просуществовала до 1917 г.

Период развития региона как Татарской автономной советской социалистической республики8. После Октябрьского большевистского переворота (1917 г.) новое Советское правительство подготовило проект Татаро-Башкирской республики, однако в 1919 г. это решение было отменено, а 27 мая 1920 г. был издан декрет ВЦИК и СНК об образовании Автономной Татарской советской социалистической республики (позже – Республика Татарстан 1920-2000 гг. / Стат. сборн. – Казань: Госкомстат РТ, 2001. – 304 с.

Казанская губерния / Материалы для географии и статистики России // Сост.: М. Лаптев. – СПб.: Воен.

типогр., Памятные книги Казанской губернии. Казань, 1861-1890 гг.

Обзоры Казанской губернии за 1983-1913 гг. – Казань, Типогр. губ.правл.

Татария за 50 лет / Стат. сборн. – Казань, Госкомстат РТ, 1967. – 206 с.: ил.

ТАССР). В августе 1990 г. Верховный Совет республики принял декларацию о государственном суверенитете и с апреля 1992 г. официальное название республики становится Республика Татарстан.

После образования ТАССР её территория была административно разделена на 10 кантонов и 125 волостей. В 1922 г. число кантонов стало 13, а в 1924 г. – 12. В 1928 г. в республике осталось лишь 8 кантонов, но к ним добавилось 8 административных района. Кантоны делились на волостей, а те в свою очередь на 334 сельсовета. С 1930 г. в республике остались только районы.

Сначала число районов было 45 единиц, своего максимального числа они достигли в 1944 г. – 70. В мае 1952 г. в составе ТАССР были образованы Казанская и Чистопольская, а в феврале 1953 г. – Бугульминская области, но в апреле 1953 г. Все они были упразднены. В 1960 г. число районов сократилось (до 48), а в 1963 г. – достигло минимума (17), но затем их число снова стало увеличиваться и с 1991 г. и по сегодняшний день насчитывает района.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.