авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 26 |

«Ильин Евгений Павлович ЭМОЦИИ И ЧУВСТВА Серия «Мастера психологии» Главный редактор ...»

-- [ Страница 10 ] --

Авторы отмечают, что они не рассматривают данную схему как окончательную и наиболее полную. Однако она является удобной моделью, позволяющей проследить развитие с возрастом организации знаний об эмоциях. Здесь надо уточнить, что дан­ ная модель позволяет лишь разработать на ее основе методики выявления этих зна­ ний, но сама по себе эти знания не выявляет. Именно это и сделали Н. Д. Былкина и Д. В. Люсин, но разработанная ими методика была направлена не столько на выяв­ ление знаний об эмоциях, сколько на выяснении роли (значимости) при идентифи­ кации эмоции ее причины (антецедента), ее внешнего выражения и медиаторов. Ина­ че говоря, методика должна была показать, какие из этих трех факторов учитывают дети разного возраста при идентификации положительных и отрицательных эмоций.

9.3. Модели характеристик, по которым распознаются эмоции других людей Весьма важен вопрос: с опорой на какие характеристики эмоций человек их распо­ знает и дифференцирует? В. Вундт (1896) утверждал, что всю систему чувств можно 252 Глава 9. Понимание эмоций другого человека определить как многообразие трех измерений (ощущений): удовольствие—неудо­ вольствие, расслабление—напряжение и спокойствие—возбуждение (рис. 9.5). Таким образом, им была сформулирована многомерная модель эмоций, руководствуясь ко­ торой человек опознает и различает эмоции.

Многомерная модель эмоций рассматривает все эмоции в многомерном простран­ стве, ограниченным числом переменных (координат): негативность — позитивность, сила — слабость, активность — пассивность. Адекватным методом для многомерной модели является метод многомерного шкалирования ( М М Ш ). Суть этого метода состоит в том, что он дает возможность узнать минимально допустимое число шкал (факторов, признаков), на которые ориентируется человек при вынесении суждения о различии или сходстве эмоций, определяемых им по лицевой экспрессии на фото­ графиях (степень сходства оценивалась по девятибалльной шкале для 13 фотографий попарно во всех возможных сочетаниях). В разных исследованиях число выделенных шкал-факторов разное: в одних, как и у В. Вундта, три, в других — две. Большинство исследователей склоняются к двухфакторной модели, ортогональными осями кото­ рой являются знак эмоции и уровень активации. В результате все эмоции в зависи­ мости от их сходства и различия располагаются в двухмерном пространстве.

С этим можно было бы согласиться, если бы в качестве одной из осей выступал не столько знак эмоций, сколько их модальность. Кроме того, учет уровня активации (степени эмоционального возбуждения) приводит психологов к необоснованному, на мой взгляд, но закрепленному в языке, выделению качественно новых эмоций, в то время как на самом деле речь должна идти об эмоции одной модальности, но выра­ женной в разной степени.

Поясню, о чем идет речь. В методике И. Иранковой в связи со знаком выделены блоки эмоций, среди которых как разные по модальности пе­ речисляются тревога, беспокойство, боязнь, робость, страх, ужас, с одной стороны, и удовольствие, восторг, наслаждение, блаженство, радость, ликование — с другой сто­ роны. Мне представляется, что логичнее было бы, используя ось активации (уровня возбуждения), говорить об оттенках проявления эмоционального реагирования: в од­ ном случае, об эмоциональном тоне удовольствия, который при усилении называет­ ся наслаждением, блаженством, а затем и восторгом, в другом случае — об эмоции радости, которая при сильной выраженности обозначается как ликование, и в тре­ тьем случае — об эмоции тревоги (беспокойства), которая по мере усиления обозна­ чается как боязнь, страх и, наконец, ужас;

в четвертом же случае возрастание недо­ вольства дает следующую цепь словесных обозначений этого негативного пережива­ ния: раздражение — возмущение — гнев (негодование) — ярость — бешенство.

С учетом этого не очень логична попытка Дж. Рассела с коллегами применить метод многомерного шкалирования к субъективным оценкам сходства эмоций, давав­ шихся испытуемыми вербально. Ими была получена двухмерная круговая модель эмоционального опыта. В этой модели эмоции располагаются по кругу в такой пос­ ледовательности: удовольствие (0 °), возбуждение (45 °), активация (90 °), дистресс (горе—печаль — 135°), неудовольствие (180°), депрессия (225°), сонливость (270°), релаксация (315 °). Нелогичность этой модели мне видится в том, что в ней чаще речь идет о физиологических состояниях активации, чем о разных по знаку и модальности эмоциональных реакциях. Дж. Рассел с коллегами применили ММШ к субъективным оценкам сходства эмоций, дававшимся испытуемыми вербально. В результате была получена двухмерная круговая модель эмоционального опыта. В этой модели эмоции располагаются по кругу в следующей последовательности: удовольствие (0 °), возбуж 9.3. Модели характеристик, по которым распознаются эмоции других людей Рис. 9.5. Трехмерная модель эмоций В. Вундта дение (45°), активация (90 °), дистресс (горе—печаль — 135 °), неудовольствие (180 °), депрессия (225°), сонливость (270°), релаксация (315°). Нелогичность этой модели мне видится в том, что в ней чаще речь идет о физиологических состояниях актива­ ции, чем о разных по знаку и модальности эмоциональных реакциях. На рис. 9.6 по­ казано двухмерное пространство терминов, характеризующих человека, переживаю­ щего различные эмоции.

Рис. 9.6. Двухмерное семантическое пространство эмоций Дж. Рассела 254 Глава 9. Понимание эмоций другого человека Т а б л и ц а 9. Отражение различных элементов экспрессии другого человека подростками Элемент экспрессии Абсолютное число Процентное соотношение зафиксированных элементов элементов 155 14, Речь 150 13, Мимика 64 5, Жестикуляция 183 16, Походка 296 27, Динамика Эта модель была подтверждена Дж. Расселом и его сотрудниками в процессе об­ ширного кросскультурного исследования людей, пользующихся английским, гречес­ ким, польским и эстонским языками. Изоморфизм перцептивного и семантического эмоционального пространства свидетельствует о единстве принципов кодирования информации об эмоциях на перцептивном и семантическом уровнях.

Для распознавания эмоций другого человека используются различные каналы экспрессии: мимика, речь, вегетативные и двигательные реакции. В исследовании В. Н. Куницыной (1973) с использованием метода словесного портрета было выяв­ лено, что 14-летние подростки этими каналами пользуются неодинаково (табл. 9.1).

Последняя строка в таблице свидетельствует о том, что подростку легче дать об­ щую оценку экспрессии человека по ее динамике в процессе общения, чем по отдель­ ным каналам экспрессии. Трудно сказать, насколько представленные в таблице дан­ ные отражают возрастные особенности подростков, так как другие возрастные груп­ пы автором не изучались.

9.4. Идентификация эмоций по мимике и пантомимике Показано (Тоом, 1981), что несмотря на индивидуальные различия в изображении эмоций разными коммуникаторами, радость, удивление, страдание, гнев достаточно точно люди опознают по выражению лица. Презрение и страх опознают хуже. Пре­ зрение часто путают с гневом.

Понимание (идентификация) эмоций другого изучалось В. А. Барабанщиковым и Т. Н. Малковой (1988). Ими были выделены общие для всех модальностей эмоций условия их идентификации по мимике. Легче всего идентифицируются целостные мимические выражения, включающие изменения во всех зонах лица одновременно.

Наиболее трудно идентифицируются мимические проявления в области лба—бровей (эмоции не опознавались в половине случаев). Вдвое точнее опознают эмоции по изменениям в области глаз и нижней части лица.

В то же время для разных эмоций имеются свои оптимальные зоны идентифика­ ции. Так, выражение эмоций горя и страха в области глаз идентифицируется легче, чем в нижней части лица;

экспрессивные характеристики гнева—спокойствия легко 9.4. Идентификация эмоций по мимике и пантомимике обнаруживаются в области лба—бровей (хотя, по данным К. Изарда, гнев — это един­ ственная эмоция, опознание которой требует наличия мимических изменений во всех зонах лица одновременно);

экспрессия радости, отвращения, сомнения максималь­ но точно опознается по изменениям в нижней части лица (рис. 9.7).

Говоря об опознании эмоции по мимике, следует прислушаться к высказанной С. Л. Рубинштейном (1999) мысли, что «в изолированно взятом выражении лица напрасно ищут раскрытие существа эмоций;

но из того, что по изолированно взятому выражению лица, без знания ситуации не всегда удается определить эмоции, непра­ вильно заключают, что мы узнаем эмоции не по выражению лица, а по ситуации, ко­ торая ее вызывает. В действительности из этого можно заключить только то, что для распознавания эмоций (особенно сложных и тонких) выражение лица служит не само по себе, не изолированно, а в соотношении со всеми конкретными взаимопони­ маниями человека с окружающими» (с. 567).

Выявлено преимущество женщин в декодировании эмоций по мимике (Galagher, Sheentich, 1981;

Jancik, 1981). Однако, как показали Р. Розенталь и М. Де-Пауло-Бел ла (Rosental, De-Paulo-Bella, 1979), преимущество женщин при опознании эмоций по голосу не выявляется.

Эмоции отражаются и в позе человека (рис. 9.8), однако этому вопросу исследо­ ватели уделяют значительно меньше внимания.

Культурные особенности влияют как на точность распознавания модальности эмоций, так и на оценку интенсивности их проявления. В кросскультурном исследо­ вании Ю. В. Гранской (1998) было показано, что студенты из России значительно ус­ пешнее, чем студенты из других стран, распознавали страх, грусть, удивление, отвра­ щение и менее успешно — счастье, гнев, радость. Автор объясняет снижение у рос­ сийских студентов чувствительности к ряду эмоциональных состояний обстоятельствами их жизни, большой терпимостью русских людей, обусловливаю­ щей более позитивное толкование эмоции гнева.

Следует учитывать и то обстоятельство, что внешние проявления эмоций, пред­ ставляя собой синтез непроизвольных и произвольных способов реагирования, в 256 Глава 9. Понимание эмоций другого человека Рис. 9.8. Позы, выражающие различные эмоции а — недоумения;

б — независимого пренебрежения;

в — смущения;

г — независимости, гордости большей степени зависят от культурных особенностей данного народа. Известна, например, традиция английского воспитания не обнаруживать внешне свои эмоции.

То же наблюдается и у японцев. Например, в работе П. Экмана (Ekman, 1973) выяв­ лен следующий факт. В момент демонстрации «стрессового» кинофильма американ­ ские и японские испытуемые по-разному выражали свои переживания при просмот­ ре фильма наедине или вместе с соотечественниками. Когда и американец, и японец находились в кинозале одни, выражения их лиц были идентичны. Когда оба находи­ лись вместе с партнером, то японец по сравнению с американцем значительно силь­ нее маскировал негативные эмоции позитивными. В связи с этим нельзя не вспом­ нить показанный по телевидению в начале 1990-х годов документальный фильм о по­ ведении японских пассажиров авиалайнера, терпевшего в воздухе аварию: среди них не было ни паники, ни слез, ни криков;

все сидели на своих местах со спокойным вы­ ражением лица.

При сравнении оценки эстонцами и киргизами различных выражений лица в кон­ тексте «он потерял дорогого для него человека», обнаружилось, что эстонцы по срав­ нению с киргизами преувеличивали величину печали и преуменьшали оценки стра­ ха (Niit, 1977).

У разных народов одни и те же выразительные средства обозначают разные эмо­ ции. О. Клайнбер (Klineber, 1938), изучая эмоциональную экспрессию в китайской литературе, выявил, что фраза «глаза ее округлились и широко открылись» означает не удивление, а гнев;

а удивление отражает фраза «она высунула язык». Хлопанье в ладоши на Востоке означает досаду, разочарование, печаль, а не одобрение или вос­ торг, как на Западе. Выражение «почесал уши и щеки» означает выражение удоволь­ ствия, блаженства, счастья.

9.5. Восприятие эмоционального состояния по речи 9.5. Восприятие эмоционального состояния по речи Важным каналом для опознания эмоционального состояния человека является его речь. Однако в онтогенетическом развитии человека имеется младенческий период, когда он еще не владеет речью, а издает только звуки. Возникает вопрос: насколько родители способны уверенно определять в звуках детей их эмоциональное содержа­ ние? Показано, что такая возможность присуща взрослым людям, независимо от того, имеется у них опыт общения с малышами или нет (Павликова, Новикова, 2000).

Однако точнее оцениваются сигналы биологически более значимые. В то же время некоторые сигналы расценивались как противоположные тому состоянию, в котором они были зарегистрированы.

Т. В. Корнева и Е. Ф. Бажин (1977) установили, что различия в точности распозна­ вания эмоций по голосу связаны в основном с модальностью эмоций. Наименьшее количество ошибок при такой оценке испытуемые допустили при идентификации гнева и ровного настроения. Средний балл их опознания составил соответственно 99,3 и 97,0. Другие эмоции оценивались хуже. Так, средний балл опознания снижен­ ного настроения равнялся 75,8;

тревоги — 81,4;

апатии — 80,7;

повышенного настро­ ения — 79,5.

Любопытные данные были получены этими авторами в отношении точности рас­ познавания эмоций людьми разных профессий. Лучше всего распознавали эмоции врачи-психиатры по сравнению не только с математиками и инженерами, но даже по сравнению с врачами других специальностей (терапевтами, окулистами, отоларин­ гологами и др.). Очевидно, это связано с тем, что у психиатров профессионально раз­ вивается внимание ко всем проявлениям экспрессии своих пациентов.

Е. Ф. Бажин и др. (1976, 1977) установили, что при вербальном распознавании голосов дикторов, находившихся в повышенном настроении, в некотором количестве случаев отмечается их ошибочное смешение с нормальным, ровным настроением, но практически никогда — с голосами тревожных, апатических и депрессивных больных.

Последние смешиваются между собой в 30 % распознаваний и иногда, как и эйфори ческие голоса, путаются с нормой.

Согласно С. Н. Колымба (1974), набор интонационных средств достаточен для различения отдельных групп эмоциональных состояний, однако вне связи с други­ ми средствами (ситуации общения, мимики, жестами) недостаточен для дифферен­ циации оттенков этих состояний внутри каждой группы.

Исследование В. X. Манеровым (1993) идентификации эмоций по речи показало, что основным признаком, используемым человеком при слуховом восприятии эмо­ ционально обусловленных изменений речи, является степень речедвигателыюго возбуждения. Определение вида переживаемой говорящим эмоции осуществляется слушающим (аудитором) менее успешно, чем определение степени эмоционального возбуждения. Наиболее точно опознаются базовые эмоции, затем удивление и неуве­ ренность и хуже всего — презрение и отвращение. На точность опознания эмоций влияет способность диктора передавать в речи эмоциональные состояния, а также опыт аудитора.

А. А. Борисова (1989) изучала успешность опознания эмоционального состояния человека по интонационному рисунку речи. Оказалось, что для слушателей это до 258 Глава 9. Понимание эмоций другого человека вольно трудная задача даже в том случае, когда интонации подкреплялись содержа­ нием высказываний. Автором были выявлены два фактора, влияющих на точность восприятия эмоционального состояния: индивидуальный опыт людей в дифферен­ циации переживаний и знак и модальность предъявляемой эмоции. Легче всего опре­ делялось состояние радости, затем восхищения;

хуже всего — состояние любопытства.

Промежуточное положение по точности определения занимали состояния безразли­ чия, удивления, обиды, тоски и тревоги. Выявлена тенденция лучшего распознава­ ния положительных эмоциональных состояний по сравнению с индифферентными и отрицательными.

Способность к распознаванию эмоций по речи зависит от особенностей личности.

Т. В. Корнева (1978) и В. X. Манеров (1990) выявили, что сензитивные, тревожные, легко ранимые, проницательные, осторожные в контактах с людьми испытуемые луч­ ше распознают эмоции в речи.

9.6. «Вербальные эталоны» восприятия экспрессии различных эмоций Изучению индивидуальной избирательности в описании признаков экспрессии раз­ личных по модальности эмоциональных состояний, а также выявлению типов «вер­ бальных эталонов» экспрессии посвящено исследование В. А. Лабунской (1998).

Полученные ею результаты свидетельствуют, что люди при опознании эмоций ориентируются на ограниченное число экспрессивных единиц, среди которых вы­ деляются наиболее часто употребляемые. Так, длина словаря экспрессивных единиц радости состоит из 19 суждений, но только несколько из них употреблялись испыту­ емыми часто — это «улыбка» — 90 % случаев, «глаза сияют» — 35 %, «смешливость» — 30 %, «общее оживление» — 20 %.

Длина словаря экспрессивных признаков удивления состоит из 11 суждений;

из них чаще всего использовались следующие: «глаза широко открыты» — в 70 % случаев, «брови подняты» — в 57 %, «рот приоткрыт» — в 40 %, «взгляд вопросительный» — в 30%.

Словарь экспрессивных признаков презрения включает 11 суждений, среди ко­ торых также имеются часто употребляемые: «кривая улыбка» — 41 % случаев;

«взгляд холодный» — 32 %, «уголки рта опущены»» — 24 %.

В процессе контент-анализа экспрессии гнева было выделено 18 суждений. Среди них основными были признаки, характеризующие мимику лица: «брови разведе­ ны» — 38 % случаев, «глаза блестят» — 41 %, «ноздри вздрагивают» — 30 %, «губы плот­ но сжаты» — 31 %, «лицо искажено» — 21 %.

Длина словаря признаков экспрессии страдания состояла из 13 суждений. Чаще всего назывались такие признаки: «губы опущены» — 35 %, «глаза печальные» — 40 %, «плач» — 21 %.

В описаниях страха так же, как и в описаниях презрения, страдания, гнева, пре­ валируют признаки, относящиеся к мимике. Чаще всего выделялись следующие экспрессивные элементы: «глаза расширены» — 62 % случаев, «рот приоткрыт» — 30 %, «лицо застывшее» — 32 %, «дрожь» — 32 %.

9.6. «Вербальные эталоны» восприятия экспрессии различных эмоций Т а б л и ц а 9. Соотношение элементов экспрессивного поведения в описаниях эмоциональных состояний (в %) Страх Гнев Элементы Радость Удивление Презрение Страдание экспрессивного поведения 45 Мимика 55 77 52 24 30 Пантомимика, жесты 13 14 И 4 9 8 7 Интонация 12 2 1 Вегетативные изменения 10 1 18 15 Коммуникативные черты личности Таким образом, анализ содержания и структуры описаний экспрессии («вербаль­ ных эталонов»), проведенный Лабунской, позволил ей сделать следующие выводы:

1) длина словаря экспрессивных признаков эмоциональных состояний колеблется в диапазоне от 11 до 19 суждений;

2) каждый индивид обращает внимание на ограниченный набор, фиксируя признаки экспрессии;

3) чаще всего в эталоны включаются те признаки, которые относятся к мимике;

4) описания состоят, как правило, из типичных признаков, следовательно, эталоны экспресии маловариативны;

5) отношения между элементами экспрессивного поведения, зафиксированного в описаниях, зависят от модальности состояния (табл. 9.2);

6) выделенные элементы экспрессивного поведения соответствуют известной клас­ сификации: мимика, пантомимика, жесты, интонация, вегетативные изменения;

7) в структуру «вербальных эталонов» экспрессии входят суждения, характеризу­ ющие общение человека, находящегося в определенных состояниях, — «коммуни­ кативные черты личности». Появление в описаниях признаков, характеризующих степень «коммуникабельности» партнера по общению, свидетельствует о том, что для опознания состояния важна оценка поведения человека с точки зрения его отношения к другим людям.

Количество признаков, относящихся к мимике, по данным Лабунской, в среднем соответствует 50 % от общего числа названных элементов экспрессивного поведения.

В описаниях экспрессии удивления и страдания они составляют основную часть — 70-77 %. Признаки, относящиеся к пантомимике, жестам человека, зафиксированы главным образом в описаниях радости, страха, гнева. «Коммуникативные черты лично­ сти» чаще включаются в описания презрения и страдания (15-18 % ). Остальные элементы экспрессивного поведения фиксируются значительно реже.

Итак, мимика выполняет основную нагрузку в выражении состояний, что нашло отражение в вербальных эталонах экспрессии. Вместе с тем мимическая картина страха часто интерпретируется как удивление. Мимика этих состояний включает однород­ ные признаки, однако страху свойственна двигательная активность, а удивлению — нет. Поэтому отсутствие пантомимических признаков затрудняет опознание страха.

Состояния радости и гнева относятся к стеническим аффектам, для которых свойствен 260 Глава 9. Понимание эмоций другого человека на двигательная активность, что и нашло отражение в описаниях испытуемых. Ли­ цевое выражение этих состояний соответствует крайней степени удовольствия и неудовольствия и не похоже на другие формы выражения. Поэтому, несмотря на то что пантомимика имеет большое значение как индикатор этих состояний, возможно успешное опознание их на основе одной мимики.

Страдание относится к астеническим аффектам, для которых характерна затормо­ женная двигательная активность. Мимика в этом случае выполняет основную нагруз­ ку как индикатор состояния. Такое же соотношение между элементами экспрессив­ ного поведения характерно для презрения.

9.7. Типы «вербальных эталонов» восприятия экспрессии эмоционального состояния другого человека В. А. Лабунская показала, что у субъекта познания в процессе взаимодействия с други­ ми людьми формируется система эталонов восприятия экспрессивного поведения, отличающихся по содержанию, структуре, уровню обобщенности, типичности.

Вербальное описание экспрессии представляет собой эталон, включающий только те признаки, которые осознаются субъектом, являются для него некоторыми кон­ стантами в опознании эмоций по выражению лица. Так как вербальный эталон включает только те признаки, которые осознаются субъектом, то само содержание эталона, количество признаков, входящих в эталон, свидетельствует о познавательных возможностях субъекта, о его умении сознательно вычленять признаки экспрессии состояния.

Ниже приводятся выделенные Лабунской типы эталонов экспрессии каждого из шести состояний (табл. 9.3). Вербальные эталоны экспрессии расположены в соответ­ ствии с частотой их актуализации испытуемыми: в первом столбце приводится эталон, наиболее типичный для данной выборки испытуемых, во втором — менее типичный и т. д. Расположение признаков в эталоне также соответствует частоте их называния (распределение эталонов сделано на основе факторной матрицы описаний).

Первый, второй и пятый эталоны экспресси радости отнесены автором к «мими­ ческим», так как главным образом состоят из экспрессивных единиц мимики. Они отличаются друг от друга по конкретным характеристикам мимики и частоте их ис­ пользования. Так, 1-й эталон включает признаки, названные большинством членов экспериментальной группы, а 2-й эталон состоит из признаков, которые имеют более низкую частоту фиксации. Первый и 2-й «мимические» эталоны радости включают как обобщенные характеристики экспрессии (смешливость), так и конкретные призна­ ки (улыбка, прищуренные глаза).

Следующие эталоны экспрессии радости (3-й, 4-й, 6-й) по содержанию и структуре являются «пантомимико-соматическими». В них вошли различные элементы экспрес­ сивного поведения. «Пантомимико-соматические» эталоны радости не являются ти­ пичными, так так в них зафиксированы элементы, относительно редко встречающие­ ся в описаниях. В отличие от мимических эталонов «пантомимико-соматические»

включают, главным образом, обобщающие, целостные характеристики экспрессии.

9.7. Типы «вербальных эталонов» восприятия экспрессии эмоционального состояния... Т а б л и ц а 9. Эталоны экспрессии радости 2-й эталон 6-й эталон 4-й эталон 3-й эталон 5-й эталон рот растянут широко открыты общительный желание движения легкие помочь взгляд веселый много­ глаза прищурены движения общительный энергичные словен многословен взгляд смешливый глаза улыбка прищурены веселый желание помочь подвижный брови приподняты речь оживленная речь другому оживленная жестикулирует рот растянут глаза сияющие походка легкая глаза искрящиеся приветливый смешливый взгляд веселый подвижный Таким образом, эталоны экспрессии радости представлены двумя типами: мимиче­ скими и пантомимико-соматическими.

Почти все типы эталонов экспрессии удивления (табл. 9.4) отнесены Лабунской к «мимическим». Исключением является 3-й эталон. В нем представлены различные элементы экспрессивного поведения (мимика, интонации, жесты). Этот эталон экспрессии удивления является комплексным. Первый мимический эталон состоит из конкретных движений лица. Последующие эталоны представляют сочетание конкрет­ ных и обобщенных характеристик мимического выражения.

Эталоны экспрессии презрения по содержательным и структурным характеристи­ кам относятся Лабунской к мимическим и комплексным (табл. 9.5). Они в принципе такие же, как и описанные выше.

Первый, 4-й и 5-й эталоны экспрессии страдания (табл. 9.6) по своим характеристи­ кам являются мимическими. Они включают конкретные изменения лицевой экспрес­ сии страдания. Мимические эталоны отличаются друг от друга по частотным показа­ телям признаков. Второй, 3-й, 6-й эталоны являются пантомимико-соматическими.

Они состоят из различных элементов экспрессивного поведения, которые слабо дифференцированы и относятся к целостным, обобщенным показателям.

Мимические эталоны включают признаки, которые чаще всего фиксируются испытуемыми. Исключением является 6-й эталон. Он включает признаки, которые характерны не только для экспресии состояния презрения, но и для отношения человека, переживающего его, к другим людям. Это еще раз подтверждает вывод о том, что на основе экспрессивного поведения осуществляется не только опознание со­ стояния, но и всей системы отношений между партнерами. Происходит приписывание 262 Глава 9. Понимание эмоций другого человека Т а б л и ц а 9. Эталоны экспрессии удивления 1 -й эталон 2-й эталон 3-й эталон 4-й эталон 5-й эталон 6-й эталон интонации взгляд глаза поза застывшая брови глаза восклицательные вопроси­ широко подняты широко тельный открыты открыты рот приоткрыт лицо рот растерянность уголки губ взгляд застывшее опущены вопроси­ приоткрыт тельный всплескивает уголки губ лицо интонации растерян­ брови восклицательные руками подняты опущены застывшее ность поза на лбу морщины застывшая Т а б л и ц а 9. Эталоны экспрессии презрения 3-й эталон 4-й эталон 5-й эталон 1-й эталон 2-й эталон 6-й эталон улыбка кривая взгляд Глаза сужены недоброже­ губы недоброжела­ плотно лательное холодный тельное сжаты отношение отношение отворачивает­ уголки рта брови кривая уголки рта раздражи­ ся от партне­ опущены нахмурены опущены улыбка тельный ра по обще­ нию взгляд походка не разгова­ губы брови отворачивается высоко­ ривает нахмурены холодный плотно от партнера мерная сжаты по общению голова походка походка уголки рта голова поднята поднята вверх высокомер­ высоко­ опущены вверх ная мерная взгляд кривая холодный улыбка 9.7. Типы «вербальных эталонов» восприятия экспрессии эмоционального состояния... Т а б л и ц а 9. Эталоны экспрессии страдания 1-й эталон 6-й эталон 2-й эталон 5-й эталон 3-й эталон 4-й эталон замкнутый губы губы сжаты рот в бо­ брови сдвинуты молчание опущены к переносице лезненной гримасе на лбу брови глаза при­ не желает молчание движения сдвинуты общаться морщины крыты медленные глаза глаза глаза плачет малоподвижный взгляд печальные печальные прикрыты руки сжаты рот в болезнен­ плачет не желает ной гримасе общаться качеств личности переживающему человеку. Шестой эталон нетипичный, встречает­ ся относительно редко, однако его появление свидетельствует о еще одном виде из­ бирательного отношения к показателям экспрессивного поведения, а именно выбор тех признаков, которые предполагают присутствие партнера.

Основной тип эталонов экспрессии страха (табл. 9.7) в отличие от эталонов удивления, презрения, страдания — это «пантомимико-соматический». Наряду с ми­ микой в эталон входят различные элементы экспрессивного поведения: пантоми­ мика, интонация, экстралингвистические характеристики, сомато-вегетативные реакции. Это отчетливо видно при рассмотрении 1-го и 2-го эталонов. Они включают признаки, которые часто фиксировались испытуемыми и относятся к различным элементам экспрессивного поведения. Четвертый эталон — мимический. Он также Т а б л и ц а 9. Эталоны экспрессии страха 6-й эталон 1-й эталон 5-й эталон 3-й эталон 4-й эталон 2-й эталон дрожь движения крик глаза расширены смятение брови резкие приподняты бег голос движения рот приоткрыт бледный поза застывшая дрожит резкие брови глаза расширены взгляд взгляд бледный крик бегающий бегающий приподняты пот руки, ноги голос тело дрожит взгляд дрожат дрожит бегающий пот лицо рот приоткрыт искажено рот при­ открыт 264 Глава 9. Понимание эмоций другого человека включает признаки, которые часто называются, но такое их сочетание встречается значительно реже, чем сочетание элементов, входящих в 1-й и 2-й эталоны.

Таким образом, в отличие от предыдущих состояний, для которых типичными были мимические эталоны, для страха характерным является пантомимико-сома тический эталон. Общее между эталонами страха и других состояний то, что в пантоми мико-соматических эталонах преобладают обобщающие, целостные показатели эксп­ рессивного поведения, а в мимических — единичные признаки.

Типичным для экспрессии гнева является пантомимико-соматический эталон (табл. 9.8). Наряду с ним Лабунская выявила и мимические эталоны (2-й, 5-й, 6-й), которые состоят из конкретных изменений лицевой экспрессии гнева.

Для эталонов гнева характерна подчеркнутая психомоторика (человек описыва­ ется мечущимся, жестикулирующим и т. д.). По содержанию и структуре эталоны экспрессии гнева отражают закономерности, описанные на основе анализа эталонов других состояний.

Как полагает Лабунская, полученные результаты свидетельствуют, что опознание мимики осуществляется на основе выделенных в рисунке комплексов-признаков.

Умение расчленить и представить схематически вариации признаков мимических выражений оказывает положительное влияние на процесс его опознания. Вместе с этим представленность в эталонах отдельных признаков не всегда достаточна для опознания выражения, особенно в том случае, если оно имеет сложную структуру.

Таким образом, по мнению Лабунской, в общении будут более успешно распозна­ вать эмоциональные состояния людей те партнеры, которые успешно экстериоризу ют эталоны графическим способом, а их вербальные эталоны включают в основном мимику. Актуальность эталона определяется тем, какое по сложности выражение при­ ходится опознавать субъекту. Анализ результатов, полученных при определении связей между вышеназванными показателями, позволил ей также сделать вывод о том, что более успешными в общении будут индивиды, у которых сложились графиче­ ские эталоны экспрессии и которые могут спонтанно их экстериоризировать в течение небольшого промежутка времени. Данный навык оказывается более важным, чем умение вербализовать признаки экспрессии.

9.8. Невербальное (образное) восприятие эмоций Е. Ф. Бажин и др. (1981) отмечают, что при распознавании эмоций другого человека чаще всего используются вербальные отчеты. Однако имеются свидетельства того, что значительная часть переработки информации происходит на невербальном, образ­ ном уровне, что дает основание при опознании эмоций использовать и цветовой тест.

Авторы делают предположение, что эмоциогенный стимул, вызывая определен­ ную психическую реакцию, ассоциативно «втягивает» в свою орбиту самые различ­ ные сенсорные образы, которые могут быть весьма далеки по модальности от вызвав­ шего их стимула, но сходны с ним по эмоциональному значению.

Для проверки этого предположения Бажин и др. провели исследование с исполь­ зованием цветового теста Люшера. Испытуемым предъявлялся для прослушивания голос дикторов, находящихся в различных эмоциональных состояниях. Испытуемым 9.8. Невербальное (образное) восприятие эмоций Т а б л и ц а 9. Эталоны экспрессии гнева 1-й эталон 4-й эталон 6-й эталон 2-й эталон 3-й эталон 5-й эталон рот открыт лицо брови резко губы и зубы глаза кричит сведены искажено плотно сжаты превращены в щели судороги на жести­ глаза блестят глааа пре­ на пере­ жести­ кулирует вращены носице ве кулирует лице в щели ртикальные складки губы и зубы кулаки брови резко лицо мечется сжаты сжаты сведены искажено поступки на переносице необду­ вертикальные складки манные бледнеет — ноздри краснеет вздрагивают поступки глаза рас­ ширяются необдуманные теряет ноздри вздрагивают самообладание кричит кулаки сжаты теряет самообла­ дание предлагалось ранжировать цветные карточки в соответствии с состоянием диктора.

Выявилось, что нормальному, ровному настроению соответствовали зеленый и фио­ летовый цвета (они располагались на первом-втором месте). Красный и желтый цве­ та связывались с повышенным настроением диктора, а серый, синий и коричневый — с депрессией, апатией и тревогой.

Данные Бажина и др. находят подтверждение в других работах. Показано, что гру­ сти в наибольшей степени соответствует синий цвет, страху — коричневый. Л. Маркс (Marks, 1975), Е. Ф. Бажин и А. М. Эткинд (1978) показали, что экспрессиям поло­ жительных эмоциональных состояний соответствует красно-желтый край спектра.

Эмоционально-нейтральному состоянию соответствует срединная — зеленая — часть спектра.

Другой путь изучения образного восприятия эмоций избрала Е. В. Фетисова (1981). Она предлагала испытуемым дорисовывать на бумаге фрагменты позы, соот­ ветствующих состояниям ужаса, отчаяния, скрываемого гнева и открытой агрессив­ ности, показываемых на фотографиях. В 71,5 % испытуемые успешно справились с заданием, т. е. правильно графически изобразили эмоцию, воспринятую ими на фо 266 Глава 9. Понимание эмоций другого человека тографии. Автор отмечает, что опознание эмоций этим способом осуществлялось точнее, если на фотографии персонаж с кем-то общался, а не находился в одиноче­ стве. К сожалению, автор ничего не пишет о том, какие эмоции распознавались луч­ ше, а какие хуже.

9.9. Влияние личностных особенностей на понимание эмоций другого человека Понимание эмоций другого человека определяется многими факторами, в частности, индивидуальными особенностями как оцениваемого, так и опознающего. Так, В. А. Ла бунская выявила, что эмоции лучше опознают люди с развитым невербальным ин­ теллектом, эмоционально подвижные, больше направленные на окружающее, чем на самих себя. Она установила также, что люди необщительные, эмоционально неустой­ чивые, с развитым образным мышлением, более старшие по возрасту успешнее опо­ знают отрицательные эмоциональные состояния.

И. А. Переверзева (1989) показала, что наблюдателю труднее распознать эмоции у лиц со склонностью к отрицательным эмоциональным переживаниям, так как им свойственно скрывать выражение своих эмоций. Автор приходит к выводу, что чем больше человек склонен контролировать выражение своих эмоций, тем труднее их распознать другому человеку. Поскольку человек, склонный к положительным эмо­ циональным переживаниям, меньше контролирует свои эмоции, постольку они лег­ че и распознаются наблюдателем.

А. А. Борисова (1982), изучая психологическую проницательность, установила, что «непроницательные» это:

а) «гипоэмотивные» люди, имеющие низкие баллы по всем трем основным модаль­ ностям (радость, гнев, страх);

б) боязливые, имеющие высокий балл эмоции страха;

в) субъекты с доминированием эмоций двух модальностей, одна из которых — эмо­ ция страха;

г) «гневливые», имеющие высокий балл эмоции гнева.

Е. Д. Хомская и Н. Я. Батова (1998) отмечают, что женщины достоверно чаще, чем мужчины, видят на фотографиях возмущение и обиду, а мужчины — решительность (очевидно, решимость, но и то и другое не является эмоцией). Кроме того, были об­ наружены, хотя и не достоверные, различия по опознанию тревоги, печали, удоволь­ ствия (чаще опознавали женщины), а также по гордости, горю, безразличию и нежно­ сти (чаще опознавали мужчины). Испытуемые среднего возраста достоверно реже, по сравнению с молодыми и пожилыми, видели ненависть и презрение и чаще — ре­ шимость.

Глава Управление эмоциями 10.1. Значение управления эмоциями Эмоции не всегда желательны, так как при своей избыточности они могут дезорга¬ низовать деятельность или их внешнее проявление может поставить человека в не¬ ловкое положение, выдав, например, его чувства по отношению к другому. С другой стороны, эмоциональный подъем, хорошее настроение способствуют осуществлению человеком какой-либо деятельности, общению.

О необходимости регулировать эмоциональное состояние маленьких детей писал В. М. Бехтерев, считая, что переживание положительных эмоций способствует нор¬ мальному развитию ребенка, в том числе и интеллектуальному. «Довольный и весе¬ лый ребенок лучше питается и лучше усваивает вводимое в желудок, он бодрее, силь¬ нее и трудоспособнее, обнаруживает более интереса к играм и занятиям и легче справляется вообще со всеми задачами, нежели ребенок вечно плачущий, недоволь¬ ный и раздражительный» (1997, с. 230).

В. М. Бехтерев отмечал роль правильного ухода за младенцем для вызова у него положительных эмоций. «К счастью, — писал он, — уже по природе правильно раз¬ вивающийся и здоровый ребенок обнаруживает склонность к бодрящей радостной эмоции. Правильная доставка сосущему ребенку хорошего женского молока, сухость постельки, хорошее чистое содержание кожи и тепло уже достаточны, чтобы грудной младенец обнаруживал радостное состояние.

С дальнейшим развитием ребенка его радует всякая блестящая безделушка, про¬ стые бубенчики, его радует внезапно влетевшая бабочка или вид какого-нибудь но¬ вого зверька и даже, вообще, всякое новое впечатление, не содержащее в себе чего либо неблагоприятного для него.

Наконец, источником бодрящей веселой эмоции являются доступные ребенку занятия, которые в состоянии его заинтересовать, в особенности же забавы и игры.

Было бы преступно со стороны матери или воспитательницы подавлять эти полез¬ ные для развития ребенка бодрящие эмоции, не поддерживать их и не развивать.

А между тем, как часто останавливают ребенка, когда он весело смеется и прыгает от радости, забывая, что этим подавлением бодрящей эмоции наносится существенный ущерб развитию ребенка» (Там же, с. 230).

Особое внимание В. М. Бехтерев уделяет устранению отрицательных (угнетаю¬ щих) эмоций. Основными принципами в достижении этой цели, с его точки зрения 268 Глава 10. Управление эмоциями являются поддержка физического благосостояния организма, удовлетворение раз­ личных стремлений ребенка, устранение соблазнов, которые нельзя удовлетворить.

«Если ребенок расплакался под влиянием какого-либо внешнего повода, первым де­ лом надо его успокоить и утешить. Ребенок легко может утешиться даже простым обещанием, которое во всяком случае должно быть со временем исполнено. Наконец, важной мерой, способствующей устранению и облегчению подавляющих эмоций, является отвлечение внимания... новым впечатлением, каким-либо забавным рас­ сказом, способным заинтересовать ребенка, и он быстро забывает свое горе и пере­ стает плакать. Если продолжительный плач поддерживается капризом, как бывает с раздражительными, нервными детьми, если ни увещания, ни отвлечение внимания не оказывают действия, полезно оставить на время ребенка одного, так как в этом случае, не видя людей, он перестает капризничать и скоро успокаивается» (Там же, с. 231).

В связи с этим Р. Нельсон-Джоунс (2000) делит эмоции на уместные и неумест­ ные: «Неуместными эмоциями являются такие эмоции, которые мешают достиже­ нию разумного баланса между краткосрочным и долгосрочным гедонизмом. Напри­ мер, уместно в чужом и сложном мире быть испуганным, осторожным, бдительным, чтобы можно было предпринять любые шаги, необходимые для реальной защиты.

Однако тревога и чрезвычайная озабоченность являются неуместными эмоциями, так как они основаны на иррациональном мышлении или на безумных убеждениях и могут препятствовать достижению целей. Точно так же враждебность может быть и вредной, и полезной. Положительное значение враждебности заключается в том, что дискомфорт или раздражение признаются индивидом и побуждают его к соверше­ нию действия, направленного на преодоление или минимизацию раздражения. От­ рицательное значение враждебности заключается в том, что обвинение других лю­ дей и мира в целом может блокировать эффективные действия, делать данного чело­ века еще более несчастным и вызывать враждебность со стороны других людей и в дальнейшем» (с. 315).

Поэтому желательно научиться управлять эмоциями и контролировать их внеш­ нее проявление. Не случайно великий педагог И. Г. Песталоцци в 1782 году писал:

«Самое главное — это научить детей владеть своими чувствами...» (1981, с. 13). Од­ нако проблема в том, что подчас сами родители и педагоги не умеют этого делать. Так, по данным С. П. Ивановой (2000), по неумению скрывать неприятные чувства при конфликтах и прощать другому ошибки учителя даже превосходят студентов педа­ гогических институтов.

10.2. Контроль выражения своих эмоций Отсутствие внешнего проявления эмоций не говорит о том, что человек их не испы­ тывает;

он может скрывать свои переживания, загонять их вглубь. Сдерживание де­ монстрации своего переживания помогает легче перенести боль или другие непри­ ятные ощущения.

Контроль своей экспрессии проявляется в трех формах: «подавлении», т. е. сокры­ тии выражения переживаемых эмоциональных состояний;

«маскировке», т. е. замене 10.2. Контроль выражения своих эмоций выражения переживаемого эмоционального состояния выражением другой эмоции, не переживаемой в данный момент;

«симуляции», т. е. выражении не переживаемых эмоций.

Как показано И. А. Переверзевой (1986, 1989), в контроле эмоциональной эксп­ рессии проявляются индивидуальные различия в зависимости от качества пережи­ ваемых эмоций. У индивидов с устойчивой склонностью к переживанию отрицатель­ ных эмоций выявлено, что, во-первых, у них имеется более высокая степень контроля экспрессии как положительных, так и отрицательных эмоций;

во-вторых, отрица­ тельные эмоции чаще переживаются, чем выражаются (т. е. контроль их выражения осуществляется в форме «подавления», и в-третьих, положительные эмоции, наобо­ рот, чаще выражаются, чем переживаются (т. е. контроль их выражения осуществля­ ется в форме «симуляции»: субъекты выражают не переживаемые эмоции радости).

Это связано с тем, что экспрессия положительных эмоций благоприятствует осуще­ ствлению общения и продуктивности деятельности. Именно поэтому люди, склон­ ные к переживанию отрицательных эмоций, за счет более высокой степени контроля эмоциональной экспрессии значительно реже выражают отрицательные эмоции, «маскируют» свои переживания экспрессией положительных эмоций.

У лиц с преобладанием положительных эмоций Переверзева не обнаружила раз­ личий между частотой переживания и частотой выражения различных эмоций, что свидетельствует о более слабом контроле ими своих эмоций.

Возрастные особенности контроля экспрессии. По данным ряда авторов (Kilbride, Jarczower,1980;

Malatesta, Haviland,1982;

Shennum, Bugenthal, 1982), с воз­ растом увеличивается подавление отрицательных эмоций. Если для младенцев плач, когда они хотят есть, является естественным, то для шестилетнего ребенка недопус­ тимо плакать по поводу того, что он должен немного подождать до обеда. Дети, не приобретшие подобный опыт в семье, могут оказаться отвергнутыми вне дома. До­ школьники, которые слишком часто плачут, обычно не пользуются уважением сре­ ди сверстников (Корр,1989).

Так же обстоит дело и с подавлением вспышек гнева. Проведенное А. Каспи и др.

(Caspi, Elder, Bern, 1987) исследование показало, что те дети, которые испытывали частые приступы гнева в возрасте 10 лет, став взрослыми, испытывали множество неудобств от своей гневливости. Таким людям бывает трудно сохранить свою рабо­ ту, а их браки часто распадаются.

В определенном возрасте стихийное проявление радости, которое так естествен­ но для малышей (подпрыгивание, хлопание в ладоши), начинает смущать детей, по­ скольку такие проявления считаются «детскими». Однако бурное выражение своих эмоций даже взрослыми, солидными людьми во время спортивных состязаний не вызывают осуждения со стороны. Может быть, возможностью такого свободного про­ явления своих эмоций спорт и привлекает многих людей.

Выражение своих эмоций в разных культурах имеет некоторые особенности.

В западной культуре не принято, например, показывать не только положительные, но и отрицательные эмоции, например, что ты чего-то боишься. Отсюда воспитание детей, особенно мальчиков, осуществляется в этом духе. В то же время, как пишут Ф. Тикальски и С. Уоллес (Tikalsky, Walles, 1988), в индейском племени навахо дет­ ские страхи считаются вполне нормальной и здоровой реакцией;

люди этого племе­ ни полагают, что бесстрашным ребенком руководит невежество и безрассудство.

270 Глава 10. Управление эмоциями Можно только удивляться мудрости индейцев. Ребенок должен бояться (однако это не значит, что его надо намеренно пугать, стращать).

Большинство родителей хотят, чтобы дети научились эмоциональной регуляции, т. е. умению справляться со своими эмоциями социально приемлемыми способами.

10.3. Вызов желательных эмоций Многие виды человеческой деятельности, особенно творческого характера, требуют вдохновения, душевного подъема. Прежде всего это деятельность артистов. Некото­ рые из них настолько входят в роль и эмоционально возбуждаются, что причиняют физический вред своим партнерам. Великий русский актер А. А. Остужев сломал партнеру руку. Один из актеров в драме «Отелло» чуть не задушил актрису, играв­ шую Дездемону. Большую роль играет вызванная эмоция и у композиторов. Один известный в нашей стране композитор говорил, что сочинение музыки — это работа, которая требует определенного душевного настроя, эмоционального состояния. И это состояние он вызывает у себя сам. Да и спортивная деятельность дает много приме­ ров, когда эмоции надо не подавлять, а, наоборот, вызывать у себя. О. А. Сиротин (1972), например, полагает, что способность спортсмена повышать свое эмоциональ­ ное возбуждение перед ответственными трудными соревнованиями является суще­ ственным фактором достижения высокой мобилизационной готовности. Имеется даже понятие «спортивная злость». В. М. Игуменов (1971) показал, что успешно выступавшие на чемпионатах Европы и мира борцы имели перед соревнованиями уровень эмоционального возбуждения (о котором автор судил по тремору) в два раза выше, чем у менее успешных. А. И. Горбачев (1975) на спортивных судьях по волей­ болу показал, что чем сложнее предстоящая для суДейства игра, тем больше эмоцио­ нальное волнение и тем короче время простой и сложной зрительно-моторной реак­ ции. По данным Е. П. Ильина и др. (1979), лучшая интеллектуальная мобилизован­ ность (о чем судили по быстроте и точности работы с корректурным тестом) была у студентов, волновавшихся перед экзаменом. Известны также многочисленные слу­ чаи, когда спортсмены «заводят» себя перед стартом или во время соревнований, про­ извольно вызывая у себя злость, способствующую мобилизации возможностей.

Актуализация эмоциональной памяти и воображения как способ вызова опре­ деленного эмоционального состояния. Этот прием используется как составная часть саморегуляции. Человек вспоминает ситуации из своей жизни, которые сопровож­ дались у него сильными переживаниями, эмоциями радости или огорчения, вообра­ жает некоторые эмоциогенные (значимые) для него ситуации.

Использование этого приема требует определенной тренировки (повторных по­ пыток), в результате чего эффект будет возрастать (Писаренко, 19866).

В последнее время заявило о себе новое направление управления эмоциональны­ ми состояниями — гелотология (от греч. gelos — смех). Установлено, что смех оказы­ вает разнообразное положительное воздействие на психические и физиологические процессы. Он подавляет боль, так как во время смеха высвобождаются гормоны ка техоламины и эндорфины. Первые препятствуют воспалению, вторые действуют как 10.3. Вызов желательных эмоций морфин. Показано благотворное влияние смеха на состав крови. Положительное вли­ яние смеха сохраняется в течение суток.

Смех уменьшает стресс и его последствия, снижая концентрацию стрессовых гор­ монов — норэпинефрина, кортизола и допамина. Косвенно он повышает сексуаль­ ность: женщины, которые смеются часто и в полный голос, более привлекательны для мужчин.

Кроме того,, экспрессивные средства выражения эмоций способствуют разрядке возникающего нервно-эмоционального напряжения. Бурные переживания могут быть опасными для здоровья, если не будут разряжаться с помощью мышечных дви­ жений, возгласов, плача. При плаче вместе со слезами из организма выводится веще­ ство, образующееся при сильном нервно-эмоциональном напряжении. Пятнадцати минут плача хватает, чтобы разрядить избыточное напряжение.

Использование музыки для вызова эмоций. Вызов различных эмоциональных состояний возможен не только произвольно путем оживления в представлениях тех или иных эмоциогенных ситуаций, но и с помощью музыки. Еще в Древнем Вавило не жрецы-музыканты знали об облегчающем значении для скорби плачевных песен и исполняли их при траурных церемониях. Эмоциональное переживание как основ­ ное условие восприятия музыки также отмечалось философами и врачами Древней Греции (Аристотель, Платон, Гиппократ). Аристотель писал, что «...музыкальные лады существенно отличаются друг от друга, так что при слушании их у нас появля­ ется различное настроение и мы далеко не одинаково относимся к каждому из них;


так, например, слушая одни лады, мы испытываем более жалостное и подавленное настроение, слушая другие, менее строгие лады, мы в нашем настроении размягча­ емся;

иные лады вызывают в нас по преимуществу среднее, уравновешенное настро­ ение;

последним свойством обладает, по-видимому, только один из ладов, именно дорийский. Что касается фригийского лада, то он действует на нас возбуждающим образом». (1911, с. 367-368). Об этом же говорили и многие композиторы (Л. ван Бетховен, Ф. Мендельсон, Д. Д. Шостакович). П. И. Чайковский ( 1878) отмечал, что музыка передает все то, «для чего нет слов, но что просится из души и хочет быть высказано».

Влияние музыки на эмоции человека отражено и А. С. Пушкиным, вот как он опи­ сал влияние церковной музыки на Сальери в раннем детстве:

Ребенком будучи, когда высоко Звучал орган в старинной церкви нашей, Я слушал и заслушивался, слезы Невольные и сладкие текли1.

В. М. Бехтерев считал музыку властительницей чувств и настроений человека.

Поэтому в одном случае она способна ослабить излишнее возбуждение, в другом — перевести из грустного в хорошее настроение, в третьем — придать бодрость и снять усталость.

Пушкин А. С. Моцарт и Сальери. Собр. соч. в 10-ти т. Т. 4. — М.: Художественная литература, 1960. — С. 323.

272 Глава 10. Управление эмоциями Юлиус Кронберг. Давид и Савл Библейский сюжет: Савл, от которого отступил дух Господень, повелел своим слугам найти и привести к нему человека, хорошо играющего на гуслях. Пришел к нему Давид, понравился ему и стал его оруженосцем. И когда Давид играл — отраднее и лучше становилось Савлу, и злой дух отступал от него.

Правда, имелась и другая точка зрения, согласно которой музыка воспринимает­ ся не столько эмоционально, сколько интеллектуально. Один из представителей эс­ тетики Э. Ганслик (1895) писал: «Больше всего чувствует при слушании музыки профан, меньше всего — образованный художник» (с. 144). По его мнению, музыка становится наслаждением тогда, когда слушатель находит удовлетворение в отгады­ вании намерений композитора, констатируя как ожидания оправдываются или при­ ятно обманываясь в них. Очевидно, что речь идет о разных уровнях восприятия му­ зыки, что вызывает и разный эмоциональный отклик. Как показал И. Глебов (1930), у профессиональных музыкантов восприятие музыки углубляется за счет интеллек 10.3. Вызов желательных эмоций туальных операций «осмысления звучания». Б. М. Теплов (1947) писал, что воспри­ ятие музыки идет через эмоцию, но эмоцией не кончается. Для него музыка — это эмоциональное познание. В свете сказанного развитие способности воспринимать музыку и переживать всю гамму человеческих эмоций является важной задачей му­ зыкального воспитания детей.

Роль музыки в эмоциональном развитии человека и формировании черт характе­ ра рассматривалась еще древнегреческими философами. В средние века эта пробле­ ма изучалась в русле теории аффектов, устанавливающей связь между эмоциональ­ ными явлениями человека и способами их отражения в музыке.

Изучение эмоциональной значимости отдельных элементов музыки (ритма, то­ нальности) показало их способность вызывать определенные эмоциональные состо­ яния человека. Минорные тональности обнаруживают «депрессивный эффект», бы­ стрые пульсирующие ритмы и консонансы действуют возбуждающе и вызывают от­ рицательные эмоции, «мягкие» ритмы и консонансы успокаивают. В нашей стране и за рубежом было проведено большое количество исследований по влиянию музыки на физиологические функции организма. Был сделан вывод, что сердечно-сосудис­ тая система заметно реагирует на музыку, когда она доставляет удовольствие и со­ здает приятное настроение: пульс замедляется, усиливаются сокращения сердца, сни­ жается артериальное давление. При раздражающем же характере музыки сердцебие­ ние учащается и становится слабее. Стали говорить о кодировании эмоций в музыке, о музыкальной эмоции, которая может быть представлена в виде различных формул.

По мнению В. И. Петрушина (1988), кодирование музыкальных эмоций и отне­ сение различных произведений к выражению эмоций одной и той же модальности можно осуществить при помощи системы координат, изображенной на рис. 10.1.

Рис. 10.1. Система координат, показывающая кодирование музыкальных эмоций Путем экспертных оценок автором была составлена таблица музыкальных произ­ ведений, выражающих сходное эмоциональное состояние (табл. 10.1).

Из представленных данных следует, что одна и та же мелодия, в зависимости от того, как она будет исполнена: в мажорном или минорном ладу, быстром или медлен­ ном темпе, будет передавать разные эмоции.

Объяснение этому, возможно, состоит в том, что правое полушарие, кроме того, что оно связано с отрицательными эмоциями, специализируется в анализе частотно и амплитудно-модулированных стимулов, а левое, связанное с положительными эмо­ циями, в опознании ритмической структуры сложных звуковых сигналов. Отсюда музыка, в которой большая роль принадлежит частотно-амплитудной модуляции, в большей мере будет адресована к правому полушарию и связанным с ним эмоци­ ям, а музыка, в которой значительное место отводится ритмическим звуковым сиг 274 Глава 10. Управление эмоциями Т а б л и ц а 10. Обобщенные характеристики музыкальных произведений, выражающие сходные эмоциональные состояния Основное Основные Характеристика Названия произведений настроение параметры музыки (темп и лад) Спо­ Лирическая, Медленная Бородин. Ноктюрн из струнного квар­ мажорная койствие мягкая, тета;

Шопен. Ноктюрн фа-мажор созерцатель­ (крайние части);

Его же. Этюд ми ная, напевная, мажор (крайние части);

Шуберт. Аве элегическая Мария;

Сен-Сане. Лебедь.

Печаль Медленная Сумрачная, тра­ Чайковский. V симфония, вступле­ минорная гическая, ние;

Его же. VI симфония, финал;

Григ.

тоскливая, Смерть;

Шопен. Прелюдия до-минор;

гнетущая, уны­ Его же. Марш из сонаты си-бемоль лая, скорбная минор.

Гнев Драматическая, Быстрая Шопен. Скерцо № 1 этюд № 12, соч. 10;

минорная взволнованная, Скрябин. Этюд № 12, соч. 8;

тревожная, Чайковский. VI симфония, 1-я ч., беспокойная, разработка;

Бетховен. Финалы сонат № 14, 23;

Шуман. Порыв.

мятежная, гневная, отчаянная Радость Быстрая Праздничная, Шостакович. Праздничная увертюра;

мажорная торжественная, Лист. Финалы рапсодий № 6,12;

ликующая, Моцарт. Маленькая ночная серенада, бодрая, веселая, финал;

Глинка. Руслан и Людмила, радостная увертюра;

Бетховен. Финалы симфо­ ний №V, IX налам, в большей мере будет адресована к левому полушарию и связанным с ним эмоциям.

Это предположение, высказанное Л. П. Новицкой (1984), нашло некоторое под­ тверждение в проведенном ею эксперименте. Так, классическая музыка, в которой выражена частотно-амплитудная модуляция, вызывала у слушателей приятную лег­ кую грусть в сочетании с радостным оживлением, приливом сил, воодушевлением, оптимизмом. Рок и диско-музыка, характеризующиеся ритмичностью, вызывали либо сверхвеселое настроение, либо раздражение и тоску.

Ю. А. Цагарелли (1981) изучал, какая музыка — классическая или джазовая — эффективнее снимает послеэкзаменационное психо-эмоциональное напряжение.

Оказалось, что первая имеет явное преимущество. После нее зафиксировано сниже­ ние психо-эмоционального напряжения у 91 % студентов. При этом у 71 % студен­ тов уровень напряжения снизился до фонового и ниже.

Под влиянием джазовой музыки снижение эмоционального напряжения было зафиксировано только у 52 % студентов. При этом ниже фонового снижение было 10.3. Вызов желательных эмоций лишь у 19 % студентов, а у 48 % было даже повышение эмоционального напряжения.

В этом отношении отдых без прослушивания джазовой музыки оказался для студен­ тов контрольной группы даже эффективнее: через 2,5 минуты эмоциональное напря­ жение понизилось у 75 % студентов, причем у 33 % до и ниже фонового уровня.

Ю. А. Цагарелли показал также, что незнакомая классическая музыка снижает эмоциональное напряжение больше, чем знакомая.

По данным Л. Я. Дорфмана (1981), влияние музыки на эмоциональное возбужде­ ние человека зависит от силы—слабости нервной системы. У «сильных» активация возрастает по сравнению с фоном при любой музыке (медленной и быстрой минор­ ной, медленной и быстрой мажорной), а у «слабых» — при быстрой музыке любого лада.

Как показала Л. Р. Фахрутдинова (1996), возникновение эмоции того или иного знака зависит от привычной (для данной культуры) или непривычной музыки. При­ вычная музыка вызывает в основном положительные эмоциональные переживания (удовольствие, радость, блаженство, счастье), либо печаль, грусть, непривычная му­ зыка — эмоционально-отрицательно окрашенные состояния (апатию, усталость, вя­ лость).

Учитывая влияние музыки на эмоциональную сферу человека, а влияние послед­ ней на его здоровье, в настоящее время все больше развивается такое направление, как музыкотерапия (Schwabe, 1972;

Kohler et al, 1971, и др.).

Музыкальной терапией занимались врачи в Древней Греции, например Гиппо­ крат. Пифагор тоже считал, что музыка способствует здоровью, влияя на настроение человека: одни мелодии действуют против уныния, другие против гнева, раздраже­ ния. Арабские врачи использовали музыку для улучшения настроения больного, что было важно для успешного лечения. Авиценна рекомендовал страдающим меланхо­ лией развлекаться прослушиванием музыки и пения. Попытки использовать музы­ ку в качестве терапевтического средства предпринимались и в последующие века.

В России по инициативе В. М. Бехтерева в 1913 году было основано «Общество для выяснения лечебно-воспитательного значения музыки и ее гигиены». Были со­ ставлены своеобразные «лечебные каталоги музыки», примером которых может слу­ жить табл. 10.1.


Снижение нейротизма и тревожности больше наблюдается при прослушивании печальной музыки. При этом больший эффект достигается, если тревожность ситуа­ тивная, а не личностная (Buller, Olson, Breen, 1974). В то же время использование веселой музыки для снятия тревожности, по данным Дж. Альтшулера (Altshuler, 1954) и ряда других авторов, может иметь обратный эффект, т. е. повышать тревогу и раздражительность.

То же выявлено и при попытке лечить музыкой депрессию. При патологической депрессии больные не воспринимают веселую музыку, она еще больше углубляет депрессию, актуализируя переживания больного и препятствуя таким образом вос­ приятию веселого. Больные, находящиеся в глубокой депрессии, испытывают облег­ чение, когда слушают грустную, скорбную музыку. На больных, находящихся в лег­ кой депрессии, особенно при циклотимии или циркулярном психозе, благотворно воздействуют элегии, ноктюрны, колыбельные песни (Слободяник, 1966). По мне­ нию Г. П. Шипулина (1966), больным с депрессией целесообразнее сначала давать прослушивать минорную музыку, которая способствует установлению с ними «му 276 Глава 10. Управление эмоциями Т а б л и ц а 10. Пакеты музыкальных программ для регуляции эмоционального состояния (по Н. Н. Обозову, 1997).

1. Для уменьшения раздражительнос­ Бах «Кантата № 2»

ти, разочарования и для повышения Бетховен «Лунная соната»

чувства бренности жизни Прокофьев «Соната «Ре»

Франк «Симфония ре-минор»

Шопен «Мазурка и прелюдии»

2. Для уменьшения чувства тревоги, неуверенности в благополучном Штраус «Вальсы»

конце происходящего Рубинштейн «Мелодия»

3. Для общего успокоения, умиро­ Бетховен «6-я симфония», ч. Брамс «Колыбельная»

творения и согласия с жизнью в том Шуберт «Аве Мария»

виде, какая она есть Шуберт «Анданте из квартета»

Шопен «Ноктюрн соль минор»

Дебюсси «Свет луны»

4. Для уменьшения злобливости, Бах «Итальянский концерт»

Гайдн «Симфония»

зависти к успехам других людей Сибелиус «Финляндия»

5. Для снятия эмоционального Бах «Концер ре-минор для скрипки напряжения в отношениях с другими Барток «Соната для фортепьяно»

людьми Брукнер «Месса ми-минор»

Бах «Кантата № 21»

Барток «Квартет № 5»

Бетховен «Фиделио»

6. Для уменьшения головной боли, связанной с эмоциональным Моцарт «Дон Жуан»

перенапряжением Лист «Венгерская рапсодия № 1»

Хачатурян «Сюита «Маскарад»

Гершвин «Американец в Париже»

7. Для улучшения настроения Шопен «Прелюдия»

Лист «Венгерская рапсодия № 2»

зыкального контакта». Лишь после нескольких таких сеансов наблюдается адекват­ ная реакция этих больных и на мажорную музыку.

10.4. Устранение нежелательных эмоциональных состояний К. Изард отмечает три способа устранения нежелательного эмоционального состоя­ ния: 1) посредством другой эмоции;

2) когнитивная регуляция;

3) моторная регуляция.

Первый способ регуляции предполагает сознательные усилия, направленные на активацию другой эмоции, противоположной той, которую человек переживает и хочет устранить. Второй способ связан с использованием внимания и мышления для подавления нежелательной эмоции или установления контроля над нею. Это пере 10.4. Устранение нежелательных эмоциональных состояний ключение сознания на события и деятельность, вызывающие у человека интерес, по­ ложительные эмоциональные переживания. Третий способ предполагает использо­ вание физической активности как канала разрядки возникшего эмоционального на­ пряжения.

Частные способы регуляции эмоционального состояния (например, использова­ ние дыхательных упражнений, психическая регуляция, использование «защитных механизмов», изменение направленности сознания) в основном укладываются в три глобальных способа, отмеченных Изардом.

В настоящее время разработано много различных способов саморегуляции: релак­ сационная тренировка, аутогенная тренировка, десенсибилизация, реактивная релак­ сация, медитация и др.

Психическая регуляция связана либо с воздействием извне (другого человека, музыки, цвета, природного ландшафта), либо с саморегуляцией.

И в том и в другом случае наиболее распространенным является способ, разрабо­ танный в 1932 году немецким психиатром И. Шультцем (1966) и названный «ауто­ генной тренировкой». В настоящее время появилось много ее модификаций (Алек­ сеев, 1978;

Вяткин, 1981;

Горбунов, 1976;

Марищук, Хвойнов, 1969;

Черникова, Даш­ кевич, 1968, 1971, и др.).

Наряду с аутогенной тренировкой известна и другая система саморегуляции — «прогрессивная релаксация» (мышечное расслабление). При разработке этого спо­ соба Э. Джекобсон исходил из того факта, что при многих эмоциях наблюдается на­ пряжение скелетных мышц. Отсюда он в соответствии с теорией Джемса—Ланге для снятия эмоциональной напряженности (тревоги, страха) предлагает расслаблять мышцы. Этому способу соответствуют и рекомендации изображать на лице улыбку в случае негативных переживаний и активизировать чувство юмора. Переоценка зна­ чимости события, расслабление мышц, после того как человек отсмеялся, и норма­ лизация работы сердца — вот слагаемые положительного воздействия смеха на эмо­ циональное состояние человека.

А. В. Алексеевым (1978) создана новая методика, названная «психорегулирующей тренировкой», которая от аутогенной отличается тем, что в ней не используется вну­ шение «ощущения тяжести» в различных частях тела, а также тем, что в ней есть не только успокаивающая, но и возбуждающая часть. В нее включены некоторые эле­ менты из методик Э. Джекобсона и Л. Персиваля. Психологической основой этого метода является бесстрастная концентрация внимания на образах и ощущениях, свя­ занных с расслаблением скелетных мышц.

Физиологической основой психорегулирующей тренировки является факт, что мышечная система за счет проприорецептивной импульсации является одним из главных стимуляторов головного мозга (из общего потока, по некоторым данным, на долю скелетных мышц приходится 60 %). Поэтому, расслабляя мышцы, можно осла­ бить это тонизирующее влияние (о чем свидетельствует уменьшение ощущения элек­ трического раздражения и ответной реакции на него, а также коленного рефлекса), а напрягая мышцы, можно эту тонизацию увеличить. Правда, следует отметить, что если произвольно напрягать мышцы умеют уже и маленькие дети, то с произвольным расслаблением мышц (имеется в виду их расслабление по сравнению с состоянием покоя) дело обстоит хуже. Мною, например, выявлено, что эта способность с трудом проявляется детьми в возрасте до 12-13 лет. Часто происходит даже обратное: при попытке расслабить мышцы, происходит их небольшое напряжение (Ильин, 1961).

278 Глава 10. Управление эмоциями Изменение направленности сознания. Варианты этого способа саморегуляции разнообразны.

Отключение (отвлечение) состоит в умении думать о чем угодно, кроме эмоцио генных обстоятельств. Отключение требует волевых усилий, с помощью которых человек пытается сосредоточить внимание на представлении посторонних объектов и ситуаций. Отвлечение использовалось и в русских лечебных заговорах как способ устранения отрицательных эмоций (Свенцицкая, 1999).

Переключение связано с направленностью сознания на какое-нибудь интересное дело (чтение увлекательной книги, просмотр фильма и т. п.) или на деловую сторо­ ну предстоящей деятельности. Как пишут А. Ц. Пуни и Ф. А. Гребаус, переключение внимания с мучительных раздумий на деловую сторону даже предстоящей деятель­ ности, осмысление трудностей через их анализ, уточнение инструкций и заданий, мысленное повторение предстоящих действий, сосредоточение внимания на техни­ ческих деталях задания, тактических приемах, а не на значимости результата, дает лучший эффект, чем отвлечение от предстоящей деятельности.

Снижение значимости предстоящей деятельности или полученного результата осуществляется путем придания событию меньшей ценности или вообще переоцен­ ки значимости ситуации по типу «не очень-то и хотелось», «главное в жизни не это, не стоит относиться к случившемуся, как к катастрофе», «неудачи уже были, и теперь я отношусь к ним по-другому» и т. д. Вот как Л. Н. Толстой описывает в «Анне Каре­ ниной» использование последнего приема Левиным: «Еще в первое время по возвра­ щении из Москвы, когда Левин каждый раз вздрагивал и краснел, вспоминая позор отказа, он говорил себе: "Так же краснел и вздрагивал я, считая все погибшим, когда получил единицу за физику и остался на втором курсе;

так же считал себя погибшим после того, как испортил порученное мне дело сестры. И что же? Теперь, когда про­ шли годы, я вспоминаю и удивляюсь, как это могло огорчить меня. Так же будет и с этим горем. Пройдет время, и я буду к этому равнодушен"».

Приведенный способ является, по сути, одним из вариантов использования кон­ трфактического мышления (контрфактов). В когнитивной психологии разработана концепция функциональной роли контрфактического мышления. Контрфактами называются представления об альтернативном реальности исходе события. Это мыш­ ление в сослагательном наклонении по типу «если бы..., то...». Например, после не очень успешной сдачи экзамена студент думает: «Если бы я не сидел столько за ком­ пьютером, то вполне мог бы сдать экзамен на четверку» или: «Если бы я вчера не пе­ релистал учебник, то я не получил бы на экзамене даже тройку». В первом случае студент конструирует альтернативный сценарий событий, который мог бы привести к лучшему по сравнению с реальностью развитию событий. Такого рода контрфакты называются идущими вверх. Во втором случае, наоборот, выстраивается сценарий, по которому нынешнее положение воспринимается как относительно хорошее, так как могло бы быть и хуже. Это контрфакт, идущий вниз. Именно его и нужно исполь­ зовать, чтобы улучшить свое эмоциональное состояние.

Снять у себя эмоциональное напряжение помогают следующие способы.

• Получение дополнительной информации, снимающей неопределенность ситуа­ ции.

• Разработка запасной отступной стратегии достижения цели на случай неудачи (например, если не поступлю в этот институт, то пойду в другой).

10.4. Устранение нежелательных эмоциональных состояний • Откладывание на время достижения цели в случае осознания невозможности сде­ лать это при наличных знаниях, средствах и т. п.

• Физическая разрядка (как говорил И. П. Павлов, нужно «страсть вогнать в мыш­ цы»);

поскольку при сильном эмоциональном переживании организм дает моби­ лизационную реакцию для интенсивной мышечной работы, нужно ему дать эту работу. Для этого можно совершить длительную прогулку, заняться какой-нибудь полезной физической работой и т. д. Иногда такая разрядка происходит у челове­ ка как бы сама собой: при крайнем возбуждении он мечется по комнате, переби­ рает вещи, рвет что-либо и т. д. Тик (непроизвольное сокращение мышц лица), возникающий у многих в момент волнения, тоже является рефлекторной формой моторной разрядки эмоционального напряжения.

• Слушание музыки.

• Написание письма, запись в дневнике с изложением ситуации и причины, вызвав­ шей эмоциональное напряжение. Рекомендуют разделить лист бумаги на две колон­ ки. В левую следует записать в порядке убывания значимости все отрицательные последствия события. В правую — то, что можно противопоставить случившему­ ся, если возможно, то и положительные последствия, в том числе извлеченные уроки. Таким образом можно отличить неудачу от катастрофы, неурядицу от беды.

Этот способ больше подходит для людей замкнутых и скрытных.

Использование этого аналитического способа возможно и при диалоговом вари­ анте, когда кто-то другой показывает субъекту значимость свершившегося в другом свете (по принципу «нет худа без добра»). Вот как сумели взглянуть на трагическую ситуацию герои «Игроков» Н. В. Гоголя:

«Утешительный (держа Глова за руку с пистолетом): Что ты, что ты, брат, рех­ нулся? Слышите, слышите, господа, уж пистолет вздумал было сунуть в рот, а? Сты­ дись!...Ты дурак просто, позволь тебе сказать. Ты счастья своего не видишь. Разве ты не чувствуешь, как ты выиграл тем, что проиграл?

Глов (с досадой): Что ж вы, в самом деле, меня уж за дурака считаете? какой тут выигрыш проиграть двести тысяч! Черт возьми!

Утешительный: Эх ты, простофиля! Да знаешь ли, какую ты этим себе славу сде­ лаешь в полку? Слышь, безделица! Еще не будучи юнкером, ты уже проиграл двести тысяч! Да тебя гусары на руках будут носить.

Глов (ободрившись): Что ж вы думаете? У меня разве не станет духу наплевать на все это, если уж на то пошло? Черт побери, да здравствует гусарство!»

Использование защитных механизмов. Нежелательные эмоции можно преодо­ леть или снизить их выраженность с помощью стратегий, называемых механизмами защиты. 3. Фрейд выделил несколько таких защит (рис. 10.2).

Уход — это физическое или мысленное бегство от слишком трудной ситуации.

У маленьких детей это наиболее распространенный защитный механизм.

Идентификация — процесс присвоения установок и взглядов других людей. Че­ ловек перенимает установки могущественных в его глазах людей и, становясь похо­ жим на них, меньше чувствует свою беспомощность, что приводит к снижению тре­ воги.

Проекция — это приписывание своих собственных асоциальных мыслей и поступ­ ков кому-то другому: «Это сделал он, а не я». По существу, это перекладывание от­ ветственности на другого.

280 Глава 10. Управление эмоциями Рис. 10.2. Виды психологических защит (по 3. Фрейду) Смещение — подмена реального источника гнева или страха кем-то или чем-то.

Типичным примером такой защиты является косвенная физическая агрессия (выме­ щение зла, досады на объекте, не имеющем отношения к ситуации, вызвавшей эти эмоции).

Отрицание — это отказ признать, что какая-то ситуация или какие-то события имеют место. Мать отказывается верить, что ее сына убили на войне, ребенок при смерти любимого им домашнего животного делает вид, будто он все еще живет и спит с ними по ночам. Этот вид защиты более характерен для маленьких детей.

Вытеснение — крайняя форма отрицания, бессознательный акт стирания в памя­ ти пугающего или неприятного события, вызывающего тревогу, отрицательные пе­ реживания.

Регрессия — возвращение к более онтогенетически ранним, примитивным формам реагирования на эмоциогенную ситуацию.

Реактивное образование — поведение, противоположное имеющимся мыслям и желаниям, вызывающим тревогу, с целью их маскировки. Свойственно более зрелым детям, а также взрослым. Например, желая скрыть свою влюбленность, человек бу­ дет проявлять к объекту обожания недружелюбность, а подростки — и агрессивность.

Настойчивые попытки воздействовать на очень взволнованного человека для его успокоения при помощи уговоров, убеждения, внушения, как правило, не бывают успешными из-за того, что из всей информации, которая сообщается волнующему­ ся, он выбирает, воспринимает и учитывает только то, что соответствует его эмоцио­ нальному состоянию. Больше того, эмоционально возбужденный человек может оби­ деться, посчитав, что его не понимают. Лучше дать такому человеку выговориться и даже поплакать. «Слеза всегда смывает что-то и утешение несет», — писал В. Гюго.

Использование дыхательных упражнений, по мнению В. Л. Марищука (1967), Р. Деметера (1969), О. А. Черниковой (1980) и других психологов и физиологов яв­ ляется наиболее доступным способом регуляции эмоционального возбуждения. При­ меняются различные способы. Р. Деметер использовал дыхание с применением пау­ зы:

1) без паузы: обычное дыхание — вдох, выдох;

2) пауза после вдоха: вдох, пауза (две секунды), выдох;

3) пауза после выдоха: вдох, выдох, пауза;

4) пауза после вдоха и выдоха: вдох, пауза, выдох, пауза;

5) полвдоха, пауза, полвдоха и выдох;

10.4. Устранение нежелательных эмоциональных состояний 6) вдох, полвыдоха, пауза, полвыдоха;

7) полвдоха, пауза, полвдоха, полвыдоха, пауза, полвыдоха.

Кроме того, автор рекомендует чередовать (по четыре раза) дыхание через нос и рот по следующей схеме:

— вдох носом — выдох носом;

— вдох носом — выдох ртом;

— вдох ртом — выдох ртом;

— вдох ртом — выдох носом.

Эти способы Р. Деметер рекомендует использовать для успокоения перед сном и для уменьшения предстартового возбуждения.

Г. Д. Горбунов (1986) рекомендует использовать три типа упражнений: полное брюшное дыхание и два вида ритмического дыхания. При выполнении первого упражнения вдох выполняется через нос. Вначале при слегка опущенных и расслаб­ ленных плечах наполняются воздухом нижние отделы легких, живот при этом все более и более выпячивается. Затем вдохом последовательно поднимаются грудная клетка, плечи и ключицы. Полный выдох выполняется в той же последовательности:

постепенно втягивается живот, опускается грудная клетка, плечи и ключицы.

Второе упражнение состоит в полном дыхании, осуществляемом в определенном ритме (лучше всего в темпе ходьбы): полный вдох на четыре, шесть или восемь ша­ гов. Затем следует задержка дыхания, равная половине шагов, сделанных при вдохе.

Полный выдох делается опять за то же число шагов (четыре, шесть, восемь). После выдоха снова производится задержка дыхания той же длительности (два, три, четы­ ре шага) или, в случае возникновения неприятных ощущений, несколько короче.

Количество повторений определяется по самочувствию.

Третье упражнение отличается от второго только условиями выдоха: он делается толчками через плотно сжатые губы.

Вначале эффект может быть небольшим. По мере повторения упражнений поло­ жительный эффект возрастает, однако ими не следует злоупотреблять.

Канадский ученый Л. Персиваль предложил использовать дыхательные упражне­ ния в сочетании с напряжением и расслаблением мышц. Делая задержку дыхания на фоне напряжения мышц, а затем спокойный выдох, сопровождаемый расслаблением мышц, можно снять чрезмерное волнение.

Индивидуальные особенности управления эмоциональным состоянием.

Ф. П. Космолинский (1976) и А. К. Попов (1963) в зависимости от выраженности са­ моконтроля предстартового состояния выявили два типа людей. Первый тип с высо­ ким уровнем самоконтроля не обнаруживал выход вегетативных показателей (кож но-гальваническая реакция, частота сердечных сокращений, дыхания) за пределы верхних границ физиологической нормы. У них качество выполнения заданий не снижалось. Второй тип с низким уровнем самоконтроля отличался нервно-эмоцио­ нальным напряжением, что внешне выражалось в психическом возбуждении или, наоборот, в депрессии, выражающейся в стремлении «свернуть» подготовку к дея­ тельности. Это сопровождалось вегетативными сдвигами: тахикардией, гипергидро­ зом, спонтанными колебаниями кожно-гальванической реакции, нарушением сна.

Глава Общее представление о чувствах Житейское понимание слова «чувство» настолько широко, что теряет конкретное содержание. Это и обозначение ощущений («чувство боли»), и возвращение созна¬ ния после обморока («прийти в чувство»), и самооценка (чувство собственного до¬ стоинства, чувство собственной неполноценности) и т. п. Многофункциональное ис¬ пользование слова «чувство» выражается и в словах «чувствовать», «предчувство¬ вать», «чувствительность». Так, говорят «я почувствовал», вместо того чтобы сказать «я ощутил», или «я чувствую» вместо того чтобы сказать «я думаю (полагаю, пред¬ вижу)». Говорят также об органах чувств, хотя очевидно, что речь идет об органах ощущений, об анализаторах. С другой стороны, говорят об «острых ощущениях», хотя ясно, что речь идет об эмоции страха.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.