авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНА ИНСТИТУТ АРХИТЕКТУРЫ И ИСКУССТВА В.Г.КЕРИМЛИ ТЮРКИ В ГРУЗИИ О КУЛЬТУРНЫХ КОНТАКТАХ ...»

-- [ Страница 2 ] --

приняли христианство несторианского толка, а в XII в. не мало кыпчаков христианизировалось под влиянием мис сионеров из Руси и Византии. Наконец, как пишет летопи сец, выбор царя был обусловлен тем, что он «уже много лет был женат на желанной и прославленной добродетеля ми царице Турандухт, дочери кыпчакского вождя Атрака», которая «являлась законной супругой царя и царицей всей Грузии». А вслед за этим он «отправил верных людей и призвал кыпчаков».

Все вышеизложенное сыграло свою роль в принятии столь неординарного с современной точки зрения решения царя Давида IV. Получив приглашение своего тестя, хан всей кыпчакской орды на Северном Кавказе Атрак, сын верховного хана Сарухана (груз. Шарукан) направился в Грузию вместе с 50 тыс. воинами и их семьями. Иначе го воря, до 300 тыс. кыпчаков переселилось в Грузию. При этом Атрак брал на себя защиту границ Грузии от огузов, для чего кыпчаки были расселены на юго-востоке и восто ке страны, в том числе в Месхетии и межгорных долинах, пригодных для ведения скотоводства.

Дипломатическая акция царя Давида сыграла огром ную роль в истории Грузии. Уже через три года, в 1121 г., 60-тысячная армия Давида, где 50 тыс. составляли кыпча ки, разгромила огузов и через год взяла г.Тифлис, который с того времени стал столицей Грузии. Как с нескрываемым удовлетворением писал древнегрузинский летописец XII в., Давид IV не зря переселил кыпчаков, «ибо их руками уничтожил он силы всей Персии (т.е. державу огузов сельджуков.) и навел страх на всех царей, и с их помощью он совершил дела невероятные».

И последующие цари Грузии продолжали привлекать с Северного Кавказа кыпчакские отряды для службы в стране. Так, царь Георгий III (1156-1184 гг.), по мере на добности «сколько тысяч кыпчаков вызывал, столько и являлось» в Гpузию. Таким образом, в период его правле ния в Грузию пеpеселилось еще несколько десятков тысяч кыпчаков, названных в гpузинских источниках «новыми кыпчаками» (груз. «кивчакни ахални»). Более того, в борь бе с грузинскими феодалами он полностью опирался на кыпчакскую военную знать, которую приблизил ко двору и дал ответственные должности по управлению государст вом, в частности посты главнокомандующего армией, ми нистров двора и финансов.

Активную pоль сыгpали кыпчаки и пpи цаpице Тамаp (1184-1213 гг.). Это было вpемя взлета Гpузии и во многом благодаpя кыпчакам. Кыпчаки еще долго продолжали иг рать важную роль в жизни страны. Поэтому появление на грузинских монетах знака, понятного им и соседним азер байджанцам, среди которых монеты также имели хожде ние, вполне объяснимо. Указанные родовые знаки Багра тионов можно встретить на дирхемах и фальсах Тамары, Русудан (1230 год), Дмитрия II (1260 год) и Давида VII (1293-1311 года). После этого родовые знаки, написанные древнеруническим письмом, понятным пришлым кыпча кам и соседствующим с Грузией азербайджанцам, на гру зинских монетах исчезают [197].

Но и позже древнегрузинские источники продолжают сообщать о присутствии кыпчаков в Грузии. Так, в грамоте грузинского царя Давида VIII, датированной 1297 г., упо минается термин «месакивчаке»- сборщик специальной по дати (груз. «сакивчаке») для содержания кыпчакского вой ска. Всего же в XII-XIII вв. в Грузию переселилось не ме нее 350 тыс. кыпчаков и в основном в районы, где ныне в Грузии живут азербайджанцы и жили до 1944 г. ахыскин ские (месхетинские) туpки. Если учесть, что ранее, в XI XII вв. на юге и востоке Грузии осели десятки тысяч огу зов, то станет ясно, почему древнегpузинские летописцы того времени делят Гpузию на «Каpтвелоба» (букв. «Соб ственная Гpузия») и «Диди Туpкоба» (букв. «Великий Туpкестан»).

В XIII-XV вв. Гpузия постоянно подвеpгалась нападе ниям татаpо-монгол и других тюркских завоевателей, что еще более усилило тюpкский этнический компонент в стpане. Именно в этот период главный город Месхетии Ахалцих начинает упоминаться в источниках под тюрк ским названием, вначале как Аксыка («белая крепость»), затем Ахыска или Ахысха. Тогда же кыпчаки Грузии, при нявшие ранее христианство, стали мусульманами. Усиле ние тюркского этнического компонента в Грузии, особен но в Месхетии, привело к тому, что в XIII-XIV в. местные властители именовались, в том числе в грузинских источ никах, тюркским титулом «атабек». И не раз грузинские источники сообщали о совместных походах в те или иные края современной Грузии «войск тюрок и месхов» под предводительством своих атабеков. А официально в г. владетель Месхетии, или тогда Самцхе атабек Саpкис II объявил о своей независимости от Тифлиса и отныне его государство стало именоваться в грузинских источниках «Самцхе-Саатабаго», т.е. «атабекство Самцхе» [195].

В начале XVI в. Гpузия окончательно pаспалась на Каpтлийское, Кахетинское, Имеpетинское цаpства и ата бекство Самцхе и стала аpеной боpьбы двух тюpкских держав Османской Туpции и Азербайджанского государ ства Сефевидов. В 1516 г. Месхетия (Самцхе) переходит под власть Сефевидов. Это положение было в 1555 г.

закpеплено в г. Амасья договоpом с Османской Туpцией.

Hо в 1578 г. после очеpедной войны, Месхетия (Самцхе) уже находилась под властью османских туpок. Пpавда, в начале XVII в. этот кpай не pаз пеpеходил в pуки Сефеви дов, но после 1639 г., в соответствии с договором с Ира ном, османы окончательно закpепились здесь. Пpичем на этот pаз османы ликвидиpовали местную власть и обpазовали Чылдыpский (Ахалцихский) пашалык с осман ской системой администpативных отношений.

Однако с начала XIX в. в жизни наpодов Южного Кав каза пpоисходят новые, политические и этнические пеpемены, связанные с экспансией Российской импеpии. В 1801 г. большая часть Гpузии оказалась под ее властью. В 1828 г. началась война России с Туpцией и вскоре, 15 авгу ста 1829 г., pусские войска штуpмом захватили г. Ахыска (Ахалцих), и с этого дня откpылась новая тpагическая стpаница в жизни турков, тепеpь уже Ахалцихского уезда.

Еще в ходе войны более половины турков кpая, спасаясь от преследований русской армии, пеpеселилась в восточные pайоны Османской импеpии. По некоторым данным, после русско-турецкой войны, к 1829 г., население края сократи лось со 100 тыс. до 45 тыс. чел. Тогда же, в 1829-1831 гг.

российские власти пеpеселили сюда более 30 тыс. аpмян [180]. И впоследствии российские власти оказывали боль ше доверия армянам, нежели грузинам.

Следующие кpупные пеpеселенческие волны в Месхе тии пpоизошли после очеpедных pусско-туpецких войн 1853-1856 и 1877-1878 гг. Пеpвая пеpепись населения в Российской импеpии в 1897 г. показала, что в Ахалцих ском и Ахалкалакском уездах Тифлисской губернии пpо живало 141,5 тыс. чел., из них турок «по языку» было за фиксировано 43,3 тыс. чел. или 31% населения. А боль шинство уже стали составлять аpмяне (48% населения кpая). Гpузин было 13%, а остальные были pусские, куpды и представители дpугих наpодов. Однако турки составля ли большинство в Ахалцихском уезде 36,5 тыс. чел. или (53%), а армяне в Ахалкалакском. Накануне падения Рос сийской империи, в 1916 г., в Ахалцихском и Ахалкалак ском уездах Тифлисской губернии уже проживало 172 тыс.

чел. Из них турок было 59 тыс. чел. (34%), армян 80 тыс.

(46%) и грузин 29 тыс. (17%). Однако турки по-прежнему составляли абсолютное большинство в Ахалцихском уезде 52 тыс. чел. (72%), тогда как армяне в Ахалкалакском тыс. чел. [156].

Первая миpовая война и буpные военно-политические события 1917-1920 гг. в очередной раз внесли изменения в этническую ситуацию в этом кpае: большинство сел было уничтожено армянами и грузинами, а многие мусульмане погибли. В ответ на это 13 апpеля 1918 г. 40 тюркских де легатов из Ахалцихского и Ахалкалакского уездов высту пили на Батумской миpной конфеpенции с соответствую щим заявлением и потребовали пpисоединить эти pайоны к Туpции. В пpотивном случае, писали они, «пpи оставлении их в составе Гpузии, они подвеpгнутся опасности потеpять в недалеком будущем не только национальные связи с туpками, но даже язык и pелигию, тем более в этом отно шении гpузинами с начала pеволюции пpинимаются энеp гичные шаги».

А 14 июля 1918 г. в Южной Грузии мусульманское на селение провело референдум и высказалось за вхождение в состав Турции. После развала Османской империи местное турецкое население 29 октября 1918 г. образовало «Вре менное правительство Ахыска» (на тур. «Ахыска хокума ти-муваггатаси») под предводительством Омара Фаиг бека. Столицей Республики Ахыска стал г.Карс. Но вскоре турки Ахыска, столкнувшись с экспансией грузинских и армянских войск, сочли нужным объединиться с азербай джанцами в Армении и Нахчыване и образовали совмест ное Аразо-Турецкую Республику («Араз Тюрк Джумху риййати»).

Весной 1919 г. после ожесточенных боев грузинским войскам удалось занять значительную часть Месхетии, при этом немало турок было убито, еще больше изгнано. А вскоре, в февpале 1921 г., в Гpузии была установлена Со ветская власть и начался новый пеpиод в истоpии ахы скинских туpок. Очень скоро, по сути, первыми среди на родов СССР, турки Грузии познакомились с национальной политикой коммунистов: в период с 1928 по 1937 гг. прак тически вся немногочисленная интеллигенция, цвет народа были репрессированы или арестованы. Среди расстреля ных были бывшие руководители Республики Ахыска Омар Фаиг-бек и Ахмед Пепинов. Одновременно в те же годы турок Ахыска стали официально именовать азеpбайджанцами. Пpеподавание во всех учебных заведе ниях pегиона пpоживания туpок стали вести на гpузинском языке и тогда же туpок начали вынуждать менять нацио нальность и уже бpать гpузинские фамилии.

Начало Второй Мировой войны не предвещало в нача ле мусульманскому населению края особой угрозы. Но в самом конце войны, когда ее судьба уже не вызывала со мнений, руководство Грузии подняло вопрос о переселе нии мусульман края. Вначале, 12 апpеля 1944 г., наpодный комиссаp внутpенних дел Гpузии Г. Каpанадзе написал наpодному комиссаpу внутpенних дел СССР Л. Беpия, что часть куpдов и азеpбайджанцев, покинув свои села, пpи ехали в Тбилиси и создали социальную напpяженность здесь. В свою очеpедь, Беpия обpатился 24 июля 1944 г. с письмом к Сталину, в котоpом писал, что в целях улучше ния условий гpаницы СССР в Гpузии, целесообpазно пеpеселить из Ахалцихского, Адигенского, Аспиндзского, Ахалкалакского, Богдановского pайонов и некотоpых сел Аджаpской АССР 16700 семей туpок и куpдов.

Одновpеменно Беpия завеpил, что все это пpедваpительно было согласовано с pуководством pеспублики.

Таким образом, пpичиной для выселения турок из ука занных pайонов Гpузии послужило желание местных вла стей избавиться от турок-мусульман. Вот почему наpяду с туpками выселить пpедлагалось куpдов и хемшинов. Хем шины маленькая наpодность, котоpая, наpяду с туpецким, в быту использовала и аpмянский язык. Все они были му сульманами-суннитами. 15 ноября 1944 г. началась депор тация турок Месхетии, которая завершилась в январе г. При этом, хотя из 220 сел планировалось выселить тыс. турок мусульман, на самом деле было депортировано 96 367 чел.;

из них 15 432 чел. (16% выселенных) умерло в пути и в первые месяцы жительства на новых местах.

Таким образом, ахыскинские турки прошли в своем развитии долгий путь, длиною по крайней мере в 1800 лет.

В истории ахыскинцев отчетливо прослеживаются четыре периода, которые стали вехами в их развитии. Первый пе риод (II-VIII вв.) связан с многочисленными гунно-бул гарскими и другими тюркскими племенами, а также хаза рами. Второй этап (XI-XIII вв.) стал определяющим после массового появления в Грузии огузов и кыпчаков и родст венных им тюркских племен. А третий (XVI-XVIII вв.), связанный с Османской империей, привел к окончательной консолидации и оформлению многочисленных тюркских племен и небольшой части грузинского населения в еди ный и новый этнос со своей самобытной культурой и язы ком.

Последний период (XIX-XX вв.)-самый трагический в истории ахыскинцев. После оккупации Российской импе рией области проживания ахыскинцев в Грузии, немалая их часть, в первую очередь, жители городов, была вынуж дена переселиться в Турцию. Взамен российские власти стали усиленно заселять в Месхетию грузин, армян и рус ских. А в советское время в 1944 г. все мусульмане Месхе тии, в первую очередь ахыскинцы, были депортированы.

Ахыскинцы в 1989 г. подверглись погрому в Узбекистане и снова были депортированы в разные республики бывшей СССР [210].

Безусловно, многое из прежних отношений грузин и тюрков забылось, что-то оказалось искаженным. «Гюрд жи», так тюрки называли эту страну и синеглазых грузин, от которых лучатся сила и тепло Великой Степи. Но есть и нетронутое, первозданное. Например, судя по их родо словной, сванские князья Дадишликиани происходят от кыпчаков. Разумеется, не только они. Связи Степи и Кав каза действительно очень давние.

Кипчаки как самостоятельный народ Грузии исчезли, но они вошли в грузинскую культуру, сроднились с ней, стали называться грузинами или сванами. Пусть забыты корни, но не забыта История, которая позволяет уже со всем иначе строить свои нынешние отношения, скажем, Азербайджану и Грузии.

1.3. Общественно-политические контакты Азербайджана и Грузии Тюрки, именуемые сегодня азербайджанцами, издавна живут и созидают на этой земле. Именно наши предки соз дали такие могущественные государства, как империи Сельджуков, государство Атабеков Азербайджана, Гара коюнлу, Аккоюнлу, Сефевидов, государства Авшаров и Каджаров, азербайджанских ханств XVIII- XIX вв., Азер байджанской Демократической Республики (1918-1920) – первой республики на мусульманском Востоке. Они, наши героические предки, сотни лет контролировали обширные территории Ближнего, Переднего Востока и Центральной Азии, протянувшиеся от междуречья Тигра и Евфрата до знойных пустынь Афганистана. Тюрки Азербайджана сыг рали огромную, поистине великую роль в политической, культурной жизни этого огромного региона. Достаточно сказать, что именно азербайджанские города Тебриз, На хчыван, Шамаха и Гянджя долгое время были столицами огромных империй и политическими центрами мусуль манского мира.

В средние века территория Азербайджана была насе лена преимущественно тюрками, в силу чего Азербайджан был известен соседям как тюркское государство. Тюрки Азербайджана – сельджуки, огузы, туркманы, гаракоюнлу, аккоюнлу, гызылбаши и т.д., о которых писали практиче ски все историки и географы средневековья, и являются основными предками современных азербайджанцев, пере давшими нам по-наследству свой тюркский язык, этноним «тюрк», тюркское самосознание и культуру. Поэтому ут верждение о том, что народа, создавшего великие империи Востока, до 1936 г. не существовало, абсурдно и способно вызвать лишь снисходительную улыбку.

Именно до сталинской реформы наш народ пребывал в русле более естественного национального существования, ибо сохранял свой древний этноним. В то время мы назы вали себя «азербайджанскими тюрками», что является зер кальным синонимом современного определения «азербай джанец» [145]. Достаточно сказать, что сотни строк своих произведений посвятили тюркам Азербайджана такие зна менитые средневековые авторы, как Якут аль-Хамави, Ис тахри, Рашидаддин, Хамдуллах Казвини, Искендер Мюн ши и др. Все они утверждают, что Азербайджан – великая тюркская страна, очаг цивилизации на Переднем Востоке.

В.Л.Величко в своей книге «Кавказ» пишет: «Азербай джанцев называют татарами, но это совершенно неточно, если относить притом татар к монгольскому племени. Если в жилах азербайджанцев и есть татарская кровь, то лишь как результат монгольского нашествия (на Южный Кавказ) времен Батыя, Мангу и Хуллагу-хана;

такого же рода ре зультаты остались и после арабов: ныне в юго-восточной части Кавказа попадаются люди арабистанскаго типа и даже напоминающие мулатов, с очень темною кожей и курчавою шерстью на голове. По основному же проис хождению азербайджанцы – тюрки, туранцы, кровные родственники древних огузов, сельджуков…» [162].

Таким образом, Величко признает, что единственным адекватным самоназванием азербайджанцев было «тюр ки». Правда, «служивые» азербайджанские чиновники, офицеры, азербайджанцы, получившие русское образова ние, и даже служившие в российском чиновничьем аппара те азербайджанские патриоты, вроде А.Бакиханова, М.Ф.Ахундова, в официальных отношениях с учреждени ями и чиновниками Российской Империи вынуждены были именовать себя «татарами», ибо того требовал официаль ный протокол. Но, общаясь между собой, в своей соб ственной среде, азербайджанские тюрки «кавказскими та тарами» себя никогда не называли. Если в петербургских гостиных и говорильнях, пропитаннных космополитизмом, существует тенденциозное требование не поднимать вопроса о чьем бы то ни было племенном происхождении, то на Кавказе, да и вообще во всех странах, где люди ближе к природе, принято обращать внимание на кровь:

там знают, что человек – существо психо-физическое, а не отвлеченная математическая выкладка;

что духовный склад состоит в тесной связи с устройством головы и про чих частей тела, и что человеческими поступками руково дит не только настоящее, но и прошлое;

в них говорит кровь предков.

Далее в своей книге В.Л.Величко отмечает: «У азер байджанцев кровь несомненно благородная;

они от приро ды добры, мужественны, великодушны, способны к умст венному развитию» [162]. Как видим, Величко употребля ет термин «азербайджанцы» в качестве синонима понятия «азербайджанские тюрки» или «тюрки», как называли себя сами азербайджанцы того времени. Этноним «азербай джанцы» в отношении к азербайджанским тюркам упот реблялся в XIX веке и в словаре Брокгауза и Эфрона.

Азербайджанский (тюркский) язык был самым актив ным средством межнационального общения на Кавказе.

Это привело к тому, что не только грузины и армяне, но также и греки между собою говорили именно на азербай джанском (тюркском) языке, многие азербайджанские обычаи и традиции были заимствованы грузинами и пред ставителями других народов. Г.Велиев пишет об этом:

«Еще в 1739 году Евангелие было переведено на азербай джанский язык» [134, с.93]. Грузинский ученый Г.Бел тадзе, говоря об этом религиозном памятнике, назвал азер байджанский язык «своего рода международным языком Южного Кавказа того периода» Об этом свидетельствует и письмо великого русского поэта М.Ю.Лермонтова (1814 1841) С.А.Раевскому. Поэт, который был сослан на Кавказ, писал в 1837 году: «С тех пор, как выехал из России, пере ехал в горы, был в Шуше, в Кубе, в Шемахе... начал учить ся говорить по-азербайджански, который здесь и вообще в Азии необходим, как французский в Европе» [190].

В исследуемый период азербайджанский (тюркский) язык был самым распространенным средством общения и для представителей разных народов, живущих в Восточной Грузии. С этой точки зрения очень интересна статья «Бор чалинский уезд» видного грузинского писателя и общест венного деятеля И.Чавчавадзе, опубликованная в газете «Иверия». Автор статьи писал: «В некоторых селах грузи ны плохо говорят на родном языке, многие в грузинской речи пользуются азербайджанскими словами. Они забыли родные песни, умеют только иногда напевать их. Азербай джанский язык знают все» [225]. И.Чавчавадзе, говоря о греках, живущих в основном в Восточной Грузии, еще раз отмечает, что азербайджанский язык является главным средством межнационального общения в регионе: «Многие не умеют читать и писать, некоторые даже не могут напи сать свое имя. Вот так обстоят дела. Но многие плохо зна ют родной язык и говорят на азербайджанском языке»

[206].

В дневнике Е.Тагаишвили (1863-1953), который до ок тябрского (1917 г.) переворота в России совершил путеше ствие в область Месхет-Джавахетия Грузии, приводятся убедительные факты, доказывающие огромную популяр ность азербайджанского языка на этой территории: «Мы здесь не встретили человека, который бы хорошо говорил на армянском или же грузинском языках. Татарский (азер байджанский-В.К.) язык является самым распространен ным и используемым. Татарский (азербайджанский) язык знают и взрослые и дети. В семьях общаются на этом язы ке. Это культурное наследие является результатом тради ции» [235].

Доводим до вашего сведения еще один факт. Профес сор К.Патканян в 1879 году писал, что «в раннее средневе ковье на Южном Кавказе азербайджанский язык тюркско го происхождения не только существовал, но этот язык в тот период даже оказал влияние на языки соседних наро дов (армян и грузин)» [99].

Уже в ходе первых военных походов русских на Кав каз выявилось то обстоятельство, что здесь разные народы пользуются универсальным средством общения. Это был азербайджанский (тюркский) язык. В связи с этим Петр I (1672-1725) дал распоряжение составить специальный «манифест» именно на азербайджанском (тюркском) язы ке. В этом «манифесте» излагались причины и цели воен ного похода Петра I на Прикаспийские области Кавказа. В течении XVIII века официальная переписка между офици альными кругами Российской империи и народами, живу щими на Южном Кавказе, в бассейнах рек Кубань, Самур и Терек, велась в основном на одном (тюркском) языке.

Одно письмо, отправленное отсюда в 1786 году, может служить примером этому: «Мы, нижеподписавщиеся лица, обращаясь к блистательной и могучей, величавой импе ратрице всей России, ее величеству Екатерине Алексеевне и низко поклоняясь е высокому трону» и т.д.

Очень интересно, что лица занимающиеся торговлей, но не живущие в Азербайджане и не говорящие на тюрк ском языке, составили 1787 году просительное письмо о грузинском царе верховному главнокомандующему России на азербайджанском (тюркском) языке: «Srdar-n-zim san general-poruik Pavel Sergeyevi Potyomkin cnablarna bndlrin rz-halmz budur ki, mndan mqddm 5-ci snd bizlr aznavur qabanda drd nfr adam tdcarlq triqi il Tiflis varduunizd rakli xan bizlrin mallarmz byk qabartlar un bir mt edbdr...» («Подданные, покорные слуги, обращаясь к великому главнокомандую щему, генерал поручику Павлу Сергеевичу Потмкину, сообщают, что ранее в 5-ом году мы с 4-мя азнавурами с целью торговли прибыли в Тифлис, Ираклий-хан купил наши товары для их большой перепродажи…»).

Еще в XIX веке дальновидные, умные политики, ин теллигенты Грузии прекрасно понимали, что в лице азер байджанцев грузинский народ приобрел надежных друзей и союзников. В истории Грузии существует достаточное количество фактов, свидетельствующих о том, что даже в самые трудные моменты азербайджанцы были самыми надежными союзниками грузин. В грузинских источниках, литературно-художественных произведениях, документах и летописях имеются интересные сведения об этом. И в летописи «Картлис Цховреба» («Жизнь Грузии»), которая является предметом гордости грузинского народа, гово рится об этой дружбе двух соседних народов [188].

Грузинский историк М.Д. Лорткипанидзе, исследуя вопрос о взаимоотношениях мусульман и христиан в пери од правления Давида IV (Строителя), опираясь на грузин ские, арабские и азербайджанские источники, писал: «Гру зинское государство предоставила мусульманам ряд при вилегий. Это особо отчетливо выделялось в некоторых вопросах: запрещался убой свиней в кварталах, где жили мусульмане. Мусульманам была предоставлена полная свобода вероисповедания, одна из бань города была дана в распоряжение мусульман, для лиц других вероисповеда ний вход в эту баню был запрещен» [193,с.115]. Историче ская литература свидетельствует о том, что царь Давид IV построил дворец в Тифлисе для мусульман.

В 1887 году на страницах газеты «Иверия» появились следующие мысли И.Чавчавадзе: «Азербайджанцы бесхит ростны, чистосердечны, спокойны, сдержанны и степенны.

Если азербайджанец уважает кого-то и верит ему, то нико гда не предаст его. Азербайджанцы уважают только умных и мужественных людей» [50]. Несомненно, что Илья Чав чавадзе, который был близко знаком с азербайджанцами, в действительности этими искренними словами выразил по зиции и мнения грузинских интеллигентов XIX столетия.

Я.Полонский отмечал, что азербайджанцы являются в по разительной степени доброжелательными людьми.

Эти мнения полностью соответствуют истине. Наши народы, живщие и общавшиеся веками вместе, прекрасно понимали, что они смогут создать новую жизнь только путем сотрудничества, а путь вражды может привести их к гибели. Русский писатель А.М.Пешков-Горький (1868 1936) также был свидетелем того, что азербайджанский и грузинский народы стремятся к дружбе и братству, что представители этих народов далеки от чувства националь ной вражды. Еще в 1905 году он писал: «Когда я был на Кавказе, был свидетелем того, как грузины и азербайджан цы дружно и мирно вместе трудились и веселились, словно дети, исполняя веслые и душевные песни» [120].

Идея государственности, и притом сильной, вну шающей уважение к власти, традициям и порядку, несом ненно присуща азербайджанцам, несмотря на их кажу щуюся анархичность, объясняемую историей, географи ческим положением края и вытекающими отсюда бытовы ми условиями. В основе своей азербайджанец является стихийным сторонником неограниченой власти, сильной и патриархально-справедливой. Это почти та же психическая расовая черта, которая есть и в русском народе, преданном самодержавию не только умом и сердцем, но и, так ска зать, нутром. Насколько армяне и евреи, в силу расового инстинкта, нутром враждебны всякой государственности и особенно идее неограниченной монархии, настолько азер байджанцы стихийно, органически ей сочувствуют, – даже мятежники, даже разбойники. Конечно, нет психического тождества с русскими в данном вопросе, так как русский народ воспринял более высокую византийскую религиоз но-политическую культуру и в массе не подвергался таким анархическим воздействиям, какие отразились на характе ре азербайджанцев;

но в общем есть несомненная анало гия.

На протяжении многих лет этническая политика, как неотъемлемая часть внешнеполитических процессов Гру зии, постоянно находилась в процессе трансформации.

Сегодня становится очевидным, что, несмотря на карди нальные изменения некоторых методологических основ, окончательной целью Грузии в плане этнической политики является полная грузинизация этнических меньшинств путем интеграции.

Азербайджан и Грузия – это стратегический регион, известно, что эти государства взаимозависимы (Грузия для Азербайджана – дверь в открытые воды), со стратегиче ской точки зрения Грузия намного больше нуждается в Азербайджане. Одна из слабых сторон Грузии – сущест вующая внутренняя этническая «нестабильность». Абхазы и осетины контролируют дороги (две автомобильные, одну железнодорожную), соединяющую Грузию с Россией, вдоль границы Грузия Армения и Грузия Азербайджан проживают азербайджанцы, на границе Грузия Турция – армяне (ныне планируется переселение турок-месхетин цев). А побережье Чрного моря занимает Аджария. Во всех случаях связи Грузии с соседними государствами про легают через внутренние этнические территории.

Столица страны Тифлис со всех трех сторон опоясана азербайджанскими населнными пунктами. Учитывая этот фактор, грузинские политики стараются расшатать именно этот этнически компактный регион и по возможности, со всем разрушить его. Это один из главных факторов, стиму лирующих дискриминационную политику грузинских вла стей в Борчалы.

Методы ведения этнической политики в отношении национальных меньшинств страны часто кардинально от личаются друг от друга, однако преследуют одну основ ную цель грузинизацию, или как принято именовать в ме ждународной практике, этнокультурную интеграцию в общий социум государства. В европейской теории этниче ской политики ставится несколько задач, согласно кото рым этническая группа, проживающая в составе государ ства, где она является этническим меньшинством, имеет право на культурную и территориальную автономию, но одновременно обязана участвовать во всех сферах разви тия и построения государства. Одновременно, процессы ассимиляции во многих западных странах воспринимаются как вполне естественное, а в некоторых случаях и нор мальное явление, которое происходит на конечном этапе этнокультурной интеграции национальных меньшинств.

В грузинской реальности процессы социокультурной интеграции проходят особым образом. Этническая поли тика тбилисского руководства фактически имеет две на правленности: политика по отношению к мусульманским народам и политика по отношению к христианским наро дам. Если по отношению к исповедующим христианство этническим меньшинствам Грузия ведет постепенную по литику социокультурной интеграции путем забвения соб ственных этнокультурных индивидов и обычаев, то по от ношению к мусульманам часто осуществляется политика прямого выдавливания. Подобная политика преследует цель создания для мусульман-меньшинств экономических и коммуникационных трудностей. Несмотря на это, не все обстоит так категорично. В этнической политике Грузии по отношению к мусульманам-меньшинствам также ведет ся неоднородная политика. Если к азербайджанскому меньшинству грузинское руководство расположено в це лом антагонистически, пытаясь как-то уменьшить их чис ленность в стране, то аджарцев считает этническими гру зинами и старается разбросать их по всей стране, для ско рейшей православизации и грузинизации. Эти процессы уже находятся на этапе кульминации.

Активное заселение аджарцев осуществляется в рай онах, где компактно проживают этно-конфессиональные меньшинства, которых грузинское руководство не считает этническими грузинами. Таким образом, находясь в окру жении некартвельских народов, у аджарцев процесс право славизации и грузинизации проходит более активно, неже ли если бы они проживали в Кахетии или в Имеретии. На ходясь в окружении народа, чье векторное этнополитиче ское развитие связывается не с Грузией, а с соседним госу дарством, аджарцы в контактах с ними идентифицируют себя с грузинами. Одновременно, сами же аджарцы для азербайджанцев страны воспринимаются как грузины, а не отдельное этно-конфессиональное общество.

Таким образом, в регионах Самцхе-Джавахети и Кве мо-Картли осуществляется систематическое заселение эт нических грузин (аджарцев и сванов). Грузинское прави тельство, осуществляя переселенческую политику по от ношению к аджарцам, исходит не только из соображений активной грузинизации, но и не в последнюю очередь ста вится задача уменьшить сильное влияние в Аджарии Тур ции. Несмотря на то, что Турция является важным союзни ком Грузии, Тбилиси неохотно и с недоверием восприни мает турецкую этно-конфессиональную политику в Гру зии. Одновременно, в так называемых турецких проектах Южного и Северного Кавказа Тбилиси является для Тур ции главным посредником и союзником, особенно в во просах уменьшения влияния Москвы в регионе.

Для аджарцев и тюрков-азербайджанцев Грузии, Тур ция на протяжении многих лет являлась гарантом безопас ности и была «старшим братом». Теперь же на повестке дня грузинского руководства была задача упразднить ад жарскую автономию, дабы в правовом плане уменьшить вероятность политической автономизации или же отделе ния региона. В этом аспекте руководству Грузии мешает внешнеполитическая ситуация с Южной Осетией и Абха зией, которым обещается широкая территориально-поли тическая автономия в составе страны и упразднение Аджа рии повлияет на это самым негативным образом. Необхо димо отметить, что всплеск национализма в политике страны не несет спонтанного характера, а преследует цель как уменьшить влияние России и ее союзников в регионе, так и параллельно усилить собственное государство путем максимальной грузинизации и моноэтнизации страны до вступления в западные военно-политические организации.

Переселенные в регион сваны при непосредственной помощи и поддержке правоохранительных органов созда вали провокации и часто нарушали спокойствие и ста бильность. Новосозданные организации призывали грузин принимать активное участие в процессе изгнания азербай джанцев из страны, межэтнические отношения приобрета ли все более невыносимый характер. Вина за скапливае мые годами социальные проблемы в Грузии приписыва лась другим нациям и народам. Будучи президентом рес публики, З. Гамсахурдиа (1939-1993) открыто говорил об этом в своем интервью газете «Советская Россия»: «Негру зинское население растет катастрофическими темпами.

Наш народ в ближайшее время может остаться в меньшин стве на своей же земле. Мы не можем допустить, чтобы население других республик обосновалось здесь. Люди прибывают со всех республик и пускают корни в Грузии, осваивают земли, строят дома. Понимаете, это грозит нам смертью» [168].

В конце 80-х годов XX столетия Л.Надареишвили, за нимавший ответственный пост в комсомольской организа ции Грузии и признававшийся талантливым поэтом, в од ном из интервью сказал: «В стране Советов каждой нации, каждому региону присущи свои собственные проблемы, в том числе и Грузии. Я знаю, что Грузия – родина грузин, потом – родина всех наций, живущих в Грузии. Многие из живущих здесь народов, в том числе азербайджанцы, ве ками жили здесь, трудились на этой земле, пожинали пло ды. Но как у монеты есть обратная сторона, так и у этого вопроса есть вторая сторона: демография, вопрос роста.

Как мы знаем, прирост грузинского населения очень мал, а расселенных на этой земле некоторых народов – очень вы сок. Мы хотим, чтобы в большинстве был представлен грузинский народ, потому что на земле нет другой Грузии»

[169].

На сегодняшний день процесс вытеснения этнических мусульман Грузии осуществляется по отношению к азер байджанцам, кистинцам и аварцам. Если в отношении аварцев и кистинцев создаются экономические трудности, то в отношении азербайджанцев политика вытеснения осуществляется путем периодических убийств, что в свою очередь создает атмосферу небезопасности в стране. Од ним из основных задач грузинского руководства в плане азербайджанцев было создание в местах их компактного проживания грузинских анклавов или больших селений, которые, как правило, располагались на стратегически важных дорогах и высотах. На сегодняшний день, при по пытках заселить этнические регионы грузинами, грузин ское правительство своей первичной задачей ставит засе ление аджарцев, сванов, грузин в селениях, которые, нахо дясь на главных автомагистралях, играют физически раз деляющую роль между районами, в которых проживают те или иные этнические меньшинства.

Что касается азербайджанцев, то ситуация в Квемо Картли (Борчалы) все более ухудшается. Дело в том, что в этнической политике Грузии по отношению к азербай джанцам действует также стандартный вариант вытесне ния путем создания экономически невыносимых условий.

Неопровержимым фактом является новое земельное разде ление, в результате которого практически вся земля в Бор чалы передана арендаторам-грузинам, и лишь мизерная ее часть роздана оставшимся жителям-азербайджанцам.

В результате этого уже десятки тысяч азербайджанцев покинули Грузию и мигрировали в Азербайджан. Как ви дим, подобную позицию Грузии можно характеризовать как «культурную депортацию». В вопросе азербайджанцев Борчалы грузинское руководство не остановится, пока максимально не вытеснит этот этнический элемент из страны. Единственное что пока спасает Борчалы от деэт низации, это сравнительно высокая рождаемость.

Новые грузинские политики стремились добиться соз дания искусственного этнодемографического баланса в пользу грузин по численным показателям, достигнуть ме ханического большинства. Якобы причина отставания гру зин в демографическом развитии от других этносов в не грузинах, живущих в Грузии. Взгляды грузинской интел лигенции, политиков на демографическую проблему были явно далеки от гуманистических принципов, чужды пра вам человека, противоречили местным и международным законам. Для исправления демографической ситуации подходящим средством считалась политика «этнической чистки». То есть нарушай права других для достижения цели. Другого названия этому нет.

Сами грузины этнически не монолитны. Другими сло вами, они делятся на разные языковые группы. Например, грузины считают грузинами мингрелов, сванов, лазов, го ворящих пусть и на родственных, но отличных от грузин ского языках, и не считающих себя грузинами. Грузинские ученые провели многочисленные исследования с целью доказать грузинское происхождение этих этносов. Однако в настоящее время сваны и мингрелы Сванетии и Мингре лии проводят религиозную службу на своем языке. В году в грузинской прессе распространилась информация о том, что Библия переведена на сванский и мингрельский языки. Это известие вызвало серьезное беспокойство у грузинской интеллигенции, которые в резкой форме заяви ли, что сванский язык уже через 50 лет не будет существо вать. По их словам, не было необходимости перевода Биб лии на эти языки, наоборот, это стало источником опасно сти, направленным на разрушение единства грузинской нации.

Выходящая в Тифлисе газета «Резонанси» пишет: «Ес ли после этого книги по математике, ботанике и другие будут опубликованы на мингрельском и сванском языках, то этот процесс будет продолжен, а в дальнейшем приве дет к печальным последствиям» [170]. По некоторым не официальным даным, если сваны, мингрелы, лазы будут признаны как отличные от грузин этнические группы, то общая численность грузин в Грузии составит порядка од ного миллиона. Другая газетная публикация позволяет сделать иной вывод по поводу вышесказанного: «Если со стоится признание мингрелов и сванов в качестве нацио нальных меньшинств, тогда придется заново пересмотреть численность грузинского населения. А это дает основание предположить, что численность этнических картвелов (грузин) будет меньше или равна численности негрузин.

По некоторым сведениям, если не учитывать сванов, мин грелов и лазов, то численность грузин будет составлять 800 тысяч человек. Кроме того, имеются демографические аспекты. То есть рост численности грузин в последние го ды по сравнению с предыдущими годами сильно умень шился» [171].

Не имея никакой перспективы и основания настаивать на грузинских корнях аджарцев, абхазов, осетин, азербай джанцев, армян (в советский период часть армян свои фа милии заменила на грузинские и ассимилировалась, – есте ственно, в статистике они отмечены как грузины, что по зитивно повлияло на искусственный прирост грузинского населения), русских, греков, аварцев и других, грузины единственной «точкой опоры» для своего прироста счита ют сванов, мингрелов и лазов.

Страх потерять возможность искусственного прироста создает нервозность. Грузинское правительство, вместе с увеличением числа грузинского населения за счт бежен цев в регионе, вскоре приступило к реализации и других мероприятий: были установлены некоторые ограничения при паспортной регистрации азербайджанского населения районов Гардабани, Марнеули, Болниси и Дманиси, созда вались препоны в получении прописки по месту жительст ва для возвратившихся в родные края молодых людей, за вершивших службу в армии или окончивших обучение в других республиках.

Переселнные в регион сваны при непосредственной помощи и поддержке правоохранительных органов созда вали провокации и часто нарушали спокойствие и ста бильность. Новосозданные организации призывали грузин принимать активное участие в процессе изгнания не гру зин из страны, межэтнические отношения приобретали все более невыносимый характер. В Борчалы была создана очень напряженная ситуация. В июне 1989 года грузино азербайджанское противостояние превратилось уже в ре альность.

В послке Казрети города Болниси начали репрессив ные действия против азербайджанского населения. Много вековые отношения добрососедства позабылись вовсе. В регион были введены части незаконных вооруженных формирований. Мирное население было в страхе. Азер байджанцы думали, что столкнулись с повторением того, что уже произошло в Армении в 1988 году. В эти дни в родильном доме поселка Казрети насильно выставили на улицу 18 беременных азербайджанок. Началось массовое изгнание азербайджанцев из промышленных и строитель ных организаций района, районных партийных комитетов, райисполкомов. Уже к концу осени 1989 года на ответст венных постах Борчалинского региона не осталось ни од ного азербайджанца. В управлениях и на предприятиях принудительно отстраняли от работы всех азербайджан цев, начиная с занимающих руководящие посты и заканчи вая рабочими.

Были совершены в 1988 году незаконные аресты лю дей, зверские убийства, похищения. Ввиду того, что со вершаемые против азербайджанцев в Грузии преступления были организованы на государственном уровне, правоох ранительные органы бездействовали. Исполнители этих преступлений – неофициальные вооруженные отряды, ма фиозные группировки. На глазах у государственных орга нов на огромной территории от Гардабани до Дманиси осуществлялась расправа над азербайджанцами. Похище ния людей, а затем возвращение их за большую сумму и драгоценности стало обычным явлением [183].

После восстановления относительного затишья в Бор чалы, Э. Шеварднадзе просто заменил осуществлявшееся насильственное изгнание азербайджанцев на другие, более тонкие способы их выживания. Недоброжелательные эле менты в правительстве и обществе Грузии хорошо пони мали, что определяющими и консолидирующими состав ными образа жизни азербайджанцев являются землеполь зование и образование, именно поэтому началась целена правленная работа по разрушению обеих этих отраслей. В результате дискриминационной политики на государст венном уровне стремительно стало сокращаться число азербайджанских школ, а в оставшихся, ввиду вынужден ного отъезда многих семей, уменьшалось количество уче ников.

Дискриминация этого периода отражается и в офици альных документах. Принятый реакционный закон об аг рарной реформе, изменения топонимов, названий азербай джанских сл, другие указы и решения – вс это «плоды»

правления Э. Шеварднадзе. Изменение названий историче ских мест – один из видов дискриминации. Еще в 40-50-е годы XX века были заложены основы грузинизации древ них топонимов тюркского происхождения. Главной целью этих изменений был разрыв нитей, связывающих местное население с далеким прошлым, внушение местным мысли о том, что они пришельцы, разрушение духовных памят ников, имеющих национально-этническое происхождение.

Миграция азербайджанского народа с каждым годом усиливается, а территория, которую они занимают, под вергается частичным демографическим изменениям. В среднесрочной перспективе, если этноконфессиональные процессы в Грузии будут продолжаться подобными тем пами, регион Борчалы не будет отличаться от других ре гионов Грузии практически ничем, и оставшееся азербай джанское население полностью сольется с грузинским об ществом, потеряв собственную этнокультурную и в неко тором роде политическую идентичность.

Дискриминация азербайджанского населения в Грузии имеет две основные причины. Первая – демографические проблемы самих грузин, иначе говоря, резко бросающиеся в глаза, по сравнению с не грузинским населением, низкие показатели естественного прироста у титульной нации.

Вторая – высокомерное отношение к не грузинам как к гражданам второго сорта. Эти укрепившиеся в глубине души грузин качества, постоянно беспокоящие их созна ние, в определенные периоды истории превращаются в мотивацию их общественно-политического поведения и приложения к реальной политике. Обе первопричины в особо откровенной и уродливой форме проявляются в от ношении азербайджанского меньшинства.

События, начавшиеся с конца 80-х годов XX века, во очию показали наличие специальной концепции для пре творения в жизнь дискриминационной политики на госу дарственном уровне. О том, что подобная политика поро дила многочисленные проблемы для самой Грузии, из вестно всем, однако непохоже, чтобы сегодняшние грузин ские политики вынесли правильный урок из недавнего ис торического прошлого. Напротив, порождаются новые и углубляются прежние проблемы. Неправильная нацио нальная политика снижает до невозможного уровня про цессы гражданской интеграции. Нет оснований надеяться на изменение в ближайшие годы политики официального Тбилиси в отношении азербайджанцев, что делает неиз бежной активизацию борьбы азербайджанской общины Грузии за свои гражданские и социальные права.

ГЛАВА II РОЛЬ ПЕЧАТИ И ПРОСВЕЩЕНИЯ В КУЛЬТУРНОМ РАЗВИТИИ ДВУХ НАРОДОВ 2.1. Развитие азербайджаноязычной печати в Восточной Грузии В начале XX столетия издание газеты на тюркском (азербайджанском) языке в городе Баку превратилось в сложную проблему для прогрессивной общественности Азербайджана. Имперское правительство России создава ло бесчисленное количество препятствий перед азербай джанской интеллигенцией в этой области. Видные общест венные деятели Азербайджана – Али-бек Гусейнзаде (1864-1940) и Ахмед-бек Агаев (1869-1939) прилагали серьзные усилия для создания органов печати на родном языке, но не добились успеха. Периодические издания бы ли под особым контролем Комитета по делам печати на Кавказе. Официальные власти царской России с недовери ем относились к азербайджанцам, которые имели тесные связи с зарубежными странами, особенно с Османским государством и называли их «пантюркистами», «панисла мистами».

Летом и осенью 1905 года Правительство Российской Империи обнародовало ряд указов и распоряжений, на правленных на обновления существующего общества. Од ним из мероприятий, претворенных в жизнь в Северном Азербайджане в период революционных событий 1905 1907 годов и привлекших внимание общественности, была подготовка различных коллективных обращений в мест ные и центральные правительственные управления. Ис ключительную роль в подготовке известной петиции, ад ресованной имперскому наместнику Кавказа, отражающей мечты и чаяния, самые насущные потребности мусульман ских народов Кавказа, сыграл видный общественный дея тель и правовед Азербайджана Алимардан-бек Топчуба шев (1865-1934). Активную деятельность в этом направле нии вл также Ахмед-бек Агаев (Агаоглу). Он со своими злабодневными статьями, опубликованными в газете «Каспий», беспримерно служил делу доведения информа ции о деятельности прогрессивных людей до сведения об щественности страны и региона [140].

В петициях выдвигались различные требования: отме нить ограничения в отношении мусульман в общественной и экономической жизни;

отменить препятствия и ограни чения в области сельского и городского местного само управления;

ликвидировать неграмотность среди населе ния;

создать условия для педагогической деятельности мусульман с высшим образованием. Выдвигались также и другие требования, связанные с другими насущными во просами жизни рабочих и крестьян Северного Азербай джана. Прогрессивные общественные деятели Азербай джана в своих петициях ставили также вопрос о необходи мости издания газет на родном языке, смягчения цензуры, затрагивая и другие актуальные проблемы своей эпохи.

В начале 1905 г. в области управления Кавказким На местничеством произошла перестройка. И.И. Воронцов Дашков был назначен новым наместником Кавказа. Благо даря личному знакомству известного азербайджанского мецената Г.З.Тагиева (1838-1924) с новым наместником Кавказа 22 апреля 1905 г. «с условием начальной цензуры»

Алимардан-беку Топчубашеву было дано разрешение на издание в Баку ежедневной газеты «Хаят» («Жизнь») на «татарском» (азербайджанском-прим.авт.) языке. Финан совые затраты, связанные с изданием этой газеты, Г.З.Тагиев брал на себя. Секретарь губернского управле ния А.Атамалыбеков был назначен государственным цен зором газеты «Хаят». Эта газета издавалась с 7 июня г. до 3 октября 1906 г. и заложила основу национальной политической печати в Азербайджане. А.Топчубашев, А.Агаев (Агаоглу), А.Гусейнзаде выступали на страницах периодической печати против притеснений, цензурных ограничений в отношении тюркоязычной печати. Они пуб ликовали статьи, в которых анализировалось положение национальной культуры. Эти видные азербайджанские деятели делали все для того, чтоб народ понял, осознал в каком положении он находится.

Несмотря на все ограничения и препятствия, в 1905 1907 гг. значительно оживилось печатное дело в Северном Азербайджане. В конце 1905 г. Ахмед-бек Агаев прервал свои связи с газетой «Хаят» и получил официальное раз решение на издание газеты «Иршад» («Указание верного пути»). Финансовые затраты, связанные с изданием этой газеты, брал на себя известный предприниматель Азербай джана Муртуза Мухтаров. Газета «Иршад» издавалась с декабря 1905 г. до 25 апреля 1908 г.

До сентября 1906 г., благодаря финансовой помощи Г.З.Тагиева и редакторской деятельности Али-бека Гу сейнзаде, издавался журнал «Фиюзат» («Благодать»), а в издательстве «Иршад» издавалась газета «Текамюль»

(«Эволюция»). Издавалась легальная большевистская газе та «Девет-Гоч», началось издание журналов «Мектеб» и «Дебистан» («Начальная школа»), предназначенных в ос новном для школьников и учителей. 1 апреля 1907 г. нача лось издание газеты «Тазе хаят» («Новая жизнь») Гашым бека Везирова. В 1905-1907 гг. число изданий на родном (тюркском) языке (включая и журнал «Молла Насреддин») в Азербайджане достигло 12-и.

Царское правительство, опасаясь расширения полити ческих прав и свобод населения огромной империи, в году предприняло особые меры с целью ограничения сво боды слова и печати и перешло к решительному наступле нию против демократических сил. Бакинский генерал губернатор С.А.Фадеев, основываясь на устав «О цензуре и печати», на «Временные порядки», принятые 24 ноября 1905 г., и изменения, введенные в Устав, в начале 1907 г.

велел хозяевам издательств, издающим газеты и журналы в Баку, редакторам и издателям этих печатных органов под готовить и представить ему дополнительные расположения к Уставу «О печати».

По этому распоряжению, каждый редактор-издатель должен был указать в одном ряду с названием издающейся им газеты также ее название на русском языке, предста вить перевод редакционного текста, указать адрес редак ции, подпись редактора, название издательства, где был издан конкретный орган печати. На основании «Измене ний и дополнений к временным порядкам о периодической печати» от 18 марта 1906 г. издательства должны были отправить по 2 экземпляра и каждого распоряжения Ба кинской Городской Печатной инспекции и Тифлисскому Управлению по печатным делам для цензуры. Непериоди ческие издания объемом от одного печатного листа до пя ти авторских листов должны были быть представлены в распоряжение Бакинской Печатной Инспекции, и только после 2-7 дней их можно было опубликовать в издательст ве [140].


Именно поэтому видные представители азербайджан ского просвещения и богатые состоятельные предприни матели (Г.З.Тагиев, М.Мухтаров, Ш.Асадуллаев и др.), поддерживающие национальных просветителей, считали, что просвещение является важным средством в процессе повышения политической активности народа. С этой це лью в октябре 1905 г. в Тифлисе было создано Бакинское Мусульманское Благотворительное Общество. Почетным членом этого Общество был избран также Г.З.Тагиев. Это событие дало значительный толчок благотворительному движению в Баку и в других городах страны и региона.

4 марта 1906 г. были утверждены «Временные правила об обществах и союзах». В области культурно-просвети тельского дела среди нерусских народов, живущих в пре делах границ Российской Империи, уже наблюдались тен денции развития. В 1906 г. в Тифлисе было создано благо творительное общество женщин-мусульманок, а благодаря помощи азербайджанской национальной буржуазии и са моотверженности представителей интеллигенции Азер байджана, возникло Бакинское Общество «Нешри-ма ариф», которое расширяло свою деятельность в области ликвидации неграмотности среди мусульманского населе ния Бакинской губернии. В июне 1906 г. в Елизаветполе (Гяндже) по инициативе Алекбер-бека Рафибейли было учреждено Гянджинское благотворительное общество. В марте того же года уже было создано благотворительное общество «Ниджат»

(«Спасение»). В 1907 г. купцы и религиозные деятели Азербайджана учредили благотворительное общество «Сеадет» («Счастье»). В работе этих обществ активно уча ствовали Гаджи Зейналабдин Тагиев, Шамси Асадуллаев, Агамуса Мухтаров, Агамуса Нагиев, Муртуза Мухтаров, Агагусейн Тагиев, Таги-бек Сафаралиев, Иса-бек Ашурбе ков, Кара-бек Карабеков, Юсиф Дадашев, Гасан-бек Ми каилов, Гасан-бек Агаев и другие представители прогрес сивной общественности Северного Азербайджана [121].

В уставах вышеназванных благотворительных обществ были отмечены нижеследующие важные задачи: всячески содействовать развитию, народного образования, печати;

открыть читальни, библиотеки, клубы, курсы грамоты;

оказать помощь малоимущим семьям;

обеспечить учащих ся одеждой и книгами и т. д. Известный меценант Г.З.Та гиев оказывал огромную финансовую помощь делу изда ния газет на родном языке (газеты «Хаят» и «Фиюзат» фи нансировал именно он-прим.авт.). Гашымбек Везиров обе щал коллективу газеты «Таза хаят» финансовую помощь.

В формировании Тифлиса как интернационального культурного центра наряду с русской, грузинской литера турно-общественной мыслью немалую роль сыграла азер байджанская печать. Первым органом печати, издающимся в Тифлисе на русском языке, была газета «Тифлисские ведомости» (1828-1832 гг.). Эта газета имела огромное зна чение не только для развития культурной среды в Тифли се, первая газета на русском языке значительно оживила культурную жизнь и печатное дело на всем Кавказе. г. газета «Тифлисские ведомости» начала выходить на гру зинском, с 1830 г.- на персидском, а с января 1832 г. на азербайджанском языках [94].

Азербайджанский вариант этой газеты издавался под названием «Тифлис эхбары» (т.е. «Тифлисские ведомо сти», «Вести»- прим.авт.). Газету «Тифлис эхбары» читали не только на Южном Кавказе, но также и в Иране, и в Ос манской Турции. Редактором газеты был П.С.Санковский.

19 октября 1832 г. П.С.Санковский скончался, и в начале 1833 г. газета «Тифлис эхбары» была закрыта.

С 1838 г. в Тифлисе начала выходить еще одна газета на русском языке под названием «Закавказкий вестник».

Вскоре появились грузинский и азербайджанский вариан ты этой газеты. Азербайджанский вариант газеты выходил под названием «Гафгазын бу терефинин хэбэри» («Вести этой стороны Кавказа»- прим.авт.). В этой газете импер ские указы, решения, законы представлялись читателям на азербайджанском (тюркском;

по выражению той эпохи, «татарском»- прим.авт.) языке. По неточным данным, этот орган печати был закрыт в 1846 г. [140].

Представители азербайджанской интеллигенции ис следуемой исторической эпохи больше сотрудничали с газетой «Кавказ» (1846-1918). Видный русский критик В.Г.Белинский (1811-1848) высоко ценил эту газету. На страницах газеты «Кавказ» были опубликованы образцы из произведений Афзаладдина Хагани-Ширвани, Низами Гянджеви, Мухаммеда Физули, М.Ш. Вазеха, А. Бакихано ва, М.Ф. Ахундова, Г. Закира, Ашуга Пери-ханум и других азербайджанских мастеров слова. В этой газете публико вались также и статьи о жизни и творчестве вышеназван ных мыслителей, поэтов, писателей Азербайджана.

А.Бакиханов, И.Куткашынлы, М.Ф Ахундов, М.Ша фиев, М.Шахтахтинский, Ф.Кочарли, С.Велибеков, Э.Сул танов, М.Ш.Мирзоев, Г. Везиров, Дж.Мамедкулизаде и другие видные писатели, журналисты и публицисты Азер байджана неоднократно выступали со своими статьями, посвященными различным вопросом литературы и культу ры, на страницах газеты «Кавказ» [103]. Но наряду с этим необходимо отметить, что азербайджанская печать возник ла не в результате издания газет «Тифлис эхбары», «Гавга зын бу терефинин хэбэри», а также русскоязычной газеты «Кавказ». Эти органы печати заложили основу националь ной азербайджанской печати, возникшей по инициативе Гасан-бека Зардаби-Меликова (1842-1907).

Мысль о создании газеты на родном языке появилась у Г.Зардаби еще в 1868 году. Но только через семь лет (в 1875 г.) он смог получить официальное разрешение импер ских властей на издание такой газеты. Эта весть была встречена со стороны всех азербайджанцев с чувством благоговения, и 22 июня 1875 года увидел свет первый номер газеты «Экинчи» («Пахарь», «Земледелец»), которая издавалась на протяжении 1875-1877 гг.

Газета «Экинчи», заложившая крепкую основу азер байджанской демократической печати, пропагандировала на свох страницах передовые, прогрессивные идеи, выдви гала ряд важных проблем, связанных с политическими, экономическими, социальными, литературными вопросами своей исторической эпохи. Именно поэтому вопросы, под нятые на страницах газеты «Экинчи», обеспокоили цар ское правительство. Это правительство, действуя вкупе с реакционными и консервативными силами общества, за крыло 1877 г. газету «Экинчи». Но этот запретительный акт русского самодержавия был бессилен перед высоким духом, энтузиазмом азербайджанской интеллигенции.

Многие представители азербайджанской интеллигенции продолжили свою прогрессивную деятельность в Тифлисе.

С 20-х годов XIX столетия город Тифлис превратился в культурный центр, где сосредотачивались видные прогрес сивные представители народов Южного Кавказа, в том числе и азербайджанского народа. Благодаря деятельности патриотов-интелигентов Азербайджана, живуших в Тиф лисе, здесь проводился ряд национальных, культурных мероприятий. В 1877 году в Тифлисе открылась первая официальная, государственная школа, где преподавание велось на азербайджанском языке. В 1872 году начали свою деятельность Тифлисский Азербайджанский драма тический театр, клубы и другие объекты азербайджанской культуры. Постепенно расширялась борьба за получение официального разрешения на издание газет, журналов и книг.

А в 1879 году под руководством Гаджи Сейида Унсиза де в Тифлисе был издан первый номер газеты «Зия»

(«Свет»). В течение1879-1880 гг. было издано 76 номеров этой газеты. После этого, в течение 1880-1884 гг. газета выходила под названием «Зийайи-Гафгазия» («Свет Кавка за»). Вышло всего 183 номера газет «Зия» и «Зийайи Гафгазия». На страницах этих газет остро ставились мно гие важные вопросы исследуемого нами периода, предпоч тение отдавалось статьям прогрессивно мыслящих авто ров. С первых дней издания газеты наблюдалась большая активность религиозных деятелей и интеллигентов с рели гиозным образом мышления. Вернее, газеты «Зия» и «Зий айи-Гафгазия» старались сами быть примерами в деле вы полнения заданий, которые ставились и перед религиоз ными деятелями.

Брат Сейида Унсизаде Джалал Унсизаде начал с года издавать в Тифлисе журнал под названием «Кеш кюль» («Мешок дервиша»). Были изданы 11 номеров этого журнала. С 12-го номера Дж. Унсизаде превратил этот журнал в газету, и до 1881 года вышли 123 номера газеты «Кешкюль» [140]. По своему направлению «Кешкюль»

отличался от «Зия». Социальная и литературная программа журнала (газеты) «Кешкюль» была шире. Дж. Унсизаде сумел собрать вокруг редакции газеты украинского писа теля Н.Кулака, редактора сборника «Юридическое обозре ние», издающегося тогда в Тифлисе Степанова, главного врача города Тифлис Бабуда, бывшего заведующего про светительского собрания Пульселадзе, предподавателя Го рийской учительской семинарии Черняевского, известного грузинского литератора Эристави и других передовых ин теллигентов своей эпохи. На страницах газеты и журнала «Кешкюль» публиковались произведения таких передовых литераторов, поэтов, интеллигентов того времени, как Г.Зардаби (Меликов), С.А.Ширвани, Ф.Кочарли, С.М. Га низаде, Р. Ахундов, С.Велибеков, К.Кенгерли.

После закрытия газеты «Кешкюль» в Тифлисе было предпринято еще несколько попыток вновь создать орган печати на азербайджанском языке. Например, М.Шахтахт лы в 1896 году попытался издать газету «Тифлис» на азер байджанском языке, а в 1900 году Дж.Унсизаде предпри нял попытку издать газету «Даныш» («Говори») на родном языке. Но их попытки не увенчались успехом [87]. Эти неудачи прежде всего были результатом колониальной политики русского самодержавия в отношении азербай джанцев.


После возвращения из-за рубежа в 1902 году у Маме даги Шахтахтлы еще больше усилилось желание издать газету. Он продал владение своего отца в родном селе и начал организацию издательства в Тифлисе. М.Шахтахтлы подал заявление соответствующим правительственным органам с просьбой дать разрешение на издание новой га зеты. Одновременно он думал о будущих, потенциальных сотрудниках предполагаемой газеты. В начале 1903 года инициатива М.Шахтахтлы увенчалась успехом.

Первый номер газеты, названной им «Шерги- рус», увидел свет 30 марта 1903 года. Сначала газета выходила раза в неделю, а с 8 июня 1904 года газета стала выходить ежедневно.

Газета «Шерги-рус» занимает одно из важных мест в истории развития общественной мысли в Азербайджане.

Это первая (а также первая ежедневная) азербайджанская газета XX столетия. Одной из самых больших заслуг этой газеты в истории азербайджанской печати является то, что она взрастила такого видного журналиста, даровитого, ис кусного редактора, как Джалиль Мамедкулизаде, который последовательно укреплял демократический фронт печати [141].

После закрытия газеты «Шерги-рус» азербайджанские интеллигенты публиковали свои произведения в основном в органах русскоязычной периодической печати, издавав щихся в Тифлисе. Этим они распространяли, пропаганди ровали достижения родного искусства и литературы, а также вели борьбу за создание национальных печатных органов. Национальная печать была необходима для рас пространения революционных идей в азербайджанской литературной среде Тифлиса, сохранения независимости национальной культуры, отражения тенденций, направ ленных против прогрессивных традиций, активизации на рода в соответствии с требованиями времени в исследуе мый нами исторический период реакционные тенденции были сильнее и опаснее, и такие тенденции прежде всего были направлены против творчества и языка Насими, Фи зули, Вагифа, М.Ф.Ахундова и М.А.Сабира, реалистиче ского искусства Азербайджана. Тифлисские интеллигенты выступали в свою очередь в органах периодической печа ти, издававшихся в городе Баку.

Необходимо отметить, что отличительной чертой пе риодической печати в Тифлисе было то, что здесь часто создавались и закрывались различные газеты и журналы.

Но интеллигенты Тифлиса публиковали свои произведения в основном в газетах и журналах, издававшихся в Тифлисе на русском языке. Прогрессивные русские и грузинские журналисты, представляющие русскоязычную печать в Тифлисе, учитывали глубокую потребность, нужду азер байджанцев в печати, создавали особые условия для их выступления в своих газетах и журналах.

В русскоязычной печати Тифлиса широко освещалась азербайджанская жизнь, выделялись особые отделы в газе тах и журналах под заглавием «мусульманская жизнь».

Эти отделы возглавлялись азербайджанцами. «Возрожде ние», «Новое обозрение», «Кавказские вести», «Кавказ», «Тифлисский листок», «Закавказье», «Тифлис», «Знание», «Кавказская жизнь», «Кавказская речь», «Кавказское сло во», «Обзор Закавказья», «Голос Кавказа», «Аргонавт», «Ежедневное обозрение» были органами периодической печати, где постоянно выступали со своими сообщениями и статьями азербайджанские писатели и журналисты.

Азербайджанские интеллигенты, выступающие в орга нах русскоязычной печати Тифлиса, писали на темы по триотизма и интернационализма, свободы личности, соци альной солидарности, дружбы народов, затрагивали вопро сы учебы и воспитания, выдвигали идею необходимости расширения литературно-культурных, социально-полити ческих связей между соседними народами, вели последо вательную борьбу за развитие национальной реалистиче ской литературы и искусства.

Но необходимо отметить, что не все органы русскоя зычной периодической печати, издававшиеся в Тифлисе, не стояли на прогрессивных позициях. Например, такие газеты, как «Тифлисский листок», «Закавказье», «Новое обозрение», «Знание», «Аргонавт», «Закавказское обозре ние», в решении многих социально-политических и лите ратурных вопросов занимали либеральную, двоякую пози цию, а порою скатывались в сугубо реакционную позицию.

21 февраля 1906 года Дж. Мамедкулизаде обратился с заявлением к тифлисскому губернатору, попросив у него разрешения на издание сатирического, юмористического журнала под названием «Молла Насреддин». Коллективы азербайджанских и русских газет, издававшихся на Кавка зе и в других регионах Российской Империи, приветство вали эту инициативу Дж. Мамедкулизаде и опубликовали сообщения об этом. 4 марта 1906 года канцелярия тифлис ского губернатора выдала Мирза Джалилу свидетельство для издания журнала «Молла Насреддин». Дж. Мамедку лизаде подготовил первый номер журнала к печати вместе с Омаром Фаиг Неманзаде.

Первый номер журнала увидел свет 7 апреля 1906 го да. Вскоре журнал «Молла Насреддин», нашл сотни своих читателей не только в Тифлисе, но и далеко за пределами этого города. До 1918 года в Тифлисе вышли 370 номеров журнала «Молла Насреддин» и каждый номер журнала был встречен читателями с большим интересом. Но, к со жалению, в связи с социально-политической обстановкой, создавшейся после развала Российской Империи, граждан ской войны, после установления Советской власти во мно гих регионах бывшей империи, издание журнала «Молла Насреддин» в январе 1918 года было приостановлено. В сентябре 1918 года в журнале «Тартан-Партан», издаю щемся в Тифлисе под редакцией А.Караева, с намеком на отсутствие журнала «Молла Насреддин» отмечалось: «По сле ухода Молла Насреддина мы разучились улыбаться»

[132].

До и после издания журнала «Молла Насреддин» на азербайджанском языке издавались различные органы пе риодической печати, и большинство этих печатных орга нов сыграло огромную роль в культурном развитии, фор мировании политического мировозрения азербайджанско го народа. Но, не умаляя значения этих органов печати, должны еще раз признать, что ни один из этих органов по остроте и принципиальному направлению, по масштабу своего влияния и авторитета, по актуальности поднятых и решенных проблем не смог подняться на уровень журнала «Молла Насреддин». И это вполне естественно. Несмотря на то, что журнал издавался единственным официальным лицом, в течении 1906-1932 гг. он выступал как единст венный орган борьбы демократов Азербайджана [86].

В исследуемый нами исторический период «СМОМПК» [205] пробудил интерес к азербайджанскому народному творчеству. С одной стороны, этот интерес был связан с чувством глубокого уважения и любви соседних народов к азербайджанцам. А с другой стороны, указанный интерес был обусловен тем, что народное творчество азер байджанцев богато общечеловеческими, передовыми, гу манистическими идеями, в этом творчестве тонкие, глубо кие замыслы, желания, требования выражаются в лаконич ном, ясном, конкретном стиле. Сказки и эпосы (дастаны), обнаруженные и собранные собирателями образцов азер байджанского народного творчества, привлекают внима ние своей конкретностью и прямотой, реальным отражени ем народной жизни, многогранной и цельной сюжетной линией, игривым стилем повествования, богатством со держания. В одной из статей под заглавием «Библиогра фические замечания о кавказской музыке», содержатся оригинальные мысли об устном народном творчестве Азербайджана. «Азербайджанские баяты (мелодии, песни прим.авт.), гошма (стихотворения с парными рифмами прим.авт.), загадки и поговорки может создать только та лантливый, поэтический, мудрый, остроумный народ».

Читатели восхищались гибкостью, активностью, разнооб разием и богатством формы азербайджанской устной на родной литературы, находили глубокий смысл и содержа ние в четверостишиях (баяты), видели в этих баяты реаль ное художественное отражение народной жизни и призы вали современников к сбору, публикациям таких образцов азербайджанского народного творчества, к распростране нию их среди населения.

Г.Зардаби (Меликов), Ф.Кочарли, Э.Султанов, С.Ага малыоглы, Г.Минасазов, М.Махмудбеков, М.В.Гамарлин ский, Т.Байрамалибеков, М.Шахтахтлы, сотрудники газеты «Кавказ» Э.Джанер, А.Д.Ерисов, И.Л.Сегал занимались сбором образцов азербайджанского фольклора, выдвигали интересные мысли об азербайджанском фольклоре.

Э.Джаннер опубликовал в различных органах печати ле генды «Шахинин юхусу» («Сон сокола»), «Гыз галасы»

(«Девичья башня») и «Лейли», сказки «Улдуз шах», «Юсиф и Зулейха». А.Д. Ерисов опубликовал 164 анекдота легендарного народного мудреца Моллы Насреддина.

И.Л.Сегал в статье под заглавием «Город Елизаветполь вчера и сегодня» с чувством искренности говорил о жизне радостности, обычаях и традициях, поэтическом складе ума, образе жизни, устном народном творчестве азербай джанского народа.

В журнале «Волна», издающемся в Батуми, часто пе чатались статьи и сообщения об Азербайджане, пропаган дировалась устная азербайджанская литература. Журнал отдавал предпочтение распространению фольклорных об разцов, затрагивающих общественные (социальные) во просы, перекликающихся с современной жизнью, жела ниями и чаяниями трудящихся масс.

Сказки «Халима», «Молла и ученик», опубликованные в журнале «Волна», были богаты социальными мотивами.

В этих сказках остро критиковались шах, «святые люди», средневековое отношение к женщине, старые обычаи, тра диции, препятствующие поступательному движению об щества. Но при публикации азербайджанских сказок этот сборник (журнал) не соблюдал некоторые необходимые требования, особенно художественность этих произведе ний народного творчества. В процессе перевода этих ска зок сокращались определенные мотивы (слова и выраже ния, идиомы, пословицы и поговорки), связанные с бытом, своеобразным образом жизни азербайджанского народа. В результате таких переводов сказки превращались в расска зы.

Газета «Иверия», считаясь с желаниями и чаяниями азербайджанского народа, интеллигенции Азербайджана, способствовала интенсивному развитию азербайджанской литературы, искусства Азербайджана, пропагандировала е, распространяла культурные и политические достиже ния соседних народов, призывала своих читателей к созда нию органов периодической печати, отвечающих требова ниям эпохи. Сотрудники газеты «Иверия» верили, что на циональные органы печати будут способствовать еще бо лее тесному сближению соседних народов, в том числе азербайджанцев и грузин, взаимному развитию искусства и литературы, национальной культуры народов Кавказа.

Видимо, именно поэтому грузинская печать регулярно публиковала обзоры азербайджанских газет и журналов, часто публиковала статьи под заглавиями «Тюркская пе чать», «Татарская печать». Грузинские газеты, особенно «Сахалхо пурсели» («Народный листок»), знакомили своих читателей с социально-политическими и литературными событиями, происходящими в Азербайджане, а порою пуб ликовали переводы статей, изданных на страницах азер байджанских газет «Ачыг сз» («Откровенность»), «Иг бал» («Будущее»), «Ени игбал» («Новое будущее»), «Ир шад» («Указание верного пути»), «Седа» («Голос»), «Се дайи-хагг» («Голос истины»).

В статьях, десятках обзоров, опубликованных на стра ницах газеты «Сахалхо пурсели», в которых говорилось об азербайджано-грузинских отношениях, господствовали такие мысли: «Дружба этих двух народов чрезвычайно сильна», «никакая сила не в состоянии разрушить это единство». С этой точки зрения показательными являются статьи «Маленький разговор», «Грузины и ислам», «Наши соседи».

В 1918-1921 гг. в городе Тифлисе издавался ряд орга нов периодической печати на различных языках, которые выступали с прогрессивных или реакционных позиций [94]. Необходимо отметить, что между этими газетами и журналами происходили постоянные идеологические спо ры. В исследуемый нами период азербайджанцы, живущие на территории нынешней Грузии, для защиты своих демо кратических прав, пропаганды идей свободы сотрудничали с такими органами периодической демократической печа ти, как «Ал байраг» «(Алое знамя»), «Геледжек» («Буду щее»), «Вэтэн» («Родина») и др. С чувством сожаления должны отметить, что по объективным и субъективным причинам большинство экземпляров вышеуказанных газет и журналов не дошло до наших дней.

Один из видных представителей азербайджанской ин теллигенции исследуемого нами периода Эмин Абид в ста тье «Взгляд на историю азербайджанского пролетарского газетного дела», напечатанной во втором номере журнала «Дан улдузу» («Утренняя звезда») за 1928 г., говорил о том, что азербайджаноязычная печать нуждается в заботе.

Он писал по этому поводу: «И эти важные удостоверения нашей культуры, ценность которых безусловно будет осознана в будущем, утеряны в настоящее время. Некото рые единичные экземпляры этих удостоверений мы можем встретить или в музее, или же в частных коллекциях».

Газета «Ал байраг» («Алое знамя») начала выходить в 1918 году. По сравнению с другими газетами той эпохи газета «Ал байраг» занимала демократическую позицию.

Эта газета являлась органом «Мусульманских обществен ников» Тифлиса и выходила два раза в неделю. Газета ру ководствовалась лозунгами «Хуррият» («Свобода»), «Му сават» («Равенство»), «Эдалет» («Справедливость») и «Ухурет» («Обновление»). Основной целью сотрудников газеты «Ал байраг» была независимость Азербайджана, борьба за свободу страны.

Издатели и сотрудники газеты «Ал байраг» хотели ви деть Азербайджан независимым рабоче-крестьянским го сударством. Необходимо отметить, что эта газета издава лась в Тифлисе в течение года, а с 1919 года ее начали из давать в Баку. Жизнь газеты «Ал байраг», издаваемой в Баку под руководством А.Караева, А.Джовдата, А.Пепино ва и М.Магеррамова, была также коротка: после выхода нескольких номеров она была закрыта.

Одним из органов периодической печати, ведущим по следовательную борьбу за счастье и процветание азербай джанского народа, была газета «Геледжек» («Будущее»), издание которой началось в 1918 году в Тифлисе. Первый номер этой газеты вышел 26 июня 1918 года. Газета была еженедельной. Эта газета защищала интересы азербай джанского народа, вела борьбу за светлое будущее народа.

На страницах газеты публиковались статьи, в которых пропагандировалась идея просвещения нации, отмечалась жизненная необходимость грамоты и научных знаний.

Газета не относилась с безразличием также и к поли тическим событиям, происходящим в этот период и прояв ляла свое отношение к этим событиям. Газета «Геледжек»

решительно критиковала самоуправство, господствующее на южном Кавказе, проявление реакционного национализ ма и политику великодержавного шовинизма, была сто ронницей укрепления дружбы народов Кавказа. Этот орган периодической печати не одобрял политику большевиков, относился к ним отрицательно. 1 апреля 1919 года газета «Геледжек» приостановила свою деятельность. Вышли всего сорок номеров этой прогрессивной газеты. Редакто рами газеты были Самедага Агамалыоглу и Азиз Шари фов. Необходимо отметить, они были также редакторами газеты «Пробуждение», которая издавалась в Тифлисе на русском языке.

«Мазхар» («Проявление») являлась общественной, по литической и литературной газетой рассматриваемого на ми исторического периода. Официальное разрешение на издание этой газеты было получено 31 марта 1907 года, но первый номер газеты увидел свет только в начале года. Программа газеты «Мазхар» была широкой. Основа тели и сотрудники газеты планировали доводить до своих читателей информацию о событиях внутренней и между народной жизни, публиковать материалы об искусстве и литературе, о различных областях науки и просвещения, а также о других актуальных вопросах общественной жизни.

Но близкое знакомство с деятельностью газеты дает нам основание утверждать, что она не смогла претворить в жизнь поставленную перед собой цель.

Доктор филологических наук, профессор А.Гаджиев справедливо пишет об этом в своей книге под названием «Литературная среда Тифлиса»: «Газета выходила нерегу лярно, постепенно ослаблялась ее связь с жизненными проблемами современности, художественная, творческая связь с общественной жизнью. В 1908 году вышли восемь номеров, в 1909 году тринадцать номеров, 1910 году четы ре номера, в 1911 году один номер, а всего до февраля 1912 года вышли 26 номеров газеты.

Несмотря на свою долговечность, газета «Мазхар», несколько раз слабо просияв, все же не дала необходимую для искусства и литературы пользу, не продолжила веду щие традиции национальной печати, не осветила важные и насущные проблемы своего времени. По выражению Дж.

Мамедкулизаде, с первых же номеров газета исполняла хвалебные оды его величеству наместнику [62]. Напомним, что газета «Мазхар» издавалась до 1917 года. С чувством сожаления необходимо отметить, что в течении 1912- годов были изданы всего семь номеров этой газеты. Изда телем и редактором газеты «Мазхар» был Кямал Унсизаде.

Газета «Гардаш гайгысы» («Братская забота») издава лась в 1918 году в Тифлисе на азербайджанском и русском языках. В газете речь шла в основном о зверствах, чини мых армянскими националистами и вооруженными форми рованиями против мусульманского населения Шамахи, Ба ку, Ордубада и других городов и сел Азербайджана. Газета служила делу борьбы азербайджанского народа за независи мость. Азербайджанские интеллигенты, живущие в Тиф-ли се, принимали кровавые события, зверства, чинимые рус скими великодержавными шовинистами и армянскими на ционалистами в Азербайджане как собственную трагедию.

Сотрудники газеты «Гардаш гайгысы» вели речь и о путях оказания материальной и моральной помощи своим братьям, соотечественникам. В деле издания газеты актив но участвовали Эйнали Султанов, М.Зейналлы, Сария ханум Султанова, А.Сейфуллазаде, Ф.Гаджизаде и другие.

К сожалению, вышел в свет всего один номер этой газеты.

Газета «Геледжек Тифлис» («Будущий Тифлис») явля лась органом мусульманской, социал-демократической, рабочей организации партии «Гуммет» («Старание»). Это газета выходила два раза в неделю. Первый номер газеты был издан 27 июня 1918 года. Эта газета осуждала само управство, господствующее на Южном Кавказе, политику реакционного национализма и великодержавного шови низма, вела решительную борьбу против большевиков.

Статьи Мирзабалы Мамедзаде, Азиза Шарифа, Аликули Гемкусара, Алекбера Гариба, опубликованные в газете «Геледжек Тифлис», привлекают внимания читателей сво ей актуальностью и сейчас.

В этой газете было опубликовано также огромное ко личество статей, сообщений, касающихся азербайджано армянского конфликта. На страницах газеты «Геледжек Тифлис» можно было встретить интересные материалы о великом, вечно актуальном, любимом азербайджанском поэте М.А.Сабире (Тахирзаде) (1862-1911), А.Саххате (Мехдизаде) (1874-1918), об известных театральных деяте лях Азербайджана Г.Араблинском (1881-1919), Сидги Ру хулле (1886-1959), а также о других представителях азер байджанской интеллигенции указанной эпохи. В 1918 году вышли 25, а в 1919 году 15 номеров газеты «Геледжек Тифлис». Последний номер газеты был издан 1 апреля 1919 года. У этой газеты было очень много сотрудников.

Указанный на страницах газеты состав был весьма широк, но все проблемы связанные с изданием этого органа, ре шал Азиз Шариф.

Газета «Седайи миллет» («Голос нации») являлась ор ганом национального Совета Аджарии и Исламского Об щества Юго-Западного Кавказа. Газета издавалась в году в Батуми, выходила три раза в неделю. Это общест венно-политическая, экономическая газета освещала жизнь мусульман, живущих в Батуме, вообще в Аджарии. На страницах газеты «Седайи-миллет» регулярно представля лись также и статьи, образцы из художественных произве дений и сообщения, в которых освещались культурно просветительские вопросы. В 1919 году вышло всего номера газеты «Седайи-миллет». Главным редактором га зеты был Ахмед Хамиди, а владельцем этого органа являл ся Нуру Сафарбекзаде.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.