авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНА ИНСТИТУТ АРХИТЕКТУРЫ И ИСКУССТВА В.Г.КЕРИМЛИ ТЮРКИ В ГРУЗИИ О КУЛЬТУРНЫХ КОНТАКТАХ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Музыка не была для Нико Бараташвили поверхност ным увлечением, она было его неразлучным духовным «приятелем». С певцом (ханенде) Джафаром, перешедшим через реку Араз на территорию Российской Империи вме сте с Сулейман-ханом, поэт Н.Бараташвили познакомился в Нахчыване. В течение двух ночей Н.Бараташвили был свидетелем, участником музыкального меджлиса певца Джафара, слушал его пение. Без преувеличения можно от метить, что в указанный исторический период Н.Ба раташвили был одним и знатоков азербайджанской музы ки. Об этом свидетельствует его критический и сравни тельный анализ творческих манер таких певцов, как Саттар и Джафар: «Я очень расстроен по поводу хвалы певца по имени «Джафар». Кто утверждает, что он лучше Саттара?

Видимо, обладатели самого изысканного вкуса! Я сказал бы так: он эрудированнее, чем Саттар, но голос Саттара дар Божий» [241].

Ещ одним из свидетелей таланта азербайджанского певца Саттара был итальянский скрипач Малаголли. В 40-е годы ХIХ столетия этот скрипач дирижировал оркестром Тифлисского театра. Во время гастрольных выступлений европейских музыкантов в Тифлисе певец Саттар также выступал вместе с ними. Французский писатель Жюль Верн также был свидетелем мастерства и таланта Саттара и в одном из своих произведений выразил этому мастеру свои наилучшие пожелания [167].

Наряду с азербайджанскими мастерами, жившими в Тифлисе, грузинские и армянские певцы также мастерски исполняли азербайджанские народные песни. В результате в репертуарных тетрадях десятков исполнителей мы встре чаемся со множеством азербайджанских песен, баяты и теснифов, записанных на основе грузинского алфавита.

Азербайджанские песни и баяты были также собраны, сис тематизированы и изданы в виде книг и доведены до све дения читателей [240]. Многие образцы баяты, песен, тес нифов представлены в этих книгах на основе грузинского алфавита на азербайджанском языке. В русской и грузин ской печати Тифлиса печатались положительные отзывы, рецензии об этих книгах, обстоятельно говорилось о дея тельности сазандарей. В сообщении газеты «Иверия» гово рилось, что грузинской певец И.Ратили на своих концертах мастерски исполнял азербайджанские песни и создал нот ные записи этих песен [232].

Азербайджанская народная музыка удовлетворяла эс тетические, духовные потребности и других народов, жи вущих на Кавказе, как и самих грузин, для которых она стала родной. Грузинские исполнители - сазандари способ ствовали распространению азербайджанской музыки, по пуляризации е среди широких слоев населения, имели значительные успехи в этой области, поэтому они сами также превратились в любимцев местного населения. Не смотря на религиозные и этнические различия, народные исполнители были активными пропагандистами идеи ин тернационализма. С этой точки зрения вызывает особый интерес сравнительный анализ образцов азербайджанской и грузинской народной поэзии, азербайджанских и грузин ских народных песен. Взаимоотношения двух народов на шли свое яркое отражение и в развитии народной музыки.

На основе даже беглого обзора истории музыкальной культуры азербайджанского и грузинского народов, можно утверждать, что ряд этапов развития двух музыкальных культур хронологически близки и в чм-то даже совпада ют. В течении столетий музыкальное искусство на Южном Кавказе развивалось в устной форме. Только в конце ХIХ века – начале ХХ столетия это искусство перешло на путь профессионализации (в современном смысле этого слова).

С конца ХVIII - начала ХIХ века территория нынешней Грузии и северная часть Азербайджана были введены в состав Российской империи, расширились связи южнокав казских народов с Россией, а со второй половины ХIХ сто летия эти народы начали эффективно пользоваться дости жениями мировой музыкальной культуры. Местное насе ление Южного Кавказа впервые познакомилось с симфо нической музыкой, оперными произведениями и камерной музыкой, наряду с этим оно проявляло живой интерес к этническому (национальному) музыкальному искусству.

Народный артист Грузии, доктор искусствоведения, профессор Г.Чхиквадзе говорит об этом: «Первое знаком ство грузинских слушателей с профессиональной азербай джанской музыкой связано с именем Узеира Гаджибекова, с постановкой его прекрасной музыкальной комедии «Ар шин мал алан» в Тифлисе. Искренность музыкального языка этой оперетты, ясность фактов, законченность худо жественных образов оказали на грузинского зрителя такое сильное воздействие, что впоследствии отрывки из этой оперетты стали исполняться в домах грузин. После пере вода музыкальной комедии У.Гаджибекова на грузинский язык она стала ещ популярнее. Друг и соратник У.Гаджи бекова, один из классиков грузинской музыки Д.И.Ара кашвили высоко ценил эту музыкальную комедию. Опера «Кроглу» также завоевала глубокую любовь наших слу шателей» [44,с.23].

В 1912 г. многие образцы азербайджанской народной музыки, исполненные азербайджанским народным трио, в составе которого выступали известные музыканты певец Джаббар Гарягды, тарист Гурбан Пиримов, кеманчист и певец Саша Оганезашвили, были записаны на граммофон ную пластинку. Именно в это время это трио побывало в Москве, выступив перед любителями восточной музыки с несколькими концертами. Перечень таких фактов можно продолжить. Все это свидельствует о значительном ожив лении музыкальной жизни народов Азербайджана и Гру зии в конце ХIХ века – начале ХХ столетия, а также о культурной взаимосвязи этих народов в исследуемый пе риод.

С.Оганезашвили (1889-1932) известен в истории музы ки Азербайджана как незаменимый кеманчист, компози тор, дирижер, видный музыковед, пропагандист азербай джанской музыки и писатель. В 1910-1911 гг. он вместе со своим другом по искусству Джаббаром Гарягды-оглы ком поновал оперу «Фархад и Ширин». С.Оганезашвили был одним из основателей Народной консерватории в 1920 г. в Баку и первым ректором этой Консерватории. В Консерва тории С.Оганезашвили создал нотные записи более 150-ти азербайджанских народных песен. Он создал также при консерватории ансамбль, состоящий из народных музы кальных инструментов.

С.Оганезашвили вл определенные исследования в области азербайджанской музыкальной культуры, изучал диапазоны народных музыкальных инструментов и опре делил гаммы, устанавливаемые на музыкальных инстру ментах. Он проявлял практическую деятельность с целью организации азербайджанской оперы на новых, современ ных началах, для приближения с технической точки зрения азербайджанской оперы к европейской. С. Оганезашвили был одним из тех музыкальных деятелей, который впервые создал нотные записи азербайджанских мугамов, песен и мелодий (напевов, мотивов). В 1911 г. он создал нотную запись мугама «Джахаргях», опубликовал нотные записи многих песен на страницах журнала «Дан йылдызы» («Ут ренняя звезда»), издающегося в Тифлисе. С.Оганезашвили создал также нотные записи некоторых азербайджанских танцевальных мелодий (в том числе «Зибейда», «Иннабы», «Солтаны», «Джейран», «Тэрэкэмэ», «Мирзейи» и. др.) и опубликовал их [37].

Известно, что некоторые из бывших азербайджанских интеллигентов, в том числе Узеирбек Гаджибеков (1885 1948), Муслим Магомаев (1885-1937), получили образова ние в Горийской учительской семинарии. Их знакомство с мировой музыкальной культурой началось именно здесь.

Азербайджанская опера, возникшая в 1908 г., завоевала огромную популярность также и на театральных сценах Грузии.

Школа национального композиторского искусства ка ждого южнокавказского народа формировалась индивиду ально. Но при взгляде на историю возникновения профес сионального музыкального искусства Грузии и Азербай джана выясняется, что в процессе развития этого нового этапа музыкальной культуры двух народов существовали многие общие черты.

Ещ до возникновения профессиональной компози торской школы в Грузии возникла школа прекрасного оперного исполнительства, хоровой коллектив развернул широкую деятельность. Впервые оперный театр открылся в Тифлисе в 1851 г. На сцене этого театра ставились самые лучшие русские и западноевропейские оперные произве дения. Первые профессиональные грузинские композито ры З.Палиашвили, В.Аракашвили, М.Баланчивадзе начали свою творческую деятельность в 80-90 гг. ХIХ столетия. В первую очередь они создавали вокальные произведения. В Грузии создавались и романсы, и хоровые музыкальные произведения, особое внимание уделялось также к перера ботке музыкального фольклора.

Азербайджанское профессиональное композиторское искусство возникло в начале ХХ столетия. Основополож ником этого искусства в Азербайджане является видный азербайджанский композитор, публицист, общественный деятель, великий организатор музыкального образования в нашей стране, знаменитый педагог Узеирбек Гаджибеков.

Он автор первых национальных оперных произведений («Лейли и Меджнун», «Шейх Санан», «Шах Аббас и Хур шудбану», «Эсли и Керем»), музыкальных комедий («Не та, так эта», «Муж и жена») и других многочисленных произведений. У.Гаджибеков был учителем в школе, он создал впервые учебник «Арифметика» («Хесаб») на азер байджанском языке, составил «Тюркско-русский, русско тюркский словарь», выступал со статьями на различные темы в газетах «Каспий», «Хаят» («Жизнь»), «Иршад», «Хагигат» («Истина»), «Игбал» («Будущее»), привлекал внимание читателей глубоким анализом, острым пером, логикой, тонким юмором, острой сатирой, смелостью.

У.Гаджибеков был редактором газет «Тарагги» («Про гресс»), «Хагигат» («Истина»), «Азербайджан».

Но гениальные качества Узеирбека Гаджибекова пол ностью проявились в области музыки. Успешное претво рение в жизнь новой идеи, основанной на лозунге «тюрки зации, исламизации, модернизации» в области музыки, утверждение этой идеи, определяющей направление со временных реальностей Азербайджана в музыке, связаны с именем и титанической деятельностью Узеирбека Гаджи бекова. Следуя примеру прогрессивных передовых стран мира, Узеирбек Гаджибеков выступал как дальновидный деятель культуры. Его обращение к европейским компози торским традициям было также одной из форм проявления намерения модернизировать музыкальную жизнь родной страны.

«Должны ли азербайджанские тюрки изучать общую музыку, науку и искусство, или, не чувствуя в этом нужду, должны довольствоваться только восточной музыкой?

Иными словами, необходимо ли нам, азербайджанским тюркам, изучение и так называемой «европейской» музы ки? Да, необходимо и важно. Т.е. важно до такой степени, что прогресс нашей, своей музыки зависит от этого». Эти слова принадлежат У.Гаджибекову. Выполнению именно этой трудной и почетной задачи посвятил Узеирбек Гад жибеков всю свою жизнь и творчество.

Он претворил в жизнь идею национального прогресса, основанную на новом образе мышления, на новом миро воззрении в музыкальной культуре Азербайджана, был инициатором и исполнителем судьбоносных нововведе ний, происходящих в первой половине ХХ столетия в этой области. Возникновение и формирование нового направ ления, профессиональной творческой школы европейского содержания, новых видов исполнительской деятельности, новой системы музыкального образования, современных эстетических взглядов в национальной музыкальной куль туре связаны с именем У.Гаджибекова.

В масштабе мировой музыкальной культуры У.Гаджи беков является одним из основоположников композитор ской традиции нового типа на мусульманском Востоке.

Опера «Лейли и Меджнун», поставленная на сцене в г. У.Гаджибековым, является первым азербайджанским, а также первым восточным оперным произведением. В од ном из французских журналов отмечалось, что опера «Лей ли и Меджнун», созданная «молодым мусульманским ком позитором» У.Гаджибековым, является «обнадеживающим и успешным проявлением» процесса, «убирающего пыль ветхости» с музыки Востока. В полном смысле этого сло ва, в ряду деятелей новой системы музыкальной культуры трудно найти вторую личность, подобную У.Гаджибекову.

У.Гаджибеков является и автором первой в Азербай джане (вообще на Востоке) музыкальной комедии, первых камерных и инструментальных произведений, маршевых и хоровых произведений, двух национальных гимнов, яв ляющихся символами азербайджанской государственно сти. Азербайджанская Консерватория является одной из первых консерваторий на мусульманском Востоке. У.Гад жибеков был одним из основоположников этого музы кального, учебного заведения, в целом, организатором сис темы национального музыкального образования, основан ной на европейских музыкальных традициях.

Беспримерная заслуга великого композитора в мас штабе процессов, полезных для всего человечества», перед своим временем и регионом определяется главной идеей его творчества. У.Гаджибеков сумел найти пути решения многих проблем, возникших на пути возникновения и формирования национальных композиторских школ, при надлежащих к восточной системе и превратившихся в объ ект долговременных споров. Его называют «патриархом»

восточной музыки и это выражение полностью соответст вует историческим и современным реальностям.

В.Конэ писал: «С этой поры только европейская музы ка не должна считаться мировой музыкой. Уже нет Китай ской стены между народами Европы и Востока». Музыка У.Гаджибекова является неопровержимой реальностью, доказывающей справедливость этих слов В.Конэ. Возник новение оперы в Азербайджане было подготовлено разви тием других жанров профессионального музыкального искусства, и само собой произошел новый и значительный скачок. Этот скачок был также переходом к новому музы кальному творчеству, от устных навыков и традиций к со временным формам музыкальной культуры.

Возникновение оперы в Азербайджане было законо мерным культурным явлением. В условиях огромного об щественно-политического подъема, возникшего в резуль тате революции 1905-1907 гг., широкие массы ждали от деятелей искусства идейных произведений с глубоким со держанием. Естественно, что опера, являющаяся самым сложным жанром музыкального искусства, не могла воз никнуть в Азербайджане в традиционных формах класси ческой оперы. Первые азербайджанские оперы возникли в необычном жанре музыкального искусства: появились му гамные оперы. Основу музыкального материала этих опер составляли народные вокально - инструментальные поэмы, точнее мугамы, веками живущие в фольклорном творчест ве Азербайджана.

Первые азербайджанские оперы и музыкальные коме дии сыграли значительную историческую роль в музы кальной жизни страны. Эти произведения стали крепкой основой для возникновения других жанров профессио нального музыкального искусства в Азербайджане, созда ли благоприятные условия для открытия национального музыкального театра, открыли пути его развития, а также способствовали формированию школы оперного исполни тельства.

Таким образом, на начальных этапах своеобразного развития композиторских школ на Южном Кавказе наблю даются нижеследующие общие черты, характерные для музыкального искусства и Грузии, и Азербайджана. Про фессиональная музыкальная культура обоих народов воз никла в условиях общественно-политического подъема;

первые представители национальных композиторских школ в профессиональном творчестве уделяли огромное внимание народной музыке, являющейся крепкой основой для создания нового музыкального стиля;

как правило, возникновение школ композиторского искусства в Азер байджане и Грузии было связано с появлением националь ного музыкального театра.

3.2. Борчалинская школа ашугов Ашугское искусство имеет богатую традицию, которая совершенствовалась в течении веков. Это искусство, пере дававшееся от поколения к покалению и дошедшее до на ших дней, удовлетворяет духовные, музыкальные потреб ности народа, отражает в себе общественно-политическую жизнь и духовный мир времени. Самое почетное место среди хранителей неисчерпаемой казны азербайджанского искусства занимают ашуги. В разные периоды истории их называли «Озан», «Яншаг», «Варсаг» и т.д. Слово «ашуг»

известно приблизительно с XI-XII столетий [104, с.5].

Ашугское творчество всегда развивалось в тесной, не разрывной связи с народом. Это творчество, развиваясь в соответствии с потребностями жизни и времени, прошло различные этапы. Оно переживало и этапы расцвета, но порой приходило и в упадок. Временами ашугское творче ство славилось своими зрелыми, достойными мастерами.

Но иногда это искусство довольствовалось личностями, не достигшими даже среднего уровня. Содержание, тематика ашугского искусства со временем менялись. Менялись и средства художественного выражения, формы этого твор чества. Ашугское искусство, переживая переломные этапы в своем развитии, совершенствовалось, обогащалось но выми красками. Как правило, этапы подъема и возрожде ния, ренессанса ашугского искусства были связаны с дея тельностью великих мастеров ашугов и возникновением величественных народных эпосов. Эти этапы были отме чены как «новые этапы в истории художественной мысли азербайджанского народа.

Ашугское искусство, ашугская поэзия уходят корнями в устное народное творчество народа. Зачатки этого искус ства наблюдаются в баяты, в народных поговорках, народ ных мотивах (мелодиях), естественном, беспрерывном, ежедневном художественном самовыражении народа. Не сомненно, что мудрые народные поговорки, сказки были созданы не одним человеком, создавались в течение столе тий с участием сотен, тысяч людей. Вс это является ре зультатом, продуктом общенародного сознания, общена родного художественного мышления.

Такие формы стихов, как баяты, ахы (траурное пение), герайлы, возникли не сразу. Они сформировались в ре зультате постепенной эволюции от примитивных художе ственных форм (уподобление, подражание) к содержа тельным и образным средством выражения. Формы народ ной музыки также прошли схожий путь развития. В ре зультате постепенного усовершенствования примитивных восклицаний, звуков, движений и жестов, выражающих радость, веселье, голод, жажду, победу, грусть, печаль, поражение, возникли более или менее законченные, цель ные формы народной музыки. Это было связано с развити ем форм стихов, музыки и танца от первичного, примитив ного состояния к совершенному, сложному, с изменением, развитием и обогащением чувств, мыслей, понятий людей в длительном трудовом процессе, в ходе борьбы за жизнь.

В этом смысле ашугское творчество имеет очень древнюю историю. Если оно создало такой бессмертный памятник искусства, как «Китаби-Деде Коркуд», то это творчество имеет ещ более древние корни. Дастан являет ся самым сложным, самым совершенным жанром ашуг ской поэзии. Необходимо отметить, что в ашугской лите ратуре слово «дастан» употребляется в более широком смысле. В письменной литературе под словом «дастан»

подразумеваются произведения (поэмы), имеющие опре деленный сюжет и написанные в стихотворной форме. А в ашугской поэзии в этом слове объединяются поэзия и про за, стихотворный и прозаический жанры, через которые и развивается сюжет. Не верно предположение о том, что в дастанах стихи употребляются только для пения в сопро вождении музыки. Здесь психологическое состояние героя стихов связано с драматическим развитием событий, и это обстоятельство содействует динамизму и единству сюжета и композиции.

Таким образом, без определенного развития, без мно голетней творческой практики художественная мысль не смогла бы создать такую сложную форму, как дастан.

Итак, можно придти к такому выводу, что азербайджан ская ашугская поэзия, ашугское творчество возникло на много раньше дастана «Китаби-Деде Коркуд». Но к сожа лению, в результате смутных событий, беспрерывных войн, завоеваний, стихийных бедствий средневековья за терялись многие образцы ашугской поэзии, этого уникаль ного творчества, и они не дошли до наших дней. Первыми большими памятниками ашугской поэзии, ашугского твор чества являются дастаны «Китаби-Деде Коркуд». В этих дастанах большую роль играет ашуг (озан). Он описывает ся как мудрый, умный человек, который всегда готов ак тивно участвовать в торжественных радостных и печаль ных мероприятиях. Недаром его называют «народным мудрецом». Даже отмечается, что автором дастанов явля ется Деде Коркуд (т.е. отец Коркуд), т.е. он сам был оза ном (т.е. ашугом).

Независимо от употребления того или иного термина, ясно одно: история ашугского искусства очень древняя, и с самых древних времен азербайджанский народ с чувством огромной любви относился к истинным ашугам, всегда встречал их с большим уважением. В дастане «Китаби Деде Коркуд» каждое появление ашуга отмечается как особое событие: «Появился мой отец Коркуд, сложил ска зание», «Пришел мой отец Коркуд, развеселил людей ис полнением музыки, сложил это огузнамэ». Как и правило, добрые чувства, добрые мечты связываются с именем и появлением озана. Его появление предвещает только доб ро, говорит он только о добром, дарит людям радость, утешает их. В дастанах любовь к озану (ашугу) неодно кратно выражается предложениями в форме поговорок:

«Озан странствует со своим сазом по разным странам», «Да пробудит вас в вашем краю только озан» и т.д.

Несмотря на огромную народную любовь к ашугскому искусству и широкое распространение этого искусства, его история, особенности мастерства азербайджанских ашугов, пути развития ашугского творчества с научной точки зре ния изучены вс ещ недостаточно. Мудрые слова, образ ные выражения, изреченные истинными народными мас терами-ашугами, в течений столетий заменяли народным массам книги, газеты. Ашугское искусство, удовлетво ряющее художественные потребности народа, глубоко проникшее в народные традиции, в духовную жизнь и быт народа, превратилось в главное средство в процессе ду ховной эволюции народа.

Знаменитые азербайджанские мыслители – Низами Гянджеви, Мухаммед Физули, Шах Исмаил Хатаи (Сефе ви), Молла Панах Вагиф, М.Ф. Ахундов, Г. Зардаби, Самед Вургун (Векилов), М.Ибрагимов и другие высоко ценили ашугское искусство, и в своем творчестве они широко ис пользовали достижения этого искусства [55]. Ашугов лю били как народных наставников, старейшин и мудрецов, в народе их именовали «Деде» (отец, дед). В народе ашугам верили даже больше, чем образованным людям [164]. Даже человека, имеющего родственные связи с ашугами, почи тали.

Среди народов Кавказа, особенно в Азербайджане, ашугов глубоко уважают, ведь они своим мастерством, искусством служат народу, развивая и обогащая наш фольклор. Ашуги создавали и сатирические произведения, в которых критиковались социальные пороки современной им действительности, а также произведения морализатор ского плана. Сочиняя новые любовные дастаны, они рабо тали и над старыми сюжетами, совершенствуя и обновляя их в духе своего времени. Гуманизм и народность, глубо кое уважение к человеку составляли основные черты по эзии как ашугов, так и писавших в том же ключе поэтов. В Азербайджане они занимают такие же позиции, как «рус ские баяны, украинские кобзари, казахские акыны, узбек ские бакшыши» [1] на своей родине.

Ашугское искусство это синкретическое искусство.

Исследователи отмечают, что «история этого синкретизма, объединяющего, концентрирующего, согласующего, скре щивающего несколько видов искусства и доводящего их до народа, имеет очень древние корни. В этом многогран ном искусстве музыка, исполнительское мастерство, танец и стих дополняют друг друга, доказывают свою полноту.

Поэтому ашугская искусство так же трудно, сложно, как и почетно. Это искусство требует чрезвычайного мастерства и чуткости.

Одним из самых величественных древнейших инстру ментов, созданных нашими продедами во имя искусства и красоты, является саз (лютня). Саз вместе с ашугом всегда активно учавствовал в подъеме общественного сознания. С этой точки зрения, саз, ашугское искусство на всех этапах общественного развития оказывали сильное влияние на моральное состояние азербайджанского народа. Столетия ми религиозные деятели старались опорочить ашугское искусство, удовлетворяющее эстетические потребности народа, называли это искусство «деянием дьявола». Но несмотря на их старания, это редкое искусство стало для нас еще роднее.

В обогащении ашугского искусства, являющегося не отъемлемой частью духовной жизни азербайджанского народа, своеобразное место занимают ашуги, вышедшие из среды азербайджанцев Грузии. С древних времн регионы Караязы, Борчалы, Башкечид, Болус, Гарачп считались «калыбелью» ашугского искусства. Исследователи отме чают, что Бозалганлы, Акстафа, Борчалы, Казангл, Казан дюзю, Кара Мургуз, кочевье (летнее пастбище) Союгбулаг перед южным склоном этой горы, окрестности озера Гй ча, область Гйча были основными местами жительства огузов. Следовательно, эти территории считаются также колыбелью озанского искусства. Ашуги, считающиеся преемниками озанов, получили широкую известность именно на этих территориях и ныне пользуются этой сла вой.

Эту мысль подчеркивают многие исследователи. Так например, М. Хакимов отмечает, что ашугское искусство с самых древних времен было широко распространено на огромном географическом пространстве: в регионах Казах, Шамшаддин, Гянджабасар, Карабах, Ширван, Кельбаджар, Шарур, Гйча, Деречичек, Дерелейез, Чухуроба, Караязы, Борчалы, Башкечид, Тифлис, окрестности Тифлиса в Се верном Азербайджане и в областях, округах, отселках, об щинах южного Азербайджана [67]. Но говоря об азербай джанском ашугском искусстве, необходимо отметить, что школа ашугов Борчалы выделяется как особое направле ние в этом искусстве, имеющее своеобразный традицион ный путь развития.

В развитии ашугской школы Борчалы велики заслуги Хесте Гасана, Гараны, Ашуг Шенлика (XVIII-XIX вв.), Ашуг Исмаила, Ашуг Оруджа, Гасана, Дост Пирмамеда, Ашуг Ибрагима, Шаира Наби, Шаира Агаджана, Гулу Ал лахгулу, Ашуг Садыга, Сарван Байрама и др. Эти мастера искусства своими местными (локальными) творческими особенностями, защитой традиционных, классических ме лодий, мотивов, образцов устного народного творчества и исполнительским мастерством отличались от ашугов дру гих регионов Азербайджана. Известные многим любите лям ашугского искусства Эмрах Гюльмамедов, Гусейн Са раджлы, Алихан Караязылы, Кямандар Эфендиев, Ахмед Садахлы, Мухаммед Садахлы, Ашуг Гараджан Борчалы и другие являются самыми яркими представителями школы ашугов Борчалы.

Бессмертное, величественное ашугское искусство, ашугские мотивы, мелодии, возникшие с древних времн, оставшиеся нам в наследство от нашего Деде Коркуда, со временные основы которых были заложены ашугом Кур бани и которые поэтапно были переданы нынешнему по колению самоотверженными, гениальными мастерами – Ашугом Алы (1817—1907), Ашугом Алескером (1821— 1926), Ашуг Шенликом, Ашуг Аббасом Туфарганлы (XVI), и сегодня звучат, исполняются в Азербайджане.

Ашугское искусство неразрывно связано со средой, с географией, с региональной жизнью. Локальная среда при водит к возникновению своеобразного облика в отдельных региональных очагах ашугского искусства. Это своеобра зие проявляет себя во всех показателях локальной ашуг ской среды. Иными словами, школы ашугов Азербайджана основаны на фундаменте единого искусства (т.е. ашугско го искусства Азербайджана), но вместе с этим, в отдель ных ашугских очагах и в исполнении мелодий (песен), и в исполнении саза, а также в репертуаре искусства дастана существуют сугубо своеобразные черты. Уместно отме тить, что в наличии этих черт существенную роль играют такие факторы (пение, музыка, репертуар, состоящий из дастанов и др.), которые на всех этапах истории объединя ли отдельные очаги ашугского искусства Азербайджана, направляли их в единое русло, именно эти качества объе диняют все эти очаги в контексте ашугского искусства Азербайджана.

Исследователь К. Намазов, говоря о локальных очагах азербайджанского ашугского искусства XIX века, о «шко лах», упоминает Гйчу, Шамкир, Ширван, Борчалы [104].

Последнюю и сравнительно полную классификацию азер байджанских ашугских очагов представил М.Гасымлы:

Гянджябасар (Гянджа, Шамкир, Товуз, Газах), Борчалы (Борчалы, Башкечид, Гараязы), Гйча, Дерелейез, Ираван, Чылдыр, Ширван, Дербент (Дербент, Губа, Шеки), Кара бах, Нахчыван, Тебриз, Урмия, Зенджан, Хорасан, Саве.

Автор, в связи с представленным им списком отмечает, что все существующие очаги ашугского искусства являются историческими с момента формирования этого искусства.

Заметим, что в представленном списке ашугская сре да Борчалы находится в числе таких исторических очагов ашугского искусства. Это не случайность, а закономерный результат. Ашугская среда Борчалы имеет древние этниче ские, исторические, культурные и фольклорные корни.

Необходимо еще отметить, что все авторы, изложившие свою точку зренияпо поводу ашугских очагов, упоминав шие Борчалы под словом «школа», всегда отдельно отме чали своеобразие мира слов и музыки этого региона.

Ашугская среда Борчалы с точки зрения географии ис кусства также выходит за пределы современной админст ративно-географической области этого района и занимает более обширную территорию. Ашугская среда Борчалы не ограничивает свою сеть искусства только географическими границами области. Кроме области Борчалы, соседние ре гионы Башкечид, Гараязы, Гарачп по благозвучию также функционируют под именем этой ашугской среды. Подхо дя к этой проблеме с исторической точки зрения, сюда можно добавить и территорию Тифлиса до XX столетия.

Для ясности необходимо добавить, что историко географические границы области, носящей название «Бор чалы», как раз охватывали и масштабы вышеуказанной этногеографии. В силу того, что ашугская среда Борчалы носит название этногеографии, это среда на первый взгляд охватывает большую территорию, чем территория совре менной «области Борчалы». На самом деле, это выглядит так только с точки зрения современных административно географических масштабов.

А с исторической точки зрения географии ашугской среды Борчалы и исторической области Борчалы совпада ют, так как область Борчалы охватывала территорию, во много раз превышающую современное админстративное понятие «Борчалы». Именно эта, самая значительная и специфическая особенность должна быть в центре внима ния исследователей при определении регионально-куль турного своеобразия ашугской среды Борчалы.

В процессе формирования этого своеобразия и самопо знания ашугской среды Борчалы заметна особая роль ис торического, этнического фундамента. Борчалы – исклю чительно тюркский этнический ареал и местное население (аборигены) этой области является составной, неразрывной частью азербайджанских тюрков. В обществе Борчалы со своеобразным колоритом сохраняется и постоянно обога щается образ жизни и мышления, присущий тюркскому этносу. Здесь чистота, ясность и авторитет тюркского духа превратились в главные национальные, духовные ценно сти. Именно по этой причине в духовной жизни этноса, населяющего эту область, тюркский фольклор и этногра фический фактор занимают ведущие позиции.

Эти качества создали такую плодородную почву, что и ныне, как и в былые времена, Борчалы выделяется как ре гион, в котором с особым чувством относятся к ашугскому искусству. Все это привело к тому, что в ашугской среде Борчалы сформировались своеобразные черты, появились специфические качества ашугского искусства, и в резуль тате ашугская среда Борчалы поднялась до уровня живой и кипучей среды. Так как историческая судьба общества Борчалы способствовала тому обстоятельству, что именно в этой ашугской среде, по сравнению с другими ашугски ми очагами Азербайджана, больше сохранились первич ные черты и особенности тюрского озанского (ашугского) искусства.

В дальнейшем, при определении специфических черт ашугской среды Борчалы, поведем речь о том, что в этой среде, по сравнению с другими очагами азербайджанского ашугского искусства, процесс перехода от озана к ашугу шл своеобразным путем. С другой стороны, необходимо отметить, что тюркский этнический фундамент ашугской среды Борчалы связан не только с этой средой, но также и с реальностями, связанными с историей тюрок на террито рии нынешней Грузии на Южном Кавказе. Этот вопрос тесно связан с тем, что тюркский язык в течении столетий играл в разноязычных очагах Кавказа ведущую, историче скую роль, т.е. азербайджанский тюркский язык был об щефольклорным языком Кавказа.

Иными словами, Борчалы как центр объединил вокруг себя исторически сформировавшуюся тюркскую этниче скую, культурную, художественную среду, охранял эту среду от всех влияний и ассимилятивных процессов и та ким оброзом выполнял функцию главной движущей силы.

Т.е. ашугская литература грузин и других нетюркских на родов не смогла бы существовать без центрального, силь ного и беспрерывного влияния ашугской среды Борчалы.

Здесь необходимо обратить внимание и на такой значи тельный момент. Возникновение именно ашугского твор чества и в грузинской, и в армянской народной поэзии и искусстве, иными словами, ассимиляция искусств этих народов, превращение этих искусств по всем параметрам в продолжение, придаток азербайджанского ашугского ис кусства было бы невозможно без ашугского центра, пре творявшего в жизнь эти процессы. В истории азербай джанской тюркской культуры эту историческую, культур ную судьбоносную миссию в грузинской и частично в ар мянской среде выполнила именно ашугская среда Борча лы.

Наши положения, касающиеся исторической роли ашугской среды Борчалы в среде нетюркских народов Гру зии, Кавказа, не опровергают такую же роль, своеобразное влияние ашугских очагов Гйча, Иревана, Чылдыра, Дере лейеза, Гянджябасара в указанных регионах Кавказа. Но основным вниманием данной главы является школа ашу гов Борчалы, поэтому мы особо освещаем историко-куль турную роль этой школы. Но наряду с этим, должны отме тить, что среди ашугских очагов (центров) Азербайджана, ашугская среда Борчалы отличается своими древними ис торическими корнями, эта богатая среда в силу своих гео графических, этнических особенностей развивалась в ус ловиях общения тюрков с нетюркскими народами (особен но с грузинами).

Имея в виду именно это обстоятельство, мы отмечаем историко-культурную функцию ашугской школы Борчалы в указанном географическом, этническом пространстве. А эта историческая роль является одним из самых знамена тельных черт при историко-культурной характеристике определенной ашугской среды. В контексте исторических контактов (включая также контакты озан-гусан-мгосан) эти черты создают панораму исторического целого. Рас сматривая связи ашугской среды Борчалы с соседними очагами, народами с точки зрения «влияния», мы стано вимся свидетелями того, что эти связи были не односто ронними, а многосторонними. Так как Борчалы по разным показателям оказывал влияние на другие ашугские центры, но и эта среда временами превращалась в объект ряда влияний, т.е. влияния были взаимными.

Школа ашугов Борчалы имела взаимные интенсивные, взаимовыгодные творческие отношения со всеми окру жающими ее центрами ашугского искусства, оказывала влияние на них и сама принимала их влияния. Поэтому качественные новшества, продвижения в наследии и твор честве, происходившие в ашугском искусстве Азербай джана в целом, и здесь нашли свое отражение почти по тем же этапам развития азербайджанского ашугского искусст ва. Связи ашугской среды Борчалы с другими ашугскими очагами не ограничивались только соседними очагами (Гянджабасар, Гйча, Чылдыр, Карса). Школа ашугов Бор чалы имела также творческие связи с не соседними ашуг скими очагами Азербайджана. Интересно, что в формиро вании историко-культурного своеобразия большая заслуга принадлежит несоседним с Борчалы ашугским школам Азербайджана.

М.Гасымлы, который впервые представил азербай джанскому ашуговедению общие региональные характери стики азербайджанских ашугских очагов, в том числе ашугской среды Борчалы, отмечает, что соответственно историко-культурным условиям школа ашугов Борчалы поддерживала более тесные творческие связи с ашугскими центрами Гянджабасара, Гйча, Чылдыра и Карса. По сходству способа формирования она имеет связь и с анато лийским ашугским искусством [68]. Вышеперечисленные первые четыре очага являются непосредственно соседними со средой ашугов Борчалы, точнее очагами, окружающими его. Конечно, совершенно естественно наличие творче ских связей вышеуказанных соседних ашугских центров с ашугской средой Борчалы. Визиты, выступления видных ашугов соседних, а также несоседних ашугских центров в ашугской среде Борчалы столетиями служили развитию взаимных творческих связей.

Ашугская среда Борчалы является органичной, неотъ емлемой частью ашугского искусства Азербайджана. По этому с соседними и несоседними школами ашугов Азер байджана ее объединяли идентичная система, комплекс этнических, культурных традиций. С другой стороны, ашугское искусство это такой тип творчества и исполни тельства, что жизненность этого типа основывается ис ключительно на принципе словесности. Своеобразие ис кусства, основанного на фундаменте устной традиции, со стоит в том, что оно реализует свое существование также в форме межрегиональных связей населенного им же широ комасштабного ареала, в форме влияния (действия) и про тиводействия. Это – одно из главных условий его развития, обогащения, преобретения новых, многообразных оттен ков и видов.

Ярким примером этих взаимосвязей служит творче ская деятельность в XIX-XX вв. в области Борчалы ашугов Доллу Мустафы и Доллу Абузара из Южного Азербайджа на. Участие этих ашугов в ашугской среде Борчалы приве ли к образованию в этой среде творческих династий, появ лению новых деятелей ашугского искусства. Фольклорист А. Набиев, последовательно занимающейся исследованием ашугских династий (генеалогией) Борчалы, отмечает, что Борчалы столетиями был одним из культурных центров ашугского искусства, здесь часто выступали ашуги Гйча, Иревана, Гарабаха, Тебриза, Ардебиля и других областей Азербайджана.

Доллу Мустафа, выступивший насителем «южного»

влияния в ашугской среде Борчалы, был выходцем из ашугской среды Урмии. М. Гасымлы, на живой практике исследовавший ашугскую среду Урмии, отмечает, что творческая родословная современного мастера этой среды – Дехгана восходит к Доллу Мустафе, создавшему одно из ведущих направлений в ашугском искусстве Азербайджа на. Далее автор, ведя речь о деревне Дол Дизеси области Урмия, отмечает, что Доллу Мустафа, Доллу Абузар упо минающиеся как знаменитые мастера в азербайджанском ашугском искусстве, были выходцами из этого селения.

С этой точки зрения не случайным является тот факт, что ученик Доллу Мустафы Доллу Абузар впоследствии создал одно из ведущих исполнительских направлений в ашугской среде Борчалы. Азербайджанские исследователи, изучившие жизненный и творческий путь Доллу Абузара, отмечают, что родившийся в 1856 году Доллу Абузар при мерно в тридцать лет переселился из Урмии в Борчалы и вскоре прославился во всей области. Он был наставником, учителем многих ашугов в Борчалы.

Ашугская среда Борчалы имела также тесные творче ские связи с ашугской средой Гйча. Связи этих ашугских центров Азербайджана могут стать отдельным, специаль ным предметом исследования. Но необходимо отметить, что Гйча, как и Урмия, сыграли роль значительной среды, внешнего фактора в формировании своеобразных черт ашугской среды Борчалы.

Несомненно, что деятельность в соседней ашугской среде Гйча такого великого ашуга, как Ашуг Алескер, его выступления в Борчалы оказали определенное влияние на ашугскую среду Борчалы. Например, знаменитый ашуг из Деречичека, племянник (по сестре) Ашуга Алы, Ашуг Са дыг Султанов переселился в Борчалы, отличился здесь творческой деятельностью, стал учителем многих ашугов.

Он привнс в ашугскую среду Борчалы влияние своего дяди (по матери) и учителя Ашуга Алы, а с точки зрения среды влияние ашугского очага Гйча.

В формировании ашугской среды Борчалы отмечена роль ашугской среды Чылдыра как «внешнего фактора», а конкретно роль Ашуга Шенлика. Но его роль в ашугской среде Борчалы носила не только характер влияния, но при влекала внимание и как показатель противодействия (контрвлияния). Р. Махмудов отмечает, что Шенлик ро дился в 1850 году в селении Сухара, вблизи города Гюмри.

Это селение находилась на границе нынешней Грузии и современной Турецкой Республики (в тот период Осман ской Империи). Ашуг Шенлик, принадлежавший ашыг ской среде Чылдыра, поддерживал тесные творческие свя зи с ашугской средой Борчалы. Учителем Ашуг Шенлика был Ашуг Нуру, а учителем Ашуга Нуру - Хесте Гасан.

Как видно из линии Хесте Гасан Ашуг Нуру Ашуг Шен лик, последний и сам косвенным образом являлся воспи танником традиций ашугской среды Борчалы. А это явля ется историческим докозательством того, что на начальном этапе ашугская среда Борчалы оказала влияние на анало гичную среду Чылдыра.

Из состязаний ашугов в импровизации стихов и пении становится ясным, что Ашуг Шенлик имел большой авто ритет в ашугской среде Борчалы. Его творческие состяза ния с поэтом Наби Мискином, Ашуг Аббасом, Шикесте Пери, Ашугом Доллу Мустафа, которые считались масте рами с прогрессивными мировоззрением, творческими ли цами в ашугской среде Борчалы, его искрение отношения с этими мастерами позволяют нам утверждать, что Ашуг Шенлик занимал достойную позицию в этой творческой среде. С другой стороны, эти состязания достойны внима ния с точки зрения изучения определенных черт жизни и круга творческих связей Ашуг Шенлика.

Эти традиции, существовавщие в творчестве Ашуг Шенлика, были впоследствии творчески продолжены его учениками – Ашуг Сулейманом, Ашуг Мехметом (из об ласти Чылдыр), Ашуг Насибом, Джорру Мухаммедом (из магала Агбаба), Ашугом Балакиши, Ашуг Ахмедом (ре гионы Ахалкелек и Эсминджа) и другими ашугами после дующего периода. Эту творческую традицию Ашуг Шен лика и в наши дни продолжает его внук – Ашуг Йылмаз, который живет в Карсе. Не случайно, литературное насле дие Ашуг Шенлика, который прошел такую богатую твор ческую школу и своим искусством привлек внимание ли тературной среды, вызвал особое внимание фольклористов Азербайджана, Грузии и Турции. Ими была проведена ог ромная работа по сбору, изданию, исследованию его про изведений [77].

Ашугская среда Борчалы, выполнявшая своеобразную историко-культурную функцию в формировании и разви тии азербайджанского ашугского искусства, существует в границах исторического магала (области) Борчалы. Как и в прежние времена, современная, кипучая творческая жизнь этой среды привлекает внимание яркостью этнографиче ского фольклорного духа, народно-этнографического ко лорита. Наличие сильной привязанности к национально духовным, фольклорным ценностям обусловило особую чувствительности к сазу и слову в Борчалы.

Ашугская среда Борчалы, которая по типу своего фор мирования принадлежит к линии азербайджанских озанов, больше превратившихся в ашугов, имея свой локальный (местный), региональный творческий стиль, на разных ис торических этапах обогащалась также качествами, прису щими ашугским центрам Чылдыра, Урмии и Гйча. В этом ряду имеют особое значение творческие качества, привне сенные в ашугскую среду Борчалы Хесте Гасаном, Ашуг Шенликом, ашугами Доллу Мустафа, Доллу Абузаром, Ашуг Садыгом и другими классическими представителями ашугского искусства.

Ашугская школа Борчалы славилась тем, что здесь главным в музыкальном искусстве было исполнение на сазе. Построение исполнения пения в рамках высоких творческих критериев, строгость требований в отношениях между учителями и учениками, особая потребность насе ления магала в сазе и слове стали причиной того, что ашугское искусство в этом магале прошло более кипучий творческий путь. Именно поэтому в этой среде появились великие исполнители и творческие силы.

Ашугская среда Борчалы, по сравнению с другими очагами ашугского искусства Азербайджана, отличалась определнной консервативностью (в положительном смыс ле этого слова). Это, с одной стороны, обеспечивало сохра нение репертуара слов, дастанов, мотивов, мелодий в пер возданном, классическом виде. С другой стороны, она обу словила продолжительность и устойчивость традиций ис полнительства. Именно поэтому ашугская среда Борчалы является одним из очагов, где искусство дастана сохранилось на том уровне, который отвечает классическим стандартам (критериям). Вследствии бережного отношения к старым традициям, в этом магале больше, чем в остальных регионах Азербайджана, можно встретить первичные, архаичные тек сты таких средневековых дастанов, как «Ашуг Гериб», «Хес те Гасым», «Аббас и Гюльгяз», «Эсли и Керем».

Отметим, что ашугская среда Борчалы продемонстри ровала свой исторически своеобразный облик, свое этни ческое самосохранение, свою стойкость перед ассимиля тивными процессами не только в ашугском искусстве, но также и почти во всех сферах духовной жизни азербай джанских тюрков.

3.3. Ашугское творчество в грузинском фольклоре Общеизвестно, что с древних времен соседние племе на и народы в рамках определенных периодов сливались, срастались, влияли друг на друга, взаимно обогащались.

Именно поэтому народных певцов азербайджанцы называ ли «озан», грузины-«мгосан», а армяне-«гусан» [61]. Схо жие особенности в культурной жизни соседних кавказских народов проявляли себя также в стиле исполнения, в твор честве. Существует очень много мнений по поводу схоже сти и близости слов «озан», «мгосан», «гусан». Исследова тель ашугского искусства А.Эльдарова отмечает: «Между термином «озан» и термином «мгосан», являющимся на званием грузинских народных певцов, наблюдается и фо нетическая, и функциональная схожесть».

Грузинские исследователи особо отмечают, что твор чество мгосана носит синкретический характер. Это и соз датель и исполнитель: «Как и гусаны в Иране и Армении, мгосаны в Грузии наряду с исполнением песен различного содержания, исполнением на музыкальных инструментах, также и танцуют, создают сцены исполняемых ими произ ведений, иными словами мимикой, жестами тела доводят смысл, значения произведений до слушателей, зрителей и этим усиливают драматическое влияние на них. Во многих случаях авторами исполняемых произведений были сами мгосаны и гусаны» [245].

По мнению исследователей, с конца XVI века мгоса нов и гусанов начали называть «ашугами». В течении оп ределенного времени слова «гусан» и «ашуг» употребля лись одновременно, впоследствии слово «гусан» полно стью уступило свое место слову «ашуг» [146]. Слово «озан» также в течении нескольких веков жило одновре менно со словом «ашуг», а впоследствии, с усилением ис торических, общественных факторов, создавших ашугов, слово «озан» постепенно уступило свое место слову «ашуг» [133]. Само слово и название «озан» жили до XIX века, но в последующее столетие употреблялись очень редко.

Этап особо интенсивного развития ашугской поэзии, ашугского искусства в Азербайджане совпадает со време нем правления основателя азербайджанского государства Сефевидов (1501-1736) шаха Исмаила Хатаи (1501-1524).

А грузинский исследователь Корнелий Кекелидзе (1879 1962) отмечал, что ашугская поэзия на территории нынеш ней Грузии переживала подъем в середине XVIII столетия.

В книге «История грузинской литературы» сказано: «В XVII-XVIII вв. особый размах на территории нынешней Грузии получила поэзия поэтов, ашугов, народных певцов, которые создавали стихи экспромтом. Вместе с тем, они компоновали музыку на эти стихи, во многих случаях ис полняли свои произведения в сопровождении народных музыкальных инструментов» [124]. В своих стихах ашуги выражали чувства и волнения низших социальных слоев города, мелких торговцев и ремесленников. Именно это было своеобразным новшеством, привнесенным ашугами в литературу, в том числе в литературу Грузии.

М.Чиковани, говоря об импровизаторах, особо отмеча ет ашугов, показывает их огромную роль в фольклоре и литературе народов Кавказа в средние века, отмечает, что ашугское искусство является фактом восточных традиций, это искусство в основном распространено в Иране, Турции, Азербайджане, Армении, и дополняет: «В результате вза имных долгосрочных связей со странами Передней Азии, ашугское искусство распространилось и у нас» [229, 57].

Некоторые исследователи, как и В.Мацаберидзе, особо отмечают долгосрочное влияние культуры Востока на Гру зию, но наряду с этим утверждают, что саз, тар и кяманча (музыкальные инструменты) на Кавказ, в Грузию «переко чевали» из Ирана [222]. Хотя саз не персидский музыкаль ный инструмент, а является музыкальным инструментом ашуга – певца тюркских народов. Ашугское творчество – это единство саза и слова, музыки и стиха. Основной отли чительной чертой ашуга от других народных певцов явля ется то, что ашуг играет именно на сазе.

Д.Алавидзе, говоря о широком распространении саза в юго-западной и юго-восточной Грузии, отмечает, что игра на сазе и в современный период привлекает внимние своей активностью. По его мнению, «саз в зависимости от числа струн может быть трехструнным, шестиструнным и девя тиструнным» [221, 34]. А.И.Гришашвили называет саз «восьмиструнным чонгуром» ашугов: «И простой чонгур имеет несколько названий и указывает на схожесть музы кальных инструментов азербайджанского и грузинского народов: джура чонгур, гопуз чонгур и т.д.».

Как видно из примеров, многогранный, полифункцио нальный саз вызывает особый интерес грузинских фольк лористов, музыковедов и суждения об этом инструменте занимают главное место в их научных трудах. Из истории известно, что азербайджанский и грузинский народы века ми жили в одном географичечском пространстве, имели тесные историко-культурные связи, вместе вели борьбе против иноземных захватчиков, в совместной борьбы за щищали свою духовность. Независимо от места прожива ния, представители этих народов изучали азербайджанский (тюркский) и грузинский языки, с уважением относились к обычаям и традициям друг друга. Ашугское искусство сыграло огромную роль в развитие культуры обоих наро дов, а ашуги удовлетворяли эстетические, духовные по требности азербайджанцев и грузин, выражая их мечты и чаяния.

В XVII-XVIII вв. город Тифлис, благодаря своей бла гоприятной географической позиции, начал играть роль центра тесных экономических, культурных связей Азер байджана со странами Передней Азии. Одновременно Тифлис являлся местом слияния торговых путей. Торгов цы и ремесленники, прибывшие в Тифлис из разных стран и регионов, своим образом жизни, обычаями и традиция ми, культурными ценностями оказывали определенное влияние на местное население.


До 80-х годов XIX столетия на площадях Тифлиса уст раивались передвижные театральные спектакли. Ашуги были главными участниками этих спектаклей. И. Гриша швили (1889-1965) сообщает об этом следующее: «На пол стелили длинные паласы (гладкие ковры без ворса) и ков ры. Внимание людей, собравшихся вокруг в форме полу круга, было приковано к участникам спектакля, будто они не хотели пропустить ни слова, ни жеста. Самым интерес ным моментом этих спектаклей было состязание ашугов».

В унылые зимние вечера ашуги собирались в чайхане «Шейтанбазара» и часами пели отрывки из «Кроглу», «Ашуг Гериб», «Эсли и Керем» и других дастанов. И.Гри шашвили неоднократно сам был свидетелем этих меро приятий. Он признает, что и сам начал писать стихи под влиянием ашугской поэзии [172, с.49].

Уже в это время в Тифлисе жили и творили десятки известных ашугов, певцов. Среди этих ашугов были азер байджанцы, грузины, армяне, греки и представители дру гих народов. Тифлисские ашуги, независимо от своей эт нической принадлежности, сочиняли стихи на разных язы ках. Грузинские ашуги с псевдонимами «Гюрджю», «Гюрджю оглу», «Гюрджю Неве» не писали стихи на гру зинском языке. Ашуги Азири и Кешишоглу были армяна ми, но не писали на армянском. В рассматриваемый пери од число грузинских ашугов, писавших свои литературные произведения на азербайджанском языке, было больше пятиста человек. Факты сочинения гошма (форма стихо творения с парными рифмами) на азербайджанском языке грузинскими ашугами встречаюся еще в XVI веке. Следо вательно, влияние азербайджанской ашугской поэзии на грузинскую литературу было очень сильным. Источники сообщают, что в XVIII начале XIX столетия грузинские ашуги и поэты, как и азербайджанские, сочиняли стихи в формах мухаммас, мустазад, теджнис, баяты, герайлы, гошма, дубейти, тахнис, едеклеме, дшеме [146,с.89].

В Тифлисе (и в других регионах нынешней Грузии) высоко ценили ашугское искусство. По сведениям пожи лых людей, в прошлом ни одна азербайджанская или гру зинская свадьба не обходилась без ашугов, сазенде (сазан дари). Русский поэт XIX веке Ю.Полонский, долго жив щий в Тифлисе, отмечал, что «сейчас, как и в прошлом, са зандари в Грузии пользуются огромным уважением насе ления. Они имеют бесчисленное количество поклонников среди населения. И в знатных, и в среднеимущих семьях Тифлиса ни одна свадьба не обходится без сазенде. Их слушают с интересом» [49].

Многие мастера не азербайджанцы, живущие в Тифли се, писали свои литературные произведения на азербай джанском (тюркском) языке. Саят Нова, Кичик Нова, Шамчы Мелко, Джахил Оглан, Чахмагчы, Леззет Оглан, Мискин Гюрджю, Аразлы, Саркис, Бичаре, живущие в Тифлисе, Ашуг Рухани (Йозеп Беридзе), Ашуг Шейдайи (Ариф Тутадзе), Ашуг Шивга (Лука Беридзе), Ашуг Яралы Тавлашвили, Ашуг Сандро Зедгинидзе, Ашуг Фейдаи (Мурад Испарашвили), Сандро Гавришвили, Ашуг Это (Эквитим Давлашеридзе), живущие в других регионах Грузии, были в их числе [61,с.72-73].

Из вышеуказанного следует, что эти мастера слова да же свои имена и псевдонимы брали соответственно азер байджанским именам и псевдонимам. В течении долгого времени азербайджаноязычные мастера слова и музыки жили совместно с азербайджанскими мастерами, перени мали их творческий опыт. В конце XIX столетия Ашуг Шивга (Лука Беридзе), который к этому времени достиг определенного уровня мастерства, решил встретиться с Ашугом Шенликом из Чылдыра, который в это время про славился как гениальный ашуг. С этой целью Ашуг Шивга отправился в Чылдыр. Ашуг Шенлик испытал его. Сначала он проверил исполнительские способности гостя, а потом поручил ему исполнить эпизод из дастана «Ашуг Гериб», в котором воспевается город Тебриз. Импровизация экс промтом, представленная гостем, очень понравилась Ашуг Шенлику.

Ай аьалар, сизя тяриф ейляйим, Ачылар бащарда эцлц Тябризин.

Тойда, байрамларда атлас эейярляр, Кясилмяз йашылы, алы Тябризин.

Тябризин ятрафы баьды, мешядир, Ичиндя отуран бяйди, пашадыр.

Сяккиз мин мящялля, беш мин эушядир.

Чаршусу, базары, йолу Тябризин.

Ипякляри Щинддян бцкцлцр эялир, Буьдасы, дцйцсц, якилир эялир.

Гойуну Муьандан чякилир эялир, Боржалыдан эялир балы Тябризин [61, s.78-79].

На русском языке (перевод автора) Господа, хочу пропеть я вам о том, Как распускаются весной цветы в Тебризе.

На свадьбах, торжествах в атлас одеты, Нарядны как цветы ягори в Тебризе.

Тебриз в садах, в лесах весь утопает, Там каждый себя беком ощущает.

Тысячи кварталов он объединяет, Богатые базары есть в Тебризе.

Шлка в Тебриз из Индии идут, Зерно и рис, взращнные, идут, Стада овец муганские идут, А мд из Борчалы идт в Тебризе Шивга, который успешно прошел это испытание, очень понравился гениальному мастеру слова и музыки из Чылдыра.

Стихи на религиозную тему, написанные некоторыми грузинскими ашугами, свидетельствуют об их вере во Все вышнего Аллаха, в Коран. Представляем вашему внимнию один куплет из гошмы Ашуга Шивгы «Вар» («Есть»):

Гцдрят тясбещини алмыш ялиня, Дурмуш намазына, ахунд йолуна.

Кюмяк ейля Шивьа тяки гулуна, Жянняти эюрмяйя бир щявяси вар [61, s.83].

Чтки силы в руках перебирая, Избрав ахунда путь, молитвы исполняя, Твой раб Шивга, он к помощи твоей взывает, Он рай увидеть от души желает. (перевод автора) А Ашуг Сандро Зедгинидзе «искал пути выхода на Небесах». Обращаясь к Всевышнему, он просит у него ми лости. Особенно интересно его стихотворение, состоящее из трех куплетов. Оно начинается со слов: «Наш Творец, основатель семи пластов….».

Йедди гата тямял салан Худамыз, Щесабнан вермишди вядяляримиз, Лала дюнян бцлбцл тяки дилимиз.

Бир эцн байьу ютяр обаларымыз.

Баьчалар да чичяк веряр, ачылар Бир эцн жанлар тянимиздян сечиляр, Гылдан кюрпц вардыр, чятин кечиляр.

Гайырсан йолумузу худаларымыз.

Сабащлары эцняш доьар анадан Худамыз, йеринян эюй титряр сяндян, Сандро дер, буну да сюйляди бяндян Бир эцн гурумады дидяляримиз [61, s. 91].

На русском языке (перевод автора) Творец наш, семь пластов неба основал, Как счт, святые обеты ниспослал, Соловьиный голос, он немым вдруг стал, Однажды забвеньем земли обуял.

В садах однажды распустятся цветы, Среди нас души чьи-то избершь ты, Трудно перейти из волосков мосты, Надо, чтоб Творец дорогу указал.

Завтра утро наступит, солнце проснтся, От Творца небо и земля сотрястся, Сандро я, через меня вс передатся, Не высыхают у нас глаза, сказал.

Необходимо особо отметить ашугов-исполнителей Нико Давлашеридзе, Георгия Сарачишвили и других, ко торые вели литературные, музыкальные, свадебные меро приятия и на азербайджанском, и на грузинском языках.

Георгий Сарачашвили, попавший в плен во время русско турецкой войны, был освобожден именно благодаря сво ему ашугскому мастерству и голосу [226].

Саз всегда был любимым музыкальным инструментом ашугов южной и восточной Грузии. Это черта отличала их от тифлисских ашугов, пользующихся такими музыкаль ными инструментами, как кяманча, чонгур, дэф и скрипка, и сближала их исполнительский стиль со стилем местных азербйджанских мастеров.

В репертуаре грузинских ашугов, всесторонне поль зующихся традициями, достижениями азербайджанской ашугской поэзии, главное место занимали «Кроглы», «Ашуг Гериб», «Эсли и Керем», «Тахир и Зохра», «Шах Исмаил», «Новруз и Гендаб», «Яралы Махмуд» и другие азербайджанские дастаны. Некоторые из этих ашугов даже создавали дастаны на азербайджанском языке. Ашуги грузины, в зависимости от этнического состава мероприя тий, собраний, исполняли прозаическую часть дастанов или на азербайджанском, или на грузинском языках. Но поэтическую, музыкальную часть этих дастанов они, как правило, исполняли только на азербайджанском языке.

Поэтому стихотворные части дастанов жили в памяти на рода большей частью на азербайджанском языке.

Дастан является одним из самых сложных и закончен ных жанров ашугской поэзии. Грузинские фольклористы, исследовавшие дастаны, опираясь на научные труды азер байджанских ученых, отмечают, что дастан является ши роко распространенным жанром народной литературы, основанным на принципе чередования поэзии и прозы.

Широкая деятельность армянских и грузинских ашу гов, знающих азербайджанский язык (в Тифлисе, Мецхет Джавахетии, Аджарии, на территории нынешней «Арме нии» XVII-XVIII вв.), а также развитие полиграфического и издательского дела создали благоприятные возможности и условия для перевода азербайджанских дастанов на ар мянский и грузинский языки, усвоения и широкого рас пространения этих произведений народного творчества.

Л.Члаидзе отмечает: «Первые аудитории ашугов в Грузии были не грузинскими, но со временем у них появи лись и грузинские слушатели». Одновременно и тифлис ские ашуги изучали грузинский язык, некоторые из них с XVIII столетия исполняли свои песни на армянском, гру зинском и азербайджанском языках [221]. «Кроглы», «Ашуг Гериб», «Эсли и Керем», «Шах Исмаил» и другие азербайджанские дастаны занимали главное место в репер туаре этих ашугов. А.С. Хаханов (Хаханашвили) в конце XIX столетия писал: «Песни об отважных героях славного Кроглу были самыми любимыми песнями ашугов. Ашу гов, знающих больше песен об этих героях, считали более талантливыми, их высоко ценили».

По мнению исследователей М. Чиковани и С.Се ребрякова, все эти творческие достижения азербайджан ских поэтов-ашугов в устной форме распространялись сре ди грузинского народа благодаря древним фольклорным связям [229].

К. Сихарулидзе отмечает, что во второй половине XIX века на территории нынешней Грузии усилился интерес к дастану «Ашуг Гериб», именно в этот период появились письменные грузинские варианты этого дастана. Интерес но, что русский поэт М.Ю. Лермонтов (1814-1841) именно под влиянием этого азербайджанского дастана написал произведение «Ашуг Гериб», а после его смерти это сочи нение было опубликовано в литературном альманахе «Вчера и сегодня» (1846 г.). Уже 1865 году сочинение М.Ю. Лермонтова было переведено на грузинский язык, и учитель Константин Колубинский опубликовал грузин ский вариант сочинения в журнале «Сискори».


На какой источник опирался М.Ю. Лермонтов при создания сочинения «Ашуг Гериб»? Фольклорными образ цами какого народа пользовался русский поэт? Кто был учителем великого поэта в области изучения азербайджан ского языка? Научные споры вокруг этих вопросов про должаются до сих пор. Азербайджанский исследователь Шамиль Курбанов считает, что учителем азербайджанско го языка М.Ю. Лермонтова был М.Ф. Ахундов (1812 1878). Исследователь пишет по этому поводу: «если это так, тогда М.Ф. Ахундов в процессе преподавания мог бы обратиться и к народному творчеству, в том числе к даста ну «Ашуг Гериб».

Русский поэт Ю. Полонский в своих статьях, опубли кованных еще в середине XIX столетия на страницах газе ты «Кавказ», особо отмечал, что азербайджанский (тюрк ский) дастан «Эсли и Керем» был очень широко распро странн и чрезвычайно любим среди нетюрского населе ния нынешней территории Грузии. Этот русский поэт ус лышал дастан «Эсли и Керем» в Джавахети вблизи озера Перване от азербайджанского ашуга по имени Алескер и назвал дастан «плачем души и вековой тоской по сча стью». Ю. Полонский даже ознакомил русских читателей с кратким содержанием этого дастана. М. Садыхов выдви нул предположение, что упомянутый выше «азербайджан ский ашуг по имени Алескер» это знаменитый Ашуг Але скер (1821-1926). Смежность, сопредельность Джавахети с Гйча- родиной Ашуга Алескера, свидетельствует о право те предположения М. Садыхова.

Говоря о большой любви грузинского народа к дастану «Эсли и Керем», нельзя забывать и то обстоятельство, что различные варианты гошма и герайлы из этого дастана папали в репертуар грузинских ашугов и сазандарей, эти варианты многократно переписывались [203].

На основе грузинских источников можно придти к та кому выводу, что на территории нынешной Грузии были распространены также «Шах Исмаил», «Фархад и Ширин», «Тахир и Зохра» и другие азербайджанские дастаны. Дас тан «Шах Исмаил» оказал основательное влияние и на другие дастаны, возникшие в последующий период. Одним из таких дастанов является дастан ашуга Топо Беридзе «Джалал Саяд Салвиназ», который был записан нашими исследователями со слов Ашуга Эквитима Давлашеридзе.

Азербайджанский исследователь Г.Араслы, говоря об армянских и грузинских ашугах, сочинявших стихи на азербайджанском языке, отмечал, что богатое наследие этих мастеров слова и музыки, является дополнительным достоянием азербайджанской ашугской поэзии [19]. Гру зинские ашуги (как и армянские) знали азербайджанский (тюркский) язык в совершенстве, создавали на этом языке прекрасные произведения в различных формах ашугской поэзии, вели свадебные мероприятия и веселья.

Любовь этих мастеров слова и музыки к нашей исто рии, этнографии, музыке, нашему фольклору не беспри чинна. Это, прежде всего связано с тем, что жители этого региона в течении веков имели огромную духовную и ма териальную культуру. Это явление также связано с опре деляющим влиянием классической ашугской школы Борчалы.

Таким образом, в конце XIX начале XX столетия в формировании грузино-азербайджанских культурных свя зей исключительную роль сыграли ашуги. Азербайджан ские, в том числе Борчалинские ашуги, оказавшие влияние на творчество, язык и частично на религиозные воззрения грузинских мастеров слова и музыки, занимали самые ха рактерные, ведущие, существенные позиции в жизни наро дов Кавказа.

3.4 Деятельность азербайджанского театра в Тифлисе История народных игровых спектаклей уходит вглубь нескольких тысячелетий. Но возникновение и формирова ние азербайджанского профессионального театра начина ется только с середины ХIХ столетия. Но и у этой истории есть спорные моменты, все ещ требующие уточнения.

Корни театрального искусства в Азербайджане связа ны с образом жизни, бытом, традициями проведения на родных торжеств и свадеб, а также в целом с мировоззре нием народа. В таких древних церемониях как «Новруз», «Говсеч», наряду с хором, танцами и диалогом, встре чаются также драматические сюжеты, движения, а иногда и художественные образы. Игра «Кса-кса», составляю щая важный эпизод церемонии «Новруз» – настоящий об разец театра.

В меджлисах озанов ашугов, сценах «Зорхана», а так же на церемониях «Йух», широко распространенных в древности, элементы уличного театра были достаточно сильными. Элементы спектакля, присутствующие в цере мониях и играх, сыграли важную роль в становлении само стоятельного народного театра. Широко распространнные в народе с древнейших времен театрализованные сцены «Кса-кса», «Гаравелли» (одна из форм уличного театра), «Килимарасы» свидетельствуют о том, что народный театр в Азербайджане имеет самостоятельное историческое зна чение. Некоторые из подобных спектаклей построены на постоянном сюжете и носят игровой характер, а другие – обладая репертуаром, состоящим из небольших комиче ских сцен, составляют более зрелую стадию народного театра.

В период господства династии Сефевидов (XVI столе тие), власти, принявшие шиизм в качестве официальной религиозной секты, прибегали к различным средствам воз действия на сознание народа. Именно с этого времени ста ли широко распространяться религиозные театрализован ные сцены, которые назывались «Шебихами». «Шебихи», эффективно влиявшие на возникновение профессиональ ного театра в Азербайджане, в определенной степени спо собствовали приходу многих мастеров на сцену.

А пока основными целями интеллигентов, подготавли вающих и демонстрирующих театральные спектакли, но сящие только любительский характер, были: просвещение народа;

развлечение населения;

удовлетворение эстетиче ских потребностей слушателей и зрителей. Естественно, что при удовлетворении эстетических потребностей наро да было невозможно соблюдение главных эстетических принципов искусства. Пока ещ не было профессиональ ных актеров.

К тому же было невозможно вести речь не только о профессиональной, но даже любительской режиссуре, так как самого понятия «режиссура» просто не было. Роли распределялись между актрами, и после поверхностной репетиции в течение одного-двух дней демонстрировались спектакли. Слова на сцене произносились суфлрами, ис полнители ролей только повторяли услышанные ими сло ва. Спектакли разыгрывались в основном в дни праздников «Новруз», «Рамазан» и «Курбан», на различных мероприя тиях отдельных школ. Но несмотря на вс это, наудачу, неустанно, самоотверженно велась работа в направлении превращения театрального искусства в один из профес сиональных видов искусства. Народный театр в этом смысле сыграл важную роль в становлении профессио нального театра в Азербайджане.

История Азербайджанского театра начинается со спек таклей «Визирь Ленкоранского хана» и «Гаджи Гара», по ставленных на бакинской сцене по пьесам М.Ф.Ахундова в марте-апреле 1873 года. Эти первые любительские спек такли, поставленные учащимися реальной школы по ини циативе Г.Б.Зардаби и при активном участии Н.Б.Везирова и А.Адигзалова, стали мощным толчком в деле создания национального театра.

С 1876 года комедии М.Ф.Ахундова ставились и в Тифлисе (на азербайджанском языке). В Тифлисе, где азербайджанцы составляли большую часть населения го рода, азербайджанские театральные спектакли постепенно стали носить периодический характер: спектакли разыгры вались почти ежемесячно. В Баку театральным делом за нимались в основном учителя и учащиеся различных школ. В Баку не было специального здания, предназначен ного для подготовки и демонстрации театральных спек таклей. С целью устранения этой проблемы, в 1883 г. зна менитый азербайджанский меценат Г.З.Тагиев построил театральное здание на фундаменте собственного хлебного склада.

После формирования профессионального театра, при близительно в течение 10-15 лет, в основном, силами лю бителей предпринимались попытки подготовить театраль ные спектакли. Многие их этих любителей после одного, трех, пяти спектаклей падали духом и возвращались к сво им прежним занятиям. Поэтому в течение долгого времени такие спектакли можно было увидеть только по праздни кам или же во время различных церемоний.

Безусловно, что говоря о «профессиональном театре»

и его деятельности, в первую очередь задумываешься о здании, в котором находится очаг искусства. Наукой дока зано, что основу художественно – эстетического вкуса, получаемого от театрального спектакля, составляют также технические возможности, технология здания, где ставятся спектакли, архитектурные особенности театрального зда ния в разных формах дают направление эстетике красоты сценического искусства, определяют художественные ха рактеристики его своеобразия.

В соответствии с художественными вкусами, склады вающимися на различных этапах развития мирового теат ра, в архитектуре зданий, создаваемых для театральной деятельности, произошли большие, коренные изменения.

Здания античных театров, которые строились под откры тым небом, были постепенно заменены архитектурными зданиями, принадлежащими различным стилям искусства (например, классицизму, барокко, готике, модерну и т.д.).

До формирования профессионального театра в Азер байджане в некоторых городах существовали дворцы раз личного характера, предназначенные для массы зрителей.

В 1848 г. в Шуше, а в 1858 г. в Шамахе были построены архитектурные здания, предназначенные для демонстра ции различных игр, проведения церемоний и вечеров. По свидетельствам печати исследуемого исторического пе риода, в этих зданиях имелись красивые ложи, просторные салоны, сцены со специальным оформлением.

Первый спектакль в Нахчыване был разыгран в боль шом салоне дома Гаджи Наджафа Зейналова. Спектакли на азербайджанском языке в Иреване разыгрывались в домах разных богатых людей. В Тифлисе такие спектакли разыг рывались в Казнном театре, в здании театра Арцруни, в «Народном доме» имени Зубалова, в «Дворянском клубе».

Спектакли на азербайджанском языке разыгрывались в Ашхабаде в цирке Доброженского, а в Тебризе в обыкно венном здании.

В начале ХХ столетия в крупных городах Азербай джана были построены здания для особых «Общественных собраний». Эти культурные центры («Общественные соб рания») были самыми удобными местами для организации и демонстрации театральных спектаклей. В начале дея тельности Азербайджанского Государственного Драмати ческого Театра в Тифлисе и Иреване в распоряжении кол лективов этих театров не было технически эффективных зданий. Азербайджанский государственный театр в этих двух городах функционировал в неудобных, тесных здани ях клубов, имеющих маленькие сцены.

Деятельность и творческая взаимосвязь азербайджан ских и грузинских театральных деятелей, актров имеет богатую историю. В 1850 г. основоположник нового реа листического грузинского театра Георгий Эристави (1811 1864) начал свою драматургическую деятельность. Вид ный азербайджанский мыслитель, драматург, писатель М.Ф.Ахундов (1812-1878) приблизительно в это же время создал свои знаменитые комедии. Еще в 1848 г. Г.Эрис тави и М.Ф.Ахундов основали в Тифлисе русский театр.

За короткое время в этом театре были поставлены произ ведения русских и мировых классиков. Спектакли «Реви зор» Н.В. Гоголя и «Горе от ума» А.Грибоедова оказали огромное влияние на творчество М.Ф. Ахундова и Г.Эрис тави. М.Ф.Ахундов переводил свои комедии на русский язык и публиковал в газете «Кавказ», издающейся в Тиф лисе. В 1852 благодаря активному содействию автора М.Ф.Ахундова «Хекаяти-хырс гулдурбасан» («Повесть о медведе, победителе разбойника») была поставлена на сцену указанного временного русского театра в Тифлисе.

Г.Эристави высоко оценил комедию своего едино мышленника и друга, сравнил автора комедии «Повесть о медведе…» с великим французским писателем и драматур гом Ж.Б.Мольером. В статье, опубликованной в 13-ом но мере в 1852 г. в газете «Кавказ», Г.Эристави отмечал: «По сле французского гения (Ж.Б. Мольера) на суд зрителей было выведено произведение азербайджанца М.Ф.Ахун дова. Все зрители были довольны его комедией, являю щейся его первым произведением и обладающей многими достоинствами».

Эту мысль грузинского писателя повторяет и извест ный русский исследователь Аполлон Григорьев. Вскоре произведения М.Ф.Ахундова были переведены на англий ский, французский и немецкий языки. А в 1897 г. грузин ский поэт Акакий Церетели перевел на грузинский язык комедию «Визирь Ленкоранского хана» М.Ф.Ахундова и через год опубликовал ее в журнале «Кребули» под назва нием «Ханис везири». Артист Бродзели, восхищенный со циальной глубиной этой комедии, прочитал ее своим со ратникам по искусству, и режисср Капе Мескишвили взял обязанности режиссра на себя. Скоро эта комедия была поставлена на сцене с участием грузинских актеров. Спек такль «Визирь Ленкоранского хана», исполненный с ог ромным мастерством, был высоко оценен в печати.

Искусствоведам известны нижеследующие мысли Ни ко Лорткипанидзе: «Семейство Месхи-целая люстра гру зинской культуры. Каждая свеча этой люстры в большей или меньшей степени светла». Нико Лордкипанидзе таки ми образными выражениями представлял Коте Месхе (Константина Месхишвили), который принадлежал к вы шеуказанному семейству. Коте Месхишвили был одним из активных основоположников грузинского театра. Он стал знаменитым с юношеских лет, руководил Кутаисским те атром, а с 1896 г. продолжил свою творческую деятель ность в Тифлисе. В палитру режиссуры актера и режиссра Коте Месхишвили входили также «Визирь Ленкоранского хана» М.Ф.Ахундова, «Гамлет», «Отелло», В.Шекспира, «Дон Жуан» Ж.Б.Мольера, «Горе от ума» А.С.Грибоедова и др. произведения известных писателей, драматургов.

Этот известный грузинский театральный деятель был тес но связан с Азербайджаном. Он с 1906 г. жил в Баку, руко водил здесь местной грузинской театральной труппой.

Еще в ХIХ – ХХ вв. тема Кроглы занимала особое место в творчестве грузинских поэтов и писателей. В этот исторический период тифлисский драматург Зураб Анто нов создал драму «Кроглы». Он перенял сюжет этой дра мы из записей И.Евлахова, опубликованных в 1849 г. в газете «Закавказский вестник» и из одноименной книжки «Долина Ченлибель» указанного автора, опубликованной впоследствии. Это произведение З.Антонова было постав лено на сцене в 1883 г. русского, а в 1885 г. грузинского театра [248]. На страницах газеты «Иберия» было опубли ковано также сообщение об успехе спектакля «Кроглы», поставленного в Гори. В спектакле, продемонстрирован ном в Тифлисском цирке 6 мая 1889 г. роль «Кроглы»

мастерски исполнил Свимонидзе, а роль «Демирчиоглу» Шивелидзе [244].

Необходимо ещ отметить, что драма «Кроглы» З.Ан тонова была переведена Б.Исмаиловым и Б.Тамарашвили на азербайджанский язык и успешно поставлена на сцене азербайджанского театра. Интересно, что образ Кроглы, созданный З.Антоновым, является первым героическим образом, представляющим массу трудящихся, на грузин ской театральной сцене. М.Чиковани отмечает, что образ Кроглы сыграл важную роль в создании поэмы «Несколь ко сцен или событий из жизни разбойника» И.Чавчавадзе в ХIХ веке.

Возникновение азербайджанского театра в Тифлисе ещ более сблизило мастеров сцены Азербайджана и Гру зии. Деятельность азербайджанского театра в Тифлисе привлекала особое внимание любителей сценического ис кусства. Этот театр возник на базе драматического кружка.

Со дня своего основания Тифлисский азербайджанский театр развивался в условиях взаимосвязи, взаимного обо гащения и взаимовлияния. Здесь ставились не только сце нические произведения азербайджанских авторов, но и пьесы, созданные европейскими, восточными, русскими, грузинскими драматургами.

По необходимости приглашались актры из Баку, ре жиссры и художники из театров Руставели и Марджа нишлвили. Азербайджанский театр в Тифлисе создали азербайджанцы, деятели науки и искусства с новым мыш лением, жившие на территории нынешней Грузии. Но этот театр не развивался изолированно, он имел неразрывные, постоянные связи с богатой культурной средой города Ба ку. Самые знаменитые актры Азербайджана часто приез жали в Тифлис, не довольствуясь постановкой спектаклей, исполнением ролей, с чувством необыкновенной творче ской заботы, чутко относились к молодым актрам, де лающим первые шаги на театральной сцене. Активная дея тельность этих актров давала свои позитивные плоды:

обогащался репертуар тифлисского азербайджанского те атра, развитие театра переходило в современное русло, актрская игра приобретала простоту и естественность.

В развитии Тифлисского Азербайджанского театра сыграли определнную роль талантливые опытные актры из Тифлиса Мустафа Марданов, Али Курбанов, Ульви Раджаб, Мхсюн Санани, Гамар Топурия, Мирзали Абба сов, Ашраф Юзбашев, Мамедтаги Алескеров, Ибрагим Исфаханлы, Азиза Мамедова и другие мастера сцениче ского искусства.

Обладатель уникального таланта, видный деятель азербайджанского театра, прекрасный переводчик Муста фа Марданов родился в 1884 г. в городе Тифлисе в знаме нитой семье. Его отец Гаджи Хашым был известным чело веком в городе, особенно в квартале «Шейтанбазар», где компактно жили азербайджанцы. Мустафа проявлял боль шой интерес к наукам и получил начальное образование в моллахане (в начальном религиозном учебном заведении).

Вскоре он окончил гимназию в Тифлисе.

Мустафа впервые вышел на сцену 28 февраля 1909 г. в роли Сейфуллы в спектакле-водевиле «Хор-хор», постав ленном в подвальном помещении, их соседа Кашыева. А с 1910 г. Мустафа наряду с учебой в гимназии, вошл в со став «Тифлисских мусульманских драматических акте ров». Здесь он исполнил много ролей. Мустафа Марданов совершал гастрольные поездки в Иран и Турцию. В 1921 г.

он был директором и актром Тифлисского Государствен ного Азербайджанского Драматического Театра. В 1922 1924 гг. Мустафа Марданов получил актрское образова ние в Московском Институте Театрального Искусства. С лета 1924 г. до последних дней своей жизни он был акт ром Национального Драматического Театра в Баку.

Мехсюн Садыг оглы Джафаров (Санани) родился в 1900 г. в квартале «Шейтанбазар» города Тифлис. Мхсюн очень рано потерял своих родителей и рос под покрови тельством бабушки. С 1906 г. он начал свою учбу в мед ресе. В 1908 г. скончалась и его бабушка. И он с Зинят ханум (мать Али Курбанова, впоследствии народного ар тиста Азербайджана-прим.авт.) жили бедно. Поэтому Мхсюн с 1909 г. начал зарабатывать на жизнь. Он каждый день исполнял различные поручения, выполнял любую тяжелую работу в квартале «Шейтанбазар».

Мхсюн Санани имел сладкий, приятный голос. Бла годаря этому голосу он в месяц Мухаррам (мусульманско го календаря) 1911 г. выступал в сценах «шабих». Извест ный актер любительской театральной труппы, состоящей из азербайджанцев, действующей в городе Тифлис, Мир захан Кулиев, став свидетелем таланта М.Санани, пригла сил его в драматический кружок учащихся юношей. Мх сюн Санани, проявляющий серьезный интерес к актерско му искусству, усердно трудился и с конца 1914 г. связал свою судьбу с театральной сценой. В 1915-1919 гг. Мх сюн Санани активно участвовал в театральных спектаклях, организованных в Тифлисе азербайджанцами, любителями сценического искусства. В июне 1919 г. Мхсюн Санани переехал в Баку. М.С.Джафаров носил псевдоним «Сана ни». Это псевдоним был проявлением его любви к святой горе Санан в Тифлисе.

Одна их первых профессиональных актрис азербай джанского театра Азиза ханум Мамедова родилась 1892 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.