авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ВЕСТНИК

МОРСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО

УНИВЕРСИТЕТА

Серия

ОБЩЕСТВОВЕДЧЕСКИЕ НАУКИ

Вып. ХХ/2009

УДК 3 (05)

Вестник Морского государственного

университета. Вып. ХХ. Серия: Обществоведческие

науки. – Владивосток: Мор. гос. ун-т им. адм. Г. И. Невельского, 2009 – 104 с.

Редакционный совет

Огай С. А., канд. техн. наук, доцент (председатель), Букин О.А., д-р физ.-мат. наук, про-

фессор (заместитель председателя) Степанец А. В., д-р техн. наук, профессор, Кузьмен ко Н. Н., канд. ист. наук, профессор МГУ, Сакутин В.А., д-р филос. наук, профессор, Ша бельникова Н. А., д-р ист. наук, профессор, Алексеева Г. В., д-р иск., профессор, Коно нов В. М., профессор МГУ, Шепотько Л. В., канд. ист. наук, профессор МГУ, Залу нин В. И., канд. филос. наук, профессор, Исаева Л. А., канд. эконом. наук, профессор МГУ, Чепцов Н. Р., канд. юр. наук, доцент, Литошенко Д. А., канд. ист. наук, доцент (учё ный секретарь), Лядов С. С., канд. пед. наук, доцент Андреева И. В., канд. биол. наук, доцент, Гапоненко В. С.

Редакционная коллегия Огай С. А., канд. техн. наук, доцент, (главный редактор), Шабельникова Н. А., д-р ист.

наук, профессор (заместитель главного редактора), Букин О. А., д-р физ.-мат. наук, про фессор, Куликова Е.А., канд. филос. наук, доцент, Домбраускене Г. Н., канд. иск., до цент, Шурипа Л. Р., канд. эконом. наук, доцент, Литошенко Д. А., канд. ист. наук, доцент (учёный секретарь), Селюжицкая Е. Н., канд. пед. наук, доцент Ефремов Н. Л., доцент МГУ, Гапоненко В. С.

Морской государственный университет им. адм.

Г.И. Невельского, Коллектив авторов, ОТ РЕДАКЦИИ Вступление отечественного научного сообщества обществоведов в эпоху Глобализации не могло ни наложить своего отпечатка на его функционирование, на повседневное бытование, не могло ни предъявить новых требований к качественным характеристика как всего названного сообщества в це лом, так и к его отдельным сочленам. В изменившихся обстоятельствах в повестке дня все возрастаю щую актуальность приобретает вопрос о конкурентосбособности отечественной науки в целом и ее от дельных секторов, сегментов и отраслей. Все названные перемены не обошли стороной и систему на учной коммуникации, обслуживающую информационные и организационные потребности общество ведческого научного сообщества. Изменились условия предоставления возможностей опубликования результатов проводимых исследований. В настоящее время, трудно дать однозначную и, без лукавст ва, объективную оценку произошенших изменений. Все точки над «i», как это уже бывало не раз в ис тории развития науки, расставит время.

Развитие российской науки, особенно ее вузовского сектора, в условиях неопределенности, риско вости и малой управляемости создают благоприятную почву для активизации попыток извлечения при были из эксплуатации базовых потребностей научного сообщества. Нотребность в обнародовании и обсуждении результатов научных исследований, безусловно, относится к таковым. Подобного рода практика, нередко, получает идеологическое обоснование и оправдание, с большим энтузиазмом про поганадируемой в последнее время, необходимостью перевода отечественной науки на инновацион ный путь развития. Простейшим же способом реализации «инновационного подхода» к науке выступа ет интенсивная эксплуатация потребности научного сообщества в публикациях. На этом фоне опасе ния вызывает тот факт, что коммерциализация системы научной коммуникации подается некоторыми российскими органами государственной власти и институтализированными вокруг них экспетными со обществами в качестве «панацеи» от недугов отечественной науки, управлять которой названные вла стные органы и экспертные сообщества как раз и призваны.

Принимая во внимание все изложенное выше, позволим себе выразить глубокое удовлетворение от того, что серия «Обществоведческие науки» Вестника Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского, расширяя географию авторов и спектр обсуждаемых на страницах выпусков проблем обществоведческого знания, тем не менее, несмотря на все сложности, сохраняет характер некоммерческого проекта. С нашей точки зрения, безкорыстие и взаимопомощь выступают ключевыми принципами отечественных научной и вузовской традиций, наследником, хранителем и продолжателем которых выступает Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Не вельского.

ИСТОРИЯ МОРСКОГО ТРАНСПОРТА ИСТОРИЯ МОРСКОГО СУДОХОДСТВА Ф.А. Григоренко доцент кафедры безопасности жизнедеятельности СВФ ИМА МГУ им. адм. Г.И. Невельского Мореплавание и судостроение древней Греции. Одной из выдающихся цивилизаций древнего мира была Античная Греция, в истории которой морской флот сыграл значительную роль. Греки уже в IX в до н. э. научились у финикийцев строить замечательные по тому времени суда и рано начали ко лонизацию окружающих территорий. В VIII-XI вв до н. э. область их проникновения охватывала запад ные берега Средиземного моря, весь Понт Эквинский (Черное море) и Эгейский берег Малой Азии.

Ни одно деревянное античное судно или часть его не сохранились, и это не позволяет уточнить представление об основных типах галер, сложившееся на основе письменных и других исторических материалов. Водолазы и аквалангисты продолжают обследование морского дна на местах древних морских сражений, в которых погибли сотни кораблей. Об их форме и внутреннем строении можно су дить по косвенным признакам – например по точным зарисовкам расположения глиняных сосудов и металлических предметов, сохранившихся там, где лежал корабль. И все же при отсутствии деревян ных деталей корпуса не обойтись без помощи кропотливого анализа и воображения.

В то время мореплаватели не умели управлять одиночным парусом и лавировать против ветра.

Так, путь из Александрии на Сицилию, благодаря преобладанию попутного юго-восточного ветра, про должался около недели, тогда как обратный путь, на веслах длился в трое дольше. Судно удержива лось на курсе при помощи рулевого весла, что по сравнению с более поздним рулем имело, по крайней мере, два преимущества: позволяло поворачивать неподвижное судно и легко производить замену по врежденного или поломанного рулевого весла. Торговые суда были широкими и имели обширное трюмное пространство для размещения грузов.

В этом же столетии получили распространение и триеры – боевые корабли с тремя ярусами греб цов. Подобное устройство галер – вклад древнегреческих мастеров в конструирование морских судов.

Древнегреческие судостроители умели строить еще большие суда, достигавшие 100 м в длину и более 10 м в ширину, с несколькими таранами имевшие более четырехсот гребцов.

Многоярусные суда были оснащены длинными, а потому и тяжелыми веслами, которые уравнове шивались со стороны гребцов свинцовым грузом. Греки усовершенствовали также такелаж и другое оснащение судов. Еще не был известен компас. В открытом море ориентировались по звездам, поль зуясь астрономическими сведениями, которые заимствовали у египтян и вавилонян, известных своими астрономическими наблюдениями.

Однако Греки первыми ввели термины «Широта» и «Долгота» для указания положения различных пунктов на земле. Эти понятия своим возникновением, обязаны, по-видимому, форме самого Среди земного моря. Примечательно также усовершенствование портов и особенно начало строительства маяков.

В Александрийской гавани, например, была построена башня 140 м высоты, на вершине которой ночью горел огонь – жгли смолистое дерево. Хотя греки были способными, хорошо подготовленными мореплавателями, морские путешествия в ту пору были делом опасным.

Далеко не каждое судно достигало пункта назначения в результате то кораблекрушения, то пират ского нападения. Галеры античной Греции бороздили почти все Средиземное и Черное моря, есть сви детельства об их проникновении через Гибралтар на север. Здесь они достигли Британии, а возможно, и Скандинавии.

Морские походы русских IX-XVII столетия. Киевское государство являлось не начальным этапом исторической жизни восточных славян – славян Руси, а результатом перехода населения от патриар хального строя к классовому обществу, которому предшествовал длительный исторический путь, прой денный восточными славянами до возникновения среди них государственной организации, В это же время усиление королевской власти в Скандинавии побуждало буйные ватаги норманнов покидать свою родину и пускаться ради грабежа и добычи в далекие экспедиции и на восток и на запад Европы.

Норманны-варяги, несомненно, появлялись и частично оседали в наших славянских городах, однако влияние их на общественно-политический строй восточных славян было совершенно ничтожным. Ки евская Русь являлась славянским государством. Княжеская династия, основанная Рюриком, сама бы стро ославянилась, а немногочисленные варяжские элементы, входившие в состав княжеских дружин, быстро теряли свою национальную обособленность и сливались с высшим слоем местного населения.

Между тем «норманнская теория», что русь – это норманны, плавание ограничивалось одним Бал тийским морем и лишь «норманнская предприимчивость» проложила для них еще путь в Черное море.

В действительности, значительно раньше «норманнской предприимчивости» русы (русь) бес страшно плавали по Черному морю. Они считались в Византии хорошими опытными мореходами, не раз пугали империю неожиданными и дерзкими морскими набегами.

Выдающийся русский византинист В. Василевский издал греческое «житие» (жизнеописание) под вижника Георгия Амастридского, составленное не позже 842 г. В нем сообщается о нападении русов на южное побережье Черного моря. Это – наиболее древнее известие о морском походе русов (руси), не имевшем никакого отношения к варягам.

В «Повести временных лет» (Киевском летописном своде) сохранилось известие о походе на Царьград (Константинополь) Аскольда и Дира, которое летописцем отнесено к 866 г. Как установил А.Шахматов, это сообщение было заимствовано русским летописцем из греческой хроники Георгия Амартола, причем русскому летописцу принадлежит вставка имен (Аскольда и Дира). Благодаря наход ке в 1894 г. бельгийским ученым Ф. Кюмоном анонимной византийской хроники удалось точно устано вить дату появления русского флота под Царьградом: 18 июня 860 г. Интересные подробности этого первого известного нам нападения с моря на столицу Византии содержатся в «речах» (проповедях) константинопольского патриарха Фотия, являвшегося очевидцем этого события. Руссы напали в тот момент, когда император Михаил III ушел с войском на войну с арабами, что указывает на прекрасную осведомленность русов (руси). Флот руссов в составе 200 судов, не замеченный морской стражей, во шел на рейд на закате солнца. Воины тотчас вышли на берег и, проходя мимо укрепленных стен, гро зили в сторону города обнаженными мечами. Осада города через несколько дней была прекращена, русы с богатой добычей вернулись на суда, и ушли в море.

Морской поход русских в 860 г. на Царьград показывает, что восточные славяне накопили к этому времени значительный опыт в мореплавании и не были новичками в этом деле. Высоко ценя эти каче ства восточных славян, византийское правительство охотно принимало их на службу на флот, хотя именно греки считались в это время прекрасными моряками.

За походом 860 г. последовал ряд других походов, относящихся ко времени Олега, Игоря и Свято слава, которые подробно изложены в русских летописных источниках.

Что же заставляло дружины киевских князей пускаться на небольших лодках-однодеревках в опас ные морские плавания, подвергаться риску гибели от шторма и вступать в состязание с могуществен ным флотом империи, обладавшим секретом «греческого огня»? Стремление захватить обильную до бычу и пограбить византийскую столицу, обладавшую несметными сокровищами? Такому представле нию противоречит весь характер русско-византийских отношений данного времени. Сохранившиеся до говоры Олега и Игоря с Византией устанавливали мирные отношения между Русью и империей, иногда не прерывавшиеся в течение нескольких десятилетий. Византийское правительство добивается права нанимать русских воинов в свою армию, а по договору 941 г. заключает с Киевской Русью военный со юз. С русской стороны ясно выступает стремление охранить экономические и политические интересы Руси в области черноморского бассейна, особенно – право свободного плавания.

Договоры Руси с Византией заключались после военных столкновений и поэтому отражали их ре зультат. Договору Олега предшествовал его удачный поход, который летопись условно относит к 907 г.

Однако сам факт успешного похода, совершенного Олегом, вряд ли подлежит сомнению, так как без него византийское правительство никогда не согласилось бы на такие выгодные для Руси условия, ка кие были включены в договор 911 г.

Первый поход Игоря в 941 г. был, в общем, неудачен. 11 июня 941 г. в морском сражении русский флот был сожжен «греческим огнем». Условия заключенного мира (договор 944 г.) были уже менее вы годны для Руси, чем предшествовавший договор Олега. Однако и в этом случае киевскому князю уда лось сохранить главное условие – право самостоятельных сношений с Византией и плавания по Чер ному морю.

Византийское правительство в сношениях с соседними народами всегда стремилось к тому, чтобы монополизировать торговлю в своих руках, безраздельно господствовать на Черном море и поставить в политическую зависимость славянское население. Однако в отношении Киевской Руси ни одно из этих требований не имело успеха. Киевская Русь в войнах на суше и на море одерживала победы, тер пела отдельные неудачи, но сумела отстоять в борьбе с могущественной Византией свои насущные экономические и политические интересы. Главная заслуга в этих успехах принадлежала флоту Киев ской Руси, без которого нельзя было бы наносить удары в сердце Византийской империи.

Таким образом, основной целью русских морских походов являлся не грабеж, а разрешение опре деленных экономических и политических задач. В этом отношении походы Руси резко отличаются от вторжений норманнов, для которых захват добычи и рабов являлся самоцелью.

Такой же характер носили морские походы Руси на восток, в области Каспийского бассейна. Из крупных походов в этом направлении по восточным источникам известны походы 912-913 гг., 943- гг. и 968 г. Особенно крупным был поход 943-944 гг. Наиболее достоверный и полный рассказ о нем со хранился в сочинении Ибн-Мискавейха, который мог знать все подробности от очевидцев грозного на шествия (Ибн-Мискавейх умер спустя восемьдесят семь лет после занятия города Бердаа Русью). По сле занятия Бердаа руссы оставались в городе в течение шести месяцев, а по другим сведениям даже целый год, причем на сторону руссов перешла часть местных жителей. Одно уже это интересное со общение опровергает представление о грабительской цели похода в юго-западную часть Каспия.

«Морские походы писал А. Висковатов, принадлежат к примечательнейшим событиям первых времен существования нашего отечества». Много лет спустя после появления труда Висковатова анг лийский историк Джен в конце XIX в. указывал, что русский флот является более древним, чем британ ский флот. Он писал: «Существует распространенное мнение, что, русский флот основан сравнительно недавно Петром Великим, однако в действительности он по праву может считаться более древним, чем британский флот. 3а сто лет до того, как Альфред построил первые английские военные корабли, рус ские участвовали в ожесточенных морских сражениях, и тысячу лет тому назад именно русские были наиболее передовыми моряками своего времени».

Киевская Русь обладала необходимыми условиями для превращения в морскую державу. Однако историческая обстановка, сложившаяся на Востоке Европы к середине XIII в., была крайне неблаго приятной для успешного завершения этого процесса. Большое и сильное Киевское государство распа лось на многие феодальные княжества различной величины и значения – наступило время феодаль ной раздробленности. Южные речные пути, которые вели к Каспийскому и Черному морям, были пере хвачены степными половецкими Ордами. Балтийское море было отрезано немецким рыцарским орде ном меченосцев (Ливонским). В середине XIII в. русское население стало жертвой страшного погрома, произведенного полчищами Батыя, а затем на два с половиной столетия подпало под тяжелое иго Зо лотой Орды.

Однако любовь к широким и многоводным русским рекам, тяга к морю, к его бескрайнему простору не исчезли в русском народе и в самые мрачные времена феодальной раздробленности и иноземного угнетения. Новгородцы упорно боролись с немецкими рыцарями и шведами за безопасность плавания по Балтийскому морю и отстаивали каждый клочок береговой территории Финского залива, а также бассейн Ладожского озера и Невы. Одновременно они освоили северные реки и Поморье, перевалили за «Камень» Урал и добрались до Оби.

Борьба за море с новой силой разгорается после объединения с конца XV в. русских земель под властью великого князя Московского и образования русского национального государства. Если даже при полном господстве натурального хозяйства и слабом развитии внутреннего товарного обращения, русский народ остро ощущал отсутствие свободного сообщения по морю с окружающими странами, особенно с экономически развитыми государствами Западной Европы, то в XV-XVII вв., в период раз вития русского внутреннего рынка и войн с Польшей и великим княжеством Литовским за отторгнутые русские (великорусские, украинские и белорусские) земли, обладание удобными выходами к морю ста ло жизненно-необходимым делом. Дороги на юг пролегали по мало населенной степной территории и были крайне опасными. Черноморское побережье находилось под властью крымского хана и Турции, купцы подвергалась нападениям и ограблениям. Торговля с Западом через Литву и Польшу часто пре рывалась вследствие враждебных отношений между ними и Русским государством. Наиболее удобные для морского сообщения с Западом прибалтийские города находились под контролем Ливонского ор дена. Враждебные России государства, особенно Ливонский орден, делали отчаянные усилия к тому, чтобы закрыть для России выходы к морю и этим прервать сношения с западноевропейскими страна ми. Власти ордена в согласии с северо-восточными германскими городами не пропускали в Россию на нятых мастеров различных специальностей. Они всеми силами препятствовали ее экономическому и культурному развитию.

Готовясь к войне с Ливонией, царь Иван Грозный высоко оценил прибытие английского корабля с Ченслером в устье Северной Двины. С этого момента начинает действовать северная «морская доро га» по Белому морю и Ледовитому океану на запад. Однако вопрос о выходах к морю не мог быть этим решен как вследствие отдаленности морских пристаней на Белом море от центральной части государ ства, так и в силу климатических условий, ограничивавших навигацию несколькими месяцами в году.

России необходимо было Балтийское море. Это ясно сознавал Иван Грозный, когда в 1558 г. начал войну с Ливонией. Успехи русских войск, занятие Нарвы, приближение к Ревелю и Риге вызвали не обычайное волнение в Германии. Многих особенно тревожила возможность появлении в Балтийском море русского флота. Эта тема неоднократно привлекала внимание на съездах имперских делегатов.

Говорили, что когда «мос-квиты» усовершенствуются в морском деле, с ними нельзя уже будет спра виться.

Ливонский орден распался в первые годы войны, но против русского государства выступили другие противники: Польско-литовское государство и Швеция. Война стала затяжной, изнурительной и труд ной. Тем не менее, до конца ее Ивана Грозного не покидала мечта о приобретении удобных портовых городов и заведении собственного флота. Иван Грозный, несомненно, имел широкие планы в отноше нии создания русского флота. Об этом свидетельствует его попытка завести после занятия Нарвы на емный каперский флот, который имел целью защиту нарвского морского пути от нападений со стороны немцев и шведов. Ливонская война, являвшаяся борьбой за возвращение выхода на Балтийском море, продолжалась в течение двадцати пяти лет (1558-1583). Эта война закончилась для России потерей занятой территории, в том числе Нарвы, а также утратой юго-восточной части Финского залива.

Мысль об утверждении влияния России на Балтийском море не покидала государственных деяте лей и в течение следующего столетия. Однако внешняя политическая обстановка для осуществления этой вековой, мечты русского народа продолжала оставаться крайне неблагоприятной. Долголетняя борьба с Польшей за Украину и Белоруссию не позволяла одновременно успешно разрешить балтий скую проблему. Война со Швецией при Алексее Михайловиче в 1656-1661гг. не внесла изменений в границы обоих государств, все юго-восточное побережье Балтики осталось под шведским господством.

Выдающийся русский дипломат и крупный государственный деятель А. Л. Ордин-Нащокин усиленно работал над примирением с Польшей, считая важнейшей задачей борьбу за Балтику.

Экономическое развитие России привело к тому, что в ней, как указал В. И. Ленин, в XVII в. сло жился единый всероссийский рынок. В несколько раз увеличился оборот внешней торговли, который почти полностью проходил через отдаленную «корабельную пристань» у города Архангельска. Во вре мя англо-голландской войны перевозка товаров на судах воюющих стран была сопряжена с большими потерями и риском. России необходимо было незамерзающее море и собственный военный флот, спо собный защищать ее экономические и политические интересы.

В течение XVII в. были сделаны при помощи иностранных мастеров две попытки сооружения в России относительно крупных судов для плавания в Каспийском море. В истории русского флота они интересны, как начало ознакомления с техникой европейского кораблестроения. Впоследствии этим опытом воспользуется Петр Великий.

Несмотря на ничтожные возможности морского плавания, русские, люди сохраняли не только лю бовь к морю, но и качества, легко и быстро превращавшие жителя равнины в отважного моряка. Бле стящим примером этого являются исключительные по смелости экспедиции в Северный Ледовитый океан русских из северного Поморья и Сибири, а также морские походы донских и запорожских казаков в Каспийское и Черное моря. Не зная этих традиционных качеств русского народа, которые берут свое начало от времен Киевского государства, трудно было объяснить поразительные успехи в создании мощного русского регулярного военного флота при Петре Великом.

Литература:

1. Висковатов В.С. Обзор морских походов русских IX-XVII столетия.– М.: Воениздат, 1946. – 179 с.

2. Fred. T. Jane. The Imperial Russian Nawy its past, present and Future. London, 1899.

3. Гранков Л.М. Русское судоходство. История и современность. Том 1. Коммерческий флот России. Страницы истории: М.:

2004. – 472 с.

МОРСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА, МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ РАБОТЫ АКАДЕМИКА Л.Н.ИВАНОВА О ПОЛИТИКО-ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ЗА ГОСПОДСТВО НА ТИХОМ ОКЕАНЕ (К 50-ЛЕТИЮ СО ДНЯ КОНЧИНЫ ВЫДАЮЩЕГОСЯ РУССКОГО УЧЕНОГО) А.В. Овлащенко канд. юр. наук, действительный член Русского географического общества, лектор Балтийской Международной Академии (г. Рига) 6 сентября 2007 г. исполняется 50 лет со дня кончины выдающегося русского ученого, историка международных морских отношений, глубокого исследователя морской политики и дипломатии глав ных морских держав, непревзойденного для своего времени знатока их военных флотов, академика Льва Николаевича Иванова.

Море всегда было любимой стихией творчества Л.Н.Иванова. Академик Л.Н.Иванов был близок к Военно-Морскому Флоту1. Монографии и статьи, посвященные вопросам морских вооружений, морско му соперничеству, важнейшим международным морским конференциям, военным операциям на море, снискали Л.Н.Иванову широкую известность крупнейшего знатока морской политики. Труды Л.Н.Иванова отличаются точностью и глубиной анализа, тщетельным учетом всех факторов, опреде ляющих внешнюю политику держав, исключительным знанием исторических, экономических и право вых источников, документов, фактов. По отзывам современников, владея почти всеми еропейскими языками, обладая искусством ясного, логичного и сжатого мышления и изложения, Л.Н.Иванов отли чался кроме того феноменальной памятью. Он держал в своей памяти состав и вооружение флотов основных морских держав, содержание их судостроительных программ, суммы морских бюджетов, де тали военно-морского строительства и даже имена командиров крупнейших кораблей. Для Л.Н.Иванова была характерна исключительная добросовестность в изучении и изложении фактической стороны во проса, скрупулезная внимательность в подборке и проверке документов, и, в то же время, широта на учно-исторических и, теперь уже, можно однозначно добавить, – прогностических обобщений.

В работах межвоенного периода, написанных Л.Н.Ивановым, особое место занимали чрезвычайно сложные вопросы международных морских отношений, связанных с Тихим океаном2. К политико дипломатическим и военно-стратегическим проблемам тихоокеанского региона ученый обращался в своем научном творчестве и в годы войны3, и в послевоенные годы4. Последней работой, в которой академик Л.Н.Иванов выступил в качестве ответственного редактора, была монография о проблемах американо-китайских отношений5. Тихоокеанским проблемам были посвящены многие страницы, уже посмертно изданных очерков дипломатической истории Второй мировой войны6. В 1964 г. Академией наук СССР и Институтом мировой экономики и международных отношений были подготовлены к изда нию избранные произведения Л.Н.Иванова, сборник которых стал одной из лучших книг в советской военно-морской литературе7.

Анализируя межгосударственные морские отношения первой четверти ХХ века Л.Н.Иванов пока зал, что первопричиной, созванной по инициативе США Вашингтонской конференции 1921 – 1922 гг., стало существенное усиление позиций Японии на Дальнем Востоке. Политика Японии в Китае шла вразрез с интересами других стран, и, в первую очередь, с интересами самих Соединенных Штатов.

Одновременно Вашингтонская конференция должна была регламентировать ожесточенную гонку мор ских вооружений между Британской империей, США и Японией, начавшуюся сразу же после окончания Первой мировой войны8. Результатом конференции было заключение так называемого «договора де вяти держав»: Британской империи, США, Японии, Франции, Италии, Голландии, Португалии, Бельгии и Китая. Договор этот провозглашал необходимость соблюдения принципа «открытых дверей» в Китае, соответственно доктрине, выдвинутой ранее Соединенными Штатами. На Вашингтонской конференции Япония обязалась возвратить Китаю захваченную территорию Ко-Чао. 6 февраля 1922 г. был заключен договор о морских вооружениях между пятью главными морскими державами: Британской империей, США, Японией, Францией и Италией. Участники Вашингтонского договора обязались не создавать мор ских баз и новых укреплений в пределах определенных районов Тихого океана. Наконец, особым со глашением четырех держав США, Великобритания, Япония и Франция обоюдно обеспечивали друг другу неприкосновенность своих островных владений в Тихом океане. Это «четверное» соглашение заменило англо-японский союз, расторгнутый Великобританией под давлением британских доминио нов, на позиции которых оказало большое влияние закулисное воздействие со стороны США. Таким образом, подчеркивал Л.Н.Иванов, соглашение о соотношении морских сил и о морских базах, заклю ченное в Вашингтоне, было тесно связано с политическими соглашениями относительно Китая. Но са ми вашингтонские морские соглашения в условиях роста межгосударственных противоречий оказались неустойчивыми9.

После окончания Первой мировой войны, центр тяжести британской морской политики перемес тился в Тихий океан, где предполагалось сосредоточить главные силы британского флота. План такой перегруппировки, писал Л.Н.Иванов, являлся вполне понятным, если принять во внимание, что с унич тожением германского флота у Англии не было больше сколько-нибудь серьезных соперников в евро пейских морях, но, с другой стороны, у нее появился новый и потенциально небывалый мощный со перник за океаном. Сосредоточение главных сил флота в Тихом океане усилило бы британские пози ции перед лицом Японии, но, в конечном счете, оно было бы направлено против Америки10.

Быстрое усиление крейсерских флотов Англии и Японии вызвало с американской стороны новые попытки добиться ограничений для этого рода морских вооружений. Созванная в Женеве в 1927 г., опять-таки по предложению США, конференция трех держав – Британской империи, США и Японии (Франция и Италия отказались в ней участвовать) – не дала, однако, никаких результатов. На этой конференции японская делегация, которая возглавлялась адмиралом Саито (с 1932 г. премьер министр Японии) и послом Японии во Франции маркизом Исии, использовала англо-американскую борьбу для того, чтобы играть роль «арбитра» между обеими державами и извлекать из такого поло жения максимальные для себя выгоды (фактически, играть роль «третьего радующегося»)11. Британ ские делегаты, желая снять с себя ответственность за провал конференции и, вместе с тем, использо вать последнюю для установления контакта с Японией с целью создания объединенного англо японского «фронта» перед лицом США, проявили максимальную энергию в этом направлении. В ре зультате переговоров английского морского эксперта адмирала Фильда с японским адмиралом Кобай аши был выработан англо-японский компромиссный план, представляющий собой комбинацию основ ных английских и японских предложений12.

Великобритания со своей стороны считала, что система морских и воздушных баз Британской им перии должна давать именно ей возможность играть роль «арбитра» при разрешении тихоокеанских проблем. Кроме того, правительство Великобритании пыталось проводить в тихоокеанском регионе ту же линию «балансирования», которая была традиционной для этого государства по отношению к евро пейскому континенту. При этом выяснялась готовность Соединенных Штатов идти на крупные уступки, чтобы обеспечить благоприятную для нее позицию «старой морской империи» в борьбе США за Тихий океан13.

Тем не менее, сразу же после окончания Женевской конференции Л.Н.Иванов высказал мнение о том, что Соединенные Штаты неминуемо должны вступить на путь интенсивного увеличения своих морских вооружений для того, чтобы создать реальную силу для отстаивания своих притязаний на ми ровую гегемонию. Несмотря на военный союз Англии и США в Первой мировой войне, нарастал англо американский антагонизм в борьбе за гегемонию на море, как проявление более широкой борьбы за ге гемонию в мире. Весь период после Первой мировой войны был наполнен острым соревнованием в области морских вооружений между США и Великобританией, до 30-х годов прошлого века, все-таки сохранявшей свое положение первой в мире морской державы. Для Америки, после того, как выясни лась неосуществимость ее притязаний на равенство с Англией в области морских вооружений, равен ства, которого она стремилась добиться дипломатическим путем, оставался всего один путь, – путь усиленного военно-морского строительства14.

В предисловии к книге об англо-американском морском соперничестве, написанной совместно Л.Н.Ивановым и П.Смирновым, и изданной в 1933 г., Е.С.Варга указывал: «Настоящая книга дает ис черпывающий конкретный анализ относительно ограниченного, но чрезвычайно важного цикла морских проблем, без ознакомления с которыми трудно было бы разобраться в международной политике»15.

Япония в тот период с одной стороны была заинтересована в сокращении огромных морских рас ходов, ложившихся тяжелым бременем на ее ограниченные финансовые ресурсы, а с другой не могла согласиться на то, чтобы для ее вспомогательных сил (крейсеров, эсминцев и подводных лодок) была установлена та же пропорция в сравнении с другими морскими державами, какая была установлена на Вашингтонской конференции для линейных кораблей. Японская нота от 16 октября, извещающая о со гласии Японии участвовать в Лондонской конференции, подчеркивала, что «все нации должны стре миться достигнуть не только ограничения, но также и сокращения вооружений»16.

Лондонский морской договор от 22 апреля 1930 г. охватил только три главные морские державы – Британскую империю, США и Японию. Франция и Италия не приняли участия в его главных постанов лениях. По крейсерам и эсминцам Япония получила по отношению к США желаемую ей пропорцию 7:10, по подводным лодкам, опять же, желаемую пропорцию 10:10. Лондонский договор, заключенный сроком на шесть лет, оказался также весьма непрочным.

Морское соперничество между крупнейшими морскими державами в связи с обострением между народных противоречий на Тихом океане и в Европе в 30-е годы, чрезвычайно разрасталось и углуб лялось. В течение лета и осени 1934 г., с перерывами, в Лондоне велись дипломатические переговоры по вопросу о предстоявшей в 1936 г. новой морской конференции. Официальной задачей ее первона чально должен был стать пересмотр предыдущего Лондонского морского договора. Однако во время хода вышеуказанных переговоров японское правительство приняло решение о денонсации Вашингтон ского морского договора. Соответствующая нота была вручена японским послом в Вашингтоне Саито американскому государственному секретарю 29 декабря 1934 г. Договор, таким образом, терял силу в конце 1936 г. Так как одновременнно истекал срок Лондонского морского договора 1930 г., то с 31 де кабря 1936 г. отпадали все формальные международные обязательства об ограничении морских воо ружений. Замена их новыми, как подчеркивал Л.Н.Иванов, была неосуществима17.

Расторжение Японией Вашингтонского морского договора являлось логическим следствием япон ской политики. В памфлете, выпущенном японским военным министерством в 1934 г. под заглавием «Прогресс Японии и давление со стороны иностранных держав», подчеркивалась связь между пробле мой морских вооружений и дальневосточной политикой. «Степень китайской активности в будущем, – отмечалось в памфлете, – будет определятся тем, будут или не будут японские морские силы пре взойдены морскими силами Америки»18. Денонсация Вашингтонского договора означала полное торже ство в Японии сторонников максимального усиления вооружений и укрепления морской мощи. Один из идеологов японского маринизма, вице-адмирал Хажиме Мацусита из морского генштаба, посетивший Италию, Германию и Польшу с секретной дипломатической миссией, писал относительно целей и ме тодов японской морской политики следующее: «Из определения наших нужд (в виде экономического превосходства) и целей (в виде господства в Восточной Азии) явствует, что флот должен быть таким, чтобы он мог осущестлвять господство на море на Востоке при всех обстоятельствах»19.

Притязания Японии на паритет для ее флота с английским и американским, по существу, пред ставляли собой юридическую формулу для обеспечения безраздельного господства японского флота в западной части Тихоокеанского бассейна20. Известный британский военно-морской исследователь и публицист тех лет, сторонник политики баланса сил на Тихом океане и Средиземном море Г.Байуотер (на две его книги Л.Н.Ивановым были подготовлены рецензии21), отражавший точку зрения руководи телей английского адмиралтейства и отнюдь не враждебный Японии, писал, что «если теперешние морские предложения Японии были бы приняты, за ней осталось бы полное господство над всей за падной частью Тихого океана, от полярного круга до экватора». В соответствии со своими морскими притязаниями Япония претендовала на абсолютный стратегический контроль над всеми иностранными территориями в западной части Тихого океана, включая Филиппины, исключительно богатую Голланд скую Ост-Индию (острова которой являлись подступами к важнейшим колониальным владениям Бри танской империи, в частности к Индии и к британским доминионам Тихого океана22), Борнео и Малайю.

Соединенные Штаты, являвшиеся среди западных стран главным антагонистом Японии как в дальневосточных вопросах, так и в тесно связанных с ними вопросах о соотношении морских сил и о стратегических позициях на Тихом океане, стали активно проводить подготовительные мероприятия к созданию здесь баз и опорных пунктов для американских военно-морских и военно-воздушных сил. В то же время США тщательно воздерживались от всяких внешнеполитических актов, которые сигнали зировали бы об усилении их активности на Тихом океане. Наибольшее значение в американской мор ской стратегии на Тихом океане имел тогда северный сектор тихоокеанского театра, а именно тре угольник, образуемый тихоокеанским побережьем США, Гавайскими островами и Алеутскими острова ми23. Япония планировала для усиления своих позиций противопоставить этому укрепление Куриль ских островов и других островных групп в северной части Тихоокеанского бассейна. Поэтому пробле мой для американской дипломатии и стратегии на Тихом океане оставались поиски союзников против Японии.

Такова была «подготовка» ко второй Лондонской морской конференции в том, что касается взаи моотношений трех «океанских» держав. Ситуация накануне этой конференции еще более осложнялась в связи с событиями в Европе. Гитлеровская Германия, при фактическом одобрении Великобритании, открыто нарушила в отношении морских вооружений часть V Версальского договора. Это резкое обо стрение стратегической ситуации в европейских морях накануне созыва морской конференции оконча тельно предопределило судьбы последней, и без того безнадежные в связи с усложнением и стягива нием узла противоречий на Тихом океане24.

В заключительной главе своей работы «Морское соперничество империалистических держав»

(1936 г.) Л.Н.Иванов проанализировал итоги второй Лондонской морской конференции, рассмотрел по зиции сторон и привел сведения о достигнутом соглашении. Особое внимание он уделил политико дипломатическим событиям, связанным с уходом Японии с конференции, что послужило новым стиму лом к гонке морских вооружений. Л.Н.Иванов обращал внимание на огромное значение ухода Японии с конференции и окончательного отказа ее от ограничения морских вооружений с точки зрения тихооке анской политики и стратегии. Нереальным в тех условиях было заключение какого-либо англо американского морского соглашения, исключающего соревнование между двумя державами в военно морском строительстве25. Кроме того, такое соглашение (даже в случае его заключения) ни в коем слу чае не могло бы стать «само по себе» твердой гарантией мира на Тихом океане. Более реальной пред ставляется рассматриваемая в те же годы возможность заключения соглашения между Соединенными Штатами, Великобританией, Нидерландами и другими заинтересованными государствами, целью кото рого являлось бы предотвращение господства Японии на Тихом океане26.

Выдвинутая с японской стороны аргументация, будто конференция в новом составе является «не законной», поскольку Вашингтонский и Лондонский договоры предусматривают созыв конференции пя ти участвующих в них держав, была решительно отвергнута прочими участвующими на конференциями правительствами27.

Адмирал Осуми, морской министр в правительстве Окада, заявил, что японская нация «должна по нять свою миссию в качестве морской империи и поддерживать национальный престиж, принимая от ветственность за мир на Дальнем Востоке»28. Планы эти в дальнейшем были в значительной степени реализованы. Как показал в своем исследовании другой видный российский историк международных морских отношений и морской дипломатии З.М.Солонцов, во время Второй мировой войны, в результа те шестимесячной борьбы за господство на Тихом океане Япония захватила территорию в 3,8 млн кв.

км с населением в 150 млн человек и создала империю, которая располагал всеми необходимыми для войны материальными и людскими ресурсами29.

Серьезнейшей стратегической проблемой США являлось обеспечение кратчайших коммуникаций между Тихоокеанским и Атлантическим театрами. Главные силы флота США перед началом Второй мировой войны были сосредоточены на Тихом океане, причем дислокация флота соответствовала возраставшим и все усложняющимся задачам стратегии Соединенных Штатов на тихоокеанском теат ре.

Летом 1937 г. Владивосток посетил американский крейсер «вашингтонского» типа «Аугуста». В конце 1937 г. другой из кораблей того же «азиатского» флота, базирующегося на Филиппинах, канонер ская лодка «Пеней» была потоплена японцами30. Великобритания заканчивала оборудование силь нейшей морской базы в Сингапуре, рассматривавшимся как главная база будущего английского тихо океанского флота, и получившем тогда образное название «Гибралтара Дальнего Востока»31.

Адмирал Леги (бывший начальник оперативного отдела морского министерства США), при рас смотрении в 1938 г. в палате представителей конгресса США очередного законопроекта о военно морском строительстве, замечал: «Теперешние судьбы Китая представляют самый яркий пример не обходимости иметь достаточный флот, чтобы предотвратить нападение, а достаточный флот означает флот, достаточно сильный, чтобы разбить флот одного противника, или флоты враждебной комбина ции»32.

Стратегическая ситуация на Тихом океане в связи с событиями на Дальнем Востоке продолжала резко обостряться, что нашло отражение еще в одной научной работе Л.Н.Иванова «Подготовка и пер вые итоги второй империалистической войны на море», изданной в 1941 г. Стратегическими конкурен тами Японии на Тихом океане выступали прежде всего США, Великобритания и Франция. 27 сентября 1940 г. Япония заключила пакт о военном союзе с Германией и Италией, «окончательно определив, та ким образом, свою позицию во Второй мировой войне»33.

Л.Н. Иванов отмечал, что США используют войну в Европе для того, чтобы попытаться усилить свой политический и военный контроль над восточной частью Тихого океана34. Своевременное выпол нение программы строительства флота «пяти океанов», задачей которой, являлось обеспечить подав ляющее превосходство американской морской мощи над морской мощью любых возможных противни ков, в значительной степени способствовало после вступления США в войну преодолению германской подводной угрозы в Атлантике и успешной войне против Японии на Тихом океане, завершившейся полной ликвидацией ее как морской державы35.

В результате Второй мировой войны резко изменилось соотношение морских сил главных держав.

США были единственной в мире морской державой, военно-морской и торговый флоты которой чрез вычайно сильно возросли за военное время. Морская политика Рузвельта, считал Л.Н.Иванов, была составной частью его общей политики. Сразу же после окончания войны адмирал Кинг, бывший на чальник главного морского штаба и главнокомандующий военно-морскими силами США во время вой ны, перечислил морские районы, над которыми Соединенные Штаты должны поддерживать «неогра ниченный контроль». К их числу он отнес западную часть северного и южного районов Атлантического океана и весь Тихий океан36.

Как видно, выдержавшее испытание временем, актуальное сегодня научное наследие академика Льва Николаевича Иванова, несомненно, будет востребованным и в дальнейшем. Учитывая всю слож ность складывающихся в дальневосточном37, а шире в тихоокеанском регионе новых геополитических условий38, внимание исследователей должны заново привлечь многочисленные труды Л.Н.Иванова, касающиеся Азиатско-Тихоокеанского вектора морской политики различных государств.

См.: Жизнь и научная деятельность академика Льва Николаевича Иванова / В кн.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипло матия империалистических держав (между первой и второй мировыми войнами): Избранные произведения. Отв. ред.

И.М.Лемин. М.: Наука, 1964. С. 4 – 5, 13.

2 См.: Иванов Л., Терентьев Н. Борьба за Тихий океан. М.: Партиздат, 1932;

Иванов Л.Н. От Вашингтонской конференции до «кризиса» 1935 – 1937 гг. (О предстоящем кризисе) // Тихий океан. 1934. № 1. С. 17 – 27;

Лондонские переговоры и Тихооке анский узел противоречий // Тихий океан. 1934. № 2. С. 5 – 12;

Обострение стратегической ситуации на Тихом океане // Ти хий океан. 1935. № 2. С. 40 – 49;

Новый этап соперничества на Тихом океане // Тихий океан. 1936. № 4. С. 85 – 96;

Тихооке анский очаг второй империалистической войны // Тихоокеанская звезда. 1939. 5 июня.

3 См.: Иванов Л.Н. Война на Тихом океане // Красный флот. 1942. 28 мая.

4 См.: Иванов Л.Н. Почему в Лондоне недовольны тихоокеанским пактом? // Правда. 1953. 16 сент.

5 См.: Бухаров Б.И. Политика США в отношении Китайской Народной Республики (1949 – 1953) / Отв. ред. акад. Л.Н.Иванов.

М.: Издательство АН СССР, 1958.

6 См.: Иванов Л.Н. Очерки международных отношений в период Второй мировой войны (1939 – 1945 гг.). М.: Издательство АН СССР, 1958.

7 См.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между первой и второй мировыми война ми): Избранные произведения / Отв. ред. И.М.Лемин. М.: Наука, 1964.

8 Там же. С. 234.

9 Там же. С. 234 – 235.

10 Там же. С. 52 – 53.

11 Там же. С. 85.

12 Там же. С. 93 – 94.

13 Там же. С. 245 – 246.

14 Иванов Л. Новая американская морская программа // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928. № 1. С. 96.

15 Цит. по: Жизнь и научная деятельность академика Льва Николаевича Иванова / В кн.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между первой и второй мировыми войнами): Избранные произведения. Отв. ред.

И.М.Лемин. М.: Наука, 1964. С. 13.

16 Иванов Л. Слова и действительность в англо-американских отношениях // Мировое хозяйство и мировая политика. 1929.

№ 11 – 12. С. 74.

17 См.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между первой и второй мировыми война ми): Избранные произведения / Отв. ред. И.М.Лемин. М.: Наука, 1964. С. 233 – 237.

18 Там же. С. 253.

19 Там же. С. 260.

Там же. С. 239.

См.: Иванов Л. Рец.: Байуотер Г. Морские силы в Тихом океане. Изд. 4. Лондон, 1934;

Байуотер Г. Флот под прожектором.

Лондон, 1934. // Тихий океан. 1935. № 4. С. 189 – 192.

22 Иванов Л.Н. Стратегическая обстановка на Тихом океане // Известия. 1937. 11 июня.

23 Там же.

24 См.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между первой и второй мировыми война ми): Избранные произведения / Отв. ред. И.М.Лемин. М.: Наука, 1964. С. 298.

25 Там же. С. 354.

26 См.: Beesly P. British Naval Intelligence in Two World Wars / Intelligence and International Relations: 1900 – 1945. Ed. by C.Andrew and J.Noakes. University of Exeter, 1987. P. 252 – 273.

27 См.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между первой и второй мировыми война ми): Избранные произведения / Отв. ред. И.М.Лемин. М.: Наука, 1964. С. 348.

28 Там же. С. 351.

29 См.: Солонцов З.М. Военно-морская экспансия США в годы Второй мировой войны. М.: НИП «2Р», 2003. С. 142.

30 См.: Иванов Л. Морская политика Соединенных Штатов Америки // Мировое хозяйство и мировая политика. 1940. № 2. С.

45.

31 Иванов Л.Н. Стратегическая обстановка на Тихом океане // Известия. 1937. 11 июня.

32 См.: Иванов Л. Морская политика Соединенных Штатов Америки // Мировое хозяйство и мировая политика. 1940. № 2. С.

45.

33 См.: Иванов Л.Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между первой и второй мировыми война ми): Избранные произведения / Отв. ред. И.М.Лемин. М.: Наука, 1964. С. 390.

34 См.: Иванов Л. Морская политика Соединенных Штатов Америки // Мировое хозяйство и мировая политика. 1940. № 2. С.

43 – 44.

35 См.: Иванов Л. Морская экспансия Соединенных Штатов Америки // Мировое хозяйство и мировая политика. 1946. № 9. С.

18 – 19.

36 Там же. С. 24.

37 См.: Алхименко А.П., Звездунов С.И. Дальневосточный регион России на фоне современной геополитической ситуации / В сб.: Морехозяйственный комплекс России. Отв ред. А.П.Алхименко. СПб.: РГО, СЗНИИ Наследия, 2005. С. 192 – 205;

Алхи менко А.П., Звездунов С.И. Угрозы национальным интересам и безопасности России в дальневосточных морях / Там же. С.

221 – 240;

Dodds K. The Kuril Islands // Geographical. 2006. Vol. 78. Issue 12. Р. 15.

38 См.: Ли Вл.Ф. Теория международного прогнозирования. М.: Научная книга, 2002;

Киссинджер Г. Нужна ли Америке внеш няя политика?: К дипломатии для XXI века / Пер. с англ. под ред. В.Л.Иноземцева. М.: Научно-издательский центр «Ладо мир», 2002;

Стратегическая ситуация в АТР и морская политика России на Тихоокеанском региональном направлении / Отв.

ред. Г.Д.Агафонов. М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2005;

Buzan B. Security Architecture in Asia: The Interplay of Regional and Global Levels // The Pacific Review. 2003. Vol. 16. № 2. Р. 143 – 173;

China and Southeast Asia: Global Changes and Regional Challenges / Ed. by H.K.Leong & S.C.Y.Ku. Singapore: Institute of Southest Asia, 2005;

Kerr D. The Sino-Russian Partnership and U.S. Policy Toward North Korea: From Hegemony to Concert in Northeast Asia // International Studies Quarterly.

2005. Vol. 49. № 3. Р.411 – 437;

Lim R. The Geopolitics of East Asia: The Search for Equilibrium. London, New York: Routledge, 2005;

Rowan J. The U.S.-Japan Security Alliance, ASEAN, and the South China Sea Dispute // Asian Survey. 2005. Vol. XLV. № 3.

Р. 414 – 436;

Saunders P. Long-term Trends in China-Taiwan Relations: Implications for U.S. Taiwan Policy // Asian Survey. 2005.

Vol. XLV. № 6. Р. 970 – 991;

Kugler J. The Asian Ascent: Opportunity for Peace or Precondition for War? // International Studies Perspectives. 2006. Vol. 7. Issue 1. P. 36 – 42;

Hitoshi T. Strategic Challenges for Japanese Diplomacy in the Twenty-First Century // Gaiko Forum (Japanese Perspectives on Foreign Affairs). 2006. Vol. 5. № 4. Р. 3 – 12.


ТИХООКЕАНСКАЯ ПОЛИТИЯ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ И ИССЛЕДОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЕ) ОРГАНЫ ВЛАСТИ РОССИИ В БОРЬБЕ С ПЬЯНСТВОМ И АЛКОГОЛИЗМОМ Н.В. Гузман соискатель МАП Борьба с пьянством, алкоголизмом и наркоманией, как негативными социальными явлениями в жизни современного российского общества, обусловлена существенным ростом числа пьяниц и алко голиков. И, как следствие этого, рост правонарушений. В настоящее время нерешенность экономиче ских, социальных, финансовых проблем (кризисные явления в обществе и государстве продолжают расти) усугубляет и без того тяжелейшее состояние демографической ситуации в стране. Неслучайно, уровень смертности сравним с периодом военных действий. Вопрос стоит крайне остро – либо сохра ним здоровье народа, либо без народа не будет и государства.

Борьба с пьянством и алкоголизмом должна носить комплексный характер – совокупность соци альных, правовых, медицинских и иных мер. Главную роль в этой борьбе, по мнению ученых и общест венно-политических деятелей, должно играть государство. В этой связи возрастает роль органов госу дарства и лиц, конкретно стоящих за этими органами. Значительно повышается роль парламентариев – как представителей народа в лице депутатов от уровня местных органов законодательной власти до федерального уровня. Эта роль заключается в следующем:

1.Самое активное участие в определении целей и задач государственной политики в области про изводства. оборота и потребления алкоголя.

Одним из наиболее действенных и перспективных способов государственного регулирования ры ночной экономики является государственное среднесрочное общенациональное программирование.

Для этого необходима разработка чёткой экономической политики, в том числе и по вопросам произ водства и оборота алкоголя. Для этого необходимо определить максимально конкретные и ясные цели и задачи. За последние годы, к сожалению, в России в качестве целей политики в сфере производства и оборота алкоголя выдвигались диаметрально противоположные: с одной стороны – борьба за трез вость и забота о здоровье народа, а с другой – свобода рынка и необходимость пополнения бюджета.

Согласно действующей Конституции РФ, Президент определяет внутреннюю и внешнюю политику государства. Однако, реальность такова1, что к разработке такой политики должны привлекаться самые широкие слои общества. Несомненно, цель одна – здоровье нации (российского – русского народа).

Задачи, - тоже ясные – введение государственной монополии на производство и оборот алкоголя. Ме тоды – самые решительные и жёсткие, особенно к торговцам фальсифицированной водки и других ал когольных напитков.

Экс-Президент РФ Путин В.В. ещё в 2005 году, говоря о регулировании рынка алкоголя, подчерк нул, что «существующая система не работает, она слишком коррумпирована и неэффективна… На верное, самым лучшим образом мы бы решили проблему, если бы добились от Правительства приня тия решения, фактически ведущего к монополии государства на спирт»2. Кто же мешал осуществить эту монополию тогдашнему Президенту имея абсолютную власть над правительством – остаётся во просом. Однако, лишь в канун 2009 г., спустя четыре года, уже Президент РФ Медведев Д.А. подписал Указ об образовании Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка.

От заявления Председателя Государственной Думы Грызлова в интервью «Московским новостям»:

«… мы считаем, что торговля такими товарами, как алкоголь должна находиться под жёстким государ ственным контролем… продажа спирта должна быть в одних руках – государства»3 прошли также годы, но решения о госмонополии на оборот алкоголя также нет. Может заявление Министра здравоохране ния и соцразвития в новогоднем выпуске «Аргументов и фактов»: «Задачей 2009 г. станет борьба с «вредными привычками» (алкоголизация 2% населения, курение)»4 позволит начать разработку и при нять (срочную, среднесрочную, долгосрочную) национальную программу, определяющую основные на правления и приоритеты государственно-правовой политики России в сфере производства, оборота и потребления алкоголя и наркотиков, которой, к сожалению, в стране нет.

2. Разработка и принятие правовых мер борьбы с пьянством и алкоголизмом. Наряду с усилением ответственности в гражданском, административном и уголовном законодательстве для лиц, злоупот ребляющим алкоголем, автор предлагает ввести принудительное лечение хронических алкоголиков5.

Данная эффективная мера советского периода, несправедливо забытая сегодня, заслуживает при стального внимания нынешних парламентариев, ибо она крайне актуальна. Краткое содержание этого государственно-правового мероприятия таково. Президиум Верховного Совета РСФСР 1 марта 1974 г.

издал Указ «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков»6. В со ответствии со ст. 1 данного Указа, «хронические алкоголики обязаны проходить полный курс специаль ного лечения в лечебно-профилактических учреждениях Министерства здравоохранения РСФСР по месту их жительства.

Хронические алкоголики, уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лече ния, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок … подлежат направлению в лечебно трудовые профилактории для принудительного лечения и перевоспитания на срок от одного до двух лет»7. Лечебно-трудовые профилактории находились в ведении МВД.

Вопрос о направлении в профилакторий рассматривался в срок не свыше 10 дней районным (го родским) народным судом по ходатайству общественных организаций, коллективов трудящихся или го сударственных органов при наличии медицинского заключения. Определение суда приводилось в ис полнение органами внутренних дел не позднее 8 – 10–дневный срок со дня его вынесения.

Лица, в отношении которых возбуждалось ходатайство о принудительном лечении и трудовом пе ревоспитании, в случае уклонения от явки на медицинское обследование или в суд, подвергались при воду.

При успешном лечебно-трудовом воздействии на лиц, помещенных в профилакторий, мог быть со кращен по представлению администрации, основанному на медицинском заключении, народным судом по месту нахождения профилактория не более чем на половину, а при уклонении от лечения - продлен в том же порядке, но не более чем на один год.

Постановление суда о направлении лица в ЛТП являлось основанием для увольнения его с рабо ты без выходного пособия. Из заработной платы или пенсии лиц, находящихся в профилактории, про изводились удержания на покрытия расходов по их содержанию. Время, в течение которого больной находился в ЛТП, засчитывалось в общий трудовой стаж. Отпуск за период пребывания в ЛТП не пре доставлялся. За лицами, находящимися в лечебно-трудовом профилактории, сохранялось право на жилую площадь.

Направление в лечебно-трудовой профилакторий признавалось принудительной административ но-медицинской мерой, а побег из него в соответствии со ст. 186 УК РСФСР наказывался лишением свободы на срок до одного года.

3. Самостоятельная проблема – роль органов законодательной власти в формировании органов исполнительной власти, призванных осуществлять государственное (административное) регулирова ние производства и потребления алкоголя. К сожалению, система федеральных органов исполнитель ной власти устанавливается не Федеральным законом, а Указами Президента РФ8, в том числе и ука занный выше орган9. Этот вопрос крайне актуален в настоящее время, когда в стране набирает все большие темпы кризис и роль законодательной (представительной) власти должна возрастать. И, пре жде всего, в области выделения и контроля за использованием финансовых средств. В нашем кон кретном случае – на борьбу с пьянством и алкоголизмом.

4. Воспитание и пропагандистская работа. Борьба с пьянством и алкоголизмом является сложной и трудной проблемой. Ее невозможно осуществить кратковременной кампанией. На искоренение этого социального зла (затрагивает все слои населения) должны быть направлены совместные усилия госу дарства и общества. И, прежде всего, парламентариев, как представителей народа во власти, как ав торитетных людей. Особенно это касается их выступлений в средствах массовой информации (теле видении в частности), участия в общественных советах (опять же – таки на ТВ), считать их долгом, как составляющая кодекса чести парламентариев, пропаганду всеми возможными средствами здорового образа жизни. Именно депутаты всех уровней независимо как они были избраны, должны ставить во прос: Что Вы сделали для того, чтобы народ лучше жил, работал и не пил? И сами на него отвечали, использовали свои дела и поступки в качестве примера, и того же требовали от чиновников всех уров ней. Для того чтобы уберечь людей от пьянства и алкоголизма необходимо повышать уровень созна тельности, образованности и культуры, расширять духовный кругозор, добиваться, чтобы их образ жизни был содержательным, соответствовал лучшим идеалам человека. В условиях кризиса идеоло гии, необходимо делать ставку на идеалы трезвого образа жизни ради будущих поколений, неприми римо бороться с пьянством и алкоголизмом, а в перспективе – и полной их ликвидации.

Достаточно сказать, что в разные годы в стране в состоянии опьянения совершалось до 53 процентов всех преступлений, в том числе свыше 90 процентов хулиганских действий. По данным Минздравсоцразвития России и Роспотребнадзора в стране зарегистрировано 2,3 миллиона алкоголиков («Комерсантъ Власть» 02.04.2007).

2 Заключительное слово Президента на заседании Госсовета в Калининграде 04.07.2005. Стенограмма заседания с сайта www. Kremlin. ru.

3 «Московские новости», 26.01.2007.

4 «Аргументы и факты» № 1-2, 31 декабря 2008 г. – 13 января 2009, с.2.

5 Впервые лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) были образованы в 1964 г. в Латвийской, Казахской и Узбекской ССР. В 1967 г. ЛТП были организованы в РСФСР. Опыт лечения алкоголиков в ЛТП оправдал себя. По сравнению с медицинскими учреждениями обычного профиля эффективность лечения в названных профилакториях в пять раз выше. (См.: Ткачевский Ю.М., Уголовно-правовые меры борьбы с пьянством. 1973, с.51).


6 «Ведомости Верховного Совета РСФСР», 1974, №10, ст. 7 Там же.

8 См.подробнее: Исполнительная власть в России. История и современность, проблемы и перспективы.-М., Новая правовая культура.2004,с.203- 9 В канун нового 2009 г. был принят Указ Президента РФ о создании Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В БОРЬБЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ В.В. Порайко соискатель МАП Взаимодействие органов государственной власти, призванных осуществлять контроль за незакон ным оборотом наркотиков все больше возрастает и от этого зависит эффективность деятельности го сударства в борьбе с наркоманией. Законодатель уделяет определенное внимание данному вопросу и постоянно совершенствует законодательство.

Контроль и надзор – два универсальных средства обеспечения законности в государственном управлении. Контроль и надзор обладают признаками принудительных мер административного воз действия. Об их различиях и сходных чертах в науке административного права ведётся серьёзная дис куссия. Итак, контроль представляет собой систему наблюдения за деятельностью и корректировки по ведения подконтрольных объектов в целях соответствия их деятельности установленным нормам пра ва и целям осуществляемой деятельности. Надзор же заключается в создании системы проверки со блюдения закона в процессе осуществления различных видов деятельности с последующим иниции рованием процедуры привлечения к юридической ответственности за нарушение законодательства1.

Изменения на законодательном уровне, влияющие на содержание координации отдельных на правлений борьбы с преступностью, произошли и в полномочиях некоторых участников этой деятель ности. Так, органы Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков теперь наделены полномочиями по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ.

На органы ФСБ России возложены обязанности по осуществлению координации деятельности фе деральных органов исполнительной власти, осуществляющих на Государственной границе все виды контроля за соблюдением её режима, в том числе, надо понимать, и по противодействию контрабанде.

Подобное пересечение компетенции прокуратуры по осуществлению координационной деятельно сти произошло и по другим направлениям борьбы с преступностью2.

Место Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) в системе органов исполнительной власти (органов управления) и специфика деятельности определяются установленной законодательством компетенцией, которая характеризуется совокупно стью возложенных задач и функций управления. Одной из основных задач ФСКН России, предусмот ренных статьёй 3 Указа Президента Российской Федерации «Вопросы Федеральной службы Россий ской Федерации по контролю за оборотом наркотиков» от 28 июля 2004 г. № 976 3, является координа ция деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту. Данная статья Указа предполагает регулирование самостоятельных систем правоотношений.

Соответственно статьей 9 Указа, органам наркоконтроля даны полномочия по осуществлению коорди нации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоправления по организации исполнения зако нодательства Российской Федерации о наркотических средствах, психотропных веществах и об их пре курсорах, а также о противодействии их незаконному обороту. В утверждённом Президентом положе нии о Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, прежде всего, обозначается сфера (отрасль), в которой данная федеральная служба осуществляет управление и ко ординацию. Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выра ботке государственной политики, нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противо действия их незаконному обороту.

В механизме государства правоохранительные органы являются частью системы государственно го управления. Их деятельность подчинена установлению контроля над преступностью в целях обес печения нормального функционирования органов государственной власти, государственных и общест венных институтов, а также охране общественного правопорядка. В законодательстве не содержится определения правоохранительного органа. В «узком» смысле слова правоохранительный орган – госу дарственный орган, основной функцией которого является охрана законности и правопорядка, борьба с преступностью. Принципиально важным является то, что включение в структурную организацию госу дарства органов правопорядка обусловлено сложностью и многоплановостью проблем обеспечения правоохранительной безопасности.

Однако факт наличия централизованного подчинения правоохранительных органов не может са мостоятельно обеспечить эффективное противодействие незаконному обороту наркотиков. Общепри знанной является необходимость наличия системы, объединяющей все органы государства, уполно моченных на решение задач в сфере оборота наркотиков и в области противодействия их незаконному обороту.

В настоящее время, в соответствии со статьей 41 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» сложилась система органов по противодейст вию незаконному обороту наркотиков, в которую входят Генеральная прокуратура Российской Феде рации, федеральный орган исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, федеральный орган исполнительной власти в области внутренних дел, феде ральный орган исполнительной власти по таможенным делам, федеральная служба безопасности, федеральная служба внешней разведки, федеральный орган исполнительной власти в области здра воохранения, а также другие федеральные органы исполнительной власти в пределах предоставлен ных им Правительством Российской Федерации полномочий4.

К иным уполномоченным федеральным органам можно отнести Министерство юстиции Российской Федерации, Министерство обороны Российской Федерации, Министерство сельского хозяйства Рос сийской Федерации, Министерство образования и науки Российской Федерации, Министерство культу ры Российской Федерации, Министерство финансов Российской Федерации, Министерство экономиче ского развития и торговли Российской Федерации5.

Основными направлениями деятельности субъектов противодействия незаконному обороту нарко тиков являются:

1. Разработка и реализация программ и практических мер профилактики по сокращению спроса и предложения наркотиков:

- общая профилактика;

- индивидуальная профилактика;

- правоприменительная деятельность;

- антинаркотическая пропаганда;

- лечение и реабилитация.

2. Борьба с незаконным оборотом наркотиков:

- ликвидация незаконного производства;

- выявление, уничтожение незаконных посевов и дикорастущих наркотикосодержащих растений;

- перекрытие каналов поступления наркотиков из-за рубежа;

- обеспечение контроля за легальным оборотом;

- пресечение возможностей отмывания денег;

- выявление, пресечение и расследование преступлений, связанных с наркотиками.

Обеспечение реализации национальной антинаркотической политики и стратегии на всех уровнях:

- федеральном;

- субъектов Российской Федерации;

- местном.

Постоянный контроль за своевременной наркотической ситуацией: ее динамикой, тенденциями (анализ, исследование, прогноз). Оценка эффективности программ и мер борьбы в целях выработки необходимых дополнительных мер и своевременной коррекции деятельности.

Обучение и переподготовка специализированных кадров.

Укрепление и координация межведомственного, межрегионального и международного сотрудниче ства и практических действий в области профилактики и борьбы со злоупотреблениями наркотиками и их незаконным оборотом6.

В соответствии с ФЗ № 3 от 08.01.1998 г. функции правоохранительных органов исполнительной власти, уполномоченных на решение задач в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ включают:

1) противодействие незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их пре курсоров в пределах предоставленных Правительством РФ полномочий – п.1 ст.41;

2) правовое регулирование деятельности в сфере оборота наркотических средств в пределах сво ей компетенции;

3) проведение экспертиз с использованием наркотических средств, психотропных веществ или их идентификации без лицензии (кроме СВР) – ст.35;

4) использование наркотических средств, психотропных веществ в оперативно-розыскной деятель ности без лицензии (кроме – Генпрокуратуры, Минюста) – ст.36;

5) предъявление требования о прекращении деятельности юридического лица в случаях установ ления фактов повторного нарушения юридическим лицом норм пропаганды наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров – п.6 ст.46;

6) участие в межведомственной федеральной комиссии по передаче конфискованных или изъятых из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инст рументов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производст ва и изготовления наркотических средств и психотропных веществ;

7) предъявление в суд требования о ликвидации юридического лица в случаях непринятия юриди ческими лицами, занятыми деятельности в сфере торговли (услуг), мер, указанных в обязательных для исполнения предписаний, в связи с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных ве ществ в помещениях юридических лиц либо иным неоднократным нарушением законодательства Рос сийской Федерации об обороте наркотических средств и психотропных веществ – ст.51;

8) предъявление в суд требования о ликвидации юридического лица в случаях наличия достаточ ных оснований полагать, что юридическое лицо осуществило финансовую операцию в целях легализа ции (отмывания) доходов, полученных в результате незаконного оборота наркотических средств и пси хотропных веществ – ст.52;

9) осуществление контроля за исполнением Федерального закона от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ – ст.537.

Ю.А.Дмитриев, А.А.Евтеева, С.М.Петров. Административное право. Учебник для юридических вузов. М., 2005, стр.310.

Ф.Кобзарев. Координационная деятельность по борьбе с преступностью. Законность». 2005. № 4.

3 Российская газета 31.07.2004 г. № 162.

4 Собрание законодательства Российской Федерации от 12 января 1998 г. № 2, ст. 219.

5 Кузьмин В.А., Китрова Е.В. Комментарий к Федеральному закону от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». – ООО «Новая правовая культура». 2006 г.

6 А.Н.Сергеев. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: М., УБНОН МВД России, Академия МВД России. «Щит-М», 2001, стр.48.

7 Огранизационно-правовые основы оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Учебное по собие. Организационно-аналитическая служба Управления Госнаркоконтроля России по г.Москве, 2003 г. стр.9.

КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА САМУРАИ: ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ПОДГОТОВКА К СОЦИАЛИЗАЦИИ Т.К. Гусельникова соискатель ДВГУ, учитель МОУ СОШ № Самураи (япон.), в Японии в широком смысле – светское, в узком и наиболее часто употребляемом значении – военное сословие мелких дворян. Термин «самураи» применяется также для обозначения японских военных.

Так написано в энциклопедии Кирилла и Мефодия1. Можно согласиться с таким определением, можно и поспорить. «Светское» означает в данном контексте «гражданское», а не то, что подразумева ет в большинстве случаев – «не относящееся к духовенству».

Ни в одной другой стране мира человек военный не пользовался таким уважением, как в Японии в средние века. Принадлежность к сословию самураев обеспечивала привилегированное положение в обществе, но одновременно накладывала на человека большую ответственность. В Европе к сословию дворян относили всех – от короля до рыцаря. Придворная аристократия не противопоставляла себя дворянам. А как было в стране восходящего солнца? Сложилось так, что придворная аристократия – кугэ к самураям не относилась. Конечно, даймё и сёгун имели придворные ранги, но рядовые самураи – нет. На Руси похожая ситуация была до петровских времен. Родовитая боярская аристократия счита ла себя гораздо выше помещиков, обязанных нести службу за право владеть своим поместьем.

Самураи были светским сословием. Переход в сословие духовенства был вполне возможен, осо бенно для младших сыновей. Буддийские священники по большей части не могли жениться, а синтои стские – женились и имели детей. Их потомки принадлежали уже к сословию духовенства.

Гражданские чиновники и военные всех рангов были самураями.

Воспитание велось таким образом, чтобы в случае необходимости человек мог справиться как с боевыми задачами, так и с мирными. Главное – быть там, где это необходимо в данный момент его господину. Преданность долгу, верность ценились превыше всего ( по крайней мере, в идеале). До сих пор любой начальник согласиться, что иметь исполнительных подчиненных – его мечта. Так получи лось, что в средневековой Японии предприняли попытку воспитать все общество таким образом, чтобы оно состояло только из добросовестных исполнителей, которые не имеют своего мнения или держат его при себе.

Но люди остаются людьми в любых обстоятельствах. У них непременно появятся свои идеи, стремления и представления. Попытки морального переустройства общества не раз предпринимались за долгую историю человечества. И каждый раз создание идеальных людей натыкается на человече ский фактор. Мы наделены свободой воли и поэтому поступаем по своему даже в самых предсказуе мых обстоятельствах.

Все-таки можно говорить об успехах воспитания и морального переустройства общества, совер шенного в Японии на протяжении нескольких столетий в основном мирного существования, и это при влекает внимание исследователей в различных областях – от философии до менеджмента, от военных до богословов.

Военным важно знать, что такое «самурайский дух» и как с ним бороться на полях сражений, спортсменам – как подготовить человека к соревнованиям, используя практику психотренинга, как на строить на победу. Искусство менеджмента интересно современным специалистам в этой области из за впечатляющих успехов послевоенной Японии в экономике. В последние годы значительно усилился интерес исследователей к наследию общественно-политической мысли. Это обусловлено, прежде все го, постоянно возрастающей ролью Японии в мировых процессах, что приводит к необходимости изу чение социальных, культурных, религиозных и политических традиций данной страны. Традиций, кото рые влияют и на образ жизни, и на направление мыслей, и в не малой степени даже на перспективы развития.

К сожалению, нередко исследователи, а за ними читатели оказываются в плену стереотипов. Са мый распространенный из них – уверенность в том, что идеальный образ самурая был воплощен в действительность, что каждый из реально существовавших представителей этого сословия действи тельно владел боевыми искусствами на самом высоком уровне, умел слагать стихи как профессионал, в совершенстве усвоил все премудрости дзэн – буддизма и к тому же разбирался в тонкостях правил чайной церемонии, икебаны, оригами, бонсай. И все это только для того, чтобы сохранить верность и преданность своему сюзерену. Быть идеальной машиной для исполнения приказов.

Конечно, все богатство и многомерность духовного мира любой части общества нельзя свести ка ким – то вариациям на заданную тему. Жизнь разнообразна по самой своей природе, поэтому к идеа лам стремятся, но не достигают. Все-таки успехи Японии в деле морального переустройства и воспи тания в духе взаимной поддержки, учета интересов своих сограждан, сплоченности людей перед над вигающейся угрозой оказались такими впечатляющими, что вызвали интерес в разных странах.

Короче говоря, люди хотят знать, чему учили и как учили подрастающее поколение на протяжении нескольких веков, что считали главным в вопросах воспитания молодежи, каким образом удалось под готовить общество к достойной встрече с чуждой ему европейской цивилизацией, сохранить свою са мобытность и даже превзойти наиболее развитые державы.

На помощь исследователям приходят наставления по воспитанию, составленных в период Токуга ва. Одним из таких направлений стало «Бусидо Сёсинсю» Тайра Сигэсукэ.2 Ю.Е.Бугаев считает, что цель этого пособия – « …дать практические и нравственные установки для воинов, корректирующие неоформленные стремления и очерчивающие личные, профессиональные стандарты поведения и мышления в соответствии с основными особенностями Бусидо, или Пути война, японской рыцарской традиции». Это сочинение обращено к подросткам, которым предстоит стать воинами и чиновниками, задача его – дать представление о том, что следует делать в той или иной ситуации. Главное в наставлении очень просто – повинуйся начальнику и старайся исполнить его поручение как можно лучше. В любом современном пособии о том, как сделать карьеру, говорится тоже самое. Но теперь так делают ради самого человека, решившего добиться успеха на выбранном поприще, а раньше это старались объяс нить необходимостью вести себя в соответствии с чувством долга в интересах всего общества.

Тайра Сигэсукэ дает много практических советов на все случаи жизни.

Следует вести здоровый образ жизни, умеренно питаться, заниматься физическими упражнения ми. Не стоит чрезмерно увлекаться плотскими утехами. Одеваться следует в соответствии со време нем года и статусом. Одежда должна быть опрятной. Ношение нижнего белья обязательно. Соблюде ние гигиенических правил, поддержание тела в чистоте – важное условие в жизни человека. Питаться следует регулярно, самому уметь приготовить все необходимое в походных условиях. Даже оставаясь наедине с самим собой, не следует вести себя непочтительно (например, нельзя ложиться ногами в сторону господина).

Любой воспитатель согласиться с тем, что тех, кто не знает, можно научить, нельзя помочь тем, кто не хочет знать. Тайра Сигэсукэ обращается к тем, кто желает знать. В первую очередь он дает настав ления самураям невысокого ранга, стараясь убедить, что они могут много добиться. Конечно, если ста нут ответственно относиться к учёбе и выполнению поручений своего господина. Об этом говорят мно гочисленные примеры и напоминания: «даже самурай невысокого ранга».

Кодекс бусидо требует не только совершения поступков в соответствии с представлениями о должном, но и сознательно мотивированного отношения к ним. Важно не только получение результата – выполнение задания, работа на пределе сил, воспитание силы воли и так далее. Важно исполнить долг, подчиниться общему принципу, независимо от того, насколько это целесообразно для конкретно го человека или насколько полезно ему.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.