авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«ВЕСТНИК МОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Серия ОБЩЕСТВОВЕДЧЕСКИЕ НАУКИ Вып. ХХ/2009 УДК 3 (05) Вестник Морского государственного ...»

-- [ Страница 5 ] --

Все это говорит о широком вовлечении корейцев в общественную жизнь советского общества. Бы ли достигнуты определенные успехи в школьном образовании, подготовке преподавательских кадров, издании учебной литературы, в формировании национальной интеллигенции. С другой стороны, в ус ловиях изменения внешнеполитической ситуации на Дальнем Востоке, Советское руководство разра батывало планы с начала расселения и затем тотального выселения корейцев из Приморья.

Записка к вопросу о праздновании 50-летия переселения корейцев в пределы Приамурского края. - РГИА ДВ Ф. 1.Оп. 11.

Д. 405. Л. 19-2 // Корейцы на российском Дальнем Востоке (вт. пол. ХIХ – нач. ХХ вв.). Документы и материалы./ Сост. Н. А.

Троицкая и др. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. – С. 287- 2 Юн Бен Сок Корейское национальное движение за независимость на территории Приморского края // Корейцы на российском Дальнем Восто ке. Вып. 1. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1999. – С. 3 РГИА ДВ Ф. 702. оп. 5. Д. 143. Л. 94- 4 РГИА ДВ Ф. 702. Оп. 3. Д. 479. Л. 36- 5 РГИА ДВ Ф. 87. Оп. 1. Д. 860. Л. 6 РГИА ДВ Ф. 702. Оп. 5. Д. 143. Л. 94- 7 Донесение императорского японского генерального консульства об общественной деятельности корейцев и антияпонской пропаганде. РГИА ДВ Ф. 1. Оп. 12. Д. 581. Л. 4-7 // Корейцы на российском Дальнем Востоке (вт. пол. ХIХ – нач. ХХ вв.). До кументы и материалы. / Сост. Н. А. Троицкая и др. – Владивосток, 2001. – С. 319- 8 РГИА ДВ Ф.702. Оп. 5. Д. 143. Л. 98- 9 Донесение императорского японского генерального консульства об общественной деятельности корейцев и антияпонской пропаганде. РГИА ДВ Ф. 1. Оп. 12. Д. 581. Л. 4-7 // Корейцы на российском Дальнем Востоке (вт. пол. ХIХ – нач. ХХ вв.). До кументы и материалы./ Сост. Н. А. Троицкачя и др. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. – С. 319-323.

10 РГИА ДВ Ф.702. Оп. 5. Д. 143. Л. 98-114.

11 Торопов А. А. Корейские национальные организации на российском Дальнем Востоке // Корейцы на российском Дальнем Востоке. Вып. 1. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1999. – С. 61- 12 Ким Г. Н. Из истории и современности зарубежной корейской периодической печати // Время газетной строкой. – Алматы:

Дайкпресс, 1998. – С. 13 Записка генерал-губернатора Восточной Сибири М. С. Корсакова о выделении средств на создание школы для корейцев, направленная военному губернатору Приморской области. – РГИА ДВ Ф. 87. Оп. 1. Д. 1007. Л. 1-1 об. // Корейцы на россий ском Дальнем Востоке (2/2 ХIХ-начало ХХ вв.)./ Сост. Н. А. Троицкая и др. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. – С. 14 Петров А. И. Корейская диаспора на Дальнем Востоке России в 60-90-е гг. XIX в. – Владивосток: ДВО РАН, 2000. – С. 206 15 Петров А. И. Корейская диаспора на Дальнем Востоке России в 60-90-е гг. XIX в. – Владивосток: ДВО РАН, 2000. – С. 16 РГИА ДВ Ф. 87. Оп. 1. Д. 1007. Л. 12- 17 Ососков А. В. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917 гг.). – М., 1982. – С. 4Представление военного губернатора Приморской области И. Г. Баранова о принятии в русское подданство корейцев и причислении их к сельским обществам. – РГИА ДВ Ф. 702. Оп. 1. Д. 69а. Л. 2-5 об. // Корейцы на российском Дальнем Восто ке (Вт. пол. Х1Х – нач. ХХ вв.). Документы и материалы. / Сост. Н. А. Троицкая и др.– Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. – С.

38- 19 Петров А. И. Корейская диаспора на Дальнем Востоке России в 60-90-е гг. ХIХ в. – Владивосток: ДВО РАН, 2000. – С. 20 Кузин А. Т. Дальневосточные корейцы: жизнь и трагедия судьбы. – Южно-Сахалинск, 1993. – С. 21 Петров А. И. Корейская диаспора на Дальнем Востоке России в 60-90-е гг. ХIХ в. – Владивосток: ДВО РАН, 2000. – С. 22 Торопов А. А. Предисловие // Корейцы на российском Дальнем Востоке (Вт. пол. Х1Х – нач. ХХ вв.). Документы и материалы./ Сост. Н. А. Троицкая и др.– Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. – С. Записка к вопросу о праздновании 50-летия переселения корейцев в пределы Приамурского края. – РГИА ДВ Ф. 1. Оп. 11.

Д. 405. Л. 19-20 // Корейцы Корейцы на российском Дальнем Востоке (Вт. пол. Х1Х – нач. ХХ вв.). Документы и материалы. / Сост. Н. А. Троицкая и др. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. – С. 24 История Дальнего Востока России. Дальний Восток России в период революций 1917 г. и гражданской войны. Т. 3. Кн. 1.

– Владивосток, 2003. - С. 25 РГИА ДВ Ф. Р-2422. Оп. 1. Д. 1545. Л. 26 РГИА ДВ Ф. Р-2422. Оп. 1. Д. 1545. Л. 27 РГИА ДВ Ф. Р-2422. Оп. 1. Д. 1270. Л. 28 Ким Г. История иммиграции корейцев. Кн. 1. Вт. пол. XIX.в. – 1945 г. – Алматы: Дайк-пресс, 1999. - С. 29 Ким Сын Хва. Очерки по истории советских корейцев. – Алма-Ата: Наука, 1965. – С. 220- 30 РГИА ДВ Ф. Р-2422. Оп. 1. Д. 589. Л. 31 Ким Сын Хва Очерки по истории советских корейцев. – Алма-Ата: Наука, 1965. –С. 32 Киммангем. И. Советское строительство среди корейского населения // Советское Приморье. - 1926. - № 12. - С. 33 Ким Г. История иммиграции корейцев. Кн. 1. Вт. пол. XIX.в. – 1945 г. – Алматы: Дайк-пресс, 1999. - С. 34 РГИА ДВ Ф. Р-2422. Оп. 1. Д. 1270. Л. 35 Ким Г. История иммиграции корейцев. Кн. 1. Вт. пол. XIX в. – 1945 г. – Алматы: Дайк-пресс, 1999. – С. 36 РГИА ДВ Ф. Р-2422. Оп. 1. Д. 162. Л. 61-67 об.

37 Народное просвещение на Дальнем Востоке к 1925-1926 гг. – Владивосток: Книжное дело, 1926. – С. 38 Пак Б. Д. Корейцы в Советской России (1917-конец 30-х гг.). – М. – Иркутск – СПб.: Международная конфедерация корей ских ассоциаций, 1995. – С. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В МАРТЕ 1917 Г. – ИЮНЕ 1918 Г.

Г.Я. Тригуб канд. ист. наук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии и социологии ИМОСТ ВГУЭС После Февральской революции 1917 г. городские и земские самоуправления приняли активное участие в политической деятельности. Вовлечению органов местного самоуправления в политику спо собствовали, с одной стороны, наделение их в 1917 г. властными полномочиями, высвобождение из под опеки административного надзора государственных органов, с другой, – революционные потрясе ния, обстоятельства гражданской войны и интервенции.

В первых числах марта на Дальнем Востоке были получены известия о революции и падении мо нархии в России. Началось формирование различных комитетов: общественной безопасности, обще ственных организаций, народной власти и т. п. Эти органы новой власти создавались с целью недопу щения возможных выступлений сторонников прежнего режима. В их формировании активное участие приняли органы городского самоуправления. Многие гласные городских дум Владивостока, Хабаров ска, Никольска-Уссурийского, Благовещенска, Читы, Верхнеудинска, Никалаевска-на-Амуре вошли в состав КОБов, созданных в этих городах. При назначении комиссаров Временного правительства также учитывалось мнение местных общественных управлений. Нередко комиссарами назначались главы местных самоуправлений либо лица, пользовавшиеся их доверием. Например, обязанности Примор ского областного комиссара 21 марта 1917 г. были возложены на Владивостокского городского голову И. А. Ющенкова1. В должности комиссара Амурской области Временным правительством 16 сентября 1917 г. был утверждён Н. Г. Кожевников, избранный кандидатом на эту должность Благовещенской го родской думой2.

Одновременно с процессом формирования новых органов власти и демократизации старого адми нистративного аппарата осуществлялась также демократизация местного самоуправления, наиболее упрощённым способом которой являлось пополнение составов дум гласными от демократических ор ганизаций (кооперативных объединений, Советов рабочих и солдатских депутатов и т. п.). Таким спо собом был обновлён состав, например, Хабаровской городской думы: дума была пополнена меньше виками и эсерами;

на пост «исправляющего дела городского головы» вместо А. В. Плюснина избрали толстовца Збайкова3. Аналогичным образом происходило обновление состава дум в прочих городах.

Демократизированные городские думы обновляли также состав управ. Временное правительство смотрело на частичную демократизацию местного самоуправления как на «временную меру», которая «даст возможность сохранить преемственность земско-городской работы до осуществления срочно разрабатываемой муниципальной реформы»4.

Сформированные во второй половине 1917 г. путем всеобщих, равных, прямых выборов при тай ном голосовании городские и земские самоуправления на Дальнем Востоке, как и в целом по России, были преимущественно эсеро-меньшевистскими по составу. Это определило их политическую пози цию. В резолюциях органов местного самоуправления, выступлениях председателей дум и управ дек ларировалась необходимость мира без аннексий и контрибуций, передачи всей земли безвозмездно в руки крестьянства, установления народовластия как основы государственного управления, созыва Уч редительного собрания5.

Своеобразной проверкой политической позиции муниципалитетов явилась их реакция на выступ ление генерала Л. Г. Корнилова в конце августа 1917 г., попытавшегося установить в стране военную диктатуру. В течение нескольких дней после начала мятежа в край поступили телеграммы от А. Ф. Ке ренского, Московской городской думы, Петросовета и др. Вопрос этот бурно обсуждался на собраниях населения, политических партий, на заседаниях местных Советов и органов самоуправления, отклик нувшихся на призыв «встать как один человек против попытки насильнического захвата власти…», сплотиться «вокруг Временного правительства», поддержать его в борьбе с корниловщиной6. Харак терна солидарность социалистических партий, Советов и самоуправлений перед лицом наступления контрреволюции.

Дальше всех по этому пути пошла Владивостокская городская дума. В своей резолюции, принятой на заседании 1 сентября 1917 г., дума г. Владивостока не только заявила «о своей полной готовности поддержать Временное правительство в его борьбе с контрреволюцией», но и признала Советы «единственной силой, способной справиться с контрреволюцией». В резолюции также говорилось, что «только то правительство, которое будет опираться на Советы и будет перед ними ответственно, су меет справиться с контрреволюцией…». В заключение отмечалось, что дума г. Владивостока признает созданный 29 августа 1917 г. объединённый исполком Владивостокского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов «как единственный орган власти во Владивостоке»7. Таким образом, политиче ская деятельность Владивостокской городской думы стала связанной с Владивостокским Советом.

Признание его сказалось и на стиле взаимоотношений. Переписка Совета с городской думой свиде тельствует, что в качестве ведущей политической силы и главного органа власти во Владивостоке в то время выступал Владивостокский Совет.

Дальнейшие события в стране и регионе сделают размежевание Советов и самоуправлений неиз бежным. Первые серьезные разногласия возникли по вопросу об отношении к захвату власти больше виками в октябре 1917 года. Правда, вначале дальневосточные самоуправления в своей политической реакции на это событие не были едины. Как впрочем, не всегда однозначно пробольшевистской была и позиция дальневосточных Советов.

Во Владивостоке поступившее из Петрограда сообщение о перевороте обсуждалось на объеди нённом заседании исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов, исполнительного бюро Совета крестьянских депутатов, социалистических партий и городского самоуправления, состоявшемся 27 ок тября 1917 года. Председателем заседания был меньшевик Н. Новицкий, его заместителем – Владиво стокский городской голова меньшевик А. Агарев. Докладывал гласный Владивостокской городской ду мы большевик Н. Любарский. Докладчик заявил, что, несмотря на не совсем ясную информацию из Петрограда, вопрос должен быть решён в принципе: «Каждый должен сказать свое слово, за петро градских рабочих [он] или нет», Петроградский Совет погибнет, «если рабочие, солдаты и матросы бу дут раздавлены». В обсуждении этого вопроса приняли участие и представители городской думы. В резолюции заседания говорилось, что «единственным исходом из этого положения для спасения рево люции является немедленное образование однородной центральной власти, опирающейся на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов для немедленного созыва Учредительного собрания, передачи земли трудовому народу, и решительное предложение всем воюющим государствам немед ленного перемирия»8.

С 27 октября 1917 г. сведения о большевистском перевороте в Петрограде стали приходить в Читу.

Местный комитет общественной безопасности вначале, в первой своей резолюции, осудил «безумную»

попытку большевиков по захвату власти. Он призвал второй съезд Советов Забайкалья отмежеваться от большевиков. Однако II Всероссийский съезд Советов в Петрограде переворот поддержал, и мнение местных политиков изменилось. 29 октября 1917 г. объединённое заседание членов КОБа и исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов не поддержало требование о восстановлении власти Времен ного правительства. Решено было возложить власть на Советы (до созыва Учредительного собрания).

Эта резолюция была поддержана 31 голосом против пяти. Было добавлено мнение, что политика Вре менного правительства и привела к большевистскому перевороту. Многочисленные собрания жителей города в эти дни, в основном, поддержали резолюцию от 29 октября. Единственной общественно политической силой, по-прежнему осуждавшей захват власти большевиками, было Читинское город ское самоуправление. Городская дума на своем заседании однозначно выступила против большевист ского переворота9.

27 октября 1917 г. Камчатский областной комитет, временно наделённый полномочиями областно го земства, вынес поступившие телеграммы о «незаконном захвате власти большевиками» на обсуж дение петропавловского общегородского собрания. Собрание постановило «выразить порицание без ответственным мятежным выступлениям» и поддержать Временное правительство «дабы довести страну до Учредительного собрания». Такие же резолюции были приняты в уездных центрах области10.

В постановлении от 27 октября областной комитет заявил, что «высшим носителем правительственной власти в Камчатской области» продолжает являться областной комиссар Временного правительства, органом общественного управления в Петропавловске – городская дума, а областной комитет «впредь до образования земства несет обязанности областной земской управы и в лице своем сосредоточивает Совет рабочих и солдатских депутатов…»11. Таким образом, стремясь сохранить за собой власть, об ластной комитет объявлял себя причастным и к Временному правительству, и к земству, и к Советам, показывая тем самым, что в советизации Камчатской области необходимости нет.

27 октября 1917 г. состоялось чрезвычайное заседание Александровской городской думы, Михай ловского волостного земства, меньшевистски настроенных членов Сахалинского Совета рабочих и солдатских депутатов. В принятой резолюции было выражено полное доверие Временному правитель ству и готовность защищать его с оружием в руках, а если потребуется, «без колебаний принять муку и смерть»12. Одновременно уездный правительственный комиссар И. К. Русланов предписал начальнику Сахалинской почтово-телеграфной конторы во имя «сохранения спокойствия» держать в секрете и всенародно не оглашать получаемые с материка сведения «ввиду их крайне печального тревожного характера»13.

Попытка активного противодействия советизации Амурской области была предпринята в Благове щенске при деятельном участии местного самоуправления. 12 ноября 1917 г. в здании войсковой упра вы собрались представители войскового правления Амурского казачьего войска, Благовещенской го родской думы, офицерства, а также областной комиссар Н. Г. Кожевников. Участники заседания объя вили себя «Собранием общественного порядка» и вручили диктаторские полномочия атаману Амурско го казачьего войска И. М. Гамову, Благовещенскому городскому голове А. Н. Алексеевскому и прави тельственному комиссару Амурской области Н. Г. Кожевникову. В специально принятом объявлении население предупреждалось, что любые выступления против власти и «порядка» будут подавляться вплоть до применения оружия14. И. М. Гамов, стремясь утвердить диктаторские полномочия, опублико вал приказ о взятии на себя функций высшей военной власти15.

13 ноября 1917 г. состоялось экстренное заседание исполнительного комитета военной организа ции благовещенского гарнизона совместно с представителями ротных и батарейных комитетов, ка зачьего исполкома и исполкома Амурской речной флотилии. Решительно осудив попытку установить военную диктатуру, собрание отказалось поддержать «триумвират» и потребовало распустить сфор мированное «Собрание общественного порядка»16.

Благодаря взвешенной позиции эсеро-меньшевистского большинства крестьянского областного Совета и Благовещенского Совета рабочих и солдатских депутатов был достигнут компромисс. 17 но ября 1917 г. организаторы «Собрания общественного порядка» вновь собрались в здании войскового правления. Сюда же пригласили представителей меньшевиков, эсеров, Советов, военной организации, правительственных учреждений, казачьего войскового правления, Амурской флотилии и т. д. Было достигнуто соглашение о необходимости создать в Амурской области «Комитет общественного поряд ка» (КОП), который сосредоточил бы в своих руках всю полноту военной и гражданской власти. В со став этого комитета должны были войти Н. Г. Кожевников, А. Н. Алексеевский, И. М. Гамов, начальник Благовещенского гарнизона, представитель Совета рабочих и солдатских депутатов, представлявший также военную организацию гарнизона, и председатель областной земской управы (после того, как за вершится формирование органов Амурского областного земства)17.

22 ноября состоялось объединенное расширенное заседание исполкома Благовещенского Совета рабочих и солдатских депутатов, офицерской организации, крестьянского областного Совета, одоб рившее создание КОПа. Для более четкого определения его функций была создана специальная ко миссия, которой поручили подготовить соответствующую инструкцию. Намечалось также создать при комитете особое совещание из 15 представителей различных партий. 27 ноября создание КОПа было одобрено на пленарном заседании Благовещенского Совета рабочих и солдатских депутатов, утвер ждена инструкция, определявшая полномочия комитета18.

Итак, события первых недель после Октябрьской революции так же, как и в августе–сентябре 1917 г., показали реальность создания «однородной социалистической власти» для которой на Даль нем Востоке было больше возможностей, чем в европейской части России. Очевидным являлось и то, что с формированием земств на Дальнем Востоке у Советов появился серьезный соперник, тоже пре тендующий на власть.

Однако согласно постановлениям II Всероссийского съезда Советов вся полнота власти на местах передавалась Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. На основании этих постановле ний на местах отстранялись от власти комиссары Временного правительства, упразднялись комитеты общественной безопасности, объединённые исполнительные комитеты и т. п. Происходило это по ини циативе снизу при активной поддержке центральных органов советской власти19. Становление Советов как единственных органов власти и управления предопределяло судьбу городского и земского само управления. Оно подлежало упразднению. Правда, на Дальнем Востоке ситуация отличалась своеоб разием: более широкие возможности для создания «однородной социалистической власти», чем на за паде страны;

доверие со стороны значительной части населения всесословному самоуправлению, созданному на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования;

слабость Советов кресть янских депутатов;

поддержка органов земского и городского самоуправления со стороны консульского корпуса. Вследствие этого на восточной окраине России установились на определенный период осо бые взаимоотношения между советскими органами власти на местах и органами местного самоуправ ления.

Этому предшествовала попытка каждой из сторон установить полноту своей власти в регионе. декабря 1917 г. в Хабаровске начал свою работу III Дальневосточный краевой съезд Советов, созван ный по инициативе Владивостокского и Никольск-Уссурийского Советов20. На нем предполагалось под вести итог работе местных Советов и озадачить их в свете декретов II Всероссийского съезда Советов, Совнаркома и ВЦИК. Реализация этих декретов должна была привести к установлению власти Советов на Дальнем Востоке.

11 декабря 1917 г. в Хабаровске состоялся «съезд самоуправлений». Хотя более уместно назвать его совещанием представителей самоуправлений, учитывая количество делегатов (9 человек) и то об стоятельство, что областное земское самоуправление к тому времени было избрано лишь в Амурской области, а в остальных дальневосточных областях были сформированы только волостные и уездные земства. Формально инициатором созыва съезда самоуправлений выступило Амурское областное зем ство «для определения своего отношения к происходящим событиям и обмена мнениями по краевым вопросам»21. Председатель Амурской областной земской управы И. Н. Шишлов разослал приглашения на этот съезд по всем областям Дальнего Востока. Послал соответствующие телеграммы самоуправ лениям региона и А. Н. Русанов. Краевой комиссар Временного правительства и Амурское областное земство спешили с созывом съезда представителей земских и городских самоуправлений, чтобы опе редить большевиков и поставить их перед фактом наличия уже созданной краевой власти земств и го родов и противопоставить земские и городские самоуправления Советам.

Было образовано временное краевое бюро самоуправлений, которому краевой комиссар А. Н. Ру санов передал власть (постоянное бюро предполагалось избрать на втором съезде самоуправлений с участием Приморского областного земства, открытие работы которого намечалось на 15 декабря 1917 г.)22. Временное краевое бюро самоуправлений срочно признали высшим органом власти на Дальнем Востоке Благовещенская городская управа, Амурская областная земская управа, Хабаровская городская дума, городское самоуправление Имана и т. п. На местах в ряде случаев земства пытались отстранить Советы от власти. Например, 1-е земское собрание Зейского горного округа 29 декабря 1917 г. заявило о взятии власти в округе в свои руки23.

Сторонниками советской власти были приняты контрмеры. Постановлением исполкома Хабаров ского Совета рабочих и солдатских депутатов Русанов и его секретарь Граженский были подвергнуты домашнему аресту, были приостановлены передача телеграммы Русанова и распубликование воззва ния о переходе власти в крае к временному бюро земств и городов. III съезд Советов не признал вла сти временного краевого бюро самоуправлений и провозгласил на Дальнем Востоке советскую власть24. Было намечено проведение уездных и окружных съездов трудящихся, чтобы отстранить уездные и волостные земства от власти и ускорить формирование Советов в сельской местности25.

Правда, в конечном итоге III съезд Советов пошел на контакт с земскими и городскими самоуправ лениями, откликнувшись на предложение Приморского областного земства о сотрудничестве и уста новлении коалиционной власти в крае. Было принято во внимание отмеченное выше своеобразие по литической ситуации на Дальнем Востоке и, прежде всего, то обстоятельство, что на селе уже дейст вовали уездные и волостные земские управы, а Советы крестьянских депутатов только образовыва лись. Однако в резолюции съезда, принятой 20 декабря 1917 г., вариант, предложенный 1-м Примор ским областным земским собранием (предоставление земствам в краевом органе власти 13 мест из 23), был видоизменен до неузнаваемости. В Дальневосточном краевом комитете Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и самоуправлений 23 места были распределены следующим об разом: по 6 мест – представителям рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и 5 мест – земским самоуправлениям26. Таким образом, в достигнутом компромиссе с земцами не было равноправия, что обещало новое противостояние Советов и земства.

Тем не менее, достигнутый компромисс сыграл важную роль при принятии решений вторым съез дом самоуправлений края, работа которого проходила 10–12 января 1918 г. в Благовещенске. В ней принимали участие 8 делегатов от Амурской области, 9 – от Приморской и по одному делегату от Амурского и Уссурийского казачьих войск. Руководители бюро самоуправлений высказались за переда чу власти в центре – Учредительному собранию, на местах – земским и городским самоуправлениям.

Однако возобладала позиция сотрудничества самоуправлений с Советами. Большинством голосов бы ло принято постановление о роспуске временного краевого бюро земств и городов, организованного декабря 1917 г. в Хабаровске, и о признании Дальневосточного краевого комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и самоуправлений единственным органом временной краевой власти27.

О поддержке Дальневосточного краевого комитета заявили также самоуправления Камчатской об ласти. На состоявшемся 9 (22) января 1918 г. объединённом заседании общественных организаций, областного комитета, городской думы и Петропавловского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов была принята резолюция, в которой высшей властью признавались: в России – Совет На родных Комиссаров, в крае – Дальневосточный краевой комитет Советов и самоуправлений, на местах – Советы и комитеты28.

Признание краевого коалиционного органа власти вовсе не означало отказа самоуправлений от идеи Учредительного собрания и народовластия. Когда в конце декабря 1917 г. поступило сообщение из Петрограда об аресте ряда членов Учредительного собрания, самоуправления выступили в их за щиту. А когда Учредительное собрание было разогнано, и дальневосточные Советы поддержали эту акцию советского правительства, расхождения самоуправлений с ними ещё более усилились. Так, (14) февраля 1918 г. в Благовещенске открылась вторая сессия Амурского областного земства. По во просу о власти областное земское собрание постановило: «Вся власть в центре страны должна при надлежать Учредительному собранию, власть на местах – органам самоуправления». Собрание выска залось также за отделение Сибири и Дальнего Востока от РСФСР29.

Эсеры и меньшевики, контролировавшие органы местного самоуправления выдвинули идею пере смотра соотношения власти Советов и земств. Они утверждали, что земства выражают интересы всего населения Дальнего Востока, а Советы – лишь отдельных социально-политических групп, поэтому именно земства должны стать органами государственной власти. Советы же рассматривались ими лишь как совещательные органы при местном самоуправлении. Земствам должны быть предоставле ны широкие полномочия, а функция Советов – оказывать земствам помощь в решении земельного во проса. К тому же эсеры отстаивали «самостоятельность» Советов крестьянских депутатов и старались не допустить объединения их с Советами рабочих и солдатских депутатов. Это была стратегическая линия, направленная на постепенное сужение роли Советов в жизни края и последующую их ликвида цию, замену земствами. Одновременно земства и органы городского самоуправления встали на путь прямого отказа от выполнения декретов советского правительства, объявляя их незаконными и непри емлемыми для Дальнего Востока.

Следует отметить, что в глазах значительной части крестьянства демократическое всесословное земство встречало большее понимание, чем узкоклассовые Советы. Используя эти настроения, земцы выступили с идеей создания коалиционных Народных советов. Большевики вынуждены были согла шаться, рассматривая это как временный компромисс.

В частности, решение о создании Народного совета было принято II съездом сельского населения Забайкальской области, открывшимся в Чите 28 декабря 1917 года. Съезд предложил создать времен ный коалиционный областной орган власти на основе «пропорционального представительства город ской и сельской демократии»30. Открывшийся 30 декабря 1917 г. I областной съезд Советов Забайка лья большинством голосов постановил направить в Народный совет своих представителей31. Однако большевики в короткий срок сумели парализовать деятельности Народного совета и добиться его по литической изоляции. 16 февраля 1918 г., опираясь на вооружённую силу, они ликвидировали Народ ный совет. Власть в области перешла в руки комитета советских организаций, возглавил который руко водитель забайкальских большевиков В.Н. Соколов32.

Тогда же, в феврале 1918 г. по согласованию с Благовещенской городской управой и войсковым правлением Амурского казачьего войска вторая сессия Амурского областного земского собрания при няла проект организации Народного совета. В него должны были войти 6 представителей земства, 6 – областного крестьянского Совета, 2 – Благовещенского городского самоуправления, по одному – само управлений городов Зеи и Свободного. От Совета рабочих депутатов предусматривалось иметь только одного депутата, от солдатского Совета – также одного, от казачьего правления – 3 членов Народного совета, от горнорабочих и железнодорожников – по одному. Всего в Народном совете предполагалось иметь 23 членов, но для Советов рабочих и солдатских депутатов предусматривалось только два мес та33. Большевики, конечно, не могли с этим согласиться. 5 марта 1918 г. Амурский облисполком пред принял попытку разогнать областную земскую управу, но на следующий день это привело к вооружён ному столкновению. К 14 марта вооружённое выступление против власти Советов было подавлено. Его организаторы вынуждены были бежать за Амур, в Сахалян. Там был создан объединённый орган – Бюро самоуправлений Амурской области, ставший затем организующим центром свержения советской власти в Амурской области в сентябре 1918 года34.

Попытка создания коалиционных органов власти была предпринята также в Сахалинской области.

Сахалинское областное земское собрание, открывшее свою работу 16 февраля 1918 г. в Николаевске на-Амуре, пыталось сформировать областной орган из представителей земских и городских само управлений. Органы местного самоуправления и комиссары свергнутого Временного правительства в течение февраля–марта 1918 г. активно противодействовали стремлению местных Советов установить свою власть и выдвигали идею создания коалиционных органов власти35. На заседании Александров ской городской думы, кроме того, 21 февраля 1918 г. из числа гласных были исключены сторонники со ветской власти А. П. Ельяшевич и В. И. Осташевский «ввиду перехода их на сторону большевизма, гу бящего свободную Россию»36.

12 марта 1918 г. на объединённом заседании исполнительного комитета Советов рабочих, кресть янских и солдатских депутатов с участием представителей земства и Николаевской-на-Амуре город ской думы было принято решение об организации областного исполнительного комитета Советов и самоуправлений, в круг деятельности которого должны были входить вопросы краевого и областного характера. Вопросы общегосударственного значения должны были решаться референдумом (всеоб щим голосованием всего населения области), организация которого также возлагалась на исполни тельный комитет. В ведении городского и земского самоуправления сохранялась хозяйственная жизнь Николаевска-на-Амуре и области. И как было записано в резолюции, «городские и земские самоуправ ления… в пределах этого вполне самостоятельны», но «Совет через свой исполнительный орган объ единяет их деятельность»37.

Тогда же, в марте 1918 г. был образован коалиционный орган власти на Сахалине. На объединён ном заседании Александровской городской думы, Михайловского и Рыковского волостных земств и Са халинского островного Совета рабочих и солдатских депутатов был сформирован Коллектив само управлений о. Сахалина. Этот орган, приступивший к работе 20 марта 1918 г., действовал под контро лем местного Совета в тесном контакте с Сахалинским областным исполнительным комитетом Сове тов и самоуправлений38.

Коллектив самоуправлений Сахалина, сформированный в ходе ожесточенной политической борь бы, был просоветским по составу. В него вошли: председатель Александровской городской думы Ф. М.

Баранец, представлявший левое крыло думы;

представитель Рыковского волостного земства И. В. Ха ритонов, действовавший совместно с большевиками и впоследствии вступивший в коммунистическую партию (в 1921 г.);

представитель Михайловского волостного земства Г. П. Колбунов, являвшийся депу татом Сахалинского Совета и тоже работавший вместе с большевиками. Председателем был избран Ф. М Баранец, заведующим канцелярией – И. В. Харитонов, который и осуществлял фактическое руко водство Коллективом самоуправлений вследствие состояния здоровья Баранца39. Сахалинский обла стной исполнительный комитет Советов и самоуправлений также не представлял собой органа власти, основанного на коалиции большевиков с меньшевиками и эсерами, поскольку последние своих пред ставителей в исполком не выделили40. Тем не менее в конце мая 1918 г., как только советско большевистские силы в Сахалинской области укрепились, они приступили к ликвидации коалиционных органов власти и органов местного самоуправления. Правда, Александровская городская дума и Ми хайловское волостное земство отказались подчиняться распоряжению Сахалинского областного Сове та рабочих, солдатских и крестьянских депутатов от 4 июня 1918 г. и не сложили своих полномочий41.

Политическое противостояние между органами местного самоуправления и Советами имело место также в Приморье. Приморская областная земская управа, Владивостокское городское самоуправле ние, не удовлетворённые той ролью, которая была им отведена III краевым съездом Советов в Даль невосточном краевом комитете, фактически игнорировали его решения. При этом они пользовались поддержкой владивостокского консульского корпуса, не признававшего советской власти.

Второе чрезвычайное Приморское областное земское собрание, созванное 7 марта 1918 г., при знав внутреннее и международное положение края угрожающим, в целях «объединения всех револю ционно-демократических сил, которые могли бы вывести край из такого положения», объявило земство и городские самоуправления учреждениями вполне самостоятельными и поручило Приморской обла стной земской управе «принять управление областью»42. Для установления контакта с Советами рабо чих, солдатских и крестьянских депутатов собрание постановило образовать совет при областной зем ской управе под руководством её председателя. В состав совета должны были делегировать по одно му своему представителю земство, городские самоуправления, Советы рабочих и солдатских депута тов и Совет крестьянских депутатов. Эти постановления были подтверждены проходившим одновре менно съездом представителей уездных и волостных земских управ Приморской области43.

Однако, как отмечается в отчёте областной земской управы за первое полугодие её деятельности, «это решение не поставило деятельность управы в нормальные условия. Наоборот, последующие пол тора месяца управа вынуждена была вести постоянную неравную борьбу за проведение в жизнь реше ния земского собрания, невольно отвлекаясь от непосредственных жизненных задач земства. При этом и остальные общие условия деятельности управы если и изменились, то, в большинстве случаев, лишь к худшему»44. Исполнительное бюро Совета крестьянских депутатов и Владивостокский Совет рабочих и солдатских депутатов повели открытую борьбу с областным земством, дезорганизуя его работу. Со веты отказались направить своих представителей в совет при областной земской управе для установ ления взаимного контакта, осложнив, таким образом, задачи управы по управлению областью. 5 апре ля 1918 г. исполнительное бюро Совета крестьянских депутатов на областном крестьянском съезде провело решение об окончательной ликвидации Приморского областного земства и реорганизации уездных и волостных земств на началах советской власти. Декреты центрального Совнаркома, подчас совершенно не считаясь с местными условиями, неуклонно пыталась проводить и краевая власть – Далькрайком, порвавший всякую связь с приморскими земствами45. Наконец, вмешательство Владиво стокского Совета в жизнь учреждений (почтово-телеграфной конторы, таможни и т. д.), общественных и частных организаций, затрагивавшее интересы иностранных государств на российском Дальнем Вос токе, явилось причиной попытки интервенции. Воспользовавшись как предлогом нападением шайки грабителей на японскую фирму «Исидо», в результате которого два японца были убиты и один ранен, японцы в ночь на 5 апреля 1918 г. высадили во Владивостоке десант. Были введены патрули, произво дились обыски и даже аресты российских граждан. На следующий день был высажен английский де сант46. Протесты земства против действий Советов и иностранного вмешательства, как отмечает При морская областная земская управа в своем отчете, «оставались только протестами», обсуждение кото рых «отнимало только время и убивало энергию управы, так необходимые для её текущей работы»47.

При таких условиях Приморская областная земская управа инициировала созыв 3-го чрезвычайно го областного земского собрания на 20 апреля 1918 г., поставив перед ним два главных вопроса: об от ношении к иностранному десанту и о дальнейшем направлении земской деятельности. Заявив протест против иностранного десанта, как нарушающего суверенитет России, земское собрание по второму во просу стало на точку зрения неприемлемости советской власти. Осудив Советы за их притязание на присвоение себе всей власти и признав лишь за земством все полномочия народом избранной власти, земское собрание в то же время заявило, что не пойдет на насильственное упразднение Советов, по скольку последнее может привести к гражданской войне. Выразив полное доверие Приморской област ной земской управе, земское собрание предложило ей продолжить свою работу и лишь при фактиче ской невозможности этого приостановить её.

Однако через два дня после окончания заседаний 3-го чрезвычайного Приморского областного земского собрания, 25 апреля 1818 г., областная земская управа была насильственно разогнана. После чего в Приморье начался разгром всей деятельности областного, уездных и волостных земств и город ских самоуправлений.

Таким образом, опираясь на беднейшее крестьянство, солдатские массы и пролетариат, больше вики с весны 1918 г. осуществляли планомерное упразднение земских и городских самоуправлений и передачу всей власти Советам во всех областях Дальнего Востока России. Функции упраздняемых земств возлагались на Советы. В дальневосточных городах органы советской власти распускали думы, заменяя их муниципальными секциями при местных Советах48.

Органы местного самоуправления в рассматриваемый период проиграли Советам политическую борьбу за власть. Противоборствовавшие стороны, несмотря на имевшиеся возможности, более широ кие, чем в европейской части России, не смогли преодолеть антагонизм и наладить сотрудничество.

Это способствовало началу гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке России с лета года. Но опыт совместной работы, накопленный в конце 1917 – начале 1918 г., был востребован в пе риод формирования буферной Дальневосточной республики.

Крушанов А.И. Победа советской власти на Дальнем Востоке и в Забайкалье (1917 – апрель 1918 г.). – Владивосток, 1983. – С. 86.

2 ГААО. Ф. 30-и. Оп. 1. Д. 22. Л. 16–17.

3 Востриков Л.А., Востоков З.В. Хабаровск и хабаровчане: Очерки о прошлом. – Хабаровск, 1991. – С. 45.

4 Цит. по: Андреев А.М. Местные Советы и органы буржуазной власти (1917 г.). – М., 1983. – С. 77–78.

5 См., например: РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 746. Л. 64, 91–96.

6 Мухачёв Б.И. Политическая деятельность Владивостокской городской думы в марте 1917 – июле 1918 гг. // Известия Российского государственного исторического архива Дальнего Востока: Сб. науч. трудов. – Владивосток, 1998. – Т. III. – С. 161.

7 Цит. по: Там же.

8 Там же. – С. 163.

9 Лобанов В.Г. Старая Чита. – Чита, 2001. – С. 221.

10 Мухачёв Б.И. Становление власти первых Советов на Севере Дальнего Востока // Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны: Сб. науч. статей. – Владивосток, 1998. – С. 68.

11 Цит. по: Там же.

12 Кузин А.Т. Сахалинский ревком: Документально-исторический очерк. – Южно-Сахалинск, 2000. – С. 7.

13 Там же.

14 Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре. Установление советской власти в Амурской области. Март 1917 г. – апрель 1918 г. – Благо вещенск, 1973. – С. 90.

15 Амурское эхо. – 1917. – 16 ноября.

16 Голос труда. – 1917. – 19 ноября.

17 Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре. Установление советской власти в Амурской области. Март 1917 г. – апрель 1918 г. – С. 91.

18 Голос труда. – 1917. – 30 ноября.

19 Андреев А.М. Указ. соч. – С. 272, 276, 278.

20 Мухачёв Б.И. Александр Краснощеков: Историко-биографический очерк. – Владивосток, 1999. – С. 52.

21 Цит. по: Там же. – С. 53.

22 Там же. – С. 53–55.

23 Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре. Установление советской власти в Амурской области. Март 1917 г. – апрель 1918 г. – С. 99, 118.

24 Мухачёв Б.И. Александр Краснощеков: Историко-биографический очерк. – С. 55–59.

25 См.: Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре. Установление советской власти в Амурской области. Март 1917 г. – апрель 1918 г. – С. 118;

Андреев А.М. Указ. соч. – С. 282.

26 Дальсовнарком. 1917–1918 гг.: Сб. документов и материалов. – Хабаровск, 1969. – С. 35.

27 Мухачёв Б.И. Александр Краснощеков: Историко-биографический очерк. – С. 71–79.

28 Дальневосточные известия. – 1918. – 11 января.

29 Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре. Установление советской власти в Амурской области. Март 1917 г. – апрель 1918 г. – С. 108– 109.

30 Забайкальская новь. – 1918. – 3 января.

31 Очерки истории Читинской областной организации КПСС. – Иркутск, 1986. – С. 67–68.

32 Там же. – С. 68–69.

33 Шиндялов Н.А. Бюро самоуправлений Амурской области: Благовещенск–Сахалян–Благовещенск (март–сентябрь 1918 г.) // Рос сия и Китай на дальневосточных рубежах. – Благовещенск, 2003. – Вып. 6. – С. 23.

34 Подробнее см.: Там же. – С. 24–28.

35 Победа советской власти на Северном Сахалине (1917–1925 гг.): Сб. документов и материалов. – Южно-Сахалинск, 1959. – С. 63–65, 272.

36 Там же. – С. 66.

37 Там же. – С. 66–67.

38 Там же. – С. 11, 67–68.

39 Там же. – С. 11.

40 Там же. – С. 10.

41 Там же. – С. 80–81, 86–88, 272–274.

42 Отчет Приморской областной земской управы за шесть месяцев её деятельности // Доклады и материалы комиссий земского собрания. Т. 2. – Владивосток, 1919. – С. 4.

43 Там же.

44 Там же.

45 Там же. – С. 5.

Мухачёв Б.И. Политическая деятельность Владивостокской городской думы в марте 1917 – июле 1918 гг. // Известия Российско го государственного исторического архива Дальнего Востока: Сб. науч. трудов. – Т. III. – С. 165.

47 Отчет Приморской областной земской управы за шесть месяцев её деятельности // Доклады и материалы комиссий земского собрания. Т. 2. – С. 5–6.

48 Крушанов А.И. Указ. соч. – С. 172–174;

Близнякова А.В. Борьба большевиков за установление советской власти на Дальнем Востоке (март 1917 г. – март 1918 г.). – Хабаровск, 1957. – С. 62, 65–66;

Борьба за власть Советов в Бурят-Монголии (1917– 1918 гг.): Сб. докум. материалов. – Улан-Удэ, 1957. – С. 144, 156–157;

Борьба за власть Советов в Приморье (1917–1922 гг.): Сб.

документов. – Владивосток, 1955. – С. 117–118, 120–121;

Победа советской власти на Северном Сахалине (1917–1925 гг.): Сб.

документов и материалов. – С. 80–81;

Востриков Л.А., Востоков З.В. Указ. соч. – Хабаровск, 1991. – С. 46;

Лобанов В.Г. Указ. соч. – С. 225.

ДЭН СЯОПИН И РЕФОРМИРОВАНИЕ КИТАЙСКОГО ОБЩЕСТВА Р.Н. Паршуков канд. ист. наук, заслуженный работник культуры РСФСР, профессор кафедры истории и политологии МГУ им. адм. Г.И. Невельского На стыке веков редакция журнала «Международная жизнь» предложила пятистам представителям российской общественности назвать трех человек, которые «приложили руку» пусть и с противополож ными знаками к формированию облика эпохи, вошли в историю. По большинству голосов в тройку ли деров вошли Ленин, Сталин и Гитлер. В целом выявилось, что первая половина ХХ века богата круп ными историческими личностями: Л.Троцкий, В.Вильсон, Ф.Рузвельт, У.Черчилль, Ш.Голль, Мао Цзэдун и др. Среди политиков второй половины века их много меньше. Среди них выделяется лишь одна фи гура – Дэн Сяопин, которого китайцы торжественно называют «великий архитектор реформ». Он дей ствительно великий преобразователь Китая, ставший живой легендой при жизни.

Он родился в селении Пайфан провинции Сычуань 22 августа 1904 года в семье сельского интел лигента. До 1927 года был известен как Дэн Сисянь (Сяопин – партийный псевдоним). После окончания средней школы в Чунцине, в 1920 году уехал во Францию, был разнорабочим. Там он одно время жил вместе с Чжоу Эньлаем (1898-1976 г.г.), тогда и зародилась их дружба, не раз потом выручавшая Сяо пина из труднейших ситуаций политической борьбы. В 1922 г. Дэн вступил в Социалистический союз молодежи Китая, в 1924 г. – в европейское отделение Коммунистической партии Китая (КПК). Дэн бы стро проявил себя хорошим организатором-подпольщиком. В 1925 г., попав в поле зрения французской полиции, уехал в Советский Союз. Учился в коммунистическом университете трудящихся востока под фамилией Дозоров. В связи с намечавшимся его переводом из кандидатов в члены ВКП(б), особо от мечали его большие способности и успехи в организационной работе.


В 23 года в августе 1927 г. – в переломный момент в жизни КПК, он возвратился в Китай, работал в Сианьском военно-политическом училище, был секретарем главного фронтового партийного комитета КПК и с тех пор неизменно входил в круг высших руководящих работников партии и ее армии. Прини мал участие во всех важнейших событиях в жизни страны. В сложнейших ситуациях он проявлял стой кость и хладнокровие.

В 1945 г. был избран членом ЦК КПК, в 1955 г. – членом Политбюро ЦК КПК. После образования Китайской Народной Республики (КНР) в 1949 г. исполнял обязанности министра финансов, был за местителем председателя Юго-Западного административного комитета Китая, с 1952 г. – заместите лем председателя Государственного Совета КНР, на VIII съезде КПК в 1956 г. избран Генеральным секретарем ЦК КПК. Трижды – первый раз в середине 30-х годов – за близость к Мао Цзэдуну, а затем дважды в годы «культурной революции» по указанию и с согласия Мао его снимали «со всех постов в партии и вне ее», но это не сломило его волю и характер.

К середине 50-х годов, когда он стал бесспорным лидером страны, Дэн Сяопин накопил уникаль ный опыт. В годы антияпонской и гражданской войн в Китае он был политкомиссаром крупнейших во енных соединений армии КПК. В первые годы после создания КНР Дэн Сяопин занимался всеми сто ронами жизни провинций Юго-Западного Китая – территории с населением, превышавшим по числен ности население многих стран Европы. Дэн Сяопин неоднократно приезжал в СССР, он присутствовал на ХХ съезде КПСС. В 1957 и 1960 годах Дэн Сяопин – второе лицо в делегациях КПК, выезжающих в Москву во главе с Мао Цзэдуном и Лю Шаоци соответственно.

В 1957 г., будучи в Москве, Мао Цзэдун в беседе с Н.С.Хрущевым доверительно сообщил тому о своем намерении оставить пост Председателя КПК и заняться профессорской деятельностью, в каче стве своих возможных преемников он назвал Лю Шаоци, Чжоу Эньлая и Дэн Сяопина, отметив послед него как талантливого руководителя, сочетавшего гибкость и принципиальность, широту мышления и целеустремленность, мягкость и твердость1.

В начале 60-х годов после провала политики «большого скачка», проводимой председателем КНР Мао Цзэдуном («три года упорного труда – десять тысяч лет счастья»), вместе с Лю Шаоци и Чжоу Эньлаем Сяопин выступил инициатором новой «политики урегулирования», предложил создать в де ревне мелкотоварное производство, поделить обобществленную землю между крестьянами, разре шить им сдавать ее в аренду и свободно реализовывать излишки сельскохозяйственной продукции.

Именно тогда прозвучала его знаменитая фраза: «Неважно, какого цвета кошка – белая или черная, лишь бы она хорошо ловила мышей».

В годы «культурной революции» он был объявлен «вторым лицом в партии, идущим по капитали стическому пути» (после Лю Шаоци – Председателя КНР в 1959-1968 годах). В 1967-1969 годах нахо дился под домашним арестом в Чжуннаньхае – пекинском Кремле. В 1969 г. вместе с женой и младшей дочерью был сослан в отдаленную провинцию Цзянси, где работал слесарем-механиком на транспорт ном заводе в Наньчане.

В начале 1973 г. был реабилитирован, восстановлен в составе ЦК, избран в Политбюро. Выполнял обязанности одного из двенадцати заместителей премьер-министра Чжоу Эньлая. В январе 1975 г. из бран Председателем КПК и начальником Генерального штаба Национальной объединенной армии Ки тая (НОАК). В начале 1976 г. был обвинен в подстрекательстве к «контрреволюционным беспорядкам»

в стране и смещен со всех партийных и государственных постов. Избежал физической расправы, скры вался в Южном Китае у друзей.

После смерти Мао Цзэдуна (9 сентября 1976 г.) вернулся в политику. Был утвержден заместителем председателя (позже – председателем) Военного Совета КНР и начальником Генерального штаба НОАК, председателем Центрального военного совета ЦК КПК, заместителем премьера Госсовета КНР.

С 1982 г. – член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, председатель Центральной Комиссии со ветников КПК. С 1983 по 1988 годы – председатель всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая2.

Фактически определяя политику страны после 1978 г., Дэн Сяопин формально никогда не занимал высший пост в иерархии власти. В 1980 г. он отказался, ссылаясь на возраст, возглавить партию, в 1989 г. ушел со всех официальных постов. Тем не менее, по общему согласию руководства именно Дэ ну представлялось последнее слово в решении сложнейших вопросов внутренней и внешней политики.

Дэну было почти 75 лет, когда он, став политическим лидером страны, начал подготовку партии и общественного мнения страны к переменам, поиск путей радикальных социально-экономических пре образований Китая под лозунгами «раскрепощения сознания», «искать истину в фактах» и «практика – критерий истины». Будучи прагматиком, он, несмотря на солидный возраст, сумел трезво взглянуть на опыт прошлого вырваться из его оков, на что способны немногие и в более молодом возрасте. Став общепринятым руководителем страны, он начал осторожное, но целеустремленное осуществление реформ не практике, умножая число своих сторонников, привлекая к руководству страной более моло дых, образованных и преданных делу реформ сторонников.

Первоначально идеи качественного обновления экономики были сформулированы на эмпириче ском уровне – в виде лозунга так называемых «четырех модернизаций» (в сферах промышленности, сельского хозяйства, науки и обороны).

В декабре 1978 г. на III пленуме ЦК КПК он предложил перенести центр тяжести всей работы пар тии на социалистическую модернизацию КНР. Объявив, что Китай и впредь будет придерживаться из бранного ранее социалистического пути, сохранит руководящую роль КПК, не изменит принципам дик татуры пролетариата, идеям марксизма-ленинизма в целом и Мао Цзэдуна в частности, инициатор ки тайских реформ решительно отказался от устаревших догм. Дэн Сяопин считал, что благоприятно все, что способствует развитию производительных сил, мощи государства и росту жизненного уровня. Он поставил задачу создать современную индустрию, перестроить аграрную и социальную структуру, по высить материальный уровень жизни народа. Укрепить национальную безопасность, обеспечить со хранение территориальной целостности. В начале 80-х годов он ликвидировал анархию, царившую в период «культурной революции», и восстановил централизованное руководство экономикой страны.

Был убежден в том, что экономическое развитие может быть успешным тогда, когда его направляет сильная государственная власть.

На рубеже 70-80-х годов Дэн Сяопин дополнил идею «четырех модернизаций» концепцией «трех стратегических шагов». В 1979 г. он на смену маоистской уравниловке выдвинул в качестве стратеги ческой задачу построения в Китае не коммунистического строя, а общества «среднего достатка» – «сяокан». Согласно древним воззрениям такое общество представляет собой отправной момент для движения к следующей, высшей стадии общественного развития – «датун», где нет классового рас слоения, где «все равны и свободны».

В его трактовке построение общества «среднего достатка» означало, что на первом этапе решался вопрос «тепла и сытости», то есть обеспечения основной массы китайского населения продовольстви ем и одеждой.

В 1978 г. XIII съезд КПК охарактеризовал «сяокан» уже как «очередной этап на пути социалистиче ской модернизации Китая». К концу второго этапа (к 2000 г.) Китай должен был выйти на уровень «об щества сяокан». Это конфуцианское понятие, широко используемое в современной китайской идеоло гии, в том числе некоммунистической, означает «общество умеренной зажиточности и малого спокой ствия». Количественными ориентирами построения «общества сяокан» были объявлены учетверение общего объема ВВП и достижение душевым ВВП отметки 1000 долларов.


На XVI съезде КПК (в 2002 г.), исходя из уровня ВВП Китая на душу населения в 1000 долл., было констатировано, что в КНР «общество среднего достатка» «в основном построено». При этом имеется в виду, что такое общество построено в городах, где живет преуспевающая часть населения. Постав лена задача: к концу третьего этапа (середина XXI в.) построить «общество среднего достатка» для всего Китая и достигнуть показателей, характерных для среднеразвитых стран;

это будет означать, что модернизация в основном завершена.

Первым обоснованием практических шагов в сторону рынка стала сформулированная в докумен тах III пленума ЦК КПК 12 созыва (октябрь 1984 г.) теоретическая модель «планового товарного хозяй ства». Вскоре на XIII съезде КПК в 1987 г. была выдвинута концепция «начальной стадии социализма»

– весьма длительного периода (не менее 100 лет). Имелось в виду, что Китаю нужно проделать многое из того, что другие страны прошли в условиях движения по капиталистическому пути. Для развития производительных сил Китая нужно использовать любые инструменты хозяйствования, которые будут этому способствовать – не только негосударственные уклады в национальной экономике, но и ино странные капиталы и технологии.

Новый импульс перехода к рыночным отношениям был придан Дэн Сяопинем в январе 1992 г. То гда, в ходе поездки по четырем южным городам страны, китайский лидер заявил, что план и рынок можно использовать как инструменты хозяйствования и при социализме, и при капитализме. Поэтому не нужно бояться применять в условиях Китая хозяйственный инструментарий, доказавший свою по лезность в капиталистических странах. В качестве критерия эффективности хозяйственных новаций, Дэн Сяопин сформулировал принцип «трех благоприятствований»: использование нового экономиче ского механизма считалось целесообразным, если могло приносить пользу развитию производитель ных сил, увеличению совокупной мощи государства, подъему жизненного уровня народа.

Во многом в развитие этих идей Дэна в октябре 1992 г. на XIV съезде КПК была выдвинута концеп ция «социалистической рыночной экономики», социализм был признан разновидностью рыночного хо зяйства. При этом предполагалось многообразие форм собственности, при доминировании государст венной и коллективной. Новое состояло в том, что под «начальной стадией социализма» имелось в ви ду нечто уже существующее, тогда как «социалистическая рыночная экономика» рассматривалась как цель на перспективу, а реформы – как средство ее достижения3.

Итак, к началу 90-х годов Дэн Сяопин открыто признал ведущую роль в распределении ресурсов общества «социалистических рыночных отношений». Оставаясь лидером коммунистов, он поощрял развитие различных форм собственности, проводил политику открытых дверей, что стимулировало привлечение иностранного капитала в Китай, горячо поддерживал идею создания специальных эконо мических зон в приморских городах. Он призывал «смело мыслить и смело действовать».

Состоявшийся в октябре 1992 г. XIV съезд КПК прошел под знаком принятия в качестве официаль ной партийной линии идей, высказанных Дэн Сяопинем во время поездки на Юг. Именно эти идеи лег ли в основу доклада Цзян Цзэминя. Именно с ними связал Генеральный секретарь ЦК КПК наступление нового этапа в осуществлении политики реформ, открытости и модернизации. Он подчеркнул, что ос новные положения о направлении преобразований, изложенные в высказываниях Дэн Сяопина, явля ются не временной установкой партии, а будут действовать на протяжении ста лет, то есть на всем протяжении начального этапа развития социализма4.

С началом реформ в 80-е годы в полной мере проявился талант Дэна как лидера, особенности его мышления и личности. Харизма Дэн Сяопина сложилась уже к середине 80-х годов, когда в результате реформ в деревне за крайне короткий период страна ощутила заметное повышение уровня жизни, ос вободилась от разрушительных политических компаний и левацкого догматизма. Авторитет Дэн Сяо пина в глазах всех слоев населения затмил и превзошел не только Мао, но и пользовавшегося глубо кой симпатией в Китае Чжоу Эньлая. Конечно, Дэн знал об этом. Но он решительно и твердо противил ся попыткам создать новый культ личности, его собственный культ.

Его личный стиль политических выступлений с высоких трибун, манера общения с представителя ми зарубежных стран, были лишены аффектации и демонстративных эффектов. Встречавшихся с ним поражала глубина знания предмета бесед. Острота реакции, сочетавшаяся с простотой манеры изло жения и умения оставаться самим собой в любой обстановке, с любым гостем, будь то английская ко ролева или Генри Киссинджер.

Выступая за социальную справедливость, осуждая и принимая суровые меры против коррупции и коррупционеров, он был чужд популизма и популистских жестов, отчетливо понимая, что рыночный со циализм не может быть царством упрощенно понимаемого всеобщего равенства в доходах. Его особо ценное качество как лидера проявилось в умении найти и выдвинуть на ключевые посты управления страной талантливых людей, способных решать актуальные проблемы, проводить в жизнь замыслы и планы политики реформ. При Дэне в руководящие партийно-государственные органы пришла целая плеяда – новое поколение руководителей, показавших на практике приверженность идее реформ и умение их проводить5.

Заслуживает внимания то, что при преемниках Дэна в Китае продолжали работать над собствен ной политико-идеологической доктриной, так называемой «китайской моделью развития», в которую так или иначе пытаются встроить весь накапливаемый опыт китайских реформ – от теории Дэн Сяопи на до нынешнего «социалистического гармоничного общества». Данная работа далека от завершения, но в ведущих мировых аналитических центрах уже широко анализируется возможное влияние данной модели развития на другие страны.

Ибо за последнюю четверть ХХ и начало XXI веков, реализуя идеи Дэн Сяопина, китайская эконо мика выросла почти в 15 раз при среднегодовом темпе роста свыше 9%. По размеру ВВП, который пе ревалил за 2 триллиона долларов, Китай вышел на четвертое место в мире. Благодаря быстрому росту внешней торговли – в 80 раз, с 21 до 1600 миллиардов долларов, или с 4,6% в 90-е годы до 9,4% в ми ровой торговле в настоящее время. Наряду с США, Германией и Японией страна образовала своеоб разный клуб ведущих мировых торговых держав. Пекин вышел на первое место в мире по золотова лютным резервам, достигшим триллиона долларов. Это произошло на фоне впечатляющего роста прямых иностранных инвестиций. За годы реформ в стране создано 570 тысяч предприятий с участием иностранного капитала на общую сумму 670 млрд. долларов.

Страна включилась в международную специализацию и кооперирование производства, заняв прочные позиции в выпуске массовых видов продукции. Началось создание базы, которая может дать Китаю возможность войти в ряды ведущих производителей новой и новейшей техники и технологий.

Китай начал превращаться в экспортера капитала. Официальный экспорт капитала его нефинан совых организаций увеличился с 3 млрд. долларов в 2003 г. до 16,1 млрд. долларов в 2006 г. В середи не 2006 г. общий объем прямых китайских инвестиций за рубежом превысил 63,6 млрд. долларов6.

Страна обрела роль важного участника геоэкономических процессов. Расценивая себя как «стра тегического партнера» в отношениях со многими странами мира, Китай одновременно и неизменно вы ступает в качестве конкурента и соперника, добиваясь реализации своих долгосрочных национальных интересов.

Китай стал крупным, признанным игроком на геополитической арене. Без его участия не принима ются решения мирового сообщества по узловым вопросам современности.

Подводя итог сказанному можно утверждать, что реформирование китайского общества, начатое в конце 70-х годов прошлого века по инициативе Дэн Сяопина, проходит в целом успешно и будет про должено в новом столетии. При всей противоречивости и непоследовательности своей политики он разбудил в китайском обществе такие силы, которые постоянно направлены на обеспечение дальней шего динамичного социально-экономического развития Китая.

Примечания:

1. Делюсин Л.П. Дэн Сяопин и реформация китайского социализма. – М., 2003. С.51.

2. Политики и правители. – М., 1999. С.191-192;

Титаренко М., Григорьев А. Дело и эра Дэн Сяопина // Проблемы Дальнего Востока. 1997. №2. С.9-10.

3. Мозиас П.М. Идеология экономических реформ в Китае: основные этапы эволюции // Мировая экономика и международ ные отношения. 2007. №11. С.63, 64.

4. Делюсин Л.П. Указ. соч. С.154-155.

5. Титаренко М., Грирорьев А. Указ. соч. С.11.

6. Овчинников В. Взлет Китая и будущее России // Утро России. 2007. 31 марта. С.4;

Гельбрас В.Г. Цена экономических ус пехов Китая // Мировая экономика и международные отношения. 2007. №9. С.27-28.

СОДЕРЖАНИЕ ОТ РЕДАКЦИИ.................................................................................................................................................................................... ИСТОРИЯ МОРСКОГО СУДОХОДСТВА Ф.А. Григоренко............................................................................................................................................................................. РАБОТЫ АКАДЕМИКА Л.Н.ИВАНОВА О ПОЛИТИКО-ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ЗА ГОСПОДСТВО НА ТИХОМ ОКЕАНЕ (К 50-ЛЕТИЮ СО ДНЯ КОНЧИНЫ ВЫДАЮЩЕГОСЯ РУССКОГО УЧЕНОГО) А.В. Овлащенко.............................................................................................................................................................................. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЕ) ОРГАНЫ ВЛАСТИ РОССИИ В БОРЬБЕ С ПЬЯНСТВОМ И АЛКОГОЛИЗМОМ Н.В. Гузман................................................................................................................................................................................... ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В БОРЬБЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ В.В. Порайко................................................................................................................................................................................. САМУРАИ: ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ПОДГОТОВКА К СОЦИАЛИЗАЦИИ Т.К. Гусельникова......................................................................................................................................................................... ИЗДАТЕЛЬСКОЕ ДЕЛО НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.: К ВОПРОСУ ОБ ИСТОРИОГРАФИИ ПРОБЛЕМЫ В.В. Бондаренко........................................................................................................................................................................... ИЗУЧЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОЙ ПРОИЗВОДНОЙ АНГЛИЙСКОЙ ЛЕКСИКИ В РЕЧЕВОМ УПОТРЕБЛЕНИИ – ПРОЦЕСС ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ.................................................................................................................................................. Л.П. Ефанова................................................................................................................................................................................ УНИВЕРСИТЕТСКОЕ СООБЩЕСТВО ЕВРОПЫ XVI - КОНЦА XVIII ВЕКОВ (СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЛИК) Д.А. Литошенко........................................................................................................................................................................... ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИКИ РОССИИ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ В ПОСЛЕПЕТРОВСКУЮ ЭПОХУ: XVIII ВЕК Е.Ю. Смородникова...................................................................................................................................................................... «ИЗВЕСТИЯ ВОСТОЧНОГО ИНСТИТУТА» КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ Е.В. Текутьева............................................................................................................................................................................. ПРОБЛЕМА СОДЕРЖАНИЯ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ Т.А. Арташкина............................................................................................................................................................................ ЛИЧНОСТНЫЙ ПОДХОД В ВОСПРИЯТИИ СТУДЕНТАМИ ГУМАНИТАРНЫХ КОМПОНЕНТОВ В ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ Т.А. Крупа...................................................................................................................................................................................... ЗНАЧЕНИЕ НОВОЙ МОДЕЛИ МЕДИЦИНЫ В.В. СИНЕЛЬНИКОВА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ МИРОВОЗЗРЕНИЯ И ПРАВИЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ С.С. Лядов..................................................................................................................................................................................... УПРАВЛЕНИЕ КОЛОНИЗАЦИЕЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX В.: ОЧЕРК ИСТОРИОГРАФИИ А.А. Илларионов, Я.А. Барбенко, Е.С. Харчевникова............................................................................................................... ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ ПРИАМУРСКОГО КРАЯ КАК ПРЕДПОСЫЛКА ФОРМИРОВАНИЯ ПРИРОДООХРАННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ЮГЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

С. Д. Пинчук.................................................................................................................................................................................. АКТУАЛЬНЫЕ УРОКИ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ 1904-1905 ГГ.

Е.Б. Марин..................................................................................................................................................................................... ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОРЕЙЦЕВ В ПРИМОРЬЕ Л.А. Долгих................................................................................................................................................................................... ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В МАРТЕ 1917 Г. – ИЮНЕ 1918 Г.

Г.Я. Тригуб.................................................................................................................................................................................... ДЭН СЯОПИН И РЕФОРМИРОВАНИЕ КИТАЙСКОГО ОБЩЕСТВА Р.Н. Паршуков.............................................................................................................................................................................. Уважаемые коллеги!

Редакция серии «Обществоведческие науки» Вестника МГУ им. адм. Г.И. Невельского приглашает преподавателей, сотрудников, студентов старших курсов, аспирантов и соискате лей Морского государственного университета, вузов г. Владивостока, Приморского края и дальневосточного региона, а так же всех заинтересованных авторов опубликовать свои науч ные статьи и материалы на страницах выпусков серии.

Содержание выпусков серии будет определяться следующими постоянными рубриками:

I. История морского транспорта;

II. Военно-морская история;

III. Социологические и экономико-антропологические исследования метасистемы водно го транспорта;

IV. Гуманитарные проблемы освоения мирового океана;

V. Морская геополитика, международные отношения и проблемы безопасности;

VI. Тихоокеанская полития: политические реалии и исследования;

VII. Культурное пространство Азиатско-тихоокеанского региона;

VIII. Языковое многообразие и межкультурные коммуникации Азиатско-тихоокеанского ре гиона;

IX. Дар Прометея: образование и наука в цивилизационном развитии региона;

X. История и теория техносферы транспорта и морских коммуникаций;

XI. Философское сообщество Азиатско-тихоокеанского региона;

XII. Проблемы региональной интеграции;

XIII. Дальний Восток России и страны Северо-восточной Азии: прошлое и настоящее;

XIV. Наследие: Жемчужина пацифиды (публикация источников, памятников литературы, документальных материалов) Работы студентов старших курсов, аспирантов и соискателей принимаются с рекоменда цией научных руководителей.

Срок подачи материалов в очередные выпуски серии «Обществоведческие науки»

Вестника МГУ им. адм. Г.И. Невельского – до 16 апреля ежегодно.

Требования к объёму и оформлению предоставляемых в редакцию материалов:

1. Объём – не более 0,5 п. л. (20 000 печатных знаков с пробелами).

2. Поля: верхнее, нижнее, правое и левое – 3 см.

3. Параметры шрифта: Times New Roman, кегль 14, красная строка – 0,7 см.

4. Сноски и примечания в конце страницы 10 кеглем.

5. Материалы предоставляются в редакцию в печатном (бумажном) и электронном (на дискете) виде, имя файла – фамилия (и) автора (ов).

Материалы направлять по адресу:

690059, г. Владивосток, ул. Верхнепортовая, 50а, Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского, учебный корпус № 2, кафед ра истории и политологии, ауд. № 0304.

Тел.: (4232) 49-77-93;

Внутренний тел.: 51-38. E-mail: gusocse_vmsun@mailgate.ru.

Вестник Морского государственного университета Серия: Обществоведческие науки Публикуется в авторской редакции Уч.-изд. л. 9,4 Формат 60 84/ Тираж 150 экз. Заказ № Отпечатано в типографии ИПК МГУ им. адм. Г.И. Невельского Владивосток 59, ул. Верхнепортовая, 50а

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.