авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«из ФОНДОВ Р О С С И Й С К О Й Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н О Й Б И Б Л И О Т Е К И Михайлов, Андрей Валерьевич 1. Роль императивных норм в правовом регулировании отношений между ...»

-- [ Страница 3 ] --

"Индивидуальным предпринимателем является лицо, которое ведет дело за свой счет, лично занимается управлением бизнесом и несет личную ответственность за обеспечение необходимыми средствами, самостоятельно принимает решения".^'^^ Американский профессор Р.

Хизрич определил предпринимательство как процесс создания чего-то нового, что обладает стоимостью. Предприниматель в его понимании человек, который затрачивает на это все необходимое время и силы, берет на себя весь финансовый, психологический и социальный риск, получая в награду деньги и удовольствие достигнутым.''' В.Ф. Попондопуло определяет предпринимательскую деятельность как совокупность правомерных волевых действий, совершаемых профессионально, систематически в целях извлечения прибыли и на свой риск лицом, зарегистрированным в качестве предпринимателя.''^^ Т.В.

Кашанина определяет предпринимательство как инициативную деятельность хозяйственных субъектов, основанную на их самостоятельности, личной заинтересованности и ответственности, новаторстве и риске.'^^ Существуют и иные определения.'^' Различные ученые в качестве основного, системообразующего признака '"'^ Бусыгин А.В. Предпринимательство. М.: ИНФРА-М, 1998. - с. 15.

'"'^ Хоскинг А. Курс предпринимательства. М., 1993. - с. 28.

'""^ Хизрич Р., Питере М. Предпринимательство. Вып. 1. М., 1991. -с. 20.

'''^ Попондопуло В.Ф. Проблемы правового режима предпринимательства. Автореф.

докт. дисс. СПб., 1994. - с. 17.

'^'^ Кашанина Т.В. Предпринимательство (правовые основы). М.: Юрид. лит., 1994. - с.

9.

'^' См.: Тишанская О.В., Основы правового регулирования предпринимательской деятельности: трудоправовой аспект. Автореф. канд. дисс. СПб., 1995. - с. 11-13, Попондопуло В.Ф. Коммерческое право // Под ред. В.Ф. Яковлева. СПб., 1993. - с. 9.

предпринимательства выделяли предпринимательский риск (основоположник - французский экономист 18 века Р. Кантильон) и инновационность (И. Шумпетер).

Таким образом, предпринимательские отношения всегда связаны с полезной производительной деятельностью. В рамках любой организационной формы они должны основываться на свободе предпринимательства и предпринимателя, деловом риске, профессионализме и инициативности. ^^ Важнейшей предпосылкой появления и здорового развития предпринимательства является наличие цивилизованного рынка и экономической свободы в государстве. "Предпринимательство неотделимо от экономической свободы человека. Фактически свобода предпринимательства есть конкретизация свободы человека в экономической сфере."'^"^ Понятие "предпринимательская деятельность", естественно, используется в законодательстве стран СНГ. На взгляд автора, заслуживает внимания определение понятия "предпринимательская деятельность", используемое в ст. 1 Гражданского Кодекса Республики Беларусь,'^^ сконструированное более подробно, чем определение, присутствующее в ст. 2 ГК РФ. Предпринимательская деятельность понимается как самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, Предпринимательство в конце XX века. М., 1992. - с. 20- 35.

1 S'^ Плиев Э.Г. Правовые проблемы iпредпринимательства в России. Цивилистический Плиев Э.Г. Правовые проблемы аспект. - М.•."Проспект", 1999. - с. 7.

'^'^ Гаджиев Г.А.

Защита основных Э экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации.. М., 1995. - с. 123.

продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления.

Учитывая вышеизложенное, можно определить предпринимательские отношения как совокупность общественных отношений между лицами, специально зарегистрированными в качестве предпринимателей, основанных на инициативности, взаимной имущественной ответственности и риске и имеющих общую цель получение прибыли. В данном случае под лицами, специально зарегистрированными в качестве предпринимателей мы понимаем как индивидуальных предпринимателей, так и юридических лиц — коммерческих организаций. В литературе встречается также термин "хозяйственные отношения", причем многие ученые считают последний термин более широким. Так, И.В. Дойников включает в хозяйственные отношения два компонента: "горизонтальные: отношения предприниматель - предприниматель", собственно предпринимательские отношения, и отношения "вертикальные: предприниматель - орган управления". Хозяйственные отношения рассматриваются как предмет правового регулирования Российского предпринимательского права.'^^ В СССР под хозяйственным правом понимали совокупность правовых норм, определяющих порядок руководства и осуществления хозяйственной деятельности и регулирующих отношения между предприятиями и организациями, а также их структурными звеньями. B.C. Мартемьянов писал, что "хозяйственное право как отрасль права представляет...

'^^ Гражданский кодекс Республики Беларусь. - Мн.: Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. Официальное издание, 1999. - 512 с ;

'^^ Дойников И.В. Предпринимательское (хозяйственное право). М.: "Брандес", 1998. с. 7.

совокупность норм, регулирующих предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе некоммерческие, отношения, а также отношения по государственному регулированию экономики в целях 1 СП обеспечения интересов государства и общества". Хозяйственные отношения этимологически представляют из себя совокупность действий любых субъектов по ведению и оформлению хозяйственных операций, это не только сфера контроля и действия властных велений государства, но и действия по открытию счета, зачислению средств на счет, оформлению накладных и т.д. Фактически со сменой наименования учебного курса Хозяйственного права на Российское предпринимательское право произошла переоценка содержания данного курса - наряду со старыми управленческими нормами введены новые, регламентирующие вопросы предпринимательской деятельности. Однако вполне можно говорить о качественно новом подходе к экономико-правовым дисциплинам вообще:

новым содержанием наполнены и частные отношения — провозглашается цель: получение прибыли, и по-иному оформлены отношения вертикальные: вместо административных указаний используются опробированные в других странах механизмы - лицензирование, сертификация, конкурентное право и т.д.

В целом анализ состояния правового регулирования отношений с участием предпринимателей позволяет согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что предпринимательское законодательство в России находится в стадии становления, а действующая правовая система пока не может гарантировать права и интересы предпринимателей.

Поэтому чрезвычайно актуальными представляются юридические ' " Мартемьянов B.C. Хозяйственное право. М.: 1994. Т.1. -с. 1.

'^^ Очередько В.П. Государственно-правовое регулирование безопасности предпринимательства. Автореф. докт. дисс, С.-Пб, 1998. - 49 с. - С.7.

разработки в данной области'^^, причем главное, разумеется, не то, как организованы нормы предпринимательского права, а насколько эффективно эти нормы соответствуют потребностям экономического развития страны. Здесь важен приоритет содержания перед формой.

Гражданское право представляет собой обширную и разработанную отрасль права, включающую большое количество различных правовых институтов. В значительной части данных институтов отношения с участием предпринимателей регулируются специальными нормами, отличающимися от норм, регламентирующих деятельность остальных I субъектов гражданского права, т.е. не предпринимателей. Целью данной ' части исследования является анализ роли императивных норм при регулировании отношений с участием предпринимателей в некоторых подотраслях и институтах гражданского права.

Институт юридического лица.

Данное правовое образование'^*^ имеет исключительно большое значение в регулировании предпринимательских отношений, так как средний и крупный бизнес использует для осуществления предпринимательской деятельности именно конструкции юридического лица. Известны, конечно, попытки рассматривать как предпринимателя исключительно физическое лицо.'^' Но, думается, правомерно использовать термин "предприниматель" в широком смысле, так как юридическое лицо, бесспорно, является субъектом предпринимательской деятельности.

"' О предпринимательском праве см.: Белых B.C. Предпринимательское право в системе права России // Правоведение. 2001. № 1. - С. 115 - 136.

'^° Выражение "правовое образование" используется в современной литературе для обозначения различных подразделений права. См., например: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. - М.: Издательство НОРМА, 1996. - 432 с.

'^' Алексий П.В. Правовой статус субъектов предпринимательской деятельности.

Автореф. канд. дис. М., 1996. - с. 10.

На наш взгляд, можно говорить о преимущественном использовании императивных норм в институте юридического лица. Происходит это потому, что основное количество норм института используется для определения лицевого состава участников отношений и конкретных особенностей отдельных субъектов, что предполагает использование императивных норм. Поэтому используются в основном обш;

езакрепительные и констатирующие нормы. Примером может явиться само определение юридического лица (п. 1 ст. 48 ГК РФ), а также законодательное разделение всех юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации (п.1 ст. 50 ГК РФ). Императивные нормы исследуемого института могут быть и обязывающими. Например, "Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету" (абз. 2 п.1 ст. 48 ГК РФ). Значительно реже используются запрещающие императивные нормы, это связано с общим правоустанавливающим характером норм 4 главы ГК РФ. Примером запрещающей нормы может быть норма: "Отказ в регистрации по мотивам нецелесообразности создания юридического лица не допускается" (п. 1 ст. 51 ГК).

Представляется достаточно интересным способ отнесения отдельных организаций к коммерческим либо некоммерческим. Для первых дан закрытый перечень: это хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия (п. 2 ст. 50 ГК РФ). Перечень организаций некоммерческих, напротив, является открытым, некоммерческие организации мог'т создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом (п. 3 ст. ГК РФ). Формально и так, и другая норма является императивной констатирующей, так как участники гражданско - правового отношения не могут произвольно изменить данную норму. Однако необходимо обратить внимание, что императивное начало в первом случае выражено значительно сильнее - перечень закрыт и может быть изменен только с изменением данной конкретной нормы. Во втором случае возможно дополнение перечня путем принятия иного законодательного нормативно правового акта.

В институте юридического лица нормы, регламентирующие деятельность предпринимателей наиболее последовательно отделены от норм, регламентирующих деятельность иных субъектов гражданского права. Происходит это именно в силу законодательного обособления коммерческих и некоммерческих организаций. Предпринимателем формально является коммерческая организация. Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ). Ряд императивных норм касается только предпринимателей либо некоммерческих организаций. Например, абз. 4 ст. 54 ГК РФ гласит:

"Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование".

Вообще все нормы института юридического лица можно разделить на три группы: статические, динамические и специальные. К первой группе можно отнести нормы, устанавливающие наиболее общие положения юридического лица как субъекта гражданских прав (ст.ст.48- ГК РФ). Для данной группы наиболее характерны общезакрепляющие и констатирующие императивные нормы. Динамические нормы описывают возможное развитие (динамику) юридического лица как субъекта, это вопросы общие реорганизации и ликвидации юридического лица, а также некоторые смежные с ними вопросы (ст.ст. 57-65 ГК РФ). Наиболее характерны общезакрепляющие и констатирующие императивные нормы процедурного характера. Наконец, наиболее обширная группа норм (специальные нормы) касается отдельных юридических лиц. К этой группе можно отнести не только нормы ГК РФ, но и нормы специальных законов (от 24 ноября 1995г. "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью"'^\ от 08.05.96 "О производственных кооперативах"'^"*, от 12.01.96 "О некоммерческих организациях"). Внутри данной специальной группы присутствует естественная классификация по организационно — правовым формам.

В целом в специальной группе норм соотношение императивных и диспозитивных норм несколько иное, чем в иных группах. При приоритете общезакрепляющих и констатирующих императивных норм часто используются иные императивные нормы. Появляются в заметном количестве нормы диспозитивные. Особенно много диспозитивных норм в пединституте полного и коммандитного товариществ. Например, п. 2 ст.

71 ГК РФ гласит: "Каждый участник полного товарищества имеет один голос, если учредительным договором не предусмотрен иной порядок определения количества голосов его участников". Ст. 72 (п. 1) определяет, что каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно, либо ведение дел поручено отдельным участникам.

Таким образом, в институте юридического лица используются преимущественно императивные нормы, причем, как правило, общезакрепляющие и констатирующие. Соответственно, несмотря на то, что императивные нормы в институте юридического лица выполняют общие функции, наиболее ясно проявляется в институте регулятивную и структурирующую функции.

Интересной представляется дискуссия о природе устава юридического лица. В литературе высказано мнение, что договорная СЗРФ. 1996. № 1. Ст. 1.№25.Ст. 2956.

' " С З Р Ф. 1998. №7, ст. 785.

'^^ СЗ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321.

концепция устава перестала отвечать современному пониманию феномена юридического лица, необходимо, прежде всего, рассматривать юридическое лицо как организацию, а не союз лиц.' ^Фактически данное мнение подчеркивает необходимость и естественность присутствия публичных методов в институте, и, соответственно, преимущественное использование императивных норм.

Цели и функции императивных норм в институте юридического лица можно рассмотреть при исследовании целей функций самого института в целом. Часть целей и задач института юридического лица описывается преимущественно диспозитивными (например, оформления коллективных интересов), часть - императивными нормами. На наш взгляд, главнейшими целями и задачами императивных норм в институте юридического лица являются:

• объединение и управление капиталом;

• обеспечение организационного единства и имущественной обособленности;

• защита интересов кредиторов;

• защита прав и интересов участников юридического лица;

• обеспечение юридического равенства субъектов;

• индивидуализация юридического лица.

Объединение капиталов в частном праве осуществляется волей и инициативой самих субъектов права, здесь налицо диспозитивный метод правового регулирования. Но нормы, регламентирующие сам процесс объединения капиталом, как правило, имеют императивный характер Степанов Д. Правовая природа устава юридического лица.// Хозяйство и право.

2000. № 6. - с. 41-49.

'^^ О функциях института юридического лица, см., например: Гражданское право.

Учебник. Часть 1. / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.- с. 111. Советское и иностранное гражданское право (проблемы взаимодействия и развития) // Под. ред.

МозолинаВ.П. М.:1989.-с. 179- 182.

(например, общие нормы ст.ст. 51 и 52 ГК РФ). Императивной является норма п. 6. ст. 66 ГК РФ: "Вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку." Вообще организация юридического лица связана с реализацией императивных норм, т.к. под созданием юридического лица понимают систему организационных отношений, императивно определяющих временные границы, характер конкретных последовательных действий субъектов и т.д.'^^ Управление капиталом и ведение дел юридического лица, с одной стороны, должны регулироваться таким образом, чтобы подчеркнуть приоритет воли учредителя как частного лица.. Диспозитивные начала, например, присутствуют в пп. 1 и 2 ст. 53 ГК РФ. Однако частная воля должна иметь определенные сдерживающие рычаги, прежде всего в целях защиты интересов иных лиц. Во-первых, это публичные интересы, интересы общества в целом, а во-вторых, интересы соучредителей.

Поэтому законодатель подробно, как правило, императивными нормами, описывает вопросы управления капиталом и ведения дел юридического лица (например, ст.ст. 71-72, 84, 89, 91, 103, НО, 114-115 и др. ГК РФ).

Римскому праву не был известен термин "юридическое лицо".

Первоначально в Риме частные корпорации, религиозные общины (collegia sodalicia) и профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum) представляли собой не юридические лица, а объединения, напоминающие простые товарищества. Отнощения третьих лиц строились не с корпорацией в целом, а с каждым участником, общее же имущество корпораций рассматривалось как принадлежащее каждому из его участников в определенной доле либо как принадлежащее одному из участников казначею, ведущему дела объединения и ответственному перед '^^ Захаров В.А. Правовое регулирование создания юридических лиц. Автореф. канд.

дисс. Екатеринбург. 2001.

1 Aft его членами. Лишь в императорское время идея о самостоятельности общины по отношению к членам, в нее входящим, стала доминирующей.

Имущество профессиональных союзов ремесленников и религиозных общин было обособлено от личного имущества их членов. Однако данная процедура имела значение лишь во внутренних отношениях союза с его членами, поскольку "для третьих лиц существовал не союз как целое, а физические лица, участники союза".'^^ Защита интересов кредиторов юридического лица невозможна без применения публичных форм воздействия на должника, поэтому, в частности, Закон от 8 января 1998 № 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" содержит преимущественно императивные нормы. В институте юридического лица используется законная очередность удовлетворения требований кредиторов (ст. 64 ГК РФ), введены императивные нормы, регламентирующие ликвидацию юридического лица (ст.ст. 61-63 и др. ГК РФ). Общую цель защиты интересов кредиторов (потенциальных кредиторов) преследуют нормы, обеспечивающие организационное единство юридического лица (ст.ст. 48, 53 ГК РФ и др.).

Необходимо отметить группу норм, регулирующих реорганизацию юридических лиц (ст. 57-60 ГК РФ), а главное - правопреемство при реорганизации (ст. 58 ГК РФ). Специально оговариваются (ст. 60 ГК РФ) гарантии прав кредиторов юридического лица при его реорганизации.

Учредители юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизусхмого юридического лица, причем кредиторы вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является юридическое лицо, и возмещения убытков. Если разделительный баланс не дает возможности '^^ Новицкий И.Б., Перетерский И.С. Римское частное право. М., 1996. С.И6.

'^^ Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. - с. 36.

'^^ СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 222.

определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Наконец, если речь зашла о защите интересов потенциального кредитора, следует выделить и такую цель императивных норм института юридического лица - обеспечение нормального функционирования рынка, действия на нем платежеспособных организованных субъектов.

Имущественная обособленность юридического лица, провозглашаемая в законодательстве (ст. 48 ГК РФ, Закон "О бухгалтерском учете") имеет отношение и к защите интересов кредитора (происходит определение имущества, на которое может быть обращено взыскание), и к вопросам индивидуализации юридического лица (в имущественном плане).

Индивидуализация юридического лица (т.е. выделение его из массы иных лиц) в российском гражданском праве осуществляется путем определения его местонахождения (п. 2 ст. 54 ГК РФ), присвоения ему фирменного наименования (пп. 1 и 4 ст. 54 ГК РФ) и индивидуализации продукции юридического лица (т.е. использования производственных марок, товарных знаков и знаков обслуживания).'^' Одной из целей применения законодателем императивных норм в институте юридического лица является защита прав и интересов участников юридических лиц. Указанные права и интересы могут носить различный характер. В связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество (п. 2 ст. 48 ГК РФ). Защита имущественных прав (вещных или обязательственных) возможна только '•" См. закон РФ от 23 сентября 1992г. "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // Ведомости РФ. 1992, № 42. Ст. 2322.

при наличии четких императивных норм, предоставляющих участникам юридических лиц комплекс законных прав и возможностей реализации частных интересов. Однако в институте юридического лица могут подлежать защите и личные неимущественные права участников. Однако специальных положений, посвященных защите личных неимущественных прав в институте нет, могут быть применимы общие нормы ГК РФ о защите нематериальных благ (ст.ст. 152, 150, 208 ГК РФ). П. 3 ст. 48 ГК РФ устанавливает, что в отношении некоторых юридических лиц (общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов, объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов) их учредители (участники) не имеют имущественных прав. ГК РФ почти не содержит правил, касающихся защиты интересов участников такого юридического лица (кроме, конечно, защиты нематериальных благ. Исключением, да и то носящим косвенный характер, можно считать П. 2 ст. 118 ГК РФ, вводящий правило, что фонд обязан ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества, п. 2 ст. 119 ГК РФ, устанавливающий основания ликвидации фонда и некоторые иные нормы.

Интересы участников полных товариществ также описываются императивными нормами. Примером может быть норма п. 3 ст. 71 ГК РФ, устанавливающая ничтожность отказа или ограничение права участника товарищества знакомиться со всей документацией по ведению дел. Однако предполагаемый доверительный характер конструкции товарищества является причиной преимущественного использования норм диспозитивных при регламентации поведения участников товарищества.

Уже в римском праве выделялись различия между римскими союзами (universitas) и гражданско-правовыми товариществами (societas):

а) существование союза, являющегося центром принадлежности прав, не зависит от смерти или выхода отдельных членов или от вступления новых, тогда как societas уничтожается при этих событиях;

б) отдельные члены такого союза, выступающего в обороте в качестве особого центра принадлежности прав, не являются субъектами прав, группирующихся около союза как центра принадлежности прав.

Члены союза могут сами вступать в договоры со всем союзом;

могут предъявлять иски к союзу;

они не отвечают своим имуществом за долги союза и не имеют права требования по обязательствам, в которые вступил союз, и т.д. Все эти особенности не характерны для товарищества (societas)*^^.

Дальнейшее развитие торговых товариществ привело к тому, что, хотя в них общее имущество обособлено и товарищи действуют под единой фирмой, такое товарищество может быть представлено в обороте любым из товарищей, товарищи несут солидарно субсидиарную ответственность по долгам товарищества всем своим имуществом. В Германии кредиторы вправе предъявить требование о погашении долга напрямую товарищам, минуя само товарищество. Отсутствие признака самостоятельной имущественной ответственности объясняет тот факт, что германское законодательство не признает торговые товарищества в качестве юридических лиц.

Кроме того, юридическое лицо всегда организация, но признак организационного единства нельзя считать явным применительно к торговым товариществам.

Во внешних отношениях товарищество всегда предполагает выступление от имени юридического лица не определенных органов, а совокупности товарищей, действующих под общей фирмой. Даже когда ведение общих дел товарищества поручено одному или нескольким товарищам, товарищество в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на ограничение полномочий участников товарищества, "за '^•^ Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. - с. 114-115.

Плессе Ф. Право торговых товариществ // Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. - с. 30.

исключением случаев, когда товарищество докажет, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени товарищества" (п. 1 ст. 72 ГК РФ). Зарубежные правопорядки также предусматривают неограниченный объем полномочий товарищей по представительству товарищества по отношениям к третьим лицам. Все сказанное свидетельствует об определенном безразличии законодателя к наличию или отсутствию волеизъявляющих органов в товариществах.

Однако в корпорациях складывается принципиально иная ситуация.

Отметим, что под корпорациями здесь понимаются юридические лица, основанные на принципе членства, с определенной системой органов управления, отличные и от товариществ и от учреждений, т.е. организаций, создаваемых по решению собственника-учредителя, наделяющего такие организации имуществом для выполнения определенных целей.'''^ Одной из целей четкого закрепления исключительной компетенции высших органов управления юридического лица является защита интересов его участника. Пример - ст. 103 ГК РФ, говорящая об исключительной компетенции общего собрания акционеров относятся.

Хотелось бы отметить, что императивные нормы института юридического лица описываемых целей активно применяются на практике. Примером может явиться постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 декабря 1999 года № 3801/98, указывающее, что в силу императивного характера нормы, содержащейся в статье 94 Гражданского кодекса Российской Федерации о размере выплат, причитающихся участнику при выходе из общества.

'^"^ Гражданское и торговое право капиталистических государств // Под ред. Е.А.

Васильева. М., 1993. -с.130-134.

Степанов П.В. Корпорации в российском гражданском праве. "Законодательство".

1999. №4.

положения учредительных документов, противоречащие норме закона, не подлежат применению.'^^ Право собственности и иные вещные права.

Данная подотрасль характерна тем, что, как правило, не дает различий в правовом положении предпринимателей и всех иных субъектов гражданских прав. В этом проявляется абсолютный характер правоотношений собственности. Как отмечал В.Ф. Яковлев, в праве собственности, опосредующем отношения собственности в их статике, с наибольшей силой проявляется дозволительная сущность гражданскоправового метода.''''' Нормы этой подотрасли наделяют субъектов наиболее содержательными субъективными гражданскими правами - правом собственности (ст. 209 ГК РФ), хозяйственного ведения (ст. 294 ГК РФ) и оперативного управления (ст. 296 ГК РФ). Субъектам гражданских прав предоставляются широкие права, субъекты пользуются значительной правовой свободой, вытекающей из самого абсолютного характера права собственности. Поэтому диспозитивность органически присуща данной подотрасли, "она выражается в возможности субъекта осуществлять... правомочия по своему усмотрению, а также...

распоряжаться... правом собственности".'^* В.Ф. Яковлев отмечал, что диспозитивность в плане формирования содержания самого правоотношения собственности по усмотрению его участников развития не получает, эта особенность советского права гражданского права ведет к почти полному отсутствию диспозитивных норм в подотрасли.

Исключение составляли стст. 135, 138, 139, 140, 121 и др. ГК РСФСР года. Однако в новых экономических и правовых условиях, при ''^ Бюллетень Высшего Арбитражного Суда РФ. 2000. № 1.

'^^ Яковлев В.Ф. Гражданскоправовой метод регулирования общественных отношений.

Свердловск, 1972. - с. 175.

'^^ Там же, с. 175.

'^^ Так же, с. 175.

действующем рыночном ГК РФ, складывается иная ситуация. Допущено существование частной собственности, ГК РФ последовательно проводит принцип диспозитивности гражданского права и в праве собственности.

Наиболее характерные и принципиальные нормы данной подотрасли являются диспозитивными. Например, ст. 210 устанавливает, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Статья определяет, что риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Вообще ограничения и обременения права собственности устанавливаются императивными нормами потому, что в целом диспозитивный метод правового регулирования в подотрасли должен иметь определенные сдерживающие начала. Власть собственника не безгранична и ограничивается в публичных интересах. Собственник не должен выходить за общие пределы осуществления гражданских прав (ст.

10 ГК РФ). Устанавливаются правила совершения отказа от права собственности (ст. 236 ГК РФ). Кроме того, само признание вещных прав лиц, не являющихся собственниками (ст. 216 ГК РФ), является законодательным обременением права собственности.

Несмотря на уже отмеченное отсутствие различий в вещных правах в правовом положении предпринимателей и иных субъектов, существуют определенные проблемы при применении норм данной подотрасли к предпринимательским отношениям. Наибольшее число вопросов возникает при коллизии публичных и частных интересов. Например, отмечаются определенные проблемы в сфере правового регулирования отношений собственности на природные ресурсы.'^° См.: Миргазизова Р.Н. Правовое регулирование отношений собственности в сфере поиска, разведки и добычи минерального сырья в Российской Федерации (на примере нефти и газа). Автореф. канд. дне. Екатеринбург, 1997. - с. 6-8, 14.

Императивные нормы встречаются значительно реже, часто являясь констатирующими либо общезакрепляющими и не предусматривающими прямо обязанного поведения. П.1 ст. 212 установил, что в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. П. 4 той же статьи повторил конституционную норму - права всех собственников защищаются равным образом.

Императивные нормы присутствуют в положениях о приобретении права собственности. П.1 ст. 218 ГК РФ гласит: Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Часто встречаются нормы - определения, которые требуют однозначного толкования, что предопределяет их диспозитивный характер. Например, п.

1 ст. 222 ГК РФ дает определение самовольной постройки.

Императивные нормы часто используются при определении порядка совершения субъектами действий, направленных на приобретение права собственности. Например, ст. 228 ГК РФ описывает порядок действий для приобретения права собственности на находку, ст. 231 ГК РФ приобретение права собственности на безнадзорных животных и т.д.

Императивный характер носят также сроки приобретательной давности ст.

234 ГК РФ.

Нужно отметить, что императивными нормами регламентируются в данных случаях юридические поступки, т.е. такие правомерные действия, которые порождают гражданско - правовые последствия независимо от воли человека, совершившего поступок.'^' В главе 15 ГК РФ (Прекращение права собственности) значительное количество императивных норм, так как часто прекращение права может быть связано с его нарушением и необходимо дать четко обозначенные в законе основания и порядок прекращения прав. Так, п. 2 ст. 235 дает не 1 R См.: Гражданское право / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - с. 87.

подлежащий расширительному толкованию перечень случаев, когда допустимо принудительное изъятие у собственника имущества.

Правила, регламентирующие специфику права собственности на отдельные объекты гражданских прав, также содержат императивные нормы, наличие которых связано, прежде всего, с необходимостью указания специфики конкретных объектов. Например, п. 3 ст. 288 ГК РФ гласит: размещение в жилых домах промышленных производств не допускается. Ст. 289 ГК РФ определяет, что собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома Относительно большое количество императивных норм в главе ГК РФ присутствует потому, что речь в главе идет о правах хозяйственного ведения и оперативного управления. При определении прав и обязанностей лиц, не являющихся собственниками, законодатель основное внимание уделил законодательной охране прав собственника.

Правомочия лица, владеющего имуществом на правах хозяйственного ведения и оперативного управления, имеют поэтому определенные ограничения и в значительной степени описываются императивными нормами. Например, п. 2. ст. 295 ГК РФ определяет, что предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Ст. 296 ГК РФ гласит, что казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им. Ст. содержит императивные нормы, например, п. 2 - при переходе права собственности на учреждение к другому лицу это учреждение сохраняет право оперативного управления на принадлежащее ему имущество.

Учитывая вышеизложенное, можно отметить, что подотрасль права собственности и других вещных прав регулирует соответствующие общественные отношения преимущественно с помощью управомочивающих норм. В подотрасли практически нет различий в правовом положении предпринимателей и всех иных субъектов гражданских прав.

Роль и цели императивных норм в подотрасли сводятся к следующему:

• определение основных понятий и категорий, наделение субъектов основными правами и обязанностями;

• установление субъектов отношений собственности;

• определение способов защиты права собственности и реализация этих способов;

• регламентация поведения субъектов при приобретении и прекращении права собственности;

• реализация вещных прав субъектов, не являющихся собственниками, в том числе прав хозяйственного ведения и оперативного управления;

• пресечение злоупотребления правом собственности;

• установление ограничений и обременении права собственности;

• установление пределов осуществления вещных прав, в том числе права собственности.

Основные понятия и категории в подотрасли вводятся императивными нормами, которые в данном случае, как и в других подотраслях, выполняют структурирующую и регулятивную функции.

Властные предписания государства при определении основных понятий необходимы, так как частные определения и дефиниции при их реализации требуют уяснения и согласования с иными субъектами права, что нецелесообразно, т.к. негативно сказывается на экономическом обороте в целом.

Одной из очевидных проблем правовой регламентации вещных отношений является соединение абсолютного характера правоотношения с необходимостью защиты прав иных лиц, в том числе и публичных образований. Либерализация экономики, закрепление принципа "что не запрещено, то разрешено" предполагают высокий уровень правосознания, правовой культуры, умение соотносить личный и общественный интерес. Концепция классического либерализма фактически устранила государство из экономической сферы. Данная ситуация частно критикуется многими учеными. Высказано мнение, что "эйфория частнособственнической предпринимательской деятельности привела к тому, что цементирующее публичное начало было забыто". Очевидно, что вещно-правовой режим предпринимательства должен быть подчинен не только извлечению прибыли, но и удовлетворению общественных интересов, общему благу.' '^ Указанные цели обеспечиваются императивными нормами.

Осуществление субъективного права собственности тесно связано с возможностью его защиты. Особенностью рассматриваемой подотрасли является то, что право собственности не знает ответственности субъектов правоотношения собственности друг перед другом. Нарушение права собственности влечет применение мер защиты соответствующего права, которые мерами ответственности не являются. Главными средствами Матузов Н.И. Еще раз о принципе "не запрещенное законом дозволено" // Правоведение. 1999. № 3. -с. 20, 29.

'^^ Зинченко С, Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика. // Хозяйство и право. 2000. № 6. - с. 50-56.

'^^ Галов В.В, Вещно-правовые режимы в системе предпринимательства. Автореф.

канд. юр. наук. Ростов-на-Дону.2000. -с. 5.

защиты выступают виндикационные и негаторные требования. В ГК РФ (соответственно ст.ст. 301 и 304) присутствуют императивные нормы, предоставляющие собственникам права требования: собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, а также может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Несмотря на то, что естественный приоритет при защите права собственности имеют диспозитивные нормы (например, ст. 301 ГК РФ, посвященная виндикации), при регламентации сложных правоотношений законодатель использует также нормы императивного характера.

Примером может явиться четкая регламентация поведения сторон при истребовании имущества от добросовестного приобретателя (ст.302 ГК РФ) и при осуществлении расчетов при возврате имущества из незаконного владения.

Ст. 305 ГК РФ имеет большое значение именно для предпринимательской деятельности, для стабилизации экономического оборота в целом. Установлено, что определенные права на защиту принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему определенных законных основаниях, предусмотренных законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника. В данном положении прослеживается цель пресечения злоупотребления правом.

Обязательственное право.

Эта подотрасль рег}'лирует имущественные отношения, имеющие товарно-денежный характер, в их динамике.

Важной чертой обязательственного правоотношения является его относительный характер. "Управомоченному лицу противостоит конкретное обязанное лицо. Дозволительное регулирование в обязательственном праве характеризуется тем, что наделение субъективным правом сопровождается возложением на другое лицо встречной обязанности, по своему конкретному содержанию представляющей зеркальное отражение субъективного права.

...Обязательственное субъективное право формулируется и реализуется лишь через свою оборотную сторону - через обязанность должника....

Юридическое равенство находит свое специфическое выражение также в двустороннем распределении диспозитивности и правовой инициативы."

Этот общий принцип оказывает решающее влияние на характер норм обязательственного права и проявляется, очевидно, в и нормах общей части данной подотрасли.

Большинство норм общей части обязательственного права являются диспозитивными, причем диспозитивность носит двусторонний характер, в обязательственном праве в целом договор принимает форму основного средства регламентации гражданско-правовых отношений.

Обязательственное право представляет из себя самую большую функциональную группировку гражданско-правовых норм. Раздел III ГК РФ касается общих вопросов, раздел IV - отдельных видов обязательств.

Именно в силу значительного объема подотрасли целесообразно произвести анализ отдельных институтов, удельный вес императивных норм, их соотношение с диспозитивными нормами должны меняться в зависимости от функций того либо иного института.

Очевидно, в обязательственном праве можно выделить ряд институтов. Но так как в настоящее время в юридической науке не установились окончательное деление норм ГК РФ на четко институты, для избежания путаницы ниже будем использовать не термин "институт", а более общее понятие - группировка норм. Общей части исследуемой подотрасли можно выделить следующие значимые группировки норм:

исполнения обязательств, обеспечение исполнения обязательств, перемена лиц в обязательстве, ответственность за нарушение обязательств.

'^^ Яковлев В.Ф. Указ. соч. - 176 с.

прекращение обязательств, договора, заключения договора, изменения и расторжения договора.

Несмотря на то, что большинство норм общей части обязательственного права, как уже было отмечено, являются диспозитивными, присутствует значительное количество императивных норм. Последние, во-первых, выполняют организационную (констатирующую) функцию, то есть с помощью императивных норм (констатирующих, или норм- дефиниций) даются основные определения, необходимые для организации норм-правил поведения. Так, статья 307 (п.

1) дает определение обязательства: "В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности." Данная норма, являющаяся статической императивной нормой, важна именно как положение, организующее подотрасль, логически связывающее нормы динамичные, помогающее уяснить их сущность. Еще одним примером может явиться п. 1 ст. 330 ГК РФ, дающий понятие неустойки. Ясно, что последующие нормы ГК будут исходить из данной нормы.

Достаточно интересными в плане соотношения императивных и диспозитивных норм представляются положения главы 22 ГК РФ, посвященной общим правилам исполнения обязательств. Статья содержит норму, конструктивно являющуюся императивной:

"Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями."

Статья 310 ГК РФ посвящена вопросам одностороннего отказа от исполнения обязательства. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Эта императивная норма является общей, адресованной всем участникам гражданского 0^ оборота. Статья также содержит диспозитивную норму, субъектом которой могут быть исключительно предприниматели: "односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства."

t То есть если по общему правилу односторонний отказ возможен только в случаях, предусмотренных законом, то отказ от предпринимательского обязательства возможен в случаях, предусмотренных договором. По смыслу ст. 310 ГК РФ данная особая ситуация способна возникнуть, только если обе стороны (или же все стороны при многостороннем обязательстве) осуществляют предпринимательскую деятельность. Однако ' возможна ситуация, когда в гражданском правоотношении одно лицо осуществляет предпринимательскую деятельность, а другое — нет, например, является потребителем. По правилам статьи 310 в данном случае отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий допустимы только в случаях, определенных в законе. То есть в договор, одна сторона которого - предприниматель, другая - потребитель, невозможно включить положение, предусматривающее возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий. Однако экономические условия и существо обязательства могут требовать более гибкого подхода к данной норме.

Вполне можно указать, что односторонний отказ по договору возможен и в случаях, когда лишь одна сторона является предпринимателем.

Технически это можно сделать, исключив из текста ст. 310 ГК РФ слова "его сторонами". Вместо фразы "связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности" будет читаться фраза "связанного с осуществлением предпринимательской деятельности", что означает необязательность абсолютно предпринимательского состава участников правоотношения.

Как только в этом случае обеспечить защиту слабой стороны в договоре (это, как, правило, не предприниматель)? Защиту потребителя кредитора осуществляют основные принципы и положения гражданского права и общие нормы ГК РФ о защите слабой стороны в договоре, например, ст.ст. 426 и 428 (п.2).

Кроме того, так как в настоящее время целесообразно статью разбить на два абзаца, обособив логически общую императивную норму от диспозитивной, адресованной предпринимателям, изложив ее в следующем виде:

"Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства."

Статьи 311 и 312 ГК РФ являются классическими примерами диспозитивных норм ГК. Технически используется прием наделения правом: "кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям..." (ст. 311 ГК РФ), "должник вправе при исполнении обязательства" (ст. 312 ГК РФ). Реализовывать данное право либо нет, решает сам должник или кредитор.

Статья 315 ГК РФ ("Досрочное исполнение обязательства") также интересна в плане соотношения диспозитивных и императивных норм.

Опять присутствует общее правило, и исключение, адресованное только предпринимателям. По общему правилу должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Это диспозитивная норма. Исключение для предпринимателей представляет собой противоположное положение - досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

Нужно отметить, что для данной статьи характерны те моменты, на которых мы останавливались при анализе статьи 310 ГК РФ. На наш взгляд, целесообразно разбить статью на два абзаца и исключить из статьи слова "его сторонами". В данном случае распространение "предпринимательского" правила на случае, когда только одним из участников правоотношения является предприниматель, не влечет необходимость поиска путей защиты слабой стороны в договоре, так как само подобное изменение служит именно этим целям. Статью 315 мы предлагаем изложить в редакции:

"Статья 315. Досрочное исполнение обязательства Должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа.

Досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства."

Статья 316 ГК РФ содержит императивные нормы, позволяющих определить место исполнения обязательства. Однако эти нормы могут быть реализованы только если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства. В данной конструкции характерно сочетаются диспозитивные и императивные начала. Диспозитивный в целом метод правового регулирования предполагает ориентацию на диспозитивное определение места исполнения обязательства.


Императивные нормы данной статьи необходимы для придания ясности и четкости отношениям экономического оборота. Целями норм ст. является защита интересов кредитора и обеспечение реального и надлежащего исполнения обязательства.

В группировке норм, посвященной способам обеспечения исполнения обязательств, также часто используются императивные нормы, что связано с необходимостью юридического оформления основных особенностей обеспечительного правоотношения: его связи с основным обязательством, требованиям к форме соглашения и т.д. Например, статья 331 ГК РФ "соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства". Статья 336 (п. 1) устанавливает, что "предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права..., за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора...".

Отношения с участием предпринимателей в ряде случаев регулируются особыми правилами, однако вообще не прослеживается зависимость между императивным или диспозитивным характером норм и субъектами данных норм. Отношения с участием предпринимателей регулируются как диспозитивными, так и императивными нормами.

Примером особого регулирования предпринимательских отношений диспозитивными нормами является п. 3 ст. 401 ГК РФ. Установлено, что если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Норма является диспозитивной, так как присутствуют слова " если иное не предусмотрено законом или договором". Однако норма по сути властная, жесткая, устанавливающая повышенную, независимо от вины, ответственность предпринимателей.

К общей части обязательственного права относятся также и общие положения о договоре. Отличительной от иных норм обязательственного права особенностью данной группировки норм является то, что здесь присутствуют не только статические, но и динамические императивные нормы, касающиеся правил поведения участников правоотношения.

Примером статической императивной нормы может явиться норма п.

1 ст. 423 ГК РФ: "Договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным." Динамической императивной нормой является норма п. 1 ст. 422 ГК РФ. Данная норма гласит, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Важным для уяснения роли императивных норм в гражданском праве представляется положение п. 2 ст. 422 ГК РФ, устанавливающее, что если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу.

Исключением являются случаи, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. На наш взгляд, это совершенно обоснованная норма, которая позволяет говорить о приоритете договорного регулирования в гражданском праве и ограничении роли государства в формировании частных экономических отношений. Нужно отметить, что в гражданском праве Белоруссии действует иная, противоположная российской, норма. Ч. 2 ст. 392 ГК Республики Беларусь устанавливает, что "если после заключения и до прекращения действия договора принят акт законодательства, устанавливаюш,ий обязательные для сторон иные правила, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора должны быть приведены в соответствие с законодательством, если иное не предусмотрено последним". Как известно, п. 2 ст. 422 ГК России содержит прямо противоположное правило, предусматривающее, что в аналогичной ситуации условия ранее заключенных договоров сохраняют силу. Российский подход не только последователен в отстаивании принципов свободы договора, но и более привлекателен для субъектов предпринимательства, эффективнее в экономическом плане, ведет к более стабильным хозяйственным отношениям. На наш взгляд, белорусский подход существенно ограничивает принцип свободы договора. Подобную точку зрения высказывают и белорусские ученые. Нужно отметить, что некоторые вопросы соотношения российского и белорусского гражданского права исследовались автором, причем даже неглубокий анализ позволил констатировать, что белорусское гражданское законодательство в плане основ регулирования предпринимательской деятельности имеет несколько отличные от России принципы и цели законодательного регулирования.

Принятая в Беларуси модель позволяет применять к субъектам '^* Чигир В.Ф. Новый Гражданский кодекс Республики Беларусь. Общий обзор. Мн.:

«Алмафея», 1999. - с. 6.

хозяйствования более жесткие меры государственного воздействия, чрезвычайно широк круг рычагов такого воздействия'.

Динамической императивной нормой является норма п. 1 ст. 424 ГК РФ: "Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон". Причиной появления в большем количестве динамических императивных норм в договорном праве является прикладной характер данной группировки норм. Целью императивных норм является не установление основных правил и определений, но организация рамок, в пределах которых участники конкретного правоотношения будут способны реализовывать свою правосубъектность.

Вторая часть ГК РФ содержит большую часть норм обязательственного права, это правила, посвященные отдельным видам обязательств. Кроме того, существует большое количество специальных законов, которые дополняют правила об отдельных обязательствах и договорах. Подробно исследовать этот огромный законодательный материал (только в ГК РФ это ст.ст.454-1109) не позволяют рамки данного исследования, однако вполне можно сделать определенные выводы, касающиеся применения императивных норм.

Прежде всего, необходимо указать на то, что организация второй части ГК РФ является характерным примером коммерциализации гражданского права. Нормы практически не дифференцированы в зависимости от субъектного состава участников отношений и применимы как к предпринимателям, так и к лицам, не осуществляющих предпринимательскую деятельность. Фактически только дарение не может быть признано предпринимательским договором, так как ст. 575 ГК РФ запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями. С '^^ См.: Михайлов А.В. Основы правового регулирования предпринимательской деятельности в России и Белоруссии. // Вестник Института экономики, управления и права (Серия 2 "Право";

вып. 3.). Казань: изд-во Института экономики, управления и права "Таглимат", 2000. - 164 стр. (стр.93 - 102).

учетом содержания ст. 23 ГК РФ эта норма распространяется и на индивидуальных предпринимателей.

В тексте части второй ГК РФ, тем не менее, достаточно часто используется термин "предпринимательская деятельность". Во всех случаях это связано с особым положением в гражданско - правовых отношениях лиц, ее осуществляющих. Наиболее характерной чертой данного особого положения является повышенная ответственность предпринимателей.

Например, ст. 469 ГК РФ, посвященная вопросам качества товара в договоре купли-продажи, устанавливает (п. 4), что если в установленном законом порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим обязательным требованиям. Продавец, не являющийся предпринимателем, требованием данной обязывающей императивной нормы не обременен. Схожие нормы присутствуют в п. 3 ст.

481,п. 2ст. 721ГКРФ.

Таким образом, можно сделать определенные выводы о применении императивных норм в особенной части обязательственного права.

Присутствуют как статические, так и динамические императивные нормы, причем частота применения последних существенно выше, чем в иных разделах гражданского права. Роль динамических императивных норм в предпринимательских отношениях связана с особым положением предпринимателей в экономике, в частности, с установлением повышенной ответственности предпринимателей. Законодатель также применяет императивные нормы при организации основ экономического оборота (например, в расчетных отношениях (ст. 861 ГК РФ).

Императивные нормы в обязательственном праве выполняют все традиционные функции норм права - регулятивную, идеологическую (или воспитательную), оценочную, структурирующую функции. Все эти функции присутствуют ввиду огромного массива норм соответствующего правового образования. Оценочная функция выражается также и в "зеркальном" характере большинства обязательств, когда четко противопоставляются права и обязанности их сторон. Целей и задач, очевидно, можно выделить достаточно большое количество в каждом институте, но общие цели императивных норм в обязательственном праве - обеспечение исполнения обязательств. Данное умозаключение подтверждает и тот факт, что в группировке норм, регламентирующих способы исполнения обязательств, едва ли не самый большой удельный вес императивных норм в подотрасли.

Из действующего гражданского законодательства явствуют два принципа исполнения обязательств - реального исполнения и надлежащего исполнения. В целом они имеют диспозитивный характер, т.к. соответствующие нормы предоставляют сторонам возможность сформулировать собственное правило (ст.ст. 309 и 396 ГК РФ). Однако сама подотрасль обязательственного права существует для стабилизации относительных правоотношений гражданского права. Пресечение неисполнения обязательств, соответственно, одна из главных задач права.


В теории права неисполнение обязательства характеризуется тем, что действия, которые должен был совершить должник, не совершаются, и блага, которые должен был получить кредитор, им не приобретаются (продавец не передал проданных вещей, подрядчик не выполнил работу и т. д.). Основная цель обязательства, таким образом, остается не достигнутой.

Нужно только отметить, что принцип реального исполнения договорных обязательств состоит в необходимости исполнения О функциях норм см.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т.2. с. 66-69.

'^^ Доренкова Ю.М. Реальное исполнение договорных обязательств // "Законодательство" 2000. 9 6.

Г обязательства в натуре, т.е. совершении должником именно того действия, которое составляет содержание обязательства без замены этого действия денежным эквивалентом в виде возмещения убытков и уплаты неустойки.

Так, в случае обязательства поставки этот принцип означает передачу продукции (товаров) поставщиком покупателю;

в обязательстве подряда на капитальное строительство - сдачу объекта подрядчиком заказчику и т. д.

Советская наука гражданского права включала положение о реальном исполнении договорных обязательств в число важнейших принципов социалистического договорного права. Принцип реального исполнения был закреплен в ряде ГК РСФСР 1964 года. Сущность его заключалась в том, что во взаимоотношениях между социалистическими организациями не допускалась замена исполнения денежной компенсацией. В отношениях же между гражданами, а также с их участием гражданину-кредитору в обязательстве предоставлялся выбор: требовать от должника реального исполнения и возмещения убытков, уплаты неустойки (если она установлена) либо отказаться от договора и требовать возмещения убытков (ст. 243, 244 ГК РСФСР). Данный подход объяснялся тем, что большинство обязательств между организациями было основано на плановых заданиях, и замена исполнения денежной компенсацией привела бы к их невыполнению. Общепризнанным являлся тезис о том, что в основе действия принципа реального исполнения лежит плановая природа социалистического народного хозяйства и обязанность выполнения плана Современное гражданское законодательство также признает, что исполнение в натуре является одним из принципов обязательственного права. 'Этот принцип в виде общего правила провозглашен в ст. '^° Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972. С.153.

'^' См., напр.: Гражданское право. Учебник. Часть 1. / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К.

Толстого. - М.: "Проспект", 1997. - с. 507-508;

Гражданское право: Курс лекций. 4.1.

М., 1996.-с..246;

идр.

нового ГК РФ, и, соответственно, он был распространен на все виды договорных обязательств, независимо от того, идет ли речь об обязательствах, регламентированных в ГК, урегулированных специальными нормами либо сконструированных по не известной праву договорной модели самими сторонами. В соответствии с этим правилом сами стороны, формулируя условия обязательства в договоре, указывают, сохраняется ли обязанность реального исполнения в случае возмещения кредитору убытков или нет.

Современный гибкий подход законодателя к принудительному исполнению обязательства в натуре обусловлен самой природой обязательственных отношений. Очень тяжело обязать должника совершить какое-либо действие, если он не желает этого делать. Понудить к совершению требуемого действия может только имущественная санкция, т.е. фактически замена исполнения обязательства в натуре денежной компенсацией.

Регулируя вопросы реального исполнения, новый ГК РФ, в отличие от ГК РСФСР 1964 года, не делает различий в применении принципа реального исполнения договоров в зависимости от того, являются ли его участниками юридические лица или граждане. Сфера применения принципа значительно ограничена по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Теперь этот принцип в качестве общего правила действует только в отношении ненадлежащего исполнения обязательств, когда обязанность исполнить обязательство в натуре не связывается с выплатой денежной компенсации (убытков или неустойки). Причем данное правило может быть изменено соглашением сторон либо включением в договор условия об отступном (п. 3 ст. 396 ГК РФ).

Кроме того, требование реального исполнения договорных обязательств в ГК РФ ослаблено альтернативностью его применения (правом выбора по усмотрению кредитора реального исполнения или денежной компенсации) и диспозитивностью соответствующих правовых норм (возможностью вовсе устранить по предварительному соглашению сторон требование реального исполнения). Ранее все установки ГК РСФСР на диспозитивность реального исполнения не распространялись на взаимоотношения социалистических организаций. Нужно отметить, что это обстоятельство являлось одной из причин того, что обязательственные отношения между социалистическими организациями преимуш,ественно регулировались специальными законами и подзаконными нормативными актами.

Надо отметить, что принцип реального исполнения законодательно обеспечен только в случаях принудительного исполнения обязательства. А принудительно исполнить обязательство должник может только тогда, когда есть в наличии имущество. Значит, принцип реального исполнения в ГК РФ имеет непосредственное проявление лишь в обязательствах по передаче индивидуально-определенных веш,ей.

Таким образом, значение принципа реального исполнения договорных обязательств в современном гражданском законодательстве уменьшается. Это является одним из достоинств нового ГК РФ, который предназначен для регулирования гражданского оборота в обществе с рыночной экономикой. Как наличие принципа, так и уменьшение его роли должно описываться императивными нормами, что и нашло отражение в ГКРФ.

Глава 3. Роль императивных норм в регулировании отдельных видов предпринимательских отношений.

§ 1. Роль антимонопольных запретов в регулировании предпринимательских отношений.

Во многих трудах указывается, что характеристика предпринимательской деятельности в целом была бы неполной без обращения к понятию конкуренции. Особая роль императивных норм в антимонопольном законодательстве предопределяется спецификой исследуемой сферы и своеобразием ее в целом. Можно выделить сразу несколько подобных аспектов.

1. В Конституции РФ и Гражданском кодексе РФ антимонопольные правила сформулированы самым общим образом. Основной нормативный массив содержится в специальных законах.

2. Антимонопольное законодательство касается только лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, либо каким-то иным образом связанных с ней.

3. Антимонопольное законодательство само по себе представляет ограничение некоторых рыночных принципов (в частности, свободы договора). Данные ограничения вводятся для поддержания рыночной конкурентной среды.

4. Антимонопольное законодательство в целом имеет существенное обременение публично - правовыми нормами. Во - первых, как это будет показано в настоящем исследовании, в антимонопольном законодательстве в основном используются императивные нормы, во - вторых, данная сфера регулирует, как правило, "вертикальные" предпринимательские ' См., например: Плиев Э.Г. Правовые проблемы предпринимательства в России.

Цивилистический аспект. - М.: Проспект, 1999. - с. 7.

отношения, в меньшей степени затрагивая организационные и практически вообще не касаясь "горизонтальных" отношений предпринимателей.

5. Основной на настоящее время законодательный нормативно — правовой акт описываемой сферы - Закон РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" представляет из себя достаточно сложный, комплексный источник, содержащий самые различные по своей направленности и по своему характеру нормы: регламентирующие монополистическую деятельность, запрещающие недобросовестную конкуренцию, нормы - санкции, процессуальные нормы и т.д. Достаточно подробно очерчены полномочия антимонопольного органа. Таким образом, с точки зрения отраслевой принадлежности используемых в данном нормативном акте норм права, антимонопольный закон содержит нормы различных отраслей права.

6. Ряд вопросов антимонопольной сферы регламентирован нормами специальных законов, например, от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ "О естественных монополиях", от 23 июня 1999 г. № 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг'^"^.

Необходимо отметить также то, что данный нормативный массив неоднороден и достаточно труден для какой-либо систематизации. Во первых, вызывает вопросы соотношение антимонопольного законодательства и законодательства о естественных монополиях.

Несмотря на то, что общественные отношения, регулируемые данными сферами, представляются в значительной степени схожими, используются во многом идентичные правовые приемы воздействия на отношения, имеется одинаковая терминология, данные сферы объективно находятся в антагонизме друг другу. Прежде всего имеются противоположные цели:

для антимонопольного регулирования - поддержание конкурентной '^^ СЗ РФ от 21 августа 1995 г. № 34, ст. 3426.

'^'* СЗ РФ от 28 июня 1999 г., № 26, ст. 3174.

среды, для законодательства о естественных монополиях - защита ряда лиц именно в условиях отсутствия конкуренции.

Ряд законодательных нормативно- правовых актов посвящен отдельным сторонам деятельности предприятий-монополистов. Можно выделить, например, Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса", или Федеральный закон от 14 июля 1997 г. № 100-ФЗ "О государственном регулировании агропромышленного производства" '^^. Ряд законов принят также субъектами федерации, например, Закон города Москвы от 16 июня 1999 г. № 21 "О промышленной деятельности в городе Москве"^^''.

Вообще вопросы развития конкуренции, ограничения и пресечения монополизма, формирования и функционирования товарных и иных рынков представляют большой интерес для научных исследований.

Исследователи-экономисты рассматривают конкуренцию как "соперничество между людьми", "основной механизм осуществления товарно-денежной взаимосвязи между производителями", "свойство рынка", "элемент хозяйственного механизма", "главный двигатель I OR общественного прогресса" и т.д.

Конкуренция'^^, как основная движущая сила экономического развития в условиях рыночной экономики, неразрывно связана со своей противоположностью - монополией, которая выступает дополнительным фактором развития рынка, усложняющим его нормальную деятельность.

Тенденция к монополизации, завоеванию хозяйствующим субъектом '^^ СЗ РФ от 28 июня 1999 г., № 26, ст. '^^ СЗ РФ от 21 июля 1997 г. № 29, ст. ^^^ "Тверская, 13" от 15 - 21 июля 1999 г., № Жилинский С.Э. Правовая основа предпринимательской деятельности (предпринимательское право). - М., 1998, с.330.

доминирующего положения на рынке, являющаяся также естественным следствием рыночных отношений, вызывает потребность в государственном регулировании конкурентных отношений путем нахождения оптимального соотношения уровней монополизации и конкуренции с помощью экономических и правовых методов.

В России долгое время антимонопольная политика не проводилась, что было связано с внутренней экономической ситуацией, основанной на государственном монополизме. Однако при переходе к рыночным отношениям проблема борьбы с монополизмом и развития конкуренции становится одной из самых главных в науке и на практике. Одним из самых первых рыночных законов в России явился Закон РСФСР от марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках"'^^^. Социально-экономическая ситуация требовала проведения государственного антимонопольного регулирования, направленного, прежде всего, на создание условий для развития конкуренции. Антимонопольные нормы появились в Конституции РФ. В частности, п. 2 ст. 43 Конституции России устанавливает, что не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.^ ' Конституция (п. 2 ст. 34) прямо запрещает экономическую (соответственно, предпринимательскую) деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Однако монополии не исключаются из экономической деятельности в принципе. Нужно отметить, что вряд ли это было возможным и экономически целесообразным в нашей стране. Существование ряда В переводе с латинского термин «конкуренция» означает «сталкиваться», «сбегаться».

^ ° Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 18 апреля 1991 г., №16, ст. ^^^ Конституция Российской Федерации // "Российская газета" от 25 декабря 1993 года.

монополий экономически вполне оправдано, речь идет о так называемых естественных монополиях. Федеральный закон от 19 августа 1995 г. "О естественных монополиях" в ст. 3 определяет естественную монополию как "состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на товар, чем спрос на другие виды товаров.

Конституция говорит о недобросовестной конкуренции, противопоставляя ей конкуренцию добросовестную как желательную и поощряемую. Понятие "доброй совести" (bonne foi, Treu und Glauben), от которого происходит и слово "добросовестный", известно, в основном, западному гражданскому законодательству, а в СССР не считалось вообще правовым термином. Но в ГК РФ это понятие уже применяется по отношению к добросовестному приобретателю и недобросовестному владельцу при защите права собственности (ст.ст. 302, 303 ГК РФ).

В данной работе считаем необходимым поддержать высказанное в литературе мнение о целесообразности обособления правового регулирования недобросовестной конкуренции от правового регулирования монополистической деятельности. В юридико — техническом аспекте это явится приближением к европейской модели антимонопольного законодательства, обособляющих правовое регулирование монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции. России по различным причинам тяготеет именно к этой модели, так как законодательство признает незаконными не сами монополии, а злоупотребления монопольного характера. Технически данное обособление можно сделать различными способами. Например, исключить из закона о конкуренции ст. 10, посвященную формам недобросовестной конкуренции, и принять специальный (например, "О конкуренции" или "О защите от недобросовестной конкуренции"), в котором должны быть предусмотрены все типичные формы недобросовестной конкуренции, появившиеся в мировой практике, и разработан эффективный механизм реализации их пресечения.

Нужно заметить, что подобные решения уже имеются в СНГ.

Например, в Беларуси действует Закон Республики Беларусь от 10 декабря 1992 г. № 2034-ХП (в нов. редакции Закона от 10.01.2000 № 364-3 "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции".^° Вопросы недобросовестной конкуренции содержатся в основном в ГК Беларуси (глава 68, ст.ст. 1029-1030 ГК РБ). В Украине и ранее действовавший,"^^^ и новый^^^ антимонопольные законы касаются фактически только вопросов монополистической деятельности.

Кроме того, развитие конкурентных отношений в России достигло такого уровня, что назрела необходимость отнесения дел о пресечении недобросовестной конкуренции к исключительной компетенции судов.

Антимонопольный орган должен сосредоточить свою работу на антимонопольных делах, затрагивающих, как правило, интересы всего общества. Конкурентные дела, как правило, касаются поведения Дойников И.В. Предпринимательское (хозяйственное) право. М., "Брандес", 1998. 152 с.

Еременко В.И. Пресечение недобросовестной конкуренции в Российской Федерации // Государство и право. 1998. № 1. С. 29.

'^^'^ Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 8, 2/139.

'^^^ Закон Укра'ши "Про обмеження монопол1зму та недопущения недобросов1сно конкуренцп у пщприемницьюй д1яльност1" // Вщомост! Верховно! Ради. 1992. № 21.

CT.296. Закон утратил силу.

независимых равноправных субъектов предпринимательской деятельности, имеющих безусловное право на судебную защиту нарушенных прав. Поэтому рассматривать конкурентные дела должен не орган исполнительной власти, а суд.

Антимонопольное законодательство, как уже было показано, состоит из правовых норм самых различных отраслей права. Так как данное исследование касается лишь гражданско - правовых норм, в дальнейшем при обращении к антимонопольному законодательству будем анализировать только гражданско - правовые нормы. Все иные нормы, анализ которых не является задачей данной работы, имеют императивный характер в силу своей принадлежности (по большей части) административному праву. При исключении из анализируемых административно - правовых норм в предмете исследования останутся нормы, касающиеся правовой регламентации монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

В антимонопольном регулировании в целом законодатель применяет императивные нормы материальные, процессуальные.

Коллизионные нормы не применяются, так как в данной сфере регламентируются не вопросы применения права, а конкретные материальные отношения. Процессуальные нормы представлены практически только нормами административного права.

Р1мперативные нормы, применяемые для гражданско - правового регулирования антимонопольной сферы, прежде всего можно разделить на статические и динамические. Статическими нормами являются прежде всего нормы - определения (например, содержащиеся в ст. 4 Закона о конкуренции). Так, в указанной статье имеется определение товарного рынка, это "сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории Российской Федерации или ее ^^ Закон УкраГни "Про захист eKOHOMi4HOi конкуренцп" // В1домост1 Верховно! Ради.

2001.№12. СТ.64.

части, определяемой исходя из экономической возможности покупателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами".

Правовое значение данных норм заключается в том, что в экономической правоприменительной практике чрезвычайно большое значение имеет идентификация реальных рыночных структур и идеальных правовых и экономических моделей. Любая неточность в определениях приведет к неверному применению нормы. В случае антимонопольного регулирования указанная выше идентификация ("привязка") затруднена еще и тем, что большинство определений носят абстрактный характер и не существуют реально в какой-либо вещественной осязаемой форме. Именно поэтому норм - определений в антимонопольном регулировании очень много и они присутствуют в большинстве законов данной правовой сферы.

Например, ст. 3 Закона "О естественных монополиях" содержит правило: "субъект естественной монополии - хозяйствующий субъект (юридическое лицо), занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии". Отсутствие подобного положения, равно как и имеющегося в Законе определения естественной монополии, привело бы к невозможности применения Закона в целом, так как не был бы уяснен субъектный состав участников регулируемых им отношений.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.