авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

vy vy

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Черемисин, Виктор Юрьевич

1. Государственное управление

конкурентоспособностью отраслевых

комплексов

1.1. Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2003

Черемисин, Виктор Юрьевич

Государственное управление

конкурентоспособностью отраслевых комплексов

[Электронный ресурс]: Дис.... канд. экон.

наук : 08.00.05.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Экономика и управление народным хозяйством (по отраслям и сферам деятельности в т. ч.:

теория управления экономическими системами;

макроэкономика;

экономика^ организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами;

управление инновациями;

региональная экономика;

логистика;

экономика труда;

экономика народонаселения и демография;

экономика природопользования;

землеустройство и др. ) Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/03/0570/030570037.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Черемисин, Виктор Юрьевич Государственное управление конкурентоспособностью отраслевых комплексов Санкт-Петербург Российская государственная библиотека, год (электронный текст).

6i:0l-6IZ^lS- САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕ Г ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ 1^ Черемисин В.Ю.

Государственное управление конкурентоспособностью отраслевых комплексов Специальность 08.00.05. Экономика и управление народным ^ хозяйством (Экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами) Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук ^ Научный руководитель доктор экономических наук, профессор Титов А.Б.

Санкт-Петербург 2003 г.

Содержание Введение 1. Принципы государственного управления «отраслевым продуктом» 1.1 Анализ категории «конкурентоспособность» в контексте вопросов государственного управления отраслью 1.2 Формализация принципов и инструментария управления 1.3 Критериальный анализ методов оценки конкурентоспособности ^ 2. Экономическая модель государственного управления конкурентоспособностью 2.1 Системные предпосылки и элементы модели управления 2.

2 Метод оценки конкурентоспособности M-SERVQUAL 2.3 Алгоритм управления конкурентоспособностью 3. Оценка эффективности управления конкурентоспособностью «отраслевого продукта» 3.1 Индикаторная модель конкурентоспособности 3.2 Принципы оценки эффективности 3.3 Организационно-методическая схема управления конкурентоспособностью Литература ^ Введение Направление развития экономики Российской Федерации в настояп1се время нельзя характеризовать однозначно и тенденциозно, выделить реализуемые принципы и стратегию развития. На фоне благополучного развития отдель­ ных отраслей экономики можно наблюдать падение уровня производства, и даже кризисы, не обусловленные естественными тенденциями развития рыночных отношений. Экономика государства развивается, имеет место рост ряда макроэкономических показателей, но в тоже время «тенденция дефор­ ^ мации межхозяйственных связей сохраняется и углубляется» [18].

Видимая автором причина этих тенденций - в отсутствии понимания, что «...экономический рост — это не только количественное изменение объема производства, но и совершенствование продукта и факторов производства»

[Портер, 71]. И здесь можно выделить две очевидные тенденции, протекаю­ щие на фоне экстенсивного количественного роста Российской экономики:

отсутствие возможности и предпосылок производства «конкурентоспособно­ го» товара в не сырьевых отраслях экономики, не только способного конку­ рентно «противостоять» зарубежным аналогам, но и образовывать экспорт­ ную составляющую экономики;

отсутствие тенденций в формировании госу ^ дарственных программ (регулирующих усилий) обеспечения конкурентоспо­ собности отечественного продукта. Видимая на сегодняшний день политика протекционизма государства (как внешняя экономическая функция) заклю­ чается только в одном инструментальном средстве - назначении протекцио­ нистских и запретительных таможенных пошлин, которые «...могут увели­ чить доход государства, но не развить конкурентоспособность отечественно­ го продукта...» [27]. Микроэкономика отдельного производства (предпри­ ятия), безуслов1ю, не объект государственного вмешательства, но синергети ческий продукт отрасли (метапродукт), его инфраструктура не может быть регулируем на микроэкономическом уровне. «Регулирование уровня конку­ рентоспособности отраслевого продукта (метапродукта) есть предмет отно­ шений между государством» и товаропроизводителями» [Савин, 84]. Реше­ ние вопросов об уровне и способе государственного вмещательства в отрас Щ левую экономику, детерминировании объектов и рычагов регулирования для обеспечения конкурентоспособности продукта отрасли, можно выделить как актуальное для современной Российской экономики. И, следовательно, про­ блема разработки научных и методических приложений, способствующих решению данной проблемы, рассматривается автором как актуальная, при­ чем как в широком академическом смысле, так и в узком - в отнопюнии ор­ ганизационно-методических решений для Российской Федерации на совре менгюм этапе развития.

Имен1ю поэтому, целью настоящей работы автор определил разработку под­ хода к государственному управлению отраслями экономики Российской Фе дерации на основе мониторинга конкурентоспособности «отраслевого про­ дукта».

1. Принципы государственного управления «отраслевым продуктом»

1.1 Анализ категории «конкурентоспособность» в контексте вопросов государственного управления отраслью Экономическая функция государства поляризуется как внутренняя и внешняя в отношении рынков государств и вторично рассматривается как разделенная I в рамках объектов государственного регулирования экономики: монопольно­ го и конкурентного секторов экономики (см. рис. 1, стр. 6). При этом доми­ нанта целей государственного регулирова1шя экономики (далее по тексту ГРЭ), обусловленная возможным разнообразием «средств» ГРЭ в рамках группирующих экономических и административных подходов, не подлежит сомнению и может быть выражена как «...поддержание экономики отрасли на уровне, достаточном для обеспечения нужд связанных с ней хозяйствую­ щих субъектов (других отраслей - автор) или конечного потребителя...» [42].

Причем во внешнеэкономической функции государства цель ГРЭ относи­ тельно академически разделенных объектов управления (монопольного и конкурентного секторов) не разделяется, а проявляется однородно. Фактором этой однородности можно считать реализацию «необходимого уровня конку­ ^ рентоспособности продукции» [45], разделенную на уровне вторичных целей формирования конкуренции:

1, на внутреннем рынке - с целью обеспечения однородности качест­ венного (фактически реализуемое технико-экономическое качество продукции) уровня в логистической цепочке формирования продукта для конечного потребителя;

2. на внешнем рынке - с целью обеспечения экономически целесооб раз1юго экспортно-импортного баланса, за счет развития адекват1юго или превалирующего значения уровня конкурентоспособности оте­ чественного товара по отношеьшю к зарубежному.

Причем вторичный уровень целеполагания (вышеприведенный) не изменяет однородности в трактовке экономической функции государства (при инвариантной внешней или внутренней отнесенности), которую автор обозначил выше (впрочем, как агрегированная функция «конкурентоспособность» выделялась ранее другими авторами [48, 61, 67]).

Обоснуем выдвинутую позицию. Формально функция обозначена как «обеспечение конкуренции на рынках», причем таковая трактуется достаточно однозначно (академическая формулировка, принятая в законодательных органах Российской Федерации) [22]:

«конкуренция - состязание между экономическими субъектами, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каж­ дого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствуюн1ем товарном рынке: борьба за рынки сбыта то­ варов с целью получения более высоких доходов, прибыли, других вы­ год».

Функции государства ^ Внутренние Внешние Ь Экономическая |i Государственное регулирование экономики ГРЭ 1' L Дели ГРЭ Средства ГРЭ г- Экономика отрасли Административные Развитие НТП Экономические Объекты ГРЭ Монопольные отрасли Элементы ГРЭ Цена Себестоимость ^ Качество ^^ Объекты ГРЭ Конкурентные отрасли Элементы ГРЭ Цена Конкурентоспособность Качество ' Рис. 1 Роль и место экономической категории «конкурентоспособность» в системе государственного регулирования экономики (ГРЭ), в системе функ­ ций государства (развитая автором схема по [43]) Но данное определение выражает скорее процессную сущность отношений на рынке, а отнюдь не результативный фактор данных взаимоотношений.

Зададимся банальным вопросом о целях формирования «конкуренции», ее миссии и ответим на этот вопрос словами классика вопросов конкуренции — Портера [70]: «...обеспечение достаточного уровня технико-экономической составляющей продукта, обеспечиваюн1его его относительный уровень лидерства в глазах потребителя...». Очевидно, рассматривать «конкуренцию» как самостоятельный процесс (вещь в себе) ни только не разумно, но и академически не адекватно. Вопрос следует скорее ставить в контекст результативного фактора, который и выражается как «конкурентоспособность продукции». Конечно, автор совсем не оригинален, выделяя вопрос «развития конкуренции» на рынке продукции и услуг как результат государственного воздействия на рынки, да1нюе положение декларировано на уровне государственных документов, как Российской Федерации, так и других стран мира. Но следует заметить, что постановка данной задачи, как правило, лежащей в плоскости вопросов антимонопольной политики государства, несет несколько другую смысловую нафузку. Возьмем две процессных задачи с различным семантическим смыслом:

1. развитие конкуренции (декларируемая внутренняя функция ГРЭ);

^ 2, обеспечение конкурентоспособности (декларируемая внешняя функция ГРЭ).

При видимом формально идентичном логическом выражении (развитие кон­ куренции обеспечивает конкурентоспособность), семантика данных процесс­ ных понятий различна. «Развитие конкуренции» может иметь множество це­ лей, например, как в вышеприведенном определении: формирования предпо­ сылок для наличия «состязания между экономическими субъектами». Соот­ ветственно, государство ставит себя в роль «судьи» в данном состязании, следящем за соблюдением правил игроками на конкурентном поле, а функ­ ция трансформируется в отслеживание процесса «равных условий конкурен­ ции», И в такой трактовке можно утверждать, что результативным фактором является «соблюдение правил», что приводит и к выбору инструментальных средств регулирования - административных (см. рис. 1, стр. 6). Такая поста­ новка вопроса, на сегодняпншй день исповедуемая в Российской Федерации, может быть декларируема на уровне ГРЭ в рамках внутренней функции, но на взгляд автора настоящей работы она тупиковая. Автор допускает (и воз­ можно такое продемонстрировать, например, ознакомившись с документами антимонопольного комитета Российской Федерации) возникновение и разви­ тие ситуации, когда данная функция примет характер «регулятора конкурен­ ции», причем возможно в «ущерб» конкурентоспособность отрасли. Напри­ мер, развитие какого-либо отраслевого продукта на рынке (часто в наукоем­ ких отраслях) предполагает наличие «критической массы финансового ре­ сурса» для НТР (см. рис. 1, стр. 6), требуемого для формирования рывка НТР [30], а соблюдение условий конкуренции (в соответствии с законом) не до­ пускает превышение масштабов предприятия (30% доля рынка). Получается, что отрасль не имеет потенциала развития НТР, «...сдерживаемого соблюде­ нием масштаба производства в условиях антимонопольных ограничений...»

[36]. В свою очередь, отсутствие концентрировано ресурса на развитие тех­ нического качества продукции не позволяет развить «конкурентоспособ­ ность» такового. Хотя об этом противоречии уже с начала 80-х годов пишет ряд экономистов [сконцентрировано в работе Тамбовцева В. С, 95] и данная дилемма есть предмет ряда серьезных научных работ [63, 74] - проблема со­ храняет свою актуалыюсть и ее можно выразить как: «антимонопольный контроль» на рынке не проявляется результативно через увеличение конку­ рентоспособности комплексного продукта отрасли. Следовательно, можно утверждать, что в такой поста1ювке задачи внутренняя экономическая функ­ ция регулирования не носит универсального характера, по ее результативной составляющей.

С другой стороны, при выделении в качестве процессной задачи «обеспече­ ние конкурентоспособности» результативным фактором является «наличие»

(«peuicHHOCTb») в отношении заданного объекта (продукт на рынке) вопроса о его состоянии или соответствии заданным параметрам. Именно таким обра­ зом и декларируется функция конкуренции - «обеспечение конкурентоспо­ собности» объекта. Отметим, что, подменив данную процессную функцию во «J внутренней декларируемой миссии ГРЭ (вышеприведенный абзац, стр. И ), мы отнюдь не подменяем правил поведения на конкурентном рынке — ведь оно также сводится к «»предоставлению потребителю лучшего качества, обеспеченного соревновательным процессом в рамках конкуренции» [53].

Изменяется только результативный признак: с «соблюдения правил конку­ ренции» на «достижение (конкурентного) качества продукции».

Рассмотрим и другой аспект такой постановки задачи - «обеспечение конку­ рентоспособности» рассматривается как цель ГРЭ на вненших рынках, в от­ крытых экономических системах, в которых противопоставляется уровень качества однотипной продукции (отраслей) различных государств. В откры­ тых государственных системах допускается условно свободный соревнова­ тельный пршпшп, выраженный количественно и качественно в соотношении ^ и структуре товарного экспорта и импорта государства. Причем структур­ ность этого отношения значительна более показательна, чем количественные отношения. Если по логике макроэкономических отношений Познера [183] количественный балагю экспортно-импортных оставляющих является адек­ ватным для логики развития государственной экономики и таковой наблюда­ ется в динамике товарного экспорта импорта Российской Федерации в по­ следние 5 лет (см. нижеприведенный рис. 2).

# II III и V VI VII VIII к X XI XII I II XII I II III W V VI VII VIII к 20Шг. 2001 г.

1998 г, 1999 г.

Рис. 2 Динамика экспорта импорта Российской Федерации (в % к декабрю 1998 года, обозначение: толстая линия — импорт;

тонкая — экспорт) То есть, минимальное условие финансового баланса соблюдено, но оно не отражает структуры внешней торговли и тем более не свидетельствует об уровне конкурентоспособности. Тем более что понятие «конкурентоспособ­ ность» не всегда применимо для анализа во впепшей торговле - речь может вестись только о «равноправных» продуктах, производимых (или имеющих принципиальную возможность производства) во всех странах. К сырьевым ресурсам данный принцип естественно не может относиться.

Обратимся к официальной статистике товарной структуры экспорта импорта Российской Федерации в 2001 году, представленной в нижеприведенной таб­ ^ лице.

Таблица Товарная структура импорта Российской Федерации 2001 год [по данным информационно - аналитического материала подготовленного «Аналитиче ским управлением Аппарата Государственной Думы», Борзунова О.А.] Наименование товар- Январь-ноябрь Январь-ноябрь Январь }юй группы 2000 г. 2001 г. ноябрь тыс. долл. В % к тыс. долл. В % к 2001 г. в итогу % к ян­ США итогу США варю ноябрю • ^ 2000 г.

Всего 100,0 33302593 100,0 123, Продовольственные 23,0 7782105 23,4 125, товары и сельскохо­ зяйственное сырье (кроме текстильного) Минеральные продук­ 1903932 1485320 4,5 78, 7, ты 1285326 894873 69, Топливно-энергети­ 4,8 2, ческие товары 123, 5072036 6286457 18, Продукция химиче­ 18, ской промышленности, #• каучук 218, 80194 0,3 0, Кожевенное сырье, пушнина и изделия из них 132, 1024576 3, Древесина и целлю­ 4, лозно-бумажные изде­ лия 123, 1296386 4,8 Текстиль, текстильные 4, изделия и обувь Таблица Товарная структура импорта Российской Федерации 2001 год [по данным информационно - аналитического материала подготовленного «Аналитиче ским управлением Аппарата Государственной Думы», Борзунова О.А.] Наименование товар­ Январь-ноябрь Январь-ноябрь Январь ной группы 2000 г. 2001 г. ноябрь тыс. долл. В % к тыс. долл. В % к 2001 г. в к США итогу % к ян­ итогу США варю ноябрю 2000 г.

камни, 53892 0, Драгоценные 24973 46, 0, драгоценные металлы и изделия из них Металлы и изделия из 2243640 8,3 2502761 7,5 111, них Машины, оборудова­ 8112133 30,2 10809872 32,5 133, ние и транспортные средства 937941 3,5 3,9 136, Другие товары ^ Формальный анализ структуры импорта позволяет автору подтвердить ряд декларируемых отечественными экономистами заключений:

1. в структуре отечественного импорта «доминируют продукты, традици­ онно отнесенные к наукоемким, технологическим, присутствуюнше в системе производства России, но не способные конкурировать с зару­ бежными аналогами» [73];

2. низок уровень импорта продукции «второго уровня рынка» (комплек­ тующих, промежуточных изделий), свидетельствуюишх о развитости промышленности, ориентированной на конечного потребителя;

3. «инфраструктура рынков конченого (потребительского) продукта вы­ ражена в низкоуровневой слабо конкурентной продукции, не способ­ ной противостоять экспансии экспорта зарубеж1нлх государств» [78].

Приведенные положения очевидны и не вызьшают сомнения в своей логике построения, они лишь подтверждают авторскую логику, выражающую (по сумме позиций) положение об отражении в структуре импорта низкого уров­ ня конкурентоспособности (соответствующих товарных групп). Вообще, можно говорить товарной структуре импорта как об индикаторе состояния коЕ1курентоснособности продук1ши. Правда, невозможно судить о разрыве (формально количественном) в уровне конкурентоспособности импортных и отечественных товаров в рамках обозначенной индикаторной модели.

' Предложенная логика в работе экономиста Минакир П.А. [51] вряд ли можно считать состоятель­ ной в силу ее позиционирования как региональной модели: оценка емкости потребления к оценке с другой стороны структура товарного экспорта добавляет понимание кар­ тины противостояния товарных групп в системе экспорта-импорта, обратим­ ся к данным на нижеприведенной диаграмме.

Мацины, оборудование и Металлы и изделия из них транспортные средства 16% 7% Древесина и целлюлозно бумажные изделия 5% ^ Продукция химической промышленности 7% Другие товары 8% Топливно-энергетические товары 57% ^ Рис. 3 Товарная структура экспорта России в 2001 году [по данным инфор­ мационно - аналитического материала подготовленного «Аналитическим управлением Аппарата Государственной Думы», Борзунова О.А.] В Российской экспортной экономике доминирует сырьевая составляющая (более 70%), которая не может рассматриваться как экспорт продукции с бо­ лее высоким уровнем конкурентоспособности в страны с меньшим уровнем таковой. Конкурентоспособность в случае сырьевых ресурсов не рассматри­ вается вообн1е в системе экспорта импорта, она скорее характеризует нали­ чие такового или стоимость его (ресурса) добычи [101]. Автор склонен по­ вторить слова Шмелева [115], которые хотя, и наполнены политической ок­ раской, но экономику ситуации отражают верно: «...Россия становится сырь­ евой страной, сырьевым экспортером западных стран, не способной противо­ р стоять ни только в наукоемких отраслях промышленности, но просто в про­ изводстве товаров народного потребления (потребительских групп — ав­ тор)...». Шмелев и другие авторы настаивают на необходимости повышения уровня конкурентоспособность отечественной продукции и утверждают по­ тенциал такой возможности только в системе ГРЭ, как системе комплексных и целенаправленных мер. Не согласиться с ними нельзя, а задачу данную следует рассматривать, как актуальную.

Автор, приводя вышеобозначепный статистический экскурс в экспортно емкости импорта, соотношение долей рассматривается как «уровень конкурентоспособности».

импортную экономику России и аншшз структур впеишего оборота, пытался подтвердить мысль о выдвинутом им противоречии в процессной трактовке внешней и внутренней функции ГРЭ по объекту «конкуренция» (а отнюдь не отражение негатива экономической ситуации). Супшость противоречия вы­ ражается в следующей логической последовательности (компилятивно све­ денной):

1. внутренняя цель ГРЭ по позиции «конкуренция» (по объекту конку­ рентные рынки, рис. 1, стр. 6) выражена через антимонопольную дея ^ тельность и целевым образом определена как «регулирование отноше­ ний в системе конкурентного взаимодействия»;

2. результативность внутренней ГРЭ оценивается по состоянию отноше­ ний между участниками рынка (соблюдение условий конкуренции);

3. подобный подход (безусловно, необходимый) смещен в сторону адми­ нистративного инструментария управления рынками и не способен на прямую влиять на конкурентоспособность отрасли;

4. в системе открытой экономики экспортно-импортное противостояние реализуется через относительный уровень «конкурентоспособности»

продукции отраслей отдельных государств;

5. в результате ставка на естественным образом образующуюся на внеш­ них (и на внутреннем тоже в системе противостояния импорту) рынках jl «конкурентоспособность» отечественной продукции не состоятельна;

6. если механизм ГРЭ не сосредоточен на достижении заданного состоя­ ния объекта (конкурентоспособность продукции) она не будет образо­ вываться самостоятельно и статистические данные тому подтвержде­ нием (табл. 1, рис. 3 стр. 11).

Следовательно, можно повторить в след за Розановой Н.Р. [79] о том, что «...формирование условий для развития конкуренции не способствует изме­ нению качественной структуры продукта коренным образом, принципиаль­ но, не приобретет новых свойств», в конечном итоге не является основой формирования конкурентоспособности продукции. Высказанная Норт Д.С.

[61] мысль о невозможности обеспечения конкурентоспособности продукции административными мерами абсолютно согласуется с авторской точкой зре­ ния, скомпилированной в настоящей работе^. Административное регулиро ^ вание создает предпосылки только для «управления конкуренцией на рын­ ке», а не создание нового уровня продукции - изменения конкурентоспособ­ ности (потребительского качества), реализуемого только в рамках экономи­ ческого инструментария управлершя системы ГРЭ.

^ правда это цитирование находится несколько в другом смысловом контексте, чем авторская по­ следовательность изложения логики.

^ Отметим, речь не идет о революционной идеи - данная мысль лишь скомпилирована автором по ряду источников и точек зрения (см. контекст настоящей главы работы), с целью раскрытия сущно­ сти научной проблематики работы.

функции государства j Внутренние I Административные Условия конкуренции Внешние щ •L :

Экономические Конкурентоспособность Экономические ^ ;

Конкурентоспособность "••-•---.. КФ.....,---' Рис. 4 Выделение компилятивной функции (КФ в обозначении) государст­ венного регулирования «конкуренции» на рынке инвариантно по внутренним и внешним целям ГРЭ Обозначенное противоречие отнюдь не ставит задачу закрыть любые типы административного ГРЭ конкурентных рынков, то есть отказаться от анти­ монопольной деятелыюсти государства, скорее выделение противоречия со­ стоит в установке точного места и формгл данного инструментария. И его ис­ ходная трактовка «антимонопольная деятельность» как не;

нзя лучше выра­ жает это, а вот на уровне компилятивной функции ГРЭ в отношении конку­ ренции следует рассматривать именно «обеспечение конкурентоспособно­ сти», смотри логику графически интерпретированную на рисунке 4 (стр. 13).

При этом очевидно, что использование административных средств влияния «повысить качество» (понимая конкурентоспособность в первом приближе­ нии так) не позволяет, поскольку речь идет об изменении объектной сущно­ сти некого отраслевого компилятивного продукта. Однозначность экономи­ ческих механизмов влияния на конкурентоспособность не подлежит сомне­ нию, Портер [71]: «...конкурентоспособность это состояние, обнаруживаемое в процессе взаимодействия товаров и сервисов...», а обеспечение состояния продукта на рынке может быть мотивировано только экономическими фак­ торами.

Выражая предметность логики выделения компилятивной функции ГРЭ в виде обеспечения конкурентоспособности отрасли (терминологически отне­ сение понятия конкурентоспособность 1 объектному выражению в после­ Ю дующем контексте работы) следует собственно детерминировать сущность данной экономической категории, скорее, категориальную сущЕЮСть таковой.

И, видимая на первый взгляд, очевидность академической дефиниции конку­ рентоспособности как сравнительного уровня потенциала продаж продукции, не столь очевидна при понимании «...виртуа1н,ности данного фактора, кото­ рый является скорее субъективно выражаемым экономическим индексом, формальной категорией, чем проявлением объективной части суннюсти то­ вара» (Кунаев Л.И. [37]). Интересны также замечания профессора Светунь кова С. Г. [86] относительно феноменологической суннюсти понятия «конку­ рентоспособность», который вкладывает в это понятие ситуационные при ^, знаки ответа на какой-то вопрос экономики товара или частной коммерче­ ской ситуации.

В целом, академический смысл категории отвечает пониманию агрегирован­ ного показателя объекта исследования. Первично, феноменология понятия определена как агрегированный виртуальный показатель ряда характеристик объекта изучения, и внутренняя сущность такового становится первичным элементом, определяющим качественную сущность характеристик. Но в 70-х годах М. Портер универсализирует «конкурентоспособность» как экономи­ ческую категорию вне ее объектного звучания: «...универсальное понятие за пределами вариантности категории объекта отнесения» [71]. То есть, Портер придает понятию характер экономической категории, хотя автор с опреде­ ленным уровнем скепсиса относится к «виртуальным» экономическим кате 4^ гориям, построенным вне объективного плана экономических сущностей, он (автор) принимает данную академическую трактовку и считает се жизнеспо­ собной (в силу формальной подтвержденности) в экономической научной и прикладной практике. И многие практикующие специалисты соглашаются с данной логикой, более того ряд экономистов, занятых в научной практике, формирует ряд универсальн11Х методических стандартов количественной ин­ терпретации понятия «конкурентоспособность». Среди них хороню извест­ ный метод «SWOT analysis» [86] и «SERVQUAL» [175]. Виртуальная пере­ менная «конкурентоспособность» приобретает самостоятельную, вне контек­ стную объекту, смысловую нафузку. Такой подход характерен для научной практики сегодняишего дня, но автор подчеркивает ее смысловую «вирту­ альность», агрегированность как набора показателей и составных факторов описания объекта.

Более того, ряд научных контекстов, хотя и не расходится в системе выраже­ ния категориальной супшости конкурентоспособности в определениях, но имеют разлиную структурную логику. Л такой подход в формировании оп­ ределения сущности меняет и контекстную форму использования экономи­ ческой дефиниции. Необходимо, как минимум, выделить логику авторской трактовки категории «конкурентоспособность», на основании которой вы­ страивается логика работы и системные элементы реализации экономико " Достаточно подробно рассмотрен в гл. «1.3 Критериальный анализ методов оценки * к о н к у р е н т о с п о с о б н о с т и » (стр. 31) и на основании такового построена авторская модель, использован как прототип.

математических моделей. Определения с различной логикой сведены в табл.

2 и позволяют провести анализ вариативности выражения логической сущно­ сти, признаков данной вариативности.

Таблица Логика построения определений категории «конкурентоспособность» в кон текстах экономической литературы, словарях и справочниках Определение категории «конкурентоспо­ Логика определения, по выраже собность» в контекстах нию семантической сущности Н' Определяется, с одной стороны, качест­ Конкурентоспособность как вом товара, его техническим уровнем, по­ сумма объективных характери­ требительскими свойствами и, с другой стик объекта по уровню их соот­ стороны, ценами, устанавливаемыми про­ ветствия нормативу.

давцами товаров (Бичик С. В., Даморац кая А. С. [10]) Способность товаров отвечать требовани­ ям конкурентного рынка, запросам поку­ пателей в сравнении с другими аналогич­ ными товарами, представленными на рынке (Портер [70]) 4' Сравнительная характеристика потреби­ Конкурентоспособность как тельских и стоимостных параметров дан­ сравнение отдельных характери­ ного товара по отношению к товару- стик различных объектов или их конкуренту (Кураков В. Л. [38, 39]) афегированной суммы.

Сравнительный уровень реализации свойств продукции между аналогичными или однофункциональными товарами^ (Spreng, R., Dixon, А. and Olshavsky, R.

[185]) Превосходство над конкурирующими аналогами как по степени удовлетворения потребностей, так и по суммарным затра­ там потребителя на приобретение и поль­ зование товаром (Мишкевич М. В., Васи­ левская, Л. И., Ермаков В, И., Плотниц кий М. И. [54]) совокупных Конкурентоспособность как Полнота удовлетворения требований рынка к продукции, обеспе­ форма эконометрического объ­ чивающая предпринимателю получение яснения поведения объективных определен!юй нормы прибыли (Макон- переменных рыночной среды (продаж, прибыли).

нелл. К., Брю. С. [45]) * Здесь и далее перевод англоязычных текстов, цитируемых в работе, выполнен автором настоя­ щей работы.

Таким образом, логику категории (при принятии формального академическо­ го равенства компетентности и обоснованности источников, внесенных в анализ определений) можно свести к ряду формальных отношений (табл. 2):

1, соответствие нормативу параметров [объекта оценки конкурентоспособности];

2, сравнительный уровень оценки параметров;

3, «объясняющий»^ фактор моделирования.

Автор склонен относить категориальную сущность понятия «конкурентоспо Щ1 собность» к группе сравнительных уровней оценки объектов (позиция 2 в списке вариантов логики построения дефиниции)^, основываясь на следую­ щих логических выводах относительно контекста исследования, построен­ ных на теоретическом базисе современной экономической теории.

Использование логических рассуждений относительно «соответствия норма­ тиву параметров» объекта сравнения, конечно, обосновано и может быть ло­ гически интерпретировано достаточно точно в объективной оценке. Но сис­ тема реализации оценки через объективные параметры применима не во всех ситуациях - не универсальна, поскольку в экономической практике сущест­ вуют объекты конкурентного сравнения, не обусловленные системой объек­ тивных характеристик (например, услуги, в наиболее обп^ем понимании). От­ сутствие универсальности в описании ряда экономических объектов не по ^' зволяет ввести систему сравнения по технико-экономическим параметрам продуктов. Предлагаемые модели, устанавливаюпще в качестве норматива сравнения запрос потребителя, переходят формально во вторую логическую фуппу, поскольку в этом случае оценка потребительская становится сравни­ тельной, а не объективно нормативной. С другой стороны, объективные нор­ мативные показатели (например, технические) ряда товаров должны соответ­ ствовать ГОСТам и стандартам (в противном случае их продажа вообще не­ возможна) и тогда сравнительная база перемещается от первоопределяющих функциональных свойств товара к второстепенным, малозначимым для по­ требителя. Zeithaml, V. Berry [196] аргументируя невозможность использова­ ния такой логики в построении предлагаемого им методического решения достаточно категоричен: «...нормативные системы не могут использоваться в сравнении конкурентных систем, как минимум по причине того, что норма '^ тивные значения являются «плавающими», динамически меняющимися во времени...». Соглашаясь с утверждением Zeithaml и учитывая аргументацию в вышеприведенном контексте автор склонен утверждать невозможность ис пользо1шния данного логического подхода в реше1щи поставленной в работе цели.

® Автор имеет в виду эконометрическую трактовку зависимого и объясняющих факторов при фор­ мировании моделей экономической среды [34].

^ Данную позиция автора не следует рассматривать как выдвинутый категорический императив преимущества второго подхода, остальные формы образования логики категории «конкурентоспо­ собность» в равной степени имеют право на существование. Автор руководствуется критериаль­ ными элементами выбора относительно контекста работы, ее объекта и предмета исследования.

Вопрос об использовании логики построения показателя конкурентоспособ­ ность, основанного на эконометрической модели связи по функциональной зависимости с показателями экономической деятельности предприятия, так­ же решается негативно в отношении возможности ее использования. Пер­ вично, Маконнелл. К., Брю. С, декларируюнше понимание данной категории в структуре экономики [45], пытались лишь выделить первопричинную зави­ симость выбора потребителем того или иного конкурентного объекта. В ра­ боте данное утверждение развито лишь на уровне [45] общих положений ^, теории. В последующих работах экономистов, работаюншх в данном направ­ лении (Koopmann [162], Evans, J, and. Laskin, R. [142]), имеют место попытки найти эконометрическую зависимость типа (вариативно):

Q = ЯСА) Р = /{СА)^ 1, Ср = ЯСА)' где Q - объем продаж товара;

Р - прибыль от продажи товара;

Ср - необхо­ димый объем издержек на рекламу и продвижение товара;

СА - переменная, количественно выражаюнхая уровень конкурентоспособности товара.

Автор не склонен отказывать в адекватности ученым, осуществляющим по 1^^ иск внутренней логики переменной «конкурентоспособность» как объяс­ няющей величины по отношению к общеэкономическим показателям. И хотя исследования таковых обоснованы как по методологическому инструмента­ рию, так и по принципам анализа, в данном подходе имеется определенный алогизм. Во-первых, заметим, что «конкурентоспособность» величина фено­ менальная и виртуальная, а, следовательно, интерпретациопнглй механизм не однозначен. Данная неоднозначность требует жесткого описания алгоритма построегшя величины, «...стандарт переменных и принципа их интерпрета­ ции» [155], что в свою очередь не позволяет сделать ее достаточно «упивер салыюй по Портеру» [71]. Во-вторых, выводить объясняющую величину из «виртуальной» само по себе не совсем научно адекватно:

«...при таком подходе всегда можно найти комбинацию построения ат­ рибутов конкурентоспособности, которые в частном случае будут ва­ Ф6 лидны той или иной из объясняемых переменных» (Anderson, E.W.

[127]).

Именно данная логика рассматривается автором при выборе феноменологи­ ческого принципа интерпретации дефиниции «конкурентоспособность». Вы­ бранный (скорее методом исключения) подход в определении логики катего­ рии (как сум.мы сравнител1ных переменных) «конкурентоспособность» мож­ но охарактеризовать как достаточно гибкий, позволяющий встроить (как это показано в последующих главах работы) в систему государственного управ­ ления отраслью по данному признаку. Итак, автор определяет «конкурентоспособность - сравнительный уровень интегрированной оценки атрибутов рыночного объекта».

Выделим основные особенности, заложенные автором в определение, позво­ ляющие его рассматривать как универсальное:

1. конкурентоспособность рассматривается в системе открытого рынка, с проявленной, условно равной, конкуренцией между соревновательны­ ми объектами (товарами, предприятиями, отраслями);

2. предложено рассматривать конкурентоспособность как сравнительную величину (см. вышеприведенный выбор внутренней логики дефини Щ' Ции);

' 3. конкурентоспособность рассматривается как интегрированная сумма переменных (атрибутов, компонентов), обусловленных задачей сравне­ ния;

3.1. каждая переменная должна иметь эндогенную возможность срав­ нения (оценки), обусловленную необходимостью соотнесения по сущностному выражению в объекте;

3.2. переменные должны быть универсальны по отноиюнию ко всем объектам сравнения.

Вышеприведенные положения, определяемые логикой предложенного опре­ деления экономической категории конкурентоспособность, можно рассмат­ ривать как признаки построения теории и принципов государственного ^ управления конкурентоспособностью отраслевого продукта. Следовательно, задачу детерминирования дефиниции «конкурентоспособность» можно счи­ тать решенной.

1.2 Формализация принципов и инструментария управления 1.2.1 Объектная отнесенность категории конкурентоспособность на уровне отрасли Общие рассуждения о феноменологии показателя (дефиниции, категории) «конкурентоспособность» нельзя выводить вне объекта отнесения (товара, отрасли, государства), несмотря на ее категориальную детерминированность в работах М. Портера [70, 71]. И в подтверждение этого выступает множест­ венность методических решений (см. гл. 1.2 Формализация принципов и ин ^ струментария управления стр. 18) относительно характеристик, суммирован­ ных в построении структуры агрегированного индекса. Введение автором компилятивного (по научным источ1щкам) понятия «конкурентоспособ­ ность» (см. гл. «1.1 Анализ категории «конкурентоспособность» в контексте вопросов государственного управления отраслью», стр. 5) хотя и носит дос­ таточно универсальный характер (феноменологический), но, тем не менее, носит незаконченный характер, как основа для построения модели, в силу от­ сутствия объектной отнесенности.

Государственная конкурентоспособность Конкурентоспособность Конкурентоспособность Конкурентоспособность отрасли отрасли отрасли А В X л JJ i? f?

)- ) U ( и и о о о о о о о о о i I X I J. I ю UD iO ID 1 УЭ О -— о -гт О М О — ' о (N о— UCD ^х ё 8 ё ^ С TJ с га с го ся С га С f^ U CL и CL о Q. о о. о D. о Q.

О го О та о ч о га о та О Н (й Н (й 1- Ш нm н ш •- ш I о Iо Iо I о X о I О ф J- ф Ь Ф Р шн ш н ш Я а.

а. о. а. а.

Q.

s "J-»

*. *, S«: b;

^ ^ ^ I I I I X I О о о о о О ii: ii: bi м •^ ^ Рис, 5 Макро и микро уровни конкурентоспособности в современной эконо­ мической теории (компилятивно по [69, 71]) Рассмотрение категории «конкурентоспособность» относительно отдельных сопоставимых (в рамках технико-экономического решения) товаров, выра­ женных в продуктовой форме, достаточно определенно, и вряд ли требует дополнительного изучения [75, 90]. Но экономическое описание конкуренто­ способности объекта сильно усложняется при переходе к макросистемам pri ночной среды: отрасли, государству.

w Логика выделения макро и микро уровней конкурентоспособности в совре­ менной экономической теории представлена на рис. 5. Формальная взаимо­ связь уровней конкурентоспособность, читаемая в рамках схемы, достаточно однозначна - конкурентоспособность систем более высокого уровня насле­ дуется как сумма конкурентоспособности систем более низкого уровня. Кон­ курентоспособность отрасли представляет собой сумму конкурентоспособ­ ность отдельных отраслевых товаров (локализованных предметной или объ­ ектной сферой отрасли), В свою очередь государственная конкурентоспособ­ ность сумма конкурентоспособность отдельных отраслей. В отдельных ис­ точниках [2, 9] встречается понятие «конкурентоспособность государства», но автор не склонен к такому термину, носящему несколько иную смысло­ вую нафузку чем «государственная конкурентоспособность». Второе про­ стая сумма, в то время как первое может рассматриваться в рамках собствен­ ной феноменологии. Портер попытался свести конкурентоспособность [71] страны (используя термин «конкурентоспособность государства») к продук­ тивности использования ресурсов. Несомненно, такой взгляд на проблему устанавливает тождественность конкурентоспособности и экономической эффективности, имеющей место. Но в этом случае, приходится рассуждать несколько в ином контексте и выводить логику построения показателя исхо­ дя из другой феноменологической суншости явления. В больнюй степени ав­ торской точке зрения соответствует высказывание М, Эрлиха и Дж. Хайна [169] о том, что конкурентоспособность государства — «... это способность страны продавать свои товары». Конечно, точка зрения Портера пшре и объ ективней, как минимум в силу понимания того, что «государственная конку­ рентоспособность» как макросистема не есть просто синтез (интегра:п.ная сумма конкурентоспособности объектов более низкого уровня), а синергсти ческое явление обусловленное «...собственным существованием, независи­ мым от развития частного» (Ailawadi, Kusum L, Paul W Farris and Mark E Parry [122]). Очевидная сущ1юсть этого раскрывается в ряде работ известных экономистов (Ilirschman, Albert О. [154], Робинсон, Дж. [78]). Но поскольку автор не ставит своей целью анализ и интерпретацию макро уровня «госу ^ дарственная конкурентоспособность» (выделенный в работе уровень — кон­ курентоспособность отрасли), вступление в полемику о синергетической сущности явления не ставится в качестве задачи работы.

Опуская синергетичность проявления конкурентоспособности на межгосу­ дарственном уровне, на уровне отраслей можно говорить проявлении катего­ рии конкурентоспособность в интегральности сумм отдельных продуктов.

Понимая, что согласно выдвинутому в работе определению конкурентоспо­ собности (см. стр. 17), таковую можно трактовать как сумму параметров сравнения, можно выдвинуть экономико-математическую функциональную трактовку конкурентоспособности двух уровней:

сл = Х^Л Ц' где САь - интерпретированная оценка конкурентоспособности отрасли Ь (вЕлражение предметной или товарной фуппы) как сумма конкурентоспособ­ ности m товаров отрасли;

CAj - конкурентоспособность] товара отрасли Ь;

Aj - интерпретированная оценка конкурентоспособности i-oro свойства (атрибу та, компонента, фактора ) товара];

п - число параметров (свойств, атрибутов, компонентов, факторов) сравнения конкурентоспособность товаров отрасле­ вой группы Ь.

Эксперты международной организации «Всемирный экономический форум», выделяют большое количество экономических факторов, оказывающих влияние на конкурентоспособность отдельного товара и экономики в целом.

Их насчитывают несколько сот. И тогда встает вопрос о логике их выделе­ I» ния. К ним, в числе прочих, относятся [37]: эффективность промышленности;

степень рыночной ориентации;

динамизм финансовой системы;

человеческие ресурсы;

природные ресурсы;

социально политическая стабильность и т.д.

Причем опять же факторы, которые свидетельствуют о синергетичности уровня «отрасль промышленности», как системы, обладающей собственной логикой, отличной от суммы простого среднего элементов более низкого уровня. Такая точка зрения вступает в противоречие с выдвинутым автором положением о сущности конкурентоспособность отрасли, как интегральной сумме конкурентоспособность продуктов таковой, отраженной в экономико ' Синонимические вариации по различным научным источникам описания проблематики.

математическом виде в ур. 2.

Для разрепюния этого противоречия следует рассмотреть понятие конку­ рентной единицы в рамках структурного анализа. Итак, по утверждению ав­ тора настоян^ей работы эксперты международной организации «Всемирный экономический форум» рассматривают конкурентоспособность отрасли как ее потенциал (обратите внимание на отдельные параметры сравнения из чис­ ла несколько сот существующих), а это не соответствует выдвинутому по­ ложению Портера^ о «...конкурентоспособность как проявленном потеициа ^ ле». Потенциал может быть высок, а эффективность его реализации низка, то есть при высоком уровне ресурсной базы отрасли, она (отрасль) не проявля­ ется как конкурентоспособная. Именно поэтому оценка экспертов сосредото­ чена на потенциале, хотя автор, учитывая лексику термина «конкурентоспо­ собность» сохраняет за ними (экспертами) право на употребление данного термина, как лексически (но не экономически формально) соответствующего.

С другой стороны, рассматривая отрасль как экономическую единицу, следу­ ет придерживаться и универсального логического начала, выделяющего та­ ковую. Согласно Ф. Перру [136] «структура экономической единицы есть со­ вокупность пропорций и отношений, которые характеризуют эту единицу в данных условиях и в данный момент: пропорции, то есть относительная ве­ личина и значимость элементов, составляющих рассматриваемую экономи Щ ческую единицу;

отнощения, то есть такие отношения, которые устанавли­ ваются, с одной стороны, между элементами, составляющими единицу, и с другой - между этой единицей и другими экономическими единицами». А, говоря о проявленности структурных единиц отрасли, следует говорить только о реальном товарообороте, явлении объективном и формирующем все аспекты экономических отнопюний внутри таковой. Продолжая авторскую аргументацию в отношении однородности структуры «конкурентоспособ­ ность отрасли» по «конкурентоспособности продаваемых в ней товаров»

следует сослаться на знаменитую немецкую теорию «гешталр,тов» (Gestalt Theorie). Которая указывает на то, что феномены рассматриваются как некие совокупности, образующие автономные единицы, которые проявляют внут­ реннюю солидарность и подчиняются своим собственным законам. Следова­ тельно, каждый элемент зависит «от структуры совокупности и законов, ею управляюищх». Тогда, вводимые экспертами параметры, очевидны как не проявляющие внутреннюю солидарность: попробуйте найти в современной экономической теории описание (пусть даже четкой логической, не обяза­ тельно эконометрической) взаимосвязи параметров «динамизм финансовой системы», «человеческие ресурсы», «природные ресурсы», «социально поли­ тическая стабильность».

О чем же тогда идет речь, когда эксперты вводят положение о «State Branch Competitors», - они рассматривают уровень отраслевой конкуренции как са­ мостоятельного явления, вне «...уникальности структурных экономических На теории которого, эксперты основывают собственное мнение.

единиц, ее образующих» (Coase R. Н. в критике «State Branch Competitors»

[138]). То есть, по существу целевой функции настоящей работы (структур­ ные показатели конкурентоспособность отрасли) и принципы оценки «кон­ курентного потенциала» специалистами «Всемирный экономический форум»

лежат в разных плоскостях, проявленной товарной суммы (в первом) и по­ тенциала (во втором).

Развивая выдвинутое положение, автор указывает на отсутствие феномено­ логического принципа при введении понятия «конкурентоспособность от ^ расли». С другой стороны, рассмотрение объекта конкурентной оценки и ви­ де экономической единицы «отрасль» не совсем корректно с точки зрения экономики. Употребления терминологическое сочетание «конкурентоспо­ собность отрасли» следует либо анализировать его в виде феноменологиче­ ской сущности (а от такого подхода автор обосновано отказался), либо изме­ нить выражение объектного отнесения.

Для анализа формы выражения понятия «конкурентоспособность» примени­ тельно к отрасли, без задания таковой новой феноменологической сущности, обратимся к внутренней логике товарной структуры отрасли в наиболее об­ щем виде, рис. 6. Заметим, согласно эксперту Овсянниковой Т. С. (уровень методических рекомендаций [50]), товарная структура отрасли (примени­ тельно к рассматриваемой легкой промышленности и универсально согласу,щ» ясь с общими принципами структуры любой отрасли) может быть представ­ лена по двум структурным единицам. «Проявленные для потребителя товар­ ные элементы» [114], те товары с которыми непосредственно сталкивается потребитель суммарного продукта отрасли (предметная сфера отрасли). И «Инфраструктурные товары», товары потребляемые внутри самой отрасли (многие ученые склонны их выделять как элементы других отраслевых пред­ метных сфер), обеспечивающие производство, реализацию и сервис «прояв­ ленных для потребителя товарных элементов». Очевидно, в контексте рассу­ ждения о феноменологической сущности «конкурентоспособности отрасли»

имеет смысл говорить о конкурентоспособности и потенциале элементов ин­ фраструктуры отрасли. По в нашем случае следует утверждать, что «...инфраструктурные составляющие отрасли проявляются на уровне на уровне базовых продуктов и выделять их отдельно не имеет смысла, они вто % рично проявляются в уровне качества (конкурентоспособности - автор) ко­ нечного продукта отрасли (предметных, «проявленных для потребителя то­ варных элементов» - автор)» (Максимова И.М. [46]). Именно основываясь на методологии структурного анализа данное логическое положение следует считать адекватным рассматриваемому углу зрения на конкурентоспособ­ ность отраслевых объектов. Тогда, автор вправе ввести контекстный термин:

«отраслевой продукт - сумма конечных продуктов отрасли, потребляе­ мых другими предметными отраслями или конечным потребителем».

товарная структура отрасли легкая промышленность Проявленыедая потребителя товарные элементы •Ткани и материалы (производство и продажа) • Одежда (производство и продажа) Инфраструктура ^ — Одежда (проектирование) — Ткани и материалы проектирование) — Логистические системы — Розничная специализированная торговля — Лссоциии — Маркетинговые и исследовательские организации — Финансовые институты Рис. 6 Товарная структура отрасли «легкая промышленность» (фрагмент по материалам Овсянникова Т. С. [50]) Причем, при рассмотрении конкурентоспособности «отраслевого продукта»

инфраструктурные составляющие следует либо относить на проявленность в ^' конечном продукте отрасли, либо вывести в рассмотрение как конечный продукт других отраслей (при универсшн^ном экономическом характере ана­ лизе предложенного определения «отраслевого продукта»).

Тогда рассуждение о конкурентоспособности отрасли следует вести в кон­ тексте «конкурентоспособности отраслевого продукта», которая на основа­ нии вышеобозначенной логики отраслевого продукта интерпретируется как:

«конкурентоспособность отраслевого продукта — экогюметрическое со­ отнесение конкурентоспособность конечных продуктов отрасли».

А экономико-математическую форму оценки 2 можно свести к преобразо­ ванной:


k Понимая сохраненность целевой функции, выдвинутой в гл. «1.1 Анализ ка­ тегории «конкурентоспособность» в контексте вопросов государственного управления отраслью», (стр. 5) следует трактовать на отраслевом уровне цель ГРЭ (как доказано, инвариантно полярности внешней и внутренней функций) - обеспечение конкурентоспособности отраслевого продукта. Причем повто­ римся: обеспечение конкурентоспособность отраслевого продукта есть мак роуровневая функция, отнесенная на исполнителя в лице государства (не требует доказательства, что управление макроуровневыми объектами есть присущая функция макроуровневых систем). Тогда, в наиболее общем виде трактовка пели ГРЭ возможна как «государственное управление конкуренто­ способностью отраслевого продукта».

1.2.2 Модель государственного управления «кошсурентоспособностью»

Государственное управление конкурентоспособностью отраслевого продук­ та, рассматриваемое как функция ГРЭ, сосредоточенна (функционально ори­ ентирована) на увеличении оцениваемого уровня суммарного показателя конкурентоспособности отрасли. Таким образом, речь идет о государствен •О^ ном управлении отраслями, в обеспечение достижения некоторого состояния ' «отраслевого продукта». В контексте такой трактовки и может идти речь о построении моделей государственного управления конкурентоспособностью отраслевого продукта. В экономической практике государственного управле­ ния объектами экономики можно выделить два основшлх способа (концепту­ альных подходов) управляющего воздействия на предприятия и их объеди­ нения, на отрасль в целом [117]:

1. государственное регулирование, которое включает установление нор­ мативной базы рыночной экономики («правил игры») и применение косвенных, экономических методов управления по отношению к пред­ приятиям всех форм собственности (включая государственные);

2. государственное предпринимательство, то есть непосредственное воз ^1 действие на управление предприятиями и их объединениями, когда го­ сударство выступает в качестве собственника имущества или пакета акций акционерных обществ (АО).

Собственно вышеприведенные подходы и определяют две альтернативные концепции управления экономикой государства, управление конкурентоспо­ собностью как целевым объектом ГРЭ. Применимость экономических рЕЛча гов управления, альтернативно регулирование и предпринимательство, в сис­ теме обеспечения конкурентоспособности отраслевого продукта, как прави­ ло, сводят к системе косвенного экономического управления. Ailawadi, Ku sum L, Paul W Farris and Mark E Parry [ 122] утверждают:

«Прямое государственное «воздействие» на объекты рыночного окру­ жения, сушностно обеспечивающие конкурентоспособность, не резуль / тативно. Требуется использовать другие сферы и формы реализации % конкурентоспособности отраслей и государства в целом,... только сис­ тема косвенных экономических рычагов, вторично воздействуя на объ­ екты рыночной среды, позволяет сформировать достаточный уровень реализации экономического благосостояния как потребителя, так и государственной экогюмики».

Данное утверждение, практически не полемизируемое в отечественной и за­ рубежной экономической литературе (постулируемо Buchanan J. А в [132]), принимается автором за основу в понимании современных концепций и теорий управления конкурентоспособностью макроуровневыми объектами.

При решении задачи обеспечения конкурентоспособности отраслевых про дуктов, основанной на понимании возможности управления в системе кос­ венных экономических воздействий, автором рассмотрен ряд и1ироко из­ вестных моделей, систематизированных в гл. «1.3 Критериальный анализ ме­ тодов оценки конкурентоспособности», стр. 31. При этом концептуальная сунщость моделирования, единая на уровне макроэкономических принципов управления, может быть вьфажена достаточно просто цитатой Nelson R. R.

and Winters. G.[ 170]:

«...в современной экономике понимание конкурентоспособности от ^ расли приобрело новый концептуальный уровень. Понимание таковой основано не на оцениваемом уровне технологической реализации пре­ имуществ производств предприятий конкурентов, а на субъективной агрегированной оценке потребительских свойств продукта. Мнение по­ требителя, своеобразно интерпретированное в оценку потребительских свойств товара отрасли, есть оценка конкурентоспособности отрасли, что и образует объект государственного регулирования на макровуров не».

Практически к концу 80-х в экономической теории сформировалось концеп­ туальное понимание и принятие «маркетинговых принципов» (идеолог Kotler, Р. [163]) восприятия систем11 рглнка. В эконометрике произошло сме­ щение от макроэкономических финансовых показателей к показателям по '^ требительским (выделенная тенденция в работах Zaslavsky, Alan М, [195]), были созданы предпосылки «...учета мнения потребителя, как агрегирован­ ного индекса, количественно интерпретированного» [195].

В 1989 году Шведский институт развития экономики предложил «систему регулирования конкурентоспособности отраслей экономики но сравнитель­ ному потребительскому индексу оценки» [170] и ввел понятие «макроуров невый индекс потребительской удовлетворенности», который также часто называется «потребительский барометр»'. Сама феноменология термина «потребительская удовлетворенность» по сути не нова, например Паразур ман [177] на основе данного термина строит множество моделей и методов.

Но в Шведском эксперименте эта переменная, ранее рассматриваемая как микроуровневая, переведена на уровень макроурвоневых.

/ И это следует рассматривать как концепцию: конкурентоспособность макро 1^ уровневая (по отношению к отраслевому продукту) основывается на концеп­ ции восприятия потребителя (микроуровень), И именно такой подход следует считать новой экономической концепцией, которая иногда трактуется как «маркетинг государственных экономических систем» [163]. Монополизм данной научной концепции в сфере экономической науки выражен и практи­ чески не альтернативен. При этом концепции достаточно гибка: хметодиче скую реализацию количественной интерпретации уровня потребительского отношения к отраслевому продукту считает дискутируемой (см. стр. 31), а потому понимание конкурентоспособность отраслевого продукта контекстно ^° Как правило применительно к Шведской концепции.

связанным.

Понимание конкурентоспособности макроурвоневых объектов, как отраже­ ние мнения потребителей соотвстствуюнщх отраслей, после окончания «ншедского эксперимента» в 1991 году (2 периода апробации) перешло в систему концептуальную и методическую. Л с 1992 года еще две страны подключаются к системе оценке потребительского мнения по модели Швед­ ского барометра - Новая Зеландия и США. В настоящее время уже 9 стран включают в систему статистического учета оценку потребительского отно­ шения к отраслевому продукту (а готовятся еще 4). Индекс принято имено­ ^ вать «потребительская удовлстворешюсти» (customer satisfaction index), до­ бавляя в качестве первой буквы аббревиатуры государственное обозначение, например American customer satisfaction index (ACSI), a трактовать как теку­ щий уровень конкурентоспособность отрасли. Методические решения, обес­ печивающие интерпретацию потребительского мнения в систему оценку, подробно рассмотрены в соответствующем разделе работы (см. «1.3 Крите­ риальный анализ методов оценки конкурентоспособности», стр. 31).

По существу, автор (как это наверно понят1Ю из вышеприведенного контек­ ста) соглашается с концепцией Шведского барометра потребительской удов­ летворенности в методологической части работы и готов рассматривать ее положения (основное положение об индексе потребительской удовлетворен­ ности) как исходную концептуальную логику объекта исследования: госу­ ^ дарственного регулирования конкурентоспособности отраслевого продукта применительно к Российской Федерации. Рассмотрим общую логику кон­ цепции и модель государственного управления конкурентоспособность, по­ строенную на ее основе.

Концепция индекса потребительской удовлетворенности" подразумевает, что оценка удовлетворенности потребителей определенной отрасли, полу­ ченная в результате опроса, агрегируется по оценкам отдельных потребляе­ мых товаров отрасли. Фрагмент расчетов национального индекса потреби­ тельской удовлетворешюсти (ACSI) для США 2000 году, сгруппированного по отраслям, представлен в нижеприведенной таблице.

Таблица Фрагмент расчетов национального индекса потребительской удовлетворен ности (ACSI) для США 2000 году [121] Отрасль ACSI" Динамика Легкие алкогольные напитки -3.5% Товары для животных 82 2.5% Товары для гигиены -2.4% Агрегаты для приготовления пинш в дальнейшем контексте работы ссылки на концепцию будут выстраиваться из данного опреде­ ления.

^^ 100 бальная шкала (100 максимум).

Таблица Фрагмент расчетов национа1н,ного индекса потребительской удовлетворен ности (ACSI) для США 2000 году [121] Отрасль Динамика ACSI" Потребительская электроника -1.2% Автомобили Бензин (топливо) 78 1.3% Табак, сигареты i^ Сервис супермаркетов 74 -1.3% Электропитание 73 -2.7% Коммерческие банки 72 -2.7% Отели -1.4%) Персональные компьютеры -4.1% Газеты Почтовая служба США -6.8% Авиаперевозки -2.9% Медицинское обслуживание -5.6% Телевизионное вещание 62 -11.4% Вторым положением концепции следует считать возможность агрегирования индекса отдельных отраслей в фупповой национа1нный индекс потребитель­ ской удовлетворенности, который следует трактовать как «виртуальный» по­ казатель удовлетворенности потребителя товарами национальной промышленности:


CSI = f{Y,BCSI), 4, где CS1 - национальный индекс потребительской удовлетворенности;

BCSI индекс потребительской удовлетворенности товарными составляющими от­ дельных отраслей.

Конечно, данный показатель не носит объективного содержания в собствен­ ном количественном выражении, он явно сравнительный. То есть, значение данного показателя можгю сравнивать между странами, но отсутствие еди­ ной методической базы сравнения не позволяет считать его инвариантным по основной эконометрической логике образования. Возможно, когда развитие методического базиса завершиться возможно будет установить единый мет­ рический стандарт оценки показателя, что и позволит проводить межгосу­ дарственное сравнение национального индекса потребительской удовлетво­ ренности. В частности, ряд ученых выступает с подобной инициативой (см.

материалы конференции по данной проблематике в монографии Barnes, J.

[130]).

С другой стороны национальный индекс в наиболее общей логике (ур. 4), будучи уникальным по методической реализации, может быть использован в трактовке динамических рядов. Соблюдение методического стандарта в течении длинного промежутка времени позволит рассматривать динамику данного показателя. Заметим, что данное условие (уникальность показателя, его сравнительный характер, в силу уникальности применяемого методического инструмента) в равной степени относится и к индексам удовлетворенности отраслевого продукта (см. индекс динамики показателя в табл. 4). Именно динамические ряды агрегированного национального индекса потребительской удовлетворенности позволяют судить о развитии конкурентоспособность отрасли, экономики государства на основании '^ восприятия потребителем конечного продукта таковой. На нижеприведенной диаграмме представлен временной ряд национального индекса потребительской удовлетворенности США (ACSI).

^, оооооооооооооо о о О О Рис. 7 Динамика национального индекса потребительской удовлетворенно­ f сти США (ACSI) [121] Заметим, что падение величины индекса в 1997 году вызвало и (вероятно как следствие, но теоретически не доказано) экономический кризис США того же периода. Причем по данным американских ученых (Voss, G, В., Parasura man, А. and Grevval, D. [189]) в систему антикризисных мероприятий были включены меры государственного влияния (в данном случае государственное инвестирование) на отрасли экономики, в которых значение индекса было критически малым по отношению к зарубежным конкурентам.

Итак, понимая концептуальную сущность государственного регулирования конкурентоспособности отраслевого продукта, опирающуюся на систему «потребительских индексов отраслей экономики», можно судить о принци­ пиальной модели управления конкурентоспособностью на макроуровне.

Автор взял за первооснову модель ACSI государственного управления «кон­ курентоспособностью» отраслевого продукта [183, 189] и развил ее с точки зрения секвестирования уникальных для экономики США элементов, а также универсализировав логику отдельных системных элементов. Графическая интерпретация модели ACSI государственного управления «конкурентоспо­ собностью» отраслевого продукта [183] развитая автором представлена на нижеприведенном рисунке.

T-branch^ Т1 Тт] Т2 тз -А— ~ж— Р1 Р2 РЗ i I Р т I J • ^ М и 1.

GS Рис. 8 Графическая интерпретация модели ACS1 государственного управле­ ния «конкурентоспособностью» отраслевого продукта [183] развитая автором (обозначения: МА - отраслевой рынок;

С - потребитель товаров отрасли;

Е оценка конкурентоспособности отраслевого продукта;

В — покупка отрасле­ вого продукта;

T-branch — отраслевой продукт;

Т1-Тт - товары отрасли;

Р1 Р т - производители отрасли;

GS - государственный сектор, ориентирован­ ный на экономику отрасли;

GMS - государственный орган управления эко­ номикой отрасли;

М - мониторинговый (оценочный) блок;

U - управляющее,^ воздействие на отраслевые) Логика модели может быть описана по составляющим систему объективным элементам, которые первично поляризуются на два системных блока: госу­ дарственный сектор, ориентированный на экономику отрасли (GS, рис. 8), отраслевой рынок (МА). То есть объект естественно существующий (возни каюпшй) в силу экономических причин А. Смита - рынок и сопутствующая система государственного влияния. Итак, объектная составляющая отрасле­ вого рынка состоит из:

1. потребитель товаров отрасли;

2. товары отрасли;

3. производители отрасли.

Внутренняя логика их отношений очевидна: потребитель покупает товары, услуги и сервис у ряда производителей отрасли (в том числе импортные то вар1)1 (В, рис. 8), производители не детерминируются в первичной модели по национальной принадлежности). Экогюмической стороной данных отноше­ ний выступает финансовый поток, направленный от потребителя к произво­ дителю, который в макроэкономике рассматривается как система оценки от /|» ношений в рыночной системе. Но, концепция потребительского индекса, вы двигающая небезосновательную гипотезу об объясняющей сущности индекса по отношению к вторичному фактору продаж, рассматривает индекс потре­ бительской удовлетворенности как внутреннюю эндогенную основу таких отношений. А, соответственно, те процессы, которые не могут быть отраже­ ны на уровне финансовых результатов деятельности, при отсутствии индекса потребительского отношения остаются латентными для исследователя. С другой стороны, сами производители отрасли заинтересованы в получении информации о потребительском индексе и вьнюлняют исследования в рамках маркетинговых методов МКОТС, SWOT и т.н. В целом, процесс экономиче­ ских отношений в отраслевой рьшочгюй системе следует считать дифферен­ цированным но микроэлементам множества потребителей и множества про ^ изводителей (продавцов). А об отраслевом продукте (T-branch, рис, 8) рассу­ ждать как о виртуальном, эконометрической абстракции (тем не менее, верно отражающей логику отношений субъектов системы согласно концепции).

Государственный орган управления экономикой отрасли (GMS, рис. 8) вгл ступает представителем системь! государственного регулирования в двух функциях: мониторинговой (М) и регулирующей (U). В мониторинговой функции орган управления:

1. задается требуемым уровнем обеспечения конкурентоспособности от­ расли (обычно паритетно по отношению к импорту);

2. создает систему мониторинга показателей отрасли - финансовый обо­ рот и индекс потребительской удовлетворенности;

a. определяет методический алгоритм интерпретации;

b. определяет организационный механизм сбора информации;

Щ 3, в соответствии с определенными законодательством полномочиями оказывает регулирующее воздействие на субъектов (косвенное эконо­ мическое) рыночной среды в обеспечение заданного (п. 1) уровня кон­ курентоспособности;

4. производит оценку эффективности управляющих усилий в отношении конкурентоспособности отраслевого продукта.

Определенность по субъектам системы государственного управления конку­ рентоспособностью отраслевого продукта и алгоритмическая (регламентная) схема отношений демонстрирует наличие двух контуров. Внутренний контур формирования и товарооборота — естественный и нерегулируемый (кроме систем антимонопольного регулирования) и внешний контур государствен­ ного управления, в содержательной части как раз и ориентирова[Н1ый на обеспечение конкурентоспособности отраслевого продукта, как обозначен­ ной цели ГРЭ, Детерминированная содержательная часть государственного управления конкурентоспособностью отраслевого продукта, определенная на субъектам и регламенту взаимодействия, тем не менее, имеет целый ряд неопределен­ ных позиций, не позволяющих однозначно перенести выбранную прототип.Л|» ную модель на условия Российской Федерации. Среди естественно возни­ кающих проблемных позиций следует выделить две:

1. отсутствие определенной алгоритмической процедуры интерпретации потребительской удовлетворенности (индекса), применительно к усло­ виям организационной и экономической модели Российской Федера­ ции;

2. невозможность переноса без изменения и развития методической час­ ти, интерпретирующей конкурентоспособность (потребительскую удовлетворенность) в соответствующий управляющий сигнал, количе­ ственно определенный как управляющее воздействие в системе отрас­ левого регулирования;

3. отсутствие определенности по составу рычагов управления системой.

^ 1.3 Критериальный анализ методов оценки конкурентоспособности 1.3.1 Проблематика интерпретации понятия «конкурентоспособность» в оценочную модель Анализ проблематики иптерпретации понятия «конкурентоспособность» в оценочную модель возвращает нас к выводам относительно феноменологии понятия, основные выводы относительно которого сформулированы в гл.

«1.1 Анализ категории «конкурентоспособность» в контексте вопросов госу­ дарственного управления отраслью» (стр. 5). Сделанные выводы относитель­ но структуры показателя конкурентоспособность, как афегированной пере­ менной, достаточно точно определяют форму образования таковой по атри­ бутам описания объекта сравнения (ур. 2, стр. 20). Тогда, при известной фор­ ме эконометрической интерпретации переменной конкурентоспособность, следует вопрос об атрибутив1плх переменных описаниях объекта сравнения.

Выведение атрибутивного состава объекта определяет м1югообразие методи­ ческих рещений в его интерпретации.

Первично, например, в трактовке Куликова [36], «оценка конкурентоспособ­ ности товара - расчет способности продукции быть более привлекательной для потребителя по сравнению с другими изделиями аналогичного вида и на­ значения благодаря лучшему соответствию своих качественных и стоимост­ ных характеристик требованиям данного рынка и потребительским оцен­ кам».

И соглашаясь с такой трактовкой, автором еще раз подчеркивается со ответствие выбранной концепции интерпретации конкурентоспособности на основании «индекса потребительской удовлетворенности», рассматриваю­ щей «удовлетворенность» и «конкурентоспособность» синонимически или взаимно интерпретировано (см. гл. «1.2.2 Модель государственного управле­ ния «конкурентоспособностью»», стр. 24). Отсутствие разночтений в интер­ претации принципов оценки объекта, в след за Портером [71] («уровень кон­ курентоспособности продукции определяет отличие анализируемой продук­ ции от продукции конкурентов, имеющихся на данном рынке, а также стре ^ мящихся попасть на него, по степени удовлетворения конкретной потребно­ сти и по затратам на ее удовлетворение») лишь незначительно изменяя тако­ вую (трактовку), наводит на мысль о научной методологической однозначно­ сти принципов оценки. А, следовательно, вывод автора о том, что полемизи руемая в научных публикациях проблемная область лежит в плоскости выбо­ ра атрибутов оценки, верен.

Анализ современной научной проблематики вопросов связанных с интерпре­ тационными методами переменной конкурентоспособность позволяет вы­ двинуть два альтернативных подхода в формировании атрибутивных элемен­ тов оценки: технико-экономические модели и методы «оценки потребитель­ ского отношения» (первично Шведская барометрическая модель, описанная на стр. 24). В логике выбора двух обозначенных подходов лежит принцип '^ выбора объективности или субъективности в формировагшя атрибутов опи­ сания товара, отраслевого продукта как агрегированного объекта оценки.

Объективные атрибуты (цена, технические параметры, стоимость обслужи­ вания и т.п.) в технико-экономических моделях достаточно просты в описа­ нии и технологии сбора информации относительно таковых, что обеспечива­ ет их распространенность в период 70-80х годов. В 90х появляется новая группа методов «маркетинговые» («потребительские»), которая отнюдь не противопоставляется технико-экономическим, а позиционируется как ориен­ тированная на услуги (в первую очередь) и товары с большим количеством «мягких» атрибутов, не имеющих прямого объективного выражения. Данные методы, еще раз подчеркнем, не противопоставлялись в альтернативгюй форме, а были ситуационно разнесены по логике использования в различных формах товарного выражения (товар-услуга, наличие объективных количест [W венно выраженных характеристик, доля «мягких параметров в описании).

Именно поэтому, автор считает целесообразным описание логики и соответ­ ствующий анализ в тексте настоящей работы методов и моделей количест­ венной интерпретации конкурентоспособности отраслевого продукта, обос­ новывая выбор прототипа для построения модели.

1.3.2 Технико-экономические модели Рассуждая о технико-экономических моделях интерпретации конкурентоспо­ собность рыночных объектов (товаров, комплексов, отраслей) следует пони­ мать их первичное происхождение — экономические модели «цена-качество».

в рамках обозначенных моделей заложен феноменологический принцип объ­ ективной оценки конкурентоспособности объекта по двух составляюндим экономическим и техническим [41], выраженным в количественной форме по собственной природе. Развитие данных моделей применительно к объектным техническим объектам в 40-60е годы было вполне успешным, но с наступле­ нием в 70-е годы «эры услуг» методическая реализация перенесения данной группы моделей на услуги столкнулась «...с непредвиденными трудностями именно методического характера» (Studebaker, David [187]). Попытка ком ^ пенсации эконометрического несоответствия модели через феноменологиче­ ский принцип оценки полезности (теория «утилити» [109]) также не принес­ ла успеха, что заставило многих ученых говорить «...об ограниченности сфе­ ры использования технико-экономического моделирования в описании кон­ курентоспособности» [187]. Базовые модели «цена-качество» стали преобра­ зовываться к более сложным «экономические параметры - технические па­ раметры объекта» [182], «экономические параметры - технические парамет­ ры объекта - потребительские свойства» [113]. Причем следует указать, что данные модели успешно развиваются и применяются в практике оценки эко­ номических объектов. А параллельное развитие научных методов и подходов (идеологом которых является М. Портер, см. концепцию [187]) в данной группе методов позволят с научной точки зрения выделить два методических -^ решения: дифференциальный и комплексный методы оценки конкурентоспо­ собности. Причем данные методы скорее следует трактовать как группы эко нометрических моделей, варьируемых по ситуации применения (объекту описания). Автором предлагается описание методов в нижеприведенном кон­ тексте работы для отражения их внутренней логики и оценке по уровню со­ ответствия поставленной задаче выбора прототипа.

«Дифференциальный метод оценки конкурентоспособности», основанный на использовании единичных атрибутов анализируемой продукции и базы срав­ нения и их сопоставлении. Если за базу оценки принимается потребность, выраженная через характеристику (атрибут), расчет единичного показателя конкурентоспособности производится по формуле:

q,=-^x\00% (i=l,2,3,...,n), 5, ^' где qi - единичный параметрический показатель конкурентоспособности по i му атрибуту свойству объекта;

Pj - величина i-ro параметра для анализируе­ мой продукции (количественно выраженная в техническом или экономиче­ ском параметре);

Pjo - величина i-ro параметра, при котором потребность удовлетворяется полностью (оценка потребительского запроса);

п - количе­ ство параметров объекта (атрибутов).

Анализ результатов оценки конкурентоспособности может быть интерпрети­ рован следующей логикой: при оценке по нормативным параметрам единич­ ный показатель может принимать только два значения - 1 или 0. Если анали зируемая продукция соответствует обязательным нормам и стандартам, пока­ затель равен 1, если параметр продукции в нормы и стандарты не укладыва­ ется, то показатель равен 0;

1. при оценке по техническим и экономическим параметрам единичный показатель может быть больше или равен единице, если базовые значе­ ния параметров установлены нормативно-технической документацией, специа:цнь1ми условиями, заказами, договорами;

2. если анализируемая продукция имеет параметр, значение которого У» превышает потребности покупателя, обусловленные характером ис­ пользования (эксплуатации) этой продукции, социальными условиями, традициями, физиологическими особешюстями, то указанное повыше­ ние не будет оцениваться потребителем как преимущество и единич­ ный показатель по данному параметру не может иметь значения боль­ ше 100% и при расчетах должна использоваться минимальная из двух величин - 100% или фактически значение этого показателя.

Дифференциальный метод позволяет лишь констатировать факт конкуренто­ способности анализируемой продукции или наличия у нее недостатков по сравнению с товаром - аналогом. Он может использоваться на всех этапах жизненного цикла продукции, особенно при се сравнении с гипотетическим образцом. Но пе учитывает влияние на предпочтение потребителя при выбо ^ ре товара весо.мости каждого параметра. Безусловна применимость и эконо­ мическая целесообразность использования метода в случае товарных систем на рынках, при предопределенном доминируюп1ем факторе описания товара.

Например, в ситуации государственной закупки муки (по исследованию ав­ тора), обусловленность стандартом на качество (предоставляемого всеми участниками тендера) единичный параметрический показатель конкуренто­ способности выбран как «цена» продукции, а соответствия закупочная ко­ миссия определяет даршый фактор как определяюпшй, а метод сравнения дифференциальный. Итак, метод обладает двумя выраженными свойствами:

1. применимость к товарам с выделенной уникальной чертой сравнения, доминирующей в анализе позиций товара;

2. отсутствие универсальности (как следствие ограниченность по приме­ нению) в использовании — метод алгоритмически преображается (по Щ^ результативной части) при выборе того или иного свойства товара за базу сравнения.

Ограничения (обозначенные выше) в логике построепия дифференциального метода оценки конкурентоспособности снимаются при формировании более сложной эконометрической (как следствие более универсальной) модели.

Сохраняя логическую модель нормативных оценок в сравнении предлагается метод комплексной оценки. «Комплексный метод оценки конкурентоспособ­ ности» (описание составлено по мо1юграфии проф. Светунькова [86J) осно­ вывается на применении комплексных (групповых, обобщенных и инте­ гральных) показателей или сопоставлении удельных полезных эффектов ана лизируемой нродукнии и образца. Расчет группового показателя по норма­ тивным параметрам производится по формуле:

п где 1„„ - групповой показатель конкурентоспособности по нормативным па­ раметрам (логика нормативности параметра совпадает с дифференциальным методом, стр. 32);

q„i - единичный показатель конкурентоспособности по i-му ^;

) нормативному параметру, рассчитывается по формуле 5;

п - число норматив * ПЫХ параметров, подлежащих оценке.

Анализ результатов: если хотя бы один из единичных показателей равен О (то есть продукция по какому-либо параметру не соответствует обязательной норме), то групповой показатель также равен О, что говорит о неконкуренто­ способности данного товара на рассматриваемом рынке. Расчет группового показателя по техническим (наличие которых обязательно в силу товарной группы, по отношению к которой возможно применить комплексное методи­ ческое решение) параметрам (кроме нормативных) производится по форму­ ле:

A/7=Z^,X«,» 7, /= ^ где 1т„ - групповой показатель конкурентоспособности по техническим пара­ метрам;

qi - едипичнЕлй показатель конкурентоспособности по i-му техниче­ скому параметру, рассчитывается по формуле (1);



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.