авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Калина, Владимир Филиппович 1. Правовое регулирование федеративный отношений в России в контексте развития мирового ...»

-- [ Страница 4 ] --

Есть и другие способы, но в основном они отличаются от выше пере­ численных отдельными нюансами. Сравнительно-правовой анализ разграни­ чения предметов ведения и полномочий дает возможность не только сопос­ тавить различные федеральные системы, но и наглядно представить их пре­ имущества и изъяны. Мы ограничимся рядом стран, опыт которых, на наш взгляд, наиболее интересен для Российской Федерации.

Конституция США устанавливает перечень вопросов, относящихся к исключительному ведению федерации. Это установление и взимание едино­ образных на всей территории страны федеральных налогов;

регулирование торговли с иностранными государствами, между отдельными штатами и с племенами индейцев;

чеканка монеты;

принятие единообразных правил по натурализации;

содействие развитию науки, полезных ремесел;

учреждение судов, нижестоящих по отношению к Верховному суду;

объявление войны, содержание армии и т.д. — всего 18 титулов. Конгресс вправе принимать в со­ став Союза новые штаты.

Раздел 10 ст. I содержит перечень ограничений предметов ведения штатов. Штатам запрещается: заключать какие-либо договоры, вступать в союзы или конфедерации;

выдавать свидетельства на каперство (анахронизм) и разрешения на репрессалии;

вести войну (за исключения случая прямой аг­ рессии);

содержать в мирное время вооруженные силы;

чеканить монету;

вы­ пускать кредитные билеты;

облагать импорт и экспорт таможенными сбора ми или иными пошлинами;

принимать законы об опале и законы, имеющие обратную силу;

жаловать дворянские титулы и др.

Все, что не запрещено Конституцией, в принципе остается прерогати­ вой штатов. 10-я поправка к Конституции США устанавливает, что «полно­ мочия, не предоставленные настоящей Конституцией Соединенным Штатам и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатами или народом». Однако эта остаточная компетенция штатов может быть существенно урезана так называемыми «подразумеваемыми полномо­ чиями» Конгресса издавать законы, «каковые будут необходимы и уместны».

Тем не менее «остаточные полномочия» достаточно велики и позволяют штатам принимать законы по широкому кругу вопросов. Это регулирование внутриштатной торговли, здравоохранения, общественного порядка и др. К ведению штатов относится и вся область традиционных правовых отношений — гражданское, уголовное, процессуальное право.

Предусматривается совпадающая компетенция Союза и штатов, в сфе­ ре которой возможно принятие законов как на федеральном, так и на регио­ нальном уровне. Это может касаться налогов, банков, организации судебной деятельности и др.

Если Конституция США содержит ограничения компетенции штатов, то их конституции, напротив, определяют их предметы ведения. К ним отно­ сятся: организация проведения выборов, образование избирательных окру­ гов, установление избирательных цензов, регулирование внутренней торгов­ ли, определение системы местного самоуправления, управление образовани­ ем, здравоохранением, землепользованием, поддержание общественного по­ рядка, утверждение поправок к федеральной конституции и др. Федеральные законы обладают безусловным верховенством в отношении законов субъек­ тов федерации 1.

'За период с 1789 по 1980 г. Верховный суд США из обшего числа — 85 тыс. законов, принятых на уровне федерации и штатов, признал неконституционными 1077. Из них 127 федеральных законов и около 950 за­ конов, принятых на уровне штатов.

в Канаде в отношениях между федерацией и субъектами приоритет цен­ тра бесспорен. Кроме общефедеральных предметов ведения он обладает т.н. ос­ таточной компетенцией, т.е. правом решать вопросы прямо не отнесенные к компетенции одного из уровней власти^. Наделяя федеральный парламент вла­ стными полномочиями в наиболее значимых и жизненно важных для государ­ ства областях, статья 91 Конституции прямо указывает, что это сделано «в ин­ тересах мира, порядка и благополучия Канадь». В Конституции перечислены 29 титулов правомочий федеральной власти: государственный долг и государ­ ственная собственность;

регулирование торговли н обмена;

страхование от без­ работицы;

взимание денежных средств каким-либо способом или какой-либо системой налогообложения;

займы за счет государственного кредита;

почтовая служба;

переписи и статистика;

милиция, военная и морская служба и оборона страны;

установление и уплата жалованья и вознаграждения гражданским и иным должностным лицам Правительства Канады;

бакены, буи, маяки н на­ мывные острова;

судоходство и морские перевозки;

карантин, устройство и со­ держание морских госпиталей;

рыболовство на морском побережье и во внут­ ренних водах;

водные переправы между какой-либо провинцией и какой-либо британской или какой-либо другой страной или между двумя провинциями;

де­ нежное обращение н чеканка монеты;

банковское дело, учреждение банков и выпуск бумажных денег;

сберегательные кассы;

весы и меры;

переводные н простые векселя;

проценты;

законные платежные средства;

банкротство и несо­ стоятельность;

патенты на изобретения и открытия;

авторское право;

индейцы и земли, зарезервированные за индейцами;

натурализация и иностранцы;

брак и развод;

уголовное право, исключая организацию судов уголовной юстиции, но включая судопроизводство по уголовным делам;

учреждение, содержание и управление пенитенциарными учреждениями;

такие вопросы, которые точно ' к таким вопросам, имеющим общенациональную значимость, относятся, например, использование офици­ ального языка в парламенте и федеральных государственных учреждениях, запасов недр в пределах морской экономической зоны, воздухоплавания и загрязнения морей, чрезвычайные обстоятельства общенациональ­ ного масштаба.

выраженным образом изъяты настоящим Актом из перечня вопросов, относи­ мых к компетенщ1и законодательных собраний провинвд1Й.

И ни один из вопросов, входящих и категории дел, перечисленных в настоящей статье, говорится в Конституции, не будет рассматриваться как входящий в категорию дел местного или частного характера, включенных в перечень категорий дел, предоставленных настоящим Актом исключитель­ ному ведению законодательных собраний провинций.

Необходимо отметить, что в области регулирования торговли и ком­ мерции компетенция федерации распространяется на межпровинциальные и международные торгово-коммерческие отнощения;

в области налогообложе­ ния во избежание избыточного или двойного налогообложения между цен­ тром и субъектами федерации заключаются соглашения по ключевым вопро­ сам, например, таким, как индивидуальный подоходный налог и налог с до­ ходов корпораций.

Представляет интерес практика заключения международных договоров.

Согласно ст. 132 Конституции это право принадлежит федеральному прави­ тельству и возлагает на Канаду международные обязательства. Но Парламент страны компетентен ратифицировать липп. те договоры, которые затрагивают вопросы, находящиеся под юрисдикцией федеральной власти. Если договор за­ трагивает вопросы, отнесенные к ведению провинций, то ратификация и испол­ нение данного договора, несмотря на то, что он заключен федеральной властью, является прерогативой провинциальной власти.

Статья 92 Конституции Канады устанавливает сферы исключительного ведения провинций: прямое обложение в пределах провинции для целей полу­ чения доходов на ее нужды;

денежные займы исключительно за счет кредита провинции;

учреждение и время осуществления провинциальных должностей, назначение н оплата должностных лиц провинции;

управление и продажа го­ сударственных земель, принадлежащих провинции, и строевого и иного леса на них;

учреждение, содержание и управление государственными тюрьмами и исправительными домами в провинции и для провинции;

учреждение, содер­ жание и управление госпиталями, приютами, благотворительными и бого­ угодными учреждениями в провинции и для провинции, за исключением мор­ ских госпиталей;

муниципальные учреждения в провинции;

патенты на торго­ вые заведения, бары, гостиницы, аукционы и иные патенты на провинциаль­ ные, местные или муниципальные нужды;

работы и предприятия, но своему характеру имеющие местное значение, за исключением относящихся к сле­ дующим категориям: а) пароходные линии и другое судоходство, железные дороги, каналы, телеграф и иные средства и предприятия, связывающие одну провинцию с другой или другими провинциями или выходящие за пределы провинции;

Ь) пароходные линии между провинцией и какой-либо британской или другой страной;

с) такие работы, которые целиком находятся в пределах провинции, но которые до или после их выполнения будут объявлены Парла­ ментом Канады полезными для всей Канады или для двух или большего числа провинций.

К исключительному ведению субъектов федерации также относятся:

регистрация кампаний, имеющих задачи провинциального характера;

брако­ сочетание в провинции;

право собственности и гражданские права в провин­ ции;

отправление правосудия в провинции, включая учреждение, содержание и организацию провинциальных гражданских и уголовных судов, а равно су­ допроизводство по гражданским делам в этих судах;

наложение наказания в виде штрафа, карательных мер, тюремного заключения в целях исполнения какого-либо закона провинции, изданного в отношении категорий дел, ука­ занных в настоящей статье;

вообще все вопросы, по своему характеру имею­ щие местное или частное значение в провинции.

Представляет особый интерес п. 5., который сопряжен со ст. 109, уста­ навливающей права собственности провинций. Государственные земли и земли короны вместе с природными ресурсами в пределах территории той или иной провинции являются ее собственностью, и провинция вправе распоряжаться ими по своему усмотрению: удерживать в своем владении, продавать, сдавать в аренду или предоставлять лицензию на пользование ими. Это обеспечивает бо­ гатым природными ресурсами провинциям значительные поступления в про­ винциальную казну. Совместная сфера ведения федерации и субъектов ограни­ чена четырьмя позициями: природные ресурсы^;

образование^;

пенсионное обеспечение^;

сельское хозяйство и иммиграция.

В ФРГ к сфере исключительной законодательной компетенции Федера­ ции отнесено 11 титулов, включающих внепшие снощения, оборону;

граждан­ ство Федерации;

обеспечение свободы передвижения, рещение вопросов эмиг­ рации и иммиграции;

вопросы денежного обращения, валюты, чеканки монет, мер и весов, регулирования времени;

таможенный контроль, внешнюю торгов­ лю;

регулирование вопросов транспорта и связи;

сотрудничество Федерации и земель в сфере деятельности уголовной полиции и защиты основ демократиче­ ского строя, безопасности Федерации и земель, охраны Конституции и т.д.

Сфера исключительной компетенции субъектов Федерации носит оста­ точный характер. Ст. 71 гласит: «Земли имеют право законодательствовать в той мере, в которой настоящий Основной закон не представляет законода­ тельные полномочия Федерации».

Однако компетенция федерации значительно шире в силу наличия кон­ курирующей законодательной компетенции. Суть ее в том, что по широкому кругу вопросов (ст. 74 насчитывает свыше 25 титулов, среди которых: граждан­ ское право, уголовное право и исполнение приговоров, судоустройство, судо­ производство, адвокатура, нотариат, право союзов и собраний, охрана немецко ^ Данная статья появилась в результате парламентских дебатов 1980 — 1982 гг. и явилась единственной с 1867 г. поправкой к Консттуции, расширяющей полномочия провинций. Она вызвана стремлением про­ винций, особенно западных, защитить невозобнавляемые ресурсы. Поправка возлагает на провинции осу­ ществление контроля над экспортом невозобновляемых ресурсов, леса и электроэнергии в другие провин­ ции (но не в другие страны), а также наделяет провинции ограниченной юрисдикцией в вопросах внешней торговли природными ресурсами. Б случае коллизии норм высшую силу имеет федеральное законодатель­ ство. Данная норма характерна также для конституционного права США и Австралии.

2 Федеральное вмешательство в данном случае призвано регулировать положение в области образования, применительно к малым и коренным народам, религиозным образованиям.

2 Статья 94 А, регулирующая вопросы пенсионного обеспечения, нетипична для системы канадского феде­ рализма. В случае коллизии норм федерального и провинциального законодательств, последнему принадле­ жит приоритет.

го культурного достояния, гражданство в землях, хозяйственное, трудовое, зе­ мельное право и др.) земли обладают законодательными полномочиями лишь тогда и постольку, когда и поскольку Федерация не использует свои законода­ тельные полномочия.

Федерация может воспользоваться своим правом в том случае, если:

«1) какой-либо вопрос не может быть эффективно урегулирован законода­ тельством отдельных земель;

2) урегулирование какого-либо вопроса зако­ ном одной земли может нарушить интересы других земель или общества в целом;

3) этого требует сохранение правового или экономического единства, в частности, поддержание единообразия жизненных условий за пределами территории одной земли» (п. 2 ст. 72). Помимо этого Федерация в сфере со­ вместной компетенции вправе издавать основополагающие предписания (ра­ мочные законы) с соблюдением статьи 72 по шести направлениям: правовое положение лиц, состоящих на государственной службе земель, общин и других корпораций публичного права;

общие принципы в области высшего образова­ ния;

общее правовое положение печати и кино;

охотничье дело, охрана приро­ ды и поддержание ландшафтов;

отведение земель, организация территорий и водоснабжение;

регистрация жителей и выдача удостоверений личности. Все это значительно расширяет законодательные полномочия Бундестага.

В Швейцарии к сфере исключительного ведения Федерации относятся вопросы войны и мира, организации вооруженных сил, определенные виды налогов, таможня, железные дороги, средства связи, финансы и банковское законодательство, охрана прав и свобод, охрана и использование водных ре­ сурсов, растительного и животного мира, ключевые вопросы промышленно­ сти и торговли, меры по повышению общего благосостояния и социального обеспечения граждан, ключевые вопросы гражданского, уголовного, трудо­ вого законодательства.

Сфера исключительного ведения субъектов федерации строится на ос­ таточном принципе. Согласно ст. 3 Конституции «кантоны суверенны, по скольку их суверенитет не ограничен Союзной Конституцией, и как таковые осуществляют все права, которые не переданы союзной власти». Помимо этого кантоны обладают так называемой делегированной компетенцией, т.е.

полномочиями, переданными им конфедерацией. В силу размытости границ такой компетенции нередко возникают споры между федеральным центром и кантонами, которые, как правило, разрешаются Федеральным судом.

Как и во многих других федерациях, в Швейцарии существует конку­ рирующая компетенция. Если конфедерация не претендует на использование своего законодательного права, то кантоны вправе по своему усмотрению принимать соответствующие законы. К сфере конкурирующего законода­ тельства относятся вопросы гражданского, трудового, уголовного права, ин­ теллектуальной собственности, эмиграции, иммиграции, пребывания, а так же высылки иностранцев.

Кроме перечисленных выше в Швейцарии существует параллельная компетенция. Суть ее в том, что государство устанавливает правовые нормы общего характера, а конкретная их реализация принадлежит кантонам. Сюда входит финансирование образования, публичные работы национального и регионального значения, использование дорог и т.д.

Конституция 1874 г. закрепила безусловный примат федерального за­ конодательства перед кантональным. При принятии нового федерального за­ кона все, что противоречит ему в кантональном законодательстве, автомати­ чески утрачивает силу. Тем более недопустимо принятие кантонами право­ вых актов, противоречащих федеральному законодательству.

Все, что касается федерации в целом, является прерогативой государства и решается федеральным правительством (внешняя политика, экономика, на­ циональная оборона, валютная политика, энергетика, социальное страхование, налоги на предметы потребления, правовое регулирование во всех существен­ ных областях), а то, что может быть урегулировано на кантональном уровне.

остается полностью или частично делом кантона (образование, социальная политика, здравоохранение, строительство, судопроизводство и др.).

В Индии Конституция закрепляет разграничение федеральных и со­ вместных полномочий, наделение Союза остаточными полномочиями, уни­ фицированное судопроизводство, единое гражданство для всей страны, еди­ ную систему административной службы, которая объединяет высших долж­ ностных лиц в органах управления центра и штатов, обшие для всей страны основы права, чрезвычайные полномочия президента, благодаря которым он в случае необходимости может превратить федеративное государство в унитарное.

Для индийской федеративной системы характерно четкое разграниче­ ние полномочий на три группы: полномочия, входящие в компетенцию Сою­ за, штатов и в совместную (конкурирующую) компетенцию.

Перечень полномочий, отнесенных к исключительному ведению Союза, включает 97 пунктов. Наиболее важные из них: оборона, внешняя политика, внешняя торговля, гражданство и натурализация иностранцев, иммиграция и эмиграция, средства и пути сообщения национального значения, железные доро­ ги, судоходство и воздушное сообщение, связь, денежное обращение и монетная система, торговля и коммерческие отношения с иностранными государствами, банковское дело, финансовые корпорации, горнорудные разработки, учебные и научные заведения национального значения. Верховный и высокие суды в шта­ тах, таможенные сборы, ряд налогов и акцизов.

Перечень вопросов, входящих исключительно в компетенцию штата, со­ держит 66 пунктов, наиболее существенными из которых являются: поддержа­ ние законности и порядка, отправление правосудия, организация работы су­ дебных органов (исключая Верховный и высокие суды штатов), тюрьмы, мест­ ное самоуправление, здравоохранение и санитария, учебные заведения, дороги и водные пути регионального значения, сельское хозяйство и ирригация, земле и лесопользование, доход с земли, подушные налоги.

Субъекты индийской федерации имеют ограниченные возможности в об­ ласти внешних сношений, и возникаюпще в этой связи вопросы решаются через центральные органы. В то же время самим субъектам федерации дано право ут­ верждения прямых иностранных инвестиций в инфраструктуру штата, стои­ мость которых не превьппает 400 млн. долларов США, К совместной компетенции Союза и штатов относятся 47 вопросов.

Наиболее важные из них следующие: уголовное право и процесс, превентив­ ное заключение, брак и развод, усыновление и наследование, регистрация,.

контракты, банкротство, экономическое и социальное планирование, проф­ союзы, контроль над ценами, средства массовой информации, гербовые сбо­ ры (за исключением судебных). По вопросам, отнесенным к совместной ком­ петенции, союзный закон отменяет закон штата в той части, в какой послед­ ний ему противоречит. Однако закон штата, получивший одобрение прези­ дента, имеет в этом штате преобладающую силу по сравнению с предшест­ вующим законодательством Союза. Парламент Союза может изменить или отменить такой закон.

Существуют еще остаточные полномочия, не нашедшие прямого или косвенного отражения в каком-либо из перечней, например, право вводить не упомянутые в перечне налоги, что, естественно, усиливает позиции цен­ трального правительства.

Исполнительная власть центра распространяется на все те вопросы, по которым парламент Союза может издавать законы. Исключением в этом яв­ ляются вопросы совместной компетенции, в рамках которых управление осуществляется штатами в пределах своей территории. В Индии, как и в большинстве федераций, центральное правительство в деле исполнения за­ конов в рамках своей компетенции в значительной степени полагается на ор­ ганы управления штатов. Президент вправе поручить правительству штата выполнение функций управления в любом вопросе, относящемся к компе­ тенции Союза. Конституция Индии налагает на штаты обязательство осуще ствлять исполнительную власть в полном соответствии с законами и распо­ ряжениями властей Союза. В случае невыполнения властями штатов распо­ ряжений центра президент, используя свои чрезвычайные полномочия, мо­ жет ввести в штате прямое правление центра.

В России вопрос о разграничении предметов ведения остро дебатиро­ вался в период подготовки и принятия Конституции Российской Федерации, и его решение было результатом политического компромисса во имя сохра­ нения целостности Федерации.

Ст. 71 Конституции РФ предусматривает 18 пунктов предметов исклю­ чительного ведения Российской Федерации. По ним принимаются федераль­ ные законы.

Статья 72 включает 14 пунктов предметов совместного ведения. По ним могут приниматься как федеральные законы, так и законы субъектов Федерации. При этом действует принцип верховенства федерального права, С принятием федерального закона действие региональных правовых актов в части, противоречащей федеральному законодательству, прекращается либо он отменяется полностью.

Вопросы, оставшиеся за пределами данных статей, относятся к предме­ там абсолютного ведения субъектов Федерации (ст. 73). Согласно этой ста­ тьи регионы обладают в данной сфере «всей полнотой государственной вла­ сти». При этом возникает противоречие с п.1 ст. 15, согласно которому «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Еще более противоречивым является п. 6 ст. 76, согласно которому в случае противоре­ чия между федеральным законом и нормативным правовым актом, принятым субъектом Федерации по предмету своего исключительного ведения, дейст­ вует данный нормативный акт.

Правовые гарантии государственной целостности федерации..

Модель федерализма, выработанная в США, обеспечивает надежную гарантию целостности Союза. Прочность федеративного устройства и гаран­ тию целостности США обеспечивает Конституция США, предусматриваю­ щая судебные механизмы защиты основных прав и свобод граждан от пося­ гательства со стороны государственных органов всех уровней. В Конститу­ ции США не содержится прямого запрета на сецессию, но этот запрет выте­ кает из самого ее духа.

Стабильность федеративной системы США не раз подвергалась серьезным испытаниям, особенно тяжелым среди которых была гражданская война, вызванная отделением 11 южных щтатов, составлявших 40% террито­ рии федерации. В результате победы северян утвердился принцип американ­ ской правовой системы, ставший основой гарантии целостности государства.

Его суть в том, что США состоят «из нерушимого Союза, созданного из не­ рушимых штатов».

Для предотвращения угрозы целостности государства используются раз­ личные конституционные средства, для реализации которых президент наделен широкими правами: его собственные конституционные полномочия;

полномо­ чия Конгресса, в данном случае переходящие к нему;

чрезвычайные полномо­ чия, не прописанные в Конституции, но вытекающие из ее духа и определяемые политической ситуацией. Президент может «для подавления в каком-либо шта­ те восстания, внутреннего насилия, незаконных объединений или заговоров», препятствующих исполнению законов США или отправлению правосудия, применить Национальную гвардию, регулярные войска или «иные средства, ка­ кие он сочтет необходимыми».

Закон позволяет президенту США, в случае угрозы конституционному строю, например, восстания против правительства того или иного штата, ис пользовать по просьбе легислатуры или губернатора штата Национальную гвардию, регулярные войска и резервистов^.

Президент имеет право сделать это и по собственной инициативе (даже при возражении со стороны властей штата) в случае необходимости пону­ дить штат к «исполнению федеральных законов, либо для сохранения собст­ венности федерации, либо для восстановления порядка, либо для обеспече­ ния нормального функционирования государственной власти»^.

В сохранении единства государства решающую роль играет правовая система, назначение которой значительно выходит за рамки судебной проце­ дуры. Выступая главными арбитрами в отношениях между Союзом и субъек­ тами федерации, судебные инстанции всех уровней (Верховный, апелляци­ онный, окружные суды) наделены не только правом разрешать возникающие противоречия, но и интерпретировать конституционные положения. Инициа­ торами судебных исков чаще выступают штаты, поскольку Конституция США четко фиксирует то, что штаты не могут делать, но не то, что находит­ ся в их компетенции.

Верховный суд, осуществляя функцию конституционного надзора, вправе, в случае несоответствия принятого штатом закона Конституции США, признать данный закон неконституционным. Закон при этом не анну­ лируется (отмена его возможна только принявшей его легислатурой), но фак * Только за десятилетний период 1968 — 1978 гг. подразделения Нашюнальной гвардии использовались раза. Армейские подразделения — 5 раз: в 1967 г. в Детройте, в 1968 г. в Иллинойсе и Мэриленде, в округе Колумбия в 1968 и 1971 гг. В случае более серьезной угрозы конститущюнному строю применяется инсти­ тут федеральной интервенш1и (федерального вмешательства). За весь послевоенный период в рамках феде­ рального вмешательства в дела штатов формирования Нашюнальной гвардии и регулярных войск США вводились на территорию штатов не более 9 раз: четыре раза по просьбе губернаторов штатов (для подавле­ ния массовых беспорядков и выступлений протеста в Арканзасе в сентябре 1957 г., в Миссисипи в сентябре 1962 г., в Алабаме в июне и затем сентябре 1963 г.) и только в пяти - по усмотрению президента (для подав­ ления или предупреждения расовых волнений). Все это говорит о том, что федераш1и для зашиты ее целост­ ности необходим эффективный правовой механизм, к которому прибегают практически все федеративные государства в современном мире.

^ Примером может служить решение президента Г. Кливленда, несмотря на энергичные протесты губерна­ тора штата Иллинойс, ввести войска в Чикаго в 1894 г. под предлогом защиты федеральной собственности и обеспечения нормальной работы почтовой службы во время Пульмановской стачки железнодорожников.

Известен случай и обратной реакш1и федеральных властей. Так, во время восстания под руководством Т.

Дорра в Род-Айленде в 1841 — 1842 гг. президент Д. Тайлер четырежды отказывал местным властям в фе­ деральном военном вмешательстве, полагая, что власти штата сами сумеют нормализовать обстановку, тически он перестает действовать, в силу того, что решение Верховного суда влечет его полную блокировку, поскольку решение высшей судебной ин­ станции обязательно для всех нижестоящих судов. Известны лишь единич­ ные случаи отказа властей штата подчиниться решению Верховного суда, например, события в Литл-Роке (штат Арканзас) 1957 г., когда президент Д.

Эйзенхауэр вынужден был направить в штат федеральные войска для обес­ печения выполнения решения Верховного суда о недопущении расовой сег­ регации.

Пограничные и территориальные претензии штатов друг к другу также рассматриваются Верховным судом, и его решения неукоснительно соблюда­ ются сторонами в силу традиционного уважения к закону и праву.

На протяжении нескольких десятилетий канадский федерализм прохо­ дит испьггание квебекской проблемой. Она достаточно серьезна с точки зрения основ, причин, истоков, тенденций. Несмотря на то, что в Квебеке возобладал взвешешп1Й подход, положение далеко не стабилизировано. Оттаве потребует­ ся приложить немало усилий, чтобы найти разумный компромисс и обеспечить себе поддержку большинства умеренных сепаратистов.

Одним из таких шагов явилось предоставление Квебеку статуса отдельно­ го сообщества, а французскому языку - официального статуса наряду с англий­ ским. При этом право конституционного вето получили наряду с 1Свебеком про­ винции Онтарио, Британская Колумбия, восточные и степные группы провин­ ций. Нарастающая 1фитика со стороны англоязычных провинций и дискуссии по поводу предоставления им аналогичного с Квебеком статуса может привести к определенному перераспределению ролей между центром и провинциями, хотя нет серьезных оснований считать, что такая реформа в общенациональном мас­ штабе приведет к распаду канадской федерации.

Важную роль в снятии социальной напряженности, в том числе между центром и провинциями, играют всевозможные неправительственные или смешанные правительственно-общественные организации и объединения.

Они занимаются многими жизненно важными вопросами, например, рыбо­ ловством, занятостью в том или ином секторе, проводят различные эксперти­ зы, готовят рекомендации, создавая тем самым благоприятный социальный климат, обеспечивая достижение разумного компромисса. Конечно, это тре­ бует материальных затрат и времени, но они окупаются достижением соци­ альной сбалансированности.

Существенную роль в становлении и упрочении канадского федера­ лизма сыграли реформы судебной системы конца 40-х годов XX столетия. В результате этих реформ споры между федеральными органами государствен­ ной власти и органами власти субъектов федерации стали прерогативой Вер­ ховного Суда Канады, члены которого назначаются исключительно феде­ ральным' правительством без участия провинциальных властных структур.

Это обеспечивает федерации надежный контроль за соблюдением последни­ ми положений федеральной конституции. К ведению федерального прави­ тельства отнесено назначение на должность и денежное содержание судей провинциальных судов верхнего эшелона.

Созданный механизм обеспечения государственной целостности Кана­ ды как федеративного государства сыграл свою положительную роль в том, что объективные процессы децентрализации не вызвали серьезных потрясе­ ний и не привели к национальному кризису. Усиление влияния регионов, по­ вышение значимости провинциальных органов государственной власти про­ исходит в Канаде довольно ровно и естественно, что отнюдь не означает усиление центробежных тенденций.

В ФРГ для сохранения целостности федеративного государства и политической стабильности, своевременного и эффективного разрешения споров и конфликтов законодатель предусмотрел предписания внутригосу­ дарственного права и процессуальный механизм разрешения подобных си­ туаций. Законодательные и финансовые рьиаги, которыми располагает Феде­ рация, дают возможность поддерживать равновесие всех структур, обладающих публичными правами любого масштаба и на любой территории. Федерация вправе использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства для предот­ вращения любой опасности государству, отдельным гражданам или субъектам федерации, будь то опасность военная, экологическая, утраты демократических институтов и политического единства, угроза гражданской войны, и т.д.

В целях гарантированности целостности федеративного государства в 1968 — 1969 гг. Основной закон ФРГ был дополнен положениями о «чрезвы­ чайном законодательстве» и разделом Vlll-a «Осуществление общих интере­ сов», значительно расширяющими компетенцию федерального центра.

В ФРГ установлено прочное правовое единство в рамках федерации, ос­ нованное на конституционном разграничения компетенции союза и земель.

Полномочия, касающиеся издания правовых актов, применения норм права и судопроизводства, распределены дифференцированно и жестко между двумя государственными уровнями. Компетенция федерации и компетенция земель дополняют друг друга соответственно понятию единой республики.

В случае коллизии норм, определяющих компетенции союза и земель, действует статья 31 Основного Закона, устанавливающая приоритет феде­ рального права. При этом порядок распределения компетенции между Феде­ рацией и ее субъектами обеспечивает децентрализованное правовое единство не только применительно к действию норм, но и относительно их ведомст­ венной интерпретации. При возникновении конфликта между компетенцией различных государственных структур последнее слово остается за Федераль­ ным конституционным судом. В руках Федерации остается и такой важный рычаг в случае возникновения конфликта, как изменение распределения компетенции путем внесения изменений в Конституцию.

Власти Федерации и земель призваны оказывать взаимную правовую и служебную помощь (абз. 1 ст. 35). Для сохранения или восстановления обще­ ственной безопасности или порядка земля в особо важных случаях может просить о направлении сил и подразделений федеральной пограничной охра­ ны для оказания ей помощи, если своих ресурсов не достаточно.

В случае стихийного бедствия или особо тяжкой катастрофы земли также могут прибегать к помощи полиции других земель, федеральных по­ граничных служб, вооруженных сил.

В случае невыполнения органами государственной власти земли указаний компетентного федерального учреждения Федеральное правительство может применить против нее с согласия Бундесрата меры принуждения (ст. 37 Основ­ ного Закона). Однако, вопрос этот скорее гипотетический, поскольку за всю ис­ торию ФРГ ничего подобного не происходило. Авторитет права. Федерального конституцио1шого суда и правовая культура столь высоки, что они полностью обеспечивают гарантии государственной целостности республики.

Конституция Швейцарии предоставляет федеральным органам власти щирокие полномочия по принятию мер, направленных на «поддержание ав­ торитета союзной конституции и обеспечение гарантии, данной кантональ­ ным конституциям, а также обеспечение выполнения кантонами обязанно­ стей в отношении Союза» (п. 8 ст. 85). К сфере ведения федерации относится также обеспечение «внешней независимости отечества, поддержание мира и порядка внутри страны, охрана свободы и прав членов Союза и повышение их общего благосостояния». Поэтому в случае начала «внутренних беспоряд­ ков или если опасность грозит со стороны другого кантона», а также при воз­ никновении (или угрозе возникновения) внешней опасности признается допус­ тимым вмешательство союзных властей во внутренние дела кантонов (ст. 2).

Чрезвычайные федеральные меры в этом случае могут включать в себя финансовое давление на кантоны (например, отказ от выплаты кантону его доли в союзных доходах, компенсаций или субсидий);

отмену кантональных актов, в случае их противоречия союзному законодательству;

передачу функций кантонального управления в руки федерального комиссара;

военное принуждение. При этом расходы по осуществлению союзного вмешательства относятся на счет «провинившегося» субъекта. Ст. 16 гласит: «Кантон... вы­ звавший союзное вмешательство, несет расходы, если ввиду особых обстоя­ тельств Союзное Собрание не решит иначе».

Санкции в отношении кантона и его органов власти, согласно консти­ туции, не должны ущемлять права и свободы граждан, закрепленные ст. основного закона, равно как и полномочия кантональных властей. Однако на практике федеральные власти поступают в зависимости от ситуации. Обле­ ченные чрезвычайными полномочиями федеральные комиссары, назначаемые федеральным правительством, вправе вводить офаничения реализации отдель­ ных прав и свобод граждан и вторгаться в сферу ведения кантонов в пределах, установленных Федеральным советом, запрещать проведение собраний, ми­ тингов, шествий и демонстраций, приостанавливать действие конституционных гарантий, ограничивать свободу слова и печати.

В Индии вопрос сохранения государственной и территориальной целостности стоит исключительно остро. Поэтому в случае войны, чрезвы­ чайного положения в стране, штате или ряде штатов, в период президентско­ го правления, вводимого в субъектах федерации, президент и губернатор на­ деляются реальной и весьма значительной властью.

Обязанностью центра являются охрана штатов от внешней агрессии или внутренних беспорядков и обеспечение управления ими в соответствии с поло­ жениями Конституции. Выполнение этих обязанностей может потребовать вме­ шательства Союза в дела, находящиеся исключительно в ведении штатов.

Такой механизм достаточно широкого контроля над штатами позволяет в пери­ од чрезвычайного положения превратить федеративное индийское государст­ во в унитарное в такой степени, в какой это необходимо.

Для конкретных целей и при определенных чрезвычайных обстоятель­ ствах парламент Союза может также издавать законы по вопросам, отнесен­ ным исключительно к компетенции штатов. Это позволяет преодолеть один из основных недостатков федерализма - некоторые ограничения центра в управлении внутренними и внешними делами страны из-за разделения ком­ петенции.

Причин, по которым не удалось обеспечить государственную цело­ стность СФРЮ, было много. Они коренились как в историческом про пшом, так и в самом характере югославской федерации, построенной по на­ циональному принципу. К этому необходимо добавить отсутствие надежного правового механизма защиты целостности федерации и подмену его факто­ ром руководящей и сдерживающей силы СКЮ.

Политический кризис в Югославии — явление закономерное. Он возник в результате непоследовательной региональной политики федерального цен­ тра, отсутствия концепции федеративного устройства, сильных центробеж­ ных тенденций, которые руководство страны и СКЮ пытались искусственно подменить мнимым единством, отсутствия правовых механизмов обеспече­ ния государственного единства. Авторитарный режим, однопартийная сис­ тема и личный авторитет И.Б. Тито на определенном временном отрезке сдерживали центробежные тенденции, подавляли проявление национального самосознания, однако не могли устранить или разрешить межнациональные противоречия. Эти противоречия, возникающие на почве взаимных претен­ зий республик и центра, межнациональных, тлеющих порой десятилетиями, конфликтов внутри субъектов федерации, питали политические амбиции ли­ деров новых общественных движений и политических партий, которые сразу же заявили о себе, как только Союз коммунистов Югославии ушел в полити­ ческое небытие.

Знаменательной вехой в развитии кризиса югославской государственности следует считать принятие 30 июня 1971 г. пакета поправок к Конституции СФРЮ. Поправка XX устанавливала, что подлинными носителями суверенных прав трудяпщхся, народов и народностей являются республики и автономные округа;

республика была определена как государство, основанное на суверените­ те народа. Это означало, что СФРЮ стала союзным государством типа государ ственного содружества добровольно объединившихся нарюдов и их сощ1алисти ческих республик. Автономные края получили статус образуюпщх элементов федерации. Фактически был сделан решающий шаг от федерации к конфедера­ ции. Спустя три года эта поправка была включена в текст Конституции СФРЮ.

Этим была подведена конституционная база под процесс дезинтеграции и кон­ федерализации Югославии, превращение страны в договорное объединение асимметричных по статусу федеральных единиц.

Попытка конституционным путем изменить ситуацию, предпринятая в ноябре 1988 года в виде принятия 39 поправок к Конституции СФРЮ, оказа­ лась явно запоздалой. К тому же она вызвала весьма противоречивые сужде­ ния. Поправки значительно расширяли прерогативы федерального центра как в хозяйственной сфере, так и в сфере государственного строительства. Цен­ тральное правительство наделялось правом вмешательства во внутренние де­ ла субъектов федерации в случае невыполнения ими федеральных законов.

Создавалась единая финансовая, кредитная, налоговая и валютная система.

Федерация получила право определять стратегию научно-технического раз­ вития Югославии, создавать фонды товарных резервов, обеспечивать содер­ жание армии, принимать союзные законы в сфере экологии, защиты окру­ жающей среды, осуществлять арбитражные функции при возникновении противоречий внутри субъектов федерации. Автономные края утрачивали элементы государственности и полностью становились подотчетными рес­ публиканским органам Сербии.

Однако эти меры уже не могли изменить тенденции на децентрализа­ цию и превращение союзных республик в самостоятельные государства. Они не смогли снять и межнациональную напряженность. Напротив, реакцией на эти нововведения стало выступление населения Косова, провозглашение края республикой. В принятой в декабре 1990 г. Конституции Хорватии прямо декларировалось, что республика остается в составе СФРЮ до тех пор, «пока хорватский Собор не примет другого решения». В ходе многочисленных пе реговоров как между федеральным центром и республиками, так и между республиканскими лидерами выявились непримиримые точки зрения. Ни од­ на из предложенных моделей переустройства государства не нашла компро­ миссного признания 1.

Пример Югославии лишний раз демонстрирует, насколько сложным и рискованным является построение федерации по национальному признаку.

Мировой опыт свидетельствует и о том, что любая федерация далеко не идеальна, ее устойчивость и целостность не гарантируется самим фактом добровольного объединения субъе1стов федерации. Противоречия и конфлик­ ты в ней, особенно на стадии становления, практически неизбежны. От феде­ рального центра и руководства субъектов федерации требуется немало уси­ лий, доброй воли и политической мудрости, чтобы закрепить федеративное устройство и реализовать несомненные его преимущества.

* Словения и Хорватия разработали модель конфедеративного устройства СФРЮ как добровольного союза суверенных государств объединенных общими экономическими интересами, единой границей и единой це­ лью включения в европейские интеграционные процессы. Во главе конфедерации должны быть совеща­ тельный парламент. Вече министров, Конфедеральный суд. Исполнительная комиссия. Субъекты конфеде­ рации должны иметь собственную валюту, вооруженные силы, проводить самостоятельную внещнюю поли­ тику. Были и другие проекты, например, разъединенной федерации (разделение страны на несколько содру­ жеств, каждое из которых могло бы быть и федерацией).

ГЛАВА III. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ФЕДЕРАЛИЗМА 3.1. Советская федерация как форма государственного устройства Федеративная форма государственного устройства, введенная больше­ виками в 1918 году, не носила органического характера и была по сути воле­ вой попыткой объединения под руководством коммунистической партии в одном государстве бывшей Российской империи как формы реализации со­ циалистической идеи. Образованию федерации не предшествовали обычные для подобной акции процедуры в виде переговоров, заключения федератив­ ного договора и т.д^ В январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял акт, имевший фактически конституционное значение, - Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа - и провозгласил Россию федерацией. Это способствовало в известной степени приостановлению центробежных тенденций и юридическому оформлению единого многонационального государства. В Декларации говорилось, что «Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация Советских национальных республию2. Пре­ доставлялась возможность рабочим и крестьянам каждой нации самостоя­ тельно, по своему желанию и на каких условиях решать вопрос о вхождении в состав Российской Федерации. Съезд также принял резолюцию «О феде­ ральных учреждениях Российской Республики», в которой уточнялись спо­ собы установления отношений между центральной властью и органами вла­ сти входящих в состав России республик. Так было положено начало форми ^ в обстоятельной монофафии О.И. Чистякова, посвященной становлению российской федераш1и, содер­ жится анализ многочисленных архивных материалов, исторических фактов, дающих достаточно полную картину происходящих событий первых лет развития России как своеобразной советской формы федераш1И.

(Чистяков О.И. Становление «российской федерации» (1917 - 1922). Изд. 2-е, репринтное. - М., 2003.

^ Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных советских сохшалистических республик. Сборник доку­ ментов, т. 1. - М., 1959. С. 27.

рования Российской Федерации и государственное строительство ее состав­ ных частей ^ Первой автономной республикой Российской Федерации стала Совет­ ская Латвия, принявшая 24 декабря 1917 г. Декларацию о самоопределении, в которой говорилось, что «латвийское советское правительство исходит из факта автономии Латвии по отношению к Советской России...», I Всеукра инский Съезд Советов 25 декабря 1917 г. объявил Украинскую республику федеративной частью Российской республики. И хотя в документах Съезда понятие автономии применительно к Украине не упоминалось, фактически отношения с Россией складывались на основе автономии Украины. Весной 1918 г. возникли и объявили себя российскими автономиями Туркестанская, Горская и Крымская автономные республики. Две последние возникли на ос­ нове Терской, Кубано-Черноморской, Донской и Таврической республик. Во второй половине 1917 г. возникла новая форма автономии - трудовая комму­ на, а с 1920 г. - автономная область. Данные примеры свидетельствуют о ди­ намизме процесса создания Российской Федерации и поиске форм нацио­ нально-территориальных образований.

Государственное единство России на принципах федерализма было окончательно закреплено принятием Конституции РСФСР 10 июля 1918 г., в ст. 11 которой говорилось: «Советы областей, отличающихся особым бытом ^ О. И. Чистяков отмечает неопределенность формулировок декларации, полагая, что В.И. Ленину, который был ее автором, еще не конца в тот момент были ясны принципы построения новой федерации. Во всяком случае «союз наций» — не юридическое понятие и не тождественно понятию федерации. Вторая часть статьи содержит юридическое понятие - «федерация республик», хотя и не уточняет, каких именно. (См.: Чистяков О.И. Указ. соч. С. 334. В ходе работы над проектом Конституции РСФСР развернулась полемика между представителями различных фракций по многим вопросам, в том числе и по федеративному устройству. В частности, левые эсеры предлагали использовать административно-территориальный принцип государст­ венного устройства, усматривая в национально-территориальном разделении анархизм и «буржуазный пе­ режиток». Предлагалось предоставить каждому субъекту федерации самые широкие права по самоуправле­ нию и управлению своей территорией. Субъектами федерации по предложению наркомата юстиции, кото­ рый они контролировали, должны были стать местные федеральные обшины-коммуны, советы которых формировались бы по корпоративному принципу (из представителей профсоюзов, кооперативов, представи­ телей производственных ассоциаций). Коммуны должны входить в федеративные объединения - провин­ ции, а последние - в областные федеративные республики, объединяющиеся в РСФСР. Основной целью такого государственного устройства должна была стать максимальная децентрализация государственного управления. На органы коммунального, провинциального и областного уровня возлагались хозяйственные, но не политические задачи.

и национальным составом, могут объединяться в автономные областные союзы, во главе которых, как и во главе всяких могущих быть образованны­ ми областных объединений вообще, стоят областные съезды Советов и их исполнительные органы. Эти автономные областные союзы входят на нача­ лах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику»!. Таким образом, первая Конституция России определила феде­ ративную форму ее государственного устройства, субъектами которой стано­ вились автономные образования2.

К концу 1922 г. основная масса народов России завершила создание своей автономии. За этот период были созданы Башкирская, Киргизская (Ка­ захская), Татарская, Дагестанская, Горская, Чувашская, Калмыцкая, Марий­ ская, Вотская (Удмуртская), Якутская, Карачаево-Черкесская, Кабардино Балкарская, Коми, Монголо-Бурятская и ряд других автономий. Одни из них имели статус автономных советских социалистических республик, другие — автономных областей. Своеобразным видом автономии были Трудовые ком­ муны немцев Поволжья и Карелии, которые в первой половине 20-х годов были преобразованы в автономные республики. Представляет интерес пози­ ция О.И. Чистякова относительно характера государственного устройства РСФСР. Еще в 60-е годы прошлого столетия он пришел к выводу, что РСФСР не была федерацией в строгом смысле, а являлась государством с ав­ тономными образованиями^. Это в полной мере отвечало и логике большеви­ стской концепции построения российского государства на принципах демо­ кратического централизма и решения национального вопроса^.

! Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.

Принята V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 года. / Конституция общенародно­ го государства. - М., 1978. С. 200.

2 В ходе работы над проектом Конституции развернулась полемика между представителями различных фракций по поводу принципа федеративного устройства России. Так, левые эсеры предлагали построение федерации по административно-территориальному принципу, рассматривая национально-государственное образование как анахранизм и буржуазный пережиток.

3 См.:Чистяков О.И. Становление «российской федерации» (1917 - 1922). Изд. 2-е, репринтное. - М., 2003.

С. 329-335.

4 См.: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 36. С. 151.

Еще более определенную позицию по данному вопросу занимает Е.А.

Лукьянова, которая утверждает, что РСФСР не была федеративным государ­ ством и квалифицирует первую Конституцию РФСР как конституцию уни­ тарного государства^ И международное положение республик, возникших на развалинах бывшей Российской империи, и логика их внутреннего развития, определяе­ мая их общей многолетней хозяйственной, политической и социокультурной связью и потребности в объединении усилий по защите нового государствен­ ного строя требовали организации более тесного союза. Так возникла идея создания их объединения, вылившаяся в образование СССР2.


При образовании СССР не было какой-либо стройной концепции федера­ лизма, но его формирование протекало в острой политической борьбе. 10 авгу­ ста 1922 г. Политбюро ЦК РКП (б) предложило Оргбюро ЦК образовать комис­ сию и поручить ей «к следующему Пленуму ЦК подготовить вопрос о взаимо­ отношениях РСФСР и независимых республиюз. В состав комиссии вошли;

И.В. Сталин, В.В. Куйбышев, Х.Г. Раковский, Г.К. Орджоникидзе, ГЛ. Соколь­ ников и представители Азербайджана, Армении, Грузии, Украины, Белоруссии, ДВР, Бухары, Хивы.

На рассмотрение комиссии в конце августа был представлен подготов­ ленный И.В. Сталиным «Проект резолюции о взаимоотношениях РСФСР с не­ зависимыми республиками». Этот проект вызвал серьезную дискуссию. Суть ^ Лукьянова Е.А. Государственность и конституционное законодательство России. Автореф. на соиск. уч.

степени д-ра юрид. наук. - М., 2003. С. 22.

2 Проблемам становления СССР как федеративного государства и взаимоотношениям РСФСР с другими союз­ ными республиками посвящен ряд исследований как отечественных, так и зарубежных авторов, а также предста­ вителей российской эмиграции: Якубовская СИ. Объединительное движение за образование СССР. - М., 1947;

ее же. Строительство союзного советского социалистического государства. 1922 - 1925. - М.. 1960;

Курицын В.М. Государственное сотрудничество между Украинской ССР и РСФСР в 1917 -1922 гг. - М., 1957;

Златополь ский Д.Л. Образование и развитие СССР как союзного государства. — М., 1954;

Алексеев Н.Н. Право Советской России. - Прага, 1925;

его же. На путях к будущей России (Советский строй и его политические возможности). Париж, 1927;

его же. Советский федерализм// Общественные науки и современность. 1992. № 1;

Федотов Г.П.

Судьба и грехи России (избранные статьи по философии русской истории и культуры). В 2-х тт. - СПб. 1991;

Schapiro. The communism party of the Soviet Unioa - New York, 1960;

Schamdorf W. Die Geschichte der KRdSU.. Mimchen, 1961;

Boris I. The Riissian Communist Party and the sovietization of Ukraine. A studie in the Communist Dok trine. - Stokholm. 1960 и др.

3 ЦПА НМЛ, ф. 17, on. 3 д. 306, л. 1.

предложений Стагана сводилась к тому, что Украина, Белоруссия и республики Закавказья должны войти в состав РСФСР, а вопрос о Бухаре, Хиве и ДВР оста­ вался пока открытым, с ними должны были заключаться договоры по таможен­ ному делу, внешней торговле, иностранным и военным делам и пр. Фактически это был курс на автономизацию, который встретил серьезные возражения, в том числе и В.И. Ленина.

Как следует из письма И.В. Сталина к В.И. Ленину от 22 сентября 1922 г., центральные органы РСФСР активно вмешивались в дела «независимых» рес­ публик, и Сталин прямо ставит вопрос о том, что нужно это вмешательство сде­ лать более эффективным, иначе республики могут постепенно выйти из-под контроля более сильного соседа и потребуют «независимости» во всех смыслах и будут рассматривать вмешательство в их дела ЦК РКП как обман и лицеме­ рие со стороны Москвы. «Мы переживаем такую полосу развития, - писал Ста­ лин, - когда форма, закон, конституция не могут быть игнорированы, когда мо­ лодое поколение коммунистов на окраинах игру в независимость отказывается понимать как игру, упорно признавая слова о независимости за чистую монету и также упорно требуя от нас проведения в жизнь буквы конституции незави­ симых республик... Если мы теперь же не постараемся приспособить форму взаимоотношений между центром и окраинами к фактическим взаимоотноше­ ниям, в силу которых окраины во всем основном безусловно должны подчи­ няться центру, т.е. если мы теперь же не заменим формальную (фиктивную) не­ зависимость форманьной же (и вместе с тем реальной) автономией, то через год будет несравненно труднее отстоять факгаческое единство советских респубшж»!.

Из приведенного документа следует, что создание СССР было только оформлением de jure сложившихся отношений и не зависело фактически от ка­ ких-либо государственных органов, а только лишь от решения Политбюро и группы высших руководителей партии. В.И. Ленин внес существенную коррек­ тиву в этот проект, отбросив идею автономизации, что, безусловно, могло бы 1 Известия ЦК КПСС. 1989. № 9. С. 199.

при известных условиях послужить основой превращения Союза в подлинно федеративное государство.

Анализ «клубка проблем», вставших перед большевистским руково­ дством после 1917 года, сделал в своей работе «Советский федерализм» Н.Н.

Алексеев. Он подчеркивает, что большевикам пришлось работать в среде, которая стремилась к разложению России, но, став всероссийским прави­ тельством, они стихийно не могли принять централизационной точки зрения, хотя по своей программе вовсе не были сторонниками децентрализации и ав­ тономии. Позиция классовой диктатуры толкала их, скорее, к централизму.

Н.Н. Алексеев отмечает, что «перед правящей в России партией встала сле­ дующая запутанная и сложная задача: превратить агломерат «накраденных провинций» (термин заимствован из передовой статьи польской газеты «Rabotnifo) 1927. № 41 — В.К.) в союз «трудящихся и эксплуатируемых» клас­ сов и наций, которые входили в империю при условии соблюдения русских революционных традиций и проведения принципа большевистской диктату­ ры. Решением такой задачи и является учреждение политического образова­ ния, носящего имя СССР. В образовании этом многое родилось в результате осуществления сознательно поставленных целей, но многое появилось на свет как продукт стихийных бессознательных массовых процессов, как про­ дукт исторической социальной необходимости. Многое из содеянного боль­ шевиками совершено было бы любым правительством, если бы только в ат­ мосфере 1917 года крепко стояло у власти, но многое содеяно ими как мар­ ксистами и коммунистами. Из этих двух наслоений сложился и советский федерализм» 1.

СССР формировался вполне закономерно. Государства и народы, насе­ лявшие бывшую Российскую империю, волею обстоятельств были вовлечены в процессы, требовавшие объединения усилий, что является общей предпосьшкой практически для всех федераций. Во время Гражданской войны и интервенции и * Алексеев И. Советский федерализм // Общественные науки и современность. 1992. № 1. С. 115.

в последующий период между Россией и будущими союзными республиками возникали различные союзы ad hoc^. В начале 20-х гг. между ними были заклю­ чены договоры в соответствии с нормами международного права, отражавшие взаимные интересы договаривающихся сторон и подводившие базу под создание будущего союза. Важно иметь в виду, что объективно ядром, вокруг которого происходило объединение, являлась Россия. Она же выступала и в качестве ли­ дирующей державы на международной арене.

Самым первым юридическим оформлением объединения усилий совет­ ских социалистических республик был Военный союз между Россией, Ук­ раиной, Белоруссией, Латвией и Литвой для борьбы с мировым империализ­ мом, оформленный Декретом ВЦИК от 1 июня 1919 г. по согласованию с высшими органами этих государств^.

Начало договорному процессу, предшествующему образованию СССР, положил договор между РСФСР и Азербайджаном от 30 сентября 1920 г. о военно-экономическом союзе. Договоры о союзе России с другими государ­ ствами: Украиной (декабрь 1920), Белоруссией (январь 1921г.), Грузией и Арменией (сентябрь 1921 г.) носили двусторонний характер и были по сути международными и определяли отношения не по всему кругу вопросов, что характерно для федеративного договора, а по отдельным наиболее значимым вопросам хозяйственного и оборонного характера. Даже если принять во внимание, что эти договоры устанавливали единую финансовую систему, единые вооруженные силы и практически единое гражданство, в отсутствие единой Конституции и при наличии в каждом государстве вполне самостоя­ тельных высших органов власти, дает все основания считать данные отноше­ ния конфедеративными^, А.И. Лепешкин отмечал, что военно-хозяйственный ^ Применительно к данному случаю (лат.) 2 Декреты Советской власти. - М., 1971. T.5. С. 259 - 260.

^ Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. - М., 1961. Т. 2. С. 56.

союз республик характеризовался чертами более свойственными конфедера­ тивному государству нежели федерации!.

Трудно сказать, сыграл ли в этом деле роль международный опьгг, но первые шаги по созданию советской федерации были достаточно оперативны и логичны, что позволило достаточно быстро пройти конфедеративный этап и ус­ тановить более тесный союз республик, хотя конфедеративное начало в после­ дующем Союзе продолжало латентно существовать в виде суверенитета рес­ публик и их права на сецессию, не сильно беспокоя союзную власть ввиду на­ личия такого мощного скрепляющего отношения в новом государстве фактора, каковым являлся тотальный партийный контроль.

Представляется необходимым остановиться на юридической природе До­ говора об образовании СССР 1922 года и характеристике Декларации, посколь­ ку это имеет принципиальное значение для вопроса о дальнейшей судьбе Со­ ветского Союза. Исходя из того, что указанный Договор заключили независи­ мые советские республики - РСФСР, УССР, БССР, ЗСФСР, его можно характе­ ризовать как международно-правовой акт^. Однако ряд обстоятельств позволяет утверждать, что этот договор с самого начала носил и внутригосударственный характер. На эту двойственную природу обращает внимание Б.Н. Топорнин, подчеркивая, что соотношение между этими двумя аспектами в дальнейшем изменялись^. На пути от заключения Договора до его включения в текст Кон­ ституции СССР 1924 г. были определенные этапы: 6 июня 1923 г. Вторая сессия ЦИК СССР приняла Основной закон — Конституцию СССР, утвердила состав СНК СССР и, выполняя поручение I Съезда Советов СССР, рассмотрела полу­ ченные от союзных республик отзывы на Декларацию и Договор, утвердила их текст и ввела в действие^.


^ См.: Советский федерализм. - М., 1977. С. 152.

^ См, Топорнин Б.Н. Новый Союзный договор: теоретические подходы / Новый союзный договор: поиски решений. - М., 1990. С. 18.

3 Там же. С. 19.

* См.: Образование и развитие СССР как союзного государства. - М., 1972. С. 175.

* Текст Конституции СССР был одобрен в союзных республиках - на сес­ сии ЦИК (Украрша, 2 июля 1923 г.), съездах Советов (Грузия, 3 января 1924 г;

Закавказский съезд, 5 января 1924 г.;

РСФСР, 29 января 1924 г.у. Документом внутреннего права Договор об образовании СССР становится с принятия По­ становления П съезда Советов СССР об утверждении Конститущ1и СССР2.

Важно отметить, подчеркивает Б.Н. Топорнин, обстоятельство, порой усколь­ зающее от исследователей, что Договор об образовании СССР и одноименный раздел Конститущ1и 1924 г. - это во многом совпадающие, но не тождествен­ ные документы^. Они различаются по объему (Договор содержит 26 статей, а одноименный раздел Конституции — 72). В Конституции в развитие Договора вводились новые главы: о предметах ведения верховных органов власти Союза СССР, о суверенных правах союзных республик и о союзном гражданстве, о съезде Советов СССР, о ЦИК СССР, о Президиуме ЦИК СССР, о Совнаркоме СССР, о Верховном суде ССССР, о наркоматах СССР, об ОПТУ, о союзных республиках, о гербе, флаге, столице СССР.

Конституция СССР воспроизводит два важнейших положения Договора союзные республики имеют право свободного выхода из Союза и для измене­ ния этого положения или отмены требуется согласие всех субъектов федерации, и второе - любое изменение территории республики возможно только при ее согласии. Это дает основание утверждать, как считает Б.Н. Топорнин, что Со­ юзный Договор 1922 г. содержал солидный демократический потенциал^. Од­ нако со временем этот демократический потенциал заметно таял, а Договор ут­ рачивал качество действующего правового акта. Он не воспроизводился в по­ следующих союзных Конституциях, на него не было ссылок в последующем законодательстве, правительственных актах, судебных решениях. В ст. 13 Кон 1 Там же. с. 197-198.

2 Там же. С. 179.

^ См. Топорнин Б.Н. Новый Союзный договор: теоретические подходы / Новый союзный договор: поиски решений. - М., 1990. С. 20.

^ См.: Там же. С. 18.

ституции СССР 1936 г., которая объявляла СССР союзным государством, обра­ зованном на основе добровольного объединения равноправных советских со­ циалистических республик вообще не говорится о природе Советского Союза.

А поскольку Конституция 1936 г. и следующая Конституция 1977 г. вводили совершенно иной порядок их изменения, то Договор об образовании СССР хотя никем и не отменялся, но реальную силу юридического акта практически утра­ тил. Вошедшие позже в состав СССР Узбекская и Таджикская республики, бывшие до того автономиями, ни при изменении своего статуса, ни при вхож­ дении в состав Союза уже не ссылались на Союзный Договор 1922 г., а апелли­ ровали к Декларации I съезда Советов и положениям Конституции СССР^. И еще одна любопыгаая деталь: почти сразу после принятия Конституции СССР 1936 г. Азербайджан, Грузия и Армения, ранее составлявшие ЗСФСР, одного из подписантов Договора об образовании СССР, заявили о своем непосредствен­ ном вхождении в состав СССР, что и было соответствующим образом оформ­ лено решениями Съездов Советов этих республик об упразднении ЗСФСР и внесении изменений в перечень союзных республик (ст. 13 Конституции СССР 1936 г.) Уже исключительно решением центра бьши включены в состав СССР Казахстан и Киргизия. Молдавия и республики Прибалтики были включены в состав СССР путем принятия соответствующего закона СССР. Если Конститу­ ция СССР 1924 г. значительно понижала статус Договора об образовании СССР, то последующие союзные Конституции его просто не замечали. Такое его растворение в конституционном развитии Союза по-своему вполне логично.

Договор был необходим для образования СССР, придания ему легального ста­ туса. На этом он вьшолнил свою историческую миссию. С утверждением адми­ нистративно-командной системы, последовательным усилением руководящей роли коммунистической партии, скрепляющим обручем Союза, всех его субъ­ ектов становится уже не интересы субъектов федерации, а все пронизывающие административно-командные структуры, находящиеся полностью под контро ^ См.: Образование и развитие СССР как союзного государства. С. 205, 210,224.

лем партийных органов. В этом, на наш взгляд. Состоит одна из главных при­ чин глубокой эрозии советской политической системы и распада СССР.

В Декларации об образовании СССР отмечалось, что вхождение в него доступно «всем социалистическим советским республикам как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем,... новое союзное государство явится достойным увенчанием заложенных еще в октябре 1917 года основ мирного сожительства и братского сотрудничества народов,... оно послужит верным оп­ лотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудяпщхся всех стран в мировую социалистическую Советскую Республику»!. Декларация указывала на главные причины, «которые повели­ тельно требуют объединения советских республик в одно союзное государст­ во». Во-первых, восстановление народного хозяйства, невозможное при раз­ дельном существовании республик;

во-вторых, «неустойчивость международ­ ного положения и опасность новых нападений», что делает «неизбежным соз­ дание единого фронта советских республик перед лицом капиталистического окружения;

в-третьих, «само строение Советской власти, интернациональной по своей классовой природе, толкает трудящиеся массы советских республик на путь объединения в одну социалистическую семью». Только при этом условии можно «обеспечить и внешнюю безопасность, и внутренние хозяйственные преуспеяния, и свободу национального развития народов»^.

На протяжении всей первой половины 1923 г. шла подготовка проекта Конституции СССРЗ. Согласно проекту, подготовленному комиссией, все рес­ публики в составе нового Союза, включая РСФСР, оказывались в равном поло­ жении по отношению к центральным органам власти. Среди представителей Украины и Белоруссии возникли опасения, что влияние Союза будет более сильным, нежели РСФСР, которое все-таки удавалось обходить. Было пред­ ставлено ряд проектов, которые фактически были направлены на сильное огра ' Конституция общенародного государства. - М., 1978. С. 213.

^ Конституция общенародного государства. С. 213.

^ 6 июля 1923 г. проект был утвержаен ЦИК Союза и немедленно введен в действие. Официально Конституция была принята на П съезде Советов СССР в январе 1924 г.

ничение центральных органов власти. Когда работа комиссии заходила в тупик, арбитром выступали партийные органы.

На XII съезде РКП (б) (апрель 1923 г.) развернулась жесткая борьба. Ряд руководителей был обвинен в великорусском шовинизме. На съезде отчетливо проявилась тенденция республик к созданию союза равных государственных единиц, призванного обеспечить свободное развитие национальных республик.

На съезде была выработана структура органов власти, определено количествен­ ное представительство республик в палатах ВЦИК.

Таким образом, на XII съезде РКП (б) и II съезде Советов СССР были за­ ложены основы нового государства. Все последующие конституции Союза только развивали и дополняли то, что было решено этими съездами^.

На протяжении 20-х гг. шел процесс унификации автономных образо­ ваний и их конституционного оформления. По мере укрепления экономиче­ ского потенциала отдельных регионов менялся и их политический статус, что проявлялось в изменении форм автономии. В 1923 г. Карельская Трудовая Коммуна и Трудовая Коммуна Немцев Поволжья преобразовались в авто­ номные республики, что означало упразднение данной формы автономии. В 1921 г. началось преобразование округов Горской АССР в автономные об­ ласти. Таким путем образовались Кабардино-Балкарская, Карачаево Черкесская, Чеченская, Северо-Осетинская и Ингушская автономные облас­ ти. Высшей формой автономии была автономная республика, которая имела государственный статус и ряд внешних государственных атрибутов, напри­ мер, конституцию, свою правовую систему, собственный государственный механизм. Автономные области, автономные трудовые коммуны и нацио­ нальные округа не обладали атрибутами государственности. Кабардино Балкарская, Северо-Осетинская, Чувашская, Мордовская и Удмуртская авто­ номные области, Черкесская автономная область в составе Северо ^ Конституция СССР 1936 г. помимо глав IV и VI, посвященных союзным республикам, содержала главу VII, определявшую прерогативы высших органов государственной власти автономных советских социали­ стических республик. В Конституции СССР 1977 г. глава 11 посвящалась автономным областям и автоном­ ным округам.

Кавказского края. Хакасская автономная область в составе Западно Сибирского края, Чечено-Ингушская автономная область. Еврейская авто­ номная область в составе Дальневосточного округа получили в скором вре­ мени статус автономных республик. Еще раньше, 26 августа 1920 г. декретом ВЦИК была провозглашена Киргизская автономная республика, в состав ко­ торой включался Оренбург и шесть районов Оренбургской губернии.

В 1925 г. возникает новая форма автономии - национальный округ.

Первым таким автономным образованием стал Коми-Пермяцкий националь­ ный округ в составе Пермской области. Такая акция имела свою логику, ибо малочисленные народы, проживавшие в северных и северо-восточных рай­ онах России, получали реальную возможность сохранять свою национальную самобытность и культуру.

Для образования государственности на севере РСФСР декретом ВЦИК и СНК от 25 октября 1926 г. было утверждено Временное положение об управлении туземных народностей и племен северных окраин РСФСР, в со­ ответствии с которым создавались органы туземного самоуправления: родо­ вое собрание, родовой совет, районный туземный съезд, районный туземный исполком. Деятельность туземного съезда и избранного им исполкома осу­ ществлялась под руководством районного или уездного исполкома. Но вме­ сто выборных органов действовали туземные революционные комитеты, члены которых назначались исполкомами местных советов. В 1929-1930 гг.

на территории расселения малочисленных народностей Севера и Дальнего Востока постановлением ВЩЖ было образовано 9 национальных округов:

Ненецкий, Остякско-Вогульский, Ямальский, Таймырский, Эвенкийский, Витимо-Олекминский, Чукотский, Корякский и Охотский. Национально государственное строительство вызвало и определенные трудности в связи с их вхождением в состав крупных краевых объединений. Статус объединений не был закреплен законодательными актами. Для ликвидации конфликтных ситуаций постановлением ВЦИК от 28 июня 1928г. автономным образовани ям было дано право вхождения в состав краев и областей на строго добро­ вольных началах, за ними сохранялось право выхода из краев, областей по решению их высших органов власти. 29 ноября 1928 г. было принято поло­ жение о бюджетных правах автономных республик РСФСР, на основании которого они имели право принятия собственного бюджета и расходования его по своему усмотрению. Для наиболее отсталых автономий предполага­ лась дотация из российского бюджета;

в то же время положение допускало возможность привлечения бюджетных средств автономий к покрытию об­ щефедеральных расходов по госбюджету РСФСР.

В 1924 г. бьша принята Конституция СССР, в соответствии с которой в ведение союзных органов власти передавались наиболее общие и жизненно важные сферы ведения: внешние сношения, оборона, транспорт, связь и др.

Конституцией СССР предусматривалось приведение конституций со­ юзных республик в соответствие с Конституцией Союза. В 1925 г. XII Все­ российский съезд Советов принял новую Конституцию РСФСР. В соответст­ вии с союзной Конституцией сфера ведения Российской Федерации сужа­ лась. Однако в соответствии с общей схемой политического устройства СССР за РСФСР, как и за другими союзными республиками, сохранялось право выхода из Союза, государственный суверенитет, ограниченный лишь вопросами, отнесенными к ведению Союза^ В составе Советского Союза Россия оставалась федерацией в федерации.

Её субъектами были автономные образования, что на деле превращало РСФСР в унитарное государство, и это особенно было заметно в плане организации партийного руководства. Партийные органы, игравшие определяющую роль в руководстве политической, хозяйственной, культурной и иных сфер деятельно­ сти как государства в целом, так и отдельных его регионов, в автономных обра­ зованиях имели статус областных партийных организаций.

' в условиях тоталитарного государства при абсолютном партийном контроле эти положения существенной роли не играли. Однако они сыграли определяющую роль в дальнейшей судьбе Советского Союза и Россий­ ской Федерации, когда Коммунистическая партия утратила свое политическое влияние.

Вместе с тем, в Конституции РСФСР 1925 г. вопросам автономии было уделено существенно больше внимания, чем в Конституции 1918 г., где авто­ номиям были посвящены всего три статьи, содержащие только общие поло­ жения. Теперь автономиям отводилась целая глава и ряд статей в других гла­ вах. Были конституционно закреплены две формы автономии — автономная республика и автономная область, в общих чертах определялся их государст­ венный механизм и вопросы компетенции.

Государственное развитие автономий привело к образованию на их ба­ зе нескольких союзных республик. На базе Туркестанской АССР, Бухарской и Хорезмской Советских республик возникли Туркменская и Узбекская со­ юзные республики, ряд новых автономий, а в 1936 г. Казахская и Киргизская автономные республики были преобразованы в союзные^ Новым этапом в государственном строительстве РСФСР стало принятие 21 января 1937 г. очередной, третьей по счету. Конституции РСФСР, конст­ рукция которой повторяла Конституцию СССР 1936 г. По этой Конституции РСФСР включала 16 автономньсс республик, 5 автономных областей. О на­ циональных округах говорилось только в связи с организацией системы мест­ ных органов власти и управления. По-прежнему в общих чертах говорилось о правовом статусе автономий. Существенным новшеством было принятие ав­ тономными республиками собственных конституций.

Несмотря на то, что в конституциях как союзной, так и республикан­ ских провозглашался широкий круг прав и свобод, политическая практика сильно расходилась с политическими декларациями и правовыми нормами.

Какого-либо правового механизма обеспечения прав и свобод не только лич­ ности, но и целых народов создано не было2.

' Это объективно сужало географическое пространство России, и если в рамках СССР данное обстоятельст­ во не играло существенной роли, то при его распаде привело к тому, что не только бывшие национальные окраины России, но и ряд исконно русских земель с преимущественно русским населением оказались от­ торгнутыми от России. Та же судьба постигла и Крым, передача которого в состав Украины иначе как поли­ тическим недоразумением и волюнтаристским произволом Н.С. Хрущева квалифицировать невозможно.

^ В годы Великой Отечественной войны репрессии были применены к целым народам, населяющим Рос­ сийскую Федерацию.

Право наций на самоопределение было простой декларацией. Оно не подкреплялось конкретными правовыми актами, а следовательно, и не созда­ вало юридических гарантий против самоуправства центральных (партийных) властей, которые могли волевым решением аннулировать национальную го­ сударственность целых народов. Вслед за депортацией в августе 1941 г. была ликвидирована Автономная Республика Немцев Поволжья, а сами поволжские немцы в так называемых превентивных целях были переселены в восточные районы. В октябре 1943 г. была упразднена Карачаевская автономная область, в декабре 1943 - Калмыцкая АССР, в марте 1944 г. - Чечено-Ингушская АССР, в апреле 1944 г., в связи с депортацией балкарцев, Кабардино-Балкарская АССР была переименована в Кабардинскую АССР. В июне 1945 г. Крымская АССР была преобразована в Крымскую область Российской Федерации.

В период «оттепели», связанной с решениями XX съезда КПСС, начал­ ся процесс реабилитации репрессированных народов. Они восстанавливались в правах, и государственность многих из них стала возрождаться. Процесс этот оказался весьма болезненным и растянутым по времени, он сопровож­ дался серьезными межэтническими конфликтами, отголоски которого не из­ житы до сегодняшнего дня и нередко дают о себе знать. В январе 1957 г. бы­ ла создана Калмыцкая автономная область, преобразованная в июле 1958 г. в Калмыцкую АССР. В это же время была восстановлена Чечено-Ингушская АССР, которой была передана часть территории Душетского и Казбекского районов из состава Грузинской ССР. В январе 1957 г. Черкесская автономная область становится Карачаево-Черкесской, а Кабардинская АССР вновь Ка­ бардино-Балкарской АССР.

В 1964 г. был принят ряд правовых мер по реабилитации поволжских немцев и крымских татар. 26 апреля 1991 г. в Российской Федерации был принят закон «О реабилитации репрессированных народов», в соответствии с которым все репрессированные народы были реабилитированы, а репрессив ные акты в отношении них признаны незаконными и преступными. Принятие данного закона - мера безусловно гуманная и необходимая, не вызывающая никаких возражений. Однако, идя на подобный шаг, руководство страны должно было предусмотреть все возможные его последствия и обеспечить его выполнение материальными средствами. Однако этого сделано не было.

Возвращение на родину насильственно переселенных граждан вызвало серь­ езные конфликты с местным населением. Особенно острыми они были в При­ городном районе Ингушетии, в Надтеречном районе Чечни и других местах.

После Великой Отечественной войны территория Российской Федера­ ции существенно расширилась. В ее состав была включена Тувинская народ­ ная республика, преобразованная в 1961 г. в Тувинскую АССР, принадлежа­ щая ранее Финляндии область Петсамо (Печенга), Восточная Пруссия (г. Ке­ нигсберг с прилегающими районами), составляющими сегодня Калининград­ скую область. Южный Сахалин и Курильские острова. Карело-Финская ССР, утратившая статус союзной республики, вошла в состав РСФСР на правах автономной республики.

В 1977 г. была принята Конституция СССР, которая более полно отра­ жала реалии нового времени и была более демократичной по духу, хотя принципиально нового в плане государственного устройства в правовой ста­ тус союзных республик и автономий она не внесла. Следует отметить, что был введен специальный раздел «Национально-территориальное устройство СССР», в котором прописывался политический и правовой статус СССР, со­ юзных республик и автономий. Конституция по-прежнему сохраняла за со­ юзными республиками суверенитет и право выхода из состава СССР, что яв­ лялось миной замедленного действия в отношении целостности союзного го­ сударства.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.